close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Автореферат - Объявления о защите диссертаций в Южном

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
МАЙДАРОВСКИЙ ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ
ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ДОГОВОР И ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ОСНОВНОГО ДОГОВОРА В РОССИЙСКОМ
ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ
Специальность 12.00.03 – гражданское право;
предпринимательское право; семейное право;
международное частное право
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Ростов-на-Дону – 2011
2
Диссертация
выполнена
на
кафедре
гражданского
и
предпринимательского права ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия
государственной службы»
Научный руководитель:
доктор юридических наук, профессор
Зинченко Станислав Акимович
Официальные оппоненты:
доктор юридических наук, профессор
Романец Юрий Владимирович
кандидат юридических наук
Фахретдинов Тимур Рясихович
Ведущая организация:
ГОУ ВПО «Российская академия правосудия»
Защита состоится «13» сентября 2011 г. в 16:00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.208.26 по юридическим наукам при ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону,
ул. Максима Горького, 88 ауд. 302.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет».
Автореферат разослан «28» июля 2011 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор юридических наук, профессор
И. А. Иванников
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность
темы
исследования.
Институт
предварительного
договора, общие черты которого были разработаны еще в римском праве,
получил широкое распространение в гражданском законодательстве, доктрине
гражданского права и правоприменительной практике.
Являясь универсальным правовым институтом, предварительный договор
зачастую применяется во взаимодействии с различными договорными
конструкциями, что порождает множество практических и теоретических
вопросов.
Очевидно, что отношения сторон основного договора до момента его
заключения не находят отражения в детально разработанной теории
обязательственных прав, являясь объектом исследований института порядка
заключения договора. Вместе с тем, появление на этапе заключения основного
договора дополнительного юридического факта – предварительного договора,
приводит
к
возникновению
предварительный
ряда
договор
проблем.
обеспечивает
В
частности,
появление
в
поскольку
будущем
обязательственных правоотношений, то возникает вопрос о применении к
отношениям, вытекающим из предварительного договора, общих положений
договорного права, а также принципов и норм, касающихся порождения лицом
гражданских прав и обязанностей.
Расширение
круга
предусмотренных
законом
возможностей
правомерного поведения субъектов по вступлению в договорные отношения,
безусловно, обеспечивает стабильность и предсказуемость гражданского
оборота,
расширяя
временные
рамки
формирования,
выражения
и
удовлетворения интереса сторон.
Конструкция предварительного договора в нормах позитивного права как
«договора о заключении договора» должна рассматриваться не только с точки
зрения формы реализации интереса в перемещении материальных благ в
4
будущем, но и с позиций обеспечения баланса интересов сторон на
преддоговорной стадии, способов защиты порождаемых прав, а также с точки
зрения динамики развития взаимодействия сторон при изменении интереса в
возникновении имущественных правоотношений.
Всѐ
вышесказанное
свидетельствует
о
специфичности
института
предварительного договора, который проявляет себя и как двусторонняя
сделка, и как способ заключения основного договора, а также как способ
правомерного ограничения свободы заключения договора.
Однако комплексному теоретическому осмыслению правовой природы
взаимодействия субъектов, предшествующего заключению основного договора,
в доктрине гражданского права уделялось недостаточно внимания. Это
объясняется тем, что, во-первых, большинство исследователей рассматривают
предварительный договор либо как самостоятельный юридический факт,
исходя из традиционных подходов к исследованию договоров, либо как способ
заключения основного договора без рассмотрения механизмов преодоления
негативной динамики развития отношений сторон. Во-вторых, в существующих
исследованиях фрагментарно анализируются отдельные правовые явления в
процессе заключения договора имущественного характера с «включенным» в
этот процесс предварительным договором без рассмотрения его специфики по
отношению к исполнению иных гражданско-правовых обязательств.
Сказанное демонстрирует необходимость всестороннего и комплексного
доктринального осмысления институтов предварительного и основного
договоров, а также природы порождаемых ими правоотношений. При этом
необходимо учитывать, что на различных стадиях развития правоотношения
юридические факты по-разному влияют на характеристику и распределение
прав и обязанностей сторон. Достижение этой цели позволит определить
назначение институтов предварительного и основного договоров в их
диалектической взаимосвязи, а также разрешить ряд теоретических и
5
правоприменительных проблем их взаимодействия с иными институтами
гражданского права.
Степень научной разработанности темы. Современная гражданскоправовая доктрина касалась некоторых вопросов теоретического исследования
предварительного договора, однако, как ранее отмечалось, целостному
осмыслению
правовой
природы
правоотношений,
порождаемых
предварительным договором, а также динамике их развития и взаимосвязи с
основным договором должного внимания не уделялось.
Среди авторов, работавших в направлении исследования института
предварительного договора, следует упомянуть М.М. Агаркова, В.А. Белова,
В.А. Васильева, В.В. Витрянского, Д.В. Дождева, В.А. Лапача, В.П. Мозолина,
И.Б. Новицкого,
К.И. Скловского,
М.Р.
Каримова,
О.А. Красавчикова,
Г.Ф. Шершеневича и др.
Некоторые
аспекты
правового
регулирования
преддоговорных
отношений, проблемы применения способов обеспечения обязательств,
порождаемых предварительным договором, а также проблемы, касающиеся
выделения группы организационных отношений, были освещены в работах
С.С. Алексеева,
Б.М.
Гонгало,
В.П. Грибанова,
М.В.
Ермошкиной,
С.А. Зинченко, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, М.С. Мурашко, Ю.К. Толстого,
Р.О. Халфиной. Следует отметить вклад исследователей, рассматривавших
отдельные институты гражданского права, связанные с предварительным
договором.
Среди
них:
А.Б.
Бабаев,
В.А. Белов,
М.И.
Брагинский,
В.В. Витрянский, А.Д. Корецкий, О.Г. Ломидзе, Э.Ю. Ломидзе, Д.В. Мурзин,
Л.А. Новоселова, А.О. Рыбалов, Ю.К. Толстой, Д.О. Тузов, Р.О. Халфина и др.
Однако теоретические основы понимания юридической сущности
института предварительного и основного договоров на настоящий момент
остаются дискуссионными.
6
Объектом
возникающие
исследования
при
являются
заключении,
общественные
исполнении
и/или
отношения,
прекращении
предварительных договоров.
Предметом исследования являются законодательство, доктрина права в
исследуемой области, судебная практика и проблемы, возникающие в процессе
правоприменения, возможные способы их решения.
Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования
состоит в комплексном теоретическом осмыслении правовой природы
института предварительного и основного договоров, его взаимодействия с
иными институтами гражданского права.
Реализация поставленной цели предопределила необходимость решения
следующих задач:
- определить источники появления предварительных договоров, а также
выявить развитие института предварительного договора в законодательстве
некоторых зарубежных стран;
- провести сравнительный анализ дореволюционных норм о договоре
запродажи с современным законодательством о предварительных договорах;
- определить юридически значимые характеристики предварительного
договора как юридического факта;
- определить непосредственную и конечную цели предварительного
договора;
- определить
место
предварительного
договора
в
системе
иных
гражданско-правовых договоров;
- исследовать
правовую
природу
правоотношений
сторон
предварительного договора;
- проанализировать в динамике правовую природу правоотношений
сторон,
порождаемых
предварительным
некоторых юридических фактов;
договором
под
воздействием
7
- исследовать взаимосвязь предварительного и основного договоров и еѐ
проявление в правоотношениях сторон на различных этапах развития;
- рассмотреть
правовые
последствия
признания
предварительного
договора недействительным;
-
исследовать возможность заключения смешанных предварительных
договоров;
- исследовать возможность обеспечения исполнения обязательств,
порождаемых предварительным договором;
- определить признаки, разграничивающие предварительный договор и
рамочные соглашения;
- проанализировать общие и отличительные признаки предварительного
договора и сделок, совершенных под условием;
- выработать практические рекомендации, направленные на эффективное
применение институтов предварительного и основного договоров на практике;
- выработать
предложения
по
совершенствованию
гражданского
законодательства в части норм, касающихся предварительного и основного
договоров.
Методологическая и теоретическая основы исследования. При
проведении исследования использовались следующие методы: анализ и синтез,
индукция и дедукция, сравнение, аналогия, моделирование, абстрагирование,
системно-структурный
компаративистики,
и
функциональный
догматического
подходы,
толкования,
историко-правовой,
анализа
письменных
источников и судебной практики.
В диссертационном исследовании затронут широкий круг проблем
правового
регулирования
динамики
правоотношений,
общих
проблем
гражданского права. Теоретическую основу работы составили научные труды
по теории права и государства, римскому частному праву, гражданскому праву,
8
предпринимательскому
праву
русских
дореволюционных,
советских
и
современных авторов.
При
написании
работы
были
использованы
работы
видных
отечественных ученых:
М.М.
М.И.
Агаркова,
Брагинского,
С.С.
Е.В.
Алексеева,
Васьковского,
В.А.
Белова,
Н.С.
В.В. Витрянского,
Бондаря,
В.В. Галова,
Б.М. Гонгало, Д.Д. Гримма, Д.В. Дождева, С.А. Зинченко, И.А. Иванникова,
О.С. Иоффе, Н.М. Коркунова, О.Г. Ломидзе, И.Б. Новицкого, И.А. Покровского,
А.П.
Сергеева,
В.И.
Синайского,
К.И.
Скловского,
Е.А.
Суханова,
Ю.К. Толстого, Д.Ю. Шапсугова, Г.Ф. Шершеневича и др.
В качестве информационной базы автором использовано российское и
иностранное законодательство. В ходе анализа исследовались судебная
практика и теоретические разработки ученых-правоведов.
Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что автором
выдвинута и обоснована научная концепция предварительного договора, в
которой обоснована его самостоятельность и механизм взаимосвязи с
порождением основного договора. В этом механизме показаны исходные
потестативные
права
субъектов
предварительного
договора,
трансформирующиеся в конечном итоге в конкретные права и обязанности в
основном договоре на второй ступени его развития, которая одновременно
обеспечивает и заключение основного договора. Предложены способы
обеспечения исполнения предварительного договора. Вносятся предложения по
совершенствованию законодательства о предварительном договоре.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Предварительный договор является сделкой под отменительноотлагательным условием. К моменту наступления условия она может обрести
статус отменительной (ни одна из сторон не предлагает заключить основной
9
договор в установленный срок) или отлагательной (любая из сторон предлагает
в установленный срок заключить основной договор).
2. Каждая из сторон имеет право требовать заключить основной договор
в установленный срок. Коррелятом этого права является не обязанность
стороны, а лишь ее связанность. То есть, существуют два управомоченных
лица, противостоящие друг другу в режиме правовой связанности. Это дает
основание признать, что предварительный договор порождает у сторон
секундарные (потестативные) права, которые составляют его содержание.
3. Правоотношение, порождаемое предварительным договором, носит
неимущественный характер и направлено на формирование договорных связей
между сторонами, что переопределяет специфику условности сделки –
зависимость, с одной стороны, наступления отлагательного условия от
односторонних действий какой-либо из сторон, с другой стороны –
наступления отменительного условия от бездействия сторон в течение
установленного срока.
4. Потестативное право вместе с предложением заключить основной
договор приводят к следующему:
1) они изменяют содержание правоотношения с корреспондирующими
секундарными (потестативными) правами на корреспондирующие права и
обязанности сторон предварительного договора на заключение основного
договора;
2) заключение основного договора является
теперь реализацией
сторонами предварительного договора своих прав и исполнения обязанностей
на этапе его движения;
3) признание основного договора недействительным по основаниям
недействительности
невозможно.
предшествующего
ему
предварительного
договора
10
5.
Предметом
предварительного
договора
являются
действия,
направленные на заключение основного договора. Предложение одной стороны
предварительного договора о заключении основного договора является
реализацией его содержания, а по линии основного договора – формой
выражения воли на его заключение. Аналогичное положение складывается и в
отношении обязанной стороны. Поскольку реализация предварительного
договора формирует условия основного договора, то требовать заключения
последнего на неоговоренных ранее условиях стороны не вправе. Предложения,
содержащиеся в Концепции развития гражданского законодательства об
ограниченном перечне условий, подлежащих согласованию при заключении
предварительного договора, в сравнении с общими условиями (ст. 432 ГК), и о
возможности расширения указанных условий на стадии заключения основного
договора оцениваются диссертантом критически, так как такое расширение
условий подрывает исходную волю субъектов на стадии заключения
предварительного договора.
6. Поскольку
юридический факт – предложение заключить основной
договор – совершается во исполнение предварительного договора и служит
формой реализации воли стороны на порождение имущественных прав и
обязанностей, при которой от лица уже не требуется формирование воли по
условиям договора, то срок исполнения обязанности по заключению основного
договора следует исчислять по правилам ст. 314 ГК РФ.
7. Исполнение предварительного договора может сопровождаться
способами обеспечения, однако их обеспечительные функции возникают на той
стадии движения правоотношения, когда содержание договора выражается не в
«потестативных», а взаимных корреспондирующих правах и обязанностях
сторон. Применение к обязательствам, вытекающим из предварительного
договора, такого способа обеспечения как задаток (ст. 380 ГК РФ) невозможно
по следующим основаниям:
11
1) отсутствие обязанности сторон по заключению основного договора в
установленный срок после заключения предварительного договора;
2) неимущественный характер прав и обязанностей сторон на всех
стадиях, предшествующих заключению основного договора.
В связи с изложенным, конструирование непоименованного способа
обеспечения
обязательств,
вытекающих
из
предварительного
договора,
возможно путем внесения в обеспечение денежной суммы, при наличии
следующих условий:
1) возникновение обеспечительных функций должно ставиться в
зависимость от реализации предварительного договора как сделки под
отменительно-отлагательным условием (в зависимости от предъявления
требования заключить основной договор);
2) платежная функция указанного способа обеспечения не реализуется
на стадии исполнения предварительного договора.
При
реализации
непоименованный
способ
отменительно-отлагательного
обеспечивает
как
условия
исполнение
такой
содержания
предварительного договора, так и, одновременно, заключение основного
договора.
8. Исходя из предложенных теоретико-методологических положений о
природе основного и предварительного договоров, предлагается внесение
изменений в действующее гражданское законодательство.
П.1 ст. 429 ГК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «По
предварительному договору стороны вправе требовать заключения основного
договора о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг
(основной
договор)
на
условиях,
предусмотренных
предварительным
договором».
Пункт 4 ст. 429 ГК РФ необходимо изложить в следующей редакции:
12
«В предварительном договоре указывается срок, в который стороны
вправе заключить основной договор на согласованных условиях.
Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной
договор подлежит заключению в течение года с момента заключения
предварительного договора».
Пункт 6 ст. 429 ГК РФ необходимо изложить в следующей редакции:
«Обязательства,
предусмотренные
предварительным
договором,
прекращаются, если до окончания срока, в течении которого стороны вправе
заключить основной договор, он не будет заключен, либо одна из сторон не
направит другой стороне предложение заключить этот договор».
Пункт 3. ст. 445 ГК РФ изложить в следующей редакции:
«Правила о сроках, предусмотренные пунктами 1 и 2 настоящей статьи,
применяются, если другие сроки не установлены законом, иными правовыми
актами, не
согласованы
сторонами
или
не вытекают
из
существа
обязательств».
Пункт 4. ст. 445 ГК РФ изложить в следующей редакции:
«Если сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или
иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его
заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о
понуждении заключить договор на условиях, вытекающих из существа
отношений сторон. В этом случае договор считается заключенным на
условиях, указанных в решении суда».
Теоретическая
и
практическая
значимость
диссертационного
исследования заключается в предложении автором научной концепции
предварительного и основного договоров, которая определяет сущность
рассматриваемого явления, разносторонне отражает его юридически значимые
характеристики, что в свою очередь позволяет адекватно оценить назначение
конструкции
предварительного
договора
в
правовом
регулировании
13
преддоговорных отношений сторон. Разработанный автором подход должен
способствовать решению актуальных проблем, возникающих при применении
основополагающих
гражданско-правовых
институтов,
предусмотренных
законодательством Российской Федерации, совершенствованию действующего,
разработке нового законодательства по вопросам, относимым к предмету
исследования.
Теоретические и практические выводы исследования могут быть
использованы для дальнейшего изучения института предварительного и
основного договоров в гражданском праве, в научной и педагогической работе
по курсам «Гражданское право», «Предпринимательское право», в процессе
подготовки учебных программ, методических материалов, пособий и учебников
для студентов. Большое значение для будущих углубленных исследований
приобретают выводы о правовой природе института предварительного
договора, а так же о сущности правоотношений, направленных на заключение
основного договора. Практические выводы, сделанные автором, применимы
при разрешении конкретных гражданско-правовых споров в судах различной
юрисдикции.
Сказанное свидетельствует о высокой степени практической значимости
исследования, содержащего как теоретические разработки, так и конкретные
рекомендации по совершенствованию нормативно-правового регулирования,
вопросов правотворчества, правоприменения, мониторинга действующего
законодательства.
Апробация
обсуждена
и
результатов
рекомендована
исследования.
к
защите
на
Диссертация
кафедре
выполнена,
гражданского
и
предпринимательского права ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия
государственной службы».
Положения диссертации изложены автором в опубликованных статьях –
7 работ, общим объемом 1,5 печатных листа, в выступлениях, дискуссиях на
14
научных
конференциях
семинарских
занятий
и
в
апробированы
при
ФГОУ
«Северо-Кавказская
ВПО
ведении
лекционных
и
академия
государственной службы».
Структура диссертации
Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих 11
параграфов, заключения и библиографического списка.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во
введении
обосновывается
актуальность
темы
исследования,
характеризуется степень еѐ научной разработанности, определяются цель,
задачи, объект и предмет исследования, дается краткая характеристика его
методологической и теоретической основы, раскрывается научная новизна
работы и формулируются основные положения, выносимые на защиту,
отмечается теоретическая и практическая значимость полученных выводов и
сделанных предложений, а также приводятся данные об их апробации.
Первая глава работы «История становления и развития института
предварительного и основного договоров» посвящена генезису исследуемого
правового явления в законодательстве и правовой доктрине стран романогерманской правовой семьи, а также стран общего права.
В параграфе 1 главы 1 «Предварительный договор в римском
частном праве и гражданском праве некоторых зарубежных стран»
рассматривается
юридическая
сущность
конструкции
предварительного
договора, имеющего древнюю историю и достаточно подробно изученного в
правовой
доктрине.
Исследуется
модель
предварительного
договора,
разработанная римскими юристами, а так же результаты рецепции указанного
института национальными правовыми системами Франции, Германии и США.
Автор приходит к выводу, что в модели предварительного договора,
разработанной в римском праве (pactum de contrahendo) и рецепиированной
15
национальными
правовыми
системами
различных
стран,
заложено
универсальное право на заключение основного договора, характерное для иных
моделей
связанности
сторон
на
преддоговорной
стадии
(протокол
о
намерениях, протокол переговоров о заключении договора). Указанное, по
мнению автора, основывается на возможности применения сторонами
предварительного договора лишь взыскания убытков с уклоняющейся от
заключения основного договора стороны.
Возможность применения задатка, равно как и возможность заключения
предварительного договора в отношении любых типов (видов) договоров
(договора займа и иных реальных договоров), основывается именно на
«ослабленности»
избранной
модели
отношений
сторон,
исключающей
возможность понуждения к заключению основного договора.
Параграф
2
главы
1
«Становление
и
развития
института
предварительного договора в отечественном гражданском праве» посвящен
исследованию генезиса института предварительного договора в отечественном
законодательстве и правовой доктрине.
Анализируя дореволюционное гражданское право, диссертант отмечает,
что оно практически полностью восприняло нормы римского права,
касающиеся предварительного договора. Так, были закреплены двусторонне
обязывающая модель предварительного договора, неимущественный характер
обязательств, вытекающих из предварительного договора, требования к его
форме, а также сроку заключения основного договора. Более того,
дореволюционное гражданское право предполагало, что в случае негативной
динамики развития отношений сторон существует только лишь возможность
взыскания убытков со стороны, уклоняющейся от заключения основного
договора. Хотя дореволюционное гражданское законодательство не приводило
общих положений о предварительном договоре, соответствующие нормы
устанавливались в отношении запродажи (предварительного договора купли-
16
продажи), а так же предварительного соглашения о заключении договора займа
(pactum de mutuo dando).
Введение такого способа защиты, как понуждение к заключению
основного
договора,
предполагало
и
повышенные
требования
к
предварительному договору, а именно: нотариальная форма и согласование в
предварительном договоре существенных условий основного договора куплипродажи (данное условие, хотя прямо и не указано, но вытекает из содержания
статей Проекта Гражданского уложения Российской империи, касающихся
запродажи).
Проведенное
сравнительно-историческое
исследование
позволило
диссертанту выявить обусловленность предоставления особого способа защиты
прав стороны предварительного договора – понуждения к заключению
основного договора, повышением законодательных требований
к форме и
кругу условий предварительного договора.
Вторая глава «Предварительный договор как юридический факт»
посвящена рассмотрению правовой природы предварительного договора с
точки зрения предъявляемых к нему требований законодательства (как
к
гражданско-правовой сделке), а также влияния данного юридического факта на
порождение правоотношений по заключению основного договора.
В параграфе 1 главы 2 «Конструкция предварительного договора
как юридического факта в системе гражданско-правовых договоров»
устанавливается
договорными
соотношение
конструкциями,
предварительного
договора
сопровождающимися
с
иными
выявлением
его
специфичных признаков.
Диссертант указывает, что хотя предварительный договор имеет
свойства, присущие родовому понятию – «договор», однако проявляет иную
правовую природу, которую следует рассматривать через призму концепции
организационных договоров.
17
Рассматривается вопрос о возможности заключения предварительного
договора в отношении реального основного договора. Несмотря на то, что
нормы ГК РФ не содержат запрета на заключение предварительного договора в
отношении реального основного
договора, само по себе отсутствие
возможности фактической реализации защиты прав, вытекающих из такого
договора, указывает на особенности договора предварительного. В частности,
поскольку модель предварительного договора имеет значение лишь для
закрепления
воли
имущественного
сторон
по
характера
будущему
при
вступлению
положительной
в
динамике
отношения
развития
порождаемых отношений, налицо подтверждение неимущественной природы
предварительного договора.
В
параграфе
предварительного
2
главы
договора
2
«Существенные
как
юридического
и
иные
факта»
условия
детально
исследуются законодательные требования к кругу условий, подлежащих
отражению в предварительном договоре, а также обусловленность указанных
требований способами защиты прав, вытекающих из предварительного
договора.
Действующая редакция ст. 429 ГК РФ, устанавливая необходимость
согласования
на
стадии
заключения
предварительного
договора
всех
существенных условий основного договора, обеспечивает возможность
понуждения контрагента к заключению основного договора. Необходимость
восполнения судом воли сторон по существенным условиям основного
договора отсутствует. Ограничение свободы вступления в договорные
отношения осуществляется только в рамках ранее принятых обязательств.
Предложения об ограничении в ст. 429 ГК РФ круга условий,
подлежащих
обязательному
отражению
в
предварительном
договоре,
содержащиеся в Проекте изменений в разделах I, II, III, VI, VII Гражданского
кодекса Российской Федерации, подготовленном Советом при Президенте
18
Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского
законодательства, приведут к необходимости (при неисполнении обязанности
по заключению основного договора какой-либо из сторон) понуждать
уклоняющуюся от заключения основного договора сторону к вступлению в
имущественные правоотношения на условиях, определяемых судом. В одних
случаях восполнение воли стороны возможно ввиду установленного законом
порядка (например, в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ), в других –
затруднительно, так как
суд должен руководствоваться только лишь
необходимостью обеспечения баланса интересов сторон, о чем свидетельствует
сложившаяся практика применения нормы ст. 446 ГК РФ.
На основе проведенного анализа автор приходит к выводу о том, что в
отношении предварительного договора следовало бы строго разграничить
конструкцию, предусматривающую согласование всех существенных условий
будущего основного договора и порождающую право на заключение основного
договора с возможностью понуждения, и конструкцию, предусматривающую
возможность взыскания убытков с уклоняющейся стороны, когда согласованы
лишь условия о заключении основного договора и о предмете основного
договора.
В третьей главе «Предварительный договор как правоотношение»
автор выясняет правовую природу правоотношений сторон предварительного
договора как в статике – непосредственно после его заключения, так и в
динамике – после совершения некоторых юридически значимых действий. В
этих целях исследуются существующие в правовой доктрине суждения о
конструкции «право на право», а также трансформации правовой связанности
сторон в течение всей стадии, предшествующей заключению основного
договора.
В параграфе 1 главы 3 «Правовая природа отношений, вытекающих
из предварительного договора» раскрывается сущность правоотношений
19
сторон, порождаемых предварительным договором с точки зрения концепции
потестативных прав и непосредственной цели договора, а так же с позиций
зависимости характера отношений сторон от совершения ими юридически
значимых действий.
Правовая связанность между сторонами предварительного договора,
возникающая
непосредственно
традиционным
пониманием
по
его
заключению,
обязательственного
не
охватывается
правоотношения
или
обязательства.
По мнению диссертанта, законодатель употребил в определении
предварительного договора слово «обязуются», исходя из необходимости
реализации конечной цели предварительного договора – заключения основного
договора, что не свойственно закреплению легальных дефиниций договоров,
«непосредственно распределяющих» квалифицирующие права и обязанности
между сторонами. Динамику развития отношений сторон можно представить
следующим образом: отсутствие правоотношений – предварительный договор
(как юридический факт) – связанность сторон секундарными правами –
предложение заключить основной договор (как юридический факт) –
обязательство по заключению основного договора – основной договор (как
юридический факт) – правоотношение имущественного характера. Отношения
сторон
предварительного
договора
могут
не
трансформироваться
в
классическое обязательство с правом и корреспондирующей обязанностью
ввиду ненаправления какой-либо из сторон предварительного договора
предложения заключить основной договор в течение установленного срока.
Таким образом, существующее определение предварительного договора не
отражает непосредственную цель сторон по его заключению, а именно –
порождение права требования на заключение основного договора.
Целью предварительного договора является порождение секундарного
права на заключение основного договора. В этом случае устанавливается
20
правовая связь между сторонами, при которой интерес удовлетворяется за счет
собственных действий путем направления предложения заключить основной
договор, и порождается обязательство организационного характера (с
конкретными правами и обязанностями) по заключению основного договора на
условиях, установленных в предварительном договоре. Данное договорное
ограничение свободы воли удовлетворяет интерес сторон на преддоговорной
(по отношению к основному договору) стадии.
Действие стороны по направлению предложения заключить основной
договор является юридическим фактом (юридически значимым действием),
направленным на реализацию секундарного права (как цели договора) и
трансформирующим ранее существовавшее правоотношение (с секундарным
правом и связанностью противной стороны)
в правоотношение с правом
заключить основной договор и соответствующей обязанностью. С момента
заключения предварительного договора у стороны появляется юридическая
возможность совершить такое юридически значимое действие на условиях, не
охваченных
правоспособностью лица, и, более того, проявление которого
возможно в виде усечения свободы воли противоположной стороны,
обеспечиваемой
механизмом
принуждения.
О
значении
указанного
юридического факта говорит прекращение обязательств, предусмотренных
предварительным договором, в связи с ненаправлением такого предложения по
заключению основного договора в установленный срок. Если предположить,
что целью предварительного договора является заключение основного договора
либо порождение обязательства по заключению основного договора, то из
сферы
урегулированности
договорными
правоотношениями
«выпадают»
отношения сторон с момента заключения предварительного договора до
момента направления предложения заключить основной договор.
Именно установление правовой возможности заключить основной договор
вопреки тому, что в будущем возможно изменение воли другой стороны, и
21
является смыслом заключения предварительного договора, причем сторона
предварительного
договора,
благодаря
первоначальному
наделению
ее
секундарным правом, может и не заключать основной договор, что, по
существу, правомерно.
В параграфе 2 главы 3 «Правоотношения, вытекающие из
предварительного договора, и основной договор как юридический факт»
рассматривается взаимосвязь предварительного и основного договоров, причем
первый проявляется и как самостоятельный юридический факт, и как стадия
заключения последнего.
В отличие от заключения договора в общем порядке (путем совершения
оферты и акцепта) согласование условий основного договора осуществлено в
рамках согласования условий предварительного договора и положительного
действия на предложение заключить основной договор. С данной точки зрения
предварительный договор, в самом общем смысле, предстает как сделка,
порождающая для сторон правовую возможность своими односторонними
действиями вступить в правоотношение имущественного характера. С другой
стороны, предварительный договор выступает как сделка, ограничивающая
лицо в свободе заключения договора в том смысле, что она связана
противостоящим правом на заключение основного договора без возможности
выдвигать (требовать) иных условий, нежели тех, которые закреплены в
предварительном договоре.
Соответственно, заключение основного договора стороной, получившей
оферту в рамках предварительного договора, можно рассматривать двояко: вопервых, как подтверждение ранее выраженной в предварительном договоре
воли на заключение такого основного договора, и, соответственно, реализацию
права на заключение основного договора (свободы договора); во-вторых, как
реализацию свей обязанности по заключению такого договора.
22
Четвертая глава «Предварительный договор и иные связанные с ним
институты гражданского права» посвящена рассмотрению специфики
взаимодействия норм гражданского права, посвященных предварительному
договору с иными связанными с ним институтами. Раскрытие сущностных
особенностей предварительного договора проявляется в различной динамике
развития правоотношений сторон (позитивной и негативной).
Параграф
1
предварительного
практике
главы
4
«Способы
обеспечения
исполнения
и иных договоров» раскрывает распространенные на
проблемы
применения
к
обязательствам,
вытекающим
из
предварительного договора, способов обеспечения. Диссертант приводит
обоснование специфики обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из
предварительного договора, организационным характером такого договора, а
также особенностями содержания обеспечиваемого правоотношения с учетом
первоначального возникновения лишь секундарного права на заключение
основного договора.
Внесенная сумма задатка привносит в отношения сторон имущественный
элемент, который выражается либо в необходимости зачесть в счет будущей
оплаты по основному договору, либо возвратить двойной размер задатка
стороной его получившей и уклоняющейся от заключения основного договора.
Однако
последствия
того,
что
юридические
факты,
порождающие
рассматриваемые правоотношения, будут признаны недействительными, либо
будут ничтожными, или же не состоятся ввиду не совершения сторонами
должных действий, не столь однозначны. В целях демонстрации указанного
тезиса автором рассматриваются случаи ничтожности либо признания
недействительности самого предварительного договора или соглашения о
задатке основного договора, либо пропуска сторонами предварительного
договора срока на заключение основного договора.
23
Признание предварительного договора недействительным по основаниям,
предусмотренным в ГК, приводит к прекращению акцессорных прав и
обязанностей сторон, порождаемых задатком. К переданной в качестве задатка
сумме применяется норма ст. 1107 ГК, в соответствии с которой обязанность по
ее возврату возникает с того времени, когда лицо узнало или должно было
узнать о неосновательности обогащения.
При ничтожном предварительном договоре, равно как и при признании
ничтожным соглашения о задатке, оплата по договору лишена основания, и
возможность применения последствий недействительности ничтожной сделки
возникают с момента внесения такой оплаты.
Диссертант
предварительного
рассматривает
договора
случаи,
когда
прекращаются
обязательства
ввиду
из
признания
недействительности основного договора, либо пропуска срока для его
заключения в совокупности с признанием возможности существования наряду
с
неимущественными
обязательствами
из
предварительного
договора
денежных обязательств. При исследовании отношений в ретроспективе
диссертант указывает на то, что правовых оснований удержания указанных
средств и не возникало. Авансовый платеж (или в некоторых случаях –
обеспечительный платеж) выдавался в счет потенциально возможных, но так и
не возникнувших денежных обязательств. Суждения, в соответствии с
которыми обязанность по возврату или возмещению неосновательного
обогащения возникает с момента признания предварительного договора
недействительным
предварительного
или
с
договора,
момента
не
прекращения
основывается
на
обязательств
правовой
из
природе
предшествующих отношений сторон.
Признание выдаваемого задатка авансовым платежом приводит к
безосновательному признанию стороны, получившей платеж по не возникшему
24
денежному обязательству (и которое уже не возникнет), неинформированной о
безосновательности удержания указанных средств с момента их получения.
Применение такого способа обеспечения исполнения обязательств, как
неустойка, допустимо. При этом следует иметь в виду, что пассивное поведение
сторон до момента направления предложения заключить основной договор
является
правомерным,
так
как
непосредственно
после
заключения
предварительного договора традиционного по содержанию обязательства по
заключению основного договора не возникает. Ввиду чего расчет неустойки
(при
избрании
формы
исчисления,
исходя
из
срока
неисполнения
обязательства) должен производиться с момента направления стороной
предварительного договора предложения заключить основной договор.
В параграфе 2 главы 4 «Предварительный и рамочный договоры»
раскрываются
общие
и
отличительные
черты
установления
прав
и
обязанностей сторон на преддоговорной (по отношению к основному договору)
стадии.
Несмотря на то, что конструкция рамочного договора в действующем
законодательстве не закреплена,
правоприменительная
практика,
однако, как свидетельствует сложившаяся
возможность
заключения
подобных
соглашений существует на основе общих положений ГК РФ о договоре.
Рамочный договор закрепляет условия договора по передаче товаров,
выполнению работ, оказанию услуг, оставляя некоторые условия «открытыми».
Этот договор содержит условия, направленные на перемещение материальных
благ, что отличает его от предварительного договора, условия которого
направлены на регулирование отношений сторон по поводу перемещения
материальных благ в будущем при исполнении основного договора.
Порождаемые рамочным и предварительным договорами отношения
являются правовым результатом данных сделок. Конечным правовым
результатом предварительного договора
следует признать заключение
25
основного договора, а конечным правовым результатом рамочного договора –
непосредственное перемещение материальных благ.
Промежуточным результатом предварительного договора изначально
является секундарное (потестативное) право у каждой из сторон на заключение
основного договора. Каждая из сторон предварительного договора связана
секундарным правом контрагента. В промежуточном результате рамочного
договора такая правовая связанность не проявляется. Различия промежуточных
правовых результатов рамочного и предварительного договоров проявляются
при рассмотрении юридической природы направления оферты. Поскольку при
заключении рамочного договора оферта не содержит всех существенных
условий будущего договора (согласование всех существенных условий
договора происходит на различных этапах), то правовой связанности сторон,
которая проявляется при направлении оферты, соответствующей ст. 435 ГК,
или при заключении предварительного договора, изначально не возникает.
В параграфе 3 главы 4 «Предварительный договор и сделки,
совершенные под условием» раскрывается соотношение указанных правовых
институтов. Основой для данного исследования
послужила аналогичность
правовых последствий совершения указанных сделок, а также правовых
последствий
наступления
юридических
фактов,
трансформирующих
содержание правоотношений сторон.
Проведенный
анализ
законодательных
решений
позволил
сформулировать вывод о том, что предварительный договор представляет
сделку под отменительно-отлагательным условием. К моменту наступления
условия она может обрести статус отменительной (ни одна из сторон не
предлагает заключить основной
договор в установленный срок) или
отлагательной (любая из сторон предлагает в установленный срок заключить
основной договор).
26
Параграф
4
главы
4
«Преддоговорная
ответственность
в
предварительном и иных договорах» посвящен рассмотрению соотношения
ответственности сторон преддоговорных отношений и неблагоприятных
последствий уклонения стороны предварительного договора от заключения
основного договора.
Предварительный договор, порождая состояние связанности сторон
возможностью каждой из них породить правоотношение по заключению
основного договора, обеспечивается способом защиты, предусмотренным
нормой ст. 445 ГК РФ. Действующая редакция ст. 429 ГК РФ предусматривает
согласование всех существенных условий основного договора. Вместе с тем, в
соглашениях о переговорах или о продлении переговоров изначально заложено
отсутствие
согласованной
воли
по
условиям
договора,
подлежащим
согласованию в соответствии с требованиями закона (существенные условия в
тесном смысле), или по условиям, на необходимости согласования которых
настаивает одна из сторон.
Предварительный договор закладывает в отношения сторон модель
правомерного поведения по заключению основного договора. При применении
к отношениям, вытекающим из предварительного договора, норм об
ответственности уклоняющейся стороны от заключения основного договора,
преддоговорная ответственность проявляет признаки ответственности за
нарушение обязательств.
В параграфе 5 главы 4 «Предварительный и опционный договоры»
раскрываются общие и специфические черты рассматриваемых правовых
институтов.
Опционный договор разделяет процесс заключения основного договора
на стадию согласования условий и стадию направления согласия акцептанта на
непосредственное порождение имущественных прав и обязанностей. Вместе с
тем, несмотря на то, что опционный договор, как и в случае с предварительным
27
договором, имеет
конечной целью заключение основного договора,
непосредственно после заключения порождает такую же (по правовой природе)
связанность, как и при «классическом» направлении предложения оферентом.
В отличие от предварительного договора, акцепт по опционному договору
порождает основной договор.
В заключении подводятся итоги проведенного исследования, делаются
основные выводы.
Научные статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных
Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки
Российской Федерации:
1. Майдаровский
вытекающих
Д.В.
из
Об
обеспечении
предварительного
исполнения
договора//
обязательств,
Северо-Кавказский
юридический вестник. 2009. №1. – 0,2 п.л.
2. Майдаровский Д.В. Об обязательствах, вытекающих из предварительного
договора// Северо-Кавказский юридический вестник. 2009. № 3. – 0,25 п.л.
3. Майдаровский Д.В. О совершенствовании общих положений о договоре//
Северо-Кавказский юридический вестник. 2009. № 4. – 0,3 п.л.
4. Майдаровский Д.В. О соотношении предварительного и рамочного
договоров// Северо-Кавказский юридический вестник. 2010. № 3. – 0,3 п.л.
Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:
5. Майдаровский Д.В. О восприятии современным гражданским правом
России
некоторых
положений
римского
частного
права
и
дореволюционного гражданского права// Сборник тезисов и докладов
межвузовской
научно-практической
конференции
«Актуальные
проблемы развития юридической науки» (18 марта 2010). Ростов н/Д:
Изд-во СКАГС. 2010. – 0,15 п.л.
6. Майдаровский Д.В. Предварительный и основной договоры в системе
государственного
управления//
Философская
инноватика
и
28
междисциплинарные
проблемы
государственного
управления
в
современной России. Сборник научных трудов по материалам «круглого
стола» (13 октября 2010 г.). Ростов н/Д: Изд-во СКАГС. 2010. – 0,1 п.л.
7. Майдаровский
Д.В.
О
способах
защиты
прав,
вытекающих
из
предварительного договора// Товарно-денежные отношения, собственность,
право
собственности. Сборник докладов
и тезисов
выступлений
на
научно-практической конференции (2 марта 2010). Ростов н/Д: Изд-во
СКАГС. 2010. – 0,2 п.л.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
47
Размер файла
231 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа