close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Принцип свободы транзита в международном праве

код для вставкиСкачать
В. А. Малашевич. Принцип свободы транзита в международном праве
УДК 341.24:339.565
V. Malashevich
The Principle of Transit Freedom
in International Law
В. А. МАЛАШЕВИЧ,
аспирант кафедры конституционного
и международного права факультета управления
Института управленческих кадров
Академии управления при Президенте
Республики Беларусь
ПРИНЦИП СВОБОДЫ ТРАНЗИТА
В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ
Рассматриваются вопросы, связанные с предоставлением права свободного транзита государствам в соответствии с международными соглашениями.
This article reviews the problems related to the free transit right granted to the States in accordance with
international treaties.
Вопрос о применимости термина «принцип
свободы транзита» остается дискуссионным в юридической литературе.
Так, известный американский юристмеждународник Ч. Ч. Хайд в своем труде «Международное право. Его понимание и применение
Соединенными Штатами Америки» писал: «Сомнительно, чтобы международное право обязывало
одно государство предоставлять право сухопутного
транзита через свои национальные владения другому государству» [1, c. 383–384]. При этом он убежден, что принцип, в силу которого международное
общение требует, чтобы территория каждого из
его членов была доступна в направлении к морю
и от моря, достаточно всеобъемлющ, чтобы включать и право пользования любым видом сообщений [1, c. 384]. По мнению Хайда, обоснованность
требования о предоставлении права транзита через
чужую территорию зависит от природы и государственного значения данного пути сообщения и что
она различна в зависимости от географического
положения и относительной изолированности
территории государства, притязающего на право
пользования данным путем сообщения.
В правовой литературе достаточно часто встречается мнение о том, что принцип свободы транзита является принципом международного торгового
права как отрасли международного экономического
права. Например, российский ученый В. М. Шумилов полагает, что принцип свободы транзита
вытекает из положений текста ГАТТ, «Принципов»
ЮНКТАД 1964 г., Конвенции 1965 г. о транзитной
торговле государств, не имеющих выхода к морю,
и означает:
• право на свободу транзита через территорию
государства – участника международной торговой
системы и на освобождение транзитных товаров от
таможенных пошлин и транзитных сборов;
• право не имеющего выхода к морю государства на свободный доступ к морю в целях осуществления международной торговли;
• обязанность прибрежных государств предоставлять свободу транзита товарам, а также доступ
ÏÐÎÁËÅÌÛ ÓÏÐÀÂËÅÍÈß ¹ 3 (36) 2010
к морским портам судам государства, не имеющего
выхода к морю [2, c. 296].
Однако позицию о выдвижении в доктрине
наряду со специальными принципами международного экономического права в качестве принципа,
в том числе, и свободы транзита критикует другой российский ученый Г. М. Вельяминов. По его
мнению, «надежнее придерживаться принципов,
прочно вошедших в практику, многократно большинством государств включаемых в международноправовые акты, причем именно в качестве правовых
принципов, а не просто лишь рядовых договорных
условий, как, например, условие свободы транзита – свободы, которая всегда строго договорно
лимитирована, а отнюдь не фигурирует как общий
принцип» [3, c. 116].
Г. М. Вельяминов выделяет следующий
критерий международно-правового принципа:
«Международно-правовой принцип, как и любая
международно-правовая норма (и любая правовая норма вообще), лишь тогда может считаться
правовым, когда выполняет функцию наделения
субъектов права определенными правами и обязанностями. В иных случаях можно говорить лишь
о моральных, политико-экономических и т. п.
принципах-призывах…» [3, c. 116].
Место свободы транзита в иерархии принципов международного права является предметом
статьи отечественного автора М. Е. Романовой
«Принцип свободы транзита в международном
праве и национальном законодательстве Республики Беларусь». Она отмечает, что «с достаточной
степенью обоснованности можно говорить о том,
что в рамках таких отраслей, как международное
таможенное право и транспортное право, сформировался такой отраслевой принцип права, как
принцип свободы транзита» [4, c. 21]. По мнению
М. Е. Романовой, «его существование и функционирование тесно увязывается с таким специальным
принципом международного экономического права,
как принцип свободного доступа к морю для стран,
не имеющих к нему выхода, а в своей основе он
имеет такой императивный принцип международ-
139
Экономика и право
ного права в целом, как принцип сотрудничества
государств» [4, c. 21].
В доктрине международного публичного права признан принцип свободного доступа к морю
внутриконтинентальных государств. Данный постулат выдвигали в своих работах советские ученые А. А. Савельев, В. В. Голицын, М. И. Лазарев,
С. В. Молодцов и др. Существование данного права
впервые было обосновано в работах Гуго Гроция
и Эмера де Ваттеля.
Для решения вопроса о принадлежности свободы транзита к принципам международного права,
по нашему мнению, следует обратиться к международным правовым актам, посвященным транзитному перемещению лиц и грузов.
Основными международно-правовыми инструментами, содержащими понятия «свобода
транзита» и «право свободного транзита», являются Конвенция и Статут о свободе транзита 1921 г.;
Генеральное соглашение по тарифам и торговле
1947 г.; Конвенция ООН об открытом море 1958 г.;
Конвенция о транзитной торговле внутриконтинентальных государств 1965 г.; Конвенция ООН
по морскому праву 1982 г.
Барселонские Конвенция и Статут о свободе
транзита, принятые в 1921 г. государствами, входящими в Лигу Наций, провозглашали в преамбуле
«право свободного транзита как одну из лучших
сторон развивающегося сотрудничества между
странами без посягательства на их суверенитет
или власть» [5, c. 13 ].
По условиям ст. 2 Статута, договаривающиеся
стороны должны были «облегчить свободный транзит
по железным дорогам или водным путем по маршрутам, удобным для использования в целях международного транзита» [5, c. 19]. Однако в ст. 5 оговаривалось, что договаривающиеся стороны не могут быть
обязаны предоставлять транзитные возможности для
лиц, чье следование через территорию запрещено,
грузов, угрожающих здоровью населения и безопасности, а также в том случае, если отказ в транзите
связан с контрабандой животных или растений.
Кроме того, в соответствии с положениями
ст. 6 Статут не обязывает стороны предоставлять
свободу транзита пассажиров, грузов и транспортных средств государствам, не являющимся участниками данного документа. Следовательно, свобода
транзита по данному соглашению – это договорное условие, закрепленное в конвенционной норме
международного права, а не правовой принцип,
применимый ко всем подобным отношениям.
Генеральное соглашение по тарифам и торговле в положениях ч. 2 ст. 5 провозглашает, что
«должна существовать свобода транзита через
территорию каждой договаривающейся стороны
по путям, наиболее подходящим для международного транзита, для транзитных перевозок на или
из территории других договаривающихся сторон»
[6, c. 188]. При этом данный документ предполагает,
что при осуществлении транзитного перемещения
товаров участники предоставляли друг другу режим
140
наибольшего благоприятствования, предполагающий, что страна должна предоставить транзитным
перевозкам, идущим на территорию любой другой
договаривающейся стороны или из нее, режим, не
менее благоприятный, чем режим, предоставленный
перевозкам в любую третью страну. Таким образом,
в данном документе свобода транзита признана как
условие для государств-участников.
В п. 1 ст. 3 Конвенции об открытом море 1958 г.
присутствует положение о том, что «государства, не
имеющие морского берега, для того, чтобы пользоваться свободой морей на равных правах с прибрежными государствами, должны иметь свободный доступ к морю» [7, c. 260]. При этом «государства,
расположенные между морем и государством, не
имеющим морского берега, по общему соглашению
с этим последним и в соответствии с международными конвенциями» [7, c. 260] предоставляют последнему на основе взаимности свободный путь через
свою территорию и судам, плавающим под флагом
этого государства, на условиях равенства со своими
судами или судами других государств, доступ к морским портам и использованию этих портов. Кроме
того, в соответствии с п. 2 ст. 3 данного документа
вопросы, относящиеся к свободе транзита, государства, расположенного между морем и государством,
не имеющим морских границ, решаются по общему соглашению с этим последним и с учетом прав
прибрежного государства, или государства, через
территорию которого совершается транзит, а также
особых условий, в которых находится государство,
не имеющее морского берега.
В данном случае, свобода транзита также обусловлена выполнением заинтересованным государством (страной, не имеющей морского побережья)
ряда условий и наличием тех или иных договоренностей со страной транзита.
Включение в IV принцип, одобренный Конференцией ООН по вопросам торговли и развития
1964 г. и воспроизведенный впоследствии в преамбуле Конвенции о транзитной торговле внутриконтинентальных государств 1965 г., положения
о том, что «с целью всемерного содействия экономическому развитию государств, не имеющих
выхода к морю, все государства предоставляют не
имеющим выхода к морю государствам, на основе
взаимности, право свободного и неограниченного
транзита с тем, чтобы они могли свободно участвовать в региональной и международной торговле при
всех обстоятельствах и в отношении всех видов
товаров» [8, c. 281], на наш взгляд, не свидетельствует о том, что свобода транзита провозглашается
здесь для всех без исключения государств. Данная
свобода с учетом специфики конвенции распространяется на внутриконтинентальные государства.
Поэтому вполне обоснованной представляется позиция известного российского ученого И. И. Лукашука, который выделяет в качестве специального
принципа международного экономического права
принцип свободного доступа к морю для стран, не
имеющих выхода к нему [9, c. 205].
ÏÐÎÁËÅÌÛ ÓÏÐÀÂËÅÍÈß ¹ 3 (36) 2010
В. А. Малашевич. Принцип свободы транзита в международном праве
Правовая природа обычного транзита отличается от транзита внутриконтинентальных государств
как составной части их права на доступ к морю
[10, c.11]. Подтверждением этому выступают положения ст. 2 данной конвенции, озаглавленной
«Свобода транзита». Так, в соответствии с ней,
«транзитному движению и транспортным средствам обеспечивается свобода транзита». Причем
транзитному движению по взаимно приемлемым
для договаривающихся сторон маршрутам будут
способствовать, в соответствии с ч.1 данной статьи,
меры, принимаемые сторонами для регулирования
и осуществления перевозок через их территорию
при условии соблюдения других положений конвенции. Правила, регулирующие использование
транспортных средств, проходящих через часть
территории или всю территорию договаривающегося государства, в соответствии с положениями ч. 2
ст. 2 устанавливаются по взаимному соглашению
с учетом многосторонних международных конвенций, участниками которых эти государства являются. Таким образом, свобода транзита по Конвенции
о транзитной торговле внутриконтинентальных государств также не является признанным правовым
принципом, а регулируется на основании данного
документа как условие транзита внутриконтинентального государства с учетом специфики его географического положения.
Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.
в ч.1 ст. 125 закрепляет положение о том, что государства, не имеющие выхода к морю, имеют право
на доступ к морю и от него, и с этой целью они
пользуются свободой транзита через территории
государств транзита всеми транспортными средствами. Однако в ч. 2 этой статьи предусмотрено,
что «условия и порядок осуществления свободы
транзита согласовываются между заинтересованными государствами, не имеющими выхода к морю,
и государствами транзита посредством двусторонних, субрегиональных или региональных соглашений» [11, c. 229]. Соответственно свобода транзита,
хотя и прямо признана за государствами, не имеющими выхода к морю, в качестве права, подчинена
заключаемым в будущем соглашениям.
Таким образом, свобода транзита, по нашему мнению, все же является не общепризнанным
принципом международного экономического права, а скорее конвенционным, договорным условием
для заинтересованных сторон. При предоставлении
свободы транзита существует множество ограничений, порядок транзитного перемещения при заявленной своей свободе все же согласуется с общим
принципом международного права о суверенитете
государства над своей территорией с подчинением
последнему. Предоставление транзита заинтересованной стороне происходит не только в силу лишь
его необходимости (как, например, государству, не
имеющему морского побережья), а в соответствии
с достигнутыми договоренностями со страной
транзита по двусторонним или многосторонним
соглашениям по данному вопросу.
ÏÐÎÁËÅÌÛ ÓÏÐÀÂËÅÍÈß ¹ 3 (36) 2010
Итак, по нашему мнению, в современном международном праве сложились две различные концепции свободы транзита. В одном случае свобода
транзита является признанным мировым сообществом в качестве необходимого принципа торгового
сообщения для внутриконтинентальных государств
в силу их особенного географического положения и общепризнанной свободы открытого моря.
Во втором случае свобода транзита представляется
правовым условием, признаваемым в качестве желаемого при заключении двусторонних и многосторонних соглашений, однако не является непременной догмой. Этот принцип не может считаться
общепризнанной нормой, однако универсальные
многосторонние соглашения, регулирующие вопросы транзита, делают возможным превращение
этого принципа в имеющий универсальное значение
принцип договорного международного права.
СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ
ИСТОЧНИКОВ
1. Хайд, Ч. Ч. Международное право, его понимание и применение Соединенными Штатами
Америки / Ч. Ч. Хайд; пер. с англ. Д. М. Кершнер;
под ред., с предисл. и примеч. канд. юрид. наук
Б. А. Дранова. – М.: Изд. иностр. лит., 1951. – Т. 2. –
532 c.
2. Шумилов, В. М. Международное экономическое право / В. М. Шумилов. – 3-е изд., перераб.
и доп. – Ростов н/Д: Феникс, 2003. – 507 c.
3. Вельяминов, Г. М. Международное экономическое право и процесс (Академический курс):
учебник / Г. М. Вельяминов. – М.: Волтерс Клувер,
2004. – 496 с.
4. Романова, М. Принцип свободы транзита
в международном праве и национальном законодательстве Республики Беларусь / М. Романова //
Журнал международного права и международных
отношений. – 2006. – № 4. – С. 19–22.
5. League of Nations Treaty Series. – 1922. –
Vol. 7.
6. United Nations Treaty Series. – 1947. – Vol. 55.
7. Белорусская ССР в международных отношениях: многосторон. междунар. договоры, конвенции
и соглашения БССР (1944–1959). – Мн.: Беларусь,
1960. – 1050 с.; Белорусская ССР в международных
отношениях: многосторон. междунар. договоры,
конвенции и соглашения БССР (1960–1980). – Мн.:
Беларусь, 1983. – 740 с.
8. Лукашук, И. И. Международное право.
Особенная часть: учеб. для студентов юрид. фак.
и вузов / И. И. Лукашук; Рос. Акад. наук, Ин-т государства и права, Акад. правовой ун-т. – Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2008. – 544 с.
9. Джаракян, А. Л. Проблемы доступа к морю
внутриконтинентальных государств в международном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук:
12.00.10 / А. Л. Джаракян. – М., 2000. – 21 с.
10. United Nations Treaty Series. – 1994. – Vol. 1834.
Дата поступления статьи в редакцию: 18.01.2008 г.
141
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
212
Размер файла
363 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа