close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ

код для вставкиСкачать
П Р И Л О Ж Е Н И Е № 12-04
С. Сарбаш
Время и место исполнения обязательства
ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ
Время и место исполнения обязательства
Все существующее протекает во времени. Это касается и правоотношений, в том
числе гражданских. Влияние времени проявляется также и в области обязательственного права, особенно в отношении исполнения обязательства. Само назначение обязательства заключается в его исполнении, именно в нем состоит точка
напряжения, то главное, ради чего обязательство возникло. Поэтому немаловажным обстоятельством является время, в которое должна произойти развязка X
исполнение обязательства.
Хотя сам по себе феномен времени принадлежит скорее к физическим явлениям, он не безразличен и для права. Поэтому совершенно обоснованно высказывается на этот счет В. С. Толстой. Срок совершения действия в законодательстве и в индивидуальных актах определяется различно. Но каким бы он ни был,
соблюдение его (а значит, и нарушение) должно иметь юридическое значение, в
противном случае нет смысла говорить о сроке как об одной из характеристик
обязанности 1 .
Срок исполнения обязательства как гражданско-правовая категория корреспондирует с общими положениями гражданского права о сроках. Следовательно,
на сроки исполнения обязательства в полной мере распространяются эти общие
положения о сроках, их установлении, исчислении, наступлении сроков и проч.
Бессрочные обязательства
Может ли обязательство вообще не предусматривать срок его исполнения в
том смысле, чтобы обязательство оказалось бессрочным? Такое положение
представляется невозможным, ибо обязательство, в принципе не имеющее срока
его исполнения, лишено всякого практического смысла 2 .
Даже когда в законодательстве употребляется такая терминология как бессрочная обязанность, срок исполнения обязательства все равно известен либо
определим. Например, согласно п. 2 ст. 583 ГК РФ по договору ренты допускается установление обязанности выплачивать ренту бессрочно (постоянная рента).
При этом срок исполнения конкретных субъективных обязательств определяется
соглашением сторон, а при его отсутствии X диспозитивной нормой. Если иное
не предусмотрено договором постоянной ренты, постоянная рента выплачивается по окончании каждого календарного квартала (ст. 591 ГК РФ).
Существование бесконечно долгого (а по существу, бессрочного) обязательства потенциально открывает конструкция обязательства до востребования, если вслед за М. Я. Кирилловой 3 и В. С. Толстым 4 признать, что по таким обяза1
Толстой В. С. Исполнение обязательств. ― М., 1973, с. 145–146.
Причем здесь мы не ведем речь об обязательствах до востребования, обязательствах с неопределенным
сроком исполнения. Срок исполнения таких обязательств все же существует и определяется соответственно востребованием, разумным сроком и т. д. Отдельно следует поставить вопрос и о сроках действия договора, то есть
обязательства в широком смысле.
3
Кириллова М. Я. Исковая давность. ― М., 1966, с. 86.
4
Толстой В. С. Указ. соч., с. 147.
2
4
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
тельствам исковая давность не начинает истекать с момента возникновения самого обязательства. Технически не допустить такое положение вещей, если признать это недопущение необходимым, возможно различными средствами X как с
помощью установления особого правила о течении срока исковой давности для
таких, по существу, потенциально бессрочных обязательств, так и с помощью
установления некоторого разумного срока, после истечения которого обязательство в силу закона трансформируется в срочное обязательство и при отсутствии
исполнения начинается течение срока исковой давности.
В связи с этим я склонен согласиться с мнением В. С. Толстого о том, что нецелесообразно разрешать в законодательстве установление бессрочных обязательств. Кроме того, полагаю небезосновательным его же мнение о том, что дело здесь не только в отдельных нарушениях, когда некоторые участники обязательственных правоотношений пытаются оправдать свою недисциплинированность отсутствием сроков в законе или договоре, а в том, что получается несоответствие между мотивами, которыми руководствовался законодатель при установлении сроков исковой давности, и мотивами, по которым в нашем гражданском праве не вводится запрет заключать бессрочные договоры 5 .
Отрицательные обязательства
Особой спецификой обладает срок исполнения так называемых отрицательных обязательств. Поскольку существо таких обязательств заключается в воздержании от действий, обязательство исполняется ежесекундно. Представляется,
одна-ко, что в отрицательном обязательстве, в отличие от других обязательств,
едва ли можно говорить о просрочке исполнения в силу самого характера обязательства. Всякое нарушение обязательства будет представлять собой неисполнение.
Нормативное регулирование
В обязательственном праве срок исполнения обязательства традиционно
подвергается нормативному регулированию. Современное гражданское законодательство России сосредоточило общие положения о сроках исполнения обязательства в ст. 314-315 ГК РФ.
Если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено,
обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой
момент в пределах такого периода (п. 1 ст. 314 ГК РФ).
В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не
содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.
Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок
исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его
исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона,
иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства (п. 2 ст. 314 ГК РФ).
Должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не
вытекает из его существа. Однако досрочное исполнение обязательств, связан5
Толстой В. С. Указ. соч., с. 148.
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
5
ных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается лишь тогда, когда возможность исполнить обязательство до срока
предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства
либо вы-текает из обычаев делового оборота или существа обязательства
(ст. 315 ГК РФ).
Установление срока
С у б ъ е к ты
Феномен срока исполнения обязательства гносеологически проявляется с
момента его установления. В связи с этим необходимо уяснить, кто именно может определять срок в каждом конкретном обязательстве.
Исходя из общего принципа автономии воли в гражданском праве (п. 2 ст. 1
ГК РФ) главными субъектами, имеющими право на установление срока исполнения обязательства, выступают сами стороны того или иного обязательства. Участники гражданских отношений могут своей волей и в своих интересах установить срок исполнения конкретного обязательства, возникающего или уже возникшего между ними.
С учетом того, что в современном гражданском праве многие, если не большинство обязательств возникают из договора, установление срока исполнения
обязательства тесно связано с принципом свободы договора (ст. 421 ГК РФ).
Стороны договора по своему усмотрению определяют условия договора, кроме
случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или
иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ). Так, срок исполнения обязательства по
передаче товара, возникшего из договора купли-продажи, определяется сторонами этого договора (п. 1 ст. 457 ГК РФ).
Однако реализация принципа автономии воли, равно как и принципа свободы
договора, может быть ограничена законом в определенных случаях. Срок исполнения обязательства, таким образом, может быть императивно определен законом, и, следовательно, субъектом, устанавливающим срок исполнения обязательства, в этой ситуации в широком смысле понимания субъекта в праве вообще фактически выступает законодатель. При этом роль участников гражданского
правоотношения здесь все же не утрачивается вовсе, ибо именно они, как правило, вольны решать, вступать им в такое правоотношение, в котором срок исполнения императивно определен законом, или нет. Императивные сроки исполнения обязательства не характерны для гражданского права и число их не столь
велико.
Императивные сроки, как правило, устанавливаются для целей защиты экономически более слабой стороны обязательственного правоотношения. Например, при устранении продавцом недостатков проданного потребителю товара продавец обязан на период проведения ремонта предоставить потребителю аналогичный товар в трехдневный срок (п. 2 ст. 20 Закона РФ "О защите прав потребителей").
Требования потребителя о соразмерном уменьшении покупной цены то-вара,
возмещении расходов на исправление недостатков товара потребителем или
третьим лицом, а также о возмещении убытков, причиненных потребителю расторжением договора купли-продажи (возвратом товара ненадлежащего качества
изготовителю), подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем) или организацией, выполняющей функции продавца (изготовителя) на основании догово-
6
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
ра с ним, в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования (ст. 22 Закона РФ "О защите прав потребителей").
Пределы установления срока
Принципы свободы договора и автономии воли в аспекте применения их к
сроку исполнения обязательства не могут не привести к возникновению вопроса
о пределах свободы в установлении срока исполнения обязательства. Насколько
большим или малым этот срок может быть установлен сторонами? Есть ли здесь
какие-либо пределы или свобода усмотрения сторон безгранична? На первый
взгляд с учетом сказанного напрашивается положительный ответ на этот вопрос:
стороны абсолютно свободны в установлении своих прав и обязанностей и, следовательно, по соглашению сторон они могут определить сколь угодно малый,
равно как и сколь угодно большой срок исполнения обязательства.
Полагаю, однако, это неверным. Свобода сторон стеснена в этом вопросе
объективными законами. Ничтожно малый срок исполнения обязательства, который объективно невозможно соблюсти, хотя бы и оговоренный сторонами в соглашении (например, построить дом за пять минут), очевидно не может иметь
связующего значения для сторон, ибо imposibilum nulla obligatio est X и в этом
смысле такое условие о сроке в договоре следует считать ничтожным. К схожему
выводу можно прийти, когда срок исполнения обязательства в договоре определен чрезвычайно большим (например, оплатить стоимость проданной вещи через двести лет). Представляется, что и такой срок следует считать ничтожным 6 .
Некоторую практическую сложность могут составлять случаи, когда отдаленность срока исполнения от момента возникновения обязательства будет занимать, условно говоря, пограничную позицию, которую затруднительно будет квалифицировать как нереальность срока исполнения обязательства или его притворность. В таких ситуациях прийти к определенному выводу можно, лишь разобрав каждый конкретный случай с учетом всех имеющих существенное значение обстоятельств.
Общая классификация сроков исполнения обязательств
Для классификации сроков исполнения обязательств могут приниматься различные основания. Так, сроки исполнения обязательства могут составлять их
дихотомию: установление сроков либо волеизъявлением сторон (стороны), либо
законом. В результате можно говорить о договорных и законных сроках исполнения обязательств.
В зависимости от степени определенности срока исполнения обязательства
выделяют обязательства с определенным или неопределенным сроком исполнения. При этом следует заметить, что не может существовать обязательство с
неопределимым в принципе сроком исполнения. Если срок исполнения не определен сторонами правоотношения, не регламентируется для данного обязательства нормативно, его определение осуществляется на основании общих положений обязательственного права об исполнении обязательств.
Степень определенности срока исполнения позволяет выявить ряд сроков исполнения, в котором эти сроки располагаются по мере снижения этой степени
определенности: 1) точно определенный срок; 2) срок, определяемый по условиям обязательства или по его существу; 3) разумный срок.
6
Здесь, правда, возможно некоторое затруднение в определении характера такого соглашения: является оно
договором купли-продажи с неопределенным сроком исполнения или стороны в действительности фактически
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
7
Каждая из названных категорий сроков может быть подвергнута отдельной
классификации, которая будет продемонстрирована далее.
Выделяются также общие и частные (промежуточные) сроки исполнения обязательств. Как указывал В. П. Грибанов, частные сроки представляют собой разбивку общего срока на части. Это происходит обычно в тех случаях, когда правоотношения между сторонами носят длящийся характер и исполнение, которое
должен осуществить обязанный субъект, производится по частям. Установление
частных сроков, например, при исполнении договора поставки имеет важное значение, ибо обеспечивает более ритмичную поставку получателю сырья, топлива,
материалов и т. п. и тем самым гарантирует бесперебойную и планомерную работу предприятия-получателя, устраняет временное омертвление оборотных
средств при редкой поставке продукции крупными партиями, снижает расходы по
хранению продукции и т. п. 7 Цель промежуточных сроков, как правило, заключается в контроле со стороны кредитора за своевременностью исполнения обязательства должником 8 .
При поставке товаров отдельными партиями (по частям) закон предусматривает их равномерную помесячную поставку. В литературе указывается, что Гражданский кодекс РФ урегулировал вопрос о частных сроках только для отношений по поставкам и поэтому рекомендуется при заключении других торговых договоров пользоваться моделью, предусмотренной для поставок 9 . К этому следует добавить, что воспользоваться такой моделью целесообразно, только если
характер хозяйственных отношений действительно отражает потребность в таком подходе.
В зависимости от последствий пропуска срока исполнения обязательства
можно выделять абсолютно строгие сроки и относительно строгие. Абсолютно
строгие сроки исполнения обязательства характеризуются тем, что пропуск такого срока сам по себе дает кредитору право отказаться от принятия задавненного
исполнения, тогда как при относительно строгом сроке исполнения такой отказ
допускается лишь в связи с утратой кредитором интереса к исполнению в связи с
просрочкой. Абсолютно строгие сроки, или по иной терминологии X необходимые сроки, были известны еще римскому праву 10 .
Оценка срока исполнения как безусловно необходимого для согласования позволяет выделить еще одну дихотомию: срок исполнения обязательства, который сторонам необходимо согласовать, для того чтобы договор считался заключенным, и срок исполнения обязательства, не составляющий существенного условия договора в силу закона. По свидетельству М. И. Брагинского, еще при создании ГК РСФСР 1964 года вопрос о признании срока исполнения для всех случаев существенным условием договора отпал, а новый ГК РФ диспозитивной
нормой ст. 314 перекрывает все возможные варианты решения вопроса о сроке
исполнения обязательства 11 . Позволю себе дополнить это положение тем, что
еще судебная практика Правительствующего сената Российской империи полагала, что закон не требует, чтобы во всяком договоре был означен срок его действия, а неуказание в договоре срока не служит основанием к признанию такого
имели в виду дарение, прикрыв его соглашением о купле-продаже с таким явно нереальным сроком исполнения
обязательства по оплате товара.
7
Грибанов В. П. Сроки в гражданском праве / Осуществление и защита гражданских прав. ― М., 2000, с. 253.
8
Гражданское право: Учебник. Т. 1. Изд. 6-е, перераб. и доп. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. ―
М., 2002, с. 638 (автор главы ― М. В. Кротов).
9
Пугинский Б. И. Коммерческое право России. ― М., 2003, с. 155.
10
Дождев Д. В. Римское частное право / Под ред. В. С. Нерсесянца. ― М., 1996, с. 453.
11
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. Изд. 2-е, испр. ―
М., 1999, с. 304–305.
8
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
договора недействительным. Указывалось также, что всякое обязательство, в
коем не указан срок платежа, но установлена обязанность платить долг, есть
бессрочное долговое обязательство 12 .
Аналогичные подходы обнаруживаются и в иностранных правопорядках. Например, английское право в принципе не рассматривает срок в качестве существенного условия договора, однако для отдельных видов договоров срок исполнения может признаваться судом существенным условием 13 .
Определенный срок исполнения обязательства
Обязанность исполнения обязательства в определенное договором время
характерна для всего гражданского права и основывается на автономии воли
сторон и обязательной силе договора. Договорное право повсеместно исходит из
необходимости исполнения обязательства в определенное договором или определимое из условий договора время. При этом большинство правовых систем
признает просрочкой сам факт неисполнения обязательства в установленный в
договоре срок 14 .
Положения о необходимости исполнения в предусмотренный договором срок
закреплены п. "а" ст. 6.1.1 Принципов международных коммерческих договоров
Международного института унификации частного права (УНИДРУА) (далее X
Принципы УНИДРУА) 15 и п. 1 ст. 7:102 Принципов европейского договорного права 16 , п. "а" ст. 33 Конвенции ООН "О договорах международной купли-продажи
товаров" (Вена, 1980 г.).
Как справедливо отмечает М. И. Брагинский, указание срока исполнения в договоре является общим правилом 17 . Законодатель даже исподволь, самой логикой изложения стремится побудить оборот к большей определенности. Поэтому
указывается целый ряд источников для определения срока исполнения: договор,
закон, иной правовой акт, существо обязательства, обычаи делового оборота.
Только тщетность в отыскании во всех этих пунктах ответа на вопрос о сроке
исполнения приводит к применению регулятивной нормы, ссылающейся на разумный срок исполнения обязательства. Тем самым законодатель явно стремится ограничить действие соответствующей специальной нормы 18 , рассчитывая на
то, что до ее применения неопределенность будет устранена с помощью других
факторов регламентации действий.
В литературе указывается, что, если срок точно не определен в обязательстве, оно должно быть исполнено в разумный срок 19 . Это утверждение необходимо
уточнить, поскольку срок в обязательстве может быть определен, но не вполне
точно, недостаточно ясно. В этом случае едва ли допустимо применять правило
о разумном сроке исполнения, ибо в силу п. 2 ст. 314 ГК РФ последний применяется, когда обязательство не содержит условий, позволяющих определить срок
исполнения. При неточном, неясном условии о сроке исполнения подлежит применению ст. 431 ГК РФ, посвященная правилам толкования договора.
12
Исаченко В. В. Законы гражданские. ― Пг., 1916, с. 491.
Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. Е. А. Васильев. Изд. 2-е, перераб. и
доп. ― М., 1992, с. 277 (автор ― Р. Л. Нарышкина).
14
Тынель А., Функ Я., Хвалей В. Курс международного торгового права. ― Минск, 2000, с. 181 (автор главы ―
А. Тынель).
15
Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А. С. Комарова. ― М., 1996, с. 129.
16
Principles of European Contract Law. Parts I and II / Ed. by O. Lando, H. Beale. The Hague, London, Boston. 2000.
P. 332.
17
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения, с. 322.
18
Там же, с. 323.
19
Гражданское право: Учебник / Под ред. С. П. Гришаева. ― М., 1998, с. 143 (автор главы ― Г. Д. Отнюкова).
13
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
9
Определенный срок исполнения обязательства характеризуется тем, что либо
нормативно, либо в силу условий обязательства срок исполнения последнего
является установленным. Однако поскольку срок относится к категории времени,
а время может исчисляться с помощью различных величин, даже точное установление срока исполнения обязательства может осуществляться различными
способами.
Мо м е н т
Прежде всего, срок исполнения обязательства может предусматриваться в
виде конкретного времени определенной даты. Хотя следует признать обоснованным утверждение В. С. Толстого о том, что далеко не всегда есть необходимость с точностью до секунды или нескольких секунд предусматривать время
исполнения 20 . Нельзя также не отметить, что современный динамичный оборот
нередко составляют такие обязательственные правоотношения, в которых для
сторон имеет значение не только день исполнения, но и конкретное время исполнения в течение дня 21 , а порой и настолько точное, что говорить о секундах
вполне оправданно 22 . Учитывая это, следует признать, что норма п. 1 ст. 314 ГК
РФ, которая устанавливает, в частности, что, если обязательство предусматривает определенный день его исполнения, оно подлежит исполнению в этот день,
страдает некоторой неполнотой. Если обязательство предусматривает, что оно
подлежит исполнению в определенное время дня, оно должно быть исполнено в
это время. Верность такого подхода подтверждается отдельными положениями
гражданского законодательства. Например, в п. 2 ст. 508 ГК РФ установлено, что
наряду с определением периодов поставки в договоре поставки может быть установлен график поставки товаров (декадный, суточный, часовой и т. п.).
Б. И. Пугинский применительно к отношениям по поставке товаров указывает, что
в качестве самостоятельного условия, определяющего частоту передачи товара,
помимо сроков могут устанавливаться графики отгрузки или передачи товара.
Графики представляют собой календарное расписание с указанием дней отгрузки. Они могут устанавливаться как часовые и даже минутные, в частности при
завозе продуктов в школьные столовые, полуфабрикатов в магазины, товаров по
торговым точкам 23 . Следует уточнить, что, на мой взгляд, графики отгрузки или
передачи товаров устанавливаются не помимо сроков исполнения обязательства, а как раз и являются источником определения сроков исполнения обязательства. Они, как правило, представляют собой частные сроки, в которые осуществляется поставка всей партии товара с разбивкой на соответствующие части. Поэтому представляется не вполне ясным утверждение о том, что сроки поставки и
графики отгрузки X это разные условия договора, а также о том, что частные
сроки могут быть соблюдены, а все графики сорваны 24 . При таком подходе система сроков исполнения обязательства выглядит уже трехуровневой: общий срок
поставки всего товара X частный срок поставки отдельной партии X срок отгрузки в соответствии с графиком. Назначение последнего звена в этой системе не
совсем ясно.
Конечно, можно предположить, что договором поставки определяются отдельно график отгрузки и срок поставки одной и той же партии товара, при этом
20
Толстой В. С. Указ. соч., с. 145.
Особенно это характерно для финансового рынка. Так, по свидетельству некоторых исследователей самыми
популярными вариантами срока сделки РЕПО являются дни или часы. ― См.: Трошин И. Сделки РЕПО: проблемы
правовой квалификации // Хозяйство и право, 2003, № 10, с. 55.
22
Например, исполнение обязательства произвести залп салюта в определенный с точностью до секунд торжественный момент.
23
Пугинский Б. И. Указ. соч., с. 158.
24
Там же, с. 158.
21
10
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
за соблюдение первого срока (видимо, более раннего), равно как и за соблюдение второго (более позднего) отвечает поставщик. Однако при таком положении
вещей покупатель в основном заинтересован в соблюдении именно второго срока, тогда как соблюдение первого не всегда будет иметь принципиальное значение. К тому же неясно, какое значение для покупателя может иметь срыв графика
отгрузки, если товар поставлен ему, тем не менее, в срок.
Д а та
Обязательство нередко предусматривает его исполнение в конкретно обозначенный датой день. Например, обязательство может предусматривать доставку
подарка юбиляру в конкретный день его рождения. Если обязательством не установлено иное, исполнение в этом случае может последовать в любое время в
течение этого дня. В законодательстве остается открытым вопрос о том, в какой
именно момент в течение соответствующего дня должно быть исполнено обязательство. Теоретически исполнение, произведенное в любой момент в течение
суток, должно было бы признаваться надлежащим. Однако, полагаю, это утверждение будет не всегда верным. Здесь существенное значение может иметь
характер обязательства. Если, например, обязательство предусматривает передачу товара, то при отсутствии особых оснований для иного вывода обязательство следует исполнять таким образом, чтобы оно не причиняло неудобств кредитору. Кроме этого, следует учитывать также торговые обычаи и обыкновения.
Так, едва ли стоило бы признать надлежащим исполнением доставку товара в
ночное время суток на склад покупателя, если только этот склад в силу специфики конкретной деятельности не работает круглосуточно или по ночам. Работа
множества организаций, как коммерческих, так и некоммерческих, осуществляется обычно в так называемые рабочие часы, поэтому исполнение обязательства в
нерабочее время едва ли должно признаваться надлежащим, если принятие
такого исполнения требует совершения определенных действий сотрудниками
организации. Напротив, зачисление, например, безналичных денежных средств
на банковский счет кредитора, безусловно, допустимо в любое время суток обусловленного дня исполнения.
Период времени
Срок исполнения обязательства может быть определен периодом времени.
В этом случае исполнение производится в любой момент в пределах этого периода. Поскольку любой период времени имеет начальную точку течения времени и конечный момент его истечения, требуется определение границ (пределов)
соответствующего периода времени. Установление границ периода времени как
срока исполнения обязательства отдается на усмотрение сторон и осуществляется с учетом правил о сроках в гражданском праве (глава 11 ГК РФ). В Принципах УНИДРУА и европейском договорном праве аналогичный подход дополняется следующим указанием: обстоятельства при этом могут свидетельствовать о
том, что выбор времени исполнения может быть предоставлен соответствующей
стороне 25 . Аналогичный подход определен в ст. 33 Венской конвенции "О договорах международной купли-продажи товаров".
Установление срока поставки путем определения периода наиболее распространено в коммерческих сделках зарубежных фирм 26 .
Срок исполнения обязательства,
25
26
с. 211.
См. п. "b" ст. 6.1.1 Принципов УНИДРУА, п. 2 ст. 7:102 Принципов европейского договорного права.
Герчикова И. Н. Международное коммерческое дело: Учебник для вузов. 2-е изд., перераб. и доп. ― М., 2001,
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
11
определенный указанием на событие
Срок исполнения обязательства может определяться посредством указания
на событие, которое должно неизбежно наступить (ч. 2 ст. 190 ГК РФ). Если событие не обладает качеством неизбежности наступления, такое положение в
договоре не может определять срок договора. В арбитражной практике применительно к сроку действия поручительства обнаруживается соответствующая иллюстрация.
Кредитор обратился в арбитражный суд с иском к должнику по денежному
обязательству и поручившемуся за него лицу о взыскании суммы долга по кредитному договору.
При рассмотрении спора было установлено, что иск заявлен по истечении
годичного срока со дня наступления срока исполнения основного обязательства, определенного в кредитном договоре. Ссылаясь на это обстоятельство, поручитель просил освободить его от ответственности по основаниям,
предусмотренным п. 4 ст. 367 ГК РФ.
Поскольку договором поручительства предусмотрено его действие до
фактического возврата суммы займа, кредитор просил отклонить доводы
поручителя.
Арбитражный суд исковые требования удовлетворил за счет основного
должника, в отношении поручителя в иске отказал.
При этом суд обоснованно исходил из следующего. Согласно ст. 190 ГК РФ
установленный сделкой срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями
или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое
должно неизбежно наступить. С учетом этого установленное в договоре условие о действии поручительства до фактического исполнения основного
договора не может считаться условием о сроке.
В соответствии с п. 4 ст. 367 ГК РФ в случаях, когда срок в договоре поручительства не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года
со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю.
В связи с этим Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ сделал следующий вывод: условие договора о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства не может рассматриваться как устанавливающее срок действия поручительства, поскольку не соответствует требованиям ст. 190 ГК РФ (п. 2 Обзора) 27 .
На практике нередки случаи, когда согласно условиям договора срок исполнения соответствующего обязательства стороны устанавливают в виде точно
определенного периода времени, однако начало отсчета этого периода связывается с определенным событием, которое, по их мнению, должно произойти в будущем. Так, согласно обстоятельствам одного из судебных дел договор предусматривал, что заказчик обязан оплатить выполненную работу в течение
пяти рабочих дней с момента подписания акта приемки результата работ.
Работы, выполненные подрядчиком, были приняты по акту без указания даты
его подписания. В связи с этим суд указал, что отсутствие на акте приемки
работ даты его составления не освобождает сторону от обязанности по
27
Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 января 1998 года № 28 "Обзор
практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве" // Вестник ВАС РФ, 1998, № 3, с. 93.
12
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
своевременной оплате принятых работ, и обязательство должно быть исполнено согласно ст. 314 ГК РФ в разумный срок после возникновения обязательства 28 .
В связи с данным делом обоснованно поставить вопрос о возможности определения срока исполнения обязательства посредством указания периода времени, исчисляемого с момента подписания сторонами акта приемки работ. Как отмечалось, согласно ч. 2 ст. 190 ГК РФ срок может определяться указанием на
событие, которое должно неизбежно наступить. Является ли таковым событием
составление акта приемки выполненных работ, хотя бы стороны и были обязаны
его составить по условиям принятого на себя обязательства? Думается, едва ли
кто-либо возьмется оспорить утверждение о том, что не все принятые на себя
обязательства участники гражданско-правовых отношений исполняют с неизбежностью. Следовательно, такое событие как составление в будущем акта принятых работ, равно как и любое иное событие, тождественное исполнению обязательства одной или несколькими сторонами правоотношения, не обладает качеством неизбежности наступления. В связи с этим указание на такое событие не
может рассматриваться как установление сторонами срока, хотя бы оно и дополнялось указанием на последующее истечение оговоренного периода времени.
Поскольку первый элемент, определяющий срок исполнения (событие), не обладает свойством неизбежности, присоединение к нему определенного периода
времени не исправляет недостатка, обращая и все условие о сроке, составленное из двух элементов, в такое, которое не отвечает требованиям гражданского
закона.
Неопределенный срок исполнения
Срок исполнения до востребования
Обязательство может подразумевать или предусматривать его исполнение по
востребованию. Это предполагает необходимость предъявления кредитором
требования должнику. При этом должник обязан исполнить обязательство в семидневный срок со дня предъявления указанного требования, если обязанность
исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий
обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства (абз. 2
п. 2 ст. 314 ГК РФ).
Как видно из закона, семидневный срок может быть заменен иным в пяти случаях, когда иное вытекает: 1) из закона; 2) иного правового акта; 3) условий обязательства; 4) обычая делового оборота; 5) существа обязательства.
По-видимому, ни один из этих случаев не распространяется на ситуацию, когда в требовании кредитора содержится соответствующее указание на срок. Поскольку таковое требование является односторонним волеизъявлением кредитора, оно без одобрения должником не может рассматриваться как условие обязательства (договора).
Практическая ситуация может быть рассмотрена через такую дихотомию: указанный кредитором в требовании об исполнении обязательства срок менее семидневного либо более.
В теории гражданского права единодушно признается, что семидневный срок
исполнения в обязательствах до востребования установлен в пользу должника.
28
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 октября 2001 года по делу № КГА41/5631-01.
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
13
Поэтому его иногда именуют льготным сроком. Назначение семидневного срока
сводится к тому, чтобы дать должнику время подготовиться к исполнению. Исходя из этого, по моему мнению, одностороннее волеизъявление кредитора, определенное в требовании об исполнении, не может связывать должника, если оно
сводится к истребованию исполнения ранее семидневного срока, установленного
законом, или иного срока, вытекающего из закона, иного правового акта, условий
обязательства, его существа или обычаев делового оборота.
Сложнее обстоит дело со случаями, когда требование кредитора о востребовании исполнения содержит указание на более длительный срок. С учетом льготного характера срока исполнения в обязательствах до востребования представляется обоснованным считать, что должник может воспользоваться этим сроком
без угрозы впасть в просрочку, однако он свободен без согласия кредитора исполнить обязательство по истечении семидневного срока, не будучи при этом
затронутым предписаниями ст. 315 ГК РФ о досрочном исполнении.
Косвенное частичное подтверждение высказанным предположениям можно
обнаружить в судебной практике. Разъясняя некоторые вопросы практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что
по смыслу п. 1 ст. 859 ГК РФ договор банковского счета прекращается с момента
получения банком письменного заявления клиента о расторжении договора (закрытии счета), если более поздний срок не указан в заявлении 29 . Таким образом,
одностороннее волеизъявление контрагента было принято во внимание.
Форма востребования. Закон не определяет форму, в которой производится
востребование кредитором исполнения. Представляется, что само по себе требование об исполнении представляет собой одностороннюю сделку, поскольку
направлено на изменение обязательственного правоотношения и влечет изменение гражданских прав. Обязательство из несозревшего с истечением льготного
срока становится созревшим, то есть с наступившим сроком исполнения. Поэтому, думается, есть основания применить к такому требованию положения гражданского права о форме сделки.
Восприятие требования. Поскольку требование об исполнении обязательства X односторонняя сделка, необходимо определить момент, с которого происходит изменение обязательственного правоотношения и начинает истекать семидневный льготный срок. Представляется, с общетеоретических подходов юридические последствия волеизъявления кредитора, направленного на получение
ис-полнения, не могут возникнуть ранее момента восприятия этого волеизъявления должником. Поэтому семидневный срок должен исчисляться не с момента
совершения сделки кредитором (объективирования воли вовне), а с момента
получения требования должником.
С практической точки зрения наиболее надежной формой истребования исполнения является письменная форма. При этом немаловажным аспектом выступает наличие доказательств получения этого требования должником.
Временные пределы востребования. Для обязательств до востребования
немаловажным аспектом является определение временных пределов востребования кредитором исполнения.
По бессрочному обязательству требование считается открытым когда угодно
(quod sine die debetur, statim debetur) 30 .
29
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 апреля 1999 года № 5 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского
счета" // Вестник ВАС РФ, 1999, № 7, с. 8.
30
Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства. ― М., 2003, с. 16.
14
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
Имеет ли значение для такого обязательства истечение длительного времени
после его возникновения? Может ли кредитор заявить требование об исполнении
через пять, десять или более лет?
В части регулирования сроков исполнения обязательств закон не выдвигает
ограничений для продолжительности периода, после которого может состояться
востребование исполнения, что на первый взгляд может приводить к нарушению
интересов должника, который по прошествии значительного периода времени
после возникновения соответствующего обязательства может утратить необходимые данные о самом обязательстве, доказательства наличия или отсутствия
предоставления со стороны контрагента, востребующего исполнение, и проч.
Нивелируют это положение вещей в праве не предписания закона о сроках исполнения обязательства, а правила об исковой давности. В исключение из общего правила о том, что срок исковой давности начинает истекать по окончании
срока исполнения обязательства (п. 2 ст. 200 ГК РФ), для обязательств до востребования срок исковой давности начинает истекать с момента, когда востребование становится возможным, то есть, если договором не предусмотрено иное, с
момента возникновения самого обязательства. Таким образом, вопреки не вполне точному предписанию действующего позитивного права (абз. 2 п. 2 ст. 200 ГК
РФ) по обязательству до востребования срок исковой давности истечет через три
года с момента возникновения обязательства, и заявленному кредитором требованию будет корреспондировать лишь натуральное обязательство должника.
Следовательно, если предположить, что с практической точки зрения в большинстве случаев должники по обязательствам до востребования воспользуются защитой своего права посредством ссылки на пропуск срока исковой давности,
срок исполнения в реальности ограничивается (хотя бы и условно) трехлетним
сроком. По крайней мере, едва ли было бы разумным для участников оборота в
обязательствах до востребования полагаться на то, что должник не воспользуется ссылкой на срок исковой давности, рассчитывая, что востребование исполнения может быть осуществлено (и, что более важно, удовлетворено) спустя три и
более года после возникновения обязательства.
В Принципах УНИДРУА и Принципах европейского договорного права отсутствуют нормы, определяющие срок исполнения обязательств до востребования.
При этом, судя по иллюстрации Принципов европейского договорного права, срок
исполнения в обязательствах до востребования рассматривается как определимый 31 .
Разумный срок
Под разумным сроком понимается период времени, обычно необходимый для
совершения действия, предусмотренного обязательством 32 . К этому следует
добавить, что разумность срока может иметь отличие даже и для одинаковых
действий, то есть в пределах одного вида обязательства. Это различие может
возникать из-за внешних по отношению к действию обстоятельств. При одних
обстоятельствах разумным сроком совершения действия будет одна величина,
а при других обстоятельствах для тех же самых действий разумным сроком может быть признана иная величина. Поэтому представляется верным мнение
Г. Д. От-нюковой, согласно которому к оценке разумного срока суд должен подходить с учетом характера обязательства, взаимоотношений сторон, условий ис31
Principles of European Contract LawI, p. 332.
Гражданское право. Т. 1. Изд. 6-е, перераб. и доп. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого, c. 638 (автор
главы ― М. В. Кротов).
32
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
15
полнения, влияющих на возможность своевременного исполнения 33 . Схожий подход можно усмотреть в американском праве. Так, согласно § 2 ст. 1-204 Единообразного торгового кодекса США то, какой срок является разумным для совершения того или иного действия, зависит от характера и целей такого действия и
от обстоятельств, с ним связанных 34 .
В п. 2 ст. 314 ГК РФ установлено, что в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Категоричность данного предписания по определению срока
исполнения обязательства позволяет сделать вывод, что законодатель полагает
возможным установление разумного срока для абсолютно любого бессрочного
обязательства. Однако действительно ли абсолютно любое обязательство, каким бы лаконичным оно ни было, позволит определить срок его исполнения?
Полагаю возможным усомниться в положительном ответе на этот вопрос.
Сколь простой, столь и удачный в этом смысле пример приводит М. В. Кротов.
Он указывает, что если гражданин передал в пользование своему знакомому
телевизор, не оговаривая срок пользования, то предполагается его возврат в
течение семи дней с момента предъявления кредитором соответствующего требования 35 . В самом деле, можно ли определить разумность срока возврата телевизора для этого случая? Я бы не взялся за эту задачу. Следовательно, можно,
вероятно, говорить, что, если обязательство не позволяет определить разумный
или любой иной срок исполнения, оно должно быть исполнено в течение семи
дней с момента предъявления требования кредитора. Иными словами, обязательство с неопределимым сроком исполнения является обязательством до востребования.
Таким образом, даже если обязательство прямо не предусматривает, что оно
подлежит исполнению по востребованию, это условие присутствует в нем имплицитно, если иного срока его исполнения, включая и разумный срок, отыскать
не представляется возможным.
В период действия Свода законов Российской империи законодательству и
доктрине не было известно в качестве общего правила требование об исполнении обязательства, заключенного без указания срока исполнения, в разумный
срок. Напротив, для таких (бессрочных) обязательств считалось, что срок исполнения обязательства наступает немедленно по заключении договора 36 . Д. И. Мейер указывал, что бессрочные обязательства подлежат удовлетворению по первому требованию верителя, так что если лицо обязано совершением какого-либо
действия, но не определено время его совершения, то это значит, что совершение действия может быть потребовано от должника в любую минуту 37 .
Согласно проекту Гражданского уложения Российской империи по бессрочному обязательству веритель вправе потребовать, а должник вправе произвести
исполнение немедленно. Если по существу обязательства немедленное исполнение его невозможно, то должнику предоставляется необходимый для исполнения срок (ст. 1622) 38 .
33
Гражданское право: Учебник / Под ред. С. П. Гришаева, с. 143.
Единообразный торговый кодекс США / Пер. с англ. ― М., 1996, с. 54.
35
Гражданское право: Учебник. Т. 1. Изд. 6-е, перераб. и доп. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого, с. 638.
36
Синайский В. И. Русское гражданское право. ― М., 2002, с. 333.
37
Мейер Д. И. Русское гражданское право. В 2-х ч. Ч. 2. ― М., 1997, с. 145.
38
Кодификация российского гражданского права: Свод законов гражданских Российской империи, Проект
Гражданского уложения Российской империи, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР
1964 года. ― Екатеринбург, 2003, с. 493.
34
16
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
В первой послереволюционной кодификации это же положение несколько
трансформировалось: вместо необходимого появляется семидневный срок, который именуется льготным.
Так, согласно ст. 111 ГК РСФСР 1922 года если срок исполнения не указан
либо определен моментом востребования, кредитор вправе потребовать, а
должник произвести исполнение немедленно. В этом случае должнику, по
предъявлении требования кредитором, предоставляется семидневный льготный
срок, поскольку иное не установлено законом.
В ГК РСФСР 1964 года устанавливалось регулирование неопределенности
срока исполнения обязательства. При этом в ст. 172 предписывалось, что, если
срок исполнения обязательства не установлен либо определен моментом востребования, кредитор вправе потребовать исполнения, а должник вправе произвести исполнение в любое время. Должник обязан исполнить такое обязательство в семидневный срок со дня предъявления требования кредитором, если обязанность немедленного исполнения не вытекает из закона, договора или существа обязательства. Установление обязанности исполнения в разумный срок буквально в этой норме не просматривалось 39 .
Российское гражданское право исходит из того, что в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок
после возникновения обязательства (абз. 1 п. 2 ст. 314 ГК РФ). При этом из абз. 2
этого же пункта ст. 314 следует, что обязательство, не исполненное в разумный
срок, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой
срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.
Такое правовое регулирование может привести к мысли о наличии здесь некоторого внутреннего противоречия. С одной стороны, установлено, что обязательство должно быть исполнено в разумный срок, с другой X указывается, что
должник обязан исполнить его по истечении семидневного срока после предъявления требования кредитора, если оно не было исполнено в разумный срок.
В связи с этим обоснованно поставить вопрос: когда же все-таки срок исполнения
считается наступившим X после истечения разумного срока или после истечения упомянутых семи дней? Вопрос этот более чем важный, ибо от правильного
ответа на него зависит верное определение весьма существенных последствий:
начало просрочки и применение соответствующей ответственности, начало течения срока исковой давности и др.
Поскольку общая норма о сроке исполнения обязательства должна быть одинаково пригодна для применения к любому обязательству, она должна подходить
и к регламентации исполнения простейшего обязательства: совершить однократное действие. Совершить однократное действие можно лишь в строго определенное время или промежуток времени. Таким образом, представляется совершенно немыслимым, чтобы должник был обязан исполнить обязательство
одновременно в два различных не совпадающих во времени момента (по истечении разумного срока и после истечения указанного семидневного срока).
Если исходить из того, что совокупность предписаний п. 2 ст. 314 ГК РФ приводит к тому, что обязательства с неопределенным сроком считаются просро39
При сравнении данной нормы и ст. 33 Венской конвенции "О договорах международной купли-продажи товаров" создается впечатление, что ныне действующая ст. 314 ГК РФ, посвященная сроку исполнения обязательства,
выступает своеобразным симбиозом двух первых положений, причем результат этого слияния кажется не вполне
удачным и требующим некоторых разъяснений.
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
17
ченными лишь после предъявления кредитором требования, то следовало бы в
силу причин, указанных ранее, ограничить во времени возможность предъявления кредитором этого требования определенным сроком. В противном случае
возможны ситуации, при которых после истечения разумного срока исполнения
должник, не исполнивший это обязательство в данный срок, получал бы от кредитора требование через весьма значительный промежуток времени (через пять,
десять и более лет). Теоретически такое положение вещей могло бы привести к
существованию вечного обязательства. Между тем для бессрочных обязательств
срок исполнения обязательства действительно увязывался с моментом предъявления требования, и просрочку полагали необходимым считать с этого же момента, добавляя к нему все же необходимое должнику время для производства
исполнения 40 , что представляет собой ничто иное как льготный срок.
Если исходить из того, что должник считается просрочившим с момента истечения разумного срока, предоставление ему семидневного льготного срока после
предъявления кредитором требования не имеет под собой достаточно оснований, ибо исправление должником своего нарушения в течение этих семи дней
влечет для него возможность исключить из общей просрочки лишь эти семь
дней. Кроме того, подобный подход в известной степени непоследователен. Коль
скоро должник уже находится в просрочке, каковы правовые основания получения им, по существу, в качестве своеобразной "премии" семидневного срока,
единственным законодательным основанием которого служит требование кредитора об исполнении обязательства, адресованное неисправному должнику?
Можно обнаружить и третий подход к разрешению этой проблемы. М. И. Брагинский указывает, что этот так называемый льготный срок начинает исчисляться
со дня окончания разумного срока 41 . В результате для обязательств без указания
срока исполнения последний определялся бы по формуле: разумный срок + семидневный срок, после чего должник оказывается в просрочке. Однако уязвимость этого толкования заключается в том, что закон связывает начало течения
указанного семидневного срока с требованием кредитора, а не с моментом истечения разумного срока.
Соединение вопроса о просрочке бессрочного обязательства с требованием
кредитора об исполнении, которое можно усмотреть в российском праве, видимо,
имеет под собой отголоски римского права. Романисты указывают, что если обязательство было заключено без указания срока, то для того, чтобы должник оказался в просрочке, необходимо особое напоминание в форме требования исполнения (interpellatio) 42 . Интересно заметить, что положения о таком напоминании
известны и современным правовым системам: например, Франции (mise en
demeure) 43 , Германии (Abmahnung), требуется напоминание и по швейцарскому
праву (ст. 102 Швейцарского обязательственного закона). При этом следует заметить, что современное право стремится смягчить или отчасти исключить необходимость такого напоминания для целого ряда случаев 44 . Более того, в некоторых континентальных странах (Франция, Италия, Германия, Греция) при просрочке, например, поставки товара, когда срок исполнения не был согласован,
покупатель может потребовать поставки и должен предоставить продавцу ра-
40
Мейер Д. И. Указ. соч., с. 145.
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения, с. 324.
Дождев Д. В. Указ. соч., с. 454.
43
Подробнее см.: Marsh P. D. V. Comparative Contract Law: England, France, Germany. Hampshire. 1996. P. 178.
44
См.: для Франции: Ibid, p. 178–179; в Германии в связи с реформой обязательственного закона (§ 286 BGB):
Реформа обязательственного права Германии. Германское гражданское уложение (с учетом изменений, вступивших в силу 1 января 2002 года) / Ежегодник сравнительного правоведения. 2002 год. ― М., 2003, с. 297.
41
42
18
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
зумный срок для исполнения (delai de grace, Nachfrist) до того момента, когда он
может считать договор расторгнутым 45 .
Критика необходимости напоминания для обязательств с установленным сроком исполнения в русском праве представлена Д. И. Мейером 46 .
Сравнение некоторых современных иностранных подходов с отечественным
регулированием может привести к предположению о том, что появление льготного срока в требовании кредитора по обязательствам, которые должны исполняться в разумный срок, должно было сопрягаться с правом кредитора на отказ
от договора, однако в силу каких-то причин эта связь оказалась утраченной.
Двухэтапность установления срока исполнения обязательств для случаев, когда он не определен иным допустимым образом, позволяет разрешить одну существенную проблему, которая могла бы возникнуть на практике. Если бы в законе не было указания на исполнение обязательства в разумный срок, должник,
готовый произвести исполнение, вынужден был бы дожидаться предъявления
требования кредитором, отказ которого принять исполнение порождал бы известную неопределенность. Существующее регулирование позволяет должнику
освободиться от обязательства его исполнением, при условии, что разумный
срок истек. Однако нельзя не заметить, что для разрешения только этой гипотетической проблемы законодателю не было необходимости указывать, что обязательство должно быть исполнено в разумный срок. Следовало бы установить,
что должник вправе исполнить обязательство в разумный срок, даже если кредитор не заявил требования о его исполнении.
В связи с этим представляет интерес позиция М. И. Брагинского. При определении соотношения между указанными двумя сроками X разумным и льготным
X необходимо учитывать принципиальное их различие. Разумный срок по общему правилу установлен в интересах кредитора, а льготный X в интересах должника. Это означает, что подсчет просрочки исполнения ведется только по истечении льготного срока, но исполнить обязательство должник вправе в любой
день этого срока, а кредитор обязан принять исполнение, переданное в течение
указанного срока, под страхом впасть в просрочку 47 .
Из гражданского законодательства России можно установить существование
как бы двух видов разумного срока, различающихся наличием или отсутствием
добавления в виде льготного семидневного срока. Этот вывод делается из анализа норм части второй Гражданского кодекса РФ. В отдельных положениях последней при определении срока законодатель в одних случаях помещает отсылку к ст. 314 ГК РФ (п. 1 ст. 457), а в других без отсылки к ст. 314 указывается на
необходимость исполнения в разумный срок (п. 2 ст. 668). Эта юридическая техника и служит основанием существования двух видов определимых сроков исполнения: разумного срока совместно с льготным и разумного срока без льготного срока.
В современной российской науке гражданского права существование двух
видов определимого срока обосновал М. И. Брагинский, указавший следующее:
"На наш взгляд, названные в ГК соответствующие нормы, которые вместо отсылки к ст. 314 включили правило о разумном сроке, могут считаться оправданными
только в случае, если можно усмотреть в них волю законодателя к тому, чтобы
не распространять правило о семидневном льготном сроке на соответствующие
45
Шмиттгофф К. В. Экспорт: право и практика международной торговли / Отв. ред. А. С. Комаров. ― М., 1993,
с. 70.
46
47
Мейер Д. И. Указ. соч., с. 144–145.
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения, с. 324–325.
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
19
случаи. Иначе такая дифференциация X в одних случаях отсылка к ст. 314 ГК,
означающая необходимость и соответственно возможность отсрочки исполнения
с учетом льготного срока, а в других X упоминание только о разумном сроке, X
становилась бы необъяснимой" 48 .
С юридико-технической точки зрения достаточно затруднительно что-либо противопоставить приведенным аргументам. Однако с точки зрения существа хозяйственных отношений остаются не вполне ясными мотивы, которыми руководствовался законодатель, предоставляя должнику в одном случае льготный срок,
а в другом X лишая его этого срока. В приведенных примерах речь идет о передаче вещей в одной ситуации по договору купли-продажи (льготный срок наличествует), в другой X по договору финансовой аренды (льготный срок отсутствует).
Конвенция "О договорах международной купли-продажи товаров" устанавливает, что продавец должен поставить товар при отсутствии срока в договоре или
невозможности определить его из содержания договора в разумный срок после
заключения договора (п. "с" ст. 33). Принципы УНИДРУА и Принципы европейского договорного права (п. "с" ст. 6.1.1 и п. 3 ст. 7:102 соответственно) также предусматривают правило об исполнении обязательства в разумный срок после заключения договора при молчании последнего. Однако такое положение установлено не во всех национальных законодательствах. В отличие от европейских
стран общего права X Финляндии, Швеции, многие континентальные системы
(Франция, Австрия, Германия, Дания, Греция, Италия, Нидерланды, Португалия,
Швейцария) содержат правило о немедленном исполнении обязательства. Однако обычай, существо обязательства или иные обстоятельства могут встать преградой для истребования кредитором немедленного исполнения. В Италии, Португалии, Франции и Испании определение срока исполнения может быть осуществлено судом, что видится не вполне практичным с точки зрения динамизма
современного оборота. В некоторых других странах правило о немедленном исполнении смягчается требованием добросовестности действий при исполнении
обязательства (Германия, Дания, Греция и Нидерланды).
Американскому договорному праву также известно правило о разумном сроке
исполнения обязательства при молчании договора и невозможности применения
правил деловой практики 49 . Такое правило фигурирует в Единообразном торговом кодексе США (§ 1 ст. 2-309) 50 .
Среди новых кодификаций бывших республик СССР, которые не в полной
мере восприняли положения модельного кодекса для стран СНГ, можно обнаружить достаточно интересные конвергенции концепции немедленного исполнения
и разумного срока для бессрочных обязательств. Так, согласно ст. 427.2 ГК Азербайджана если срок исполнения обязательства не назначен или его невозможно
назначить в силу обстоятельств, то кредитор может требовать немедленного
исполнения обязательства, а должник обязан исполнить его в разумный срок 51 .
Таким образом, получается, что право требования кредитора не имеет необходимой корреспонденции в обязанности должника, что представляется противоречащим теории обязательственного права, ибо если должник не обязан совершить действие в точности с правом требования кредитора, то на самом деле у
48
Там же.
Основные институты гражданского права зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование / Рук.
авт. колл. В. В. Залесский. ― М., 1999, с. 323 (автор главы ― С. В. Соловьева).
50
Единообразный торговый кодекс США, с. 67.
51
Гражданский кодекс Азербайджанской Республики. ― Баку, 2000, с. 202.
49
20
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
последнего это право отсутствует, а есть лишь такое право, которое полностью
корреспондирует обязанности должника.
При отсутствии установленного срока исполнения арбитражная практика прибегает к применению правил ст. 314 ГК РФ о разумном сроке. Так, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ установил, что в случаях, когда моменты заключения и исполнения договора поставки не совпадают, сторонами не указан срок
поставки и из договора не вытекает, что она должна осуществляться отдельными
партиями 52 , при разрешении споров необходимо исходить из того, что срок поставки определяется по правилам, установленным ст. 314 ГК РФ 53 .
Аналогичным образом решается вопрос о возврате многооборотной тары, если срок исполнения этого обязательства не может быть определен в установленном законом порядке 54 .
В практике судов кассационных инстанций можно обнаружить случаи, когда
семидневный срок приплюсовывается не к моменту истечения разумного срока и
не к востребованию, а к моменту вынесения судебного акта 55 .
Изменение срока исполнения
По воле сторон
Изменение срока исполнения обязательства, как и любое другое условие договора, может осуществляться по соглашению сторон, если только право на одностороннее изменение срока исполнения не предоставлено по договору одной
из его сторон. Поскольку закон не содержит специальных норм о порядке и форме изменения условия о сроке исполнения обязательства, такое изменение подчиняется общим правилам изменения договора.
На практике зачастую возникает вопрос о возможности изменения срока исполнения обязательства конклюдентными действиями. Представляется, что,
поскольку вопрос об изменении срока исполнения обязательства сводится к вопросу о согласовании воли сторон, в принципе изменение воли сторон обязательства по вопросу о сроке его исполнения возможно и конклюдентными действиями, при условии, что эти действия указывают на то, что такая воля сторон
изъявлена.
Вопрос о возможности изменения срока исполнения обязательства в зависимости от того, наступил ранее согласованный срок исполнения или нет, должен
разрешаться положительно в том смысле, что стороны вправе изменить срок исполнения обязательства как до наступления ранее согласованного срока исполнения, так и после, то есть в состоянии просрочки должника.
При игнорировании воли соответствующих сторон
Срок исполнения обязательства в случаях, установленных в законе, может
быть изменен и по воле одной стороны. Здесь я оставляю в стороне случаи, когда такая возможность открывается для соответствующей стороны в силу самих
52
Когда сторонами предусмотрена поставка товаров в течение срока действия договора поставки отдельными
партиями и сроки поставки отдельных партий (периоды поставки) в нем не определены, товары должны поставляться равномерными партиями помесячно, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа
обязательства или обычаев делового оборота (п. 1 ст. 508 ГК РФ).
53
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 года № 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки" //
Вестник ВАС РФ, 1998, № 3, с. 23.
54
Там же, с. 26.
55
См., например, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 24 января 2003 года
по делу № КГ-А40/9076-02-П.
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
21
условий договора, ибо в конечном счете именно совместная воля сторон при
заключении договора допустила такую возможность, поэтому последующие односторонние действия одной из сторон основываются на предыдущем совместном волеизъявлении. Праву известны случаи, когда изменение срока исполнения
обязательства, обычно в виде отсрочки, устанавливается законодателем 56 .
При определенных обстоятельствах закон предусматривает право кредитора
требовать досрочного исполнения либо, напротив, предусматривает отсрочку исполнения обязательства. Таким образом, изменение срока исполнения может происходить либо в интересах кредитора, либо в интересах должника.
В интересах кредитора досрочное исполнение предусматривается законом в
тех случаях, когда законодатель усматривает угрозу успешному исполнению обязательства при сохранении ранее установленного срока исполнения обязательства.
К. П. Победоносцев в свое время в целом верно отметил это обстоятельство.
"Назначение срока в обязательстве связано с кредитором, т. е. с доверием кредитора к состоятельности своего должника. Итак, когда явно обнаруживается
несостоятельность должника, срок теряет свое значение и обязательство становится открытым для взыскания. X Кроме того, в иных законодательствах
(франц.) есть постановление, что срок теряет свою силу, когда лицо, обязавшееся обеспечить долг свой, уклоняется от обеспечения, и еще когда должник намеренно или самовольно уменьшил или истребил ценность обеспечения своего
долга, напр. истребил, испортил заложенное имущество, обесценил его вырубкой леса и т. п." 57 .
Схожее положение вещей закрепляется и в некоторых иностранных правопорядках (см., например, ст. 6:40 ГК Нидерландов) 58 .
Современное российское право также предусматривает изменение срока исполнения обязательства в определенных ситуациях.
Например, в случаях, когда залоговое обеспечение претерпевает негативные
для кредитора изменения (ст. 351 ГК РФ), залоговый кредитор вправе требовать
досрочного исполнения обязательства, обеспеченного залогом.
Согласно п. 2 ст. 60 ГК РФ кредитор реорганизуемого юридического лица
вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства,
должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения
убытков 59 .
Досрочное наступление сроков происходит при открытии конкурсного производства в отношении должника, поскольку это продиктовано необходимостью
производства расчетов со всеми кредиторами в силу того, что конкурсное производство, как правило, должно заканчиваться ликвидацией должника в возможно
кратчайшие сроки.
56
Исторический пример находим у Д. И. Мейера: "В нашем древнем праве акты верховной власти, устанавливающие отсрочку, назывались полетными грамотами, и такие грамоты распространялись иногда на целые сословия
лиц, впрочем всегда выдавались в виде исключений, по каким-либо особенно уважительным причинам. В римском
праве отсрочка по обязательству, исходящая от верховной власти, называется moratorium. Во время существования империи она часто предоставлялась придворным мотам". ― См.: Мейер Д. И. Указ. соч., с. 143.
57
Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства, с. 17.
58
Гражданский кодекс Нидерландов / Пер. с голл. М. Ферштмана / Отв. ред. Ф. Й. М. Фельдбрюгге. ― Лейден,
1996, с. 287–288.
59
Эффективность и соразмерность регулирования правоотношений этим предписанием может вызывать некоторые вопросы. Не любая реорганизация должника представляет угрозу интересам кредиторов. Думается, эту меру
следовало бы сохранить для случаев слияния юридических лиц, когда в силу худшего финансового положения
одного из них после слияния такая реорганизация будет представлять угрозу для удовлетворения требований
кредиторов другого юридического лица. Для случаев выделения и разделения более эффективным видится установление солидарной ответственности реорганизуемых юридических лиц.
22
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
Изменение сроков удовлетворения требований кредиторов устанавливается в
пользу должника на основании различных целей, однако, как правило, основывается на интересе не только одного лишь должника, но и других лиц. Например,
так происходит в связи с фактической отсрочкой исполнения при введении некоторых реабилитационных процедур в делах о банкротстве должника (финансовое оздоровление, внешнее управление), где учитываются как интересы должника, так и интересы всех кредиторов, а также экономическое состояние соответствующего региона, отрасли и т. п., то есть, по существу, общественные интересы.
Отличие срока исполнения обязательства
от срока действия договора
Из гражданско-правового договора в большинстве случаев возникает не одно,
а несколько обязательств. Поэтому, различая обязательство в узком смысле и
обязательство в широком смысле, следует также различать срок исполнения
обязательства и срок действия договора. По общему правилу окончание срока
действия договора не влечет прекращения обязательств сторон по договору,
если только иное не предусмотрено законом или договором. При отсутствии в
договоре условия о том, что окончание срока его действия влечет прекращение
обязательств сторон по этому договору, последний признается действующим до
определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательств.
Как правило, в договоре не указывается прямо момент окончания исполнения
обязательств сторон. Момент окончания исполнения обязательств определяется
существом самого обязательства. Например, исполнение обязательства покупателя по договору купли-продажи оканчивается с передачей продавцу денег (зачислением их на счет обслуживающего продавца банка).
Срок исполнения конкретного обязательства, возникшего из договора, и срок
действия самого договора могут и не совпадать. Применительно к поставке в литературе справедливо отмечается вполне очевидная необходимость в различии сроков действия договора и срока передачи или отгрузки товара 60 .
Однако срок действия договора может зависеть от срока исполнения определенного обязательства. Например, если договором определен срок исполнения
обязательства арендатора по возврату арендованной вещи, то и срок договора
аренды определяется сроком исполнения обязательства по возврату вещи. Очевидно, что возможна и обратная зависимость: если срок действия договора
аренды определен сторонами, то и обязанность арендатора по возврату арендованной вещи должна определяться окончанием срока действия договора. При
этом, как обоснованно отмечается в договоре, если обязательство слагается из
нескольких обязанностей, не исключено, что для одних из них устанавливается
срок исполнения, а для других он остается неопределенным 61 .
МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
Общие положения
Категория места исполнения обязательства базируется на общефилософском
понятии пространства. Все существующее имеет пространственное расположение. Поэтому право, регулируя известные отношения между людьми, не может
60
См., например: Пугинский Б. И. Указ. соч., с. 155.
Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е. А. Флейшиц, О. С. Иоффе. ― М., 1970, с. 260 (автор комментария ―
О. С. Иоффе).
61
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
23
не принимать во внимание вопрос пространства. Феномен пространства не
обойден и гражданским правом вообще и обязательственным правом в частности. Для исполнения обязательства в пространственном аспекте принято говорить о его месте исполнения. Иными словами, если ряд правоположений по вопросу исполнения обязательства отвечают на вопросы: "Кому исполнять?", "Что
именно исполнять?", "Когда исполнять?", то исследуемая область может быть
обозначена ответом на вопрос: "Где исполнять?", определяя тем самым надлежащее место исполнения (locus opportunus).
Обозначая самым общим образом место исполнения обязательства, следует
указать, что таковым является более или менее обширное пространство, границы которого находятся в досягаемом месте и определяются по особым правилам.
Исходя из общих принципов гражданского права X автономии воли и свободы
договора X место исполнения может быть определено самими сторонами обязательственного правоотношения. Ограничение свободного усмотрения сторон
возможно лишь на основании закона.
Каково же, однако, положение вещей в том случае, если стороны упустят обозначить место исполнения? Существуют ли в праве приемы, какие-либо общие
подходы для прояснения образовавшейся неопределенности в правоотношении?
Некоторые исследователи римского права сообщают об отсутствии у них исчерпывающей информации о месте исполнения обязательства 62 . По другим сведениям считалось, что место исполнения, когда оно не зафиксировано сторонами, должно выводиться из обстоятельств дела. Ю. Барон указывал, что место
исполнения может определяться природой обязательства или его предметом 63 .
Так, слуга должен оказывать услуги в месте проживания его господина. Если
же такого предположения вывести из обстоятельств дела нельзя, то вещи, определенные родовыми признаками, должны быть доставлены в место, в котором
кредитор может предъявить по поводу них иск 64 , которое обычно является местом нахождения должника. Индивидуально-определенные вещи, с другой стороны, должны быть доставлены туда, где они были во время возникновения обязательства (заключения договора). В качестве общего правила при этом выводилось, что на кредитора возложена обязанность явиться за получением причитающегося ему исполнения ("Holschuld", "haalskuld"), на должнике не лежит обязанность произвести исполнение в месте нахождения кредитора ("Bringschuld",
"bringskuld") 65 .
Менее развитый правопорядок может удовлетвориться простым, унитарным
определением места исполнения X у должника. Хотя, как мы видим, уже в римском праве это правило, хотя и определялось как общее, уже имело некоторые
варианты: место нахождения вещи для случаев нахождения должника в ином
месте. С развитием хозяйства, его усложнением, вовлечением в оборот все новых и новых объектов предоставления, появлением новых видов обязательств
правовое регулирование определения места исполнения обязательства не могло
оставаться неизменным и не подвергнуться вслед за развивающейся экономикой
обогащению и вслед за этим усложнению. Хотя и современным кодификациям
62
Франчози Дж. Институционный курс римского права / Отв. ред. Л. Л. Кофанов. ― М., 2004, с. 414.
Барон Ю. Система римского гражданского права. Изд. 3-е. Вып. третий. Книга IV: Обязательственное право.
― СПб., 1910, с. 58.
64
Римское частное право: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого. ― М., 1994, с. 270 (автор главы ― И. С. Розенталь).
65
Zimmermann R. The Law of Obligations. Roman Foundations of the Civilian Tradition. Deventer, Boston, Cape
Town, 1992. P. 751.
63
24
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
известна система, не обладающая особым разнообразием правил о месте исполнения обязательства. Например, ГК Нидерландов, отдавая предпочтение
автономии воли сторон, устанавливает две привязки на случай отсутствия волеизъявления сторон обязательства (ст. 6:41) 66 . В отношении индивидуальноопределенной вещи X место ее нахождения во время возникновения обязательства 67 . В отношении вещи, определяемой родовыми признаками, X место осуществления дол-жником профессиональной или предпринимательской деятельности либо место его жительства 68 .
Законодательство КНР до его реформирования также содержало достаточно
лаконичную систему диспозитивных норм: для денежных обязательств место исполнения определялось по кредитору, для остальных X по должнику (ст. 88 Общих положений гражданского права КНР) 69 .
Даже современные образцы регулирования порой отличаются лаконичностью
подхода. Так, Принципы УНИДРУА устанавливают две привязки определения места исполнения: для исполнения денежных обязательств X коммерческое предприятие кредитора; для исполнения других обязательств X коммерческое предприятие должника (п. 1 ст. 6.1.6) 70 . При этом комментаторы Принципов УНИДРУА
замечают, что, возможно, эти решения не являются самыми совершенными во
всех случаях 71 . Аналогичное регулирование содержится в Принципах европейского договорного права [ст. 7:101 (1)] 72 .
История развития русского обязательственного права, с одной стороны, замечательным образом иллюстрирует схожесть правовых подходов в определении места исполнения с римским правом, а с другой X выявляет некоторое различие в подходах отдельных ученых.
"Определение места исполнения договора может относиться и к лицу, имеющему право требовать, и к лицу, обязанному исполнением; в каком месте первый
может требовать исполнения и имеет право принудить к исполнению, в таком
месте последний обязан добровольно учинить исполнение к удовлетворению
требования. Если об этом предмете нет определения в договоре, он определяется по сущности дела и по обстоятельствам" 73 . К этому добавлялось, что по русскому закону передача вещи полагается по месту жительства требующего лица
во время заключения договора, а действие X по месту жительства обязанного
лица 74 .
Интересны в этом вопросе подходы Д. И. Мейера, который, в частности, полагал, что в случае, когда участники обязательства находятся не в месте своего
жительства, например на ярмарке, и обязательство предусматривает немедленное исполнение, то место исполнения определяется местом временного пребывания участников обязательства. Для общего же правила он выдвигал следующий тезис. Должник, оставаясь по своему месту жительства, не производит
удовлетворения верителю и тем нарушает его право; отсутствие же верителя по
местожительству должника не служит для него оправданием неисправности.
66
Гражданский кодекс Нидерландов, с. 288.
Интересно, что такой же подход выдвигался ранее и в русской литературе. ― См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник
торгового права. ― М., 1994, с. 199.
68
Аналогичный подход используется в Квебеке (ст. 1566 ГК Квебека) и в других романских системах, например
в Бельгии. ― См.: Гражданский кодекс Квебека. ― М., 1999, с. 244; Herbots J. Contract Law in Belgium. Deventer,
Boston. 1995. P. 178.
69
Гражданское законодательство КНР. ― М., 1997, с. 35.
70
Принципы международных коммерческих договоров, с. 139.
71
Принципы международных коммерческих договоров, с. 140.
72
Principles of European Contract Law, p. 329.
73
Победоносцев К. П. Указ. соч., с. 148.
67
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
25
Следовательно, удовлетворение должно быть произведено по местожительству
верителя: должник обязан явиться в тот город, где живет веритель, и совершить
действие, которое составляет предмет его обязательства 75 .
Расхождение в подходах двух русских ученых очевидно.
В. И. Синайский, учитывая уже положения проекта Гражданского уложения, в
качестве общего правила выдвигает место жительства должника, а для денежных обязательств X место жительства кредитора. Последнее обосновывается
им ссылкой на судебную практику и положения Свода законов о договоре займа,
которые, в частности, определяли: "Если же займодавец за какой-либо оговоркою денег брать не захочет …", в связи с чем ученый задавался вопросом: где не
захочет? Отвечая на него, он указывал: вернее, что в своем местожительстве,
причем местожительство должника определяется по времени предъявления иска, а не возникновения обязательства 76 .
Свод законов гражданских Российской империи (т. Х, ч. 1) применительно к
передаче проданного имущества устанавливал обязанность уплаты цены в надлежащем месте (ст. 1521), однако определения надлежащего места в этой норме
не содержалось 77 . Судебная практика, восполняя пробел закона, устанавливала,
что местом исполнения договора, который заключается в платеже денег, признается место пребывания лица, коему деньги должны быть уплачены, если между
сторонами не последовало иное по сему предмету соглашение 78 .
Проект Гражданского уложения Российской империи устанавливал уже более
подробное общее регулирование места исполнения обязательства. Приоритет
отдавался воле сторон и существу обязательства (ст. 1619), а при невозможности использования этого подхода предписывалось следующее. Обязательство
подлежит исполнению в месте жительства должника во время возникновения
обязательства, а по сделкам, относящимся к торговле должника, X в месте нахождения его торгового заведения. По денежному долгу платеж должен быть
произведен в месте жительства верителя; но если веритель после возникновения обязательства переменил свое место жительства, то увеличившиеся вследствие сего для должника издержки и страх по пересылке верителю денег падают
на верителя (ст. 1620) 79 .
Кодекс 1922 года устанавливал еще более развернутое регулирование. Статья 113 закрепляла следующее правило.
Если место исполнения не определено законом или договором и не явствует
из существа обязательства, исполнение должно быть произведено:
а) по обязательствам, предметом коих является передача прав на строения
или земельные участки, X в месте нахождения строения или участка;
б) по сделкам, входящим в круг деятельности предприятия должника, X в месте нахождения предприятия;
в) по денежным обязательствам X в месте жительства кредитора в момент
возникновения обязательства; но если кредитор к моменту исполнения обязательства переменил место жительства и своевременно известил о том должника,
последний обязан произвести исполнение по новому местожительству кредитора
74
Там же, с. 149.
Мейер Д. И. Указ. соч., с. 147.
76
Синайский В. И. Указ. соч., с. 333.
77
Кодификация российского гражданского права, с. 235.
78
Исаченко В.В. Указ. соч., 493.
79
Кодификация российского гражданского права, с. 493.
75
26
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
с отнесением на счет кредитора всех расходов, связанных с переменой места
исполнения;
г) по прочим обязательствам X в месте жительства должника в момент возникновения обязательства 80 .
Однако в области отношений между социалистическими организациями, основанных на плановом договоре, признавалось, что место исполнения определяется не общей нормой, а специальными правилами, сформулированными в
нор-мативных актах, регулирующих хозяйственные договоры 81 .
Дальнейшее развитие гражданского законодательства по вопросу места исполнения обязательства было предопределено переходом к плановой экономике. Статья 174 ГК РСФСР 1964 года устанавливала следующее.
Если место исполнения не определено законом, договором или актом планирования и не явствует из существа обязательства, исполнение должно быть произведено:
1) по обязательству передать строение X в месте нахождения строения;
2) по денежному обязательству (кроме денежных обязательств государственных, кооперативных и общественных организаций) X в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитор к моменту исполнения обязательства переменил место жительства и известил об этом должника,
то в новом месте жительства кредитора с отнесением на счет кредитора всех
расходов, связанных с переменой места исполнения;
3) по всем другими обязательствам X в месте жительства должника, а если
должником является юридическое лицо X в месте его нахождения.
Современное правовое регулирование места исполнения представляет собой
инвариантность регламентации правоотношений в этой области. В последней
российской гражданской кодификации (ст. 316 ГК РФ) установлены следующие
правила определения места исполнения.
Если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами
или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение должно быть произведено:
по обязательству передать земельный участок, здание, сооружение или другое недвижимое имущество X в месте нахождения имущества;
по обязательству передать товар или иное имущество, предусматривающему
его перевозку, X в месте сдачи имущества первому перевозчику для доставки
его кредитору;
по другим обязательствам предпринимателя передать товар или иное имущество X в месте изготовления или хранения имущества, если это место было известно кредитору в момент возникновения обязательства;
по денежному обязательству X в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо X
в месте его нахождения в момент возникновения обязательства; если кредитор к
моменту исполнения обязательства изменил место жительства или место нахождения и известил об этом должника X в новом месте жительства или нахождения кредитора с отнесением на счет кредитора расходов, связанных с переменой
места исполнения;
по всем другим обязательствам X в месте жительства должника, а если
должником является юридическое лицо X в месте его нахождения.
80
Там же, с. 642.
Советское гражданское право. В 2-х. т. Т. 1 / Отв. ред. И. Б. Новицкий, П. Е. Орловский. ― М., 1959, с. 429
(автор главы предположительно П. Д. Каминская).
81
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
27
Праву известно несколько общих подходов определения места исполнения.
Первый заключается в установлении определенности по этому вопросу посредством обращения к специально предусмотренному для этого случая правилу, закрепленному нормативно: либо в правовом акте, либо в договоре, либо в
обычае 82 .
Второй определяет место исполнения посредством привязки к месту нахождения должника.
Третий подход отдает приоритет месту нахождения кредитора.
Четвертый X месту нахождения перевозчика.
Наконец, пятый определяет место исполнения по месту нахождения вещи.
Таким образом, место исполнения определяется диспозитивно 83 , исходя из
следующих общих подходов: субъектный (место нахождения кредитора, должника, третьего лица (перевозчика) или характер деятельности субъекта); предметный 84 [место нахождения вещи (например, недвижимость) или свойство исполнения (например, денежное обязательство)].
Для определения юридического аспекта требуется выявление факта материального мира X нахождение соответствующего субъекта или объекта в определенном месте и в определенное время в известной точке (пространстве), которая
и указывает на правовую категорию места исполнения. Факт, таким образом, определяет значимое для права обстоятельство.
Как справедливо отмечает М. И. Брагинский, определение места исполнения
обязательства имеет значение не только для решения вопроса о том, где должник обязан совершить исполнение, но и для решения вопроса о распределении
расходов по доставке предмета исполнения 85 , определении момента перехода
права собственности и риска случайной гибели 86 . Заслуживает внимания расширение этого перечня вопросов, имеющих значение в связи с местом исполнения,
указанием на место приемки и передачи товара, выбором закона, подлежащего
применению 87 , определением ставки банковского процента, действующей в месте исполнения денежного обязательства 88 , установлением своевременности
исполнения 89 , размера начисляемых процентов 90 . Место исполнения обязательства име-ет значение и для определения территориальной подсудности спора. Так,
согласно ч. 4 ст. 36 АПК РФ иск, вытекающий из договора, в котором указано ме82
Последнее основание для определения места исполнения ― обычай делового оборота ― иногда необоснованно не учитывается в литературе и обычай вовсе не упоминается. ― См.: Гражданское право: Учебник для вузов /
Под ред. В. В. Залесского, М. М. Рассолова. ― М., 2002, с. 314-315 (автор главы ― А. И. Косарев).
83
В юридической литературе было высказано мнение о том, что норма ст. 316 ГК РФ не относится к числу не
только императивных, но и диспозитивных в их обычном значении, поскольку в отличие от последних признает
приоритет не только договора, но и обычаев делового оборота и существа обязательства. ― См.: Гражданское
право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О. Н. Садиков. ― М., 2001, с. 609 (автор главы ―
М. И. Брагинский).
84
О предмете договора как нормообразующем признаке, в том числе и в отношении места исполнения, см.:
Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. ― М., 2001, с. 205.
85
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения, с. 428. О судебной
практике применительно к договору поставки см.: п. 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от
22 октября 1997 года № 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса
Российской Федерации о договоре поставки".
86
Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О. Н. Садиков, с. 611 (автор главы ―
М. И. Брагинский).
87
Гражданское право: Учебник. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого, с. 637
(автор главы ― М. В. Кротов); Towards a European Civil Code / Ed. by A. S. Hartkamp, M. W. Hesselink, E. H. Hondius,
C. E. du Perron, J. B. M. Vranken. Nijmegen. Dordrecht. Boston. London. 1994. P. 51; Иоффе О. С. Избранные труды.
В 4-х т. Т. III. Обязательственное право. ― СПб., 2004, с. 128.
88
Новоселова Л. А. Проценты по денежным обязательствам. Изд. 2-е., испр. и доп. ― М., 2003, с. 88.
89
Гражданское право. Часть первая / Под общ. ред. Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева. ― М.,
1998, с. 371 (автор главы ― Г. И. Стрельникова).
90
См.: постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября
1998 года № 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за
пользование чужими денежными средствами" // Вестник ВАС РФ, 1998, № 11, с. 7-8.
28
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
сто его исполнения, может быть предъявлен также в арбитражный суд по месту
исполнения договора 91 . Аналогичная норма содержится в ч. 9 ст. 29 ГПК РФ.
Кроме того, по месту исполнения договора может предъявляться иск о защите
прав потребителя (ч. 7 ст. 29 ГПК РФ). Место исполнения также может иметь
решающее значение для выбора применимого права в отношении обязательств,
осложненных иностранным элементом (ст. 1211 ГК РФ), определением цены товара 92 , работ 93 , услуг. Положения ст. 316 ГК РФ используются в подлежащих
случаях и при оценке отношений, урегулированных иным отраслевым законодательством, в частности законодательством о налогах и сборах, для целей определения места реализации товара 94 .
Учитывая, что место исполнения обязательства нередко определяется в праве посредством указания на место нахождения или жительства той или иной стороны обязательства, представляется необходимым определить пространственные границы этого места. В быту под местом нахождения понимаются порой самые разные по площади пространства. Ими могут быть и ничтожно малые пространственные величины, а также конкретный адрес в населенном пункте (дом,
участок территории (например, завод), квартал, улица), административнотеррито-риальная единица (край, область, штат, кантон, провинция), определенная местность (например, курорт, те или иные горы, река), целая страна или даже материк. С расширением освоенного человечеством пространства этот перечень, возможно, будет расширяться как в одну, так и в другую сторону (микро- и
макро- развитие), что, с одной стороны, будет охватывать какие-то нанопространства, а с другой X наоборот, выводить этот вопрос на галактический и
вселенский уровни. Представляется, что для юридических целей определения
места исполнения далеко не все из таких мест могут точно указывать на место
исполнения обязательства. Поэтому утверждение Д. И. Мейера о том, что, если
должник и веритель находятся в одном городе, нет затруднения при определении места удовлетворения по обязательству, не кажется бесспорным. Даже при
жизни этого уважаемого ученого его родной город Санкт-Петербург был достаточно велик для того, чтобы сделать предположение об индифферентном отношении сторон всякого обязательства к необходимости более точного определения места исполнения.
На практике место исполнения обязательства, особенно по передаче товаров,
чаще всего определяется посредством указания конкретного адреса в населенном пункте или места отправки соответствующих видов транспорта (вокзал,
станция, аэропорт, порт и т. п.). В отношениях с потребителями при доставке
товаров на дом индивидуализация места может быть еще более точной (например, квартира в многоквартирном доме). В некоторых особых случаях она может
доходить до совсем точных координат (например, место бурения скважины).
Статья 316 ГК РФ X универсальная норма, применимая на диспозитивных
началах к исполнению любого обязательства, в чем бы ни выражалось содержание последнего. Поэтому представляется ошибочным утверждение о том, что в
данной статье "говорится лишь об обязательствах, предметом исполнения в ко-
91
См.: постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 июля 2002
№ КГ-А40/4320-02.
92
Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 19 октября 1999
№ А14-1714-99/70/8; постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от
го-да по делу № Ф08-523/2003.
93
Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 14 апреля 2003
№ А54-2587/99-С6.
94
См., например, постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 4
года по делу № А43-7553/02-9-420.
года по делу
года по делу
4 марта 2003
года по делу
декабря 2002
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
29
торых являются вещи или деньги" 95 . Последнее справедливо только для чч. 2-5
указанной статьи.
Упомянутая норма распространяется как на случаи определения места исполнения договора в соответствии с положениями закона, иного правового акта и
договора, так и на ситуации, когда ни закон, ни иной правовой акт, ни договор не
определяют такого места и последнее не явствует из обычая делового оборота
или существа обязательства. Поэтому упоминание в литературе о том, что если
при заключении договора стороны не определили место его исполнения, то применяются правила, установленные ст. 316 ГК РФ 96 , можно несколько уточнить.
Правила данной статьи наряду с другими предписаниями закона применяются и
в том случае, если стороны определили место исполнения обязательства. Такое
обязательство должно быть исполнено в этом месте (ст. 309 ГК РФ). Кроме того,
в связи с приведенным суждением следует заметить, что место исполнения обязательства может определяться не только при заключении договора, но и в других обстоятельствах (например, после заключения договора). Нельзя также не
отметить, что предписания ст. 316 ГК РФ подлежат применению к месту исполнения обязательства, а не договора, ибо понятия "исполнение договора" и "исполнение обязательства" в строгом смысле слова не совпадают. Например, из договора купли-продажи проистекают как минимум два обязательства: передать товар и уплатить покупную цену, причем место исполнения этих обязательств может и не совпадать.
Немаловажно, что исследуемая норма российского закона содержит, в частности, правило о преимуществе положений договора перед иными предписаниями, содержащимися в последующих абзацах. Из этого помимо прочего следует,
что место исполнения обязательства может быть установлено договором и, следовательно, обязательство должно исполняться в этом месте. Однако надо обратить внимание на то, что определенные обязательства могут возникать из односторонних сделок. Каковы правила исполнения таких обязательств применительно к месту их исполнения? Ответ на этот вопрос можно отыскать, применив
ст. 156 ГК РФ, согласно которой к односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и о договорах постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки. Следовательно, по общему правилу ст. 316 ГК РФ о месте исполнения обязательства подлежит применению и к обязательствам, следующим из односторонних сделок. Например, если банковская гарантия (ст. 368 ГК РФ) содержит условие о месте исполнения обязательства, гарант обязан произвести исполнение
именно в этом месте.
Рассматриваемые арбитражными судами России споры, в которых затрагивается вопрос о месте исполнения обязательств, свидетельствуют, что этот вопрос
часто соединяется с проблемой исполнения обязательств надлежащему лицу 97 .
В частности, при так называемой переадресации товар поставляется в иное
место. При этом когда переадресация происходит по просьбе кредитора (покупателя), к такому исполнению суды применяют положения ст. 316 ГК РФ и
оно признается исполненным надлежащим образом 98 . В другом случае, напротив, суд установил, что вопреки условиям договора о поставке товара на металлургичес-кий комбинат груз был направлен на агрофабрику, находящуюся в
другом городе. Суд указал, что независимо от того, является агрофабрика
95
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. ― М., 2002, с. 682 (автор комментария ― Г. Д. Отнюкова).
96
Голованов Н. М. Гражданское право. ― СПб., 2003, с. 375.
97
Подробнее см.: Сарбаш С. Исполнение обязательства надлежащему лицу // Хозяйство и право, 2004, №8,
с. 61-69.
98
См., например, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 мая 2001
го-да по делу № Ф04/1400-260/А70-2001.
30
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
структурным подразделением металлургического комбината или нет, в соответствии с требованиями ст. 309 и 316 ГК РФ истец должен был отгрузить концентрат по условиям договора именно на металлургический комбинат 99 .
Место исполнения, определенное нормативным актом
Место исполнения может определяться нормативно. Например, в исключение
из общего правила исполнение денежного обязательства по выдаче вклада осуществляется по месту нахождения должника, а не кредитора. В правоотношениях по электроснабжению специфическое место исполнения определяется понятием "точка поставки" 100 . По обязательству перевозки груза местом исполнения
служит пункт назначения (ст. 785 ГК РФ).
Положения ст. 316 ГК РФ являются общими применительно к специальному
регулированию, установленному для поименованных в гражданском законодательстве договоров. Поэтому приоритетом пользуются нормы о месте исполнения, предусмотренные для конкретных договоров. По отношению, например, к договору купли-продажи, как обоснованно отмечает М. Г. Розенберг, должны применяться предписания не ст. 316, а ст. 458, 509 и 510 ГК РФ 101 .
Место исполнения, определенное договором
Как уже указывалось, в силу общего принципа автономии воли стороны свободны установить своим соглашением место исполнения обязательства. В литературе верно отмечается, что место исполнения обязательства как условие договора не относится к числу существенных 102 .
Коммерческая практика показывает, что вопрос о месте исполнения обязательства, тесно связанный в товарном обороте со сдачей-приемкой товара, может быть в известной степени осложнен наличием предварительной и окончательной сдачи-приемки товара. При этом под предварительной приемкой обычно
понимается осмотр товара на предприятии продавца для установления соответствия его количества и качества условиям договора, а также для установления
правильности упаковки и маркировки товара 103 .
Существо некоторых гражданско-правовых объектов оборота вызывает иногда некоторые затруднения на практике при определении места исполнения соответствующих обязательств. Иллюстрацией может послужить следующее дело.
Согласно ст. 316 ГК РФ место исполнения обязательств может быть определено договором. По условиям договора, заключенного истцом и иностранным заказчиком, истец собирал информацию и анализировал ее на территории России и стран СНГ, а затем передавал ее за границу для использования
контрагентом по договору. Поскольку передача информации X существенное
условие договора и сама информация является предметом договора, без ее
передачи обязательства по договору нельзя считать исполненными. Таким
образом, вывод суда первой инстанции о том, что исполнение обязательства
по договору происходило в России и в странах СНГ, а за их пределами осуще99
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 января 2000 года по делу
№ Ф04/263-11/А45-2000.
100
Постановление Правительства РФ от 24 октября 2003 года № 643 "О правилах оптового рынка электрической энергии (мощности) переходного периода". См. также: Захаров Ю. Правовое регулирование оптового рынка
электрической энергии (мощности) переходного периода // Хозяйство и право, 2004, № 2, с. 106-107.
101
Розенберг М. Г. Международная купля-продажа товаров: Комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров. Изд. 2-е, испр. ― М., 2004.
102
Толстой В. С. Указ. соч., с. 141.
103
Герчикова И. Н. Указ. соч., с. 233.
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
31
ствлялось лишь потребление оказанных услуг, основан на неправильном применении ст. 316 ГК РФ и, как следствие, судом неправильно применена соответствующая норма налогового законодательства 104 .
Оставляя в стороне налоговый аспект приведенной выдержки из судебного
акта, следует заметить, что исполнение некоторых договоров сопряжено с тем,
что обязательства, возникающие из таких договоров, могут быть различными.
Следовательно, их исполнение может происходить в различных, не совпадающих пространственных границах. Например, договор перевозки груза предусматривает обязанность перевозчика подать отправителю груза под погрузку транспортные средства (ст. 791 ГК РФ) и доставить груз в пункт назначения в установленный срок (ст. 792 ГК РФ). Очевидно, что места исполнения этих обязательств
не совпадают.
Точное определение места исполнения обязательства в договоре имеет важное практическое значение. Однако на практике встречаются случаи не вполне
ясного установления соответствующих условий, что приводит к осложнению в их
толковании и в конечном счете может обернуться возникновением убытков для
участников гражданских отношений. Примером может послужить следующий случай из судебной практики.
Отказывая в иске, суд первой инстанции сослался на то, что договором не
установлено место исполнения договора и не указано прямо на обязанность
поставщика доставить груз своим транспортом, поэтому местом исполнения обязательства в силу ст. 316 ГК РФ является место сдачи груза первому
перевозчику, а сдача груза автоколонне для доставки истцу подтверждается
материалами дела. Однако такой вывод кассационная инстанция посчитала
ошибочным по следующим основаниям. В договоре говорится, что поставка
осуществляется на условиях "франко-автотранспорт город Москва". Перевозка продукции из Калининграда до Москвы осуществляется автотранспортом поставщика за его счет. Обязанность по оформлению документов, необходимых для вывоза рыбной продукции из Калининградской области в Москву,
также возложена на поставщика. Таким образом, рассматриваемым договором установлена обязанность продавца доставить товар покупателю или
указанному им лицу 105 .
Указание в договоре о доставке товара своим транспортом обычно истолковывается судами как установление места исполнения по месту нахождения покупателя продукции 106 . Напротив, указание в договоре о том, что покупатель производит оплату с учетом железнодорожного тарифа до станции назначения, толкуется в том смысле, что обязательство поставщика считается исполненным, а
право собственности на товар переданным покупателю в момент передачи груза
поставщиком грузоперевозчику 107 . Известным своеобразием отличается исполнение обязательств по поставке нефти с использованием такого вида транспорта
как трубопровод 108 .
104
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 12 августа 1998 года по делу № КАА40/1805-98.
105
Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 июня 2001 года по делу
№ 6617/593.
106
См., например, постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 19 октября 1999
года по делу № А14-1714-99/70/8.
107
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 4 мая 2000 года по делу № А129679/99-с28.
108
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 8 февраля 1999 года по делу № Ф04/224-16/А75-99.
32
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
Место исполнения, определяемое существом обязательства
Ряд обязательств самим своим характером предопределяют место их исполнения. Например, в обязательстве по сносу строения местом исполнения не может быть никакое другое положение в пространстве, кроме того, которое совпадает с местом расположения подлежащего сносу строения. Место исполнения
обязательства, возникшего в результате приобретения билета на футбольный
матч, также определяется существом обязанности 109 . Хотя данный пример скорее следует отнести к случаям, когда место исполнения обязательства предусмотрено договором, ибо билеты на всякого рода представления, спортивные
мероприятия и проч., как правило, содержат указание на место их проведения.
Ф. К. Савиньи по этому вопросу указывал следующее. Некоторые действия по
самой природе своей до такой степени связаны с местом, ограниченным известным пространством, что без него немыслимы, X и всякая попытка их перемещения существенно изменяла бы сами действия. Сюда относится передача определенной недвижимости, также обработка известного участка земли и возведение на нем постройки. Далее X работа в каком-либо торговом учреждении или
на фабрике, занимающей определенное место. Для такого рода удовлетворений
кредитор не может требовать исполнения, а должник предлагать его в другом
месте, потому что всякое действие, предпринятое в другом месте, хотя бы и однородное (например, постройка дома), будет совершенно иным 110 .
Примером места исполнения обязательства, которое следует из существа
обязательства, пожалуй, может служить место нахождения результата работ по
договору бытового подряда. В ст. 738 ГК РФ устанавливаются последствия неявки заказчика за получением результата работ. Отсюда следует, что, если иное не
установлено договором, заказчик обязан явиться за получением результата работ по месту нахождения последнего, которое в большинстве случаев совпадает
с местом нахождения подрядчика. Это подтверждается нормативным регулированием данных отношений в Правилах бытового обслуживания населения 111 , из
п. 15 которых следует, что неявка потребителя за результатом работ является
основанием для его продажи подрядчиком.
Место передачи недвижимости
Исполнение обязательства, связанного с недвижимостью по самому существу, требует известной привязки к месту нахождения недвижимости. Поэтому,
например, составители проекта Гражданского уложения Российской империи не
посчитали необходимым установить на этот счет специальное регулирование 112 .
Прежнее законодательство связывало место исполнения с местом нахождения строения, когда объектом обязательства по передаче имущества выступало
последнее. Современный законодатель учел справедливую критику данной нормы 113 , распространив такое же правило не только на отношения, связанные с
передачей строения, но и на другие, где объектом является недвижимое имущество. Местом исполнения обязательства по передаче недвижимости служит место нахождения имущества. Надо заметить, что данная норма может вызывать
определенные вопросы. Действующее гражданское законодательство России не
109
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения, с. 428 (автор главы
― М. И. Брагинский).
110
Савиньи Ф. К. Обязательственное право. ― СПб., 1876, с. 348-349.
111
Утверждены постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 года № 1025 "Об утверждении Правил
бытового обслуживания населения в Российской Федерации" (в ред. на 30 сентября 2000 года).
112
Гражданское уложение. Проект / Под ред. И. М. Тютрюмова, сост. А. Л. Саатчиан. Т. 2. ― СПб., 1910, с. 217.
113
Толстой В. С. Указ. соч., с. 142.
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
33
предусматривает ярко выраженной обязанности лица, передающего по обязательству недвижимость, в осуществлении ввода во владение недвижимостью
кредитора. Обязательство должника может, например, ограничиться передачей
правового титула кредитору, регистрацией его при необходимости и составлением акта приема-передачи недвижимости. При этом, очевидно, все эти действия
стороны могут совершить в месте, отличном от точного места нахождения недвижимости 114 . Не подрывает этого подхода и мнение В. С. Толстого о том, что
при передаче строения покупатель должен его осмотреть 115 . Действительно, с
прагматической точки зрения разумный приобретатель недвижимости в силу
объективной индивидуальности такой вещи, как правило, имеет и реализует свой
интерес по осмотру вещи. Однако нельзя не отметить, что ни ранее действовавшее законодательство, ни современное императивно не устанавливают обязанности по осмотру приобретаемой недвижимости. С практической точки зрения
такое положение вещей можно представить, например, при дарении квартиры,
когда все исполнение по договору сводится к подписанию документов, регистрации и передаче ключей 116 . Представляется верной точка зрения Г. Д. Отнюковой,
которая указывает, что договором может быть предусмотрена передача не по
месту нахождения объекта, а в другом месте, например в банке, при этом стороны оформляют акт сдачи-приемки объекта по документам (с использованием
фотографий, чертежей) 117 .
М. И. Брагинский отмечает, что в рассматриваемом предписании имеется в
виду передача недвижимости не только в собственность, но и в пользование или
иное вещное или обязательственное право. При этом немаловажным следует
считать мнение ученого о необходимости ограничительного истолкования данной
нормы с исключением ее применения к недвижимости, не являющейся таковой
по природе (воздушные и морские суда и др.) 118 .
В литературе указывается, что данное место исполнения обязательства по
передаче недвижимого имущества распространяется на исполнение обязательств, возникших из договоров купли-продажи, аренды, ипотеки и др. 119 К договору ипотеки, однако, применить это правило весьма затруднительно, поскольку
согласно абз. 2 п. 1 ст. 338 ГК РФ и п. 1 ст. 1 Федерального закона "Об ипотеке
(залоге недвижимости)" имущество, на которое установлена ипотека, не передается залогодержателю. Таким образом, залог недвижимости не предусматривает
самой передачи надвижимости, что является конституирующим признаком для
при-менения исследуемой нормы. На практике при заключении договоров ипотеки залогодержатель зачастую даже не видит заложенного ему недвижимого
имущества, ограничиваясь лишь работой с документами (правоустанавливающими, под-тверждающими регистрацию, отчетом оценщика и проч.).
Место передачи товара по обязательству,
предусматривающему его перевозку
Данное предписание российского законодательства отвечает подходам международного права, в частности ст. 31 Конвенции "О договорах международной
купли-продажи товаров".
114
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т. Е. Абовой,
А. Ю. Кабалкина, с. 680 (автор комментария ― Г. Д. Отнюкова).
115
Толстой В. С. Указ. соч., с. 141.
116
Недаром же говорят: "Дареному коню в зубы не смотрят".
117
Гражданское право: Учебник / Под ред. С. П. Гришаева, с. 141.
118
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения, с. 429.
119
Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. ― М.,
1995, с. 278.
34
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
В литературе указывается, что для обязательств по передаче вещей (товаров), предусматривающих их перевозку, местом исполнения является место сдачи имущества перевозчику, а если такие обязательства возникли в сфере предпринимательской деятельности X известное кредитору место изготовления или
хранения имущества (ибо затраты по последующей передаче имущества перевозчику должны согласовываться сторонами) 120 . Здесь допускается смешение
двух оснований определения места исполнения. Первое основание заключается
в способе передачи имущества: с помощью перевозки или без таковой. При этом
законодатель не делает различия для предпринимательских и непредпринимательских обязательств, то есть независимо от того, является должник предпринимателем или нет 121 , надлежащим местом исполнения выступает место передачи иму-щества первому перевозчику для отправки его кредитору 122 . Второе
основание используется для определения места исполнения по обязательствам,
которые не предусматривают перевозку, и одновременно должником по таким
обязательствам является предприниматель.
Применительно к подходам английского права определение надлежащего
места исполнения через фигуру перевозчика может базироваться на презумпции,
что перевозчик, как правило (если он не служащий продавца), рассматривается в
качестве агента покупателя 123 . Применительно к отношениям по купле-продаже
товар считается поставленным покупателю, когда он или его агент обладают
этим товаром или осуществляют контроль над ним. Если не выдается коносамент, то очевидным доказательством поставки товара покупателю служит его
вручение перевозчику для передачи покупателю 124 .
В немецком праве, напротив, общее правило о месте исполнения не подвергается изменению в зависимости от наличия условия о транспортировке товара,
однако закон на этот счет предусматривает иное распределение риска. Так, согласно абз. 1 § 447 Германского гражданского уложения если продавец по требованию покупателя высылает проданную вещь в место, не совпадающее с местом
исполнения, то риск переходит на покупателя с момента передачи вещи продавцом экспедитору, фрахтовщику либо иному лицу или учреждению, занимающимся перевозкой 125 .
В международной торговле большое значение и распространение имеют специальные коммерческие термины (Инкотермс) которые, в частности, разрешают
вопросы, связанные с местом исполнения обязательства, применительно к виду
транспорта и другим типичным обстоятельствам 126 . Применение этих терминов в
качестве условий договоров в арбитражной практике признается надлежащим
определением места исполнения обязательства 127 .
120
Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т. 2. Полутом 1 / Отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. ―
М., 1999, с. 48.
121
См.: Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О. Н. Садиков, с. 609 (автор главы ―
М. И. Брагинский).
122
Иного мнения придерживаются Г. Д. Отнюкова (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина, с. 680) и Л. В. Андреева (см.: Предпринимательское
(хозяйственное) право: Учебник. В 2-х т. Т. 1 / Отв. ред. О. М. Олейник. ― М., 2000, с. 446). Можно предположить,
что авторов приводит к этому сравнительный анализ абз. 3 и 4 ст. 316 ГК РФ, однако употребление законодателем
в абз. 4 выражения "по другим обязательствам предпринимателя передать товар..." потребовалось для того, чтобы
распространить действие абз. 2 и 3 этой статьи как на предпринимателей, так и на лиц, таковыми не являющихся.
Сугубо предпринимательской привязкой в определении места исполнения обязательства служит лишь абз. 4 упомянутой нормы.
123
Bridge M. Personal Property Law. London. 1993. P. 69.
124
Шмиттгофф К. М. Указ. соч., с. 71.
125
Германское право. Часть 1. Гражданское уложение. ― М., 1996, с. 94. Подробнее об особенностях перехода
риска см.: Marsh P.D.V. Comparative Contract Law: England, France, Germany. Hampshire. 1996. P. 208-209.
126
Подробнее см.: Розенберг М. Г. Указ. соч., с. 98-108.
127
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 июля 2002 года по делу № КГА40/4320-02.
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
35
Место передачи товара предпринимателем
Исполнение обязательства по передаче товара профессиональным коммерсантом по месту нахождения осуществления бизнеса представляется достаточно
традиционным подходом. Г. Ф. Шершеневич указывал, что в торговом быту местом исполнения считается не частная квартира купца, а его торговое заведение,
контора или склад 128 .
По обязательствам предпринимателя передать товар, не предусматривающим перевозку товара (имущества), надлежащим местом исполнения признается
место изготовления или хранения имущества, если это место было известно
кредитору в момент возникновения обязательства 129 . Это предписание нуждается, на мой взгляд, в некоторых разъяснениях.
Хотя законодатель оперирует термином "предприниматель", представляется
обоснованным расширительное его истолкование. Установление диспозитивной
нормы, предусматривающей, по существу, получение кредитором товара в месте
нахождения торгового (промышленного) заведения при отсутствии обязательства доставки имущества, предполагает получение кредитором исполнения у
должника, то есть явку кредитора за исполнением. Очевидно поэтому, что подобный подход должен применяться и ко всем другим обязательствам лица по
передаче товара, если обязательство такового лица связано с осуществлением
предпринимательской деятельности. К последним в связи с этим следует отнести
и коммерческие организации, изготавливающие или торгующие тем или иным
товаром, и даже некоммерческие организации, если они осуществляют предпринимательскую деятельность или деятельность, приносящую доходы, в рамках которой воз-никает обязательство по передаче товара (имущества).
Еще одно уточнение необходимо сделать в части ограничения сферы применения данного предписания случаями, когда о месте изготовления или хранения
товара было известно кредитору в момент возникновения обязательства. Данная
норма сформулирована таким образом, что дает основание говорить о ее применении лишь тогда, когда кредитор фактически знал об указанном месте при
возникновении обязательства. Полагаю, что субъективный критерий в разрешении этого вопроса не вполне подходит. Если из существа обязательства, иных
обстоятельств следует, что кредитор знал или должен был знать о месте изготовления или хранения товара, исполнение обсуждаемого обязательства должно
быть осуществлено в этом месте.
Данное регулирование близко и предписаниям ст. 31 Венской конвенции "О договорах международной купли-продажи товаров".
Аналогичный подход в регулировании места исполнения обязательства по
поставке товара использован в Единообразном торговом кодексе США (§ 2307) 130 . В литературе уточняется, что если должник не может найти кредитора по
месту нахождения его фирмы, то он вправе предложить исполнение в любом
месте, где можно найти кредитора, включая местожительство 131 . В немецком
праве предусматривается, что если обязательство возникло в связи с предпринимательской деятельностью должника, то исполнение осуществляется в месте
128
Шершеневич Г. Ф. Учебник торгового права. ― М., 1994, с. 199.
В литературе иногда упускают указать, что это предписание распространяется только на обязательства
предпринимателя, что приводит к ошибочному представлению о распространении данной привязки на обязательства любых субъектов. ― См., например: Голованов Н. М. Гражданское право. ― СПб., 2003, с. 376.
130
Единообразный торговый кодекс США, с. 67.
131
Основные институты гражданского права зарубежных стран: Сравнительно-правовое исследование / Рук.
авт. колл. В. В. Залесский, с. 323 (автор главы ― С. В. Соловьева).
129
36
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
нахождения его предприятия в том случае, когда место его жительства и место
нахождения предприятия не совпадают 132 .
Если же кредитор не знал и не мог знать о месте изготовления или хранения
товара, либо таких мест несколько и какое именно является надлежащим, обстоятельства не позволяют установить, определение места исполнения производится по общему правилу: место нахождения (жительства) должника.
Наиболее часто норма о месте исполнения, определяемого по месту изготовления или хранения товаров, применяется в отношениях по купле-продаже товаров 133 . Данную привязку, определяющую место исполнения обязательства, предлагается применять для случаев исполнения обязательства по возврату товара,
находящегося на товарном складе 134 .
Применительно к другому обязательству по возврату вещи X обязательству
арендатора X суды не склонны руководствоваться этим правилом, противопоставляя обязательства по передаче вещи обязательству по ее возврату. При
этом, в частности, указывается, что возникшее после прекращения договора
аренды обязательство арендатора в соответствии со ст. 622 ГК РФ состояло не
собственно в передаче, а в возврате имущества арендодателю. Поэтому, руководствуясь ст. 316 ГК РФ, следует признать, что из существа обязательства вытекает, что возврат должен произойти в том месте, где это имущество было получено арендатором 135 .
В другом случае суд, определяя место исполнения обязательства по возврату
арендованного имущества, учитывая, что объект аренды (экскаватор) был доставлен арендатору на специальной платформе, применил правило ст. 316 ГК РФ,
согласно которому исполнение должно быть произведено в месте сдачи имущества перевозчику для его доставки кредитору 136 .
Практика Высшего Арбитражного Суда РФ исходит из следующего: в случае,
когда в договоре аренды не определено место исполнения обязательства по
передаче движимого имущества арендатором арендодателю после прекращения
договора аренды, имущество подлежит передаче в том месте, где оно было получено арендатором. Это проиллюстрировано следующим примером.
Арендодатель обратился в арбитражный суд с иском к арендатору о взыскании арендной платы за период просрочки возврата арендованного автомобиля в соответствии со ст. 622 ГК РФ.
Суд первой инстанции, установив, что договор аренды автомобиля был
досрочно расторгнут, удовлетворил иск. При этом суд исходил из того, что
согласно ст. 622 ГК РФ в случае, если арендатор не возвратил арендованное
имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки.
Суд апелляционной инстанции отменил данное решение и отказал в удовлетворении иска по следующим основаниям.
В соответствии с п. 3 ст. 405 ГК РФ должник не считается просрочившим,
пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки креди132
Германское право. Часть 1. Гражданское уложение, с. 63.
См., например, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 июля 1998
го-да по делу № 3392/284.
134
Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. ― М., 2002, с. 762-763 (автор главы ― М. И. Брагинский).
135
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 октября 2001 года по делу № КГА40/6007-01. Ранее в арбитражной практике обнаруживался противоположный подход, согласно которому возврат
арендованного имущества должен осуществляться в месте нахождения должника (см.: постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17 сентября 1996 года по делу № Ф09-649/96-ГК).
136
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 июля 2002 года по делу № А5615035/01.
133
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
37
тора. Кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до
совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства
(ст. 406 ГК РФ).
Поскольку в договоре аренды стороны не оговорили место возврата арендованного имущества, суд применил абзац шестой ст. 316 ГК РФ, согласно
которому исполнение должно быть произведено в месте нахождения юридического лица, являющегося должником.
Материалы дела подтверждали то обстоятельство, что арендованный
автомобиль был поставлен арендатором на стоянку и находился там вплоть
до его передачи арендодателю. Кроме того, арендатор неоднократно направлял арендодателю извещения о своей готовности возвратить автомобиль.
Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции, указав, что абзац
шестой ст. 316 ГК РФ в данном случае применен судом неправильно. Указанная
норма распространяется на случаи, когда передача имущества является основной обязанностью должника по договору.
В данной же ситуации обязательство арендатора, возникшее после прекращения договора аренды, состоит не в собственно передаче, а в возврате
имущества арендодателю.
Поэтому, руководствуясь абзацем первым ст. 316 ГК РФ, следует признать, что из существа указанного обязательства вытекает, что возврат
должен произойти в том месте, где это имущество было получено арендатором.
В связи с этим арендатор обязан был передать арендодателю автомобиль
в том месте, где он был получен 137 .
Применительно к аренде движимого имущества таким образом, видимо, делается вывод о том, что существо обязательства арендатора по возврату арендованного имущества предопределяет иное, чем указано в последнем абзаце
ст. 316 ГК РФ, место исполнения обязательства: место получения арендатором
имущества. При таком подходе место исполнения обязательства арендатора по
возврату имущества будет различаться в зависимости от того, где это имущество
было получено: в месте нахождения арендодателя, в месте нахождения арендатора, в каком-либо ином месте.
Нельзя не заметить, что законодатель не рассматривает обязанность арендатора по возврату имущества как дополнительную обязанность. Представляется,
что такая обязанность является более чем существенной как для юридического
содержания арендных отношений, так и для собственника имущества. Едва ли
можно говорить, что обязанности арендатора надлежаще пользоваться имуществом и уплачивать арендную плату X основные, а обязанность по возврату имущества X дополнительная.
В то же время на практике действительно в большинстве случаев арендованное (взятое в прокат) имущество возвращается там, где оно было получено,
то есть, как правило, в месте нахождения арендодателя. Возможно, в данной
сфере отношений можно наблюдать зарождение обычая делового оборота,
однако едва ли можно с уверенностью утверждать, что такой обычай уже существует.
137
Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2002 года № 66 "Обзор
практики разрешения споров, связанных с арендой" (п. 36) // Вестник ВАС РФ, 2002, № 3, с. 45-46.
38
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
Место исполнения
денежного обязательства
Денежное обязательство исполняется по месту жительства (нахождения) кредитора. Это общее правило характерно для ряда стран (см., например, абз. 1
§ 270 Германского гражданского уложения 138 , абз. 2 ст. 74 Швейцарского обязательственного закона).
Однако некоторые страны придерживаются обратного подхода в регулировании, устанавливая местом исполнения денежного обязательства место нахождения должника [например, Испания (ст. 117(3) Гражданского кодекса); Франция,
Бельгия, Люксембург (ст. 1247(3) Гражданского кодекса)] с некоторыми исключениями).
В юридической литературе указывается, что такое место исполнения денежного обязательства, как место нахождения кредитора или место его жительства,
применяется только к денежным обязательствам, предусматривающим платеж
наличными деньгами. Поскольку безналичные деньги не существуют вне банковского счета, местом исполнения денежного обязательства всегда будет банк
должника или кредитора в зависимости от используемой формы безналичных
расчетов 139 . Именно поэтому, имея в виду безналичные расчеты между организациями, ГК РСФСР 1964 года (ст. 174) прямо изымал из-под действия общих
правил по исполнению денежного обязательства денежные обязательства государственных, кооперативных и общественных организаций 140 .
В связи с этим представляется интересным подход Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 апреля 1999 года № 5 "О некоторых вопросах практики
рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета", в п. 3 которого, в частности, указывается, что обязательство банка плательщика перед клиентом по платежному поручению считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной
суммы на счет банка получателя, если договором банковского счета клиента и
банка плательщика не предусмотрено иное 141 .
Это разъяснение о моменте исполнения, по существу, предопределяет и место исполнения указанного обязательства, а также обязательства плательщика в
отношениях со своим контрагентом 142 . Отдельные судебные дела показывают,
что данный подход применяется и в тех случаях, когда в договоре сторон предусматривается обязанность плательщика перечислить денежные средства на
138
Германское право. Часть 1. Гражданское уложение, с. 64.
Ефимова Л. Г. Безналичные деньги ― законное средство платежа // Закон, 2000, № 3, с. 80. Более подробную аргументацию определения места и момента исполнения обязательства по безналичному перечислению
денежных средств см.: Сарбаш С. В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. ― М.,
1999, с. 59-71.
140
См.: Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е. А. Флейшиц, О. С. Иоффе, с. 262 (автор комментария ―
О. С. Иоффе). Надо, однако, заметить, что необходимости в таком прямом изъятии не было, поскольку как в
ГК РСФСР, так и в ГК РФ правила об исполнении денежных обязательств, предусматривающие исполнение по
месту жительства (нахождения) кредитора, должны применяться, если иное не предусмотрено договором, законом,
иными правовыми актами и не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства. Последнее и
составляет соответствующее изъятие для случаев с безналичным платежом.
141
Вопреки данному разъяснению Г. Д. Отнюкова считает моментом исполнения обязательства поступление
средств на счет кредитора. ― См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой /
Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина, с. 682.
142
Подробнее см.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче
имущества. ― М., 2000, с. 55 (автор главы ― В. В. Витрянский); Сарбаш С. В. Договор банковского счета: проблемы
доктрины и судебной практики, с. 65-71; Ефимова Л. Г. Банковские сделки. Комментарий законодательства и арбитражной практики. ― М., 2000, с. 122-126.
139
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
39
расчетный счет 143 . По схожему вопросу Президиум Высшего Арбитражного Суда
РФ при рассмотрении дела в порядке надзора указал следующее. Условие кредитного договора, согласно которому все денежные обязательства заемщика
считаются исполненными с даты предъявления им или третьим лицом соответствующего платежного поручения в банк плательщика, противоречит
нормам ГК РФ о надлежащем исполнении обязательств (ст. 309, 316, 408) 144 .
В арбитражной практике именно поступлением средств в банк кредитора определяется момент исполнения денежного обязательства, в том числе в связи с
анализом надлежащего окончания исполнительного производства по принудительному взысканию 145 .
Принципы УНИДРУА содержат такой же подход к решению вопроса об исполнении денежного обязательства. В соответствии с п. 2 ст. 6.1.8 при платеже путем денежного перевода обязательство должника считается выполненным, когда
состоялся перевод в финансовое учреждение кредитора 146 .
Применительно к инкассовой форме расчетов место исполнения денежного
обязательства принято определять иным образом. Обязательство плательщика
произвести расчеты с получателем средств за поставленную продукцию (выполненные работы, оказанные услуги) следует считать исполненным в месте нахождения исполняющего банка 147 .
В этом аспекте интересно сравнение с английским банковским правом, где, по
утверждению исследователей, нет четкой конструкции, аналогичной российскому
месту исполнения денежного обязательства, которая диктует вывод, что денежное обязательство считается исполненным в месте нахождения кредитора, то
есть в момент зачисления денег на его банковский счет 148 . Английское право
оперирует иной конструкцией, выработанной, как и многие другие, в судах общего права. Данная конструкция основывается на аналогии между банковским платежом и платежом наличными. Суть аналогии в том, что платеж должен считаться совершенным тогда, когда получатель платежа может распоряжаться денежными средствами таким образом, как если бы он получил наличные 149 . Это регулирование во многом схоже с российскими подходами к данному вопросу
с
той разницей, что российское регулирование, как правило, не допускает обратного перечисления средств, поступивших для клиента банка по воле плательщика 150 .
Российское законодательство определяет местом нахождения денежного обязательства место нахождения (жительства) кредитора в момент возникновения
обязательства, исполнение иных обязательств вопреки ошибочному мнению, высказанному в литературе 151 , этому правилу не подчиняется.
Определение места исполнения через привязку к месту нахождения (жительства) кредитора может вызывать на практике проблемы в связи с множественностью указанных мест: например, если кредитор проживает в нескольких мес143
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 февраля 2000 года по делу № КГА40/324-00.
144
"Отказывая в иске о взыскании суммы невозвращенного кредита, процентов за пользование и неустойки,
суд не учел, что местом исполнения денежного обязательства является место нахождения кредитора" (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 марта 2001 года № 6721/00 // Вестник ВАС РФ, 2001, № 7,
с. 41).
145
Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 9 января 2002 года по делу № КГА41/7855-01.
146
Принципы международных коммерческих договоров, с. 144.
147
Ефимова Л. Г. Банковские сделки. Комментарий законодательства и арбитражной практики, с. 168.
148
Следует заметить, что, как уже указывалось, в российском праве делается несколько иной вывод: обязательство считается исполненным в момент зачисления средств на счет банка-получателя, то есть на счет банка
кредитора.
149
Вишневский А. А. Банковское право Англии. ― М., 2000, с. 191.
150
См.: Вишневский А. А. Указ. соч., с. 192.
151
Голованов Н. М. Указ. соч., с. 376.
40
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
тах. Разрешение этой проблемы возможно различными путями: либо установлением в праве какого-либо правила, позволяющего произвести выбор между несколькими местами исполнения (например, постоянное или преимущественное
место проживания (ст. 20 ГК РФ), известное должнику), либо возложением на
кредитора риска негативных последствий предложения исполнения должником
по любому известному ему месту. Принципы европейского договорного права
устанавливают для разрешения этого вопроса следующее регулирование. Если
сторона обладает более чем одним местом осуществления бизнеса (place of
business), местом осуществления бизнеса является такое место, которое имеет
наиболее тесное отношение к договору, с учетом известных или предполагаемых
сторонами обстоятельств на момент заключения договора [ст. 7:101 (2)] 152 .
В юридической литературе указывается, что место нахождения юридического
лица в соответствии с п. 2 ст. 54 ГК РФ всегда совпадает с местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах
не установлено иное 153 . Однако такой подход в определенных случаях окажется
недостаточно гибким: например, если место регистрации юридического лица
является лишь формальным его нахождением, а действительная деловая активность осуществляется в ином известном сторонам месте.
Применительно к гражданам место их жительства определяется п. 1 ст. 20
ГК РФ, в соответствии с которым местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. В европейском договорном
праве место исполнения применительно к лицам, не занимающимся предпринимательской деятельностью, определяется через обычное место проживания. При
этом указывается, что речь идет не о юридической, а о фактической концепции
понимания. Лицо имеет обычное проживание там, где оно фактически живет,
независимо от того, имеет ли оно право жить в этой стране, и независимо от того, что оно время от времени убывает в другое место на некоторое время, при
условии, что оно обычно возвращается в прежнее место проживания. Это положение определяется со ссылкой на резолюцию Совета Европы от 18.01.72 №
72 154 .
Именно в связи с исполнением денежного обязательства российский законодатель разрешает вопрос о последствиях изменения места жительства (нахождения) кредитора. Если кредитор к моменту исполнения обязательства изменил
мес-то жительства или место нахождения и известил 155 об этом должника, исполнение должно быть произведено в новом месте жительства или нахождения
кре-дитора с отнесением на счет кредитора расходов, связанных с переменой
места исполнения 156 . При этом закон не устанавливает какого-либо правила на
тот счет, если должник не был извещен о новом месте жительства (нахождения)
кредито-ра. В литературе указывается, что в этом случае должник вправе произвести ис-полнение по прежнему адресу, а при отсутствии в этом месте кредитора
или управомоченного им лица произвести исполнение в депозит нотариуса 157 .
152
Principles of European Contract Law, p. 329.
Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О. Н. Садиков, с. 610 (автор главы ―
М. И. Брагинский).
154
Principles of European Contract Law, p. 330-331.
155
Правовая природа извещения кредитором должника об изменении места жительства (нахождения), как и
правовая природа других подобных действий, связанных с передачей информации одной стороны в обязательстве
другой, мало изучена в отечественной науке. По одной из классификаций правоотношений (хотя и мало признанной) такого рода уведомления, извещения и т. п., видимо, можно отнести к гражданским организационно-правовым
отношениям и, в частности, к такому их виду как организационно-информационные отношения. ― См.: Красавчиков
О. А. Организационные гражданско-правовые отношения / Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сборник
статей. ― М., 2001, с. 164.
156
Упомянутые расходы характеризуются в литературе в качестве убытков должника. ― См.: Белов В. А. Гражданское право: Общая и Особенная части: Учебник. ― М., 2003, с. 741.
157
Гражданское право: Учебник. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого, с. 638
(автор главы ― М. В. Кротов).
153
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
41
Надо заметить, что и некоторые иностранные правопорядки разрешают вопрос о перемене места нахождения кредитора и возложении на него соответствующих расходов именно в связи с исполнением денежного обязательства
(абз. 3 § 270 Германского гражданского уложения) 158 . Определенное различие в
регулировании наблюдается лишь в том, что немецкое право упоминает о возложении на кредитора не только дополнительных расходов, но и дополнительных рисков, что в отечественном праве можно аналогичным образом вывести из
толкования закона. Судебная практика свидетельствует, что риск негативных
последствий изменения места исполнения возлагается на кредитора. Так, по
материалам одного из дел было установлено, что кредитор сообщил об изменении платежных реквизитов должнику лишь после совершения последним платежей по реквизитам, установленным в договоре. Суд констатировал прекращение обязательства надлежащим исполнением 159 . При рассмотрении другого показательного для данного аспекта дела суд указал следующее. При
оценке договора суд первой инстанции пришел к выводу о том, что между
сторонами заключен договор подряда на выполнение полиграфических работ
по изготовлению печатной продукции – продукта полиграфического производства. Одновременно суд установил, что договором не предусмотрены порядок
и место передачи изготовленной продукции. В соответствии со ст. 316 ГК РФ
если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или
договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение обязательства передать товар или иное имущество
должно быть произведено в месте изготовления или хранения имущества,
если это место было известно кредитору в момент возникновения обязательства. Несмотря на то, что в договоре отсутствует указание на место
исполнения обязательства ответчиком, там указан его адрес. Из этого следует, что изготовление журнала должно было производиться издательством
по месту его нахождения. Применительно к требованиям упомянутой статьи
ГК РФ заказчик должен был произвести приемку работ по месту исполнения
обязательств подрядчиком, то есть по месту изготовления журнала. Вместе
с тем заказчик предпочел получить результат работ посредством доставки
его транспортом через третьих лиц. В то же время материалы дела не содержат документов, подтверждающих переговоры сторон о доставке продукции таким образом. При таких обстоятельствах приемку продукции истец
производил на свой риск без участия изготовителя 160 .
Применительно к исполнению денежного обязательства в литературе отмечается, что вексельное законодательство устанавливает здесь специальные
правила. Вексельное законодательство при отсутствии указания места платежа в
самом векселе для простого векселя определяет таковым место нахождения
должника-векселедателя, а по переводному X плательщика 161 . Иногда в качестве исключения из общего правила об исполнении денежного обязательства по
месту нахождения (жительства) кредитора указывают исполнение обязательств
по ценным бумагам, каковое осуществляется в месте нахождения должника пу-
158
Германское право. Часть 1. Гражданское уложение, с. 64.
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 22 июня 1999 года по делу № А129768/98-С16.
160
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30 мая 2002 года по делу
№ Ф04/1954-633/А45-2002.
161
О месте платежа по векселю в судебной практике см.: пп. 23 и 25 постановления Пленума Верховного
Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 года № 33/14 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" // Вестник ВАС РФ, 2001, № 2.
159
42
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
тем явки туда кредитора 162 . Последнее утверждение подлежит уточнению, ибо,
смотря по виду ценной бумаги, исполнение удостоверенного ею денежного обязательства может осуществляться и в ином месте.
Общее правило с привязкой к должнику может меняться из-за существа обязательства. В частности, как справедливо отмечает Л. А. Новоселова, при розничной купле-продаже торговое помещение одновременно и место передачи
товара, и место платежа 163 . При этом очевидно, что местом жительства покупателя может быть отличная от места нахождения торгового помещения пространственная точка. Схожая ситуация наблюдается и при исполнении обязательств
банка по банковскому вкладу 164 .
Кроме частных правил конкретных видов обязательств, приводящих к изменению регламентации места исполнения обязательства, обоснованно отмечается и одно общее: случаи, перечисленные в ст. 327 ГК РФ, дающие должнику право внести причитающиеся с него деньги в депозит нотариуса, а в случаях, предусмотренных законом, X в депозит суда 165 . Однако Гражданский кодекс РФ не
указывает, какому именно нотариусу или суду возможно произвести исполнение.
Практика некоторых арбитражных судов исходит из того, что в случае внесения
денежных средств в депозит нотариуса вследствие уклонения кредитора от принятия исполнения (подп. 4 п. 1 ст. 327 ГК РФ) правила ст. 316 Кодекса неприменимы 166 . Это, видимо, означает, что место нахождения самого нотариуса значения не имеет и обязательство в силу п. 2 ст. 327 ГК РФ считается исполненным.
Если принять обратную позицию, которая сводится к необходимости внесения
средств в депозит нотариуса, место нахождения которого совпадает с местом
нахождения (жительства) кредитора, то в некоторых случаях это может привести
к определенным практическим затруднениям. Например, в случае исполнения
обязательств должника, находящегося в процедурах банкротства, наличие ситуации стечения кредиторов, их многочисленность, выплата соответствующих
сумм различным нотариусам могут привести к значительному увеличению расходов и времени расчетов, что в конечном счете может оказаться невыгодным для
кредиторов. Кроме того, для такого основания исполнения обязательства в депозит нотариуса как очевидное отсутствие определенности по поводу того, кто является кредитором по обязательству (подп. 3 п. 1 ст. 327 ГК РФ), выдержать данный подход вообще не представляется возможным.
Применительно к денежному обязательству граждан-потребителей перед гражданином-предпринимателем в литературе указывают, что из существа обязательства предпринимателя, оказывающего услуги, выполняющего работы, следует, что расчеты осуществляются наличными деньгами в месте выполнения
работ и оказания услуг 167 . Надо признать, что это отвечает наиболее распространенному на практике положению вещей, однако с юридической точки зрения
расчеты граж-дан-потребителей и любых других субъектов гражданского права
могут осуществляться в подобных случаях и в безналичном порядке.
162
Российское гражданское право: Учебник / Под ред. З. Г. Крыловой, Э. П. Гаврилова. ― М., 1999, с. 112 (автор главы ― З. Г. Крылова).
163
Новоселова Л. А. Указ. соч., с. 89.
164
Европейские юристы склонны расценивать исполнение обязательства банка по выдаче денег клиенту по
месту нахождения банка в качестве обычая. ― См.: Principles of European Contract Law, p. 331.
165
Гражданское право. Часть первая / Под общ. ред. Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева, с. 371
(автор главы ― Г. И. Стрельникова).
166
Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17 февраля 2003 года по
делу № Ф04/826-56/А75-2003.
167
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т. Е. Абовой,
А. Ю. Кабалкина, с. 681 (автор комментария ― Г. Д. Отнюкова).
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
43
Место исполнения обязательства
в месте жительства (нахождения) должника
Российское обязательственное право исходит из того, что, если все специальные правила определения места исполнения не позволяют его определить,
оно определяется по месту жительства (нахождения) должника. Образно выражаясь, это означает, что кредитор обязан явиться за получением исполнения.
Аналогичный подход используется и в иностранных правопорядках, например в
Германии. Согласно абз. 1 § 269 Германского гражданского уложения если место
исполнения не было определено заранее или оно не явствует из обстоятельств,
в частности из существа обязательства, то исполнение должно быть произведено в месте жительства должника в момент возникновения обязательства 168 . Подобный подход наблюдается и в Швейцарии (абз. 2 ст. 74 Швейцарского обязательственного закона). Применительно к договору купли-продажи в области международной торговли Венская конвенция "О договорах международной куплипродажи товаров" также предусматривает, что при отсутствии иных оснований
для определения места исполнения обязательства по поставке товара последний должен быть предоставлен в распоряжение покупателя в месте, где в момент заключения договора находилось коммерческое предприятие продавца,
являющегося должником в обязательстве по поставке товара (ст. 31).
Исполнение по месту нахождения должника с необходимостью влечет для кредитора соответствующие издержки по получению исполнения (проезд к месту жительства (нахождения) должника, действия по получению исполнения и проч.),
если, конечно, соглашением сторон эти издержки не отнесены на должника. Применительно к односторонним обязательствам такое регулирование было подвергнуто критике в нашей юридической литературе. В. С. Толстой на примере договоров займа вещей, определенных родовыми признаками, и возмещения
ущерба, возникшего от спасания имущества, когда такой ущерб по соглашению
сторон возмещается также вещами, считает необоснованным возложение расходов по доставке на кредитора. Полагаю эту критику недостаточно аргументированной. И в том и в другом случае место исполнения может быть установлено
договором. Следовательно, применительно к займу кредитор может настаивать
на месте исполнения по своему месту нахождения. Во втором случае также при
отсутствии согласия должника на иное место исполнения кредитор вправе потребовать соответствующего возмещения в деньгах, что сохранит правило об
исполнении денежного обязательства в месте жительства (нахождения) кредитора.
Несмотря на то, что данное определение места исполнения стоит на последнем месте в перечне приведенных в этой норме диспозитивных правил, оно является основным или общим, поскольку остальные правила относятся к специальным, составляющим исключение из общего. Поэтому в старой юридической
литературе в общем правильно указывалось, что основное значение имеет правило об исполнении обязательства по месту жительства должника. Здесь же
верно отмечается и значение этого положения для разрешения иных связанных с
местом исполнения вопросов. Так, в частности, указывается, что если продана
какая-либо вещь, то не продавец должен доставить ее покупателю, а покупатель
должен взять эту вещь у продавца. Поэтому если доставка производится должнику (без соответствующего указания договора), она должна быть оплачена особо, сверх цены самой вещи. Это правило тем более обоснованно, что стоимость
доставки может быть различна в зависимости от расстояния между местожи168
Германское право. Часть 1. Гражданское уложение, с. 63.
44
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
тельством продавца и местожительством покупателя 169 . Выведение в качестве
общего правила о месте исполнения именно места нахождения (жительства)
должника основывалось также на том, что это место принято основанием для
определения общей подсудности дел 170 . Последнее справедливо и для современного российского процессуального права (ст. 28 ГПК РФ и ст. 35 АПК РФ).
Примечательно, что проект Гражданского уложения устанавливал на этот
счет специальную норму, согласно которой издержки по исполнению несет должник (ст. 1621) 171 .
Если данные соображения были бы приняты во внимание в современных условиях, то подходы судебно-арбитражной практики по разрешению соответствующих вопросов могли бы оказаться несколько иными. Например, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ, разъясняя положения законодательства применительно к тому случаю, когда стороны упустили указать в договоре, предусматривающем перевозку товара, на кого из них ложатся расходы по доставке, указал
следующее. Разрешая споры, связанные с доставкой товаров, следует иметь в
виду, что, если договором не предусмотрено, каким видом транспорта и на каких
условиях доставляется товар, и в связи с этим выбор вида транспорта и условий
доставки осуществляется поставщиком (п. 1 ст. 510 Кодекса), расходы по доставке распределяются между сторонами в соответствии с договором. Если порядок
распределения транспортных расходов по доставке товара договором не установлен, суд путем толкования условий такого договора должен выяснить действительную волю сторон с учетом практики их взаимоотношений 172 .
Альтернативное место исполнения
В. С. Толстой обоснованно поднимает вопрос об альтернативном месте исполнения, предлагая в этом случае применять нормы гражданского законодательства об альтернативном обязательстве по аналогии закона 173 . В русской
литературе возможность установления альтернативности места исполнения признавалась и ранее 174 , а первенство в этом вопросе принадлежит, по-видимому,
римлянам 175 .
Действительно, соглашением сторон, законом или существом обязательства,
а равно обычаями делового оборота может предусматриваться альтернативность места исполнения, то есть возможность совершения известных действий в
одном или другом месте. Поскольку выбор отдается на усмотрение должника, как
это предусмотрено для альтернативных обязательств (ст. 320 ГК РФ), предполагается, что к избранному им месту исполнения должны применяться правила
ст. 316 ГК РФ. Некоторые осложнения с местом исполнения обязательства в
этом случае могут возникнуть при неисправности должника, не осуществившего
выбор в срок. Их разрешение возможно с использованием mutatis mutandis об-
169
Советское гражданское право. В 2-х т. Т. 1 / Отв. ред. И. Б. Новицкий, П. Е. Орловский, с. 429 (автор главы
предположительно П. Д. Каминская).
170
Гражданское уложение. Проект / Под ред. И. М. Тютрюмова, сост. А. Л. Саатчиан. Т. 2, с. 217.
171
Там же, с. 218.
172
Постановление Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 года № 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки" // Вестник ВАС РФ, 1998,
№ 3.
173
Толстой В. С. Указ. соч., с. 145.
174
См., например: Гримм Д. Д. Лекции по догме римского права / Под ред. и с предисл. В. А. Томсинова. ― М.,
2003, с. 354.
175
См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого, с. 269-270 (автор главы ―
И. С. Розенталь).
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
45
щих подходов, принятых в праве для исполнения альтернативных обязательств 176 .
Среди иностранных законодательств прямое разрешение вопроса об альтернативном исполнении обнаруживается в ГК Латвийской Республики (1937 года).
Согласно ст. 1827 если для совершения исполнения установлено несколько мест
альтернативно, то выбор места предоставляется должнику. Однако если по его вине уже произошло предъявление иска, то право выбора переходит к кредитору.
Изменение места исполнения
Как и всякое договорное условие, положение договора о месте исполнения
обязательства может быть изменено по соглашению сторон. В подлежащих случаях оно может быть изменено по решению суда, например, на основании ст. 451
ГК РФ.
Кроме того, в отдельных случаях изменение места исполнения предусматривается законодательством. Например, в соответствии со ст. 31 Устава железнодорожного транспорта РФ 177 допускается переадресовка груза, в том числе с
изменением места назначения. Порядок переадресовки определяется приказом
МПС РФ от 18 июня 2003 года № 44 "Об утверждении Правил переадресовки
грузов на железнодорожном транспорте" 178 .
Статья 316 ГК РФ разрешает вопрос об изменении места исполнения только в
отношении исполнения денежных обязательств в связи с изменением места жительства (нахождения) кредитора. Законодатель ограничился только этим видом
обязательств, видимо, потому, что именно исполнение денежного обязательства
привязано к месту жительства (нахождения) кредитора. Однако очевидно, что в
тех случаях, когда закон, существо обязательства, обычай делового оборота или
соглашение сторон также связывают место исполнения с местом жительства
(нахождения) той или иной стороны, отыскание ответа на вопрос о возможном
изменении места исполнения обязательства становится актуальным. Вероятно,
заполнение пробела закона для таких случаев теоретически возможно осуществить двумя способами. Поскольку место исполнения обязательства первоначально было тем или иным образом разрешено на основании правил ст. 316 ГК
РФ, последующее его изменение возможно лишь по соглашению сторон (или по
решению суда), а сам факт изменения места жительства (нахождения) стороны
обязательства не влечет автоматического изменения договорного условия, то
есть не изменяет прежнего места исполнения обязательства.
Другой подход, который представляется более предпочтительным, может, видимо, базироваться на предписании ст. 6 ГК РФ. Коль скоро отношения сторон
при изменении места жительства (нахождения) стороны прямо не урегулированы
законодательством, к таким отношениям, если это не противоречит их существу,
следует применить гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона), то есть возложить издержки по изменению места
исполнения на сторону, которая изменила место жительства (нахождения). При
этом, однако, надо полагать, что не во всех случаях будет возможным вывести
необходимость исполнения обязательства в новом месте исполнения с возложением расходов на сторону, изменившую место жительства (нахождения), поскольку в определенных случаях само изменение места исполнения обязательства будет либо невозможно, либо повлечет для стороны такие расходы, что
176
Подробнее об исполнении альтернативных обязательств см.: Сарбаш С. Последствия просрочки альтернативного обязательства // Закон, 2001, № 12, с. 52-55.
177
Собрание законодательства РФ, 2003, № 2, ст. 170.
178
Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 2003, № 42.
46
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
само исполнение во многом утратит интерес для соответствующей стороны. Европейские юристы полагают невозможным изменение места исполнения, если
это влечет чрезмерные неудобства для соответствующей стороны 179 .
В литературе по обсуждаемому вопросу указывается, что сторона несет дополнительные расходы, связанные с переменой места исполнения, если указанное изменение вызвано обстоятельствами, за которые она отвечает 180 . Это утверждение достаточно лаконично, и потому затруднительно сделать вывод о
том, что автор имел в виду под случаями, когда изменение места исполнения
происходит и связывает соответствующую сторону, хотя она не отвечает за такое изменение. Гражданский кодекс РФ применительно к изменению места жительства (нахождения) кредитора при исполнении денежного обязательства не
связывает отнесение на кредитора расходов с тем, отвечает он или нет за перемену места жительства. Представляется, что данная норма применима и в тех
гипотетических случаях, когда кредитор не будет отвечать за изменение места
нахождения (жительства): например, когда такое изменение произошло против
его воли и незаконным образом. Основанием такого вывода в данном примере
служит то обстоятельство, что для возложения расходов на должника решительно нет никаких оснований, разве что он сам будет повинен в изменении места
жительства (нахождения) кредитора.
В. С. Толстой подходит к вопросу об изменении места исполнения иначе, возлагая бремя расходов по исполнению в связи с изменением места жительства
(нахождения) одной из сторон на того, "кто обязан доставить вещи или явиться
за их получением" 181 .
Интересен подход к этому вопросу швейцарского законодателя. В соответствии с абз. 3 ст. 74 Швейцарского обязательственного закона если кредитор может требовать исполнения по своему месту жительства, которое он изменил после возникновения обязательства, и если это причиняет существенное неудобство должнику, последний вправе исполнить обязательство по прежнему месту жительства.
ГК Туркменистана, устанавливающий в качестве общего правила исполнение
по месту жительства должника, предусматривает в случае изменения его места
жительства или места нахождения предприятия обязанность должника по возмещению расходов кредитора (п. 2 ст. 376). Аналогичный подход применяется и
на случай изменения места нахождения кредитора (п. 2 ст. 376).
Представляется, что достаточно удовлетворительным регулированием по
данному вопросу может считаться подход, использованный в Принципах
УНИДРУА. Согласно п. 2 ст. 6.1.6 сторона должна нести бремя увеличения связанных с исполнением расходов, которое является результатом изменения места
нахождения ее коммерческого предприятия, если изменение происходит после
заключения договора 182 .
К этому, на мой взгляд, следовало добавить, что указанная сторона несет
также и соответствующий риск неблагоприятных последствий, возникших в связи
с изменением ее места нахождения 183 . Кроме того, представляется также необходимым установить специальное диспозитивное регулирование, которое позволяло бы должнику отказаться от исполнения, если изменение места исполнения
179
Principles of European Contract Law, p. 331.
Гражданское право. Часть первая / Под общ. ред. Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева, c. 371
(автор главы ― Г. И. Стрельникова).
181
Толстой В. С. Указ. соч., с. 143.
182
Принципы международных коммерческих договоров, с. 140.
183
Principles of European Contract Law, p. 331.
180
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
47
в связи с изменением места нахождения кредитора влечет для него такие расходы, что он в значительной степени лишается той выгоды, которую получил бы
при отсутствии указанного изменения.
В связи с изменением места исполнения заслуживают внимания случаи уплаты причитающейся с должника суммы посредством банковского перевода на
иной, чем указано в договоре или иных документах, счет кредитора. При рассмотрении одного из дел суд указал, что оценка надлежащего исполнения обязательства должником зависит от наличия у кредитора банковского счета в
банке, на который было осуществлено перечисление средств. При этом суд
отметил, что само по себе указание конкретного счета в счете-фактуре не
лишает плательщика права произвести оплату на иной счет получателя 184 .
По моему мнению, должник обязан исполнить обязательство по уплате безналичных денежных средств посредством их перечисления на конкретный счет,
согласованный сторонами или указанный кредитором 185 . Последний может иметь
законный интерес в том, чтобы денежные средства в обусловленный договором
срок поступили именно на определенный банковский счет. Направление должником денежных средств на иной банковский счет может привести к нарушению
интереса кредитора и представляет собой ненадлежащее исполнение обязательства. Однако когда перечисление денежных средств на иной банковский счет
кредитора не приводит к возникновению убытков у последнего, формальное нарушение должником требования закона о надлежащем исполнении обязательства не повлечет за собой привлечения его к ответственности, если иное не установлено договором (например, штрафная неустойка за такое нарушение). Необходимо заметить, что Принципы УНИДРУА исходят из того, что должник обязан
исполнить денежное обязательство посредством перечисления средств на конкретный банковский счет кредитора и лишь при отсутствии указаний кредитора
он может осуществить платеж путем денежного перевода в любое финансовое
учреждение, относительно которого кредитор дал знать, что имеет там счет
(ст. 6.1.8) 186 .
Некоторые затруднения в судебной практике можно обнаружить, когда договор содержит указание одного банковского счета кредитора, а впоследствии он
извещает должника о необходимости перечисления средств на иной счет 187 . С
уче-том изложенных аргументов в разрешении таких казусов я склоняюсь к тому,
чтобы отдать предпочтение волеизъявлению кредитора, имея в виду его законный интерес. Интерес должника по расходам, связанным с изменением места
исполнения, может быть в достаточной степени защищен обязательством их
возмещения кредитором.
Вопрос об изменении места исполнения обязательства может возникать в
связи с уступкой права. Как указывает Л. А. Новоселова, новый кредитор может
направить должнику так называемые платежные инструкции X указания должнику о сохранении прежнего порядка осуществления платежей или его изменении (указание новых платежных реквизитов, способа платежа и т. д.). Когда исполнение должно производиться в соответствии с новыми реквизитами, они мо184
Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 2 августа 2002 года по делу
№ А62-945/02. Ср. с постановлением Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21 ноября 2001
года по делу № А28-2346/01-99/4. См. также: постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1
февраля 2002 года № 8647/00 // Вестник ВАС РФ, 2002, № 6, с. 29.
185
Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 сентября 2000 года по делу
№ А55-1457/00-40; постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 3 марта 2003 года по
делу № Ф09-352/03-ГК.
186
Принципы международных коммерческих договоров, с. 144.
187
См., например, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19 мая
1999 года по делу № Ф04/989-147/А46-99.
48
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
гут быть указаны в уведомлении. Дополнительные расходы должника, связанные
с изменением места платежа, относятся на кредитора (ст. 316 ГК РФ). При этом
она отмечает, что, если уведомление не сопровождается такого рода указаниями
(новыми платежными инструкциями), должник исполняет обязательство в соответствии с прежними условиями договора (место, время и порядок исполнения
при уступке не меняются) 188 . Необходимо учитывать, что, когда место исполнения в силу указанных обстоятельств определяется исходя из места нахождения
(жительства) кредитора, переход права новому кредитору может повлечь изменение места исполнения.
Последствие исполнения в ненадлежащем месте
Как справедливо указывает Д. И. Мейер, для участников обязательства во
многих случаях не все равно, в том или другом месте будет произведено удовлетворение. Вопрос о месте удовлетворения по обязательству получает существенное значение, так что удовлетворение должно производиться всегда в надлежащем месте, иначе веритель вправе не принимать удовлетворения или принять его с условием возмещения убытков, причиняемых ему предоставлением
удовлетворения в ненадлежащем месте 189 . Ф. К. Савиньи в известной степени
даже более категоричен. Он указывает, что всякая попытка должника удовлетворить кредитора в другом месте не влечет за собой погашения обязательства 190 .
Среди действующего европейского законодательства об этом прямо указывается в ГК Латвийской Республики, в соответствии с которой если место исполнения установлено и исполнение совершается в другом месте, нежели было определено, кредитор может потребовать возмещения всех возникших в результате
этого убытков.
Итак, если обязательство не исполнено в надлежащем месте, налицо ненадлежащее исполнение, влекущее за собой определенные юридические последствия, главное из которых, пожалуй, констатация просрочки должника 191 . В более
глобальном плане можно говорить, что неизвинительное исполнение обязательства в ненадлежащем месте подпадает под общие основания ответственности за
ненадлежащее исполнение обязательства 192 .
Наверное, в определенных ситуациях исполнение обязательства в ненадлежащем месте не будет представлять собой существенного нарушения интересов
кредитора, в связи с чем его отказ от принятия исполнения, равно как и привлечение должника к ответственности, представлялся бы несправедливым. Таков,
на-пример, случай, когда в письменном договоре займа стороны установили, что
заем должен быть возвращен в определенном месте, однако должник предлагает кредитору принять возвращаемую сумму займа в ином месте, где стороны
встретились в период, когда исполнение может быть произведено должником. В
обыч-ных обстоятельствах у кредитора нет интереса отказываться от предложенного исполнения, хотя по условиям договора оно и является формально ненадлежащим 193 .
188
Новоселова Л. А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. ― М., 2003,
с. 232-233.
189
Мейер Д. И. Указ. соч., с. 146.
190
Савиньи Ф. К. Указ. соч., с. 351.
191
Советское гражданское право. В 2-х. т. Т. 1 / Отв. ред. И. Б. Новицкий, П. Е. Орловский, с. 429 (автор главы
предположительно П. Д. Каминская).
192
Тынель А., Функ Я., Хвалей В. Указ. соч., с. 184 (автор главы ― А. Тынель).
193
Конечно, здесь надо отметить особо некоторые экстремальные ситуации. Известен, например, такой курьезный случай. Два приятеля гуляли в лесу; один из них был обязан перед другим по займу, и когда на них напали
разбойники, заемщик спешно отдал приятелю долг.
ВРЕМЯ И МЕСТО ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
49
Применительно к обсуждаемому вопросу представляет интерес положение
ст. 1880 ГК Латвийской Республики (1937 года), в соответствии с которой исполнение может быть потребовано и предложено в любом месте, где только возможно его совершение без обременения или неудобства для другой стороны.
Принятие исполнения в ненадлежащем месте
Российское позитивное право не устанавливает специального регулирования
на случай принятия кредитором исполнения тогда, когда оно предлагается должником в ненадлежащем месте.
Представляется, что разрешение этой ситуации, прежде всего, зависит от воли сторон. Они могут изменить условия договора относительно места исполнения, скорректировав при их совместном желании и другие положения (о расходах
по транспортировке, цене, хранении товара в новом месте поставки и т. п.).
Кредитор вправе одобрить ненадлежащее исполнение, освободив тем самым
должника от негативных последствий ненадлежащего исполнения обязательства.
Кроме того, полагаю, что кредитор вправе принять исполнение, сохранив соответствующие средства защиты своих интересов. Поскольку исполнение обязательства в ненадлежащем месте представляет собой нарушение обязательства,
должник отвечает за причиненные кредитору этим нарушением убытки. Представляется, однако, что в зависимости от обстоятельств конкретного дела принятие кредитором исполнения в ненадлежащем месте можно расценивать и как
одобрение такого исполнения, хотя бы кредитор и не выразил прямо свою волю.
В литературе иногда предполагают презумпцию на этот счет. Так, Ф. К. Савиньи указывал, что если кредитор получает платеж в другом месте, то обязательство погашается потому, что согласие обеих сторон видоизменяет обязательство в этом пункте 194 .
С. САРБАШ,
кандидат юридических наук
194
Савиньи Ф. К. Указ. соч., с. 351.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
92
Размер файла
690 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа