close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

СУБЪЕКТНЫЙ СОСТАВ ДОГОВОРА

код для вставкиСкачать
УДК 347.457
Ю. А. Хватик, ассистент кафедры гражданско-правовых дисциплин факультета права
Белорусского государственного экономического университета,
г. Минск, Республика Беларусь
СУБЪЕКТНЫЙ СОСТАВ ДОГОВОРА ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО
КРЕДИТА
Статья посвящена исследованию проблемы защиты прав потребителей банковских услуг – физических
лиц как участников договора потребительского кредита.
Ключевые слова: потребитель банковских услуг, потребительское кредитование, договор
потребительского кредита, банк.
Постановка проблемы. В ст. 1 Конституции Республики Беларусь закреплено положение о
том, что Республика Беларусь является социальным государством [6]. Целям построения
социального государства в полной мере соответствует разработка и внедрение на законодательном
уровне системы защиты прав физических лиц как участников банковских правоотношений.1
На современном этапе потребительское кредитование регламентируется общими нормами о
банковском кредите, которые, к сожалению, не учитывают специфику данного вида кредитования
– участие в нем физических лиц – потребителей финансовых услуг. В результате интересы
физического лица, как слабой стороны договорных отношений с банком, оказываются зачастую
недостаточно защищенными. Вместе с тем защита прав и интересов физических лиц как клиентов
банков, содействие урегулированию споров, возникающих между кредитними организациями и их
клиентами, а также организация их взаимодействия должны быть приоритетными задачами
банковской системы.
Как следствие, указанная проблема не может не вызывать исследовательский интерес. Ей
посвящены работы российских и белорусских ученых: Ю. Б. Фогельсона, С. А. Румянцева,
А. А. Вишневского, Л. В. Санниковой, В. В. Витрянского, Р. Р. Томковича и др.
Целью настоящей статьи является исследование особенностей субъектного состава договора
потребительского кредита с целью анализа возможности применения норм законодательства о
защите прав потребителей к отношениям при потребительском кредитовании.
Изложение основного материала. Сущностным признаком договора потребительского
кредита является его субъектный состав. Основываясь на положении о том, что договор
потребительского кредита – это вид кредитного договора, в соответствии со ст. 771 Гражданского
кодекса Республики Беларусь сторонами договора является банк или иная кредитно-финансовая
организация (кредитодатель) и кредитополучатель – физическое лицо (потребитель банковской
услуги) [4].
На стороне кредитодателя в договоре потребительского кредита надлежащим субъектом
выступает банк. Согласно ст. 8 Банковского кодекса Республики Беларусь банк – это юридическое
лицо, имеющее исключительное право осуществлять в совокупности банковские операции и виды
деятельности, предусмотренные законодательством [1].
Посредством положения постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24
июня 2010 г. № 4 “О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о
защите прав потребителей” на отношения банков с физическими лицами, возникающими из
кредитных договоров, было распространено действие Закона Республики Беларусь от 9 января 2002 г.
№ 90-З “О защите прав потребителей” (с изм. и доп.) (далее – Закон № 90-З) [8]. Исходя из чего
применительно к законодательству о защите прав потребителей банк в договоре потребительского
кредита следует признавать исполнителем, который определяется как “организация, ее филиал,
представительство, иное обособленное подразделение, расположенное вне места нахождения
организации, выполняющее работы или оказывающие услуги потребителю” [7].
Так, Т. Р. Ханнанова придерживается мнения о том, что договор банковского кредита может
относиться к договорам на оказание услуг. Так, предоставление кредита совместно с расчетнокассовым обслуживанием оформляется на практике договором на оказание услуг. В данном случае
результатом услуги автор считает саму деятельность и основанные на ней права и обязанности,
совокупность действий имущественного характера [12, с. 89]. Подобную точку зрения разделяет и
© Ю. А. Хватик, 2012
И. А. Шкаринов, который относит кредитный договор к разновидности договоров об оказании
услуг банками [11, c. 15].
Действительно, в соответствии со ст. 733 ГК под оказанием услуги понимается осуществление
действий или деятельности, то есть услуги понимаются в широком смысле. На основании этого
тезиса ученый А. А. Алексеев делает вывод о том, что в силу того, что по кредитному договору
банк обязуется предоставить другому лицу денежные средства, т.е. осуществить действия по
передаче, то кредитный договор может быть признан договором об оказании услуг [1].
В тоже время, согласно теории гражданского права, кредитный договор относится к категории
договоров о передаче имущества, составляя при этом одну квалификационную группу с
договорами имущественного найма и ссуды, но не с договорами банковского вклада и
банковского счета. Так, В. В. Витрянский считает, что “как договор займа, так и его отдельный
вид – кредитный договор, не относятся к договорам об оказании услуг, а принадлежат к категории
договоров о передаче имущества” [3, c. 121]. В положениях (главах) Гражданского кодекса
Республики Беларусь, регламентирующих обязательства по передаче имущества на принципе
возвратности, понятие “услуга” не употребляется (например, гл. 34 “Аренда”, гл. 35 “Наем жилого
помещения”, гл. 42 “Заем и кредит”). В п. 2 ст. 733 Гражданского кодекса Республики Беларусь
перечислены иные услуги, на которых действие гл. 39 “Возмездное оказание услуг” не
распространяется. Таким образом, с точки зрения гражданского права недопустимо рассматривать
выдачу кредита как услугу. Однако, по нашему мнению, стремительное развитие
потребительского
кредита
действительно
опередило
развитие
законодательства,
регламентирующего данную сферу, а также вышло за рамки классических договорных
конструкций. В настоящих условиях выдачу потребительского кредита посредством заключения
между банком и физическим лицом-потребителем договора потребительского кредита следует
считать оказанием финансовой (банковской) услуги. Это не только соответствует реалиям
правовой и экономической действительности, но позволяет обеспечить баланс интересов банка и
потребителя финансовой (банковской) услуги.
На стороне кредитополучателя в договоре потребительского кредита выступает исключительно
физическое лицо. В то же время в классическом кредитном договоре кредитополучателем может быть
любой субъект гражданского права (например, физические, юридические лица, Республика Беларусь,
государственно-административные единицы). Следует отметить, что участие физических лиц в
договоре потребительского кредита ограничено требованиями законодательства относительно их
правоспособности и дееспособности как участников кредитного правоотношения.
Однако главной особенностью статуса физического лица, как стороны договора
потребительского кредита, является то, что он в данном договоре должен рассматриваться как
потребитель банковских услуг, а именно “физическое лицо, имеющее намерение заказать или
приобрести либо заказывающее, приобретающее товар (работу, услугу) или использующее товар
(результат работы, услугу), исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не
связанных с осуществлением предпринимательской деятельности” [7].
В связи с тем, что субъектный состав договора потребительского кредита относится к его
основополагающему признаку, то распространение действия Закона № 90-З на сферу
потребительского кредитования играет существенную роль в построении системы защиты прав
физических лиц как участников договора потребительского кредита.
За рубежом по отношению к физическим лицам, как клиентам банковских услуг, участникам
банковских правоотношений используется термин “потребитель в сфере банковских услуг”. Это
обосновывается тем, что банковские услуги являются видом финансовых услуг. Как следствие,
получатель этих услуг является потребителем. Как “потребитель банковской услуги” физическое
лицо вправе рассчитывать на гарантии, предоставляемые законодателем, т.е. особые средства
правовой защиты, не характерные для банковских сделок с участием юридических лиц.
В белорусской периодической печати уже можно встретить мнения о том, что физические лица
как клиенты банков являются потребителями банковских услуг [11]. Однако в литературе
отсутствуют научные изыскания, касающиеся категории “потребитель банковских услуг”.
Понятие “потребитель” определено в белорусском законодательстве по-разному. Например, в
ст. 1 Закона № 90-З дано следующее определение: “физическое лицо, имеющее намерение заказать
или приобрести либо заказывающее, приобретающее товар (работу, услугу) или использующее
товар (результат, работы, услугу) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд,
не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности” [7].
В специальном законодательстве Республики Беларусь понятие “потребитель” определяется
целями соответствующих законов. Так, согласно положениям ст. 1 Закона Республики Беларусь от
10 дек. 1992 г. № 2034-ХII (в ред. от 04.01.2010) “О противодействии монополистической
деятельности и развитии конкуренции” “потребитель – любой субъект гражданского права,
намеревающийся заказать или приобрести товар либо заказывающий, приобретающий или
использующий товар” [9]. Согласно ст. 2 Закона Республики Беларусь от 10 мая 2007 г. № 225-3
“О рекламе” под потребителем рекламы понимаются “организация или гражданин, до сведения
которых реклама доводится” [10].
Можно сделать вывод о том, что определения, данные в законодательстве, препятствуют
уяснению того, какие правоотношения следует относить к потребительским, какие договора
считать потребительскими (с участием потребителя), кто является потребителем финансовой
услуги.
Из изложенных определений потребителя следует, что потребитель характеризуется двумя
признаками:
лицо, намеревающееся заказать или приобрести товары (работы, услуги);
лицо, использующее товары (работы, услуги).
Понятие “потребитель” обозначает участвующих в обороте субъектов, которые пользуются
повышенной защитой. Однако физические лица, которые пострадали в результате недостатков
работ или услуг, не заказывая их и не собираясь пользоваться результатами таких работ и услуг,
не являются потребителями в силу отсутствия процесса потребления, на который законодатель
делает особый акцент.
В определении понятия “потребитель”, которым оперирует Закон о ЗПП, конкретизировано,
что речь идет о физических лицах, т.е. гражданах Республики Беларусь, иностранных гражданах и
лицах без гражданства. В тоже время постановление Пленума Верховного Суда Республики
Беларусь от 24 июня 2010 г. № 4 “О практике применения судами законодательства при
рассмотрении дел о защите прав потребителей” одновременно с физическим лицом использует
термин “потребитель-гражданин” [8]. Данное обстоятельство, возможно, является недостатком
юридической техники, а возможно имеет определенную цель признания потребителем только
индивидуальных субъектов.
Дискуссионным может быть вопрос отнесения к договору потребительского кредита
кредитного договора, который заключен с кредитополучателем – физическим лицом, являющимся
индивидуальным предпринимателем. Здесь можно исходить из двух позиций. Первая позиция –
исходя из цели, на которую был взят кредит. Если кредит был взят индивидуальным
предпринимателем для покупки автомобиля, то важно определить, как предполагал использовать
данный автомобиль предприниматель – для личных нужд или для осуществления
предпринимательской деятельности. Вторая позиция – исходя из субъектного состава договора. В
случае, если кредитополучатель выступает в качестве субъекта предпринимательской
деятельности, что указано в кредитном договоре, это свидетельствует о заключение кредитного
договора. Если индивидуальный предприниматель вступил в кредитные правоотношения в
качестве физического лица (в договоре не определен вид его деятельности), то им заключен
кредитный договор, где он является потребителем.
В зарубежном законодательстве закреплено, что в качестве потребителя услуги, товара
способно вступать исключительно физическое лицо (natural person), а в качестве профессионала –
как физическое, так и юридическое лицо. Обоснование такого подхода можно встретить в
преамбуле Директивы № 2007/64/ЕС (п. 20) о платежных услугах на внутреннем рынке:
“Поскольку потребители и предприниматели занимают разные позиции на рынке, они не
нуждаются в одинаковом уровне защиты”. Слабая позиция физических лиц в правоотношениях с
участием банков очевидна. Для выявления же слабой позиции юридических лиц требуются критерии,
которые в настоящее время не разработаны, что порождает ряд материально-правовых и
процессуально-правовых проблем [5, c. 167].
Таким образом, считаем обоснованной позицию отнесения физических лиц, как участников
банковских правоотношений, к категории “потребители банковских услуг”. Это будет
способствовать обеспечению физических лиц, как участников банковских правоотношений,
средствами потребительской защиты, т.е. наиболее мощными средствами выравнивания
договорной диспропорции. В целях уяснения содержания данной гражданско-правовой категории
предлагаем следующее определение: “Потребителем банковской услуги является физическое
лицо, приобретающее банковскую услугу, основанную на заключении физическим лицом с банком
гражданско-правового договора на оказание конкретной банковской услуги (операции) в целях
удовлетворения личных, семейных, домашних и иных, не связанных с предпринимательской
деятельностью нужд”.
Применительно к потребительскому кредитованию потребитель банковских услуг должен быть
определен как физическое лицо, имеющее намерение заключить или заключившее договор
потребительского кредита с целью удовлетворения личных, семейных, бытовых и иных нужд, не
связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.
Выводы. Анализ субъектного состава договора потребительского кредита, включающий
участие в нем банка – профессионала, с одной стороны и физического лица – потребителя,
с другой стороны, подтверждает позицию о том, что к кредитным правоотношениям с участием
физических лиц должно применяться специальное законодательство. Именно специальное
законодательство о защите прав потребителей банковских услуг будет способно предоставить
кредитополучателю – физическому лицу (потребителю банковской услуги) дополнительные
средства правовой защиты, которые не предусматриваются для других банковских сделок
(помимо кредитных) и иных участников банковского правоотношения.
Автор пришел к выводу о том, что дефиниция понятия “потребитель” нуждается в
совершенствовании. В настоящее время она не включает в себя лиц, которым может быть
причинен вред действиями при оказании работ, услуг. Понятие “потребитель” должно быть
максимально точным, указывать на как можно более широкий круг лиц, наделяемых защитой, и
одновременно не оставлять возможности для произвольной интерпретации.
Список литературы
1. Алексеев А. А. Проблемы правового регулирования банковского кредитования потребителей
[Электронный ресурс] / А. А. Алексеев // Library.ru : Информационно-справочный портал при
поддержке Министерства культуры РФ. – Режим доступа : http://www.library.ru/help/docs/n44707/3.doc.
2. Банковский кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс] : кодекс Респ. Беларусь, 25 окт. 2000 г.,
№ 441-З : в ред. Закона Респ. Беларусь от 14.06.2010 // Pravo.by : Национальный правовой портал
Республики
Беларусь.
–
Режим
доступа
:
http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=hk0000441&p2={NRPA}.
3. Витрянский В. В. Кредитный договор: понятие, порядок заключения и исполнения [Текст] / В. В.
Витрянский. – М. : Статут, 2005. – 221 с.
4. Гражданский кодекс Республики Беларусь [Электронный ресурс] : кодекс Респ. Беларусь, 7 дек. 1998
г., № 218-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 16.07.2010 // Pravo.by : Национальный правовой портал
Республики
Беларусь
Режим
доступа
:
http://pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=hk9800218&p2={NRPA}.
5. Защита прав потребителей финансовых услуг [Текст] / отв. ред. Ю. Б. Фогельсон. – М. : Норма :
ИНФРА-М, 2010. – 368 с.
6. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями, принятыми на
республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.) [Текст]. – Минск : Амалфея,
2005. – 48 с.
7. О защите прав потребителей [Текст] : закон Респ. Беларусь, 9 янв. 2002 г., № 90-З: в ред. Закона Респ.
Беларусь от 08.07.2008 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2008. – № 170. – 2/1463.
8. О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о защите прав потребителей
[Электронный ресурс] : постановление Пленума Верховного суда Респ. Беларусь, 24 июня 2010 г., № 4
// Pravo.by : Национальный правовой портал Республики Беларусь. – Режим доступа :
http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=S21000004&p2={NRPA}.
9. О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции [Текст] : закон Респ.
Беларусь, 10 дек. 1992 г., № 2034-XII: в ред. Закона Респ. Беларусь от 04.01.2010 // Нац. реестр
правовых актов Респ. Беларусь. – 2007. – № 119. – 2/132.
10. О рекламе [Текст] : закон Респ. Беларусь от 10 мая 2007 г. № 225-З: в ред. Закон Респ. Беларусь от
28.12.2009 // Нац. реестр правовых актов Респ. Беларусь. – 2007. – № 119. – 2/132.
11. Предпринимательское право Российской Федерации [Текст] : учеб. / отв. ред. Е. П. Губин, П. Г. Лахно.
– 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Норма : Инфра-М, 2010. – 1008 с.
12. Титов А. С. Кто защитит кошельки потребителей? [Текст] / А. С. Титов // Налоги Беларуси. – 2011. –
№ 12. – С. 5–11.
13. Ханнанова Т. Р. Банковское обслуживание предприятий агропромышленного комплекса. Правовые
проблемы [Текст] / Т. Р. Ханнанова. – Уфа : Принт, 1998. – 220 с.
Отримано 26.01.2012
Анотація
Статтю присвячено дослідженню проблеми захисту прав споживачів банківських послуг – фізичних
осіб як учасників договору споживчого кредиту.
Summary
The article deals with the problem of protecting the rights of consumers of banking services that are natural
persons as participants of a consumer credit contract.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
298
Размер файла
198 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа