close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВОПРОСЫ КОРПОРАТИВНОГО ПРАВА И УПРАВЛЕНИЯ

код для вставкиСкачать
овации корпоративного законодательства
Н
4-9
ВОПРОСЫ КОРПОРАТИВНОГО ПРАВА
И УПРАВЛЕНИЯ В ПРОЕКТЕ ИЗМЕНЕНИЙ ГК
Увакина Т.В.
Советник генерального
директора по правовым
вопросам ОАО «Реестр»
Сегодня много говорится о реформе гражданского
законодательства в России. За минувший год целый
ряд законопроектов из пакета изменений в Гражданский кодекс обрел силу закона, некоторые законопроекты еще ожидают рассмотрения. Однако
наибольшее значение для эволюции российского
корпоративного права и управления имеет Законопроект № 47538-6/2, на который хочется обратить особое внимание. В настоящее время документ подготовлен к рассмотрению Государственной Думой во втором чтении, он является вторым из
законопроектов, на которые был разделен исходный законопроект № 47538-6 о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ, принятый в первом
чтении. Рассматриваемый законопроект предусматривает внесение поправок главным образом в гл. 4
части первой Гражданского кодекса РФ, в которой
содержатся основы правового регулирования юридических лиц (на сайте www.consultant.ru приведена редакция, подготовленная ГД ФС РФ ко второму
чтению 10.12.2012 г.).
Рассмотрение данного законопроекта внесено в
ближайшие планы работы Государственной Думы,
предполагаемые сроки его рассмотрения неоднократно сдвигались, и бизнес-сообщество ожидает,
что в самое ближайшее время спорные вопросы по
законопроекту будут окончательно урегулированы,
и изменения, широко обсуждаемые уже более года,
наконец обретут силу закона.
Основным камнем преткновения при рассмотрении законопроекта стали споры вокруг правил определения аффилированности. Ожидалось, что важной
новеллой реформы гражданского законодательства
станет введение единого регулирования отношений
юридической связанности лиц: установление аффилированности и признание лица контролирующим. Проект Гражданского кодекса РФ, принятый в первом
чтении, содержал восемь оснований признания лиц
Àêöèîíåðíîå îáùåñòâî: âîïðîñû êîðïîðàòèâíîãî óïðàâëåíèÿ
Н
овации корпоративного законодательства
аффилированными. Также проектом предусматривалась возможность признания судом аффилированности между лицами, если будет доказано, что они получили фактическую возможность влиять на юридическое лицо в результате
своих согласованных действий. Однако в последней редакции законопроекта, подготовленной ко второму чтению, данные положения
отсутствуют. Вероятно, их исключению из проекта поспособствовала критика рассматриваемой новеллы, изложенная в Замечаниях РСПП.
Поскольку спорный вопрос изъят из законопроекта, а необходимость его структурированного нормативного регулирования остается насущной, судебная власть в лице ВАС РФ
уже предлагает свой способ определения
аффилированности. Так, продолжая тенденцию по поиску дополнительных механизмов
защиты прав миноритариев, ВАС разработал и опубликовал на своем сайте по адресу
www.arbitr.ru/vas/presidium/prac/100332.html
проект постановления, предписывающего судам исходить не из формальных, а из фактических обстоятельств наличия аффилированности и конфликта интересов.
В настоящей статье мы поговорим об изменениях, предполагаемых законопроектом в
обрасти корпоративного права и управления,
актуальных для хозяйственных обществ. Интересующие нас изменения в основном направлены на введение в российское частное
право отдельных конструкций англосаксонской правовой системы, таких как:
разделение акционерных обществ на публичные и непубличные,
институт ответственности членов коллегиальных органов управления юридического
лица, принцип «двух ключей» (два лица, исполняющих одновременно функции исполнительного органа),
ответственность контролирующего общества
за деятельность подконтрольного — принцип
«снятия корпоративной вуали»,
¹ 4 (119) Àïðåëü 2014
корпоративный договор.
Говоря в общих чертах, в действиях законодателя ощущается тенденция поиска дополнительной защиты прав инвесторов, усиления роли ЕГРЮЛ, попытки унификации законодательства о юридических лицах.
«Снятие корпоративной вуали», или изменение
правового статуса основного и зависимого обществ.
Законопроект предлагает несколько изменить регулирование правового статуса основного и дочернего обществ. Предполагается установить возможность привлечения основного общества к ответственности
по обязательствам подконтрольных — это
один из аспектов заимствуемой нами из англо-саксонской правовой среды доктрины
«piercing the corporate veil» — снятие корпоративных покровов, т. е. когда юридическое
лицо перестает выполнять функцию ограничения ответственности его участников. Так,
предусматривается, что если Гражданским
кодексом или законом не предусмотрено
иное, контролирующий акционер несет солидарную ответственность с подконтрольным
юридическим лицом по обязательствам, возникшим в случае, если действие или бездействие совершено во исполнение указаний
контролирующего лица (исчезло слово «обязательное») и с его согласия.
Все юридические лица — коммерческие и некоммерческие — разделяются на корпорации и
унитарные юридические лица, вводится закрытый перечень организационно-правовых форм.
Акционерные общества делятся на публичные и
непубличные.
Законопроект предусматривает, что любое
юридическое лицо, независимо от формы
собственности, должно быть зарегистрировано в ЕГРЮЛ в одной из организационно-правовых форм, предусмотренных Гражданским
5
Н
овации корпоративного законодательства
кодексом (далее — ГК). Таким образом, положен конец спорам о том, является ли организация юридическим лицом. Отныне закрытый
перечень юридических лиц содержится в ГК,
все они подлежат регистрации в ЕГРЮЛ независимо от форм собственности.
Корпорациями признаются все юридические
лица, учредители которых обладают правом
на участие в управлении их деятельностью.
В отношении всех корпораций установлены
единые права их участников и единые правила управления ими. Коммерческими корпорациями признаются все коммерческие юридические лица, кроме унитарных предприятий. Из списка коммерческих юридических
лиц исключено ОДО (предлагалось в прошлой редакции изменений), ОАО и ЗАО.
Корпорации разделены на публичные (акции которых публично размещаются или публично обращаются) и непубличные (которые не отвечают
признакам публичности). Законопроект выделяет следующие признаки публичных акционерных
обществ: ценные бумаги общества обращаются
на фондовом рынке и/или в названии и в ЕГРЮЛ
есть указание на публичность общества. Формулировки законопроекта по вопросу отнесения акционерных обществ к категории публичных представляются достаточно комфортными
для правоприменителя: с момента принятия законопроекта публичным будет признаваться как
акционерное общество с устоявшейся репутацией на рынке ценных бумаг, так и вновь образованное общество, пока не зарегистрировавшее отчет об итогах первого выпуска ценных бумаг, но имеющее в планах выход на биржу, о чем
оно и заявило в своем названии при регистрации в ЕГРЮЛ.
Отсутствие в предлагаемой редакции ГК организационно-правовой формы ЗАО не должно
пугать акционеров таких компаний. Наиболее
комфортный для них путь — привести учредительные документы в соответствие с законодательством, став непубличным АО.
6
Говоря о государственной регистрации юридических лиц, необходимо принять во внимание, что законопроект вводит норму о
возможности использования юридическими лицами типовых уставов, формы которых утверждаются уполномоченными государственными органами в порядке, предусмотренном законом о государственной
регистрации. Данное нововведение призвано ускорить и упростить процедуру государственной регистрации.
В этой ситуации логично предположить, что
срок госрегистрации обществ с нетиповыми уставами может увеличиться, ведь законопроект обязывает регистрирующий орган
уведомлять заинтересованных лиц о предстоящей государственной регистрации изменений. Практические механизмы данных
действий пока не разработаны, однако очевидно одно — в отведенный нынешним законодательством для государственной регистрации срок — 7 рабочих дней — невозможно осуществить проверку достоверности
данных, представленных для госрегистрации
юридических лиц (данная норма уже введена
в действие ФЗ № 134, ст. 51, п. 3), и уведомление, предписанное законопроектом.
Идея законодателя с типовыми уставами, безусловно, может серьезно облегчить и ускорить государственную регистрацию юридических лиц, однако такой упрощенный подход не позволит обществам сконструировать
удобные для конкретных собственников модели управления обществом, кроме того, этот
подход не позволит в полной мере воспользоваться диспозитивностью норм закона.
Данный вывод наиболее актуален для владельцев долей в ООО, ведь именно правовое регулирование корпоративного управления и оборота долей в ООО, предлагаемое рассматриваемым законопроектом,
носит максимально диспозитивный характер и выводит многие аспекты корпоратив-
Àêöèîíåðíîå îáùåñòâî: âîïðîñû êîðïîðàòèâíîãî óïðàâëåíèÿ
Н
овации корпоративного законодательства
ного управления ООО в сферу компетенции устава. Кроме того, как следует из законопроекта «О внесении изменений в ГК
и ФЗ №14 от 08.02.1998 г. «Об обществах с
ограниченной ответственностью» и № 129ФЗ от 08.08.2001 г. «О государственной регистрации…» (в части введения возможности использования юридическими лицами
типовых уставов)», законодатель предполагает, что у обществ, выбравших типовой
устав, не будет на руках зарегистрированного текста устава, будет выписка из
ЕГРЮЛ с отметкой о номере выбранного
типового устава. С практической точки зрения, отсутствие у общества текста зарегистрированного устава с отметкой органа
государственной регистрации не способствует завоеванию доверия у потенциальных инвесторов и клиентов.
На законодательном уровне вводится понятие
«корпоративного договора».
«Корпоративный договор» становится родовым понятием по отношению к акционерному соглашению и договору об осуществлении прав участников. Корпоративный договор
может быть заключен всеми или несколькими участниками хозяйственного общества,
он призван конкретизировать права участников, определить порядок осуществления ими
своих прав (выполнять права определенным
образом, отказаться от их осуществления), и
должен соответствовать положениям устава
общества.
Под осуществлением/отказом от осуществления прав понимается следующее:
голосовать определенным образом на общем собрании акционеров/участников;
согласованное осуществление иных действий по управлению обществом;
приобретение/отчуждение доли/акции по
определенной цене и/или при наступлении
определенных обстоятельств, либо обязан-
¹ 4 (119) Àïðåëü 2014
ность воздерживаться от отчуждения при
определенных обстоятельствах.
Корпоративный договор не может обязывать
участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества.
Последствия нарушения корпоративного договора:
если корпоративный договор подписали все
участники, то нарушение такого корпоративного договора может быть основанием для признания недействительными решений органов
по иску стороны корпоративного договора;
если корпоративный договор подписали не
все, то сделки, заключенные в нарушение такого договора, являются оспоримыми.
Прекращение права на долю одной из сторон
корпоративного договора не влечет прекращения действия корпоративного договора в
отношении остальных его сторон, если иное
не предусмотрено самим договором.
Кроме того, безусловным новшеством по сравнению с акционерным соглашением является
закрепленное на законодательном уровне расширение состава возможных сторон корпоративного договора. Теперь кредиторы общества и третьи лица могут заключать корпоративный договор с участниками хозяйственного
общества. Такой договор может быть заключен в целях обеспечения их охраняемого законом интереса, по такому договору участники общества могут принять на себя обязательства осуществлять свои корпоративные права
определенным образом или отказаться от их
осуществления, а также голосовать на общем
собрании определенным образом.
Новшества ожидаются и в сфере регулирования
деятельности исполнительных органов.
В случаях, предусмотренных законами о хозяйственных обществах, полномочия еди-
7
Н
овации корпоративного законодательства
ноличного исполнительного органа могут осуществляться несколькими лицами.
Это так называемый принцип «двух ключей» — еще одно заимствование из зарубежной практики, подход направлен на защиту акционеров от несанкционированных
действий менеджмента, а также удобен для
партнерских компаний, учредители которых теперь смогут принимать равное участие в управлении обществом. Однако, во
избежание блокировки деятельности общества, необходимо четкое структурирование
в уставе порядка принятия решений такими
лицами.
Соотношение императивности и диспозитивности норм в сфере корпоративного управления публичных акционерных обществ — с одной
стороны, и непубличных акционерных обществ и
ООО — с другой.
Правовое регулирование публичного общества в сфере корпоративных отношений попрежнему носит императивный характер, законопроектом устанавливаются следующие
обязательные требования:
образование наблюдательного совета как
органа акционерного контроля (не менее 5
членов);
ведение реестра акционеров и счетная комиссия — только профессиональный регистратор, имеющий лицензию;
публичное раскрытие информации.
В отношении непубличных обществ диспозитивный характер регулирования, напротив,
усиливается, и непубличные акционерные общества по степени диспозитивности приближаются к ООО. Так, непубличное общество, по
единогласному решению участников, может
предусмотреть в уставе следующее:
передачу на рассмотрение наблюдательного совета или коллегиального исполнительного органа вопросов, входящих в компетен-
8
цию общего собрания, за исключением наиболее значимых, прямо предусмотренных ГК;
закрепление за наблюдательным советом
полностью или в части функций исполнительного органа или полный отказ от него;
передачу единоличному исполнительному
органу функций коллегиального и (или) наблюдательного совета;
отказ от создания ревизионной комиссии;
изменение установленного законом порядка созыва и подготовки общего собрания
при условии, что такие изменения не лишают
права на участие в собрании и получение информации о нем;
определение отличных от установленных законом и иными актами требований к количественному составу, порядку формирования и
проведению заседаний наблюдательного совета и (или) коллегиального исполнительного органа;
в имущественной сфере непубличное общество вправе предусмотреть порядок осуществления преимущественного права покупки доли в ООО или преимущественного
права приобретения размещаемых акций, а
также решить вопрос о максимальной доле
участия.
В случаях, предусмотренных Кодексом, законом или уставом корпорации, в ней может
быть образован постоянно действующий коллегиальный орган (наблюдательный совет).
ГК закрепляет принцип разграничения акционерной и исполнительной власти: в состав
совета не могут входить исполнительный орган и члены коллегиального исполнительного
органа. Данная новелла направлена на предотвращение конфликта интересов, вытекающего из участия в контролирующем и исполнительном органе одного и того же лица.
Вводятся правила солидарной ответственности к членам органов управления общества,
которые совместно причинили убытки юридическому лицу. Условиями привлечения к ответственности являются: недобросовестные
Àêöèîíåðíîå îáùåñòâî: âîïðîñû êîðïîðàòèâíîãî óïðàâëåíèÿ
Н
овации корпоративного законодательства
или неразумные действия, не соответствующие обычному предпринимательскому риску.
Проблема идентификации акций при истребовании из незаконного владения.
Важным аспектом в сфере корпоративного
управления является введение нового, более
структурированного порядка удостоверения решений общих собраний.
В настоящее время механизмы защиты
прав акционера как владельца акций закреплены ст. 149.3 ГК РФ, введенной в действие Федеральным законом № 51-ФЗ от
02.11.2013 г., таким образом, вопрос защиты прав акционера решен. Говоря о правах
акционера, законопроект не обходит стороной и его специальные обязанности. Так,
на участника коммерческой корпорации законопроект возлагает следующие обязанности: внесение вкладов в уставной капитал, неразглашение конфиденциальной
информации, участие в принятии необходимых для деятельности корпорации решений, непричинение вреда корпорации.
Права участников хозяйственных обществ
могут определяться не только пропорционально их долям в уставном капитале, но
и иным способом, если это предусмотрено
уставом и/или корпоративным договором
(в случае заключения корпоративного договора, устанавливающего дополнительный
объем прав, такие сведения должны быть
внесены в ЕГРЮЛ).
Предусмотрен следующий порядок удостоверения решений общего собрания и состава его участников:
для публичного общества — только профессиональным регистратором;
для иных хозяйственных обществ — нотариальное удостоверение, для непубличного акционерного общества необходимо удостоверение регистратором, если иной способ не
предусмотрен уставом, единогласным решением всех участников общего собрания.
Иные предусмотренные проектом способы удостоверения решений общих собраний
участников ООО:
подписание протокола всеми участниками;
использование технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения;
иные не противоречащие закону способы
(таким образом, перечень открытый).
Важной новеллой законопроекта является
также включение решений общих собраний
в перечень оснований возникновения гражданских прав и обязанностей.
Защита прав собственности на акции. Баланс
прав и обязанностей участников корпорации.
¹ 4 (119) Àïðåëü 2014
С учетом изложенного, можно констатировать
поступательное движение российского законодательства в направлении усиления защиты прав инвесторов, адаптации в российской
среде распространенных в мировой практике правовых норм и конструкций. Данные меры, особенно актуальные с учетом Концепции
создания международного финансового центра в РФ, и призваны поднять конкурентоспособность российской экономики, привести в
РФ зарубежные инвестиции.
9
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
100
Размер файла
180 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа