close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

договор страхования в пользу застрахованного лица

код для вставкиСкачать
3. О финансово-промышленных группах: Закон Респ. Беларусь, 4 июня 1999 г., № 265-З // Консуль­
тант Плюс: Беларусь. Технология П Р О Ф [Электронный ресурс] / О О О «Юрспектр». — Минск, 2010.
4. О холдингах, создаваемых в процессе приватизации: Постановление Совета Министров Респ.
Беларусь, 20 апр. 1993 г., № 250 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология П Р О Ф [Электронный ре¬
сурс] / О О О «Юрспектр». — Минск, 2010.
5. О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции: Закон Респ. Бе¬
ларусь, 10 дек. 1992 г., № 2034-XII // Консультант Плюс: Беларусь. Технология П Р О Ф [Электронный ре­
сурс] / О О О «Юрспектр». — Минск, 2010.
6. О некоторых вопросах создания и деятельности холдингов в Республике Беларусь: Указ Прези¬
дента Респ. Беларусь, 28 дек. 2009 г., № 660 // Консультант Плюс: Беларусь. Технология П Р О Ф [Элек¬
тронный ресурс] / О О О «Юрспектр». — Минск, 2010.
7. Функ, Я.И. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь. Т. 1 / Я.И. Функ. —
Минск: «Амалфея», 1999.
8. Функ, Я.И. О сходстве и отличии понятий холдинга и хозяйственной, в том числе финансовопромышленной, группы в праве Республики Беларусь // Промышленно-торговое право. — 2010. — № 4.
ДОГОВОР СТРАХОВАНИЯ В ПОЛЬЗУ ЗАСТРАХОВАННОГО ЛИЦА,
ВЫГОДОПРИОБРЕТАТЕЛЯ
Романенко В.А., кандидат юридических наук, доцент,
Белорусский государственный университет
Страхователь вправе в соответствии с ч. 1 ст. 819 Гражданского кодекса Респу­
блики Беларусь (далее — ГК) назначить лицо, управомоченное на получение стра¬
хового возмещения — выгодоприобретателя. В таком случае сам страхователь им
не может быть.
Договор страхования в пользу выгодоприобретателя является примером до¬
говора в пользу третьего лица, правда, с характерной для него особенностью. Как
только выгодоприобретатель заявит, что принимает права, вытекающие из этого
договора, он принимает и вытекающие из него обязанности, в том числе и обязан¬
ности, возникшие до того, как он заявил о принятии права по такому договору.
При этом страхователь, заключивший договор страхования в пользу выгодоприо¬
бретателя, в том числе и тогда, когда им является застрахованное лицо, не осво¬
бождается от выполнения обязанности по этому договору, если только договором
не предусмотрено иное либо обязанности, лежащие на страхователе, выполнены
лицом, в пользу которого заключен договор (п. 1 ст. 829 ГК).
В страховом правоотношении на стороне страхователя может участвовать не
только выгодоприобретатель, но и застрахованное лицо, в пользу которого заклю¬
чен договор страхования. Им является лицо, в жизни которого может происходить
событие, влекущее обязанность страховщика уплатить страховое возмещение. В не¬
которых договорах личного страхования страхователь, застрахованное лицо и вы¬
годоприобретатель являются одним и тем же лицом, в других договорах личного
страхования в одном лице совпадают застрахованное лицо и выгодоприобретатель.
В правовой литературе в вопросе о правомерности применения как инсти¬
тута застрахованного лица, так и соответствующего термина в страховании
165
ответственности единства нет. Так, В.И. Серебровский считает, что «застрахо¬
ванное лицо может участвовать только в договоре личного страхования» [1, с.
365]. В.С. Белых и И.В. Кривошеев утверждают, что «застрахованное лицо как
самостоятельный субъект» проявляется только в личном страховании, то есть
предметом страховой охраны будут являться жизнь и здоровье застрахованного
лица [2, с. 38].
Другие авторы не видят каких-либо принципиальных проблем с примене¬
нием термина «застрахованное лицо» во всех видах страховых договоров. Так,
Н.С. Ковалевская полагает, что «застрахованное лицо» — это лицо, в жизни кото¬
рого должен произойти страховой случай, непосредственно связанный с лично¬
стью или обстоятельствами его жизни (личное страхование) либо затрагивающий
сохранность его имущественных прав и имущества (имущественное страхова¬
ния). Ю.Б. Фогельсон указывает: «Застрахованные лица, не являющиеся страхова­
телями, встречаются в различных видах страхования» [3, с. 193].
Представляется, что в данном случае мы имеем не столько спор по существу
вопроса, сколько дискуссию о правильности определения, данного законодателем.
Целесообразно ли применять к лицам, не являющимся страхователями, и чья от¬
ветственность страхуется, термин, идентичный определению лица, застрахован¬
ного по договору личного страхования? Поскольку пока более подходящего тер­
мина для обозначения таких лиц при страховании ответственности не подобрано,
применение словосочетания «застрахованное лицо» вполне, как мы полагаем, ре¬
шает указанную проблему в практическом плане. При этом просто следует учиты¬
вать, что застрахованное лицо в личном страховании — это человек, чья жизнь и
(или) здоровье застрахованы, а в сфере страхования ответственности — это лицо,
у которого застрахованы имущественные интересы, связанные с возможностью
наступления его гражданско-правовой ответственности за причинения вреда
другим лицам.
Что же касается целесообразности введения такого института в данный вид
страхования, то возражений по этому поводу в доктрине нет. Действительно, по¬
добное решение расширяет круг субъектов гражданского оборота, чья граждан¬
ская ответственность защищена страхованием. Указанная конструкция позволяет
существенно усилить защиту имущественных интересов потерпевших.
Дискуссия среди правоведов также имеет место по вопросу о правом стату¬
се застрахованного лица. Некоторые авторы относят застрахованное лицо к чис¬
лу третьих лиц. Например, М.И. Брагинский считает, что при определенной кон¬
струкции договора страхования гражданской ответственности застрахованное
лицо является фактически выгодоприобретателем, то есть третьим лицом [4,
с. 621]. Относят застрахованных лиц к категории третьих лиц наряду с выгодо¬
приобретателями также А.И. Худяков [5, с. 287] и А.К. Шихов [6, с. 78].
Рассматривать застрахованное лицо как третье лицо, то есть как выгодоприо¬
бретателя по договору страхования, по нашему мнению, нет оснований, так как
застрахованный в договоре страхования гражданской ответственности никогда
166
не может быть третьим лицом, так как является лицом, в чью пользу осущест¬
влено страхование. В этом заключается одно из двух принципиальных различий
между застрахованными лицами в личном и имущественном страховании. В силу
п. 1 ст. 823 ГК в таких договорах иным лицом всегда является потерпевший. По
общему правилу застрахованное лицо не имеет и права требования к страхов¬
щику, поскольку из смысла ст. 821 ГК следует, что страховщик по договорам иму¬
щественного страхования при наступлении страхового случая обязан произвести
выплату страхового возмещения только страхователям или лицам, в пользу кото¬
рых заключен договор (выгодоприобретателям).
Поэтому следует согласиться с позицией В.И. Серебровского о необходимо¬
сти выделения застрахованного лица, не являющегося страхователем или выго¬
доприобретателем, а именно таковым является застрахованное лицо в договорах
страхования ответственности за причиненный вред, в особую категорию лиц в
гражданском праве [1, с. 365].
Литература:
1. Серебровский, В.И. Очерки советского страхового права / В.И. Серебровский. Избранные труды
по наследственному и страховому праву. — М., 2003.
2. Белых, В.С. Страховое право / В.С. Белых, И.В. Кривошеев. — М., 2001.
3. Фогельсон, Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству / Ю.Б. Фогельсон. — М., 2002.
4. Брагинский, М.И. Договорное право. Кн. 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг /
М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. — М., 2002.
5. Худяков, А.И. Страховое право /А.И. Худяков. — С-Пб., 2004.
6. Шихов, А.К. Страховое право /А.К. Шихов. — М., 2003.
ЭЛЕКТРОННАЯ ЦИФРОВАЯ ПОДПИСЬ КАК СРЕДСТВО
ЗАКЛЮЧЕНИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ
ПОСРЕДСТВОМ ЭЛЕКТРОННОЙ СВЯЗИ
Ромель Ю.В., Белорусский государственный университет
Неотъемлемой составляющей электронного документа, по сути его «реквизи¬
том», является электронная цифровая подпись (далее — ЭЦП). Ее применение по¬
зволяет не только идентифицировать автора электронного документа, но и пре¬
дотвратить последующее искажение информации.
В Беларуси принят и действует Закон Республики Беларусь от 10 января 2000 г.
№ 357-З «Об электронном документе» (далее — Закон об электронном документе)
[1], регламентирующей порядок использования электронной цифровой подписи,
но широкого применения на практике она не получила.
В ст. 1 Закона об электронном документе электронная цифровая подпись опре¬
деляется как набор символов, вырабатываемый средствами электронной цифро¬
вой подписи и являющийся неотъемлемой частью электронного документа. Как
последовательность символов, являющаяся реквизитом электронного документа и
предназначенная для подтверждения его целостности и подлинности определяется
167
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
49
Размер файла
55 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа