close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

принцип добросовестности в системе гражданского

код для вставкиСкачать
Новый юридический журнал № 3 2012
Г.В. ВЕРДИЯН,
кандидат юридических наук,
доцент
Российской правовой академии
Минюста России
G. V. VERDIYAN,
candidate
of jurisprudence,
assistant professor
Russian legal academy
of Ministry of Justice of Russia
ПРИНЦИП
ДОБРОСОВЕСТНОСТИ
В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Г
ражданско правовой принцип дол
жен определять сущность и отра
жать тенденции развития всей гражданс
ко правовой системы. В принципе добро
совестного правоосуществления содер
жится добросовестное использование
гражданских прав и добросовестное ис
полнение гражданско правовых обязанно
стей.
Ключевые слова: добросовестность,
справедливость, разумность, гражданское
право, государство, законодательство, сво
бода договора.
INTEGRITY PRINCIPLE
IN SYSTEM CIVIL
LEGISLATION
RUSSIAN FEDERATION
T
he civil law principle should define
essence and reflect tendencies of
development of all civil law system. In
principle diligent right implementation
diligent use of the civil rights and diligent
execution of civil law duties contains.
Keywords: integrity, justice, rationality,
civil law, state, legislation, freedom of the
contract.
– 88 –
Проблемы гражданского права
Принципы гражданского права – это
внутренние законы для применения и раз
вития гражданско правовой материи, это
законы для законов (т.е. все та же формула
«право на право») 1 . Для отыскания граж
данско правовых принципов большинство
юристов обращаются к ст. 1 ГК РФ, где за
конодатель выделил следующие принци
пы: признания равенства участников регу
лируемых гражданским законодатель
ством отношений; неприкосновенности
собственности; свободы договора; недопу
стимости произвольного вмешательства в
частные дела; необходимости беспрепят
ственного осуществления гражданских
прав; обеспечения восстановления нару
шенных прав, их судебной защиты. Тем не
менее цивилисты, включая разработчиков
ГК РФ, предлагают различные количе
ственно качественные варианты граждан
ско правовых принципов.
Например, В.Ф. Яковлев содержащие
ся в ст. 1 ГК РФ семь принципов сократил
до пяти, объединив в один принцип беспре
пятственность осуществления права, его
восстановление и защиту. О.Н. Садиков
выделил шесть принципов, среди них:
единство экономического оборота, равен
ство и защита всех форм собственности,
предоставление участникам экономичес
кого оборота широкой самостоятельности,
строгая ответственность участников эко
номического оборота, сочетание индивиду
альных и общественных интересов 2 .
В перечне принципов Е.А. Суханова на
шли свое место и юридическое равенство,
и неприкосновенность собственности, и не
допустимость произвольного вмешатель
ства в частные дела, и свобода договора, и
диспозитивность, и беспрепятственность
осуществления гражданских прав, а так
же их всемерная охрана, включающая воз
можность восстановления. «Изюминкой»
перечня можно считать интересующий нас
1
См.: Рабинович П.М. Упрочение законности
– закономерность социализма. Львов, 1975. С. 62.
2
Цит. по: Щенникова Л.В. Принципы граж
данского права: достижения цивилистики и за
конодательный эффект // Цивилистические за
писки: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 2. М., 2002. С. 48,
49.
принцип запрета на злоупотребление пра
вом и иного ненадлежащего осуществле
ния гражданских прав3 . Раскрывая содер
жание принципов гражданского права,
профессор Е.А. Суханов пишет, что прин
цип запрета на злоупотребление правом
можно считать общим изъятием из част
ноправовых начал. В соответствии с ним
исключается безграничная свобода в ис
пользовании участниками гражданских
правоотношений имеющихся у них прав4 .
Своеобразием отличается перечень из
девяти принципов гражданского права,
сформулированный профессором Т.И. Ил
ларионовой. В целом Т.И. Илларионова
разделяет мысли Е.А. Суханова о включе
нии в общий список принципа недопусти
мости злоупотребления правом, одновре
менно внося авторские дополнения. Так,
равенство субъектов гражданского права
дополняется особым принципом «равен
ства всех форм собственности». Свобода
договора дополняется отдельно выделен
ным принципом «свободы предпринима
тельства». Неприкосновенность собствен
ности дополняется идеями «неприкосно
венности интеллектуальной собственнос
ти» и «неприкосновенности личности, лич
ных прав и свобод субъекта».
Стоит отметить, что в качестве особого
принципа Т.И. Илларионова выделяет осу
ществление прав своей волей и в своем ин
тересе 5 . Ю.К. Толстой обошел вниманием
свободу договора, неприкосновенность
собственности и принцип недопустимости
произвольного вмешательства в частные
дела, но в качестве самостоятельного вы
делил принцип диспозитивности, а также
вслед за Е.А. Сухановым выделил презум
пцию добросовестности участников граж
данских правоотношений 6 .
3
Там же. С. 50.
См. подр.: Гражданское право: Учебник. Т. 1
/ Под ред. Е.А. Суханова. С. 41, 42.
5
См.: Гражданское право: Учебник для вузов.
Ч. 1 / Под ред. проф. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гон
гало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 12–14.
6
См.: Маковский А.Л. Лекция, прочитанная в
Высшем Арбитражном Суде Российской Феде
рации в декабре 1994 г. // Вестник ВАС РФ. 1995.
№ 4.
– 89 –
4
Новый юридический журнал № 3 2012
Например, А.Л. Маковский, на наш
взгляд, справедливо считает, что «можно
говорить о двух основных началах в граж
данском праве» 7 . Первый принцип – это
равенство участников имущественных от
ношений, регулируемых ГК РФ. Равенство
не имущественное, не правоспособности,
не прав в конкретном отношении, – под
принципом равенства он предлагает пони
мать такое положение субъектов, где их
воля не зависит друг от друга. Второе на
чало, заложенное в ГК РФ, указанный ав
тор называет принципом диспозитивности.
В нем, подчеркивает А.Л. Маковский, зак
лючается коренное изменение в новом
законодательстве. Суть диспозитивности,
по его мнению, в том, что если кто то име
ет право, то он распоряжается им по свое
му усмотрению8 .
Л.В. Щенникова на первое место поста
вила принцип автономии воли участников
гражданских правоотношений. Равенство,
о котором мы традиционно говорим,
разъясняет она, проявляется именно в не
зависимости, неподчиненности воль
субъектов гражданского права. На второе
место автор поставила принцип «свободы
усмотрения в реализации гражданских
прав», касающийся той самой диспозитив
ности, которая часто упоминается в граж
данско правовой литературе. Термин
«свобода усмотрения» (ст. 9 ГК РФ) в этом
смысле более понятен и привычен9 .
Свобода усмотрения, по мнению Л.В.
Щенниковой, поглощает принцип свободы
договора, кроме того, устраняет неспра
ведливость во «взаимоотношениях» обяза
тельственного и вещного права. Третьим
автор поставила принцип сочетания част
ных и публичных интересов, где сочетание,
баланс частного и публичного исключает
необходимость выделения особого прин
ципа неприкосновенности собственности, в
котором заключена идея частного интере
са и его всемерной защиты. Следующим,
7
См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под
ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 8.
8
См.: Маковский А.Л. Указ. соч.
9
См.: Волков А.В. Злоупотребление граждан
скими правами. Проблемы теории и практики:
Монография. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 208.
четвертым принципом, по ее мнению, мо
жет быть принцип невмешательства госу
дарства в частные дела, пятым – правило
о восстановительном характере граждан
ско правовой ответственности. В осуще
ствлении субъективных гражданских прав
и исполнении обязанностей, как справед
ливо пишет Л.В. Щенникова, важнейшее
значение имеет принцип добросовестнос
ти 10 .
В принципе справедливости заключа
ется справедливое сочетание частных и
публичных интересов и восстановитель
ный характер гражданского права; судеб
ная защита как обеспечение восстановле
ния нарушенных прав. В принципе диспо
зитивности заключается: свобода догово
ра, неприкосновенность частной собствен
ности, недопустимость произвольного вме
шательства государства в частные дела,
необходимость беспрепятственного осу
ществления гражданских прав, самостоя
тельность и инициативность. В принципе
добросовестного правоосуществления со
держится добросовестное использование
гражданских прав и добросовестное ис
полнение гражданско правовых обязанно
стей 11 .
Итак, если в принципе справедливости
заложена основная регулятивная цель
(функция) гражданского права, то в прин
ципе диспозитивности проявляется самая
широкая по сравнению с другими отрасля
ми права свобода усмотрения для самих
субъектов гражданского права. Принцип
добросовестного правоосуществления
отвечает за то, чтобы правовые регулятив
ные нормы гражданского права не превра
щались в «жертву» свободы усмотрения
(диспозитивности) субъектов права. Это те
чуткие весы, на которых постоянно
«взвешиваются» разнообразные интересы
и находится общий компромисс.
Структура субъективного гражданско
го права не является механическим набо
ром правомочий: право на собственные
действие, право на чужие действия и пра
во на защиту. Распознавание своих прав и
– 90 –
10
11
См.: Щенникова Л.В. Указ. соч. С. 50.
См.: Волков А.В. Указ. соч. С. 197, 198.
Проблемы гражданского права
обязанностей, программирование своих
действий согласно правовым целям ожив
ляет «матрицу» субъектных прав и транс
формирует ее в действительно субъектив
ное, т.е. осмысленное, право. Субъек
тивными гражданские права, на наш
взгляд, должны признаваться не в резуль
тате их принадлежности субъекту или их
«механического» перехода из одного иде
ального состояния (нормы права) в другое
(правоотношение), а в результате осмыс
ленного, ответственного отношения
субъекта к имеющимся у него правовым
возможностям.
Ценностная позиция по отношению к
цели и правовому средству взаимодей
ствия с другими, такими же, как он,
субъектами права делает гражданское
право субъективным, а правовые отноше
ния, как абсолютные, так и относительные,
целостными. Субъективное гражданское
право – это ценностное отношение субъек
та права к избранному гражданско право
вому средству, смысловая оценка которо
го проявляется в наличии специальной
обязанности: добросовестно и разумно
осуществлять свои гражданские права и
обязанности, считаясь с «чужими» права
ми равных лиц. Ценностная позиция созда
ется субъектами исключительно в право
отношении и гарантируется специальной
системной обязанностью в содержании
любого субъектного гражданского права –
разумно и добросовестно осуществлять
свое право. Эта обязанность является ка
чественным, системным элементом в
структуре каждого субъективного граж
данского права 12 .
К «разумности и добросовестности»,
скорее, применим термин «субъектив
ные», т.е. внутренние пределы права, по
скольку именно они играют решающую
роль в определении понятия «злоупотре
бление правом». В связи с этим «внутрен
ние пределы правоосуществления для
субъекта гражданского права» – это его
межсубъектные, межличностные, нрав
ственные границы, которые, в силу своей
природы, могут быть выражены лишь в
принципиальной, т.е. абстрактной, форме
12
Там же. С. 197, 198.
и служат для пресечения злоупотребле
ний правом. Признак недобросовестности
проявляется в завуалированном, нечест
ном, лицемерном поведении субъекта, ре
ализующего свои скрытые цели под видом
законного осуществления прав.
Термин «злоупотребление правом»
имеет такое же право на существование,
как и любые другие термины гражданско
го права, выражающие идеальные юриди
ческие конструкции, служащие для упро
щения уяснения и применения норм граж
данского права. Однако средством злоупот
ребления могут быть субъектные граждан
ские права, но не само субъективное граж
данское право.
С помощью выработанных базовых те
оретических подходов необходимо через
функциональный анализ «практических»
норм гражданского права, отвечающих за
«вытеснение» из жизни такого явления,
как злоупотребление правом, определить
его квалификационные признаки, дать оп
ределение, выявить формы, виды, осо
бенности санкции и т.п. Последним этапом
исследования будет выявление конкрет
ных источников (предпосылок) злоупот
реблений гражданскими правами, по
скольку они одновременно являются дей
ствительным (хотя и скрытыми) средства
ми злоупотреблений правами, и на этой
основе синтезировать предложения о
совершенствовании действующего законо
дательства.
Одна из основных сложностей при ре
шении проблемы квалификаций деяний в
качестве злоупотребления правом заклю
чается в том, что эту проблему нельзя ни
выявить, ни разрешить непосредственно
через саму себя. В связи с этим ряд совре
менных ученых цивилистов полагают, что
проблемы злоупотребления правом не су
ществует, а действующая ст. 10 ГК РФ
есть бесполезная норма. Например, В.И.
Емельянов, понимая злоупотребление
правом как нарушение управомоченным
лицом установленной законом или догово
ром обязанности осуществлять субъек
тивное гражданское право в интересах
другого лица в непредвидимых условиях,
пишет: «Учитывая, что гражданские пра
ва, по общему правилу, могут осуществ
– 91 –
Новый юридический журнал № 3 2012
ляться в своем интересе, ограничивающие
их целевые предписания должны устанав
ливаться договором» 13 .
Негативные последствия для лица, на
рушившего целевое предписание, в таких
случаях наступают по правилам о договор
ной ответственности. Эта ответственность
может быть повышена посредством введе
ния в договор условия о штрафной неус
тойке, что является гражданско правовым
средством предупреждения злоупотреб
лений гражданскими целевыми правами.
Поэтому нет необходимости иметь в зако
не специальную норму об ответственности
за злоупотребление гражданскими права
ми14 . Однако автор, на наш взгляд, неверно
оценивает ст. 10 ГК РФ, как устанавлива
ющую юридическую ответственность за
злоупотребление правом; скорее, это сред
ство особой системной защиты от недобро
совестного поведения самих субъектов
права средствами права. Эту же мысль
подтверждает и форма изложения ст. 10 ГК
РФ: использован не диспозитивный метод
гражданско правового регулирования, а
запрещающий, ограничивающий, направ
ленный на пресечение крайностей при ис
пользовании права.
Точка зрения о том, что проблема зло
употребления правом – это лишь пробле
ма столкновения норм, среди юристов дос
таточно распространена. Поэтому необхо
димо раскрыть сущность злоупотреби
тельного поведения, определить место и
функции главной «злоупотребительной
нормы» в системе гражданского права Рос
сии. Статья 10 ГК РФ должна быть четко
обоснована теоретически, поскольку от
сутствие ясного толкования сущности и
значения этой статьи делает затрудни
тельным ее верное применение.
Юридическую природу ст. 10 ГК РФ це
лесообразно выявлять через:
13
См.: Приходько И. Концепция развития
гражданского законодательства. Спорные и не
решенные вопросы // Приложение к ежемесяч
ному юридическому журналу «Хозяйство и пра
во». 2009. № 8. С. 11.
14
См.: Емельянов В.И. Разумность, добросо
вестность, незлоупотребление гражданскими
правами. С. 56–57.
а) местоположение ст. 10 ГК РФ в сис
теме норм и принципов гражданского пра
ва России (а не только в самом ГК РФ);
б) определение функций ст. 10 ГК РФ,
исходя из внутренней структуры и смысла
исследуемой нормы и с учетом ранее вы
явленных теоретических понятий;
в) соотношение и влияние ст. 10 ГК РФ
на сходные и пограничные юридические
нормы;
г) дефиницию и классификацию зло
употребительных актов 15 .
Из контекста исследуемой проблемы
следует ряд важных для настоящего ис
следования вопросов: какое место занима
ет ст. 10 ГК РФ в системе гражданского
права; является ли она нормой, которая
пронизывает «насквозь» все слои граждан
ского права и становится по отношению к
ним «старшей» нормой принципом само
стоятельного, прямого действия или ст. 10
ГК РФ является субсидиарной нормой,
вступающей в действие только в том слу
чае, если отсутствует специальная норма
в ГК РФ; возможен ли третий вариант, ког
да ст. 10 ГК РФ как универсальная норма
принцип функционирует на всех «этажах»
права в совокупности с частными граждан
ско правовыми нормами? Необходимо
последовательно рассмотреть все три воз
можные функции исследуемой нормы.
Итак, назначение конкретного субъек
тивного права, как справедливо считает
А.А. Малиновский, предопределяется об
щими принципами права, принципами той
отрасли права, в рамках которой оно было
предоставлено целью и смыслом самого
субъективного права, а также теми обя
занностями, которые были возложены на
управомоченного субъекта. Совершая зло
употребление правом, отмечает далее ав
тор, субъект, к примеру, может не соотно
сить свое поведение с такими принципами
права, как справедливость, гуманизм, ра
венство сторон, свобода договора, не ис
полнять обязанности осуществлять права
на началах разумности и добросовестнос
ти; следовательно, здесь возможны два ва
рианта: «первый, когда субъект осуществ
ляет право, не соотнося свое поведение с
– 92 –
15
См.: Волков А.В. Указ. соч. С. 197, 198.
Проблемы гражданского права
общими или отраслевыми принципами
права, то есть поступает вопреки смыслу
и общим началам права, и второй, при ко
тором субъект, злоупотребляя правом, не
исполняет конкретное предписание право
вой нормы, а, следовательно, осуществля
ет субъективное право вопреки норме пра
ва» 16 . Следует возразить, что в последнем
случае происходит стандартное правона
рушение, где нарушаются объективные
границы конкретных норм, в то время как
при злоупотреблении правом эти нормы
при сохранении их внешней легальности
сами становятся средством нарушения.
Первый же вариант – действие в наруше
ние всех принципов – является общерас
пространенным заблуждением в отноше
нии злоупотреблений правами и требует
более детального, всестороннего анализа.
В общем смысле злоупотребление пра
вом является гражданским правонаруше
нием, под которым понимается несоблюде
ние лицами их же юридической обязанно
сти (не выходить за пределы осущест
вления гражданских прав), введенной ст.
10 ГК РФ как общей нормы права в каждое
субъективное гражданское право.
Следует добавить, что нарушение кон
кретных норм права при злоупотреблении
происходит только в тех случаях, когда в
них содержатся возможности для злоупот
ребления правом (например, лексико
грамматическая или контекстуальная
ошибка). Но в большинстве случаев, по су
ществу, происходит нарушение только
нормы ст. 10 ГК РФ. Все «низшие» нормы в
системе права становятся лишь средством
для злоупотребления правом, и нет смыс
ла говорить об их нарушении, поскольку
формально на «нижнем этаже» гражданс
кого права нарушений не видно, а выявля
ются и квалифицируются они только че
рез взаимодействие с системными норма
ми.
Правило ст. 10 ГК РФ, таким образом,
носит характер не частного запрета, а от
вечает за «правильность» работы всех
гражданских прав и юридических обязан
ностей. Следовательно, она является нор
мой гарантией с присущими ей и преиму
ществами, и недостатками: «…чем отвле
ченнее норма, тем она беднее содержанием,
т.е. чем меньше признаков заключают в
себе составляющие ее понятия, тем даль
ше стоит она от конкретной нормы, кото
рая на нее опирается, и тем менее матери
ала дает для ее толкования»17 .
Сложность применения запрета о зло
употреблении правом состоит в том, что он
происходит из коренных гражданско пра
вовых принципов, но в то же время по от
ношению к большинству гражданских
норм является не ближайшим, а отдель
ным основанием, с которым нужно считать
ся, во избежание системного противоре
чия между нормой и ее общим основанием.
Чтобы уяснить местоположение ст. 10
ГК РФ в системе норм принципов, необхо
димо определить понятие гражданско
правового принципа. Термин «принцип»
имеет латинское происхождение и пе
реводится как «начало» или «основа».
Под доктринальным понятием принци
па О.А. Красавчиков понимал «определен
ное начало, руководящую идею, в соответ
ствии с которой осуществляется правовое
регулирование общественных отноше
ний» 18 .
О.Н. Садиков предлагал характеризо
вать принципы как определенные исход
ные начала, важные для понимания юри
дической сущности всякой крупной облас
ти права, способствующие совершенство
ванию правового регулирования в этой об
ласти и облегчающие правоприменитель
ную ст. 10 ГК РФ как норма прямого дей
ствия «работает» только в ситуации пра
вовой неопределенности, когда либо от
сутствует соответствующая специальная
норма права, регулирующая возникший
казус, либо специальная действующая
норма права не способна в силу своего юри
дического содержания (формализма, оши
бок) качественно разрешить стоящую пе
ред ней задачу.
17
См.: Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 223.
См.: Советское гражданское право: Учеб
ник / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1968. Т. 1.
С. 24.
18
16
См.: Малиновский А.А. Злоупотребление
правом. С. 38–39.
– 93 –
Новый юридический журнал № 3 2012
Следовательно, именно на верхнем, си
стемном «этаже» права работает анализи
руемая ст. 10 ГК РФ. В системе норм граж
данского права она относится к высшей
иерархии, поскольку отвечает за пере
сечение противосистемной эксплуатации
норм права и в своем толковании базиру
ется во многом на философских категори
ях «свободы», «справедливости», «равен
ства», «добросовестности», «разумности»
и т.п. Наука гражданского права, а следо
вательно, и законодательство, развива
лись именно через эти специфические по
нятия и термины, поскольку именно они
образуют невидимые, но сущностные свя
зи в системе гражданского права и именно
через них постоянно обеспечивалось при
ращение научного знания и совершенство
вание законодательства.
В текст п. 1 ст. 10 ГК РФ, таким образом,
было заложено непримиримое юридичес
кое противоречие: с одной стороны, зако
нодатель под шиканой понимает любые
действия с использованием гражданского
права и без его использования (что, по сво
ей сути, составляет обычный деликт), а с
другой стороны, запрещает иные формы
злоупотребления правом.
Формальная юридическая логика в свя
зи с этим требует устранить «деликтную»
составляющую шиканы, и тогда норма п. 1
ст. 10 ГК РФ перестанет вызывать недо
умение у многих цивилистов, а п. 1 ст. 10
ГК РФ было бы разумно изложить, напри
мер, в следующей редакции: «Не допуска
ется правоосуществление, совершаемое
исключительно с намерением причинить
вред другому лицу, а также злоупотреб
ление правом в иных формах».
В такой редакции мы избавляемся од
новременно и от второго противоречия,
содержащегося в норме ст. 10 ГК РФ, п. 2
которой, предусматривая возможность
отказа в защите, речь ведет о принадлежа
щем лицу праве. Лицо, которому отказы
вают, должно быть не любым лицом в со
стоянии действия, а именно управомочен
ным лицом, т.е. находиться в состоянии
формального правоосуществления. В
предлагаемой редакции п. 1 ст. 10 ГК РФ
перестал бы противоречить и п. 3 той же
статьи, диспозиция которой говорит не о
любых действиях, а о правоотношениях,
т.е. ситуации правоосуществления: «В
случаях, когда закон ставит защиту граж
данских прав в зависимость от того,
осуществлялись ли эти права разумно и
добросовестно, разумность действий и
добросовестность участников граждан
ских правоотношений предполагаются».
Злоупотребление правом есть всегда
действие, выраженное в форме того или
иного целенаправленного юридического
акта. В ином случае шикану, например,
нельзя было бы отличить от обычного де
ликта, т.е. от причинения вреда (пусть и с
явным намерением). Суть злоупотребле
ния правом даже при шикане образует то
или иное правоосуществление в форме
того или иного юридического акта. Отсюда
делаем вывод, что к действиям, определя
емым ст. 10 ГК РФ, могут относиться толь
ко акты правоосуществления, правополь
зования, правореализации, которые хотя
и являются по своему характеру формаль
ными, внешне легальными, но составляют
одну из отличительных черт злоупотреб
ления правом.
Итак, поскольку злоупотребление пра
вом характеризуется как нарушение пра
вового запрета и как поведение, в основе
которого находится злоупотребительный
юридический акт, следовательно, подобное
поведение относится к области неправо
мерных действий, т.е. к гражданским пра
вонарушениям. «Выдавливание» злоупот
ребления правом частью цивилистов за
рамки гражданско правового поля, не
признание, таким образом, его в качестве
гражданского правонарушения приведет
только к ослаблению правового положения
добросовестных участников гражданского
оборота; прочность гражданского права
может быть опрокинута средствами пра
ва, и тогда оно (право) превратится в про
извол.
Итак, злоупотребление правом – это
правонарушение, проявляющееся в бук
вальном использовании лицом норм права
в ущерб их внутреннему смыслу и назна
чению в системе права. При этом наруши
тель понимает, что он односторонне
пользуется словесным, грамматическим,
узким, ущербным толкованием нормы, на
– 94 –
Проблемы гражданского права
меренно оставляя за своим взором реаль
ное, т.е. логическое, диалектическое, целе
вое, ценностное юридическое содержание
нормы права. Подобная ситуация характе
ризуется недобросовестностью, нечестно
стью, лицемерностью управомоченного
лица.
Если п. 1 ст. 10 ГК РФ в целом устанав
ливает специальные границы правоосуще
ствления – не причинять вред, то крите
рий «разумности и добросовестности» яв
ляется, по сути, конкретизированным пре
делом использования субъективных граж
данских прав непосредственно для самого
действующего субъекта, находящегося в
состоянии правоотношения. С точки зре
ния субъективных гражданских прав в ст.
10 ГК РФ по большому счету установлены
именно пределы, а не границы осуществ
ления права, поскольку пределы субъек
тивного права устанавливаются через пе
речисление внутренних составляющих
права, в то время как границы устанавли
ваются через запреты, т.е. через внешние
критерии 19 .
В связи с этим следует отличать нару
шение границ субъективного права от на
рушения пределов осуществления права,
которые соотносятся как общее и частное.
При этом общее изменчиво, а частное по
стоянно. Пределы осуществления субъек
тивных прав через системный запрет ст. 10
ГК РФ имплицитно включены в общие гра
ницы каждого субъективного гражданского
права. Это – специальные пределы исполь
зования субъективных гражданских прав
для субъектов прав в случаях возникнове
ния в отношениях ситуации правовой нео
пределенности и появления возможности
для выбора модели своего поведения.
С такой постановкой вопроса не согла
сен В.И. Емельянов, который полагает, что,
будучи идеальной моделью дозволенного
поведения, субъективное право представ
ляет собой возможное поведение субъек
та. Осуществление субъективного права,
19
См.: Приходько И. Концепция развития
гражданского законодательства. Спорные и не
решенные вопросы // Приложение к ежемесяч
ному юридическому журналу «Хозяйство и пра
во». 2009. № 8. С. 12.
полагает он, это совершение лицом реаль
ных действий, соответствующих содер
жанию права и не выходящих за меру доз
воленного, т.е. за границы (пределы) пра
ва. Возражая сторонникам введения в за
кон понятия пределов осуществления
гражданских прав как чего то отличного от
субъективных прав, автор противопостав
ляет идею о том, что субъективные права
определяются исключительно управомо
чиваю щими нормами 20 . В связи с этим
любые определения понятия «злоу
потребление гражданскими правами», ос
нованные на признании существования
двух пределов дозволенного поведения,
В.И. Емельянов считает ошибочными и де
лает свой вывод: злоупотребление правом
отличает то, что оно обязательно наруша
ет ту границу субъективного права, кото
рая установлена предписанием осуществ
лять право в интересах другого лица21 .
Возникает закономерный вопрос: ре
ально ли вообще дать точную формулиров
ку границ субъективных гражданских
прав в управомочивающих нормах? Так, по
мнению Н.С. Малеина, «если исходить из
того, что границы права точно установле
ны нормами закона, то проблема злоупот
ребления правом утрачивает значение»22 .
Кроме того, он указывает: «Никто не мо
жет пользоваться правом для нарушения
интересов других. Но для этого необходи
мо, прежде всего, чтобы нормы объектив
ного права исключали такую возможность.
Нормы законодательства не могут и не
должны предоставлять субъектам такие
права, использование которых наносило бы
ущерб другим гражданам, организациям и
государству. При таком правовом регули
ровании
злоупотребление
правом
исключается. А если при соответствую
щих условиях в процессе применения
права все таки обнаружится коллизия ин
тересов, то это свидетельствует о необхо
димости изменения и совершенствования
законодательства» 23 .
20
См.: Емельянов В.И. Указ. соч. С. 39, 40.
Там же. С. 51.
22
См.: Малеин Н.С. Правонарушение: поня
тие, причины, ответственность. С. 40.
23
Там же. С. 42.
– 95 –
21
Новый юридический журнал № 3 2012
Библиографический список:
1. Волков А.В. Злоупотребление граждански
ми правами. Проблемы теории и практики: Мо
нография. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 208.
2. Гражданское право: Учебник для вузов.
Ч. 1 / Под ред. проф. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гон
гало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 12–14.
3. Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред.
А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 8.
4. Емельянов В.И. Разумность, добросовест
ность, незлоупотребление гражданскими права
ми. С. 56–57.
5. Маковский А.Л. Лекция, прочитанная в
Высшем Арбитражном Суде Российской Феде
рации в декабре 1994 г. // Вестник ВАС РФ. 1995.
№ 4.
6. Приходько И. Концепция развития граж
данского законодательства. Спорные и нерешен
ные вопросы // Приложение к ежемесячному
юридическому журналу «Хозяйство и право».
2009. № 8. С. 11.
7. Рабинович П.М. Упрочение законности –
закономерность социализма. Львов, 1975. С. 62.
8. Советское гражданское право: Учебник /
Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1968. Т. 1. С. 24.
9. Щенникова Л.В. Принципы гражданского
права: достижения цивилистики и законода
тельный эффект // Цивилистические записки:
Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 2. М., 2002. С. 48, 49.
– 96 –
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
139
Размер файла
114 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа