close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Общие положения о договоре в условиях реформирования

код для вставкиСкачать
Общие положения о договоре
в условиях реформирования
гражданского законодательства
Недавно завершена работа по подготовке проекта федерального закона
«О внесении изменений и дополнений в части первую, вторую, третью и
четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — зако­
нопроект) , который был разработан на основе Концепции развития гра­
жданского законодательства Российской Федерации (далее — Концеп­
ция) , широко обсуждавшейся юридической общественностью, в том
числе на страницах журнала «Хозяйство и право» .
В настоящей статье рассматриваются вносимые законопроектом изме­
нения и дополнения в подраздел 2 раздела III ГК РФ «Общие положения
о договоре» и некоторые другие новеллы о договорах, содержащиеся в
законопроекте.
1
2
3
Понятие и условия договора
В тексте действующего ГК РФ более 660 статей (из 1551) посвящены
непосредственно договорам: общим положениям о гражданско-право­
вом договоре и отдельным видам договорных обязательств. Данное об­
стоятельство, бесспорно, демонстрирует тенденцию возрастания роли
договора в экономике, столь ярко выраженную в Кодексе.
Помимо солидного объема специальных «договорных» статей ГК РФ
включает большое количество иных норм, которые также направлены на
регулирование договора. Это касается, прежде всего, законоположений
о сделках и обязательствах. Ведь согласно пп. 2 и 3 ст. 420 ГК РФ к до­
говорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, преду­
смотренные главой 9, а к договорным обязательствам — общие положе­
ния об обязательствах (ст. 307-419). Таким образом, можно сказать, что
более половины норм, содержащихся в ГК РФ, посвящено регулирова­
нию договоров.
Применение же к договорам норм о сделках и об обязательствах
свидетельствует о многоаспектном характере категории «договор», исСм.: http://www.arbitr.ru/press-centr/news/44088.html
См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. — М.: Статут, 2009.
См., например: Проект Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России //
Приложение к журналу «Хозяйство и право», 2009, № 3.
1
2
3
4
Хозяйство и право
пользуемой в ГК РФ: в разных статьях договор регулируется и в качестве
основания возникновения договорного обязательства («договор-сдел­
ка»), и как форма соответствующего правоотношения («договор-доку­
мент»), и как само правоотношение — договорное обязательство («дого­
вор-правоотношение»).
Ф
Относительно многопонятийного представления о договоре научные дискуссии ве­
лись в советской и постсоветской юридической литературе. Признавая договор со­
глашением двух или нескольких лиц о возникновении, изменении или прекращении
гражданских правоотношений, одни авторы отмечали, что под договором понимают­
ся также само обязательство и документ, фиксирующий возникновение этого обяза­
тельства ; другие выступали против такого подхода, полагая, что в данном случае
происходит разночтение одного и того же термина ; третьи же противопоставляли
договор понятию сделки .
4
5
6
После принятия частей первой и второй ГК РФ цивилистической док­
триной все же был признан многоаспектный характер категории «дого­
вор» в том значении, в каком данное понятие употребляется в Кодексе .
Указанная тема не является чисто теоретической. При решении любых
проблем в области договорного права, возникающих в судебной практи­
ке, необходимо, прежде всего, определиться, о каком именно аспекте
понятия «договор» в той или иной правовой норме, подлежащей приме­
нению, идет речь.
Возьмем, к примеру, проблему соотношения требований о признании
договора недействительной сделкой и о признании договора незаклю­
ченным. В настоящее время нередко встречаются судебные решения об
отказе в иске о признании договора недействительным в связи с тем, что
этот договор признается судом незаключенным. Такой подход вряд ли
может быть признан правильным, поскольку он основан на неверной
последовательности оценки различных аспектов договора. Применитель­
но ко всякому договору подлежит выяснению в первую очередь вопрос о
том, является ли он законной и действительной сделкой и, следователь­
но, может ли договор быть признан тем состоявшимся юридическим
фактом, который служит основанием возникновения соответствующего
правоотношения (договорного обязательства). Когда же речь идет о
признании договора незаключенным (или заключенным), оценке подле­
жит само правоотношение (договорное обязательство) с точки зрения
достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям
договорного обязательства и облечения его в форму, предусмотрен­
ную законодательством (ст. 432 ГК Р Ф ) . Очевидно, что признание дого­
вора незаключенным, затрагивающее такой аспект договора, как «до­
говор-правоотношение», следует рассматривать лишь в отношении дого­
вора, признаваемого действительной сделкой («договор-сделка»), а не
наоборот.
7
См., например: Иоффе О. С. Обязательственное право. — М . , 1975, с. 26.
См., например: Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. — М., 1950, с. 117.
См., например: Гражданское право: Учебник. Т. 2 / Под ред. Е. А. Суханова. — М., 1993, с. 42 (автор раздела —
Б. И. Пугинский).
См., например: Гражданское право: Учебник. 4. 1 / Под ред. А. П. Сергеева и Ю. К. Толстого. — СПб., 1996,
с. 428 (автор раздела — Н. Д. Егоров); Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Кн. 1: Общие положе­
ния. 2-е изд., испр. — М., 1999, с. 14-15 и др.
4
5
6
7
Проект изменений ГК РФ
5
В Кодексе (п. 1 ст. 420) содержится традиционное для российского
гражданского права определение понятия «договор»: договором призна­
ется соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении
или прекращении гражданских прав и обязанностей.
Из этого определения следует, что договор представляет собой осо­
бый вид гражданско-правовых сделок, ключевым (видообразующим)
признаком которого является то обстоятельство, что он носит характер
соглашения сторон.
Отмеченная деталь — отнесение договора к отдельному особому виду
сделок — предполагает необходимость его особого правового регулиро­
вания: имеется в виду, что общие положения о сделках (глава 9 ГК Р Ф )
следует применять к договору лишь в субсидиарном порядке при отсут­
ствии специальных правил в общих положениях о договоре. В связи с
этим норму п. 2 ст. 420 ГК РФ о том, что на договоры распространяются
правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9,
в законопроекте предлагается дополнить словами «если иное не уста­
новлено настоящим Кодексом».
Указанное дополнение особо актуально по отношению к законополо­
жениям об основаниях и последствиях недействительности сделок, како­
вые в настоящее время подлежат прямому и непосредственному приме­
нению ко всякому гражданско-правовому договору.
При подготовке Концепции было обращено внимание на необходи­
мость обеспечения стабильности гражданского оборота и отказа от за­
щиты его недобросовестных участников, чему в немалой степени могло
бы служить последовательное проведение на уровне законодательной
политики принципа сохранения однажды заключенного договора. В этих
целях было предложено ввести ряд законоположений, ограничивающих
применение правил о недействительности сделок .
Данная идея была реализована при разработке законопроекта: преду­
смотрено включение в общие положения о договоре отдельной статьи о
недействительности договора (ст. 431 ). Согласно этой статье положения
ГК РФ о недействительности сделок (§ 2 главы 9) подлежат применению
к договорам только в том случае, если иное не установлено правилами
об отдельных видах договоров и соответствующей новой статьей.
Предполагается также ввести определенные ограничения по субъек­
там, имеющим право оспорить договор по правилам о недействительно­
сти сделок. В частности, договор может быть признан недействительным
только по требованию одной из его сторон, а по требованию иных лиц
— лишь в исключительных случаях, установленных законом. Требование
о признании договора ничтожным и о применении последствий недейст­
вительности ничтожного договора может быть предъявлено заинтересо­
ванным лицом только при условии представления им доказательств на­
рушения его прав и охраняемых законом интересов в результате заклю­
чения соответствующего договора. Применение последствий недействи8
1
8
См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации, с. 120-121.
Хозяйство и право
б
тельности ничтожного договора по инициативе суда (как происходит на
практике в настоящее время) исключается.
Предотвращению ситуаций, когда возможность добиться признания
договора недействительным используется недобросовестными должни­
ками для защиты от обоснованных требований кредиторов (как нередко
происходит сейчас), будет способствовать законоположение о том, что
сторона, принявшая от контрагента исполнение по договору и в то же
время не исполнившая своего обязательства, лишается права требовать
признания договора недействительным, за исключением случаев призна­
ния договора недействительным по основаниям, предусмотренным
ст. 173, 178 и 179 ГК РФ.
Весьма важная особенность недействительности договора, исполне­
ние которого связано с осуществлением его сторонами предпринима­
тельской деятельности, будет состоять в том, что при признании по тре­
бованию одной из сторон такого договора, являющегося оспоримой
сделкой, недействительным общие последствия недействительности сде­
лок (ст. 167 ГК РФ) будут применяться, лишь если соглашением сторон
не предусмотрены иные последствия недействительности договора.
Правда, такое соглашение может быть заключено сторонами только по­
сле признания договора недействительным и не должно затрагивать ин­
тересы третьих лиц либо нарушать публичные интересы.
Неоднозначную оценку в современной юридической литературе,
включая некоторые комментарии к Гражданскому кодексу РФ и учебники
по гражданскому праву, вызывает вопрос о существенных условиях до­
говора.
В целом складывающийся взгляд на существенные условия договора
сводится к следующей формуле: такого рода условиями договора могут
быть признаны только такие его условия, отсутствие которых в тексте
договора влечет признание его незаключенным .
Для выяснения сути понятия «существенные условия договора» необ­
ходимо ответить на вопрос: о каком аспекте понятия «договор» идет
речь, когда анализируется проблема существенных условий договора?
«Договор-сделка» представляет собой юридический факт, который в
принципе не может иметь собственного содержания, в том числе какихлибо существенных условий. «Договор-документ», то есть определенный
текст, состоящий из набора пунктов, также не способен служить источни­
ком всех условий договора, поскольку многие из них определяются диспозитивными нормами, а также обычаями делового оборота (пп. 4 и 5
ст. 421 ГК РФ). Значит, исследование существенных условий договора
предполагает анализ «договора-правоотношения», содержание которого
отнюдь не исчерпывается пунктами, входящими в текст договора.
Если в отношении какого-либо условия договора имеется диспозитивная норма, то отсутствие в тексте договора (в «договоре-документе»)
9
См., например: Гражданское право: Курс лекций. Ч. 2: Обязательственное право / Отв. ред. О. Н. Садиков. —
М., 1997, с. 12; Гражданское право: Учебник. 4. 2 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М., 1997, с. 13.
9
Проект изменений ГК РФ
7
пункта, определяющего это условие, вовсе не означает, что соответст­
вующее условие отсутствует в договоре. При этом, конечно же, имеется в
виду договор как правоотношение. Поэтому из всех существенных усло­
вий необходимо выделять существенные условия договора, определен­
ные диспозитивными нормами (определимые существенные условия до­
говора).
Определение существенных условий договора как условий, отсутствие
которых в его тексте влечет признание договора незаключенным, логиче­
ски неверно, поскольку в этом случае явление определяется посредством
указания на последствия его отсутствия. Такая дефиниция не позволяет
раскрыть смысл явления и в силу этого представляется практически бес­
полезной. Кроме того, данный подход ставит содержание и само нали­
чие одной из важнейших гражданско-правовых категорий в зависимость
от техники законодательной работы.
Среди всех условий всякого договора необходимо выделять условия,
которые составляют видообразующие признаки соответствующего до­
говорного обязательства (отражают природу договора) и поэтому вклю­
чаются законодателем в само определение того или иного догово­
ра. Указанные условия, бесспорно, являются существенными, ибо, назы­
вая их (включая в определение договора), законодатель дает тем самым
понять, что они необходимы для данного вида договорного обязатель­
ства.
v Первым среди всех существенных условий договора названо усло­
вие о его предмете (п. 1 ст. 432 ГК Р Ф ) . Предмет договора, а вернее,
предмет обязательства, вытекающего из договора, представляет собой
действия (или бездействие), которые должна совершить обязанная сто­
рона (или соответственно воздержаться от их совершения). Как отмечал
Д. И. Мейер, «предметом договора всегда представляется право на чужое
действие...» . Например, предметом договора купли-продажи являются
действия продавца по передаче товара в собственность покупателя и
соответственно действия покупателя по принятию этого товара и уплате
за него установленной цены, а не товар (его количество и наименова­
ние), как принято иногда считать. Другое дело, что в отношении догово­
ра купли-продажи установлено специальное правило: условие договора
купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позво­
ляет определить наименование и количество товара (п. 3 ст. 455 ГК Р Ф ) .
Однако данное положение относится не столько к предмету договора,
сколько к его объекту, и им не исчерпываются существенные условия
договора купли-продажи. Отсутствие в тексте договора иных пунктов,
регламентирующих действия сторон по передаче товара покупателю, а
также принятию последним и оплате принятого товара, компенсируется
диспозитивными нормами, определяющими порядок и сроки соверше­
ния указанных действий, что означает наличие в договоре купли-про­
дажи существенного условия о предмете договора.
10
Мейер Д. И. Русское гражданское право (в 2 ч). Ч. 2. По изд. 1902 г. — М., 1997, с. 161.
8
Хозяйство и право
v Вторая группа существенных условий, указание на которые содер­
жится непосредственно в тексте ГК РФ (п. 1 ст. 432), включает в себя ус­
ловия, необходимые для договоров данного вида. Важно отметить, что
ранее действовавшее законодательство выводило необходимость соот­
ветствующих условий из характера самого договорного правоотношения
независимо от того, что указано в законе, то есть признавало необходи­
мость соответствующего условия для данного вида договора в качестве
самостоятельного источника определения существенных условий догово­
ра. Иными словами, наряду с существенными условиями договора, кото­
рые были признаны таковыми по закону, традиционно выделялись в
качестве самостоятельных существенные условия договора, которые хотя
и не признаны таковыми по закону, но необходимы для договоров оп­
ределенного вида. Исходя из буквального прочтения содержащейся в
законопроекте нормы абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ теперь к существенным
относятся только те условия, которые названы в законе или ином право­
вом акте либо как существенные, либо как необходимые для договоров
данного вида.
Отмеченное изменение в подходе законодателя к существенным усло­
виям договора по признаку их необходимости для договоров данного
вида не влечет серьезных изменений в практике применения соответст­
вующих законоположений, когда речь идет о «поименованных» догово­
рах, то есть предусмотренных ГК РФ и другими законами. В этом случае
за рамками норм, регулирующих соответствующий вид договорных обя­
зательств (при надлежащем их толковании), вряд ли целесообразно ис­
кать некие иные условия, которые выступают необходимыми для данно­
го вида договора. Более того, допущение возможности их поиска приве­
ло бы к опасности судебного произвола и в целом к нестабильности до­
говорных отношений.
Что же касается непоименованных договоров, то есть не закреплен­
ных законом, то оплошность, допущенная при формировании этой кате­
гории существенных условий, может иметь весьма негативные последст­
вия. Тем более что в законопроекте предлагается дополнить п. 2 ст. 421
ГК РФ правилом о том, что к договору, не предусмотренному законом
или иными правовыми актами, нормы об отдельных видах договоров,
установленных законами или иными правовыми актами, не применяют­
ся. Поэтому при подготовке законопроекта было признано целесообраз­
ным восстановить условия, необходимые для договоров данного вида, в
качестве самостоятельной категории существенных условий договора.
V К третьей группе существенных относятся условия договора, кото­
рые названы в законе или иных правовых актах как существенные для
договоров данного вида.
В ряде случаев ГК РФ, осуществляя регулирование того или иного до­
говора, определяет круг его существенных условий. Например, таким
способом определены существенные условия договора доверительного
управления имуществом. К их числу отнесены: состав имущества, пере-
Проект изменений ГК РФ
9
даваемого в доверительное управление; наименование юридического
лица или имя гражданина, в интересах которого осуществляется управ­
ление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя);
размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата возна­
граждения предусмотрена договором; срок действия договора (ст. 1016
ГК РФ).
Особо примечательными представляются ситуации, когда в законода­
тельстве названы существенные условия договора и наряду с этим пре­
дусмотрены диспозитивные правила на случай отсутствия соответствую­
щих пунктов в тексте договора. Так, согласно п. 1 ст. 339 ГК РФ в дого­
воре о залоге должны быть закреплены: предмет залога; его оценка; су­
щество, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого зало­
гом, а также указание на то, у какой из сторон находится заложенное
имущество. И в § 3 главы 23 ГК РФ содержатся диспозитивные нормы,
определяющие два из этих существенных условий договора залога, а
именно: правило о том, что заложенное имущество остается у залогода­
теля, если иное не установлено договором (п. 1 ст. 338); положение о
том, что, если иное не предусмотрено договором, залог обеспечивает
требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в
частности проценты, возмещение убытков, причиненных просрочкой ис­
полнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя
на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию (ст. 337).
Данный пример — лучшее подтверждение мысли о том, что нельзя
определять существенные условия договора как такие условия, отсутст­
вие которых в тексте договора влечет признание его незаключенным, а
также вывода о наличии определимых существенных условий договора,
то есть таких существенных условий, которые закреплены диспозитивны­
ми нормами на случай их отсутствия в тексте договора.
У И наконец, четвертую группу существенных условий договора со­
ставляют все те условия, относительно которых по заявлению одной из
сторон должно быть достигнуто соглашение.
К существенным условиям судебная практика относит далеко не все
условия договора, которые при его заключении содержались в оферте
или ее акцепте на иных условиях. Для этого требуется, чтобы в отноше­
нии соответствующего условия одной из сторон было прямо заявлено о
необходимости достижения соглашения под угрозой отказа от заключе­
ния договора. На практике нередко случается так, что стороны при за­
ключении договора не урегулировали разногласия, например, о размере
договорной неустойки за неисполнение обязательств, однако затем в ы ­
полняли условия договора. И только при возникновении спора в связи с
применением ответственности одна из сторон заявляет о том, что дого­
вор следует считать незаключенным, так как в свое время не было дос­
тигнуто соглашение по условию договора о размере неустойки. В этом
случае договор признается заключенным (но без условия о размере не­
устойки) с учетом того, что ни одной из сторон при заключении договора
10
Хозяйство и право
не было сделано заявление о необходимости достижения соглашения по
спорному условию договора.
Отмеченные позиции относительно существенности условий договора,
предлагаемых одной из сторон, могут быть дополнены и рассуждениями
более формального толка, относящимися скорее к порядку заключения
договора (по российскому законодательству), нежели к его существен­
ным условиям.
Возьмем ситуацию, когда в оферте или в акцепте содержатся допол­
нительные условия, которые не названы в законе или ином правовом
акте как существенные или необходимые для данного вида договора.
Отсутствие указанных условий в тексте договора в обоих случаях будет
означать, что одной из сторон был выражен акцепт на иных условиях.
Если оферта включала такое дополнительное условие, то для того, чтобы
отсутствовать в договоре, оно должно быть отвергнуто акцептантом. Если
же соответствующее условие содержится в акцепте (например, в прото­
коле разногласий), то такой акцепт на иных условиях признается новой
офертой (ст. 443 ГК Р Ф ) и, следовательно, принимается или отвергается
при ее акцепте первоначальным оферентом.
Таким образом, если сторона, направившая оферту с дополнительным
условием, получив акцепт на иных условиях (без такого дополнительно­
го условия), приступает к исполнению договора, это означает, что в до­
говоре отсутствует указанное дополнительное условие и ни одна из сто­
рон не предлагала включить это условие в договор, поскольку первона­
чальная оферта утратила силу и не может быть принята во внимание.
Если же дополнительное условие было предложено акцептантом (но­
вая оферта) и первоначальный оферент, получив такой акцепт на иных
условиях, приступил к исполнению договора, следует признать, что меж­
ду сторонами заключен договор, включающий в себя это дополнительное
условие.
Если одна из сторон заявит о необходимости достичь соглашения по
предложенному этой стороной дополнительному условию, а затем при­
мет акцепт на иных условиях (акцептует новую оферту), это будет озна­
чать, что она отозвала свое заявление.
Таким образом, эта группа существенных условий договора (условий,
относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть дос­
тигнуто соглашение) имеет правовое значение лишь на стадии заключе­
ния договора (преддоговорных контактов сторон), каковое полностью
утрачивается с момента, когда договор считается заключенным.
Основное негативное последствие отсутствия соглашения сторон по
одному из существенных условий договора состоит в вероятном призна­
нии такого договора незаключенным по требованию одной из сторон
(или даже по инициативе суда).
Вместе с тем анализ судебной практики свидетельствует о том, что
возможность признания договора незаключенным в реальном имущест­
венном обороте используется в основном недобросовестными должни-
Проект изменений ГК РФ
11
ками в целях защиты от требований кредиторов о применении мер до­
говорной ответственности за нарушение обязательств. Этот недостаток
правового регулирования был зафиксирован в Концепции , а в законо­
проекте предложены меры по его устранению.
В частности, в новую статью законопроекта (ст. 446 ) об оспаривании
заключенного договора включены следующие положения.
Договор, при заключении которого сторонами не было достигнуто со­
глашение по условиям, определяющим предмет договора, признается
судом незаключенным по требованию одной из сторон договора.
Применительно к договору, при заключении которого сторонами не
было достигнуто соглашение по одному из иных существенных условий
(за исключением предмета договора), будет действовать иное правило:
при рассмотрении спора по требованию одной из сторон о признании
такого договора незаключенным суд вправе по заявлению другой сторо­
ны признать договор заключенным и определить соответствующее суще­
ственное условие договора с учетом необходимости обеспечить баланс
интересов обеих сторон и исходя из требований разумности и справед­
ливости.
Кроме того, как и в случае недействительности договора, сторона,
принявшая от контрагента полное или частичное исполнение по договору
или иным образом подтвердившая действие договора, будет лишена
права требовать признания этого договора незаключенным.
11
1
Заключение договора
Оставляя неизменным общий порядок заключения договора, законо­
проект предлагает некоторую регламентацию поведения сторон при за­
ключении договоров. Прежде всего, обращает на себя внимание то об­
стоятельство, что в общих положениях о договоре (глава 28 ГК Р Ф ) поя­
вится новая статья (ст. 434 ), призванная урегулировать отношения сто­
рон, связанные с ведением переговоров о заключении договора.
В развитие принципа свободы договора (ст. 421 ГК Р Ф ) в ст. 4 3 4 ус­
тановлено, что, если иное не предусмотрено законом или договором,
граждане и юридические лица свободны в проведении переговоров о
заключении договора и не несут ответственности за то, что соглашение
между ними не будет достигнуто.
Вместе с тем сторона, которая ведет или прерывает переговоры о за­
ключении договора недобросовестно, будет обязана возместить другой
стороне причиненные этим убытки.
Недобросовестными при ведении или прекращении переговоров о
заключении договора могут быть признаны, в частности, следующие дей­
ствия:
— вступление стороны в переговоры о заключении договора или их
продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь согла­
шения с другой стороной;
1
1
11
См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации, с. 120-121.
Хозяйство и право
12
— введение другой стороны в заблуждение относительно характера
или условий предполагаемого договора, в том числе путем сооб­
щения ложных сведений либо умолчания об обстоятельствах, кото­
рые в силу характера договора должны быть доведены до сведения
другой стороны;
— внезапное и безосновательное прекращение переговоров о за­
ключении договора без предварительного уведомления другой сто­
роны.
Под убытками, подлежащими возмещению в связи с недобросовест­
ным ведением или прекращением переговоров, в законопроекте разу­
меются расходы, понесенные другой стороной в связи с ведением пере­
говоров о заключении договора, а также в связи с утратой возможности
заключить договор с третьим лицом.
На сторону, ведущую переговоры о заключении договора, возлагается
также обязанность не раскрывать информацию, переданную ей другой
стороной в качестве конфиденциальной, и не использовать такую ин­
формацию ненадлежащим образом для своих целей независимо от того,
будет ли достигнуто сторонами соглашение о заключении договора.
В случае нарушения этой обязанности соответствующая сторона будет
обязана возместить другой стороне убытки, причиненные в результате
раскрытия информации или использования ее для своих целей.
Стороны своим соглашением будут вправе устанавливать и иные ме­
ры ответственности за недобросовестные действия при ведении пере­
говоров.
Усилению защиты добросовестных участников имущественного оборо­
та от безответственных действий их контрагентов по договорам будут
способствовать положения законопроекта о заверениях об обстоятельст­
вах, имеющих значение для заключения договора или его исполнения
(ст. 431 ). Теперь сторона, которая при заключении договора или после
его заключения дала другой стороне недостоверные заверения об об­
стоятельствах, имеющих значение для заключения договора или для его
исполнения (в том числе относящихся к предмету договора, полномочи­
ям на его заключение, соответствию договора применимому к нему пра­
ву, наличию необходимых лицензий и разрешений, финансовому со­
стоянию), будет обязана возместить другой стороне, разумно полагав­
шейся на соответствующие заверения, причиненные этим убытки. При­
знание договора незаключенным или недействительным само по себе не
станет препятствием для возмещения убытков, причиненных недостовер­
ностью таких заверений.
Помимо права на возмещение убытков добросовестная сторона, пола­
гавшаяся на недостоверные заверения контрагента, имеющие для нее
существенное значение, будет также вправе отказаться от договора, а в
случае, когда такой договор был заключен под влиянием существенного
заблуждения, вызванного недостоверными заверениями контрагента, —
2
Проект изменений ГК РФ
13
вместо отказа от договора потребовать признания его недействитель­
ным.
Названные негативные последствия: обязанность возмещения убыт­
ков, отказ от договора, признание договора недействительным — насту­
пят по отношению к стороне, давшей недостоверные заверения при осу­
ществлении предпринимательской деятельности, независимо от того, б ы ­
ло ли ей известно о недостоверности таких заверений.
Очевидно, что приведенные законоположения будут способствовать
улучшению инвестиционного климата в нашей стране и оздоровлению
имущественного оборота в целом.
Определенной корректировке подвергаются и некоторые традицион­
ные законоположения, относящиеся к порядку заключения договора. На­
пример, норма, содержащая требования к письменной форме договора
(п. 2 ст. 434 ГК Р Ф ) , с учетом современного уровня техники в законо­
проекте изложена в следующей редакции: «Договор в письменной фор­
ме может быть заключен путем составления одного документа, подпи­
санного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, те­
лексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными
документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими досто­
верно установить, что документ исходит от стороны по договору. Элек­
тронным документом, передаваемым по каналам связи, признается ин­
формация, отправленная, полученная или хранимая с помощью элек­
тронных, магнитных, оптических или аналогичных средств, включая элек­
тронный обмен данными и электронную почту».
В то же время в данной статье появится новая норма (п. 4 ст. 4 3 4
ГК РФ) о «строгой» письменной форме договора, согласно которой в
случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон, договор в
письменной форме может быть заключен только путем составления од­
ного документа, подписанного сторонами договора.
Примеры, когда в силу закона договор должен облекаться в «стро­
гую» письменную форму, хорошо известны: купля-продажа недвижимо­
сти, продажа предприятия (ст. 550, 560 ГК Р Ф ) и некоторые другие. Те­
перь же соответствующие требования к форме договора смогут устанав­
ливать и сами стороны договора по своему соглашению.
В ст. 445 ГК РФ, регулирующей порядок оформления договорных от­
ношений в случаях, когда в соответствии с законом заключение договора
является для одной из сторон обязательным, уточняются правила о пра­
вовых последствиях уклонения указанной стороны от заключения до­
говора.
В частности, правило о том, что в случае уклонения стороны, в отно­
шении которой законом установлена обязанность заключить договор, от
его заключения другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о
понуждении заключить договор (п. 4 ст. 445 в действующей редакции),
не может быть признано полным и завершенным. В судебной практике
встречаются факты, когда результатом рассмотрения такого требования
Хозяйство и право
14
в суде становится решение, обязывающее ответчика совершить действия
по заключению договора в определенный срок, которое истец с по­
мощью судебного пристава-исполнителя затем безуспешно пытается ис­
полнить.
В связи с этим в законопроекте предлагается дополнить названное
правило положением о том, что в случае обращения контрагента сторо­
ны, обязанной заключить договор, в суд с требованием о понуждении
заключить договор договор будет считаться заключенным на условиях,
указанных в решении суда.
Некоторая неопределенность характерна и для действующих законо­
положений о преддоговорных спорах. Согласно ст. 4 4 6 ГК РФ при пере­
даче разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотре­
ние суда условия договора, по которым у сторон имелись разногласия,
определяются в соответствии с решением суда. Указанную норму предла­
гается дополнить правилом о том, что разногласия, возникшие при за­
ключении договора, которые не были переданы на рассмотрение суда в
течение шести месяцев с момента их возникновения, более не подлежат
урегулированию в судебном порядке.
Изменение и расторжение договора
В действующей редакции ст. 450 ГК РФ предусмотрены три способа
расторжения (изменения) договора: по соглашению сторон; по требова­
нию одной из сторон в судебном порядке; по заявлению одной из сто­
рон об отказе от договора (исполнения договора).
Основным способом расторжения (изменения) договора является его
расторжение (изменение) по соглашению сторон (п. 1 ст. 4 5 0 ) . Правда,
эта возможность может быть ограничена самим Кодексом, иными зако­
нами или договором. К примеру, если речь идет о договоре в пользу
третьего лица, действует специальное правило: с момента выражения
третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по
договору стороны не могут расторгнуть или изменить заключенный ими
договор без согласия третьего лица, если иное не предусмотрено зако­
ном, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 430 ГК Р Ф ) .
Особенность этого способа расторжения (изменения) договора состоит в
том, что при оценке соответствующего соглашения сторон основания
досрочного прекращения (изменения) договора имеют правовое значе­
ние лишь для определения последствий расторжения (изменения) дого­
вора, но не для оценки законности самого соглашения.
Применительно к данному способу расторжения (изменения) догово­
ра при подготовке законопроекта было признано необходимым урегули­
ровать специальным образом отношения, связанные с расторжением
(изменением) многосторонних договоров в сфере предпринимательской
деятельности. В связи с этим в законопроекте предусмотрено дополнение
п. 1 ст. 450 ГК РФ положением о том, что многосторонним договором,
связанным с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской
Проект изменений ГК РФ
15
деятельности, может быть предусмотрена возможность расторжения
(изменения) такого договора по соглашению как всех, так и большинст­
ва лиц, участвующих в договоре, если иное не будет установлено зако­
ном. Данным соглашением допустимо регламентировать также порядок
определения такого большинства.
Для второго способа расторжения (изменения) договора: по требова­
нию одной из сторон в судебном порядке (п. 2 ст. 450) — принципиаль­
ное значение приобретают основания досрочного прекращения (измене­
ния) договора. Это, во-первых, существенное нарушение договора, то
есть нарушение, которое влечет для контрагента по договору такой
ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе
рассчитывать при заключении договора. Существенный характер наруше­
ния договора состоит не в размере ущерба, причиненного неисполнени­
ем или ненадлежащим исполнением договорных обязательств, а в том,
является ли существенной разница между тем, на что сторона, заключая
договор, вправе была рассчитывать, и тем, что ей фактически удалось
получить от контрагента, нарушившего договор. Во-вторых, договор мо­
жет быть расторгнут (изменен) по требованию одной из сторон в судеб­
ном порядке также в иных случаях, прямо предусмотренных законом или
договором. Речь идет, прежде всего, о тех конкретных нарушениях дого­
вора (в том числе не обладающих признаками существенного наруше­
ния), которые признаются законом или договором основанием для рас­
торжения (изменения) договора. Но не только.
Основанием для упомянутого расторжения (изменения) договора спо­
собны служить также обстоятельства, вовсе не связанные с нарушением
договора одной из сторон, при условии что они прямо предусмотрены
законом или договором.
Согласно итоговому тексту законопроекта действующие правила о
расторжении (изменении) договора по требованию одной из сторон в
судебном порядке (п. 2 ст. 450 ГК Р Ф ) остаются неизменными, хотя на
всех этапах обсуждения законопроекта выдвигалась идея сохранить дан­
ный способ расторжения (изменения) договора лишь в качестве вспомо­
гательного, исходя из того, что роль основного способа досрочного пре­
кращения (изменения) договора в случае его нарушения была бы отве­
дена одностороннему (внесудебному) отказу от договора. Аргументация
связана с необходимостью обеспечить оперативную защиту нарушенных
прав добросовестной стороны в договоре, а также снизить нагрузку на
суды. Однако ее реализация способна привести к значительному повы­
шению степени неопределенности в имущественном обороте и, как ни
странно, к увеличению числа судебных споров, в том числе по поводу
обоснованности отказов от договоров, о признании договоров дейст­
вующими, об исполнении сторонами обязательств по таким договорам и
т. п. В итоге было признано нецелесообразным пересматривать общие
положения о судебном порядке расторжения (изменения) договора в
случае его существенного нарушения. Вместе с тем (если работа по ре-
16
Хозяйство и право
формированию гражданского законодательства продолжится) следовало
бы расширить перечень случаев, когда допускается односторонний отказ
от нарушенного договора, имея в виду правила об отдельных видах до­
говорных обязательств (часть вторая ГК Р Ф ) .
Что же касается третьего способа расторжения (изменения) договора
— одностороннего отказа от договора (исполнения договора), то дейст­
вующую норму о том, что в случае одностороннего отказа от договора
полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или со­
глашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или
измененным (п. 3 ст. 450 ГК Р Ф ) , в законопроекте предложено допол­
нить рядом новых правил.
Во-первых, в целях обеспечения баланса интересов участников оборо­
та предполагается включить в п. 3 ст. 4 5 0 положение о том, что односто­
роннее изменение или отказ от договора, исполнение которого связано с
осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельно­
сти, а равно договора, исполнение которого не связано с осуществлени­
ем всеми его сторонами предпринимательской деятельности, допускает­
ся в случаях, предусмотренных законом или договором. Для тех же си­
туаций, когда исполнение договора связано с осуществлением предпри­
нимательской деятельности не всеми его сторонами, право на односто­
роннее изменение или отказ от договора может быть предоставлено до­
говором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательскую дея­
тельность.
Во-вторых, в качестве самостоятельного основания одностороннего
отказа от договора (исполнения договора) в законопроекте рассматрива­
ется отсутствие у стороны требуемой лицензии либо необходимого член­
ства в саморегулируемой организации. Причем в этих обстоятельствах
другая сторона договора будет вправе не только отказаться от договора,
но и потребовать возмещения убытков.
В-третьих, предупреждению случаев злоупотребления правом на од­
носторонний отказ от договора (изменение его условий) будет служить
положение законопроекта о том, что сторона, которой законом или до­
говором предоставлено право на одностороннее изменение или растор­
жение договора, должна при осуществлении этого права действовать в
пределах, предусмотренных законом или договором, а при их отсутствии
— разумно и добросовестно.
И это не все. Законопроектом предусмотрено включение в текст ГК РФ
новой статьи (ст. 450 ), которая будет определять порядок и пределы
реализации права на отказ от договора (исполнения договора) или от
осуществления прав по договору.
Предоставленное законом или договором право на односторонний
отказ от договора управомоченная сторона реализует путем уведомления
другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор
будет считаться прекращенным с момента получения такого уведом­
ления.
1
Проект изменений ГК РФ
17
Обеспечению защиты интересов добросовестной стороны и уменьше­
нию степени ее риска, связанного с возможностью отказа от договора со
стороны контрагента, будет способствовать положение о том, что в слу­
чаях, когда при наличии оснований для отказа от договора сторона,
имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том
числе путем принятия от другой стороны предложенного последней ис­
полнения обязательства, последующий отказ от договора по тем же ос­
нованиям не допускается.
Аналогичным образом предлагается урегулировать ситуации, когда
сторона, занимающаяся предпринимательской деятельностью, при насту­
плении предусмотренных законом или договором обстоятельств, служа­
щих основанием для осуществления определенного права по договору,
отказывается от реализации этого права.
Тем самым она лишает себя возможности в дальнейшем осуществить
это право по тем же основаниям, если иное не будет установлено зако­
ном или соглашением сторон.
И наконец, законопроект предлагает уточнить действующие правила о
последствиях расторжения (изменения) договора. Речь идет о норме,
согласно которой стороны не вправе требовать возвращения того, что
было исполнено ими по обязательству до момента изменения или рас­
торжения договора, если иное не установлено законом или соглашением
сторон (п. 4 ст. 453 ГК Р Ф ) .
Когда договор расторгается из-за того, что одна из его сторон не ис­
полнила договор, отказ в удовлетворении требования другой сторо­
ны, добросовестно исполнявшей свое обязательство, о возврате имуще­
ства, переданного контрагенту во исполнение договора, выглядит явно
несправедливым.
В связи с этим в законопроекте предлагается дополнить п. 4 ст. 453
ГК РФ абз. 2 о том, что в случае, когда до расторжения или изменения
договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обяза­
тельства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоста­
вила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон
должны применяться правила об обязательствах вследствие неоснова­
тельного обогащения (глава 60 ГК Р Ф ) , если иное не предусмотрено за­
коном или договором.
Новые категории гражданско-правовых договоров
Корпоративный договор
Не так давно (в 2009 году) в корпоративном законодательстве — Ф е ­
деральном законе от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных
обществах» (далее — Закон об АО) (ст. 32 ) и Федеральном законе от
8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответст­
венностью» (п. 3 ст. 8) (далее — Закон об ООО) — появились нормы
соответственно об акционерном соглашении и о договоре об осуществ­
лении прав участника общества.
1
18
Хозяйство и право
Надо сказать, что и ранее в практической деятельности акционерных
обществ и обществ с ограниченной ответственностью применялись по­
добные договоры, но отсутствие их законодательного регулирования при­
водило к тому, что споры, возникающие из этих договоров, рассматри­
вались арбитражными судами на основе корпоративного законодатель­
ства и общих положений о сделках, обязательствах и договорах. Встре­
чались также случаи, когда участники акционерных соглашений подчи­
няли свой договор зарубежному праву.
Согласно ст. 32 Закона об АО акционерным соглашением признается
договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и об особен­
ностях осуществления прав на акции.
Непосредственное содержание акционерного соглашения составляют
обязанности его участников голосовать определенным образом на об­
щем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с други­
ми акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее опреде­
ленной цене или при наступлении определенных обстоятельств, воздер­
живаться от отчуждения акций до наступления определенных обстоя­
тельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с
управлением обществом, реорганизацией и ликвидацией акционерного
общества.
Акционерным соглашением могут предусматриваться также способы
обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из этого соглашения,
и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или
ненадлежащее исполнение соответствующих обязательств.
Акционерное соглашение заключается в письменной форме путем со­
ставления одного документа, подписанного сторонами.
Важно отметить, что действующая ст. 32 Закона об АО содержит по­
ложения, направленные на исключение возможности противоречия усло­
вий акционерного соглашения императивным нормам закона и уставу
акционерного общества. Во-первых, согласно п. 2 ст. 32 предметом ак­
ционерного соглашения не могут быть обязательства сторон такого со­
глашения голосовать по указанию органов управления акционерного
общества. Во-вторых, в соответствии с п. 4 данной статьи акционерное
соглашение обязательно только для его сторон; договор, заключенный
участником акционерного соглашения в нарушение названного соглаше­
ния, может быть признан судом недействительным по иску заинтересо­
ванной стороны акционерного соглашения, только если будет доказано,
что контрагент по договору знал или должен был знать об ограничениях,
предусмотренных акционерным соглашением. В-третьих, тем же пунктом
ст. 32 предусмотрено, что нарушение акционерного соглашения не слу­
жит основанием для признания недействительными решений органов
управления акционерного общества.
Гораздо лаконичнее норма п. 3 ст. 8 Закона об ООО: учредители (уча­
стники) общества вправе заключить договор об осуществлении прав уча­
стников общества, по которому они обязуются осуществлять определен1
1
1
1
Проект изменений ГК РФ
19
ным образом свои права или воздерживаться от осуществления указан­
ных прав, в том числе голосовать определенным образом на общем соб­
рании участников общества, согласовывать вариант голосования с дру­
гими участниками, передавать долю или часть доли по определенной
данным договором цене или при наступлении определенных обстоя­
тельств либо воздерживаться от отчуждения доли или части доли до
наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласо­
ванно иные действия, связанные с управлением обществом, с создани­
ем, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества. Такой до­
говор заключается в письменной форме путем составления одного доку­
мента, подписанного сторонами.
При подготовке Концепции было признано целесообразным устано­
вить в ГК РФ общие правила о возможности заключения участниками
хозяйственных обществ (акционерных обществ и обществ с ограничен­
ной ответственностью) взаимных соглашений («соглашений акционе­
ров»). И в то же время исходить из того, что недопустимо изменение
указанными соглашениями корпоративной структуры, порядка принятия
корпоративных решений и иных корпоративных правил, установленных в
расчете на третьих лиц, не являющихся участниками соответствующих
соглашений. Условия таких соглашений не могут также противоречить
законодательным, в том числе антимонопольным, запретам, природе
отношений или публичным интересам, а также служить основанием для
признания недействительными решений органов хозяйственного обще­
ства .
В связи с этим в законопроекте предлагается включить в текст ГК РФ
отдельную статью, посвященную корпоративному договору (ст. 67 ), со­
гласно которой участники хозяйственного общества или некоторые из
них вправе заключить между собой договор об осуществлении их кор­
поративных (членских) прав (корпоративный договор), в соответствии с
которым они обязуются осуществлять эти права определенным образом
или воздержаться (отказаться) от их осуществления, в том числе голосо­
вать определенным образом на общем собрании участников общества,
согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом,
приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале (акции) по
определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств
либо воздерживаться от отчуждения доли (акций) до наступления опре­
деленных обстоятельств.
В то же время нельзя в корпоративном договоре обязывать его участ­
ников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, а так­
же определять структуру органов общества и их компетенцию, за исклю­
чением случаев, когда правила ГК РФ и закона о хозяйственных общест­
вах допускают их изменение уставом общества. Нарушение корпоратив­
ного договора влечет ответственность перед другими участниками до­
говора, но по общему правилу не является основанием для признания
12
2
12
См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации, с. 60-61.
20
Хозяйство и право
недействительными как решений органов общества, так и совершенных
обществом сделок.
Вместе с тем в итоговой (после всех обсуждений) редакции законо­
проекта предлагается исходить из того, что нарушение корпоративного
договора все же может служить основанием для признания недействи­
тельными решений органов хозяйственного общества по иску стороны
корпоративного договора при условии, что на момент принятия органом
хозяйственного общества соответствующего решения сторонами корпора­
тивного договора были все участники хозяйственного общества, а при­
знание этого решения недействительным не нарушает права и охраняе­
мые законом интересы третьих лиц.
Что касается сделки, заключенной стороной корпоративного договора
в нарушение этого договора, то ее допустимо признать недействитель­
ной по иску участника корпоративного договора, только если другая сто­
рона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмот­
ренных корпоративным договором.
Корпоративный договор заключается в письменной форме путем со­
ставления одного документа, подписанного сторонами. Участники хозяй­
ственного общества, заключившие корпоративный договор, обязаны уве­
домить общество о факте его заключения. В случае неисполнения данной
обязанности участники общества, не являющиеся сторонами корпоратив­
ного договора, получают право требовать возмещения причиненных им
убытков.
Законопроект по-разному определяет режим информации о корпора­
тивном договоре в зависимости от того, относится хозяйственное обще­
ство к числу публичных или непубличных обществ. Информация о кор­
поративном договоре, заключенном акционерами публичного акционер­
ного общества, должна быть раскрыта в пределах, порядке и на услови­
ях, предусмотренных законом. Напротив, информация о содержании
корпоративного договора, заключенного участниками непубличного об­
щества, не подлежит раскрытию и является конфиденциальной.
Предлагаемые к внесению в ГК РФ положения о корпоративном дого­
воре представляют собой не только обобщенное законодательное закре­
пление уже существующих ныне урегулированных законодательством
акционерных соглашений и договоров об осуществлении прав участни­
ков общества с ограниченной ответственностью, но и существенные но­
веллы законодательства, которым еще только предстоит пройти испыта­
ние реальными жизненными условиями.
Как выяснилось на стадии обсуждения законопроекта, один из самых
острых и злободневных вопросов, относящихся к корпоративному дого­
вору, — о возможности участия в корпоративном договоре третьих лиц,
не являющихся участниками хозяйственного общества.
В итоге было найдено компромиссное решение, согласно которому
сторонами собственно корпоративного договора признаются лишь участ­
ники хозяйственного общества. Вместе с тем кредиторы общества и иные
Проект изменений ГК РФ
21
третьи лица могут заключить с участниками хозяйственного общества
отдельный договор, по которому последние в целях обеспечения охра­
няемого законом интереса таких третьих лиц принимают на себя обяза­
тельство осуществлять свои корпоративные права определенным обра­
зом или воздержаться (отказаться) от их осуществления. К такому дого­
вору соответственно будут применяться правила о корпоративном дого­
воре (п. 8 ст. 67 законопроекта).
2
Вещный договор
Категория «вещный договор» ранее упоминалась в отечественной
юридической литературе в основном в связи с дискуссиями о правовой
природе договора дарения.
/т^ч
К примеру, еще Г. Ф. Шершеневич подчеркивал, что «область договора выходит за
l l ^ y
Р Д
обязательственных отношений ... Договор лежит ... в основании передачи
\у
вещи, которой создается вещное право (вещный договор) — такой договор обяза­
тельственного отношения не создает» .
В советский период идею о наличии особой категории вещных договоров (приме­
нительно к договору дарения) поддерживал О. С. Иоффе . В современной юриди­
ческой литературе взгляд на договор дарения как на вещный договор наиболее по­
следовательно и аргументированно обосновывал М. И. Брагинский, который, анали­
зируя нормы ГК РФ о договоре дарения, пришел к выводу, что договор дарения
представляет собой не что иное, как «обычный вещный договор» и «только при
консенсуальном варианте дарения может считаться обычным односторонним дого­
вором» .
Мне также ранее приходилось отстаивать точку зрения, согласно которой в слу­
чае с договором дарения речь идет не о единственном исключении из общего прави­
ла, а действительно об особой категории гражданско-правовых договоров, заключе­
ние которых приводит к возникновению вещных прав. Помимо договора дарения к
числу таких вещных договоров относится, например, соглашение об установлении
сервитута .
п е
е
е л ы
13
14
15
16
Теперь же законопроект содержит систему норм о договорах, которые
по традиционному критерию «направленность результата» следует отне­
сти к особой категории вещных договоров. Дело в том, что большинство
ограниченных вещных прав, предлагаемых в указанном законопроекте,
должны устанавливаться на основе договора, заключаемого между соб­
ственником имущества и субъектом соответствующего ограниченного
вещного права.
Конечно же, когда речь идет о недвижимом имуществе, необходи­
мым условием возникновения вещного права служит его государствен­
ная регистрация. В этом случае вещный договор и акт государственной
регистрации образуют сложный юридический состав, который в целом
и является основанием возникновения соответствующего вещного пра­
ва. Отмеченная связь вещного договора и государственной регистрации
учрежденного им вещного права нашла отражение в законопроек­
те (ст. 224), в частности, в положениях п. 3 о том, что, если договор, на
основании которого возникает вновь ограниченное вещное право (догоШершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. Т. 2. — СПб., 1902, с. 72.
Иоффе О. С. Указ. соч., с. 395-396.
См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. — М., 1997, с. 227.
См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. —
М., 2006, с. 332.
13
14
15
16
22
Хозяйство и право
вор об установлении вещного права), не содержит предусмотренных ГК РФ
условий, подлежащих государственной регистрации, такой договор не
считается заключенным (п. 3 ст. 224).
Стороны в договоре об установлении вещного права вправе опреде­
лить дополнительные условия, на которых возникает вещное право; эти
условия подлежат государственной регистрации тогда, когда это преду­
смотрено договором. Условия возникновения вещного права, а также
изменения этих условий приобретают силу для третьих лиц с момента
регистрации.
Законопроект включает правила о существенных условиях каждого из
договоров об установлении соответствующих вещных прав и о тех све­
дениях, которые подлежат внесению в единый государственный реестр
прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП) применительно к
каждому из указанных договоров.
Так, в качестве существенных условий договора об установлении пра­
ва постоянного землевладения в законопроекте (ст. 299 ) названы сле­
дующие условия: о земельном участке; о целях использования земельно­
го участка; о плате за право постоянного землевладения. В ЕГРП вносятся
сведения о целях использования земельного участка; о плате за право
постоянного землевладения, а также о сроке права постоянного земле­
владения, если такой срок предусмотрен договором.
Существенными условиями договора об установлении права застрой­
ки (ст. 300 ) выступают условия: о земельном участке (ст. 287); о харак­
теристиках возводимого здания или сооружения; о месте расположения
возводимого здания или сооружения на земельном участке; о сроке пра­
ва застройки; о плате за право застройки. В ЕГРП вносятся сведения
о здании или сооружении, которое подлежит возведению на земельном
участке; о праве сносить здание или сооружение и возводить новое;
о праве реконструировать здание или сооружение; о сроке права за­
стройки; о плате за право застройки.
Договор об установлении права личного пользовладения (ст. 302 )
должен предусматривать размер платы за пользование или указание на
то, что пользовладение осуществляется безвозмездно. При этом в ЕГРП
подлежат внесению сведения об объекте права личного пользования;
сроке; плате за пользовладение и об обязанностях собственника вещи по
содержанию этой вещи.
2
2
2
Право приобретения чужой недвижимой вещи возникает у лица на
основании договора с собственником недвижимой вещи, а в случаях,
установленных законом, — на основании договора с лицом, которое не
является ее собственником на момент заключения договора, но станет
таковым после создания соответствующей недвижимой вещи. Право
приобретения чужой недвижимой вещи способно возникать из любого
договора, предусматривающего отчуждение соответствующей недвижи­
мой вещи. Законом может быть установлено право приобретения чужой
недвижимой вещи при заключении договоров определенного вида.
23
Проект изменений ГК РФ
Договор, предусматривающий возникновение права приобретения
чужой недвижимой вещи (ст. 3 0 4 ) , должен содержать: данные, позво­
ляющие определить эту вещь; срок существования права приобретения
чужой недвижимой вещи; размер платы за право приобретения чужой
недвижимой вещи, если это право предоставляется за плату; срок пере­
дачи вещи; цена и срок оплаты приобретаемой вещи. Эти же сведения
подлежат внесению в ЕГРП.
Приведенные примеры бесспорно свидетельствуют о том, что тради­
ционная классификация гражданско-правовых договоров (по критерию
«направленность результата») должна быть дополнена самостоятельной
классификационной группой, объединяющей договоры об установлении
вещных прав (вещные договоры).
3
Новые специальные (типовые) договорные конструкции
Важную роль в судебной практике и в реальном имущественном обо­
роте играют выделенные в ГК РФ специальные договорные конструкции:
публичный договор (ст. 4 2 6 ) ; договор присоединения (ст. 4 2 8 ) ; предва­
рительный договор (ст. 4 2 9 ) ; договор в пользу третьего лица (ст. 430) .
Указанные договорные конструкции объединяет то, что они подлежат
применению (в том числе путем их использования сторонами договора
при оформлении договорных отношений) практически к любым типам
(видам) договорных обязательств, которые обладают необходимым на­
бором признаков, характерных для каждой специальной договорной
конструкции.
При подготовке Концепции было обращено внимание на необосно­
ванное сужение в тексте ст. 426 ГК РФ круга субъектов публичного дого­
вора путем его ограничения исключительно коммерческими организа­
циями. За рамками этого круга оказались индивидуальные предприни­
матели, а также некоммерческие организации, осуществляющие пред­
принимательскую деятельность в дозволенных законом пределах. Весьма
неудачно в тексте действующей нормы (п. 2 ст. 426 ГК Р Ф ) и требование
установления условий публичного договора одинаковыми для всех по­
требителей, за исключением случаев, предусмотренных законом.
В связи с этим в законопроекте используемое в ГК РФ для обозначе­
ния субъекта публичного договора понятие «коммерческая организация»
заменено понятием «лицо, осуществляющее предпринимательскую дея­
тельность». Кроме того, предусмотрено, что в публичном договоре цена
товаров, работ или услуг должна быть одинаковой для потребителей
соответствующей категории. Что касается иных условий договора, то они
не могут устанавливаться исходя из преимуществ отдельных потребите­
лей или оказания им предпочтения, за исключением случаев, когда за­
коном или иными правовыми актами допускается предоставление льгот
отдельным категориям потребителей.
17
Подробный анализ специальных договорных конструкции см.: Витрянский В. Специальные договорные конст­
рукции в условиях реформирования гражданского законодательства // Хозяйство и право, 2011, № 10, с. 3-17.
17
24
Хозяйство и право
Другая специальная договорная конструкция — договор присоедине­
ния (ст. 428 ГК Р Ф ) , охватывающий те договоры, которые заключаются
путем присоединения одной из сторон к условиям договора, определен­
ным другой стороной в формулярах или иных стандартных формах.
Коммерческие организации и иные лица, присоединяющиеся к усло­
виям договора в связи с осуществлением предпринимательской деятель­
ности, не наделены в полной мере объемом правомочий присоединив­
шейся стороны на расторжение или изменение договора. Требования
лиц, профессионально занимающихся предпринимательской деятель­
ностью, суд вправе отклонить, если будет доказано, что они знали или
должны были знать, на каких условиях заключается договор присоеди­
нения.
В соответствии с законопроектом правила, определяющие права сто­
роны, присоединившейся к договору присоединения (новый абз. 3 п. 2
ст. 428 ГК Р Ф ) , должны применяться также тогда, когда при заключении
договора, не обладающего формальными признаками договора присое­
динения, условия этого договора были установлены одной из сторон, а
другая сторона была поставлена в положение, затрудняющее согласова­
ние иного содержания отдельных условий договора.
Что касается предварительного договора, то при подготовке Концеп­
ции была дана негативная оценка тому, что в предварительном договоре
должны содержаться все условия, позволяющие установить не только
предмет основного договора, но и все иные его существенные условия
(п. 1 ст. 429 ГК РФ). В противном случае соответствующее соглашение
сторон не может быть квалифицировано в качестве предварительного
договора и, следовательно, не будет создавать для лиц, его подписав­
ших, обязанность заключить основной договор.
Поэтому в законопроекте предполагается несколько смягчить правило
о необходимости согласования сторонами предварительного договора
всех существенных условий основного договора путем включения в ГК РФ
(п. 3 ст. 429) положения о том, что предварительный договор должен
содержать условия, позволяющие установить предмет основного догово­
ра, а также те его условия, относительно которых по заявлению одной из
сторон должно быть достигнуто соглашение уже при заключении пред­
варительного договора.
Усилению защиты прав сторон предварительного договора, а стало
быть, и расширению сферы применения указанной договорной конст­
рукции участниками имущественного оборота будет также способство­
вать наделение их правом обращения в суд не только с требованием о
понуждении к заключению основного договора, но и с иском по спору о
разногласиях по отдельным условиям основного договора, возникших
при его заключении, как и предусмотрено законопроектом.
И наконец, в отношении последней специальной договорной конст­
рукции из содержащихся в действующем ГК Р Ф , — договора в пользу
Проект изменений ГК РФ
25
третьего лица — не выявлена необходимость каким-либо образом изме­
нять или дополнять ее правовое регулирование.
Вместе с тем законопроект предусматривает введение в законодатель­
ство нескольких новых специальных договорных конструкций. В частно­
сти, речь идет о довольно типичных и часто встречающихся на практике
случаях оформления так называемых рамочных соглашений, когда участ­
ники оборота заключают соглашения, порождающие обязательства, ори­
ентированные на длительный срок исполнения и предусматривающие
совершение должником повторяющихся или однотипных действий, в том
числе оформляемых отдельными договорами.
В отличие от предварительного договора, порождающего лишь обяза­
тельство его сторон заключить в будущем основной договор на услови­
ях, согласованных при заключении предварительного договора, рамоч­
ное соглашение служит основанием возникновения полноценного обяза­
тельства с той лишь особенностью, что отдельные условия этого обяза­
тельства в целях и в ходе его исполнения подлежат уточнению и конкре­
тизации сторонами, в том числе путем заключения отдельных договоров.
В законопроекте предлагается ввести в главу 27 ГК РФ новую ст. 429 ,
определяющую понятие рамочного договора, а также соотношение его
условий и условий отдельных договоров, заключаемых сторонами ра­
мочного соглашения.
Под рамочным договором (договором с открытыми условиями) пред­
лагается понимать договор, определяющий общие условия обязательст­
венных отношений сторон, которые могут быть конкретизированы и
уточнены сторонами при заключении отдельных договоров на основании
или во исполнение рамочного договора. При этом к отношениям сторон,
не урегулированным ими при заключении отдельных договоров, подле­
жат применению общие условия, содержащиеся в рамочном договоре.
Уже на стадии подготовки законопроекта обнаружилась необходи­
мость предусмотреть в ГК РФ законодательную модель еще одной спе­
циальной договорной конструкции, также весьма типичной для развито­
го имущественного оборота: речь идет об опционном договоре. В связи
с этим в законопроект были включены положения следующего содер­
жания.
По опционному договору (опциону) одна сторона посредством безот­
зывной оферты предоставляет другой стороне за плату или иное встреч­
ное предоставление безусловное право заключить договор на условиях,
предусмотренных опционом. В этом случае в течение всего срока дейст­
вия опциона другая сторона вправе по своему усмотрению заключить
соответствующий договор путем акцепта такой оферты. Срок для акцепта
безотзывной оферты устанавливается в опционном договоре, а при от­
сутствии в тексте договора считается равным одному году, если иное не
вытекает из существа договора или из обычая, применяемого к отноше­
ниям сторон.
1
26
Хозяйство и право
По общему правилу платеж по опционному договору в виде платы за
право заключить договор путем акцепта безотзывной оферты контрагента
не должен засчитываться в счет платежей по договору, заключаемому на
основе такой оферты, или подлежать возврату в случае, если договор не
будет заключен.
Права по опционному договору могут быть уступлены другому лицу,
если иное не предусмотрено опционным договором или не вытекает из
его существа.
И наконец, при обсуждении законопроекта в рабочую группу поступи­
ло заслуживающее внимания предложение о необходимости урегулиро­
вания в ГК РФ такой специальной договорной конструкции, как договор
с исполнением по требованию (абонентский договор).
Договором с исполнением по требованию (абонентским договором)
должен признаваться договор, предусматривающий внесение одной из
сторон (абонентом) определенных (в том числе периодических) плате­
жей либо иного предоставления за право требовать от другой стороны
(исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения
обязательства в затребованном количестве (объеме) либо на иных усло­
виях, определяемых абонентом. Применительно к правовому регулиро­
ванию абонентского договора очевидна также целесообразность законо­
положения о том, что обязанность абонента по внесению платежей или
предоставлению иного исполнения по абонентскому договору не должна
зависеть от того, затребовано ли им соответствующее исполнение обяза­
тельства от контрагента (исполнителя).
Отмеченные законоположения должны найти свое место в тексте Гра­
жданского кодекса РФ.
В. ВИТРЯНСКИЙ,
доктор юридических наук, профессор
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
464
Размер файла
173 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа