close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

правах рукописи

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ЮРЕНКОВА Олеся Сергеевна
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ДОГОВОРНЫЕ КОНСТРУКЦИИ
О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА
ТРЕБОВАНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ В БУДУЩЕМ
Специальность 12.00.03 – гражданское право;
предпринимательское право; семейное право;
международное частное право
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Москва – 2014
Диссертация выполнена на кафедре гражданского права и процесса
Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Ульяновский государственный университет»
Научный руководитель
кандидат юридических наук, доцент
Боровинская Нина Анатольевна
Официальные оппоненты:
доктор юридических наук, профессор
Блинкова Елена Викторовна,
профессор
кафедры
гражданского
и
предпринимательского права Российской
государственной академии интеллектуальной
собственности
кандидат юридических наук, доцент
Рузанова Валентина Дмитриевна
заведующая кафедрой гражданского и
предпринимательского права Самарского
государственного университета
Ведущая организация
- Федеральное государственное бюджетное
учреждение высшего профессионального
образования «Балтийский федеральный
университет им. И.Канта».
Защита состоится 30 мая 2014 г. в 17:00 часов на заседании
диссертационного совета Д 521.023.02 при Московской академии экономики и
права по адресу: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, д. 23.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской академии
экономики и права.
Автореферат разослан «___» марта 2014 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор юридических наук, профессор
Ю.С. Харитонова
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность
темы
востребованность
исследования.
темы
Актуальность,
диссертационного
своевременность
исследования
проявляется
и
в
нескольких аспектах.
Социально-экономический
аспект.
Перманентное
усложнение
имущественных отношений, складывающихся на рынке товаров, работ и услуг,
обусловливает необходимость появления новых законодательных моделей
специальных
договорных
конструкций.
Существующие
специальные
договорные конструкции публичного, предварительного договоров, договора
присоединения и договора в пользу третьего лица уже не в состоянии охватить
все многообразие специфических однородных отношений, возникающих из
гражданско-правовых договоров. Это, в свою очередь, негативным образом
отражается на социальной и экономической сфере жизнедеятельности.
На практике постоянно возникают ситуации, связанные с нарушением
прав абонентов как слабой стороны договора. Отсутствие специальных
конструкций рамочного и опционного договоров сдерживает развитие
экономического оборота.
Доктринальный аспект. В настоящее время, к сожалению, не разработано
целостное
учение
о
специальных
договорных
конструкциях.
Не
сформулировано научно обоснованное определение таких конструкций, не
исследованы их общие признаки и функции, не выработаны подходы к их
систематизации. На практике это приводит к отождествлению законодательных
моделей специальных договорных конструкций с видами (типами) конкретных
гражданско-правовых
договоров.
Предлагаемые
Концепцией
развития
гражданского законодательства Российской Федерации1 (далее концепция) и
законопроектом №47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую,
третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в
1
См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации /
вступ. ст. А.Л. Маковского. М. : Статут, 2009. - 160 с.
3
отдельные
законодательные
акты
Российской
Федерации»2
(далее
–
законопроект №47538-6) законодательные модели рамочного, опционного и
абонентского договоров не в полной мере учитывают богатое юридическое
наследие отечественной цивилистики, не всегда обоснованно ориентированы на
заимствование зарубежного опыта и не охватывают всех жизненных ситуаций,
складывающихся в соответствующих сферах договорного регулирования.
В научной литературе прослеживается неоправданное отождествление
специальных договорных конструкций опционного и рамочного договоров с
конструкцией предварительного договора.
Кроме того, в диссертации затрагиваются малоисследованные наукой
гражданского права проблемы, касающиеся правовых форм, секундарных прав,
потестативности сделок.
Правоприменительный аспект. В правоприменительной, и в первую
очередь в судебной, практике имеется масса проблем, связанных с правовой
квалификацией предварительного, рамочного, опционного и абонентского
договоров.
О
злободневности
возникающих
на
практике
проблем
свидетельствует огромное количество споров, связанных с неисполнением
обязательств, возникающих из указанных договоров.
Правотворческий аспект. К проблемам в правоприменительной практике
приводит отсутствие четкого закрепления в главе 27 Гражданского кодекса
Российской Федерации (далее – ГК РФ) научно обоснованных и отвечающих
потребностям практики специальных договорных конструкций рамочного,
опционного и абонентского договоров. Отчасти на это направлен законопроект
№47538-6. Однако, во-первых, его положения требуют доработки, а во-вторых,
пока
неизвестен
окончательный
результат
его
обсуждения.
Практика
свидетельствует о том, что в окончательном варианте принятого закона
зачастую исчезает все то ценное и полезное, что содержалось в законопроекте,
принятом в первом чтении.
2
Режим доступа: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/17947.html.
4
Все сказанное, на наш взгляд, свидетельствует об актуальности темы
проведенного исследования.
Степень научной разработанности темы исследования. Исследованию
сущности правовых моделей и правовых конструкций в разное время
посвящали свои работы В.М. Баранов, А.В. Иванчин, О.Ю. Козенко,
О.А. Красавчиков, В.А. Леванский,
Д. Рудашевский, Ю.А. Серкова,
Н.Н. Тарасов, О.А. Халабуденко, С.Е. Чанов, В.В. Чевычелов, М.Ю. Челышев,
А.Ф.
Черданцев.
Следует
также
выделить
кандидатские
диссертации
А.С. Безрукова «Правовая модель как инструмент юридической науки и
практики» (Владимир, 2008) и Д.Е. Пономарева «Генезис и сущность
юридической конструкции» (Екатеринбург, 2005).
Общую характеристику специальных договорных конструкций давал в
своей статье «Некоторые аспекты учения о гражданско-правовом договоре в
условиях реформирования гражданского законодательства» В.В. Витрянский.
Вопрос о соотношении специальных договорных конструкций публичного
договора и договора присоединения нашел свое отражение в работах
М.И. Брагинского, С.К. Идрышевой и В.Ф. Яковлева.
Ряд
работ
конструкций.
посвящен
О
отдельным
предварительном
видам
договоре
специальных
писали
М.И.
договорных
Брагинский,
Е.В. Бутенко, Е. Данилов, М.В. Демченко, И.В. Елисеев, A.Г. Кaрaпетoв,
Л.А. Кассо, К.А. Кирсанов, М.В. Кротов, П. Логинов, Д.В. Мелихoв,
П.А. Меньшинин, И.Б. Новицкий, К.Д. Овчинникова, К.И. Скловский. Также
следует
отметить
кандидатские
диссертации
Д.В.
Майдаровского
«Предварительный договор и заключение основного договора в российском
гражданском
праве»
(Ростов-на-Дону,
2011),
П.А.
Меньшинина
«Предварительный договор в российском гражданском праве» (М., 2011.),
Б.И. Салимзянова «Обеспечительная функция предварительного договора в
сфере оборота недвижимости» (М., 2013) и Ю.В. Шaнaуриной «Институт
предварительного договора в гражданском праве России» (Тюмень, 2006).
5
Рамочному договору посвящены работы Л.Г. Ефимовой, А.С. Коблова,
Д.В. Майдаровского, Е.Б. Подузовой, Е.Ю. Сафоновой.
Опционный договор получил отражение в трудах В.А. Васильева,
Ю.Б. Дидикиной, М.Б. Жужжалова, Е.В. Ивановой, Н.О. Красниковой,
С.О. Макарчука,
П.А.
Меньшинина,
С.Ю.
Морозова,
Р.В.
Речкина,
С.Л. Сергеева, Т.С. Щелкуновой. Кроме того, опционному договору посвящены
диссертации С.Е. Долгаева «Правовое регулирование оборота ценных бумаг»
(Волгоград, 2002), Д.A. Жукoва «Прaвoвoе регулирoвaние cрoчных cделoк нa
фoндoвoм рынке» (М., 2006), Н.Б. Шеленковой «Правовая природа биржевых
опционных операций» (М., 1994).
Наименее исследованным является абонентский договор. Единственная
диссертация В.В. Кваниной «Договоры с абонементной формой отношений»
была защищена в 1990 г., и ее положения не в полной мере могут быть
применены к реалиям сегодняшнего дня.
Тем не менее комплексного исследования специальных договорных
конструкций до настоящего времени не проводилось. Ни в одном из трудов
перечисленных авторов не дано понятия специальной договорной конструкции,
не выявлены признаки данного правового феномена, не исследованы их
функции.
В
трудах
некоторых
из
упомянутых
ученых
происходит
неоправданное, на наш взгляд, отождествление в различных вариациях
конструкций предварительного, рамочного, опционного и абонентского
договоров, не уделено должного внимания характеристике субъективных прав,
возникающих из гражданско-правовых договоров, охватываемых названными
специальными конструкциями.
Изложенное свидетельствует о явно недостаточной степени научной
разработанности заявленной темы исследования.
Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в выработке
комплексного представления о специальных договорных конструкциях,
предусматривающих предоставление субъективного права требования в
будущем заключения и исполнения гражданско-правовых договоров.
6
Для
достижения
указанной
цели
необходимо
решить
следующие
исследовательские задачи:
1.
Выработать понятие специальной договорной конструкции.
2.
Определить признаки, функции и виды специальных договорных
конструкций, применяемых к гражданско-правовым договорам.
3.
Выявить
критерии
систематизации
специальных
договорных
конструкций предварительного, рамочного, опционного и абонентского
договоров.
4.
Выявить характерные признаки гражданско-правовых договоров,
позволяющие отнести их к той или иной специальной договорной конструкции,
предусматривающей
предоставление
субъективного
права
требования
заключения и исполнения гражданско-правовых договоров в будущем.
5.
На основании выявленных признаков специальных договорных
конструкций предварительного, рамочного, опционного и абонентского
договоров провести их разграничение.
6.
Определить правовую природу субъективных прав, возникающих из
конкретных гражданско-правовых предварительных, рамочных, опционных и
абонентских договоров.
7.
На
основе
критического
анализа
специальных
договорных
конструкций предварительного, рамочного, опционного и абонентского
договоров научно обосновать предложения по их совершенствованию.
8.
На основе выводов, которые стали результатом решения задачи,
изложенной
в
предыдущем
пункте,
сформулировать
предложения
по
совершенствованию положений гражданского законодательства.
Объектом
исследования
являются
однородные
общественные
отношения, специфика правового регулирования которых требует применения
специальных договорных конструкций, предусматривающих предоставление
субъективного права требования в будущем заключения и исполнения
гражданско-правовых договоров.
7
Предметом
специальных
являются
исследования
договорных
конструкций,
законодательные
модели
нормативно-правовые
акты,
регламентирующие деятельность участников договорных отношений, работы
ученых-правоведов,
судебно-арбитражная
практика,
а
также
практика
заключения и исполнения гражданско-правовых договоров, совокупность
специфических
признаков
которых
позволяет
применить
к
ним
соответствующую специальную договорную конструкцию.
Методологическая
основа
Поставленные
исследования.
исследовательские задачи решались с использованием диалектической теории
познания, а также основанных на ней общенаучных и частнонаучных методов
исследования:
анализа
и
синтеза,
аналогии,
индукции
и
дедукции,
статистического, сравнительно-правового и формально-юридического метода
правовых исследований.
Кроме того, были применены метод системных исследований и метод
юридического моделирования.
Нормативной
базой
исследования
явились
нормы
российского
гражданского законодательства, а также положения гражданского права
некоторых зарубежных государств.
Эмпирическую базу исследования составляют материалы практики
судов общей юрисдикции и арбитражных судов, иных правоприменяющих
субъектов.
В
частности,
исследованы
постановления
и
определения
Президиума Высшего Арбитражного Суда, Федеральных арбитражных судов
Центрального, Волго-вятского и Московского округов, а также девятого и
четырнадцатого арбитражных апелляционных судов.
Теоретическая
основа
исследования.
Теоретическую
основу
исследования составляют достижения отечественной юридической науки
(прежде всего цивилистики, коммерческого права и теории права), нашедшие
выражение в трудах ученых, названных выше в разделе «Теоретическая
разработанность темы исследования». Кроме того, сделанные в диссертации
выводы опираются на труды таких ученых, как М.М. Агарков, С.С. Алексеев,
8
Л.В. Андреева, Н.А. Баринов, В.А. Белов, С.Н. Братусь, Е.В. Васьковский,
А.Э. Вормс, Ф.И. Гавзе, Ю.С. Гамбаров, Д.М. Генкин, Е. Гoдэмэ, Б.М. Гoнгaлo,
В.П. Грибанов, Д.Д. Гримм, Б.Д. Завидов, Э. Зеккель, О.С. Иоффе,
Т.И. Илларионова, Иоффе, В.Б. Исаков, А.Ю. Кабалкин, М.Ф. Казанцев,
Н.И. Клейн,
Е.В.
Коломенская,
Н.М.
Коршунов,
В.A.
Лaпaч,
А.М. Мартемьянова, А.Л. Маковский, Д.И. Мейер, И.Б. Новицкий, Е.В. Пассек,
К.П. Пoбедoнocцев, И.А. Покровский, Б.И. Пугинский, С.В. Сарбаш,
Г.А. Свердлык,
Б.М.
Сейнароев,
А.П.
Сергеев,
В.И.
Серебровский,
Л.Б. Ситдикова, Е.А. Суханов, М.А. Тарасов, Н.Н. Тарасов, С.А. Тюрина,
В.В. Тимофеев, Л. Успенский, С.Ю. Филиппова, И.В. Цветков, З.И. Цыбуленко,
А.Е. Шерстобитов, Г.Ф. Шершеневич, К.В. Шундиков, Л. Эннекцерус.
Среди иностранных ученых можно отметить таких исследователей, как
А. Farnsworth, С.G. Hempel, F. Kesslek, G. Klass.
Научная
новизна
исследования.
квалификационно-комплексным
Диссертация
монографическим
является
первым
исследованием
специальных договорных конструкций, предусматривающих предоставление
субъективного права требования заключения и исполнения гражданскоправовых договоров в будущем.
В результате проведенного исследования впервые в науке гражданского
права:
•
научно обосновано, что специальная договорная конструкция
является законодательной моделью и должна рассматриваться как идеальная
нормативная правовая форма;
•
сформулировано понятие специальной договорной конструкции,
выявлены ее признаки, функции и виды;
•
выявлена
системная
взаимосвязь
специальных
договорных
конструкций, а также их внутренняя структура;
•
выявлены
ролевая
и
функциональная
общность
группы
взаимозависимых законодательных моделей предварительного, рамочного,
опционного и абонентского договоров;
9
•
обоснована необходимость законодательного закрепления в ст. 128
ГК РФ нового объекта гражданских прав – «неимущественное право выбора».
Выявлены
следующие
отличия
опционного
договора
от
предварительного. Во-первых, в отличие от предварительного договора из
опционного соглашения право на заключение сделки приобретает лишь одна
сторона. Во-вторых, это право приобретается за плату, которая не входит в
цену будущего договора. В-третьих, конкретный опционный договор в отличие
от предварительного не порождает обязанности заключить договор у держателя
опциона. В-четвертых, в отличие от стороны предварительного договора, чье
право нарушено, держателю опциона нет нужды в обращении в суд за
принудительным
заключением
договора.
В-пятых,
в
рассматриваемых
договорных конструкциях различным является порядок реализации права на
заключение договора.
Кроме того, в результате анализа специальных договорных конструкций
гражданско-правовых договоров:
•
доказано,
что
специальные
договорные
конструкции
не
конкурируют между собой и к конкретному гражданско-правовому договору
могут применяться одновременно несколько таких конструкций;
•
доказано,
что
единство
системы
специальных
договорных
конструкций предопределено единством правовой системы и, как следствие,
единством системы гражданского законодательства;
•
проведена классификация специальных договорных конструкций по
различным критериям;
•
сформулированы авторские определения рамочного и абонентского
договоров;
•
поддержаны
необходимости
предложения
включения
в
разработчиков
предварительный
концепции
договор
в
о
качестве
существенного условия только лишь предмета основного договора и о
10
возможности требовать возмещения убытков стороной договора, чье право
нарушено;
•
критически оценены позиции отдельных ученых о:
−
признании
предварительного
договора,
на
основании
которого в судебном порядке заключен основной договор,
правоустанавливающим
документом
для
перехода
права
собственности с продавца на покупателя;
−
невозможности заключения основного реального договора на
основании предварительного;
•
доказано, что генеральный страховой полис не может быть отнесен
к числу абонентских договоров, а должен быть квалифицирован как рамочный
организационный договор;
•
даны
предложения
по
совершенствованию
гражданского
законодательства.
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Специальная договорная конструкция – гражданско-правовая
форма выражения нормативной схемы регулирования, созданная в результате
мысленного абстрактного обобщения однородных признаков, находящихся с
нею в отношении соответствия конкретных договоров, и содержащая
универсальное
определение
законодательной
модели
таких
договоров,
специальные требования к их субъектному составу и содержанию, а также к
юридическим процедурам их заключения и (или) исполнения, расторжения.
2.
Специальные договорные конструкции выполняют следующие
функции: 1) нормативно-регулятивную; 2) интерпретаторскую и объясняющую;
3) объективации (формализации) права, проявляющуюся в формализации
обобщенных признаков конкретных гражданско-правовых договоров; 4)
обеспечения выполнения функций гражданского права; 5) формирования
законодательной основы для регулирования типовых договорных отношений;
6) защитную; 7) программно-координационную; 8) прогнозирования поведения
участников
конкретных
договорных
11
отношений;
9)
критериальную,
позволяющую
осуществлять
проверку
конкретному
гражданско-правовому
законодательной
модели;
правильности
договору
предоставления
10)
применения
к
соответствующей
новых
инструментальных
возможностей; 11) упорядочивания норм гражданского права.
3.
Совокупность
многоуровневую
обозначенных
систему.
В
функций
частности,
представляет
подчиненными
собой
функции
предоставления новых инструментальных возможностей являются следующие
функции, занимающие более низкое положение в системной иерархии: 1)
функция предоставления субъективного права требования; 2) функция
предоставления секундарного права; 3) функция предоставления возможности
реализовать
правоспособность.
Первая
функция
свойственна
договору
присоединения, абонентскому, предварительному, рамочному и опционному
договорам. Вторую функцию реализуют через специальную договорную
конструкцию в пользу третьего лица. Третья функция свойственна публичному
договору.
4.
функцию
Из пяти специальных договорных конструкций, выполняющих
предоставления
субъективного
рамочный,
(предварительный,
права
абонентский
и
требования,
опционный
четыре
договоры)
направлены на заключение либо исполнение гражданско-правовых договоров в
будущем.
Наиболее
специальных
значимой
договорных
классификацией
конструкций
является
названных
четырех
дифференциация
в
зависимости от вида регулируемых отношений. В этой связи выделяются две
классификационные группы: 1) конструкции, охватывающие организационные
договоры (предварительный и рамочный) и 2) конструкции, охватывающие
имущественные договоры (опционный и абонентский).
5.
следует
Специальную договорную конструкцию предварительного договора
соотносить
законодательную
с
модель
конкретным
и
предварительным
объект
моделирования.
договором
как
Предлагается
усовершенствовать специальную договорную конструкцию предварительного
12
договора, расширив спектр основных договоров, к которым она может
применяться.
Предварительный договор, вопреки имеющей место в литературе точке
зрения, не следует относить к потестативным сделкам. Нельзя согласиться с
мнением отдельных ученых о том, что из предварительного договора
возникают секундарные права.
Предметом опционного договора является право выбора, а не
6.
секундарное право на акцепт безотзывной оферты, которое содержит опцион.
В целях более точного определения предмета опционного договора
предлагается законодательно закрепить следующее его определение: по
опционному договору (опциону) одна сторона посредством безотзывной
оферты предоставляет другой стороне безусловное право выбора заключить
или не заключать договор на условиях, предусмотренных опционом.
Необходимо закрепить в качестве объекта гражданских прав право
выбора на заключение договора.
Специальная договорная конструкция опционного договора пригодна для
оформления договорных отношений по бронированию.
Дана критическая оценка высказанных в юридической литературе точек
зрения о признании опционного договора односторонним возмездным
предварительным договором, о потестативности опционного договора и о его
реальности.
7.
Абонентский договор является одной из разновидностей договора с
исполнением по требованию. Специальная договорная конструкция договора с
исполнением по требованию должна содержать следующее определение: под
договором
с
исполнением
по
требованию
понимается
договор,
предоставляющий одной стороне (абоненту) право требовать от другой
стороны
(исполнителя)
предоставления
предусмотренного
договором
исполнения в затребованном количестве (объеме) либо на иных условиях,
определяемых абонентом.
13
8.
Договор с исполнением по требованию, предусматривающий
внесение абонентом определенных, в том числе периодических, платежей или
иного предоставления за полученное право требования следует именовать
абонентским договором.
9.
Специальная договорная конструкция договора с исполнением по
требованию может быть применена только к консенсуальным договорам.
Невозможна
ситуация,
когда
абонентский
договор
консенсуальный, а
абонентская вариация конкретного договора является реальной, поскольку речь
идет об одном и том же договоре.
Договоры с исполнением по требованию не являются потестативными
сделками, но порождают потестативные обязательства.
10.
Под
рамочным
организационным
договором
понимается
долгосрочное соглашение двух или более лиц, определяющее наиболее общие
условия возникновения и (или) исполнения на систематической основе в
будущем иных обязательств либо абсолютных правоотношений, как правило,
между теми же лицами.
Договор с открытыми условиями может не обладать признаками
специальной договорной конструкции рамочного договора.
11.
На
сформулировать
основании
следующие
теоретических
предложения
выводов
по
предлагается
совершенствованию
законодательных моделей специальных договорных конструкций:
11.1. Внести следующие изменения в п. 1 ст. 429 ГК РФ: «По
предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем
основной договор, как то: договор о передаче имущества, выполнении работ
или
оказании
услуг,
организационный
договор
и
т.п.
на
условиях,
предусмотренных предварительным договором».
11.2. Статью 4293 ГК РФ, посвященную специальной договорной
конструкции абонентского договора, изложить следующим образом:
1.
Под договором с исполнением по требованию понимается договор,
предоставляющий одной стороне (абоненту) право требовать от другой
14
стороны
предоставления
(исполнителя)
предусмотренного
договором
исполнения в затребованном количестве (объеме) либо на иных условиях,
определяемых абонентом.
2.
При одностороннем отказе абонента от исполнения договора,
предусматривающего внесение абонентом определенных, в том числе
периодических, платежей или иного предоставления за полученное право
требования (абонентский договор) по причинам, за которые исполнитель не
отвечает, должна быть отнесена абонентская плата пропорционально
периоду фактического обладания абонентом правом требования до окончания
договора, из расчета на последний день месяца, в котором был расторгнут
договор.
При невнесении абонентской платы абонентом в течение 6 месяцев
подряд абонентский договор считается расторгнутым и дальнейшее
взыскание абонентской платы не допускается.
3.
Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по
возмездному договору с исполнением по требованию лишь при условии полного
возмещения
абоненту
убытков
и
его
предупреждения
о
намерении
расторгнуть договор не менее чем за 14 дней.
4.
В случаях, когда абонентскую плату невозможно выделить из цены
абонентского договора (абонемент в бассейн, абонемент на проезд и т.п.),
абонентская плата и иные произведенные платежи, причитающиеся
исполнителю,
при
досрочном
расторжении
договора
абоненту
не
возвращаются. Правило настоящего пункта, касающееся иных произведенных
исполнителю платежей, применяется только к абонентским договорам, срок
действия которых равен одному месяцу, либо предусматривающим внесение
помесячной абонентской платы и досрочно расторгаемым не более чем за
месяц до окончания определенного сторонами срока действия договора.
5.
В случае отказа или просрочки в удовлетворении права требования,
приобретенного абонентом из договора с исполнением по требованию
осуществить
соответствующее
предоставление,
15
исполнитель
обязан
возместить убытки, причиненные абоненту, а также уплатить штраф в
размере 0,3 МРОТ за каждый случай такого неисполнения либо просрочки.
Стороны
договора
могут
установить
более
высокий
размер
ответственности. В случае неоднократной просрочки исполнения либо
неоднократного неисполнения права требования по вине исполнителя абонент
имеет право расторгнуть договор в одностороннем порядке и требовать с
исполнителя штрафа в размере 2 МРОТ.
6.
Исполнитель
вправе
приостановить
предусмотренное
абонентским договором предоставление в случаях наличия задолженности по
внесению
абонентом
исполнителем
не
абонентской
освобождает
платы.
абонента
Реализация
от
данного
права
обязанности
вносить
исследования.
Научная
абонентскую плату.
Научная
и
практическая
значимость
значимость диссертационного исследования заключается в том, что его
положения формируют целостное представление о специальных договорных
конструкциях.
Выводы,
полученные
в
результате
проведенного
исследования,
дополняют и развивают такие разделы науки гражданского права, как система
гражданского права, общие положения об обязательствах, включая общие
положения о договорах, объекты гражданских прав, защита гражданских прав.
Научная значимость исследования заключается также в том, что оно
может служить основой для дальнейшей углубленной, детализированной
разработки учения о специальных договорных конструкциях в гражданском
праве. Результаты исследования будут также способствовать разработке ряда
общих проблем гражданско-правовой теории, в том числе проблем, связанных с
развитием учения о гражданско-правовых формах, объектах гражданскоправовых отношений, теории секундарных прав и учения о потестативных
сделках, а также с систематизацией гражданских договоров.
Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты
могут быть использованы в правотворческой деятельности при кодификации
16
гражданского законодательства и в правореализационной деятельности, в
частности при рассмотрении судами договорных споров, в договорной работе
коммерческих и иных организаций, а также в преподавании учебных
дисциплин.
Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждена на
кафедре гражданского права и процесса Ульяновского государственного
университета.
Основные положения и выводы нашли отражение в научных статьях (6 из
них – в ведущих рецензируемых научных журналах, в которых в соответствии с
установленными требованиями должны быть опубликованы основные научные
результаты диссертации на соискание ученой степени кандидата наук), иных
публикациях автора (всего в 16-и публикациях общим объемом 3,9 п.л.),
излагались
и
обсуждались
на
различных
научных
всероссийских
и
международных форумах и конференциях: Современная юридическая наука и
правоприменение (III Саратовские правовые чтения): Всероссийская научнопрактическая конференция (г. Саратов, 3-4 июня 2010 г.); Частно-правовые
проблемы взаимодействия материального и процессуального права: материалы
Международной научно-практической конференции (г. Ульяновск, 7-8 октября
2011
г.);
Актуальные
проблемы
совершенствования
юридического
законодательства и правоприменения: материалы Международной научнопрактической конференции (г. Уфа, 21 февраля 2011 г.); Актуальные проблемы
частноправового регулирования: материалы Всероссийского IX научного
форума (г. Самара, 27-28 мая 2011 г.); Изменения в Гражданском кодексе
Российской
Федерации:
материалы
Всероссийской
научно-практической
конференции (г. Казань, 20 июня 2012 г.); Роль частного права в модернизации
Российской экономики: Материалы международной научно-практической
конференции (г. Уфа, 23 апреля 2013 г.).
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав,
включающих 7 параграфов, заключения, а также библиографического списка.
17
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, указывается
степень ее научной разработанности, определяются цель, задачи, объект и
предмет исследования, дается краткая характеристика его методологической,
теоретической и нормативной основы, излагаются основные положения, в
которых выражена научная новизна работы, показывается ее теоретическая и
практическая значимость, а также приводятся данные об апробации результатов
исследования.
Первая глава - «Понятие, виды и функции специальных договорных
конструкций
о
предоставлении
субъективного
права
требования
заключения и исполнения гражданско-правовых договоров» - состоит из
трех параграфов. В рамках данной главы определяются такие категории науки
гражданского права, как «законодательные модели договоров» и «специальные
договорные конструкции». Обосновывается системное единство специальных
договорных
конструкций
предварительного,
рамочного,
опционного
и
абонентского договоров.
В первом параграфе – «”Законодательная модель” и “специальная
договорная
конструкция”
как
категории
науки
гражданского
права:
постановка проблемы» - обращается внимание на отсутствие целостного
представления о законодательных моделях договоров, перечисленных в главе
27 ГК РФ (о договорах в пользу третьего лица, публичного договора, договора
присоединения, предварительного договора и др). Приводятся аргументы в
пользу необходимости исследования специальных договорных конструкций.
Специальная договорная конструкция является надстройкой по отношению
к совокупности правовых норм, посвященных отдельным видам (типам)
гражданско-правовых договоров, и с некоторой долей условности ее можно
обозначить как институт метадоговорного права. Юридические конструкции
следует определять через понятие «модели». Законодательная
соотносится с юридической конструкцией как род с видом.
18
модель
Юридические конструкции служат прообразами, на основе которых
тиражируются единичные законодательные конструкции. Каждая юридическая
конструкция представляет собой совокупность объективно необходимых
упорядоченных и взаимосвязанных элементов, т.е. систему. В зависимости от
степени абстрагирования одно и то же явление можно рассматривать по
отношению к другим продуктам мыслительной деятельности и как правовую
модель? и как правовую конструкцию. Так, общее определение гражданскоправового договора может выступать в качестве правовой модели по отношению
к правовым конструкциям договора присоединения, договора в пользу третьего
лица, публичного договора и т.п. В то же время перечисленные специальные
договорные конструкции сами могут выступать в качестве законодательных
моделей по отношению к конкретным видам договоров (перевозки, кредитного
договора, договора купли-продажи и т.п.). С точки зрения формальной логики
вполне
правомерно
утверждение,
что
всякая
специальная
договорная
конструкция является правовой моделью.
Учитывая, что законодательная модель является формой отражения
нормативной
модели,
допустимо
употреблять
данные
термины
как
равнозначные. Действительно, специальные договорные конструкции - это не
что иное, как законодательная модель конкретных видов договоров, своего рода
установленный государством эталон, по которому должны быть сверены
конкретные виды гражданско-правовых договоров.
Полагаем
недопустимым
отождествлять
специальные
договорные
конструкции с конкретными видами гражданско-правовых договоров. Так,
классификацию договоров на основные и предварительные нельзя признать
равноценной
дифференциации
одностороннеобязывающие
и
конкретных
договоров
двустороннеобязывающие,
реальные
на
и
консенсуальные и т.п. Законодательные модели не могут и не должны стоять в
одном классификационном ряду с отдельными видами и типами гражданскоправовых договоров. При классификации «рядовых» гражданско-правовых
договоров
используется
принцип
19
дихотомии
(«деление
надвое»),
предполагающий на каждой ступени классификации противопоставление
договоров
по
определенным
критериям.
К
специальным
договорным
конструкциям дихотомия неприменима. Их нельзя противопоставлять друг
другу, поскольку одна законодательная модель может подобно кальке
накладываться на другую. При этом один и тот же конкретный договор может
быть одновременно и предварительным, и публичным, и в пользу третьего лица
и
т.д. Приумножения
сущностей здесь не происходит. Специальные
договорные конструкции представляют собой законодательные оболочки,
которые одну за другой могут «примерять» на себя конкретные виды
договоров. При этом невозможно, чтобы один и тот же договор был
одновременно и реальным и консенсуальным, и возмездным и безвозмездным.
Во втором параграфе - «Понятие и признаки специальных
договорных конструкций» - дается обобщенное понятие специальных
договорных конструкций на основании выявленных свойственных им
признаков. Договорные конструкции являются разновидностью правовых
моделей, а потому им присущи все их признаки.
Кроме того, выявлены следующие признаки собственно специальных
договорных конструкций: наличие в специальной договорной конструкции
четкого
определения
договора;
наличие
терминологического
аппарата,
характерного для гражданско-правовых договоров; наличие обязательного
элемента - закрепленной в гражданском законодательстве юридической
процедуры; наличие обобщенных признаков конкретных гражданско-правовых
договоров;
признание
позитивным
правом
самостоятельного
статуса
специальной договорной конструкции; не являются гражданско-правовыми
договорами;
универсальность
специальной
договорной
конструкции;
возможность построения нескольких моделей для одного и того же
конкретного договора; последовательность, т.е. непротиворечивость; наличие
элементов и связей между ними; являются разновидностью нормативных
гражданско-правовых форм.
20
Исходя из названных признаков сформулировано авторское определение
специальной договорной конструкции:
Специальная договорная конструкция – гражданско-правовая форма
выражения нормативной схемы регулирования, созданная в результате
мысленного абстрактного обобщения однородных признаков, находящихся с
нею в отношении соответствия конкретных договоров и содержащая в своей
структуре
универсальное
определение
законодательной
модели
таких
договоров, специальные требования к их субъектному составу и содержанию, а
также к юридическим процедурам их заключения и (или) исполнения,
расторжения.
В третьем параграфе - «Функции и виды специальных договорных
конструкций о предоставлении права по заключению и исполнению
гражданско-правовых договоров» - в целях систематизации специальных
договорных
конструкций
предварительного,
рамочного,
опционного
и
абонентского договоров предлагается последовательно использовать два
критерия:
функции
конструкций
и
вид
регулируемых
общественных
отношений.
Специальные договорные конструкции обладают характерным для них
набором функций, среди которых можно выделить те, что свойственны
законодательным моделям в целом, и присущие только специальным
договорным конструкциям.
В первой группе функций можно выделить три уровня: теоретический,
эмпирический
и
практический.
На
теоретическом уровне
выделяются
следующие функции: интерпретационная, или объяснительная; обобщения
большого числа данных; прогнозирующая, или эвристическая; критериальная.
На эмпирическом уровне модели могут выполнять функции реконструкции и
измерения. Обеспечение наглядности и понятности является содержанием
описательной
функции.
правоприменительную
На
практическом
функцию,
уровне
заключающуюся
следует
в
выделить
практическом
использовании той или иной законодательной модели. По отношению к
21
правовым моделям также правомерно выделить функцию предоставления
новых инструментальных возможностей.
Специальные
договорные
конструкции
не
выполняют
функции
гражданско-правовых договоров. Им не свойственны функции: формирования
правовых связей между участниками договорных отношений; определения и
юридического фиксирования общей цели участников договора; установления
конкретного правого режима экономических связей.
Специальным договорным конструкциям как нормативным правовым
средствам свойственна регулятивная функция. Между тем она не совпадает с
одноименной договорной функцией, которую следовало бы более точно
обозначить как функцию саморегулирования отношений сторон договора.
Специальные договорные конструкции выполняют следующие функции:
1) нормативно-регулятивную; 2) интерпретаторскую и объясняющую; 3)
объективации
права,
(формализации)
проявляющуюся
в
формализации
обобщенных признаков конкретных гражданско-правовых договоров; 4)
обеспечения выполнения функций гражданского права; 5) формирования
законодательной основы для регулирования типовых договорных отношений;
6) защитную; 7) программно-координационную; 8) прогнозирования поведения
участников
конкретных
позволяющую
договорных
осуществлять
отношений;
проверку
конкретному
гражданско-правовому
законодательной
модели;
правильности
договору
предоставления
10)
9)
критериальную,
применения
к
соответствующей
новых
инструментальных
возможностей; 11) упорядочивания норм гражданского права.
Совокупность
многоуровневую
обозначенных
систему.
В
функций
частности,
представляет
подчиненными
собой
функции
предоставления новых инструментальных возможностей являются следующие
функции, занимающие более низкое положение в системной иерархии: 1)
функция предоставления субъективного права требования; 2) функция
предоставления секундарного права; 3) функция предоставления возможности
реализовать
правоспособность.
Первая
22
функция
свойственна
договору
присоединения, абонентскому, предварительному, рамочному и опционному
договорам. Вторую функцию реализуют через специальную договорную
конструкцию в пользу третьего лица. Третья функция свойственна публичному
договору.
Из пяти специальных договорных конструкций, выполняющих функцию
предоставления субъективного права требования, четыре (предварительный,
рамочный, абонентский и опционный договоры) направлены на заключение
либо исполнение гражданско-правовых договоров в будущем. Совокупность
перечисленных законодательных моделей можно обозначить как специальные
договорные конструкции о предоставлении субъективного права на заключение
либо исполнение гражданско-правовых договоров в будущем.
Наиболее значимой классификацией названных четырех специальных
договорных конструкций является дифференциация в зависимости от вида
регулируемых отношений. В этой связи выделяются две классификационные
группы:
1)
конструкции,
охватывающие
и
и
(предварительный
рамочный)
2)
организационные
конструкции,
договоры
охватывающие
имущественные договоры (опционный и абонентский).
Вторая глава - «Организационные договоры о предоставлении
субъективного права требования заключения и исполнения гражданскоправовых договоров» - включает два параграфа. В рамках данной главы
выявляются существенные признаки и отличительные черты предварительного
и рамочного организационных договоров.
В первом параграфе - «Предварительный договор» - выявлены
обобщающие признаки гражданско-правовых договоров, которые должна
отражать одноименная специальная договорная конструкция. На основании
данных признаков производится отграничение законодательной модели
предварительного договора от смежных специальных договорных конструкций
рамочного, опционного и абонентского договоров.
Специальную договорную конструкцию предварительного договора, не
являющуюся соглашением сторон и не способную породить обязательство,
23
следует
соотносить
с
конкретным
предварительным
договором
как
законодательную модель и объект моделирования.
На наш взгляд, вытекающие из предварительного договора права нельзя
отнести ни к секундарным, ни к потестативным.
В определении предварительного договора (п. 1 ст. 429 ГК РФ)
указывается, что он порождает обязанности заключить в будущем только
договоры о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг. Такое
сужение
действия
предварительного
договора
следует
признать
неоправданным. Во-первых, при таком подходе игнорируются основные
организационные договоры. Например, нельзя заключить предварительный
договор
об
открытии
кредитной
линии.
Во-вторых,
неприменим
предварительный договор к основным лицензионным, авторским и иным
договорам, которые заключаются по поводу результатов интеллектуальной
деятельности. В-третьих, существует запрет на заключение предварительного
договора,
предусматривающий
обязанность
совершить
в
будущем
одностороннюю сделку (например, выдать доверенность или вексель, объявить
конкурс, осуществить эмиссию ценных бумаг). Все это негативно сказывается
на эффективности специальной конструкции предварительного договора и
сдерживает гражданский оборот. Предлагается внести следующие изменения в
п. 1 ст. 429 ГК РФ: «По предварительному договору стороны обязуются
заключить в будущем основной договор, как то: договор о передаче имущества,
выполнении работ или оказании услуг, организационный договор и т.п. - на
условиях, предусмотренных предварительным договором».
Предварительный договор, на основании которого в судебном порядке
заключен
основной
договор,
нельзя
признать
правоустанавливающим
документом для перехода права собственности с продавца на покупателя.
Во втором параграфе - «Рамочный договор» - приветствуется
предложение о закреплении в отечественном гражданском законодательстве
специальной конструкции рамочного договора. Вместе с тем отечественная
цивилистическая доктрина всегда исходила из того, что рамочный договор
24
предполагает заключение в будущем разовых договоров, в то время как в
варианте, предлагаемом законопроектом №47538-6, открытые условия могут
быть уточнены не только договорами, но и заявками, и даже иным способом.
Еще один признак рамочных договоров, который не учтен в названном
законопроекте, - это систематичность организуемых им правоотношений.
В качестве основных организуемых договоров в период действия
рамочного соглашения могут выступать договоры различной правовой
природы. Поэтому неверно ограничивать сферу распространения рамочных
договоров на однотипные договоры. Рамочные договоры могут быть
направлены на организацию не только договорных, но и внедоговорных
обязательств, например обязательств, связанных с безналичными расчетами. В
данном случае речь может идти только о самостоятельных организуемых, но не
обязательно взаимных, обязательствах.
По той же самой причине нельзя согласиться с необходимостью
установления в Гражданском кодексе РФ правила о приоритете условий
основного
договора
перед
условиями
любого
вида
рамочного
(организационного) договора.
Кроме указанных недочетов определения рамочного договора следует
обратить внимание на то, что основной (локальный) договор служит лишь
средством уточнения условий рамочного договора. Полагаем такой подход
неверным.
Учитывая вышеизложенное, можно предложить следующую дефиницию
рамочного договора: под рамочным организационным договором понимается
долгосрочное соглашение двух или более лиц, определяющее наиболее общие
условия возникновения и (или) исполнения на систематической основе в
будущем иных обязательств либо абсолютных правоотношений, как правило,
между теми же лицами. Предложенное определение, по сути, отличает его от
определения договора с открытыми условиями. Поскольку последний из
названных договоров может быть как рамочным, так и не рамочным, то эти две
правовые конструкции следует развести.
25
Третья глава - «Имущественные договоры о предоставлении права по
заключению и исполнению гражданско-правовых договоров» - состоит из
двух параграфов. В рамках данной главы исследуются специальные договорные
конструкции опционного и абонентского договоров.
В
первом
параграфе
-
«Опционный
-
договор»
выявляются
положительные черты и недостатки одноименной специальной договорной
конструкции, предлагаемой законопроектом №47538-6. Сделан вывод о том,
что предметом опционного договора является право выбора, а не секундарное
право на акцепт безотзывной оферты, которое содержит опцион. В целях более
точного
определения
предмета
опционного
договора
предлагается
законодательно закрепить следующее его определение: по опционному
договору
(опциону)
одна
сторона
посредством
безотзывной
оферты
предоставляет другой стороне безусловное право выбора заключить или не
заключать договор на условиях, предусмотренных опционом.
Дана критическая оценка высказанных в юридической литературе точек
зрения на: признание опционного договора односторонним возмездным
предварительным договором; потестативность опционного договора; его
реальность.
Выявлены
следующие
отличия
опционного
договора
от
предварительного. Во-первых, в отличие от предварительного договора, из
опционного соглашения право на заключение сделки приобретает лишь одна
сторона. Во-вторых, это право приобретается за плату, которая не входит в
цену будущего договора. В-третьих, конкретный опционный договор в отличие
от предварительного не порождает обязанности заключить договор у держателя
опциона. В четвертых, в отличие от стороны предварительного договора, чье
право нарушено, держателю опциона нет нужды в обращении в суд за
принудительным
заключением
договора.
В-пятых,
в
рассматриваемых
договорных конструкциях различным является порядок реализации права на
заключение договора.
Сделан
вывод
о
необходимости
закрепить
в
качестве
объекта
гражданских прав право выбора на заключение договора. Предложено также
26
применять специальную договорную конструкцию опционного договора для
оформления договорных отношений по бронированию.
Во втором параграфе (абонентский
договор)»
совершенствованию
«Договор с исполнением по требованию
-
специальной
сформулированы
договорной
предложения
конструкции
по
абонентского
договора. Абонентские договоры нельзя ставить в один ряд с договорами на
передачу имущества, на выполнение работ, на оказание услуг и т.п.
Применение термина «абонентский» говорит лишь о специфике конкретного
договора. Невозможной является ситуация, когда абонентский договор
консенсуальный, а конкретный договор, к которому он применяется, реальный.
У законодательной модели абонентского договора нет и не может быть своего
предмета. Абонентский договор нельзя признать потестативной сделкой.
Считаем некорректным отождествлять абонентский договор с договором с
исполнением по требованию. Следует учитывать специфику права требования
исполнения в затребованном объеме, которая проявляется в том, что: это право
не прекращается разовым исполнением и существует длительный период
времени; его содержанием является выбор требовать или не требовать
исполнения. Именно за возможность такого выбора и взимается абонентская
плата, само исполнение, как правило, оплачивается отдельно. Но аналогичное
право выбора может быть предоставлено и на безвозмездной основе.
Абонентские договоры являются лишь одной из разновидностей обязательств с
исполнением по требованию. На наш взгляд, под договором с исполнением по
требованию следует понимать договор, предоставляющий одной стороне
(абоненту) право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления
предусмотренного договором исполнения в затребованном количестве (объеме)
либо на иных условиях, определяемых абонентом.
Договор с исполнением по требованию, предусматривающий внесение
абонентом определенных, в том числе периодических, платежей или иного
предоставления
за
полученное
право
абонентским договором.
27
требования,
следует
именовать
В
заключении
подводятся
итоги
диссертационного
исследования,
формулируются основные теоретические выводы и вносятся практические
предложения по совершенствованию действующего законодательства.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
В изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации
результатов диссертационных исследований:
1.
Юренкова, О.С. Понятие и признаки специальных договорных
конструкций / О.С. Юренкова. // Право и государство: проблемы теории и
практики. – 2014. - №2. (0,2 п.л.).
2.
Юренкова, О.С. Некоторые проблемы применения специальной
договорной конструкции предварительного договора / О.С. Юренкова. // Вестн.
Тверского гос. ун-та: Сер. Право. – 2014. - №1. (0,2 п.л.).
3.
Юренкова, О.С. Самоорганизационные начала в гражданском праве /
О.С. Юренкова. // Гражданское право. - 2012. - №4. (0,2 п.л.).
4.
Юренкова,
О.С.
К
вопросу
о
правовой
природе
договора
фрахтования / О.С. Юренкова // Вестн. Пермского гос. ун-та. – 2012. - №.3.
(0,2 п.л.).
5.
Юренкова, О.С. Отраслевая принадлежность организационных
отношений / О.С. Юренкова, С.Ю. Морозов. // Право и государство: проблемы
теории и практики. – 2010. - №11. (0,2 п.л.).
6.
Юренкова, О.С. Направленность организационных транспортных
договоров / О.С. Юренкова, С.Ю. Морозов. // Право и государство: проблемы
теории и практики. – 2010. - №10. (0,2 п.л.).
Материалы международных и всероссийских научно-практических
конференций:
7.
Юренкова,
О.С.
«Законодательная
модель»
и
«специальная
договорная конструкция» как категории науки гражданского права: постановка
проблемы / О.С. Юренкова. // Инновации в современном обществе: проблемы
28
формирования и перспективы: Материалы международной науч.-практической
конф. (Волгоград, 29-30 января 2014 г.). – Волгоград, 2014. (0,6 п.л.).
Юренкова, О.С. Абонентские договоры в гражданском праве России
8.
/ О.С. Юренкова, С.Ю. Морозов. // Роль частного права в модернизации
Российской экономики: сборник научных статей. 23 апреля 2013 г. – Уфа : РИЦ
БашГУ, 2013. (0,2 п.л.).
Юренкова, О.С. Специальная договорная конструкция опционного
9.
договора / О.С. Юренкова. // Договор в гражданском праве: история, теория,
практика / под общ. ред. В.Н. Огнева. – Коломна : МГОСГИ, 2012. – Вып. 4.
(0,45 п.л.).
10. Юренкова, О.С. Организационное правоотношение как средство
правового регулирования / О.С. Юренкова, С.Ю. Морозов. // Актуальные
проблемы частноправового регулирования: материалы Всероссийского IX науч.
форума (г. Самара, 27-28 мая 2011 г.) / науч. ред. Н.А. Баринов. – Самара, 2011.
(0, 2 п.л.).
11. Юренкова, О.С. К вопросу о правовой природе чартера / О.С.
Юренкова. // Изменения в Гражданском кодексе Российской Федерации:
материалы Всероссийской науч.-практической конф. (г. Казань, 20 июня
2012 г.). (0, 2 п.л.).
12. Юренкова,
О.С.
Договоры
об
эксплуатации
подъездного
железнодорожного пути как разновидность договора об организации перевозок
грузов
/
О.С.
Юренкова,
совершенствования
С.Ю.
юридического
Морозов.
//
Актуальные
законодательства
и
проблемы
правоприменения:
материалы Международной науч.-практической конф. (г. Уфа, 21 февраля
2011 г.): в 3 ч. Часть II. Гражданско-правовые проблемы / под общ ред. А.В.
Рагулина, М.С. Шайхуллина ; Евразийский науч.-исследовательский ин-т
проблем права. – Уфа, 2011. (0,2 п.л.).
13. Юренкова,
О.С.
К
вопросу
о
природе
корпоративных
правоотношений / О.С. Юренкова. // Современная юридическая наука и
правоприменение (III Саратовские правовые чтения) : сб. тезисов докладов (по
29
материалам Всероссийской науч.-практической конф., г. Саратов, 3–4 июня
2010 г.). – Саратов, 2010. (0,2 п.л.).
Иные материалы:
14. Юренкова, О.С. Специальная договорная конструкция рамочного
договора / О.С. Юренкова. // Уч. Зап. Ульяновского гос. ун-та. Сер.
Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения. – Вып. 2 (26). –
Ульяновск : УлГУ, 2014. (0, 2 п.л.).
15. Юренкова, О.С. Правовая природа прав преимущественной покупки
доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью / О.С.
Юренкова. // Уч. Зап. Ульяновского гос. ун-та. Сер. Государство и право:
проблемы, поиски решений, предложения. – Вып. 1 (24). – Ульяновск : УлГУ,
2011. (0,2 п.л.).
30
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
75
Размер файла
258 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа