close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

гражданско-правовая ответственность за трудовые, семейные

код для вставкиСкачать
УДК 340
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ТРУДОВЫЕ, СЕМЕЙНЫЕ,
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ
© 2010
Репетева О.Е., старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса
Тольяттинский государственный университет, Тольятти (Россия)
Ключевые слова: Гражданско-правовая ответственность; трудовое правонарушение;
экологическое правонарушение; семейное правонарушение.
Аннотация: Статья посвящена проблемным аспектам гражданско-правовой ответственности
за трудовые, экологические, семейные правонарушения. Автор исследует особенности
применения гражданско-правовой ответственности в сфере труда, в семейных отношениях, в
сфере экологии и природопользования.
В российском законодательстве применение гражданско-правовой ответственности к участникам трудовых и
непосредственно связанных с ними отношений осуществляется преимущественно по отношению к работодателю,
руководителю и работнику в случаях, установленных законом. Применение такой ответственности не является
коллизией гражданского и трудового законодательства. При этом можно говорить об особых субъектах трудового права,
на которых допускается возложение ответственности по общим правилам гражданского законодательства.
Под гражданско-правовой ответственностью в сфере труда следует понимать обязанность субъекта трудового или
непосредственно связанного с ним правоотношения возместить вред (материальный и нематериальный), причиненный
нарушением прав и законных интересов других субъектов в области трудовых отношений.
Ответственность руководителя организации как работника в трудовых отношениях. Правовое положение
руководителя двояко в силу того, что он является не только наемным работником, но и полномочным представителем
работодателя. В ТК РФ правовой статус руководителя как органа юридического лица не определен, это компетенция
гражданского законодательства. Однако особое положение руководителя не дает возможности четко разграничить его
права и обязанности, предусмотренные различными отраслями законодательства.
Российские ученые придерживаются полярных взглядов на отраслевую принадлежность труда руководителя.
Большинство из них сходятся во мнении, что специфика выполняемой руководителем работы говорит о трудоправовой
природе отношений. Существует позиция (Л.В. Санникова, В. Глазырин), что отношения найма труда обладают всеми
признаками, необходимыми для отнесения их к предмету гражданского права, что дает основания конструировать
модель гражданско-правового по своей природе правоотношения найма труда [1]. Согласно другого утверждения,
отношения между собственником и руководителем могут иметь как трудоправовую, так и гражданско-правовую
природу. По мнению Д.Р. Акопова, непременным условием признания договора гражданско-правовым, а не трудовым,
является наличие в нем обязательства собственника не вмешиваться в текущую деятельность руководителя, собственник
может лишь периодически контролировать оговоренные в контракте показатели работы организации [2].
Следует согласиться с выводом А.М. Куренного, что определение отрасли законодательства, регулирующей
отношения, связанные с трудом, имеет важное практическое значение, так как от этого зависит рассмотрение вопроса об
ответственности сторон договора в случае конфликта [3].
Действующее гражданское законодательство не допускает возможности существования договора, совмещающего в
себе элементы различных отраслей права. Так, смешанный договор определяется как гражданско-правовой договор,
сочетающий в себе признаки других гражданско-правовых договоров (п. 3 ст. 421 ГК РФ), но не признаки трудового и
гражданско-правового, в частности. Таким образом, договор с руководителем носит трудоправовой характер, но имеет
некоторые особенности, связанные с особым положением такого работника.
Поскольку руководитель может нести материальную или гражданско-правовую ответственность в случаях,
установленных законом, целесообразно разграничивать условия применения указанных видов ответственности. Данное
разграничение необходимо для четкого понимания, когда наступает материальная или гражданско-правовая
ответственность.
Материальная ответственность возникает, если руководитель действует строго в рамках своих полномочий,
определенных действующим законодательством и трудовым договором. Гражданско-правовую ответственность
необходимо применять в результате совершения действий (бездействия) с использованием властных полномочий, не
соответствующих уставным целям. В частности, совершение действий, приводящих к выходу организации за рамки ее
правоспособности; принятие необоснованного решения руководителем организации, повлекшего за собой нарушение
сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации.
В литературе высказано мнение, что «при наступлении негативных последствий для юридического лица в силу
виновных действий руководителя он может быть привлечен как к материальной (предусмотренной трудовым
законодательством), так и к гражданско-правовой ответственности» [4]. По нашему мнению, подобный подход
представляется недопустимым. Возмещение убытков руководителем организации любой из имеющихся
организационно-правовых форм в случае его противоправных действий не должно ограничиваться прямым реальным
ущербом. Возмещению также подлежит и упущенная выгода. Расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами,
предусмотренными гражданским законодательством. Однако такая ответственность возможна только в случаях,
предусмотренных федеральными законами.
Сложность правового статуса, а также слабая определенность трудовой функции руководителя и, как следствие,
высокая степень организационной самостоятельности его труда являются причинами многих пока еще не решенных
вопросов в современной правовой доктрине. Что касается особенностей регулирования труда руководителя,
обусловленных его специфической трудовой функцией, то пути закрепления этих особенностей возможны в
дальнейшем развитии дифференциации такого регулирования для разрешения указанных отраслевых противоречий.
Ответственность работника при причинении вреда имуществу работодателя. Ст. 243 ТК РФ содержит
перечень случаев полной материальной ответственности работников перед работодателем, к которым относится, в
частности, причинение ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей (п. 8 ст. 243 ТК РФ).
Традиционно положение данного пункта понимается следующим образом: полная материальная ответственность
работника наступает в случаях причинения им ущерба не при исполнении трудовых обязанностей, т.е. в свободное от
работы время либо когда работник трудился, но при этом не выполнял свои трудовые обязанности, т.е. в рабочее время.
Вместе с тем необходимо более дифференцированно подходить к случаям причинения работником ущерба имуществу
работодателя не при исполнении трудовых обязанностей.
Причинение ущерба не связано непосредственно с трудовыми отношениями между работодателем и работником,
следовательно, отношения по причинению ущерба не могут регулироваться нормами трудового права на основании ст. 1
ТК РФ. Такие отношения регулируются нормами гражданского права. По нашему мнению, при определении размера
материального ущерба, причиненного работником самовольным использованием в личных целях технических средств,
принадлежащих работодателю, следует исходить из того, что такой ущерб как причиненный не при исполнении
трудовых (служебных) обязанностей подлежит возмещению с применением норм гражданского законодательства. В
этом случае ущерб возмещается в полном объеме, включая и не полученные организацией доходы от использования
указанных технических средств. Соответствующим образом можно разграничить сферы трудовых и гражданскоправовых отношений.
ТК РФ устанавливает правила возмещения работником ущерба, причиненного работодателю, т.е. исходит из того,
что между сторонами установлены трудовые отношения, и именно их регулирует. Однако работник, используя
имущество работодателя в личных целях вне рабочего времени выходит за рамки трудовых отношений, и в этом случае
отношения субъектов должны регулироваться уже гражданским законодательством. Следовательно, отношения из
причинения ущерба не при исполнении трудовых отношений возникают не с особым субъектом – работником, а с
«обычным» причинителем вреда. В этой связи полагаем, что к работнику, причинившему ущерб работодателю не при
исполнении трудовых обязанностей, можно предъявить требование о возмещении не только прямого действительного
ущерба, но и упущенной выгоды.
Таким образом, к отношениям по возмещению ущерба, причиненного работником не при исполнении трудовых
обязанностей, должны применяться правила о возмещении вреда, установленные §1 гл. 59 ГК РФ.
По нашему мнению, работник несет полную материальную ответственность на основании п. 8 ст. 243 ТК РФ в тех
случаях, когда он в рабочее время или, находясь на рабочем месте, причинил ущерб не при исполнении трудовых
обязанностей, хотя должен был их исполнять в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка. При этом
работник несет материальную ответственность с применением норм гражданского законодательства в случаях
причинения ущерба не при исполнении своих трудовых обязанностей, например, в период времени отдыха.
В связи с изложенным полагаем, что Пленуму Верховного Суда РФ целесообразно включить в Постановление от
16 ноября 2006 г. «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников
за ущерб, причиненный имуществу работодателя» [5] положение о том, что возмещение ущерба, причиненного
работником не при исполнении трудовых обязанностей, подлежит с применением норм гражданского законодательства.
В настоящее время ст. 419 ТК РФ лишь называет гражданско-правовую ответственность в числе других видов,
однако не устанавливает пределы ее действия.
Правонарушения в семейном праве возможны не только при нарушении норм семейного законодательства, но и
при нарушении норм гражданского права, если они применяются при регулировании семейных отношений. Это
объясняется тем, что, согласно ст. 4 и 5 СК РФ, при наличии специальных норм семейного права семейные отношения
регулируются этими нормами; если их нет, применяются гражданско-правовые нормы или же используется аналогия
закона или права.
В законодательстве и в научной литературе все еще остаются неразрешенные вопросы, связанные с возможностью
и целесообразностью применения компенсации морального вреда в семейном праве. Мы разделяем позицию ряда
ученых, полагающих, что в ст. 151 ГК РФ закреплен общий принцип, который позволяет применять нормы о
компенсации морального вреда не только при нарушении гражданских прав, но и других, в частности, семейных [6]. В
сфере семьи и брака нарушение личных прав граждан наносит ощутимые физические и нравственные страдания, для
компенсации которых нет никаких принципиальных препятствий. Поэтому представляется возможным применение ст.
151 ГК РФ для компенсации морального вреда, полученного в результате нарушения личного неимущественного
семейного права. Личные неимущественные отношения пронизывают всю семейную сферу, они не подпадают под
правовое регулирование, но нарушение их может повлечь для семьи неблагоприятные последствия, например
прекращение правоотношений. Не вызывает сомнений, что при семейных правонарушениях может иметь место
причинение морального вреда. Так, жестокое обращение родителя с детьми всегда причиняет моральный вред ребенку и
второму родителю; безучастное поведение одного из супругов в браке, когда при этом весь груз проблем несет другой и
в домашних делах, и в заботах о детях, не может не вызывать физических и нравственных страданий.
Любое правонарушение обязательно сопровождается нравственными страданиями лица, в отношении которого
совершено правонарушение, а степень этих страданий будет различной, что повлечет и разный размер компенсации
морального вреда. Учитывая сложность доказывания претерпевания морального вреда, возможно, следовало бы
законодательно закрепить презумпцию понесения данного вреда, что дает возможность ответчику оспаривать данное
предположение, ссылаясь на любые доказательства.
Гражданско-правовая ответственность за экологические правонарушения – это имущественная ответственность
граждан и юридических лиц за причиненный вред окружающей природной среде, здоровью и имуществу граждан и
иных субъектов загрязнением окружающей среды, порчей, уничтожением, повреждением, нерациональным
использованием природных ресурсов, разрушением естественных экологических систем и другими экологическими
правонарушениями. Такая ответственность устанавливается в соответствии с нормами, содержащимися в гражданском и
экологическом законодательстве.
Привлечение лица к уголовной, административной или дисциплинарной ответственности не устраняет вызванные
правонарушением последствия. Поэтому без использования гражданско-правового института возмещения вреда
невозможно ликвидировать последствия экологического правонарушения. Поскольку «гражданское право имеет своей
задачей устранить вредные последствия, причиненные правонарушением» [7], в экологической сфере оно имеет особое
значение. По мнению В.В. Петрова, гражданское право по отношению к экологическим правоотношениям выполняет
охранительную и компенсационную функции [8].
Возмещение экологического вреда регулируется в основном ГК РФ, ГПК РФ, АПК РФ. Под экологическим вредом
понимается любое ухудшение состояния окружающей среды, произошедшее вследствие нарушения правовых
экологических требований. Под возмещением вреда окружающей природной среде следует понимать расходы, которые
понесены или будут понесены на восстановление прежнего состояния окружающей природной среды, стоимость
погибших или поврежденных природных объектов (компонентов), а также не полученные правообладателем природных
объектов доходы, которые это лицо получило бы, если бы такого нарушения не произошло.
Определенными особенностями института гражданско-правовой ответственности обладает таксовый метод,
применяемый за нарушение некоторых норм природоохранного законодательства. Возмещение вреда, причиненного
окружающей среде в результате экологического правонарушения, осуществляется добровольно либо по решению суда
(арбитражного суда), в соответствии с утвержденными таксами и методами исчисления размера вреда окружающей
природной среде.
Таксы представляют собой условные единицы оценки ущерба с учетом затрат, понесенных на содержание
хозяйства (лесного, рыбного, охотничьего), а также необходимости наказания виновного. Таксы состоят как бы из двух
частей: одна имеет целью возмещение затрат, другая – наказание виновного. Величина таксы определяется с учетом
экологической ценности вида растений и животных и устанавливается за каждый экземпляр [9]. Таким образом,
таксовый метод – это способ исчисления возмещения вреда, причиненного ряду объектов экологического
правонарушения.
На основании изложенного можно заключить, что вред, причиненный в результате нарушения природоресурсного
законодательства, возмещается в соответствии с основными принципами гражданско-правовой ответственности. Вместе
с тем, специфика объекта правонарушения, своеобразие условий возникновения вреда и наличие определенных
особенностей в самом его содержании обуславливают необходимость дополнительного регулирования указанных
отношений.
В определенном смысле любое воздействие на природу необратимо. Приведение окружающей природной среды в
первоначальное положение ввиду гибели ее отдельных компонентов невозможно. Какой бы ни была сумма
компенсации, она не может в полной мере восстановить природный объект, который погиб или претерпел негативные
изменения в результате отрицательного воздействия. Поэтому в экологической сфере главная задача – предотвратить
факт негативного воздействия на окружающую природную среду. Ввиду компенсационной функции гражданского
права, а также имеющихся трудностей при определении размера вреда и его взыскании гражданско-правовая
ответственность в отдельности от других видов юридической ответственности является недостаточно эффективным
механизмом и должна устанавливаться в комплексе с уголовной, административной, дисциплинарной
ответственностью.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Санникова Л.В. Договор найма труда в России. – М.: МТ-Пресс, 1999. С. 72; Глазырин В. Предпринимательский
контракт // Хозяйство и право. – 1992. – № 7. С. 108.
2. Акопов Д.Р. Правовое регулирование труда руководителей организаций: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М.,
1999. С. 7-8.
3. Куренной А.М. Труд и право: трудовое или гражданское // Корпоративный юрист. – 2005. – № 1. С. 32.
4. Ермолова Г. Руководителю: как избежать наказания // ЭЖ-Юрист. – 2004. – № 24. С. 22.
5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 52 «О применении судами
законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» //
Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2007. – № 1.
6. Сидорова С.А. Компенсация морального вреда как мера гражданско-правовой ответственности в семейном праве
// Бюллетень нотариальной практики. – 2006. – № 6. С. 28; Гражданское право: учебник. Ч. 3 / под ред. А.П. Сергеева,
Ю.К. Толстого. – М.: Проспект, 1999. С. 367 и др.
7. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – М.: Статут, 2001. (Классика российской
цивилистики). С. 277.
8. Петров В.В. Экологическое право России: учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 77.
9. Бринчук М.М. Экологическое право: учеб. пособие. – М.: Эксмо, 2010. С. 256-257..М. Экологическое право: учеб.
пособие. – М.: Эксмо, 2010. С. 256-257.
CIVIL-LAW RESPONSIBILITY FOR LABOUR, FAMILY, ECOLOGICAL OFFENCES
© 2010
Repeteva O.E., lecturer of the civil law and procedure department
Togliatti State University, Togliatti (Russia)
Keywords: civil-law responsibility; a labour offence; an ecological offence; a family offence.
Annotation: article is devoted problem aspects of civil-law responsibility for labour, ecological, family
offences. The author investigates features of application of civil-law responsibility in work sphere, in family
relations, in ecology and wildlife management sphere.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
165
Размер файла
408 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа