close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

проект обзор судебной практики по оспариванию сделок при

код для вставкиСкачать
ПРОЕКТ
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ОСПАРИВАНИЮ СДЕЛОК ПРИ
БАНКРОТСТВЕ ДОЛЖНИКА
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о
банкротстве) предусматривает три вида сделок, которые могут быть оспорены по
специальным основаниям при банкротстве должника:
- сделки, предусматривающие неравноценное встречное исполнение (п. 1 ст. 61.2
Закона о банкротстве);
- сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам
кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротства);
- сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному кредитору перед
другими (ст. 61.3 Закона о банкротстве)1.
В пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 23.12.2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением
главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрено, что
в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу пункта 1 статьи 61.1) подлежат
рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными
сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о
банкротстве (статьи 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1
основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским
законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или
законодательством о юридических лицах).
В обобщение включены дела о несостоятельности (банкротстве), в рамках которых
Арбитражным судом Забайкальского края в 2010-2011 годах рассмотрены заявления
конкурсных управляющих об оспаривании сделок должников, представляющие
наибольший интерес с точки зрения материального и процессуального права.
1.
Сделки, предусматривающие неравноценное встречное исполнение (п. 1 ст.
61.2 Закона о банкротстве)
1.1. Если основная часть денежных средств была уплачена цессионарием в
качестве аванса до заключения договора цессии, и это подтверждено материалами
дела, указание в договоре уступки права (требования) в качестве его стоимости 1 000
рублей не означает наличие неравноценного встречного предоставления.
Дело №А78-1400/2010.
Конкурсным управляющим общества с ограниченной ответственностью заявлены
требования о признании договора уступки прав по договору лизинга автотранспортных
средств недействительным и применении последствий недействительности сделок путем
возврата прав и обязанностей по договору лизинга.
Согласно договору уступки прав по договору лизинга автотранспортных средств
лизингополучатель (цедент) уступил, а новый лизингополучатель (цессионарий) принял
на себя в полном объеме право временного владения и пользования автотранспортом,
полученным лизингополучателем по указанному договору лизинга от лизингодателя, а
также другие права, связанные с правом требования по указанному договору.
1
Аналитическая справка на тему: «Оспаривание сделок при банкротстве должника. Применение
процессуальных норм». КонсультантПлюс. Аналитический обзор Постановления Пленума ВАС РФ от
23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О
несостоятельности (банкротстве)».
2
За уступку прав (требований) новый лизингополучатель обязан уплатить прежнему
лизингополучателю денежную сумму в размере 1 000 рублей, а также уплатил ранее в
качестве авансового платежа сумму 113 128,80 рублей, но в договоре это не нашло
отражения.
Обращаясь с требованиями, конкурсный управляющий ссылается на то, что
спорный договор фактически является договором дарения, поскольку им предусмотрена
плата за переданные права требования в сумме всего 1 000 рублей. Заявитель указал на
безвозмездность договора в силу пункта 1 ст. 61.2 Федерального закона «О
несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ, полагая, что об этом свидетельствует
отсутствие сведений об оплате переданного права требования.
Суд первой инстанции указал, что из содержания договора цессии не
усматривается намерения сторон на безвозмездную передачу прав лизингополучателя по
договору лизинга, в связи с чем, отсутствуют основания для квалификации оспариваемой
сделки как договора дарения.
Судебный акт в апелляционном и кассационном порядке не пересматривался.
1.2. Изъятие автотранспорта собственником имущества предприятиядолжника отвечает признаку безвозмездности, т.к. никакого встречного исполнения
обязательств ни со стороны собственника, ни со стороны выгодоприобретателя (в
лице муниципальных предприятий) не имеется.
Дело № А78-2047/2010.
Конкурсный управляющий должника – муниципального предприятия обратился в
суд с заявлением о признании недействительными сделок должника по передаче
автомашин трем другим муниципальным предприятиям на основании распоряжений
главы муниципального образования.
Распоряжениями Главы городского поселения
в связи с ликвидацией
муниципального предприятия собственник имущества дал указание передать
вышеуказанное имущество третьим лицам.
Суд указал, что, по сути, сделки были совершены в нарушение статьи 10
Гражданского кодекса Российской Федерации, запрещающей действия граждан и
юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред
другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Соответствующая сделка
является недействительной по основаниям, предусмотренным статьёй 168 ГК РФ,
независимо от того, совершены они с согласия собственника или самостоятельно
предприятием.
При совершении вышеуказанных сделок был нарушен пункт 2 статьи 346
Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому залогодатель вправе
отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование
другому лицу либо иным способом распоряжаться им только с согласия залогодержателя.
В рассматриваемой ситуации передача автотранспорта третьим лицам была
осуществлена без согласия залогодержателя в лице Фонда поддержки малого
предпринимательства, что также, кроме вышеизложенных оснований, является
показателем ничтожности указанных сделок, как совершенных с нарушением п.2 ст. 346
ГК РФ.
Сделки признаны судом недействительными.
Судебный акт в апелляционном и кассационном порядке не пересматривался.
2.
Сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному кредитору перед
другими (ст. 61.3 Закона о банкротстве)
3
2.1 Действия банка по списанию денежных средств со счета клиента в банке
могут быть признаны недействительными сделками, даже в случае, если требования
банка обеспечены залогом имущества должника.
Дело № А78-1965/2011
Конкурсный управляющий индивидуального предпринимателя обратился в суд с
заявлением о признании недействительными сделок по списанию банком денежных
средств со счёта клиента банка в счет погашения задолженности индивидуального
предпринимателя перед этой кредитной организаций по кредитному договору. Полагает,
что данные сделки повлекли за собой оказание предпочтения кредитору – банку.
Представитель банка не согласился с заявленными требованиями и указал, что
банком подано заявление в суд о включении в реестр требований кредиторов должника
задолженности по кредитному договору перед банком как сумму долга, обеспеченную
залогом имущества предпринимателя. Требования кредитора, обеспеченные залогом
имущества должника, удовлетворяются в первоочередном порядке по сравнению с
остальными кредиторами, так как они подлежат удовлетворению за счет средств,
вырученных от реализации предмета залога согласно статье 138 Федерального закона «О
несостоятельности (банкротстве)». Нарушений закона банком допущено не было.
Суд удовлетворил заявленные требования, признал недействительными сделки по
списанию банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения
задолженности клиента перед банком по кредитному договору. Применил последствия
недействительности сделок в следующем порядке: взыскал с банка денежные средства в
конкурсную массу должника с зачислением их на расчетный счет должника –
индивидуального предпринимателя.
При этом указал следующее.
В обеспечение исполнения обязательств индивидуального предпринимателя по
кредитному договору между ним и банком был заключен договор о залоге
автотранспортного средства.
На специальный текущий счет, открытый должнику в банке, поступили денежные
средства, которые банком направлены на погашение задолженности по кредитному
договору (в период после принятия заявления о признании должника банкротом к
производству суда и до возбуждения процедуры конкурсного производства).
При этом реализация предмета залога не производилась. Суд указал, что доводы
банка о том, что его требования как залогового кредитора должны быть удовлетворены в
первоочередном
порядке по сравнению с остальными кредиторами, являются
необоснованными, поскольку в статьях 18.1 и 138 Федерального закона «О
несостоятельности (банкротстве)» речь идет о приоритетном удовлетворении требований
залогового кредитора в случае реализации заложенного имущества.
Сделки привели к тому, что отдельному кредитору (банку) оказано или может быть
оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований. К моменту
совершения банком действий по списанию денежных средств у предпринимателя имелась
задолженность перед налоговым органом, которая возникла ранее.
Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 06 февраля
2012 года определение суда первой инстанции оставлено без изменения.
2.2. Действия судебного пристава-исполнителя по списанию денежных
средств должника с депозита Службы судебных приставов могут быть оценены
судом как недействительные сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Федерального
закона «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку денежные средства
являются собственностью должника, то есть представляют собой часть конкурсной
массы.
4
Дело №А78-6675/2009.
Конкурсный управляющий общества с ограниченной ответственностью обратился
в суд с заявлением о признании недействительной сделки, направленной на исполнение
обязанностей должника по уплате обязательных платежей (административного штрафа) и
о применении последствий недействительности сделки в виде возврата денежных средств
в конкурсную массу.
Конкурсный управляющий полагал, что в результате перечисления вышеуказанных
денежных средств нарушены требования Федерального закона № 127-ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)», оказано большее предпочтение Государственной
жилищной инспекции перед другими кредиторами, тем самым нарушены нормы статей
61.1, 61.3 Закона о банкротстве.
Из материалов дела следует, что постановлением Государственной жилищной
инспекции назначен штраф за совершение административного правонарушения в размере
40 000 рублей.
Судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о распределении
денежных средств, в соответствии с которым платежным поручением Государственной
жилищной инспекции перечислен штраф в размере 40 000 рублей.
Суд первой инстанции указал, что принимая во внимание то, что перечисление
взыскателю денежных средств в сумме 40 000 рублей в счет погашения требования
жилищной инспекции было произведено с депозитного счета Службы судебных
приставов, а не со счета должника, сделка по перечислению денежных средств не может
быть признана судом недействительной.
Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 26 сентября
2011 года определение суда первой инстанции отменено, принят по делу новый судебный
акт. Требования конкурсного управляющего удовлетворены.
Суд апелляционной инстанции указал, что в соответствии с разъяснениями,
содержащимися в пунктах 1 и 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с
применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», по
правилам указанной главы могут, в частности, оспариваться уплата налогов, сборов и
таможенных платежей как самим плательщиком, так и путем списания денежных средств
со счета плательщика по поручению соответствующего государственного органа.
В рассматриваемом случае конкурсный управляющий обратился в суд с
заявлением об оспаривании в качестве сделки действий судебного пристава-исполнителя
по списанию денежных средств в размере 40 000 рублей в счет погашения требования
жилищной инспекции с депозита Службы судебных приставов.
Данные денежные средства, несмотря на то, что находились на депозите Службы
судебных приставов, являлись, тем не менее, собственностью должника, то есть
представляли собой часть конкурсной массы.
В соответствии с положениями Федерального закона «О несостоятельности
(банкротстве)» конкурсная масса должника расходуется исключительно в порядке,
установленном данным Законом, с соблюдением определенной Законом очередности.
Перечисленные судебным приставом-исполнителем в бюджет 40 000 рублей
представляют собой административный штраф.
Согласно правовой позиции, сформулированной в пункте 30 Постановления
Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 25 от 22.06.2006, в силу
пункта 3 статьи 137 Закона о банкротстве требования о взыскании штрафов за налоговые
(административные) правонарушения учитываются отдельно в реестре требований
кредиторов в составе требований кредиторов третьей очереди и удовлетворяются после
погашения этих требований в отношении основной суммы задолженности и
причитающихся процентов, то есть установлен факт нарушения очередности
произведения платежей.
5
3. Оспаривание сделок по общим основаниям, предусмотренным нормами
Гражданского кодекса Российской Федерации для признания сделок
недействительными
3.1. Отсутствие печати юридического лица на доверенности, выданной на
право совершать от этого лица юридически значимые действия, не является
основанием для признания сделки, совершенной на основании этой доверенности
недействительной, если доверенность удостоверена нотариусом.
Дело №А78-3990/2008.
Конкурсный управляющий общества с ограниченной ответственностью обратился
в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным дополнительного
соглашения к договору аренды земельного участка и о применении последствий
недействительности сделки.
Судом установлено, что 05 января 2003 года администрация муниципального
района (арендодатель) заключила с обществом с ограниченной ответственностью договор
№ 27 аренды земельного участка площадью 16 143 кв.м. Срок договора был
предусмотрен согласно его пункту 2.1 до 25 декабря 2027 года.
29 августа 2008 года главой администрации муниципального района издано
постановление об изъятии земельного участка у должника и предоставлении его в аренду
физическому лицу со ссылкой на заявление гражданки Васильевой.
28 августа 2008 года между администрацией муниципального района и обществом
с ограниченной ответственностью – должником в лице гражданки Васильевой, заключено
дополнительное соглашение к договору аренды земельного участка от 05 января 2003 года
№ 27, из пункта 1.1 которого следует, что стороны договорились расторгнуть договор
аренды земельного участка от 05 января 2003 года № 27 с момента государственной
регистрации в Управлении Федеральной регистрационной службы по Забайкальскому
краю настоящего дополнительного соглашения. Расторжение договора аренды
контрагенты мотивировали прекращением пользования земельным участком со стороны
общества с ограниченной ответственностью.
В материалы дела представлены доказательства, подтверждающие фактическое
пользование другим лицом земельным участком, уплаты арендной платы за него, начиная
с 09 октября 2008 года по дату рассмотрения дела в суде.
Кроме того, решением суда установлен факт нахождения на спорном земельном
участке стоянки автомобилей, огражденной металлическим забором, а также караульного
помещения общей площадью 24,2 квадратных метра с самовольными постройками в виде
гаражей, которая приобретена другим лицом и эксплуатируется им.
Таким образом, судом установлено, что с 29 августа 2008 года должником
земельный участок не используется.
Одним из доводов конкурсного управляющего о признании дополнительного
соглашения к договору аренды земельного участка от 05 января 2003 года № 27
недействительным является недействительность доверенности, выданной Васильевой от
имени общества - должника, поскольку в ней отсутствует печать юридического лица.
Суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, указал, что из общих
норм Гражданского кодекса Российской Федерации о форме сделки и положений
законодательства, регулирующего деятельность нотариусов, в совокупности следует
вывод, что установленное пунктом 5 статьи 185 Гражданского кодекса Российской
Федерации требование о скреплении доверенности, выдаваемой юридическим лицом за
подписью его руководителя, печатью организации распространяется на случаи
оформления доверенности от имени юридического лица в простой письменной форме, то
есть самим юридическим лицом, без участия нотариуса.
6
Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 27 сентября
2011 года и постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского
округа от 29 декабря 2011 года определение суда первой инстанции оставлено без
изменения.
3.2. До признания в судебном порядке торгов недействительными не может
быть признан недействительным и сам договор.
Дело № А78-3037/2008.
Решением Арбитражного суда Забайкальского края муниципальное унитарное
предприятие признано несостоятельным (банкротом).
Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением
к обществу с
ограниченной ответственностью о признании сделки по передаче обществу в аренду
имущества по распоряжению Главы городского поселения ничтожной, применении
последствий недействительности сделки в виде истребования имущества из чужого
незаконного владения и передаче его с последующей регистрацией права хозяйственного
ведения муниципальному унитарному предприятию для включения в конкурсную массу.
Судом установлено, что администрацией было принято распоряжение, на
основании которого у должника изъято в казну городского поселения имущество на
сумму 74 285 805 рублей.
Для обеспечения возможности дальнейшего осуществления уставной деятельности
должника было передано в аренду оптимально необходимое количество муниципального
имущества на сумму 70 749 003 рублей.
На основании Федерального закона от 26.07.2006 года № 135-ФЗ «О защите
конкуренции» проведен конкурс по отбору хозяйствующих субъектов на право
заключения договоров аренды на имущественные комплексы городского поселения.
По результатам проведенных торгов было принято распоряжение, на основании
которого муниципальное имущество было изъято у должника из аренды и передано
победителю торгов – обществу с ограниченной ответственностью.
Суд указал, что согласно статье 449 Гражданского кодекса РФ торги, проведенные:
с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом
недействительными по иску заинтересованного лица.
Признание торгов недействительными влечет недействительность договора,
заключенного с лицом, выигравшим торги, по смыслу данной нормы до признания в
судебном порядке торгов недействительными не может быть признан недействительным и
сам договор.
В данном случае договор между обществом и городским поселением был заключен
путем проведения торгов и согласно п.2 ст.449 ГК РФ основанием для признания его
недействительным может быть признание судом недействительными проведенных торгов.
3.3. Суд отказывает в удовлетворении заявленных требований о признании
сделки недействительной и о применении последствий недействительности сделки,
если придет к выводу о несогласованности существенных для данного вида договора
условий (его незаключенности).
Дело №А78-3772/2010.
Общество с ограниченной ответственность признано несостоятельным
(банкротом), в отношении него открыта упрощенная процедура ликвидируемого
должника, применяемая в деле о банкротстве, - конкурсное производство.
Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о
признании договора купли-продажи недвижимого имущества от 30.04.2009 года
заключенного между должником и обществом с ограниченной ответственностью
7
недействительной сделкой, просил обязать общество с ограниченной ответственностью
возвратить должнику недвижимое имущество в том числе: зерноток, овчарню, стоянку на
гурту.
Из материалов дела усматривается, что между должником и обществом с
ограниченной ответственностью был заключен договор купли-продажи недвижимого
имущества, согласно условиям которого, должник продал, а общество с ограниченной
ответственностью приобрело недвижимое имущество в следующем составе: зерноток,
овчарня, стоянка гурт.
Суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, указал, что поскольку в
договоре купли-продажи от 30.04.2009 года отсутствуют данные, позволяющие
определенно установить имущество, подлежащее передаче обществу с ограниченной
ответственностью (не указано точное место нахождения объектов недвижимости, их
площадь, государственные номера), предмет договора считается несогласованным, а
договор - незаключенным.
3.4. Совершение сделки по передаче имущества должника стоимостью более
пяти процентов балансовой стоимости активов должника на дату введения
наблюдения без согласия временного управляющего является основанием для
признания ее недействительной по заявлению конкурсного управляющего в
порядке статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку сделка
противоречит абзацу второму пункта 2 статьи 64 Федерального закона «О
несостоятельности (банкротстве)».
Дело № А78-7619/2010
Конкурсный управляющий совместного предприятия обратился в суд с заявлением
о признании недействительной сделки по передаче в муниципальную собственность
сельского поселения имущества совместного предприятия, предоставленного в залог по
договору о залоге имущества.
Как следует из материалов дела, между совместным предприятием и
администрацией сельского поселения на протяжении 2007-2008 годов были заключены
договоры о предоставлении бюджетных кредитов, согласно которым администрация
выделяла заемщику (должнику) денежные средства на возвратной основе.
В обеспечение исполнения обязательств должника по одному из договоров
контрагенты заключили договор о залоге имущества, согласно которому залогодатель
(совместное предприятие) передает администрации сельского поселения в залог
транспортные средства общей стоимостью 1 550 000 рублей.
Из представленной в материалы дела инвентаризационной описи основных средств
совместного предприятия на 01 января 2011 года следует, что на указанную отчетную
дату у должника было основных средств всего на сумму 2 386 139,37 рублей (остаточная
стоимость),
В связи с неисполнением должником обязательств по договору о предоставлении
бюджетного кредита, совместное предприятие передало администрации сельского
поселения заложенные транспортные средства стоимостью 422 750 рублей.
Таким образом, из состава основных средств должника остаточной стоимостью
2 386 139,37 рублей были выведены основные средства на общую стоимость 422 750
рублей или 17,72 % от балансовой стоимости основных средств (активов) должника.
Суд первой инстанции, удовлетворяя требования конкурсного управляющего,
исходил из того, что в силу абзаца второго пункта 2 статьи 64 Федерального закона «О
несостоятельности (банкротстве)» органы управления должника могут совершать
исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме,
за исключением случаев, прямо предусмотренных настоящим Федеральным законом,
сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок, связанных с приобретением,
8
отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника,
балансовая стоимость которого составляет более пяти процентов балансовой стоимости
активов должника на дату введения наблюдения.
На дату введения наблюдения
действовала балансовая стоимость активов
должника, указанная в инвентаризационной описи основных средств совместного
предприятия по состоянию на 01 января 2011 года.
Поскольку по акту приема-передачи передано имущества стоимостью более пяти
процентов балансовой стоимости активов должника на дату введения наблюдения (17,72
%), то для совершения данной сделки по передаче имущества требовалось согласие
временного управляющего, выраженное в письменной форме. В материалах дела
отсутствует такой документ.
В силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не
соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не
устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий
нарушения.
Совершение сделки по передаче имущества должника стоимостью более пяти
процентов балансовой стоимости активов должника на дату введения наблюдения без
согласия временного управляющего в нарушение норм абзаца второго пункта 2 статьи 64
Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» является основанием для
признания ее недействительной в порядке статьи 168 Гражданского кодекса Российской
Федерации, поскольку она противоречит абзацу второму пункта 2 статьи 64 Федерального
закона «О несостоятельности (банкротстве)».
4.
О СРОКАХ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ
4.1. Отстранение арбитражного управляющего от исполнения обязанностей
конкурсного управляющего в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей, не
прерывает течение срока исковой давности, и не означает, что срок исковой
давности должен исчисляться с даты утверждения вновь назначенного конкурсного
управляющего.
Дело №А78-3096/2009.
Решением
Арбитражного
суда
Забайкальского
края
индивидуальный
предприниматель признан несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыта
процедура конкурсного производства.
Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о признании
недействительными сделок индивидуального предпринимателя по оплате денежных
средств в счет погашения задолженности перед банком.
Из материалов дела следует, что между индивидуальным предпринимателем
(должником) и банком заключены два кредитных договора.
В соответствии с реестром требований кредиторов банк является одним из
кредиторов должника.
Суд первой инстанции признал сделки недействительными как повлекшие за собой
предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими
кредиторами.
Суд установил, что банку было известно о неплатежеспособности
индивидуального предпринимателя. Так, из представленных распечаток банка видно, что
выплата ежемесячных платежей по погашению кредитов производилась с нарушениями
сроков и не в полном объеме.
Судом первой инстанции применены последствия недействительности
вышеуказанных сделок в виде взыскания с банка в конкурсную массу должника денежных
средств.
9
Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 17 ноября 2011
года решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявленных требований
отказано в связи с истечением годичного срока исковой давности, о применении которого
заявил банк в суде первой инстанции. Апелляционный суд указал, что из разъяснений
данных в пункте 32 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 23.12.2010 года № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением
главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», следует, что
заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве
может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 ГК
РФ).
Если сделка с нарушением Закона о банкротстве совершена от имени должника
арбитражным управляющим, исковая давность по заявлению о ее оспаривании
исчисляется с момента, когда о наличии оснований для ее оспаривания узнал или должен
был узнать следующий арбитражный управляющий.
Судом апелляционной инстанции указано, что первый конкурсный управляющий
должника был утвержден 01.10.2009. С заявлением об оспаривании вышеуказанных
сделок обратился второй конкурсный управляющий, утвержденный вместо отстраненного
арбитражного управляющего.
В данном случае судом первой инстанции не исследовался фактически вопрос о
том, была ли у первого конкурсного управляющего возможность узнать о совершенных
сделках должником в период исполнения им обязанностей. Судом апелляционной
инстанции был поставлен указанный вопрос на обсуждение сторон, и предложено
представить доказательства, по результатам исследования которых суд пришел к выводу,
что материалами дела не подтверждено того, что первый конкурсный управляющий не
имел возможности узнать о совершенных сделках. То обстоятельство, что он был
отстранен от исполнения обязанностей
конкурсного управляющего в связи с
ненадлежащим исполнением обязанностей, не прерывает течение срока исковой давности,
и не означает, что срок исковой давности должен исчислять каждый раз с даты
утверждения вновь назначенного конкурсного управляющего. Каких-либо доказательств
того факта, что банк препятствовал первому конкурсному управляющему получить
информацию по сделкам должника, не представлено.
4.2. При оценке правомерности применения срока исковой давности вывод
суда апелляционной инстанции о том, что об оспариваемых сделках конкурсный
управляющий должен был узнать не позднее трех дней с даты его утверждения,
поскольку им не представлены доказательства наличия объективных препятствий
для принятия бухгалтерской и иной документации должника в срок, установленный
законом, признан необоснованным.
Дело №А78-7015/2008.
Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием о признании сделок
купли-продажи недействительными, указывая на то, что договоры купли-продажи от
23.07.2007, от 04.02.2008, от 12.02.2008, от 28.02.2008, заключенные должником и
обществом с ограниченной ответственностью, являются сделками, совершенными с
заинтересованностью, в результате исполнения которых должнику и его кредиторам
причинены убытки, заявил также требование
о применении последствий
недействительности.
Частично удовлетворяя заявление конкурсного управляющего, суд первой
инстанции, установивший то, что члены наблюдательного совета должника являются
прямыми родственниками учредителей общества, исходил из того, что они являются
10
заинтересованными лицами по отношению к должнику в силу родственных отношений
между ними и членами наблюдательного совета должника.
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об истечении срока исковой
давности и указал, что пунктом 2 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности
(банкротстве)» установлен 3-дневный срок для передачи должником конкурсному
управляющему бухгалтерской и иной документации, в связи с чем у конкурсного
управляющего возникла 19.08.2009 обязанность принять документацию должника, и об
оспариваемых сделках конкурсный управляющий должен был узнать не позднее трех
дней с даты его утверждения, поскольку им не представлены доказательства наличия
объективных препятствий для принятия бухгалтерской и иной документации должника в
срок, установленный законом.
Постановление суда апелляционной инстанции отменено судом кассационной
инстанции. Суд кассационной инстанции указал, что заявление о признании сделок
недействительными по специальным основаниям может быть предъявлено в течение
годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской
Федерации).
Основанием для отмены арбитражным апелляционным судом определения суда
первой инстанции и принятия нового судебного акта об отказе в удовлетворении
заявления конкурсного управляющего явились выводы о пропуске заявителем срока
исковой давности, о применении которого общество 1 впервые заявило в апелляционной
жалобе.
Течение исковой давности на оспаривание сделок начинается со дня, когда о
сделке узнал или должен был узнать первоначально утвержденный конкурсный
управляющий.
Сделав вывод о том, что об оспариваемых сделках конкурсный управляющий
должен был узнать не позднее трех дней с даты его утверждения, суд апелляционной
инстанции не исследовал вопроса, соответственно, не установил момента, когда заявитель
узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания
сделок недействительными, который имеет существенное значение для разрешения
ходатайства о применении срока исковой давности.
5.
Вопросы, связанные с уплатой государственной пошлины
5.1. За рассмотрение требования конкурсного управляющего о применении
последствий недействительности сделки в виде возврата имущества в конкурсную
массу, должником наряду с государственной пошлиной, предусмотренной для
оплаты исковых заявлений об оспаривании сделок, должна быть уплачена
государственная пошлина в размерах, предусмотренных подпунктом 4 пункта 1
статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации.
Дело № А78-7619/2010
Конкурсный управляющий совместного предприятия обратился в суд с заявлением
о признании недействительной сделки по передаче в муниципальную собственность
сельского поселения имущества должника и о применении последствий
недействительности сделки в виде возврата имущества в конкурсную массу.
Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил, а также указал, что
пунктом 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
от 23 декабря 2010 г. № 63 установлено, что заявление об оспаривании сделки по
правилам главы III.1 Закона о банкротстве оплачивается государственной пошлиной в
размере, предусмотренном для оплаты исковых заявлений об оспаривании сделок
(подпункт 2 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации - 4 000
рублей).
11
Конкурсный управляющий уплатил 4 000 рублей государственной пошлины при
подаче заявления, следовательно, данная сумма подлежит взысканию с заинтересованного
лица в пользу совместного предприятия по правилам части 1 статьи 110 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации.
При подаче исковых заявлений неимущественного характера, в том числе
заявления о признании права, заявления о присуждении к исполнению обязанности в
натуре, уплачивается государственная пошлина в сумме 4 000 рублей (подпункт 4 пункта
1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации). Следовательно, за
требование об обязании возвратить имущество в конкурсную массу должника подлежит
уплате государственная пошлина в сумме 4 000 рублей.
декабря 2011 года
Председатель третьего судебного состава
Арбитражного суда Забайкальского края
Надежда Аркадьевна Корзова
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
134
Размер файла
287 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа