close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ҚҰҚЫҚТАНУ ПРАВОВЕДЕНИЕ

код для вставкиСкачать
Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ Хабаршысы
ҚҰҚЫҚТАНУ
ПРАВОВЕДЕНИЕ
М.Т. Алимбеков
РОЛЬ НОРМАТИВНОГО ДОГОВОРА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
Нормативному договору как источнику права еще сравнительно недавно, в советское
время, не придавалось особого значения, поскольку ему отводилась вспомогательная роль.
Более того, его природа не была хорошо изучена, вследствие чего не проводилась четкой
грани между договорами нормативного содержания и договорами, представляющими
собой юридические факты, при наступлении которых возникали, изменялись или
прекращались правоотношения. Вместе с тем, еще в 40-х годах прошлого столетия
некоторые советские ученые акцентировали внимание на правоустанавливающем
характере нормативных договоров, подчеркивая, что «договоры в ряде случаев не только
создают определенные правоотношения, но и порождают нормы права, т.е. выступают
как источники права» [1]. Такой же подход мы можем увидеть в работах Александрова
Н.Г., который отмечал, что «во всяком случае, представляется бесспорно неправильным
ограничивать в теории государства и права рассмотрение договора плоскостью только
юридических фактов и упускать договор хотя бы при выяснении проблемы источников
права» [2].
В условиях социально-экономических реформ в конце 80-х гг. появились работы,
в которых нормо-образующий характер договора выводился из реформы политической
системы и последовательной демократизации, которые меняли характер политических,
межнациональных, отношений, отношений между федерацией, союзными и
автономными республиками, другими национальными образованиями, социальными
общностями, между гражданами и госорганами, между последними и предприятиями
и их трудовыми коллективами. И, задаваясь вопросом: «Имеют ли договоры правовой,
нормативный характер или же представляют собой лишь единичные регуляторы
конкретных отношений?», – Тихомиров давал утвердительный ответ. Договорные
правила, отмечал он, при всей полярности их содержания – от норм международного права
как продукта соглашений государства до договоров о творческом содружестве, – есть
проявление нормативной саморегуляции [3]. Такая саморегуляция была присуще еще в
республиканский период древнеримской истории, поскольку там «практически наиболее
важным источником обязательств был договор (contractus)» [4], предпринимались
значительные усилия для исследования юридической силы и природы длговора, его
структуры, содержания, соотношение договора как регулятора общественных отношений
со всеми иными их регуляторами. Римские юристы пытались создать, в частности, общее
понятие соглашения (conventio), которое распадалось, по их мнению, на две такие
составные части, как: а) договор (contractus), соглашение, пользующееся исковой защитой
70
№ 1 (74) 2010
и б) соглашение (pactum), имеющее неформальный характер и не пользующееся, по
общему правилу, исковой защитой. Защита по такого рода соглашениям осуществлялась
чаще всего «путем ссылки на них в виде возражений». В процессе создания общего
понятия соглашения в недрах древнеримского права были разработаны также такие,
выдержавшие многовековые испытания, принципы как принципы-правоположения,
согласно которым «нет никакого договора (никакого обязательства) который не содержал
бы в себе соглашения»; «публичное право нельзя менять частными соглашениями»; «в
соглашениях договаривающихся сторон важно обращать больше внимания на волю, чем
на слова; и др. [5]. Саморегуляция на основе договора, выработанная древнеримской
правовой культурой, в дальнейшем была использована в доктрине естественного права,
с помощью которой предпринимались попытки объяснения процесса договорного
происхождения и развития государства и права [6].
Исследуя соотношение точек зрения на природу договора, Бабенко А.Н. и
Парфенова Т.А. отмечали, что доктрина естественного права признает договор в
качестве единственно правомерного источника всякого позитивного права. В доктрине
юридического позитивизма, напротив, основной является идея о праве как явлении,
признаваемом и устанавливаемом государственной властью. Право рассматривается как
реальность, формально определяемая государством, что ведет к отождествлению понятий
«право» и «законодательство». При этом источниками права признаются исключительно
исходящие от государства правовые акты. Но если теория юридического позитивизма
представляет собой крайнюю форму «огосударствления» права, то конвенциональная
теория права прямо противоположна по отношению к ней. Согласно этой теории право
рассматривается как результат многочисленных соглашений между коллективными
и индивидуальными участниками. Отсюда делается вывод о том, что все договоры,
надлежаще заключенные субъектами права, содержат правовые нормы («микронормы») и
являются источниками права. Однако, пишут авторы, вступая на путь конвенциональной
теории, мы рискуем утратить специфику права по сравнению с другими социальными
явлениями [7]. И это совершенно правильно. Поскольку необходимо разграничивать
индивидуально-правовые договоры, являющиеся юридическим фактом и порождающие
или изменяющие определенные правоотношения, заключаемые на основе тех или иных
норм права, от договоров нормативного содержания, которые содержат в себе новые
нормы, рассчитанные на относительно большой круг субъектов и ряд типичных случаев.
В той связи необходимо установление четких различий в договорах нормативного и
ненормативного содержания. Такую работу проводили ученые еще в начале 20 в. Так,
Тарановский, выделяя существование договоров-сделок и договоров нормативного
плана, устанавливал следующие признаки последних:
1) договаривающиеся стороны стремятся к единой цели – установлению юридической
нормы
2) мотив у договаривающихся сторон один и тот же – наличие потребностей в такой
норме.
3) договор такого типа создает юридическую норму [8].
Более развернутая характеристика признаков нормативного договора дана в работе
современного российского исследователя Демина А.В., с которыми следует согласиться.
Во-первых, правовая база нормативных договоров содержится в Конституции и
действующем законодательстве. Эти договоры выполняют правоисполнительную
функцию, дополняя и конкретизируя действующее законодательство. Во-вторых, в
нормативном договоре в качестве хотя бы одной из сторон предполагается участие органа
государственной власти, причем, чем более высокое место в управленческой иерархии
занимает государственный контрагент, тем выше сила юридического договора. В-третьих,
71
Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ Хабаршысы
нормативные договоры заключаются в публичных интересах, их целевая направленность
– это достижение общего блага, т.е. общественные цели здесь преобладают; в-четвертых,
нормативные договоры содержат правила поведения, регулирующие поведение не
только (а иногда и не столько) непосредственных участников договора, сколько иных
коллективных и индивидуальных субъектов. Нормативный договор, таким образом, не
замыкается внутри системы договаривающихся сторон, но имеет и внешне юридическое
воздействие; в-пятых, многочисленность и неопределенность адресатов договорных
норм, т.е. тех субъектов, на которых (согласно предыдущему пункту) направляется
юридическое воздействие договора; в-шестых, договорные нормы всегда рассчитаны на
длительное действие и неоднократное применение; в-седьмых, нужно отметить особую,
строго формальную процедуру заключения нормативных договоров и специальный
порядок рассмотрения споров и конфликтов, связанных с их исполнением; в-восьмых,
недопустимость в любых обстоятельствах изменения или отказа от исполнения договорных
условий в одностороннем порядке. Нормы о непреодолимой силе (форс-мажор) здесь
неприменимы; в-девятых, в отличие от индивидуальных договоров, содержание которых,
как правило, составляет коммерческую тайну, для нормативного договора характерно его
официальное опубликование. В силу общеобязательности договорных условий оговорка
о конфиденциальности здесь неприменима. Неопубликованный нормативный договор по
общему правилу не порождает правовых последствий [9].
На основе таких признаков, с которыми соглашается Иванов В.В., дается
общее определение понятию «нормативный договор»: «Нормативный договор – это
совместный правовой акт, оформление выражения согласованных волеизъявлений
субъектов правотворчества, направленных на установление правовых норм [10]. Более
расширенное определение нормативного договора мы находим в трудах Мясина А.А.,
который рассматривает его как «основанное на равенстве сторон и общности интересов
соглашение (результат волесогласования либо волеслияния), содержащее в себе нормы
права общего характера, направленное на достижение желаемого сторонами (как
правило, правотворческими субъектами результата)» [11]. Данные определения в целом
передают основные признаки нормативного договора, их можно назвать полными, т.е.
содержащими весь набор существенных признаков. К дополнительным признакам
нормативных договоров можно отнести их следующие черты: а) нормативные договоры
носят комплексный характер и могут охватывать своим регулированием достаточно
широкий круг общественных отношений, а, значит, самостоятельно выступать в
качестве нормативной основы; б) несмотря на то, что нормативные договоры чаще всего
не связываются определенным сроком действия, т.е. рассчитаны на неоднократное и
длительное воздействие на общественные отношения, срочный характер нормативных
договоров не исключается и это особенно важно в тех случаях, когда речь идет о
временной передаче осуществления части полномочий одного органа другому [12].
В юридической литературе дается и относительно полный перечень дополнительных
признаков нормативного договора, к которым относятся: содержание в договоре правил
поведения, регулирующих не только отношения субъектов, его (договор) подписавших;
многочисленность и неопределенность адресатов норм; длительное (неоднократное)
действие договора; добровольность заключения; согласие сторон по всем существенным
аспектам договора; взаимная ответственность сторон за невыполнение или ненадлежащее
выполнение принятых обязательств; эквивалентность.
Кроме того, в законодательстве и юридической литературе придавалось большое
значение и отраслевому определению понятия «нормативный договор». Чаще всего
такие определения формировались в рамках конституционного, административного и
трудового права. Так, в трудовом праве коллективный договор определяется и закрепляется
72
№ 1 (74) 2010
как «правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения в организации и
заключаемый работниками и работодателем в лице их представителей». Соответственно,
трудовой договор рассматривается как «соглашение между работодателем и работником,
в соответствии с которым каждая из сторон приобретает определенные права и
одновременно – обязанности.
Административные договоры чаще других договоров и соглашений имеют
нормативный характер. Именно особая нормативная природа подчас отличает
административные договоры от договоров частного права. Поэтому административные
договоры следует рассматривать как выражение координационной формы организации
государственного управления и как акты локального нормотворчества. При этом
они дополняют субординационные формы управления и конкретизируют общую
нормативно-юридическую основу управленческой деятельности [9].
Если остановиться на классификации договоров нормативного содержания, то
необходимо сказать о разных критериях, предлагаемых учеными в качестве основы
классификации. Относительно распространенной формой классификации выступает
деление нормативных договоров по отраслевому принципу. В этом случае мы можем
выделить международные, конституционные, административные, хозяйственные,
трудовые договоры с нормативным содержанием. Иванов В.В. в своей работе подробно
описывает и другую классификацию, в основе которой лежит форма правотворческой
деятельности. Согласно этой классификации существуют три группы нормативных
договоров: а) между государственными субъектами права ( непосредственное
государственное правотворчество); б) между государственными и негосударственными
субъектами права (совместное правотворчество); в) между негосударственными
субъектами права (санкционированное негосударственное правотворчество). В
качестве примеров договорных актов, относящихся к первой группе можно привести
межгосударственные договоры, ко второй – соглашения о социальном партнерстве, к
третьей – коллективные договоры (в трудовом праве).
В связи с проблемами классификации Зайцева А.А. отмечала, что в правоведении
отсутствуют обстоятельные классификации нормативно-правовых договоров. Выделяют,
например, нормативные договоры в области конституционного права, гражданского
права, трудового права, типовой или примерный договор, что неполно отражает
направления, объемы и значение применения анализируемых договоров как регуляторов
общественных отношений и источников права. Думается, что наряду с конституционной,
гражданской, трудовой сферами правового регулирования, нормативно-правовые
договоры могут и должны применяться также в финансовой, экологической, трудовой,
пенсионной, образовательной, научной, здравоохранительной, иных социальных
сферах и, естественно, в информационной сфере как источники отраслей права,
регулирующих отношения, возникающие в соответствующей сфере. Особенно важно
значение нормативных договоров для совершенствуемых и формируемых отраслей
права, не охватывающих отдельные подпадающие под них общественные отношения.
Применительно к информационной сфере в качестве источников информационного
права в виде нормативных правовых договоров следует признать публично-правовые
договоры и соглашения о разграничении предметов ведения и полномочий между
федеральными органами государственной власти РФ и субъектами Федерации по
вопросам: принятия и изменения Конституции, федеральных законов, контроля за
их исполнением; регулирования прав и свобод человека и гражданина; установления
программ в области государственного, экономического, социального, культурного и
национального развития; информации и связи; метеорологической службы, стандартов,
эталонов, метрических систем и исчисления времени, геодезии и картографии,
73
Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ Хабаршысы
официальной статистики и бухгалтерского учета; воспитания, образования, науки и
культуры; обороны и безопасности и др. [13].
Рассмотрим на основе отраслевой классификации конкретные виды договоров
нормативного характера в Республике Казахстан. Во-первых, это международные
договоры Республики Казахстан – т.е. международные соглашения, заключенные
Республикой Казахстан с иностранным государством (иностранными государствами)
или с международной организацией (международными организациями) в
письменной форме и регулируемые международным правом независимо от того,
содержатся такие соглашения в одном документе или в нескольких связанных
между собой документах, а также независимо от их конкретного наименования. В
статье 2. Закона Республики Казахстан О международных договорах» устанавливается,
что Международные договоры Республики Казахстан заключаются с иностранными
государствами и (или) международными организациями от имени:
1) Республики Казахстан;
2) Правительства Республики Казахстан;
3) государственных органов Республики Казахстан, непосредственно подчиненных
и подотчетных Президенту Республики Казахстан, а также центральных исполнительных
органов Республики Казахстан ( центральные государственные органы Республики
Казахстан). В нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан «О
применении норм международных договоров» [14] от 10 июля 2008 года, в котором
конкретизированы
нормы закона, разъясняется, что международные договоры,
заключаемые от имени Республики Казахстан, являются межгосударственными
договорами, от имени Правительства Республики Казахстан — межправительственными
договорами, от имени центральных исполнительных органов, а также государственных
органов, непосредственно подчиненных и подотчетных Президенту Республики
Казахстан, — межведомственными договорами.
Международные договоры, заключенные Республикой Казахстан в соответствии с
Конституцией Республики в установленном порядке и ратифицированные Парламентом
Республики Казахстан, имеют приоритет перед ее законами (пункт 3 статьи 4 Конституции
Республики Казахстан).
Положения международных договоров, не требующие издания законов для
применения, действуют в Республике Казахстан непосредственно. В иных случаях, наряду
с международным договором, следует применять и соответствующий закон, принятый
для реализации положений ратифицированного международного договора.
В юридической литературе отмечалось, что в качестве основной формы права
в регулировании международных отношений выступает договор. Международный
договор – это явно выраженное соглашение между государствами и другими
субъектами международного права, заключенное по вопросам, имеющим для них
общий интерес, и призванное регулировать их взаимоотношения путем создания
взаимных прав и обязанностей.
Существуют различные виды международных договоров: двусторонние и
многосторонние; политические, экономические договоры и договоры, заключаемые
по специальным вопросам. Каждый из них содержит общие правила поведения,
выступает как результат согласования воль субъектов – участников того или иного
договора.
В качестве примеров конституционных (внутригосударственных) нормативных
правовых договоров могут служить договоры, на основе которых возникают
договорные федерации. Поскольку Казахстан является унитарным государством,
74
№ 1 (74) 2010
то такие договоры конституционного значения не характерны для нашей страны.
Значение конституционных нормативных договоров актуально среди стран СНГ
для Российской Федерации, где «оживленная дискуссия ведется и в наши дни по
вопросу о соотношении юридической силы Конституции РФ, федеральных законов и
внутрифедеральных договоров при разграничении предметов ведения и полномочий
между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов.
Б.А. Страшун полагает, что поскольку возможность договорного разграничения
предметов ведения и полномочий предусмотрена в главе 1 Конституции РФ «Основы
конституционного строя», то положения внутрифедеральных договоров имеют
более высокую юридическую силу, чем ст.71-73 Конституции РФ. И отступление
в договорах от норм указанных статей нельзя рассматривать как ее нарушение»
[15]. Однако, на наш взгляд, Конституция является самым главным документом в
системе нормативно-правовой регуляции, и поэтому нормы всех других источников
права должны соответствовать ей, если, конечно, самой конституционной нормой
не определен однозначно приоритет, скажем, нормативного договора или другого
источника, перед Основным законом государства. Исключением из этого случая может
быть только ситуация, когда договор вообще не связывается с конституционным
регулированием, т.е в случаях, когда мы говорим о договорах об учреждении
государств. Учредительные договоры играют первичную роль на начальном этапе
государственного строительства – собственно образования государства. Дальнейшая
государственная институционализация
порождает необходимость принятия
законодательных актов, и учредительные договоры либо утрачивают силу, либо
инкорпорируются в тексты конституций [10].
Примерами нормативно-правовых договоров в сфере административного права
могут служить договоры между органами исполнительной власти, органами местного
государственного управления и др.
В области трудового права значительную роль продолжают играть коллективные
договоры. Согласно п.1.9 ст.1 Трудового кодекса Республики Казахстан, коллективный
договор – правовой акт в форме письменного соглашения между коллективом работников
и работодателем, регулирующий социально-трудовые отношения в организации.
Если остановиться на частноправовых отношениях, то здесь большую роль в
системе нормативных договоров играют в современных условиях типовые или примерные
договоры, содержащие общерегулятивные нормы и применяемые в различных сферах
правового регулирования. Так, например, Закон Республики Казахстан «О жилищных
отношениях» не содержит определения собственно Типового договора, хотя п. 4. Статьи
10-1., определяя компетенцию Правительства Республики Казахстан, устанавливает,
что оно утверждает типовые договоры сотрудничества между органом управления
объектом кондоминиума и субъектами рынка, поставляющими коммунальные услуги
конечным потребителям, по представлению уполномоченного органа в сфере жилищных
отношений. В этой связи необходимо применение п. 4 ст. 387 Гражданского кодекса
Республики Казахстан, где содержится разъяснение основания отнесения договора к
категории Типовых договоров. Согласно указанной норме в случаях, предусмотренных
законодательными актами, Правительство Республики Казахстан может издавать правила,
обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые
договоры, положения и т.п.). Следовательно, согласно Гражданскому кодексу Республики
Казахстан, собственно Типовой договор является разновидностью публичного договора.
Это значит, что Типовой договор обладает правовым статусом публичного договора,
и правила о публичном договоре составляют фундамент Типового договора. Потому
уяснение сущности Типового договора законодателем поставлено в зависимость от
75
Л.Н. Гумилев атындағы ЕҰУ Хабаршысы
уяснения сущности публичного договора. Сущность же такой категории договоров опять
же дана Гражданским кодексом Республики Казахстан, на который ссылается п.2 ст. 1
Закона о жилищных отношениях. Согласно базовому определению публичного договора,
которое дано в п. 1 ст. 387 Гражданского кодекса Республики Казахстан:«Публичным
признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий
ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые
такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении
каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего
пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание
и т.п.).
Коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед
другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных
законодательством». Этим определением и вытекающими из него нормами установлен
правовой статус публичного договора, а значит – и Типового договора. Важной
особенностью такого договора является то, что одна из сторон публичного Типового
договора непосредственно определена уже законодательным актом. Этой стороной является
юридическое лицо. Юридическое лицо представляет собой коммерческую организацию.
Коммерческая организация по своему профилю не является произвольной, а создана для
конкретной деятельности, соответствующей условиям и предмету публичного Типового
договора. Именно характер этой деятельности, в силу установленного законодателем, обязывает
такую коммерческую организацию выполнять соответствующую работу или оказывать
соответствующие услуги в отношении каждого, кто к ней обратится. Соответственно каждый
представляет собой другую сторону договора, которая нуждается в указанных работах или
услугах. То есть, здесь, как и далее, законодателем воплощена общая норма, сформулированная
п. 1 ст. 383 ГК, в которой определено, что договор должен соответствовать обязательным для
сторон правилам, установленным законодательством (императивным нормам), действующим
в момент его заключения. Другими словами, правила, которые установлены для публичного
Типового договора, являются обязательными – их изменение на уровне нормативных правовых
актов юридической силы более низкой запрещено.
Таким образом, расширение сферы применения правовых договоров, равно как и
усиление процесса договорного правотворчества по мере развития любого общества и
государства, в теоретическом и практическом плане означает известное ограничение
государственной монополии в сфере национального правотворчества и включение
в этот процесс ряда других, негосударственных субъ­ектов, а также некоторый отход
от доктрины классического позитивизма, согласно которому единственным источником
права должны быть лишь нормативные правовые акты.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Кечекьян С.Ф. О понятии источник права. Ученые записки МГУ. 1946. Вып. 116. Труды
юридического факультеа. Кн. Вторая. -С.25.
2. Александров Н.Г. К вопросу о роли договора в правовом регулировании общественных
отношений. // Ученые записки ВИЮН. 1946. Вып. 6. -С.61.
3. Тихомиров. Договор как регулятор общественных отношений. //Правоведение. -1990. -№5.
-С.28.
4. Римское частное право. – под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. -М., 1999. -С. 295.
5. Римское частное право. – под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. -М., 1999. -С. 295.
6. Марченко М.Н. Источники права. -М, 2006. -С. 269-270.
7. Руссо Жан –Жак. Трактаты об общественном договоре, или принципы политического права.
-М., 1969. -С.151-256.
76
№ 1 (74) 2010
8. Бабенко А.Н., Парфенова Т.А. Понятие и признаки нормативного договора. // Сибирский
юридический вестник. -2004. -№2. -С. 21.
9. Тарановский Ф.В. Энциклопедия права. -Берлин, 1923. -С.151.
10. Демин А.В. Нормативный договор как источник административного права.// Государство и
право. -1998.-№ 2. -С. 48.
Поступила в редакцию 30.09.2009.
Г.А. Байтемирова
Понятие материальной ответственности по нормам
Трудового права и ее отличие от гражданско-правовой
ответственности
This article based on the analysis of labor law and the judgments of scientists dealing with
labor law determines the notion of financial responsibility applicable to labor relations, sets out
its characteristic features and principal differences from civil responsibility, provides the legal
analysis of labor and civil law provisions regulating the compensation of financial (property)
damages applicable to labor and civil relations.
Защита и охрана конституционных прав граждан, их законных интересов во всех
сферах жизнедеятельности является одной из приоритетных задач нашего государства.
Трудовое право является одной из тех отраслей казахстанского права, которые
наиболее тесно связанны с микро- и макроэкономическими процессами, оказывающими
непосредственное влияние на уровень благосостояния общества.
Трудовой Кодекс Республики Казахстан, действующий с 1 июня 2007 года, стал
важным этапом в развитии казахстанского законодательства и на сегодняшний день
является предметом активного научного изучения и толкования. В частности большой
научный и практический интерес вызывают его нормы, касающиеся института
материальной ответственности сторон трудового договора.
Проблема правового регулирования материальной ответственности сторон
трудового договора по своей теоретической и практической значимости на протяжении
уже многих лет является весьма актуальной. Правовую базу института взаимной
материальной ответственности образуют, прежде всего, конституционные нормы. Так,
в соответствии с п.1 ст. 6 Конституции РК признаются и равным образом защищаются
государственная и частная собственность. Данное конституционное положение означает,
что в Республике Казахстан государство гарантирует равные возможности защиты и
восстановления нарушенных прав обеих форм собственности и, что государственный
и частный собственник в конкретных правоотношениях, разрешенных и допускаемых
для них законодательством, будут подчиняться одному и тому же правовому режиму. П.2
ст. 6 устанавливает: «Собственность обязывает, пользование ею должно одновременно
служить общественному благу. Субъекты и объекты собственности, объем и пределы
осуществления собственниками своих прав, гарантии их защиты определяются законом».
Это конституционное положение означает, что правовой режим собственности, объем,
и пределы осуществления собственником его правомочий регламентируются законом.
Статья 24 Конституции закрепляет за каждым право на свободу труда, на индивидуальные и
коллективные трудовые споры, на условия труда, отвечающие требованиям безопасности
и гигиены, статья 29 – на охрану здоровья и медицинскую помощь.
77
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
108
Размер файла
336 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа