close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Защита прав потребителей при оказании транспортных услуг

код для вставкиСкачать
Защита прав потребителей при оказании транспортных услуг
Понятие "транспортные услуги" собирательное и включает деятельность по перевозке
грузов, пассажиров и багажа, а также связанные с перевозочным процессом услуги, в том
числе экспедиционные услуги, услуги по погрузке и выгрузке грузов, буксировку и т.д.
Основным видом транспортных услуг является перевозка, т.е. пространственное перемещение
грузов, пассажиров, багажа и грузобагажа. Помимо основной цели перевозки транспортные
средства могут использоваться для проведения досуга. К примеру, широко распространены
морские и речные круизы, прогулки.
Поскольку регулирование отношений в области транспорта невозможно без учета
особенностей транспорта определенного вида, Гражданский кодекс РФ устанавливает лишь
общие правила перевозки, хранения грузов и багажа, транспортно-экспедиционного
обслуживания. При этом ряд норм ГК РФ, посвященных транспортным услугам, носит
отсылочный характер.
Кроме того, в области транспорта действует много международных договоров, которые
не только унифицируют регулирование международных перевозок, но и оказывают влияние на
внутреннее законодательство.
Вместе с тем наличие специального законодательства не исключает применения к
транспортным услугам положений законодательства о защите прав потребителей.
В преамбуле Закона о защите прав потребителей указывается, что этот Закон
регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями,
продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права
потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для
жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о
товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение,
государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм
реализации этих прав.
На применение законодательства о защите прав потребителей к отношениям,
возникающим из договоров об оказании транспортных услуг, указывается в Постановлении
Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел
о защите прав потребителей".
Вместе с тем в постановлении содержится существенная оговорка: "В тех случаях, когда
отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей, помимо норм ГК
РФ, регулируются и специальными законами Российской Федерации (например, договоры
перевозки, энергоснабжения), то к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон
Российской Федерации "О защите прав потребителей" может применяться в части, не
противоречащей ГК РФ и специальному закону. При этом необходимо учитывать, что
специальные законы, принятые до введения в действие части второй ГК РФ, применяются к
указанным правоотношениям в части, не противоречащей ГК РФ и Закону РФ "О защите прав
потребителей". Таким образом, специальные нормы транспортного законодательства
пользуются приоритетом перед нормами Закона о защите прав потребителей, за исключением
случаев, когда акты транспортного законодательства приняты до введения в действие
Гражданского кодекса РФ и Закона о защите прав потребителей.
Хотя в постановлении прямо назван только один вид транспортных услуг - перевозка,
указанный специальный режим распространяется и на иные транспортные обязательства,
включая обязательства по подаче транспортных средств и предъявлению груза к перевозке,
транспортно-экспедиционные обязательства.
Следует отметить, что названная выше особенность применения норм
законодательства о защите прав потребителей может существенно затруднить реализацию
потребителем своих прав, в том числе из-за сложностей в определении законности тех или
иных установленных транспортным законодательством ограничений.
Часто отношения с участием потребителей регулируются нормативными актами органа
исполнительной власти в области транспорта, хотя в соответствии со ст. 26, 38 Закона "О
защите прав потребителей" право утверждать правила оказания отдельных видов услуг
потребителям предоставлено только Правительству РФ.
Транспортные уставы и кодексы при регулировании отношений по перевозке не
проводят разграничения отношений, в которых участвует гражданин-потребитель и отношений,
участниками которых являются иные субъекты гражданского оборота. Разграничение в
транспортном законодательстве, как, впрочем, и в Гражданском кодексе РФ касается прежде
всего деления договоров по объекту перемещения. Связанным с оказанием услуг гражданам
считается договор перевозки пассажира и багажа, поэтому для этого договора
устанавливается больше норм, направленных на защиту прав гражданина-потребителя.
Вместе с тем в отдельных транспортных уставах и кодексах предусмотрено
установление особых правил перевозки груза для личных (бытовых) нужд граждан.
Необходимость утверждения соответствующих правил закреплена в ст. 66 КВВТ, ст. 3 УЖТ.
Так, в соответствии со ст. 38 Закона о защите прав потребителей постановлением
Правительства РФ от 2 марта 2005 г. N 111 были утверждены Правила оказания услуг по
перевозкам на железнодорожном транспорте пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа
для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением
предпринимательской деятельности (далее - Правила перевозки на железнодорожном
транспорте), а постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2003 г. N 72 - Правила
оказания услуг по перевозке пассажиров, багажа, грузов для личных (бытовых) нужд на
внутреннем водном транспорте (Правила перевозки на внутреннем водном транспорте).
Хотя данные Правила содержат указание на то, что приняты в соответствии с Законом о
защите прав потребителей, ряд их положений не соответствует этому Закону. В частности, в
них предусматривается претензионный порядок удовлетворения требований потребителей,
предусмотренный КВВТ.
Поскольку договор перевозки груза может заключаться как в пользу самого
грузоотправителя, так и в пользу третьего лица - грузополучателя, предусмотренные
Правилами перевозки для бытовых нужд гарантии распространяются не только на
грузоотправителя, но и на грузополучателя.
В отношении перевозки пассажира установленные законодательством гарантии
распространяются на пассажира и в том случае, если билеты приобретаются по заявке
организации (см., например, п. 24 Правил оказания услуг по перевозкам на железнодорожном
транспорте).
Как уже упоминалось, Закон о защите прав потребителей предусмотрел установление
правил оказания отдельных видов услуг только на уровне Правительства РФ, а не органов
исполнительной власти. Вместе с тем ряд правил оказания транспортных услуг,
затрагивающих и права и обязанности потребителя, утвержден органами исполнительной
власти в области транспорта. К примеру, приказом МПС РФ от 26 июля 2002 г. N 30
утверждены Правила перевозок пассажиров, багажа и грузобагажа на федеральном
железнодорожном транспорте.
В судебной практике возникал вопрос о законности некоторых положений данных
Правил, а также о правомочиях МПС РФ по их установлению. В частности, предъявлялись
требования о признании недействительным абз. 1 п. 57 Правил перевозки пассажиров, багажа
и грузобагажа, предусматривающего, что возврат денег за неиспользованный пассажиром
билет на поезд пригородного сообщения не производится. Исключение составляют случаи
незапланированного перерыва в движении пригородных поездов более чем на один час.
Верховный Суд РФ, рассмотрев данное требование, отметил, что оспариваемый пункт
соответствует ст. 83 УЖТ, разграничивающей права пассажиров при проезде в поезде
дальнего следования и проезде в поезде пригородного сообщения.
Согласно Уставу железнодорожного транспорта в отличие от пассажира в поездах
дальнего следования пассажир в поезде пригородного сообщения имеет право на возврат
неиспользованного билета и получение полной стоимости проезда не во всех случаях отказа
от поездки, а лишь в случае незапланированного перерыва в движении пригородных поездов
более чем на час.
С учетом изложенного суд не согласился с доводами заявителей о противоречии
оспариваемого положения Правил ст. 32 Закона Российской Федерации "О защите прав
потребителей", согласно которой потребитель вправе отказаться от исполнения договора о
выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю
фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному
договору.
По поводу правомерности издания соответствующих правил Министерством путей
сообщения, суд пояснил, что в соответствии со ст. 3 Устава железнодорожного транспорта
федеральный орган исполнительной власти в области железнодорожного транспорта с
участием федерального органа исполнительной власти по регулированию естественных
монополий на транспорте, иных заинтересованных федеральных органов исполнительной
власти, заинтересованных организаций в пределах своей компетенции разрабатывает и в
установленном порядке утверждает правила перевозок грузов железнодорожным транспортом
и правила перевозок пассажиров, багажа, грузобагажа железнодорожным транспортом.
Таким образом, утверждая Правила, Министерство путей сообщения РФ действовало в
пределах полномочий, предоставленных ему законом (Решение ВС РФ от 5 июня 2003 г. N
ГКПИ03-55).
Таким образом, Верховный Суд РФ решил, что транспортными уставами и кодексами не
только могут быть установлены иные правила оказания услуг и ответственности за их
ненадлежащее оказание или неоказание, что действительно соответствует ст. 39 Закона о
защите прав потребителей, но и определяться полномочия органов исполнительной власти по
установлению правил оказания соответствующих услуг.
Подобная практика снижает значение Закона о защите прав потребителей как акта,
устанавливающего единые гарантии при оказании любых видов услуг и определяющего
основы регулирования отношений с участием граждан-потребителей.
Следует отметить, что невозможность распространения на отношения по оказанию
транспортных услуг в полном объеме Закона о защите прав потребителей связана с
положениями самого Закона. Глава 3 рассчитана, главным образом, на договоры подряда и
возмездного оказания услуг, предусмотренных гл. 39 ГК РФ. Все остальные обязательства об
оказании услуг с участием потребителей, в том числе обязательства об оказании
транспортных, финансовых услуг, хотя Закон о защите прав потребителей на них
распространяется, могут регулироваться, главным образом, лишь гл. 1 "Общие положения"
Закона о защите прав потребителей. В частности, о качестве оказываемых услуг и
соответствии их требованиям безопасности, о предоставлении необходимой информации об
оказываемых услугах, а также исполнителе, ответственности за ненадлежащую информацию,
о возмещении причиненного потребителю имущественного и морального вреда,
недействительности условий договоров, ущемляющих права потребителей, подсудности по
выбору истца, освобождении от государственной пошлины.
Вместе с тем даже применение общих положений иногда оказывается
затруднительным. К примеру, ст. 17 Закона о защите прав потребителей недостаточно четко
раскрывает право на судебную защиту прав потребителей. Поскольку в названной статье не
содержится указания о том, что потребителю гарантируется право на непосредственное
обращение в суд, минуя лицо, оказавшее услугу, ряд транспортных нормативных актов
сохранил претензионный характер предъявления требований к перевозчику.
Причем, если в некоторых случаях предъявление претензии считается правом
пассажира, то в других - на него возложена обязанность урегулировать спор в досудебном
порядке.
Так, ст. 121 УЖТ предусматривает, что до предъявления к перевозчику иска, возникшего
в связи с осуществлением перевозок пассажиров, багажа, к перевозчику может быть
предъявлена претензия. В то же время ст. 161 КВВТ устанавливает обязанность до
предъявления иска обратиться к перевозчику с претензией, в том числе и в случаях, если речь
идет о перевозке пассажира и багажа.
В Воздушном кодексе РФ предусмотрено предъявление пассажиром претензии или
заявления. Однако поскольку ВК РФ прямо не указывает на обязательность подачи заявления
до предъявления иска, есть все основания полагать, что предъявление претензии или подача
заявления - право, а не обязанность пассажира.
КТМ вообще специально не регулирует вопросы предъявления претензий гражданиномпотребителем, ограничиваясь указанием на то, что предъявление претензии требуется, если
речь идет о договоре перевозки груза.
Вместе с тем в ст. 194 гл. 9 КТМ, посвященной морской перевозке пассажира,
установлено, что пассажир должен направить заявление в письменной форме перевозчику,
если имели место явное повреждение каютного багажа, утрата или повреждение багажа.
Причем предусмотрены сроки подачи заявления, при нарушении которых предполагается, если
не доказано иное, что пассажир получил свой багаж неповрежденным.
Заявление пассажира в письменной форме не требуется, только если багаж осмотрен
или состояние его проверено перевозчиком совместно с пассажиром в момент получения
багажа.
Таким образом, КТМ не связывает обязанность обращения к перевозчику с
последующей возможностью предъявления иска, но перераспределяет бремя доказывания,
причем не в пользу потребителя. В результате, чтобы сложить с себя обязанность по
доказыванию нарушений со стороны перевозчика, грузоотправитель должен подать
соответствующее заявление.
Следует отметить, что нормы, предусматривающие обязательный претензионный
порядок удовлетворения требований, связанных с перевозкой пассажира и багажа
противоречат Гражданскому кодексу, предусмотревшему такой порядок только для договоров
перевозки груза (п. 1 ст. 797 ГК РФ). Также не вполне обоснованным представляется и
перераспределение бремени доказывания в зависимости от наличия или отсутствия претензии
(заявления).
Представляется, что само наличие норм о порядке предъявления претензий, в том
числе и для случаев перевозки пассажира и багажа, помогает защитить потребителя от
необоснованных отказов перевозчика в рассмотрении предъявляемых к нему требований.
Однако указанные нормы должны носить диспозитивный для потребителя характер, а право на
предъявление претензии должно действовать в течение срока исковой давности.
Непредъявление претензии гражданином-потребителем не должно препятствовать обращению
в суд.
Помимо правил о претензионном порядке предъявления требований, вытекающих из
договора перевозки груза, законодательством установлен также сокращенный срок исковой
давности предъявления требований к перевозчику - в течение одного года. Момент начала
течения срока исковой давности определяется транспортным законодательством различно.
Хотя ст. 797 ГК РФ устанавливает сокращенный срок исковой давности только по искам,
вытекающим из договора перевозки грузов, отдельные транспортные нормативные акты
распространяют сокращенный срок и на перевозки багажа. Например, ст. 125 УЖТ.
Представляется, что расширение сферы применения сокращенных сроков исковой
давности, равно как и установление претензионного порядка в отношении требований,
вытекающих из договора перевозки пассажира и багажа, являются необоснованными.
Надо отметить, что сокращенный срок исковой давности, вопреки нормам ГК РФ, был
установлен и ФЗ от 30 июня 2003 г. "О транспортно-экспедиционной деятельности" для
требований, вытекающих из договора транспортной экспедиции. Причем в названном Законе
нет даже оговорки о том, что сокращенный срок распространяется только на требования,
связанные с перевозкой груза. Он распространен на любое требование к лицу, оказывающему
транспортно-экспедиционные услуги.
Ни обязательный претензионный порядок, ни нормы о сокращенном сроке исковой
давности не способствуют защите интересов потребителей.
Необходимость подачи надлежаще оформленной претензии значительно затрудняет
осуществление права потребителя на судебную защиту, использование доказательств при
защите своего права. Ведь для того, чтобы претензия была принята и рассмотрена по
существу, к ней следует приложить предусмотренные законодательством документы,
подтверждающие правомерность требований.
Что касается срока исковой давности, то в отношении требований, вытекающих из
договора перевозки пассажира и багажа, он должен равняться общему сроку исковой давности
- три года. Данный подход четко закреплен в КВВТ. Согласно п. 3 ст. 164 данного Кодекса срок
исковой давности устанавливается:
по требованиям к перевозчику или буксировщику, возникающим в связи с
осуществлением перевозок грузов или буксировки буксируемых объектов, - один год;
по требованиям к перевозчику, возникающим в связи с осуществлением перевозок
пассажиров и их багажа, - три года.
Сокращенные сроки исковой давности по требованиям пассажиров могут
предусматриваться только для отношений по международной перевозке, если
международными соглашениями предусмотрены иные правила, нежели это установлено
внутренним законодательством. К примеру, в соответствии со ст. 409 КТМ к требованиям,
вытекающим из договора морской перевозки пассажира в заграничном сообщении,
применяется двухгодичный срок исковой давности. Исключение составляют случаи, когда
перевозчик и пассажир являются организациями или гражданами РФ (п. 2 ст. 197 КТМ).
Правило о двухгодичном сроке исковой давности в данном случае основывается на ст.
16 Афинской конвенции о перевозке морем пассажиров и их багажа от 13 декабря 1974 г., в
которой Россия участвует как правопреемник СССР.
Специфической чертой транспортного законодательства является ограничение
ответственности перевозчика по обязательствам, связанным с перевозкой. Исключение
составляют обязательства по возмещению вреда жизни и здоровью. Такое возмещение
осуществляется, по общему правилу, в полном объеме, в соответствии с положениями гл. 59
ГК РФ о деликтных обязательствах, если законом или договором не предусмотрена
повышенная ответственность (ст. 800 ГК РФ). Следует отметить, что при международных
перевозках существуют ограничения ответственности не только по обязательствам, связанным
с перевозкой груза и багажа, но и по обязательствам, связанным с перевозкой пассажиров.
Например, ст. 7 упоминавшейся выше Афинской конвенции о перевозке морем пассажиров и
багажа установлен предел ответственности перевозчика на случай смерти пассажира или
причинения ему телесных повреждений. Вместе с тем Конвенция допускает повышение
пределов ответственности в национальном законодательстве. В итоге, в КТМ определение
размера ответственности за причинение вреда жизни и здоровью пассажира зависит от того,
осуществлялась ли перевозка в международном сообщении, а также от государственной
принадлежности лиц, участвующих в договоре перевозки. Статья 190 КТМ устанавливает
пределы ответственности перевозчика: ответственность перевозчика за вред, причиненный
жизни или здоровью пассажира, не должна превышать 175 тыс. расчетных единиц в отношении
перевозки в целом. Вместе с тем, как следует из текста ст. 197 КТМ, названные правила об
ответственности морского перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира,
и об ограничении такой ответственности применяются только в тех случаях, когда речь идет о
перевозке пассажира в заграничном сообщении, и при том условии, что перевозчик и пассажир
не являются российскими организациями или гражданами. В остальных случаях
ответственность перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира,
определяется в соответствии с правилами гражданского законодательства Российской
Федерации.
Ограничение ответственности перевозчика в транспортных обязательствах проявляется
в ограничении возмещения понесенных убытков только фактическими расходами, в случае,
когда речь идет о доставке груза или багажа.
В случае утраты либо недостачи груза или багажа перевозчик возмещает в размере
стоимости утраченного либо недостающего груза или багажа; при повреждении (порче) груза
или багажа - в размере суммы, на которую понизилась стоимость груза или багажа, при
невозможности восстановления поврежденного груза или багажа - в размере стоимости груза
или багажа; при утрате груза или багажа, сданных для перевозки с объявлением их ценности, в размере объявленной стоимости груза или багажа.
Наряду с возмещением ущерба, вызванного утратой, недостачей, повреждением
(порчей) груза или багажа, возмещается взысканная за перевозку груза или багажа провозная
плата, если она не входит в стоимость груза или багажа. Возмещения расходов, которые
грузоотправителю (грузополучателю) предстоит понести в связи с утратой или повреждением
груза (багажа), а также упущенной выгоды, не предусматривается.
Вместе с тем указанное ограничение не должно касаться права гражданинапотребителя на компенсацию морального вреда, причиненного утратой груза или багажа, если
данный вред и вина в нем перевозчика будут доказаны (ст. 15 Закона о защите прав
потребителей).
Рассмотрим некоторые установленные специальным транспортным законодательством
гарантии прав потребителей, а также меры ответственности, применяемые за нарушения
обязательств по перевозке.
Как и любой субъект, оказывающий услуги, перевозчик обязан предоставить
потребителю полную и достоверную информацию о себе и своих услугах. Отдельные акты
транспортного законодательства содержат положения о сведениях, которые должны быть
доведены до гражданина-потребителя при оказании транспортных услуг, а также порядок
сообщения потребителю необходимой информации.
К примеру, согласно п. 10 Правил перевозки на внутреннем водном транспорте
исполнители должны своевременно обеспечивать потребителей следующей достоверной
информацией на русском языке, а при необходимости - на других языках:
а) фирменное наименование исполнителя, место его нахождения (юридический адрес);
б) перечень работ и услуг, их стоимость;
в) расписание движения судов;
г) стоимость проезда пассажиров и провоза ручной клади свыше 20 кг. на скоростных и
свыше 36 кг. на остальных судах, а также перевозки грузов, багажа;
д) сроки продажи билетов;
е) порядок возврата билетов;
ж) перечень предметов и вещей, запрещенных для перевозки и хранения, в виде ручной
клади, багажа и груза;
з) время работы билетных и багажных касс, грузовых контор и камер хранения;
и) схемы планировки пассажирских мест на судах и наличие на них багажных
помещений;
к) расположение помещений береговых объектов, в том числе предназначенных для
обслуживания пассажиров мест общего пользования и мест взвешивания ручной клади;
л) порядок предоставления мест в комнатах длительного отдыха и комнатах матери и
ребенка;
м) перечень категорий граждан, которым в соответствии с законодательством
Российской Федерации предоставляются льготы и преимущества;
н) порядок обязательного и добровольного страхования;
о) перечень сервисных услуг, входящих в стоимость проезда в каютах повышенной
комфортабельности;
п) номер лицензии, срок ее действия, наименование органа, выдавшего лицензию, если
данный вид деятельности подлежит лицензированию;
р) наименование и юридический адрес организации, которая уполномочена
рассматривать претензии.
Указанная информация должна размещаться на судах, в портах и других местах
обслуживания пассажиров. Обо всех изменениях исполнитель обязан информировать в местах
обслуживания пассажиров, в том числе в пунктах продажи пассажирских билетов и на судах.
Схожие правила о предоставлении информации содержатся в п. 6 Правил перевозки на
железнодорожном транспорте.
Кроме того, в Правилах перевозки на железнодорожном транспорте предусмотрена
обязанность перевозчика обеспечить доведение до сведения пассажиров расписания
движения пассажирских, в том числе пригородных и почтово-багажных, поездов с
использованием настенных носителей информации, специальных информационных стендов и
справочников. Об изменениях в расписании движения пассажирских поездов следует
объявлять по громкой связи на железнодорожных станциях и железнодорожных вокзалах.
Сведения об изменениях регулируемых тарифов, ставок платы и сборов за услуги
публикуются в отношении перевозки пассажиров, багажа и грузобагажа - не позднее чем за
пять дней до введения их в действие; в отношении перевозки грузов - не позднее чем за 10
дней до введения их в действие.
Согласно п. 45 Правил перевозки на внутреннем водном транспорте, если потребителю
не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора
информацию об услуге, он вправе потребовать от исполнителя возмещения убытков,
причиненных необоснованным уклонением от заключения договора, а если договор заключен в разумный срок расторгнуть его и потребовать возврата уплаченной за услуги суммы и
возмещения других убытков. Данная норма полностью соответствует положениям ст. 12
Закона о защите прав потребителей.
В Правилах перевозки на железнодорожном транспорте не содержится специальных
положений об ответственности за нарушение требований о предоставлении информации.
Следовательно, должно применяться непосредственно законодательство о защите прав
потребителей. Таким же образом решается ситуация и в случаях, когда специальное
законодательство вообще не регулирует правил предоставления информации.
Достаточно частым нарушением договора перевозки являются несвоевременная
отправка транспортного средства и несвоевременное прибытие в пункт назначения. Согласно
ст. 795 ГК РФ перевозчик уплачивает пассажиру штраф за задержку отправления
транспортного средства или опоздание прибытия транспортного средства в пункт назначения.
По сути, задержка отправления или прибытия представляет собой нарушение сроков оказания
услуги (ст. 28 Закона о защите прав потребителей). Последствия нарушения сроков оказания
услуги при перевозках имеют определенное сходство с теми, которые предусмотрены для
соответствующих нарушений Законом о защите прав потребителей, однако имеются и
существенные особенности.
Конкретный размер штрафа устанавливается транспортными уставами и кодексами. На
внутреннем водном транспорте, к примеру, такой штраф согласно п. 2 ст. 116 КВВТ составляет
3% стоимости проезда за каждый час задержки или опоздания, но не более чем стоимость
проезда, если перевозчик не докажет, что такие задержка или прибытие с опозданием
произошли вследствие непреодолимой силы, устранения угрожающей жизни и здоровью
пассажиров неисправности пассажирского судна или иных не зависящих от перевозчика
обстоятельств. Сходная норма содержится в ст. 110 УЖТ.
Указанное правило в целом соответствует последствиям нарушения сроков оказания
услуг, предусмотренным в п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей.
Вместе с тем в КВВТ имеется специальная норма, устанавливающая ответственность
за задержку доставки груза. За несоблюдение сроков доставки груза перевозчик уплачивает по
требованию грузополучателя пени в размере 9% провозной платы за каждые сутки просрочки,
но не более чем 50% провозной платы, если не докажет, что несоблюдение сроков доставки
груза произошло вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и
устранение которых от него не зависело (п. 1 ст. 116 КВВТ).
В КТМ также имеется норма, определяющая ответственность морского перевозчика за
задержку отправления судна или прибытия судна с опозданием. Согласно ст. 196 КТМ за
задержку отправления судна, перевозящего пассажира, или прибытие судна с опозданием в
пункт назначения перевозчик уплачивает пассажиру штраф в размере до 50% платы за проезд
пассажира и платы за провоз его багажа, если не докажет, что задержка отправления судна
или прибытие его с опозданием произошли вследствие обстоятельств, не зависящих от
перевозчика.
Штрафа за просрочку доставки груза КТМ не предусматривает, что не исключает
применения иных мер ответственности.
УЖТ и принятые в соответствии с ним Правила оказания услуг по перевозкам на
железнодорожном транспорте за просрочку доставки багажа, грузобагажа при их выдаче
предусматривают, что перевозчик уплачивает пассажиру, получателю на основании акта,
составленного по требованию пассажира, получателя, пени в размере 3% платы за перевозку
багажа, грузобагажа за каждые сутки просрочки (неполные сутки считаются за полные), но не
более чем в размере платы за перевозку багажа, грузобагажа.
Особо определяется ответственность за просрочку доставки груза. В соответствии со
ст. 97 УЖТ перевозчик за просрочку доставки грузов уплачивает пени в размере 9% платы за
перевозку грузов за каждые сутки просрочки (неполные сутки считаются за полные), но не
более чем в размере платы за перевозку данных грузов, если не докажет, что просрочка
произошла вследствие предусмотренных нормами Устава об освобождении от
ответственности обстоятельств.
Воздушным кодексом РФ предусмотрено, что за просрочку доставки пассажира, багажа
или груза в пункт назначения перевозчик уплачивает штраф в размере 25% установленного
федеральным законом минимального размера оплаты труда за каждый час просрочки, но не
более чем 50% провозной платы, если не докажет, что просрочка имела место вследствие
непреодолимой силы, устранения неисправности воздушного судна, угрожающей жизни или
здоровью пассажиров воздушного судна, либо иных обстоятельств, не зависящих от
перевозчика (ст. 120 ВК).
Как видно, воздушное законодательство, несмотря на правила ст. 795 ГК РФ, где
предусматривается установление неустойки как за задержку доставки, так и за задержку
отправления пассажира, предусматривает ответственность в виде неустойки только за
задержку прибытия в пункт назначения. Представляется, что положение об исключении
неустойки в качестве меры ответственности за задержку отправления не должно применяться
как противоречащее Гражданскому кодексу РФ. К тому же, отсутствие ответственности в виде
неустойки за задержку отправления не лишает пассажира возможности использовать иные
меры защиты, в том числе предусмотренное п. 2 ст. 795 ГК РФ право требовать возврата
уплаченной провозной платы.
Как видно, основания и размер ответственности различается в зависимости от вида
договора перевозки, а не в зависимости от особенностей субъектного состава. Во-первых,
ответственность за просрочку отправки транспортного средства установлена только
применительно к перевозке пассажира. Что касается перевозки грузов, багажа, грузобагажа,
ответственность наступает только за просрочку их доставки в пункт назначения. Данное
правило представляется оправданным, поскольку при перевозке данных объектов перевозчик
обязан своевременно доставить их в пункт назначения. Что касается момента отправки, то он
для получателя груза, багажа или грузобагажа значения не имеет.
Во-вторых, за просрочку доставки груза не всегда предусматривается неустойка. Вместе
с тем отсутствие возможности взыскания неустойки может негативно отразиться на интересах
гражданина-потребителя, поскольку доказать убытки, причиненные ему просрочкой, как
правило, затруднительно.
Таким образом, гарантии для граждан-потребителей, заключивших договор перевозки
груза, отличаются от тех, которые предусмотрены для граждан, заключивших договор
перевозки пассажира и багажа. Такой не вполне рациональный подход изначально заложен в
положениях гл. 40 ГК РФ. Безусловно, определенные различия в зависимости от
перемещаемого объекта должны присутствовать, но представляется целесообразным
установить и в Гражданском кодексе РФ, и в транспортном законодательстве специальные
нормы об ответственности перед гражданами-потребителями. В настоящее время ст. 795 ГК
РФ предусматривает уплату штрафа за просрочку отправления транспортного средства или
прибытия транспортного средства по договору перевозки пассажира. При этом речь идет о
задержке отправления и прибытия только пассажира, но не его багажа или отправленного
гражданином груза. Представляется, что следовало бы дополнить ст. 795 ГК РФ положениями
об установлении транспортными уставами и кодексами законной неустойки на случай
просрочки доставки груза, багажа или грузобагажа, перевозка которого осуществляется
гражданами для личных бытовых, семейных, не связанных с предпринимательской
деятельностью, нужд.
Установленная ст. 795 ГК РФ неустойка носит зачетный характер. Следовательно,
пассажир вправе взыскать с перевозчика убытки в части, не покрытой неустойкой, а также
потребовать возмещения морального вреда в соответствии с законодательством о защите
прав потребителей.
Следует отметить, что правила об уплате штрафа за задержку отправления и просрочку
доставки пассажира, а также об отказе от поездки из-за задержки отправления не
распространяются на внутригородские и пригородные перевозки. Однако пассажир не лишен
права требовать применения к перевозчику иных мер ответственности. В частности, если сбои
в работе общественного внутригородского или пригородного транспорта произошли по
обстоятельствам, за которые перевозчик отвечает, с него могут быть взысканы причиненные
пассажиру убытки. Данные убытки могут выражаться, к примеру, в необходимости
воспользоваться более дорогостоящим видом транспорта (например, такси).
Помимо указанного ограничения транспортным законодательством устанавливаются и
некоторые другие случаи, когда уплата штрафа за задержку исключается. Так, на
железнодорожном транспорте не учитываются задержка отправления или опоздание поезда
менее чем на 1 час.
Важно отметить также, что транспортное законодательство устанавливает более
широкий, по сравнению с законодательством о защите прав потребителей, перечень
оснований для освобождения перевозчика от ответственности. В соответствии с п. 6 ст. 28
Закона о защите прав потребителей исполнитель освобождается от ответственности в случае,
если исполнению обязательства препятствовала непреодолимая сила либо задержка
произошла по вине потребителя.
В п. 1 ст. 795 ГК РФ в качестве оснований, исключающих уплату неустойки названы,
помимо непреодолимой силы, устранение неисправности транспортных средств, угрожающей
жизни или здоровью пассажиров или иных обстоятельств, не зависящих от перевозчиков.
В транспортном законодательстве устанавливаются иногда специфические для
конкретного вида транспорта основания освобождения перевозчика от ответственности.
Например, согласно ст. 118 КВВТ перевозчик освобождается от ответственности, если
невыполнение их обязательств произошло вследствие ограничения или запрещения движения
судов в связи с обстоятельствами непреодолимой силы и военных действий, объявления
карантина, а также при чрезмерном скоплении грузов и судов в порту; спасания жизни людей
или имущества на воде.
В п. 1 ст. 795 ГК, как уже указывалось, речь идет об ответственности за два вида
правонарушений - задержку отправления транспортного средства и задержку прибытия
транспортного средства в пункт назначения. Поскольку указанные правонарушения, хотя
обычно и взаимосвязаны, являются самостоятельными, следует признать право пассажира
требовать применения мер ответственности за каждое из них. Тем более что не только
задержка прибытия, но и задержка отправления могут иметь неблагоприятные последствия
для пассажира, влечь дополнительные расходы.
Поскольку деятельность по перевозкам различными видами транспорта связана с
повышенной опасностью, законодательство устанавливает, что ответственность за вред,
причиненный жизни и здоровью пассажира, наступает по правилам, предусмотренным гл. 59
ГК, т.е. об ответственности по деликтным обязательствам. Причем, учитывая особую
опасность деятельности, связанной с перевозками пассажиров, законодатель устанавливает
обязанность перевозчика страховать жизнь и здоровье пассажира. Данное страхование
является обязательным как для перевозчика, так и для пассажира, который должен оплатить
расходы по обязательному страхованию (п. 2 ст. 936 ГК).
Согласно ч. 2 п. 3 Указа Президента РФ от 7 июля 1992 г. N 750 "Об обязательном
личном страховании пассажиров" сумма страхового взноса включается в стоимость проездного
документа и взимается с пассажира при продаже проездного документа. Пассажиры,
пользующиеся правом бесплатного проезда в РФ, подлежат обязательному личному
страхованию без уплаты ими страхового взноса.
Обязательное страхование - исключение из общего запрета обусловливать выполнение
одних услуг обязательным приобретением иных услуг. Обязанность по осуществлению
страхования возложена на пассажира не контрагентом, а законодательством.
Навязывать какие-либо услуги по собственной инициативе перевозчик не вправе.
Нарушение данного запрета дает потребителю право потребовать возмещения убытков в
полном объеме.
Кроме указанного страхования для воздушных перевозчиков предусмотрено также
обязательное страхование ответственности за вред, причиненный жизни и здоровью
пассажира воздушного судна, а также за вред, причиненный багажу и находящимся при
пассажире вещам (ст. 133 ВК). Также воздушный перевозчик обязан страховать
ответственность перед грузовладельцем или грузоотправителем за утрату, недостачу или
повреждение (порчу) груза (ст. 134 ВК).
Для перевозчиков на отдельных видах транспорта установлены особенности
освобождения или снижения размера ответственности. Поскольку перевозчик как владелец
источника повышенной опасности отвечает перед пассажиром даже при отсутствии вины,
освободить от ответственности его могут непреодолимая сила, а также умысел потерпевшего
(ст. 1083 ГК).
В то же время ст. 189 КТМ устанавливает, что если перевозчик докажет, что умысел или
грубая неосторожность пассажира стали причиной либо способствовали смерти пассажира или
повреждению его здоровья, либо способствовали утрате багажа пассажира или повреждению
его багажа, перевозчик может быть освобожден от ответственности полностью или частично.
Таким образом, не предусмотрено безусловного освобождения перевозчика от
ответственности даже при наличии умысла потерпевшего.
Определенные особенности на транспорте имеет отказ потребителя от услуги после
заключения договора.
Согласно ст. 32 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе отказаться от
исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты
исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по
данному договору.
Транспортное законодательство не исключает возможности отказа пассажира от
договора при отсутствии нарушений со стороны контрагента. Пассажир может отказаться как
до начала оказания услуги, так и в период ее оказания. В первом случае он должен возвратить
перевозчику проездной документ. Причем, условия возврата стоимости билета определяются
транспортным законодательством по-разному. В качестве основного критерия, влияющего на
возвращаемую сумму, можно выделить срок сдачи билета. Например, на воздушном
транспорте при отказе пассажира воздушного судна от полета позднее установленного срока
пассажир имеет право получить обратно уплаченную за воздушную перевозку сумму с
удержанием сбора, размер которого не может превышать 25% суммы, уплаченной за
воздушную перевозку (ст. 108 ВК).
Удержание определенной суммы в данном случае связано с тем, что приобретение
пассажиром билета возлагает на перевозчика обязанность обеспечить наличие
соответствующего места в транспортном средстве: чем позже возвращен билет, тем меньше
вероятность того, что появится желающий занять освободившееся место.
В период перевозки пассажир может отказаться от поездки и потребовать возврата
части платы за проезд, за исключением платы за фактически осуществленную к этому моменту
перевозку.
Правила об отказе и возврате провозной платы не распространяются на пригородные и
внутригородские перевозки.
Итак,
если
рассматривать
гарантии,
предоставляемые
транспортным
законодательством потребителям,
и
меры
ответственности перевозчиков
перед
потребителями, следует отметить, что при всей их специфике имеется много общего с
законодательством о защите прав потребителей. Вместе с тем следует отметить, что
транспортное законодательство не разграничивает четко перевозок с участием гражданпотребителей и иных субъектов гражданского оборота и особых гарантий гражданампотребителям, как правило, не предусматривает, проводя разграничение в зависимости от
перевозимого объекта - пассажира и багажа либо груза.
Ю.П. Свит,
кандидат юридических наук, доцент
"Законы России: опыт, анализ, практика", N 2, февраль 2007 г.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
80
Размер файла
132 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа