close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Взыскание процентов или неустойки_комментарий К.Труханова

код для вставкиСкачать
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
Взыскание процентов по ст. 395 ГК РФ
или договорной неустойки?
Выбор за кредитором
Постановление ФАС СКО от 25.03.2014 по делу № А63-7936/2013
Кредитор вправе выбрать в качестве меры ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства вместо взыскания неустойки, предусмотренной договором, взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 Гражданского кодекса РФ.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с
исковым заявлением к открытому акционерному обществу о взыскании задолженности, процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов
по уплате государственной пошлины.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены частично. С ОАО в пользу
ООО взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами и расходы по уплате государственной пошлины. В удовлетворении остальной части
исковых требований отказано. Судебные акты мотивированы тем, что ОАО своевременно не исполнила обязательства по оплате поставленного товара.
В кассационной жалобе ОАО просило отменить решение суда первой инстанции
и постановление апелляционного суда в части взыскания процентов. Жалоба
обоснована следующими доводами:
— суды неправомерно применили положения ст. 395 ГК, поскольку в договоре
стороны согласовали иной размер неустойки;
— суды не учли несоразмерность заявленной неустойки в связи с незначительным периодом просрочки и оплатой основного долга;
— взыскание неустойки не должно приводить к неосновательному обогащению ООО.
Окружной суд счел, что судебные акты надлежит оставить без изменения по
следующим основаниям.
Как видно из материалов дела, ООО (поставщик) и ОАО (покупатель) заключили договор поставки, по условиям которого поставщик обязался передать в собственность покупателя, а покупатель обязался надлежащим образом принять
и оплатить продукцию.
16
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
В соответствии с условиями договора оплату товара покупатель производит
в течение 90 дней с момента его поставки на склад покупателя. ООО осуществило поставку оборудования ОАО, что подтверждается товарными накладными.
По истечении указанного в договоре срока ООО направило ОАО претензии
с требованием об оплате выставленных счетов за поставленный товар.
ОАО удовлетворило эти претензии частично, что послужило основанием для
обращения в суд с исковым заявлением.
После подачи искового заявления в суд первой инстанции ОАО оплатило основную задолженность, что подтверждается платежным поручением.
В п. 6 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ от 08.10.1998 № 13/14
«О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» указано,
что в денежных обязательствах, возникших из договоров, на просроченную
уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании ст. 395 Кодекса.
В случаях, когда законом либо соглашением сторон предусмотрена обязанность
должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного
обязательства, суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить
требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера
убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если
иное прямо не предусмотрено законом или договором.
С учетом предъявления требования о взыскании процентов в порядке ст. 395 ГК
и незаявления требований о взыскании договорной неустойки суды пришли к
правомерному выводу о том, что ООО выбрало ответственность, предусмотренную законом, а не договором, в связи с чем суды правомерно удовлетворили
требования, основанные на ст. 395 ГК.
Довод заявителя жалобы о невозможности взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами при согласовании договорной неустойки
несостоятелен, поскольку истец избрал меру гражданско-правовой ответственности, предусмотренную ст. 395 ГК, а проценты истцом начислены исходя из
периодов поставки и срока платежа.
Полномочия арбитражного суда кассационной инстанции по спорам о взыскании неустойки определены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011
№ 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса
Российской Федерации». Как разъяснено в данном Постановлении, исходя из
принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе
неустойка может быть снижена судом на основании ст. 333 ГК только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика. Заявление ответчика
о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства
может быть сделано исключительно при рассмотрении судом дела по правилам
суда первой инстанции. Суд кассационной инстанции не вправе снизить размер
взысканной неустойки или увеличить размер сниженной судом на основании
ст. 333 ГК неустойки по мотиву несоответствия ее последствиям нарушения
обязательства, а равно отменить или изменить решение суда первой инстан17
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
ции или постановление суда апелляционной инстанции в части снижения
неустойки с направлением дела на новое рассмотрение в соответствующий
арбитражный суд, поскольку определение судом конкретного размера неустойки не является выводом о применении нормы права (ч. 3 ст. 286 Арбитражного
процессуального кодекса РФ).
Таким образом, суд кассационной инстанции исключил возможность изменения обжалуемых судебных актов в части отказа в уменьшении взысканных
процентов.
КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ
Труханов
Кирилл
Игоревич,
руководитель
арбитражной практики
юридической фирмы
VEGAS LEX
Как следует из обстоятельств комментируемого дела, в
договоре поставки стороны предусмотрели неустойку
за нарушение сроков оплаты. Поставленные товары не
были оплачены своевременно. Истец предъявил иск
о взыскании суммы долга и процентов по ст. 395 ГК
РФ. Ответчик, возражая против требований о взыскании процентов за неправомерное пользование чужими
денежными средствами, ссылался на то обстоятельство, что сторонами договора была согласована неустойка на случай нарушения денежного обязательства
по оплате товара.
В этой ситуации суд посчитал, что кредитор вправе
выбирать, какую меру ответственности ему применять
к просрочившему должнику — взыскивать неустойку
или проценты по ст. 395 ГК. Такой подход в полной мере соответствует правовой позиции, изложенной в п. 6 совместного Постановления Пленумов ВС и
ВАС РФ № 13/14, согласно которому кредитор в такой ситуации вправе предъявить требование о взыскании процентов по ст. 395 ГК или неустойки, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при исполнении денежного
обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.
При применении рассматриваемого подхода важно учитывать, что договором
может быть прямо предусмотрена возможность кредитора требовать уплаты только договорной неустойки, а возможность взыскания процентов по
ст. 395 ГК исключена. Этот вывод напрямую следует из п. 6 указанного Постановления.
Кроме того, если обратиться к ст. 395 ГК, то предусмотренный этой нормой
размер процентов также может быть изменен соглашением сторон.
18
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
В этом деле спорными были два вопроса: 1) имеются
ли основания для снижения неустойки и 2) имеются ли
основания для отнесения на ответчика всех понесенных
истцом судебных расходов при том, что иск был удовлетворен только частично в сумме основного долга.
На оба вопроса суды, в том числе ФАС СКО, ответили
верно. Они правильно отказали ответчику в снижении неустойки по причине разницы между ставкой
рефинансирования Центрального банка РФ и размером
Радченко
неустойки, указанном в договоре. В совместном ПостаСергей
новлении Пленумов ВС и ВАС РФ № 81 данное обстояДмитриевич,
тельство не указано как основание для снижения неустарший юрист
стойки и никак не увязано с последствиями нарушения
адвокатского
бюро «Юг», кандидат
обязательства. Если суды сделали бы обратное, это, по
юридических наук
сути, означало бы невозможность для истца выбирать
между договорной неустойкой и неустойкой по ставке
рефинансирования, предусмотренной в п. 6 совместного Постановления Пленумов № 13/14. Учитывать степень вины ответчика,
как он просил в апелляционной жалобе, также нет необходимости, поскольку
неустойка — это не убытки, при взыскании которых такой учет возможен
(ст. 404 ГК).
Отнесение судебных расходов в полном объеме на ответчика так же верно, причем сразу по двум основаниям:
1) по ч. 1 ст. 111 АПК за несоблюдение претензионного порядка разрешения
спора (суд первой инстанции установил, что ответ на претензию направлен не
был, а частичный платеж в качестве такого ответа рассматривать нельзя (хотя,
конечно, само по себе неудовлетворение претензии не может быть квалифицировано как несоблюдение претензионного порядка;
2) по ч. 2 ст. 111 АПК за злоупотребление процессуальными правами (здесь
аргументация суда слабее, поскольку ответчик, в отличие от истца, участвовал
в заседании, в котором было вынесено решение и представил отзыв; суд не
обосновал, каким образом неучастие ответчика в предварительном заседании
затянуло дело).
В заключение отмечу небольшой казус: совершено не нужна в решении суда
первой инстанции и апелляционном постановлении ссылка на п. 13 Постановления Пленумов № 13/14 — там речь идет о неисполнении обязанности
продавца передать предварительно оплаченную вещь, тогда как иск связан с
неисполнением обязанности покупателя по оплате вещи.
Кассационное постановление законно и обоснованно.
19
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
Кочергин
Петр
Валерьевич,
лектор Научноисследовательского
института актуальных
проблем современного
права, кандидат
юридических наук
ООО обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к ОАО о взыскании задолженности и процентов
за пользование чужими денежными средствами. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции
исковые требования удовлетворены частично. С ОАО
в пользу ООО взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами и расходы по уплате государственной пошлины. Судебные акты мотивированы тем,
что компания своевременно не исполнила обязательства по оплате поставленного товара.
Перед кассационной инстанцией были поставлены следующие вопросы:
1) суды неправомерно применили положения ст. 395 ГК,
поскольку в тексте договора стороны согласовали иной
размер неустойки;
2) суды не учли несоразмерность заявленной неустойки в связи с незначительным периодом просрочки и оплатой основного долга;
3) взыскание неустойки не должно приводить к неосновательному обогащению ООО.
1. Заявитель жалобы предпринял попытку затронуть проблематику исполнения
альтернативного обязательства. Логика проста: им признается факт допущения
просрочки в исполнении денежного обязательства, но в силу недопустимости
взыскания двух мер ответственности за одно и то же гражданское правонарушение, он настаивает на своем праве выбора исполнения альтернативного
обязательства.
В силу положений ст. 320 ГК должнику, обязанному передать кредитору то или
иное имущество либо совершить одно из двух или нескольких действий, принадлежит право выбора, если из закона, иных правовых актов или условий обязательства не вытекает иное. Не ссылаясь на эту норму, заявитель кассационной
жалобы настаивает на том, что выбор меры ответственности за неисполнение
денежного обязательства принадлежит ему как должнику в обязательстве.
Между тем в силу общего принципа никто не вправе извлекать выгод и преимуществ из своего незаконного либо недобросовестного поведения.
Согласно п. 6 совместного Постановления Пленумов № 13/14 законом либо
соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства.
В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если
иное прямо не предусмотрено законом или договором.
20
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
Таким образом, при нарушении должником обязательства право выбора вида
ответственности (неустойка либо проценты за пользование чужими денежными средствами) принадлежит уже не ему, а кредитору. Такой подход последовательно проводится в практике арбитражных судов1.
2. Ответ на второй вопрос уже получен на уровне правовых позиций ВАС РФ.
Так, в Постановлении Президиума от 10.08.2004 по делу № А56-16281/03 указано, что основанием для применения ст. 333 ГК при определении размера подлежащих взысканию процентов может служить только их явная несоразмерность
последствиям нарушения обязательств.
Критерием для установления несоразмерности процентов последствиям ненадлежащего исполнения обязательства может быть в том числе установленный
договором процент, чрезмерно высокий по сравнению с установленной Банком России ставкой рефинансирования. Между тем проценты за пользование
чужими денежными средствами взыскиваются исходя из однократного размера
ставки рефинансирования, а потому их чрезмерность фактически невозможна.
В п. 2 Постановления № 81 содержится ориентир, согласно которому соразмерным нарушению обязательства признается как минимум двукратный размер
учетной ставки Банка России.
Незначительность периода просрочки не упоминается ни в законе, ни в разъяснениях ВАС РФ (Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.07.1997
№ 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» и Постановлении № 81) как обстоятельство, влияющее на право кредитора на взыскание процентов за пользование
чужими денежными средствами.
3. Третий вопрос представляется мне заведомо противоречивым. Если должник заявляет о взыскании неустойки, то он сам заявляет о наличии правового
основания для ее взыскания. Видимо, должник предполагает, что взысканная
неустойка либо проценты за пользование чужими денежными средствами
являются явно несоразмерными. Однако, во-первых, явная несоразмерность
судами не установлена, во-вторых, даже явная несоразмерность меры гражданско-правовой ответственности не тождественна возникновению обязательства
из неосновательного обогащения.
В рассмотренной ситуации кассационный суд принял совершенно верное
решение.
1
См., напр.: постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 05.08.2003 по делу № А27-13195/2002-3;
ФАС Московского округа от 08.07.2010 по делу № А40-121690/09-63-888.
21
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
Обогащение муниципального
заказчика за счет необоснованного
завышения договорной неустойки
недопустимо
Постановление ФАС СКО от 25.02.2014 по делу № А63-839/2013
В отсутствие обстоятельств особого характера (строительство жилья для пострадавших от
стихийных бедствий, ремонт дорог в летний период и т.п.) вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения подрядчиком срока выполнения работ должен разрешаться
исходя из подходов, сформулированных в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 №
81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» для нарушения сроков исполнения денежных обязательств.
Управление труда и социальной защиты населения администрации муниципального района обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к
обществу с ограниченной ответственностью о взыскании 7 705 258 руб. 70 коп.
неустойки по муниципальному контракту за период с 23 сентября по 18 декабря
2012 г. Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляции, исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Суды исходили из того, что общество допустило просрочку исполнения обязательств по государственному контракту. Основания для применения ст. 333
Гражданского кодекса РФ к подлежащей взысканию с общества неустойке
отсутствуют, поскольку, победив в открытом аукционе и заключив муниципальный контракт, подрядчик выразил готовность в случае несоблюдения обязательств уплатить заказчику предусмотренную контрактом неустойку.
Отклоняя устное заявление ответчика об уменьшении подлежащей взысканию
неустойки, суды указали, что общество не представило доказательств явной несоразмерности начисленной неустойки последствиям нарушения обязательства.
В кассационной жалобе общество просило отменить судебные акты, указав, что
суд взыскал договорную неустойку в полном объеме, не применив положения
ст. 333 ГК.
В материалах дела отсутствуют доказательства того, что истец понес убытки,
соразмерные взыскиваемой неустойке. Размер неустойки — 1% от цены контракта за каждый день просрочки — свидетельствует о явной несоразмерности пеней последствиям неисполнения ответчиком обязательств. Требуемый
управлением размер неустойки полностью покрывает стоимость затрат на
реконструкцию здания.
22
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
Суд кассационной инстанции судебные акты отменил и направил дело на новое
рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
Из материалов дела видно и судами установлено, что управление (заказчик) и
общество (подрядчик) заключили муниципальный контракт, по условиям которого подрядчик обязался выполнить по заданию заказчика подрядные работы,
а заказчик — принять и оплатить выполненные работы на условиях, указанных
в договоре. Цена муниципального контракта составила 8 856 619 руб. 20 коп.
Согласно графику выполнения работ сроком их окончания было 22 сентября
2012 г.
В договоре стороны указали, что в случае просрочки исполнения подрядчиком
обязательств заказчик вправе потребовать уплату неустойки за каждый день
просрочки исполнения обязательства, начиная со дня, следующего за днем
истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства, в размере 1% от цены контракта.
Согласно актам о приемке выполненных работ, представленным в материалы
дела, подрядчик выполнил работы в полном объеме 19 декабря 2012 г. Нарушение срока выполнения работ послужило основанием для обращения истца в
арбитражный суд.
Истец требует взыскать с ответчика договорную неустойку в сумме 7 705 258 руб.
70 коп. (1% от цены контракта за каждый день просрочки).
В силу ст. 309 и 310 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных
правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются.
Суды установили и общество не оспаривает, что работы по государственному
контракту исполнены с нарушением обусловленных сроков.
В п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что при обращении в суд с требованием о взыскании неустойки кредитор
должен доказать неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства
должником, которое согласно закону или соглашению сторон влечет возникновение у последнего обязанности уплатить кредитору соответствующую денежную сумму в качестве неустойки (п. 1 ст. 330 ГК). Соразмерность неустойки
последствиям нарушения обязательства предполагается. Исходя из принципа
осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК)
неустойка может быть снижена судом на основании ст. 333 ГК только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика, который при этом
должен представить доказательства ее явной несоразмерности последствиям
нарушения обязательства, в частности доказательства того, что возможный
23
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения
обязательства, значительно ниже начисленной неустойки.
Признание несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства является правом суда, принимающего решение. При этом в каждом случае
суд оценивает возможность снижения санкций с учетом конкретных обстоятельств дела и взаимоотношений сторон.
Руководствуясь разъяснениями Постановления № 81, суды не нашли оснований снизить неустойку, указав, что отношения по муниципальному контракту
возникли на добровольной основе, соразмерность неустойки последствиям
нарушения обязательства предполагается, подрядчик явной несоразмерности
начисленных санкций возможным последствиям нарушения не доказал.
Между тем в данном случае муниципальный заказчик не опроверг доводы подрядчика о наличии оснований для снижения неустойки ввиду того, что размер
неустойки фактически покрывает стоимость выполненных работ, задержка в
выполнении работ не повлекла убытки, иные неблагоприятные последствия
либо угрозу их возникновения, а также о том, что подрядчик выполнял работы,
не получив аванс.
Суды, требуя обоснования доводов подрядчика о необходимости снижения
неустойки, не учли, что обстоятельства, на которые он ссылается, могут быть
установлены исходя из имеющихся в деле доказательств.
Чрезмерность санкций в отсутствие обстоятельств особого характера (к примеру, необходимости построить жилье для пострадавших от стихийных бедствий,
отремонтировать дороги в летний период и т.п.) должна определяться исходя
из подходов, сформулированных в Постановлении № 81 для случаев нарушения
сроков исполнения денежных обязательств. В качестве обоснования можно
привести в том числе доводы о чрезмерности санкций по сравнению с законной
либо обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой.
Согласно ст. 3 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении
заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» под государственными и муниципальными
нуждами понимаются обеспечиваемые за счет средств соответствующих бюджетов и внебюджетных источников финансирования потребности Российской
Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований,
государственных заказчиков в товарах, работах, услугах, необходимые для осуществления их функций и полномочий, а также реализации соответствующих
целевых программ.
Получение в рамках исполнения государственных контрактов денежных
средств с поставщиков (исполнителей, подрядчиков) за счет завышения санкций не отнесено к целям принятия Закона о размещении госзаказов и может им
воспрепятствовать, дискредитировав саму идею размещения государственных
и муниципальных заказов на торгах, обеспечивающих прозрачность, конку24
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
ренцию, экономию бюджетных средств и направленных на достижение антикоррупционного эффекта.
Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении ВАС РФ от 17.12.2013
№ 12945/13.
КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ
Труханов
Кирилл
Игоревич,
руководитель
арбитражной практики
юридической фирмы
VEGAS LEX
Как следует из обстоятельств комментируемого дела,
муниципальный заказчик обратился с иском к подрядчику о взыскании неустойки за нарушение сроков
выполнения работ. В муниципальном контракте был
согласован размер такой неустойки — 1% от цены контракта за каждый день просрочки. При этом никакого
аванса за выполненные работы по условиям муниципального контракта подрядчик не получил.
Суды первой и апелляционной инстанций не усмотрели
основания для применения ст. 333 ГК, сославшись на
то обстоятельство, что, победив в открытом аукционе и
заключив муниципальный контракт, подрядчик выразил
готовность в случае несоблюдения обязательств уплатить заказчику предусмотренную контрактом неустойку.
Такой подход судов первой и апелляционной инстанций не основан на содержании применимых норм права и, очевидно, приводил к обогащению муниципального заказчика, который, не уплатив по условиям контракта никакого
аванса и не понеся каких-либо убытков, получал право на неустойку, сопоставимую по размеру с ценой выполненной работы.
ФАС СКО, отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, указал, что муниципальный заказчик не опроверг доводы подрядчика о наличии оснований для
снижения неустойки, так как размер неустойки фактически покрывает стоимость выполненных работ, задержка в выполнении не повлекла убытки, иные
неблагоприятные последствия либо угрозу их возникновения, а также подрядчик выполнял работы, не получив аванс.
При этом окружной суд указал, что в качестве обоснования чрезмерности санкций можно привести в том числе доводы о чрезмерности санкций по сравнению с
законной либо обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой.
Такой подход ФАС СКО к вопросу снижения неустойки, установленной в государственных/муниципальных контрактах, полностью соответствует правовым
подходам Президиума ВАС РФ, выраженным в Постановлении от 17.12.2013
25
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
№ 12945/13, на которое суд кассационной инстанции также сослался в комментируемом деле.
Президиум ВАС РФ в этом Постановлении также высказался о необходимости сравнивать размер ответственности, установленной в государственном/
муниципальном контракте за нарушение обязательств подрядчиком, и размер ответственности за нарушение обязательств заказчиком с точки зрения
сопоставимости мер ответственности. Ситуация, в которой по госконтракту
ответственность подрядчика в разы (а иногда и в десятки раз) превышает
размер ответственности госзаказчика, не соответствует положениям Закона
о размещении госзаказов и ст. 124 ГК.
Подходы арбитражных судов других федеральных округов к рассматриваемому
вопросу во многом являются аналогичными. Так, в одном из дел, рассмотренных арбитражными судами Московского округа, суды снизили на основании
ст. 333 ГК подлежащую взысканию с подрядчика по госконтракту неустойку за
нарушение сроков поставки товаров в 59 раз, уменьшив размер ответственности до сопоставимого со ставкой рефинансирования ЦБ РФ2.
Судам первой и апелляционной инстанций в этом деле
просто не повезло. Они принимали свои судебные акты
(хотя уже апелляция могла приостановить производство
по делу) до опубликования полного текста Постановление ВАС РФ от 17.12.2013 № 12945/13, которое в сущности является методичкой о том, как снижать неустойку,
взыскиваемую по госконтракту.
Радченко
Сергей
Дмитриевич,
старший юрист
адвокатского
бюро «Юг», кандидат
юридических наук
Изложенный ВАС РФ подход к решению этого вопроса
является правильным. ФАС СКО решил дело в точности
в соответствии с этими разъяснениями.
Однако если сравнить аргументацию ФАС СКО и ВАС
РФ, то можно заметить следующее.
Во-первых, ФАС СКО придумал два довода, которых нет
у ВАС РФ.
1. В апелляционном постановлении в снижении неустойки было отказано,
поскольку ответчик не доказал факты, на которые он ссылался в обоснование
этой просьбы, хотя для того, чтобы сравнить сумму неустойки и цену госконтракта, суду достаточно было просто прочесть его текст. Тем самым на ответчика возлагается доказывание отрицательного факта — отсутствия убытков у
2
26
См.: решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.02.2013 по делу № А40-136762/2012 (оставлено без
изменений в части снижения неустойки судами апелляционной и кассационной инстанций).
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
истца, чего он сделать не может, так как у него просто нет доступа к сведениям
о финансовых результатах деятельности заявителя. В этой ситуации ФАС СКО
верно указал на то, что обстоятельства, на которые ссылается ответчик, могут
быть установлены исходя из имеющихся в деле доказательств.
2. Сравнивать содержащуюся в госконтракте неустойку можно не только со
ставками ЦБ, но и с законной неустойкой либо неустойкой, обычно взимаемой
по государственным контрактам.
Во-вторых, ФАС СКО не использовал один из доводов ВАС РФ, а именно не сравнил размер содержащихся в госконтракте неустоек за нарушение оплаты госзаказчиком выполненных работ и за нарушение срока строительства. В текстах
вынесенных по этому делу судебных актов размер первой неустойки не указан.
Нельзя исключить, что он был явно меньше второй неустойки. В деле, которое
рассматривал ВАС РФ, размер первой неустойки был равен 1/300 ставки ЦБ РФ в
день, второй — 10% цены госконтракта в день, что в 442 раза превышало размер
ставки Центрального банка. ВАС РФ оценил это так: «Части 9 и 11 ст. 9 Закона
№ 94-ФЗ предусматривают равную ответственность государственного заказчика
и исполнителей государственного заказа за просрочку исполнения обязательств,
аналогичную по размеру той, которая установлена в настоящем государственном
контракте для государственного заказчика. Подход, основанный на сопоставимости мер ответственности сторон государственных и муниципальных контрактов, корреспондирует с положениями статьи 124 ГК РФ о том, что публичные
образования вступают в гражданские отношения на равных началах с иными
участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами».
Таким образом, комментируемое постановление ФАС СКО, на мой взгляд, законно и обосновано, дело верно направлено на новое рассмотрение в суд первой
инстанции.
Вопрос о взыскании в судебном процессе договорной
неустойки и о ее уменьшении судом по заявлению
стороны спора до настоящего времени остается актуальным. Связано это с тем, что в законе напрямую не
установлены критерии снижения неустойки, и в каждом
конкретном случае суд при ее снижении руководствуется своим собственным усмотрением, исходя из фактических обстоятельств и представленных доказательств.
Корнев
Александр
Владимирович,
адвокат Адвокатского
бюро «Егоров,
Пугинский, Афанасьев и
партнеры»
Действующая судебная практика по вопросу взыскания с виновной стороны неустойки, в том числе по
заключенным контрактам с государственными учреждениями, показывает, что в случае снижения судом
неустойки диапазон такого снижения составляет от 5
до 85%. Снижая размер неустойки, суд, как следует из
27
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
судебной практики, руководствуется следующими критериями: обязательство
ответчика не является денежным; размер заявленной неустойки несоразмерен
с периодом просрочки; сумма оплаты услуг по рассматриваемому договору
несоразмерна заявленной неустойке; несоразмерность неустойки последствиям неисполнения обязательства подтверждается значительным превышением
суммы неустойки над возможной суммой процентов, рассчитанных по ставке
рефинансирования Банка России; размер заявленной неустойки несоразмерен
последствиям нарушения обязательства.
Комментируемое постановление ФАС СКО в первую очередь интересно тем,
что в судебной практике фактически появился еще один критерий, позволяющий суду снижать размер заявленной неустойки по спорам, вытекающим из
государственных (муниципальных) контрактов, а именно: государственный
(муниципальный) заказчик не должен обогащаться за счет денежных средств,
полученных за счет завышения санкций (неустойки) для стороны, нарушившей
обязательства по контракту.
Стоит отметить, что указанный подход был заложен еще Высшим Арбитражным Судом РФ в Постановлении от 17.12.2013 № 12945/13, с которого начинается плавный переход к изменению судебной практики: государственные
и муниципальные заказчики теперь ограничиваются в установлении в контрактах, заключаемых по результатам конкурса, необоснованно высокой неустойки
для другой стороны договора (исполнителя), которая в свою очередь никак не
может повлиять на регулирование ее размера.
В рассматриваемом деле муниципальный заказчик установил в договоре, что
в случае просрочки исполнения подрядчиком обязательств заказчик вправе
потребовать уплату неустойки за каждый день просрочки исполнения обязательства, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного
контрактом срока исполнения обязательства, в размере 1% от цены контракта.
В результате просрочки выполнения работ подрядчиком всего лишь на 2,5 месяца, муниципальным заказчиком были предъявлены требования о взыскании
неустойки в размере 7 705 258,70 руб. при цене муниципального контракта
8 856 619,20 руб.
Таким образом, безусловно, позиция судов по вопросу взыскания государственным (муниципальным) заказчиком необоснованно завышенной неустойки
направлена на защиту интересов исполнителя по контракту. Представляется,
что выработанный судами подход в части запрета на необоснованное обогащение государственного (муниципального) заказчика позволит ограничить
свободу государственного заказчика по установлению завышенных санкций
в контракте и прогнозировать примерный исход спора по подобным делам
в части размера взыскиваемой неустойки.
Более того, возможно, в судебной практике закрепится подход к подобным
делам, в соответствии с котором при наличии заявления стороны (исполнителя по контракту) об уменьшении размера неустойки и при отсутствии
доказательств со стороны государственного (муниципального) заказчика
28
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
соразмерности понесенных расходов размеру взыскиваемой неустойки, суды
автоматически будут снижать размер завышенной неустойки по контракту,
установленной государственным (муниципальным) заказчиком, до минимального, который согласно п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 81 равняется
двукратной учетной ставке Банка России, существовавшей в период такого
нарушения (15–16%).
Постановление арбитражного суда
инстанции является небесспорным.
Юдина
Светлана
Петровна,
юрист юридической
компании
«Хренов и партнеры»
кассационной
С одной стороны, в соответствии с п. 3 Постановления
№ 81 суд кассационной инстанции не вправе изменять размер взысканной неустойки, а равно отменить
или изменить решение суда первой инстанции или
постановление суда апелляционной инстанции в части
снижения неустойки с направлением дела на новое
рассмотрение в соответствующий арбитражный суд.
В рассматриваемом споре суд кассационный инстанции
поступил с точностью до наоборот. Более того: в мотивировочной части комментируемого постановления суд
цитирует некоторые положения Постановления № 81,
но забывает принять во внимание нормы «запрещающего» п. 3.
Также вызывает удивление пассивное поведения ответчика. В суде первой
инстанции он заявил только устное ходатайство о снижении неустойки, не
предоставил никаких других доказательств несоизмеримости суммы, хотя, учитывая размер санкции в семь миллионов, стоило приложить максимум усилий,
чтобы убедить суд в необходимости его уменьшения. В итоге в постановлении
суда кассационной инстанции содержится фраза «заказчик не опроверг доводы подрядчика». Однако, не забывая о нормах ст. 65 АПК, следовало сделать
акцент на том, что подрядчик (ответчик) доказал обстоятельства, на которые
он ссылался.
С другой стороны, действительно, в рассматриваемом случае невозможно говорить о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Как
указал суд, задержка в выполнении работ не повлекла убытки, иные неблагоприятные последствия либо угрозу их возникновения для заказчика. При этом
в период исполнения контракта отсутствовали обстоятельства особого характера, требующие выполнения договорных обязательств в кратчайшие сроки
для предотвращения неблагоприятных последствий (строительство жилья для
пострадавших от стихийных бедствий, ремонт дорог в летний период и т.д.)
В таком случае, как указано в постановлении, в качестве обоснования снижения неустойки можно приводить доводы о чрезмерности санкций по сравнению с законной либо обычно взимаемой по государственным контрактам
неустойкой.
29
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
В свою очередь, неустойка в 1% от стоимости товаров, работ и услуг за каждый
календарный день просрочки является крайне высокой и практически не согласуется сторонами в договорах. Установление государственным и муниципальным заказчиком такой высокой неустойки в контракте является злоупотреблением правом. В ходе проведения торгов претенденты вынуждены согласиться
на такое условие, контрагент по договору не имеет возможности его изменить и
впоследствии. Получается, что в случае нарушения исполнителем обязательств
ему не избежать начисления грабительской неустойки. В таком случае суд обязан восстановить баланс интересов сторон договорных отношений и предотвратить ущемление прав исполнителя.
Именно поэтому вывод судов о том, что снижение неустойки, установленной
в государственном контракте, невозможно, не является обоснованным. Даже
если исполнитель выразил согласие на высокий размер неустойки в ходе проведения торгов, нет препятствий к снижению начисленной суммы неустойки
на общих основаниях. Так как государственный/муниципальный контракт
является гражданско-правовым договором, неустойка может быть уменьшена судом на основании ст. 333 ГК и с учетом положений Постановления
№ 81. Так, например, поступил Арбитражный суд Республики Бурятия в деле
№ А10-899/2009.
Не стоит также забывать, что неустойка является способом обеспечения обязательств. Согласно основной концепции современного российского гражданского права неустойка как мера имущественной ответственности является
одним из видов упрощенной компенсации потерь кредитора. Применение неустойки, имеющей карательный (штрафной) характер, не сочетается с основными началами частного права3. В рассматриваемом споре неустойка явно не
соответствует последствиям нарушения обязательства и имеет карательный
характер. В результате истец неправомерно обогащается за счет ответчика.
Конечно, подобная практика противоречит принципам привлечения к ответственности и не должна распространяться.
Таким образом, я считаю, что позиция суда кассационной инстанции
в рассмат риваемом споре является обоснованной. Снижение неустойки согласуется с доктринальными основами права и, можно сказать, с духом закона.
Однако существуют риски дальнейшего оспаривания позиции суда кассационной инстанции в рамках надзорного производства. Как я уже сказала, суд
направил дело на новое рассмотрение, отменив при этом решение первой и
постановление второй инстанции, в нарушение положений Пленума ВАС РФ.
Является ли такое поведение суда основанием для пересмотра судебных актов
в надзоре, должен решить уже преемник Высшего Арбитражного Суда РФ.
3
30
См.: постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 01.06.2004 по делу № А03-15701/03-24,
от 20.05.2004 по делу № А70-7142/14-2003.
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
Может ли пробел в договоре аренды
земли в части размера неустойки
быть восполнен путем использования
размера пеней, установленных
за неуплату земельного налога?
Постановление ФАС СКО от 07.08.2013 по делу № А32-26092/2012
Отсутствие законной неустойки за просрочку внесения арендной платы за землю не означает возможности (без специального соглашения об этом сторон) применения размера пеней,
установленного налоговым законодательством, на том лишь основании, что и арендная
плата, и земельный налог являются формами платы за землю.
Администрация муниципального образования обратилась в арбитражный суд с
иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании пеней за просрочку внесения арендной платы в соответствии с договором аренды земельного участка.
Решением арбитражного суда во взыскании неустойки отказано, поскольку
договор аренды не содержит условия о размере пеней, начисленных истцом.
Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой
инстанции отменено. С общества в пользу администрации взыскана неустойка.
Апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции об отсутствии
в договоре аренды размера пеней, подлежащих уплате должником кредитору в
случае невнесения арендной платы в установленный договором срок, однако,
учитывая, что договор содержит положение о начислении пеней в размере,
установленном действующим законодательством о плате за землю, от суммы
недоимки за каждый день просрочки, счел возможным применение к спорным
правоотношениям п. 3 и 4 ст. 75 Налогового кодекса РФ.
Кассационный суд поддержал решение суда по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судами, на основании постановления главы города администрацией (арендодатель) и обществом (арендатор)
был заключен договор аренды, предметом которого выступила доля земельного
участка.
По условиям договора аренды общество приняло на себя обязательства вносить
арендную плату за земельный участок ежеквартально равными частями из расчета за календарный год. В случае невнесения арендной платы в установленный
договором срок стороны предусмотрели начисление пеней в размере, установленном действующим законодательством о плате за землю, от суммы недоимки
за каждый день просрочки.
31
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
Обществу неоднократно направлялись акты инвентаризации лицевого счета
арендатора по договору аренды в отношении части земельного участка с предложением в течение десяти дней со дня получения требования оплатить образовавшуюся задолженность.
Указывая на ненадлежащее исполнение обществом договорных обязательств в
части внесения арендной платы за пользование земельным участком, администрация обратилась с иском в арбитражный суд.
Предусмотрев в договоре аренды возможность начисления арендатору пеней в
случае невнесения арендной платы в установленный договором срок, стороны
не установили их размер, на что обоснованно указали суды первой и апелляционной инстанций. В то же время сформулированное в этом пункте договора
условие о начислении пеней в размере, установленном законодательством о
плате за землю, апелляционный суд истолковал как возможность применения
размера пеней, предусмотренного п. 4 ст. 75 НК для случаев просрочки исполнения обязанности по уплате налоговых платежей.
Статьей 1 Закона РФ от 11.10.1991 № 1738-1 «О плате за землю», действовавшего на момент заключения договора аренды, как и ст. 65 ЗК, вступившего в
силу 30 октября 2001 г., к формам платы за землю отнесены земельный налог
и арендная плата. За земли, переданные в аренду, взимается арендная плата.
Статьи 15—23 Закона о плате за землю, регламентирующие порядок установления и взимания такой платы, признаны утратившими силу Федеральным
законом от 29.11.2004 № 141-ФЗ с 1 января 2006 г.
В соответствии со ст. 2 НК законодательство о налогах и сборах регулирует
властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе
осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов,
действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения. Договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, регулируются гражданским законодательством
(ст. 2 ГК). Федеральный закон, устанавливающий размер неустойки за просрочку внесения арендной платы за земли, находящиеся в публичной собственности, отсутствует.
Таким образом, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о несогласованности сторонами условия о размере договорной неустойки, указал
на отсутствие установленного федеральным законом размера неустойки для
случаев просрочки внесения арендной платы за земельный участок и отказал
администрации в удовлетворении соответствующей части иска.
32
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ
Труханов
Кирилл
Игоревич,
руководитель
арбитражной практики
юридической фирмы
VEGAS LEX
Подход, согласно которому недопустимо по общему правилу применять — в том числе по аналогии — нормы
публичного права к гражданско-правовым отношениям,
уже неоднократно высказывался в судебной практике.
Правоотношения из договора аренды земли, даже если
стороной договора является публично-правовое образование, носят гражданско-правовой характер. В такой
ситуации оснований для применения положений Налогового кодекса о размере пеней не больше, чем в ситуации, когда имеется договор аренды, заключенный между
двумя коммерческими организациями. В последнем случае ни у кого ведь не возникает сомнений в том, что применять положения НК, даже по аналогии, абсурдно.
Следует заметить, что рассмотренный подход ФАС СКО ни в коей мере не нарушает имущественных прав соответствующего муниципального образования. При
отсутствии согласованного условия о размере неустойки ничто не мешает арендодателю предъявить исковые требования о взыскании процентов по ст. 395 ГК.
Для того чтобы правильно решить это дело, судам было
необходимо последовательно ответить на два вопроса:
допустимо ли устанавливать неустойку за неисполнение
гражданско-правового обязательства путем отсылки к
налоговым пеням, и если да, то можно ли договор аренды толковать как содержащий такую ссылку?
Первый вопрос нетрудный: уже сложилась достаточно
устойчивая судебная практика, которая позволяет это
делать. Кроме тех судебных актов, на которые сослался
Радченко
в своем постановлении суд апелляционной инстанции,
Сергей
из числа последних судебных актов в качестве примеДмитриевич,
ра можно привести Определение ВАС РФ от 18.12.2013
старший юрист
№ ВАС-17444/13 и постановление ФАС ЗСО от 02.04.2014
адвокатского
бюро «Юг», кандидат
по делу № А75-6558/2013. Суд первой инстанции этот
юридических наук
вопрос не обсуждал, ограничившись лишь ссылкой на
то, что «истцом не представлено доказательств наличия у ответчика обязанности по оплате законной неустойки в начисленном им
размере». Суды апелляционной и кассационной инстанций ответили на этот
вопрос положительно, и с этим ответом можно согласиться.
Второй вопрос труднее по причине крайне неопределенной формулировки соответствующего пункта договора аренды, согласно которому «в случае непредо33
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
ставления в налоговый орган расчета и невнесения арендной платы в установленный договором срок арендатору начисляется пеня в размере, установленном
действующим законодательством о плате за землю, от суммы недоимки за каждый день просрочки». Можно ли считать отсылку к «законодательству о плате за
землю» отсылкой к налоговым пеням?
Здесь между апелляцией и кассацией возникло разногласие. Апелляция ссылку
договора аренды на «законодательство о плате за землю» сочла достаточной для
того, чтобы перебросить логический мостик к п. 1 ст. 65 ЗК, согласно которой
арендная плата является формой платы за землю наряду с земельным налогом.
Как следствие, стороны согласовали неустойку за просрочку внесения арендной
платы в размере пеней за неуплату земельного налога.
Кассация, не анализируя соответствующий пункт договора, просто констатировала, что он не содержит «специального соглашения сторон» о применении
налоговых пеней. А поскольку «федеральный закон, устанавливающий размер
неустойки за просрочку внесения арендной платы за земли, находящиеся в
публичной собственности, отсутствует», кассация оставила в силе решение суда
первой инстанции, которым в иске о взыскании неустойки было отказано.
На мой взгляд, для правильно толкования договора аренды надо обратить внимание на следующее.
1. Использование в нем налоговой лексики: «в случае непредоставления в налоговый орган расчета и невнесения арендной платы в установленный договором
срок арендатору начисляется пеня [п. 1 ст. 75 НК] в размере, установленном
действующим законодательством о плате за землю, от суммы недоимки [определение — п. 2 ст. 11 НК] за каждый день [п. 3 ст. 75 НК] просрочки».
В гражданском праве платеж за просрочку исполнения обязательства по оплате
арендной платы именуется неустойкой, а долг по арендной плате — задолженностью, а не недоимкой.
2. Действительная общая воля сторон (п. 2 ст. 431 ГК). Можно ли предположить,
что арендатор и арендодатель, заключая договор аренды сознательно стремились к тому, чтобы исключить возможность начисления арендатору неустойки?
Нет, это не так. Из договора аренды следует, что оба они были согласны с тем,
чтобы включить условие о неустойке в договор. Как следствие, соответствующий пункт договора нельзя истолковать так, что стороны договорились исключить обеспечение неустойкой исполнения обязательства по оплате аренды.
Таким образом, можно сделать вывод, что стороны все-таки имели в виду
неустойку в размере налоговых пеней. Кассация в результате приняла незаконное в части пеней постановление. Апелляция тоже не стала анализировать соответствующий пункт договора, но ее постановление в части пеней по существу
законно и обоснованно.
34
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
Кузнецов
Александр
Николаевич,
№ 2 (16) 2014
В рассматриваемом деле представляет интерес подход
судов к решению вопроса о возможности применения
налогового законодательства, регулирующего ответственность за нарушение сроков уплаты земельного
налога, по аналогии к гражданско-правовым отношениям сторон по договору аренды земельного участка,
а именно: о праве арендодателя взыскать с арендатора,
допустившего просрочку арендных платежей, неустойку, предусмотренную Налоговым кодексом в случае,
когда размер неустойки не указан в договоре аренды.
ФАС Северо-Кавказского округа решил этот вопрос следующим образом. Земельный налог и арендная плата
адвокат, советник
являются формами платы за пользование землей. Но в
Адвокатского бюро
«Егоров, Пугинский,
случае отсутствия предусмотренной законом неустойАфанасьев и партнеры»
ки за нарушение сроков уплаты арендных платежей за
землю нет никаких оснований для применения по аналогии положений налогового законодательства, устанавливающего ответственность за нарушение порядка уплаты земельного налога.
С данными выводами окружного суда можно полностью согласиться по следующим причинам.
Согласно ст. 330 ГК размер неустойки может быть определен или договором,
или законом. При этом, как указано в ст. 3 ГК, под законами понимаются Гражданский кодекс и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы.
В случаях, когда гражданско-правовые отношения прямо не урегулированы
законодательством (в случае неустойки это могут быть только федеральные
законы) или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай,
Гражданский кодекс определяет возможность применения аналогии закона
или права. При этом ст. 6 ГК устанавливает следующие необходимые условия
применения аналогии: а) если это не противоречит существу таких отношений;
б) применению полежит только гражданское законодательство, регулирующее
сходные отношения (аналогия закона) или общие начала и смысл гражданского
законодательства (аналогия права).
Таким образом, имеет место прямой запрет на применение налогового законодательства по аналогии к гражданско-правовым отношениям. В комментируемом случае это полностью оправдано, так как гражданские правоотношения
основаны на свободе договора и равенстве участников, действующих по своей
воле и в своем интересе. В то время как законодательство о налогах и сборах
состоит из Налогового кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных
законов о налогах и сборах, и регулирует отношения, основанные на властном
подчинении.
Из судебных актов, принятых по делу, следует, что спорный пункт договора
аренды земельного участка содержал следующую формулировку: «В случае
35
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
непредставления в налоговый орган расчета и невнесения арендной платы в
установленный настоящим договором срок, Арендатору начисляется пеня в
размере, установленном действующим законодательством о плате за землю,
от суммы недоимки за каждый день просрочки». Апелляционный суд, отменяя
решение суда первой инстанции в этой части, указал, что пункт не содержит
размера пеней, но в нем закреплена методика их исчисления. Суд посчитал,
что данное условие договора носит отсылочный характер к законодательству
о плате за землю. Между тем эти выводы апелляционного суда не являются
обоснованным, поскольку своим соглашением стороны не могут изменить
порядок и условия применения аналогии закона и права, установленных императивной нормой.
При рассмотрении вопроса о взыскании неустойки
за просрочку в уплате арендной платы за пользование земельным участком сторонами перед судом были
поставлены вопросы о возможности взыскания неустойки в условиях, когда стороны предусмотрели в договоре
саму возможность такого взыскания, однако не определили размер и порядок расчета подлежащей взысканию
неустойки.
Кочергин
Петр
Валерьевич,
лектор Научноисследовательского
института актуальных
проблем современного
права, кандидат
юридических наук
Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что
неустойка взысканию не подлежит ввиду отсутствия
согласованного сторонами размера либо порядка определения размера подлежащей взысканию неустойки.
Апелляционный суд подтвердил выводы суда первой
инстанции в той части, в которой суд пришел к выводу
о несогласованности сторонами размера подлежащей
взысканию неустойки, однако в части самого взыскания
пришел к иному выводу и удовлетворил требование.
Логика апелляционного суда, как я понял, примерно следующая. Пользование
землей является платным. Установлено две формы платы за землю: арендная
плата и земельный налог. В обоих случаях получателем денежных средств является местный бюджет. В случае просрочки уплаты земельного налога подлежат
начислению пени, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.
Ничто не мешает применить данный размер пеней и к отношениям, связанным
с обеспечением исполнения обязанности по уплате арендной платы, ведь арендная плата является платой за землю наравне с земельным налогом.
Стороны в договоре предусмотрели возможность начисления и уплаты неустойки в размере, предусмотренном действующим законодательством. Следовательно, к спорным отношениям, возникшим из просрочки в уплате арендной
платы, по аналогии подлежат применению правила ст. 75 НК.
36
Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№ 2 (16) 2014
Кассационный суд с такой логикой не согласился, отменил постановление
апелляционного суда, оставив без изменения решения суда первой инстанции.
Считаю, что позиция кассационного суда является более обоснованной в связи
со следующим.
В соответствии с п. 3 ст. 2 ГК к налоговым отношениям гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством,
а властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, как следует из ст. 2 НК, регулируются законодательством о налогах и сборах.
Исходя из данного тезиса, суды неоднократно делали вывод о том, что к
налоговым отношениям не подлежат применению ни нормы ГК об исковой
давности, ни о снижении неустойки, ни иные гражданско-правовые институты (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.03.2005 № Ф04822/2005(8936-А75-35)).
Нормы налогового права также не подлежат применению к гражданским
правоотношениям. В постановлении ФАС Поволжского округа от 25.11.2010 по
делу № А65-22436/2009 указано, что ст. 20 НК, на которую по аналогии закона
ссылается истец, устанавливающая понятие взаимозависимых лиц для целей
регулирования властных отношений по установлению, введению и взиманию
налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношений, возникающих
в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых
органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения (ст. 2 НК), не подлежит
применению в гражданско-правовых отношениях в силу п. 3 ст. 2 ГК.
Таким образом, фактически установлен взаимный барьер, исключающий проникновение действия норм гражданско-правового законодательства в регулирование налоговых правоотношений, и законодательства о налогах и сборах —
в регулирование гражданско-правовых отношений.
В постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 27.10.2008 по делу
№ А78-972/08-С3-11/43 отражена тождественная правовая позиция: суд пришел к правильному выводу о том, что признание пеней одним из способов
обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов в контексте
ст. 75 НК не означает их гражданско-правового характера в смысле ст. 333 ГК,
поскольку они установлены нормами законодательства о налогах и сборах,
регулирующими отношения, основанные на административном подчинении.
Следовательно, суд обоснованно сделал вывод, что начисление пеней не может
иметь гражданско-правовой характер, в том числе предусмотренный ст. 333 ГК.
Соответственно, кассационный суд пришел к совершенно верному выводу о
том, что в силу отсутствия установленного законом размера неустойки нельзя
признать обоснованными требования о ее взыскании, основываясь лишь на
абстрактном правиле договора о теоретической возможности взыскания такой
меры ответственности.
37
ИНТЕРЕСНОЕ ДЕЛО
Абстрактная норма о взыскании неустойки предусмотрена и текстом ГК. Между
тем конкретный ее размер в рассматриваемом случае должен быть предусмотрен договором. Отсутствие согласованного в договоре размера неустойки
является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о ее
взыскании.
Так, ФАС Московского округа в постановлении от 31.10.2011 по делу № А408226/11-68-64, руководствуясь ст. 330 ГК, отказал в удовлетворении требования о взыскании неустойки по государственному контракту, указав, что в его
положении не указан конкретный размер неустойки, а отмечено только, что
он должен быть не менее определенной суммы. Следовательно, положениями
контракта не установлено, на какую конкретно сумму подлежит начислению
неустойка — на общую сумму контракта, на стоимость одного этапа или на
какую-то иную. Нижестоящий суд сделал правомерный вывод о том, что такой
способ определения неустойки не позволяет рассчитать ее размер, в связи с чем
основания для удовлетворения исковых требований о взыскании договорной
неустойки отсутствуют.
38
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
117
Размер файла
1 066 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа