close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Договор поставки: анализ обобщения практики Арбит

код для вставкиСкачать
Кирилл СИДОРЕНКО (г.Красноярск)
Мобильный телефон: +7 (391) 215-02-82 (федеральный формат +7-92-33-55-02-82)
e-mail: info@kirillsidorenko.ru
http://kirillsidorenko.ru
ICQ: 347-939-423
Skype: ks.sidorenko
vkontakte.ru/k.sidorenko
Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края
19 апреля 2010 года президиум Арбитражного суда Красноярского края одобрил своим постановлением обобщение судебной практики по делам о неисполнении (ненадлежащем исполнении)
договоров
поставки,
купли-продажи
за
2009
год
(http://www.krasnoyarsk.arbitr.ru/90/59/obobshenie1.html). Данное обобщение (далее в тексте
«Обобщение практики») отразило сложившиеся в восточносибирском округе подходы к решению наиболее острых вопросов при рассмотрении указанной категории споров. В настоящей
статье представлен комментарий к отдельным положениям Обобщения практики (нумерация
пунктов сохранена)
1. Акт сверки взаимных расчетов, не подтвержденный первичными документами бухгалтерского учета, не является доказательством поставки товара и возникновения задолженности.
Данную позицию, безусловно, стоит поддержать как верную при оговорке, что под актом сверки понимается документ, который на стороне поставщика содержит только список первичных
документов, на основании которых был передан товар, без указания наименования и количества самого товара, и список платежей на стороне покупателя (либо без таковых), либо документ, который содержит только указание на общую стоимость поставленного товара без перечисления первичных документов и общую сумму платежей за товар (либо без таковых). В таком
случае действительно данный документ не свидетельствует о подтверждении покупателем
факта получения определенного количества товара определенного наименования.
Однако в коммерческом обороте в редких случаях встречаются акты сверки, содержащие полный перечень поставленного товара. Вероятность встретить такие акты тем выше, чем оборот
товара между контрагентами в количественном выражении меньше (например, такой крупногабаритный, сложносоставной, дорогостоящий товар, как промышленное оборудование или
транспортные средства, где количество товара может быть штучным). С точки зрения здравого
смысла такой документ фактически заменяет первичный документ (накладную) как доказательство передачи определенного товара. Тот факт, что форма такого документа не соответствует установленной форме первичных документов бухгалтерского учета, не лишает его доказательственной силы, поскольку такое последствие не установлено законом. Его непригодность
для целей бухгалтерского учета является последствием из области публичных отношений и не
связано с отношениями между контрагентами. Вместе с тем Обобщение практики не делает
различие между актами сверки по их содержанию и есть риск того, что в качестве доказательства передачи товара не будет приниматься даже такой акт, который содержит перечень переданного товара, если в наличии не будет первичных документов.
Сидоренко К.: «Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края»
В связи с этим настоятельно рекомендую не полагаться всецело на акты сверки (в особенности
на подписанные не руководителями сторон, а бухгалтерами, как это нередко встречается в
обороте) и уделять максимум внимания своевременному и корректному оформлению первичной документации.
2. Признание договора поставки незаключенным является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании договорной неустойки. При этом товарная накладная, содержащая условие о наименовании, количестве и цене товара, но не содержащая ссылки на
договор поставки, свидетельствует о вступлении сторон в обязательственные правоотношения по разовой сделке купли-продажи.
В целом данную правовую позицию также следует признать верной, но вместе с тем нельзя не
отметить, что она устанавливает слишком строгие рамки для субъектов предпринимательской
деятельности и неоправданно повышает риски «выпадения» конкретной сделки из согласованных условий в силу, например, только лишь технической ошибки. Поясню на примере: нередко имеет место ситуация, когда в отношениях между контрагентами одновременно действует только один договор, который носит т.н. «рамочный» характер. Он определяет общие условия, на которых поставщик передает товар покупателю, но не определяет конкретное наименование и количество товара, предполагая, что эти условия будут согласованы либо в дополнительных соглашениях, либо непосредственно в товарных накладных. На практике в таких
договорах часто можно встретить условие о том, что если сторонами прямо не предусмотрено
иное, то в течение срока действия договора все товары передаются на его условиях вне зависимости от того, имеется указание на него в товарных накладных или нет. Такое условие рассматривается как своего рода страховка от ошибки менеджера или сбоя программы, в результате которого будет оформлена накладная, не содержащая ссылку на договор поставки. Представляется, что при условии одновременного действия только одного «рамочного» договора
поставки и долговременных отношений сторон подобное условие вполне допустимо и разумно: у сторон отсутствуют основания считать, что передача товара была осуществлена на какихто иных условиях, помимо закрепленных в договоре. В некоторых случаях это просто исключается политикой поставщика или покупателя (например, на крупных заводах с международными
стандартами менеджмента или в крупных торговых сетях). Жесткое условие о наличии ссылки в
накладной на договор создает существенные риски для сторон и в случае ошибки при оформлении накладной отбрасывает их к общим нормам Гражданского кодекса РФ, что никак нельзя
признать оправданным с точки зрения интересов коммерческого оборота. Такая жесткая позиция, на мой взгляд, должна иметь под собой разумное основание: необходимость сбалансировать интересы контрагентов, предотвратить возможность злоупотреблений или что-то еще. Однако Обобщение практики не содержит никакого указания на цель такого ограничения. Представляется, что такая правовая позиция вызвана несколько ограничительным подходом к вопросу заключения договоров. На сегодняшний день всё еще ведутся дискуссии о правовой
природе и правовых последствиях заключения «рамочных» договоров. Классическая, не побоюсь этого слова – ортодоксальная, позиция гласит, что такой договор не является договором
поставки (купли-продажи) и без связки с документом, определяющим наименование и количество передаваемого товара, является незаключенным договором. Более современный подход,
исходящий из насущных потребностей коммерческого оборота, рассматривает такой договор
как самостоятельный договор, не поименованный в Гражданском кодексе РФ, заключение которого допустимо. Поскольку стороны добровольно выразили свою волю на установление правил товарооборота между ними, то нет никаких правовых оснований игнорировать такой договор при оценке конкретной разовой сделки. В любом случае представляется, что более гибкий
www.kirillsidorenko.ru
Страница 2 из 10
Сидоренко К.: «Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края»
подход, позволяющий сторонам, что называется, «по умолчанию» распространять действие
общего договора на все поставки, если иное прямо не согласовано ими, является более полезным для коммерческого оборота, чем запрет этого. Во всяком случае, каких-либо разумных оснований для введения такого ограничения не усматривается. В конце концов контрагенты, допуская оформление передачи товара накладными без ссылки на общий договор, осознанно
рискуют не доказать относимость данной разовой сделки к конкретному «рамочному» договору, например, при наличии нескольких таких договоров.
Но до тех пор пока правоприменительная практика не станет в данном вопросе более либеральной, настоятельно рекомендую тщательнейшим образом отслеживать наличие ссылки на
договор в накладных, если применение условий договора отвечает вашим интересам.
3. В случае если по договору поставки передача товара поставщиком должна проводиться
путем его доставки каким-либо видом транспорта в адрес покупателя, отсутствуют основания
рассматривать факт передачи одной партии товара путем его выборки покупателем в месте
нахождения поставщика на условиях самовывоза как изменение условий заключенного между сторонами договора поставки.
Эта правовая позиция каких-либо возражений не вызывает. При этом хотелось бы обратить
внимание читателей на анализируемое в этом пункте Обобщения практики применение сторонами договора термина «франко-склад продавца». Суд кассационной инстанции справедливо
отметил, что такой термин отсутствует как в российском законодательстве, так и в ИНКОТЕРМС,
откуда, очевидно, этот термин берет начало. Иногда в практике применяется также термин
«франко-вагон», под которым подразумевается обязанность поставщика доставить товар на
стацию отправления и погрузить товар в вагон. В связи с этим можно порекомендовать не использовать нетрадиционные термины и либо ссылаться на подходящий базис поставки ИНКОТЕРМС, либо развернуто пояснять содержание обязанности поставщика, чтобы исключить возможные споры.
6. Непредставление покупателю оригиналов счетов-фактур не освобождает покупателя от
обязанности произвести оплату полученного товара, в том числе и в случае, когда договором
стороны обусловили начало течения срока оплаты товара моментом выставления поставщиком оригинала счета-фактуры.
Вторая часть сформулированной правовой позиции вызывает вопросы. Во-первых, статья 486
ГК РФ позволяет сторонам самостоятельно определить момент возникновения обязанности по
оплате товара. В связи с этим приведенный подход фактически вступает в противоречие с нормой Кодекса, что вызывает недоумение. Во-вторых, в данном пункте Обобщения практики в
качестве примера приведена как раз та ситуация, когда договор не привязывал момент оплаты
к моменту выставления счета-фактуры. В таком случае справедливым является мнение, что у
покупателя отсутствовали основания задержать оплату товара до получения счета-фактуры.
Указанный подход представляется необоснованным как с точки зрения нормы закона, так и с
точки зрения интересов коммерческого оборота. Если поставщик согласился передать товар на
условиях его оплаты после выставления им счета-фактуры, то это значит, что он считает такие
условия приемлемыми и его интересы не пострадают, если он вовремя оформит и направит
покупателю все необходимые документы. С другой стороны, суд фактически лишает покупателей эффективнейшего инструмента воздействия на поставщиков, побуждающего их дисциплиwww.kirillsidorenko.ru
Страница 3 из 10
Сидоренко К.: «Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края»
нированно оформлять счета-фактуры. Многие предприниматели подтвердят, что этот вопрос
бывает настоящей головной болью, особенно учитывая актуальную практику по налоговым
спорам, когда позиция налоговых органов строится на нарушении формальных требований к
документам (новая позиция Президиума ВАС РФ о необходимости учитывать реальность совершенных хозяйственных операций пока еще не принимается в расчет как пока еще не ставшая общеприменимой).
Возможно, суд хотел защитить поставщиков от необоснованных задержек оплаты товара покупателями, но сделано это было, на мой взгляд, посредством совершенно необоснованного и
неправового ограничения свободы договора.
Думаю, что если эта правовая позиция будет последовательно применяться в суде, то заинтересованным лицам имеет смысл приложить усилия для обжалования судебных актов в вышестоящие инстанции, вплоть до надзорной в Высшем Арбитражном Суде РФ. Представляется,
что она не имеет под собой правовых оснований и попросту вредна для рыночных отношений.
Наиболее спорным представляется раздел Обобщения практики о подтверждении полномочий
на получение товара
8. Систематическое получение товара одним и тем же лицом, не имеющим доверенности на
принятие товара, по всем поставкам, в том числе и ранее оплаченным, является достаточным
основанием для признания факта заключения сделок по спорным поставкам уполномоченным лицом.
В данном пункте, на мой взгляд, содержится две проблемы:
1. Соотношений полномочий на получение товара и на заключение сделок;
2. Обоснованность признания полномочий на получение товара/заключение сделок у лица,
систематически получавшего товар ранее, в том числе на основании доверенности.
Прежде всего хотелось бы отметить, на мой взгляд, необоснованное смешение в судебной
практике полномочий на получения товара и на заключение сделок по его приобретению в
собственность. Полномочие на получение товара делает представителя покупателя лицом, передача товара которому будет считаться передачей товара самому покупателю. При этом надлежащая передача товара предполагает уже заключенный ранее договор поставки (куплипродажи), поскольку в отсутствие договора говорить на наличии взаимных прав и обязанностей
по поводу товара у контрагентов не приходится. При наличии соглашения о наименовании и
количестве товара у сторон отсутствует спор о том, выражалась ли воля покупателя на его приобретение в собственность. Вопрос о наличии полномочий на приемку товара у представителя
в таком случае означает лишь вопрос о том, кому был передан этот товар – покупателю в лице
его представителя либо иному лицу. В связи с этим в такой ситуации представитель покупателя
в момент получения товара не заключает сделку купли-продажи, а только лишь выполняет
приемку товара.
Однако, очень распространена ситуация, когда на момент передачи товара контрагенты еще не
достигли соглашения о наименовании и количестве товара, например когда между сторонами
подписан «рамочный» договор, по условиям которого конкретное наименование и количество
товара определяется в накладных. В такой ситуации для возникновения у покупателя обязанности по оплате данного товара недостаточно наличие полномочий на получение товара у предwww.kirillsidorenko.ru
Страница 4 из 10
Сидоренко К.: «Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края»
ставителя, поскольку для этого прежде всего необходимо полномочие на заключение сделки
купли-продажи данного товара. В связи с этим передача товара лицу, уполномоченному на его
получение в том числе и в силу должностных обязанностей (например кладовщику), на мой
взгляд нельзя рассматривать как достаточное основание для признания заключения между
сторонами договора купли-продажи переданного товара. Если покупатель ни в какой форме не
подтверждал право представителя определять за него, что он покупает, а что нет, то нет никаких оснований на признание за представителем таких полномочий. В противном случае будет
иметь место незаконное и необоснованное вмешательство в хозяйственную деятельность покупателя, ограничение его свободы на самостоятельное определение полномочий своих представителей и фактически вменение ему заключения договора, при том, что его воля на заключение этого договора не была выражена ни в какой форме. В поддержку такого подхода можно
указать на ст.183 ГК РФ, которая прямо предусматривает последствия передачи товара неуполномоченному лицу и право представляемого одобрить сделку, чтобы права и обязанности по
ней возникли непосредственно у него. При этом лицо, получающее товар в силу своих должностных обязанностей, обязано прежде всего проверить целостность полученного товара, наличие видимых признаков несоответствия товара по качеству, соответствие партии товара товаросопроводительным документам. Данное лицо совершенно не обязательно должно быть осведомлено о том, в каком именно товаре организация имеет потребность, а в каком нет и уж совершенно необязательно данному лицу должно быть предоставлено право на закупку товара
от имени организации. Если же следовать выраженной судом правовой позиции, то за покупателем может быть признана обязанность по оплате товара, который он не заказывал. Более того, в практике встречаются в том числе ситуации, когда поставщик целенаправленно совершает
подкуп сотрудника для того, чтобы тот «принял» ненужную покупателю партию товара и в такой ситуации покупатель остается совершенно беззащитным при том, что со своей стороны он
мог проявлять полную добросовестность при ведении дел.
С точки зрения разумного понимания собственных интересов, именно поставщик должен убедиться в наличии необходимых полномочий у представителя, поскольку в силу ст.183 ГК РФ
именно поставщик несет риск заключения договора непосредственно с представителем. Предложенный же подход на мой взгляд является примером необоснованного и несправедливого
перенесения коммерческих рисков поставщика на покупателя, который не может на 100% проконтролировать действия работника по подписанию документов, но при этом он может определить исчерпывающим образом его полномочия в доверенностях и должностных инструкциях. И если эти документы не предоставляют представителю право заключать договор, то нет
разумных оснований «признавать» такое право за ним.
Помимо того, что данный подход усиливает нестабильность коммерческого оборота (никто не
может быть уверен в том, что завтра за ним не «признают» заключение договора на покупку
товара, потому что вчера его менеджер подписал какие-то накладные без ведома директора),
он представляется в принципе незаконным. Гражданский кодекс РФ устанавливает определенный способ наделения полномочиями – путем выдачи письменного уполномочия (доверенности). Без доверенности от имени коммерческих организаций (ООО, АО) вправе действовать
только единоличный исполнительный орган общества. Иного механизма прямо наделить полномочиями действовать без доверенности законом не предусмотрено. Безусловно, существует
ст.182 ГК РФ, которая говорит, что полномочие может явствовать из обстановки, в которой действует представитель. Однако, в приведенном в Обобщении практики примере имеет место, на
мой взгляд, некорректное применение данной нормы. Норма о полномочиях из обстановки в
самом тексте ГК РФ ориентирует на определенную категорию сделок, в которых представитеwww.kirillsidorenko.ru
Страница 5 из 10
Сидоренко К.: «Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края»
лями в том числе могут быть кассиры, продавцы в розничной торговле. Такая ситуация прежде
всего встречается в розничной купле-продаже. Из этого следует три вывода: норма о полномочиях из обстановки позволяет установить прежде всего полномочия представителя продавца, а
не покупателя; во-вторых данная норма направлена на защиту слабой стороны – покупателя –
который не в состоянии самостоятельно получить необходимые подтверждения полномочий
представителя, либо сбор таких доказательств является бременем, несоразмерным значению
совершаемой сделки; в третьих полномочия из обстановки определяются в момент совершения сделки («здесь и сейчас») и исходя из оценки конкретных обстоятельств ее совершения, а
не оценки истории взаимодействия с тем же самым представителем.
Учитывая вышесказанное, применение данной нормы в отношениях между коммерческими
организациями если и возможно, то в крайне ограниченных случаях, поскольку коммерческие
организации являются равноправными участниками коммерческого оборота и вправе запросить у контрагента подтверждение полномочий его представителя. Если же подтверждение
полномочий не предоставляется, то поставщик может либо принять риск того, что представитель является неуполномоченным и все таки передать ему товар, с расчетом на последующее
одобрение сделки, либо, учитывая высокую стоимость товара (а значит и повышенный риск его
неоплаты непосредственно представителем, в случае, если покупатель откажется одобрить совершенную неуполномоченным представителем сделку), отказаться от передачи товара. Кроме
того, в отношениях между коммерческими организациями ситуации, когда сделки совершаются спонтанно без их предварительного письменного согласования сторонами, встречаются значительно реже, по сравнению с розницей, что позволяет заблаговременно получить все необходимые документы и информацию. Также хочется отметить, что практика ведения дел непосредственно с работником покупателя, в полномочиях которого поставщик не удостоверился,
не может рассматриваться как проявление разумности и осмотрительности, в связи с чем не
должна быть поддерживаема судебной практикой.
Глобальным недостатком такого подхода (помимо общего, как минимум сомнительного, правового основания) является то, что данный механизм позволяет искусственно создавать в организации помимо ее воли субъекта, который вправе без доверенности заключать от ее имени
договоры купли-продажи. С большой долей уверенности можно утверждать, что такой механизм нарушает конституционное право на свободное осуществление предпринимательской
деятельности и создает возможности для злоупотреблений со стороны недобросовестных
контрагентов. При этом Обобщение практики ничего не сообщает нам о пределах признаваемых судом полномочий по видам и стоимости товара. Будут ли признаваться полномочия только в отношении товара, аналогичного поставленному ранее, либо они могут быть признаны
также и в отношении совершено иного товара? Будет ли установлен предел стоимости приобретаемой партии по наиболее дорогостоящей, принятой данным представителем ранее или он
может принять еще более дорогостоящую партию товара и сделка будет признана заключенной? Также остается загадкой, каким образом можно «прекратить» полномочия такого представителя на будущее, чтобы организация могла выдавать в том числе разовые полномочия на
получение товара или даже его покупку, но в строго ограниченных рамках, либо вовсе отказаться от предоставления подобных полномочий данному лицу. Ответов на данные вопросы
пока что нет.
Какова была истинная причина выработки такой правовой позиции остается неясным. Вероятно
суд пытался найти способ защиты интересов поставщиков, которые страдают от не очень добросовестного способа ведения дел отдельными покупателями, например некоторыми торгоwww.kirillsidorenko.ru
Страница 6 из 10
Сидоренко К.: «Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края»
выми сетями, в практике которых выдача доверенностей представителям является скорее исключением из общей практики, но при этом товар долгое время может приниматься одним и
тем же представителем и оплачиваться покупателем. Однако, представляется, что подобное
решение данной проблемы нельзя назвать даже меньшим злом по сравнению с отсутствием
какого-либо конкретного способа ее решения, поскольку потенциально создаваемая им правовая неопределенность в значительной степени опаснее для всего коммерческого оборота в целом, чем те риски, которые несут поставщики, передавая товар представителям, полномочия
которых не подтверждены доверенностями. В конце концов поставщики могут отказаться от
слишком рискованного сотрудничества, а вот сделать что-то с признанием судом полномочий
их собственного сотрудника на заключение договора купли-продажи совершенно ненужного
товара сделать будет ничего нельзя. Уволить же не в меру «инициативного» работника за подписание «не тех» накладных будет крайне сложно, да и то при условии очень качественного
документального оформления его должностных обязанностей.
Думаю, что данный подход должен пройти «обкатку» в судебной практике, чтобы либо быть
уточненным и дополненным определенными критериями, при которых его допустимо использовать, либо этот подход будет признан незаконным и необоснованным. До того момента, как
практика по данному вопросу станет более определенной, можно порекомендовать всем
предпринимателям привести в порядок трудовые договоры и должностные инструкции сотрудников, отвечающих за получение товара, включить в них оговорки о том, что данные сотрудники не вправе вести переговоры о закупке товаров и документально согласовывать наименование и количество приобретаемого товара без соответствующей доверенности, а также
внести подобные оговорки в договоры с поставщиками, чтобы в случае спора иметь возможность утверждать, что поставщику было известно об ограничении должностных полномочий
работника, в связи с чем они не могли явствовать из обстановки
9. Проставление печати покупателя на товарных накладных не является достаточным доказательством принятия товара от имени покупателя уполномоченным лицом, а следовательно,
не освобождает от доказывания факта получения товара уполномоченным лицом.
Данную правовую позицию лично я могу назвать долгожданной и могу только приветствовать!
Последние несколько лет нередко сталкивался в судебной практике с ситуацией, когда суды
признавали факт не только получения товара уполномоченным лицом, но и фактически заключения сделки купли-продажи полученного товара, основываясь по-сути только на том, что у получателя товара была на руках печать. Ни в одном судебном акте мне не удалось найти объяснение того, в силу каких свойств данный объект наделяет представителя такими полномочиями, пусть даже и из обстановки! Когда такой вопрос я задавал представителям истцов, то в ответ обычно слышал фразу типа «ну это же ПЕЧАТЬ», при этом последнее слово произносилось
тоном, подчеркивающим чрезвычайную важность данного предмета. Иногда на просьбу пояснить мысль подробнее я получал что-то типа «ну ведь печать кому попало не дают, а раз дали,
значит доверяют»! Получить какое-либо объяснение, хотя бы отдаленно похожее на юридически обоснованное, мне не удалось ни разу. Не скрою, мне также лично доводилось ранее
представлять интересы поставщиков, единственной спасительной соломинкой для исков которых было именно наличие печати контрагента на накладной. Однако, каждый раз, когда я ссылался на этот аргумент меня не покидало чувство, что я совершаю экологическое преступление
в отношении судебной практики, отравляя ее совершенно неправильным подходом. Ведь в
сущности печать в законодательстве России – совершенно неурегулированный объект, которому закон не придает каких-либо определенных юридических свойств. По-сути придание какогоwww.kirillsidorenko.ru
Страница 7 из 10
Сидоренко К.: «Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края»
либо юридического значения оттиску печати на документах коренится в общественном сознании граждан нашей страны, привыкших жить в бюрократическом обществе, в котором документ без печати – не документ. Этот подход перекочевал и в частноправовые отношениях, при
том, на мой взгляд, совершено безосновательно. Первоочередной задачей при исследовании
документа является установление субъекта, от которого исходит документ. В этой связи главную роль играет собственноручная подпись лица, которое действует от имени представляемого. Печать же, по моему глубокому утверждению, уже довольно давно утратила свойство дополнительного средства идентификации юридического лица. Современные технологи производства печатей и штампов позволяют в течение часа изготовить дубликат печати на основе ее
отсканированного оттиска. Возможно дубликат и подлинник будут отличаться в деталях на
микроуровне, но для обычного человека рассматривающего оттиски обеих печатей невооруженным взглядом, они будут идентичными. В условиях, когда отсутствует какой-либо законодательно урегулированный реестр эталонных оттисков, полагаться на печать, как на дополнительное доказательство того, что перед вами действительно представитель именно той самой
организации, нельзя. В этой связи во многих правовых системах, где созданы более комфортные, отвечающие современным требованиям условия для ведения бизнеса, вообще отсутствует обязательное требование о наличии печати у юридического лица. Для меня это стало настоящим откровением в самом начале моей практики, когда контрагент из юго-восточной Азии
прислал возражения по поводу условия договора о том, что все изменения и дополнения к договору должны быть не только подписаны уполномоченными лицами, но также и скреплены
оттиском печати стороны. Аргумент был простой: у нас ее нет, потому что закон не обязывает
ее иметь!
В связи со всем вышесказанным я являюсь сторонником отмены требования об обязательном
наличии печати по крайней мере у коммерческих организаций. В принципе будет достаточной
устойчивая и неизменная судебная практика, отрицающая юридическое значение оттиска печати, как например произошло в коммерческих спорах с требованием об обязательном наличии
подписи бухгалтера на всех финансово-расчетных документах. Оставление же печати в обороте
в совокупности с попытками придать ей какие-либо юридические свойства (например подтверждение полномочий представителя) будет создавать в коммерческом обороте фактор неопределенности, когда на предприятии печатей несколько и они используются различными сотрудниками на разных документах. Кладовщик может получить товар, который не заказывали,
поставить на него печать, а поставщик откажется забирать товар назад и будет требовать оплаты, ссылаясь на то, что кладовщик был уполномочен заключить сделку. С такой ситуацией мне
лично доводилось встречаться неоднократно.
Будем надеяться, что выраженный в Обобщении практики подход к печатям будет последовательно применяться в практике. Пока же обязательное требования о наличии у коммерческих
организаций печати не отменено, рекомендую всем коммерческим организациям и предпринимателям исключить, а если это невозможно, то максимально ограничить возможность использования печатей организации сотрудниками в тех ситуациях, когда их использование не
является обязательным в силу заключенного с контрагентом договора, поскольку в коммерческих отношениях по общему правилу отсутствие оттиска печати не влияет на юридическую действительность документа.
11. В случаях, когда передача товара происходит путем его доставки в месте нахождения покупателя, наличие доверенности у лиц, осуществляющих приемку товара, не требуется, а
www.kirillsidorenko.ru
Страница 8 из 10
Сидоренко К.: «Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края»
полномочия работников покупателя, обладающих печатями юридического лица, на получение товара явствуют из обстановки.
К сожалению, из текста указанного пункта невозможно установить, осуществлялась ли передача товара, в отношении которого стороны предварительно достигли соглашения, либо товар
передавался без такого соглашения. В первом случае вывод суда о надлежащем исполнении
обязанности по передаче товара следует признать обоснованным. Как мной уже отмечалось
выше, в ситуации предварительного согласования предмета договора купли-продажи основным является вопрос, передан ли товар представителю покупателя либо иному лицу. Учитывая,
что товар в одних и тех же торговых точках долгое время получали одни и те же лица, у них на
руках были печати покупателя, а факт нахождения данных лиц в трудовых отношениях с покупателем в ходе судебного разбирательства был подтвержден также и другими доказательствами, то передача товара данным работникам, на мой взгляд, вполне обосновано признана надлежащей передачей товара покупателю.
По-иному ситуация выглядит, если соглашение о предмете договора до передачи товара сторонами не согласовывалось. Подробно об этом я уже говорил в комментарии к п.8 Обобщения
практики. При этом сомнительными представляются доводы суда об отсутствии необходимости
в наличии доверенностей у получателей товара, основанные на ФЗ «О бухгалтерском учете», а
также Приказе Минфина №119н (Методические указания по бухгалтерскому учету материально-производственных запасов) и письме Роскомторга №1-794/32-5 (Методические рекомендации по учету и оформлению операций приема, хранения и отпуска товаров в организациях торговли). Во-первых данные документы прежде всего касаются вопроса документального оформления приемки товара, а не вопроса оформления полномочий. Во-вторых суд не приводит конкретных норм из указанных документов, на основе которых сделан вывод о том, что при получении товаров на складе покупателя-грузополучателя наличие доверенности у материально
ответственных лиц не обязательно. В третьих, и это, пожалуй, является основным замечанием,
указанные документы едва ли можно признать специальными нормами по отношению к общей норме об оформлении полномочий – ст.185 ГК РФ, в особенности учитывая то, что они
сформулированы даже не в законе, а в ведомственных документах.
Учитывая, что данный пункт не разграничивает ситуации передачи товара при наличии предварительного соглашения о наименовании и количестве товара, а также без него, то стоит ожидать неоднородности практики его применения.
13. Товарные накладные, оформленные с нарушением отдельных требований бухгалтерского учета, установленных п.п. 1, 2 ст. 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» (например, неуказание должности лица, получившего товар), не лишены доказательственной силы
расписки в получении товара, если позволяют определить факт передачи товара конкретному лицу.
Данное положение Обобщения практики следует поддержать. Суды ориентируют стороны спора на то, что формальные недостатки документов не являются достаточным основанием для
отрицания факта получения товара, что представляется правильным. В связи с этим вероятно и
принятие по аналогии в качестве доказательства факта передачи товара акта сверки с указанием в нем переданного товара, о котором я говорил в комментарии к п.1 Обобщения практики.
www.kirillsidorenko.ru
Страница 9 из 10
Сидоренко К.: «Договор поставки: анализ обобщения практики Арбитражного суда Красноярского края»
14. Полномочия на приемку товара доказаны, если товар получен работниками юридического лица на основании доверенностей, выданных лицом, ответственным за приемку товаров
для юридического лица от третьих лиц.
Приведенные в данном пункте выводы судов вызывают большое недоумение. Ключевым вопросом, исходя из заголовка, обозначены полномочия на приемку товара. Однако, как обнаруживается в конце описания дела, речь шла по-сути о признании полномочий на заключение разовых сделок купли-продажи. Таким образом данный пункт еще раз подтверждает, что в судебной практике данные вопросы не различаются.
Суд, на мой взгляд, совершенно необоснованно сделал вывод, что из должностных полномочий директора по логистике следует возможность издания распоряжений, обязательных для
работников, которые создают правовое основания для выдачи действительных доверенностей.
Такой подход противоречит ст.185 ГК РФ, которая предусматривает возможность выдачи доверенности иным лицом, помимо руководителя организации, но такие полномочия должны быть
предусмотрены в уставе организации. Совершенное недоумение вызывает вывод о том, что
поскольку товар, полученный ранее, был оплачен покупателем, то действия директора по логистике свидетельствуют об одобрении действий работников по принятию продукции. Этот вывод противоречит не только правовой позиции ВАС РФ о том, что независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных
документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение, но и просто здравому смыслу: какое отношение директор по логистике имеет к оплатам полученного товара, а значит и к одобрению сделок по его покупке?
Данный пункт обобщения на основе, на мой взгляд, довольно невнятного правового обоснования создает новый, не предусмотренный законом, механизм наделения полномочиями путем
выдачи доверенности. Ввиду того, что по-сути данный механизм легитимируется посредством
норм о полномочиях из обстановки и последующем одобрении действий неуполномоченного
представителя, то я бы не рекомендовал поставщикам опираться на доверенности, выданные
кем-либо помимо единоличного исполнительного органа. Толкование представленных в данном пункте обобщения практики обстоятельств дела может кардинально измениться, уже начиная с того, суды будут наконец различать полномочия на получение товара и полномочия на
совершение разовых сделок купли-продажи. В таком случае передача товара лицу, уполномоченному на его получение еще не будет основанием требовать оплаты товара.
Это были основные положения Обобщения практики, которые привлекли внимание своей неоднозначностью, а порой и потенциальной опасностью для коммерческого оборота. Как можно
увидеть, не смотря на кажущуюся простоту и обычность отношений по поставке товаров, они
содержат множество «подводных камней» о которых лучше знать заранее, чтобы максимально
обезопасить свои интересы в сделке, вне зависимости от того, на чьей стороне вы выступаете поставщика или покупателя. Проверьте, правильно ли у вас составлены договоры с контрагентами, корректно ли оформляются накладные, может ли кто-то без ведома руководителя использовать печать предприятия. Предотвращенный риск – это всегда экономия ваших денег и
времени!
г.Красноярск, июль 2010 г.
www.kirillsidorenko.ru
Страница 10 из 10
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
113
Размер файла
150 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа