close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Старикам везде у нас почет…

код для вставкиСкачать
Старикам везде у нас почет…
Friday, 21 January 2011 01:28
Можно долго рассуждать о том, хороши или плохи дома престарелых, сравнивать наш,
российский, зачастую печальный опыт — с несравнимо, как день и ночь, благополучным
западным. Но все равно вопрос остается открытым. Неужели приют для стариков - это
едва ли не единственный выход?
Эти унизительные, скорбные очереди в стариковские приюты, это тягостное ожидание
одинокой смерти - без семьи, с ощущением собственной беспомощности и ненужности:
неужели по-другому - никак?
Аксиома, успевшая затереться от постоянного повторения: мы все когда-то тоже станем
стариками. Мы часто говорим: дети — наше будущее. Это, конечно, так. В масштабе
общества мы продолжаем себя именно в детях. Но старость — это тоже наше будущее.
Личное, предопределенное для каждого, незави­симо от того, насколько остро мы это
ощущаем прямо сейчас.
С ДЕТЬМИ НЕ РАЗВЕДЕШЬСЯ...
Есть тема, о которой не принято говорить. Своего рода, табу. И, в общем-то, понятно,
почему. В прямом смысле слова - не поворачивается язык произносить такое, не
под­нимается рука - написать прямым текстом. Речь идет о насилии, об
из­девательствах над пожилыми людьми в их собственных семьях. Да, насилие в семье
вообще болезненный для общества вопрос. Те, кому труднее всего себя защитить,
сплошь и ря­дом становятся жертвами домашних тиранов и садистов. Дети. Женщины. И
- старики.
Обидеть беспомощного старика - это настолько жестоко, что сама мысль о подобном
кажется дикой. И, тем не менее, именно они часто становятся жертвами собственных
1/8
Старикам везде у нас почет…
Friday, 21 January 2011 01:28
родственников. Беда стариков в том, что они полностью зависят от своих мучителей и не
имеют возможностей пожаловаться или при­бегнуть к чьей-либо защите. В отличие от
детей, которые подвергаются насилию в семье, но в будущем могут стать независимыми,
для стариков попросту нет никаких перспектив. К тому же, если становится известно об
издевательствах над ребенком, к реше­нию проблемы активно подключаются
социальные службы. Защищать права несовершеннолетних у нас худо-бедно научились.
Родителей-извергов можно лишить родительских прав, в особо вопиющих случаях возбудить против них уголовное дело. Пострадавшему ребенку найдется место в
детском доме, в конце концов, его могут взять под опеку другие родственники, или он
обретет приемную семью. Женщина, которая вынуждена терпеть издевательства мужа
или сожителя, тоже имеет возможность, по крайней мере, развестись с ним, обратиться
в мили­цию. Другой вопрос, какова окажется реакция властей предержащих уго­ловные дела по фактам «бытовухи» у нас возбуждать не слишком-то любят, в
частности потому, что пострадав­шая сторона может в любой момент пере­думать и
забрать за­явление, в очередной раз пожалев своего домашнего палача: какой-никакой,
а это мой муж, ну, наставил синяков, погорячился, пьяный был, не сажать же его за
это?.. Но тут уже речь о целом ком­плексе иных, в том числе, сугубо психологических
моментов.
В случае со ста­риками ситуация в корне иная.
Хотя, по завере­ниям специалистов, в большинстве таких семей, где пожилые люди
становятся жертвами разнообразных издевательств, быв­шие пенсионеры в прошлом
сами держали в страхе всю семью, и теперь дети пытаются отыграться на своих
«воспитателях», - дело все же не всегда бывает только в этом. Главное - в другом.
Пожилому человеку - жертве на­силия со стороны родственников, собственных детей пойти некуда. С детьми не разведешься. Будучи про­писанным с ними на одной
жилплоща­ди и не имея никакого другого жилья, никаких доходов, кроме крошечной
пенсии: куда ты денешься?! Оказать физическое сопротивление - смеш­но: когда ты
стар, слаб и болен, шансов против молодых, в полном расцвете сил, людей у тебя
никаких. Друзья, подруги? Они либо умерли, либо столь же беспомощны, как и ты сам.
Власти, милиция? Родственники просто пожмут плечами и посетуют на то, что ты
«выжил из ума», постоянно брюзжишь и всем на свете не дово­лен, на самом деле с тебя
чуть ли не пылинки сдувают, а ты наводишь несправедливый поклеп на своих де­тей. И
им поверят охотнее, чем тебе. - Всякий раз, принимая заявление от очередного
2/8
Старикам везде у нас почет…
Friday, 21 January 2011 01:28
пожилого человека, мы выясняем причину, по которой он хочет устроиться в дом
престарелых, - рассказывает начальник управления учреждений социального
обслуживания пожилых граждан Краснодарского краевого департа­мента соцзащиты
населения Алина Земнухова. - В большинстве случа­ев выясняется, что дети или внуки
создают старикам невыносимые условия жизни: отбирают пенсию, кричат, нередко
рукоприкладствуют. Наши специалисты пытаются разго­варивать с родными пожилых
людей, стараются примирить стороны, но это случается редко. По большому счету
родственники хотят только одного: избавиться от старика, за­нимающего жилплощадь.
Социологи говорят о том, что пожилые люди не готовы защищать свои права - а потому
так мало по­является сообщений о нарушениях, которые с ними связаны. Существует
также и нехватка квалифицированных специалистов, которые могут за­метить
существование проблемы и помочь. «Ни брошюр, ни рекламы, ни каких-либо стендов в
поликлиниках - где нам узнать о том, на что мы имеем право? Почему не выпустят
какой-то справочник для стариков?» - задаются вопросом пенсионеры. По закону
пожилые люди имеют пра­во подать в суд на нерадивых детей. Не хочешь заботиться о
родителях, как того требуют Конституция (ст. 38) и Семейный кодекс РФ (ст. 87 и 95), плати алименты. Но, как пока­зывает опыт социальных работников, лишь единицы
престарелых граждан это делают. Им стыдно и больно судиться с родными детьми.
Проще молча собрать вещи и уйти в дом престарелых, где, по крайней мере, их никто не
будет попрекать куском хлеба. Кстати, по российскому за­конодательству в дома
престарелых должны приниматься пожилые люди, утратившие способность к
само­обслуживанию, а также одинокие бабушки и дедушки. Однако зачастую
постояльцами интернатов становятся старики, имеющие здоровых трудоспособных
детей.
И это еще не предел! Постояльцы домов престарелых за свое про­живание в них отдают
75% пенсии: примерно 28% от суммы, которую краевые бюджеты выделяет на
со­держание пожилых людей. Живя на полном довольствии, старики могут
распоряжаться оставшейся частью пенсии (а также суммой других соцвыплат) по своему
усмотрению. Думаете, они это делают? По словам социальных работников, находятся
дети, которые, отправив мать или отца в дом престарелых, имеют наглость отбирать у
него еще и эти деньги...
Ирина Ивановна Б. жила с мужем в Москве в двухкомнатной квартире. Когда муж ослеп,
а она сама сильно заболела, дочка, проживающая в Краснодаре, уговорила их продать
квартиру и переехать на Кубань. Ста­рики согласились. Дочка купила им
однокомнатную квартиру в краевом центре, оформив ее на свое имя, а себе автомобиль. Когда муж Ири­ны Ивановны умер, дочь стала всячески притеснять
больную мать. Не вынеся издевательств, женщина ушла из дома, скиталась по городу,
жила на вокзале. Добрые люди по­могли устроить ее в геронтологический центр.
3/8
Старикам везде у нас почет…
Friday, 21 January 2011 01:28
Инну Семеновну К. из квартиры выгнал родной внук, которого она растила, пока его
родители зара­батывали деньги на Севере. Внук вырос, поступил в университет, завел
подругу и решил, что ба­бушка станет помехой его личному счастью. Молодые люди
выставили старушку на лестничную площадку в чем была...
И таких историй - сотни и тысячи. Даже тех, о которых каким-то чудом становится
известно. Но это лишь вершина айсберга. Ледяной горы человеческой гнусности и
запредель­ной подлости по отношению к тем, кто абсолютно никак не может этому
противостоять. Дети избавляются от пожилых родителей, преследуя лишь одну цель:
завладеть их имуществом. И при этом почему-то верят в то, что их собственные дети с
ними никогда так не поступят...
А ЕСЛИ МУКИ СОВЕСТИ СТАНУТ НЕПЕРЕНОСИМЫМИ...
На сегодняшний день, Россия переполнена социальными сиротами-детьми и такими же
социальными сиротами-стариками - пожилыми людьми в домах-интернатах для
пре­старелых при живых детях. Только вопросы детей-сирот, усыновления и опеки в
последнее время обсуждаются достаточно бурно, а вот о том, как по­жилые люди
доживают свои годы, об одинокой старости практически никто не говорит... Когда в
марте 2007 года произошел страшный пожар в Ейском доме престарелых, погиб 61
постоя­лец, еще 34 были госпитализированы. Позже выяснилось, что у половины
жильцов интерната имеются дети, проживающие чуть ли не по соседству с социальным
учреждением. Они рыдали на пепелище, обвиняя в гибели матери или отца руководство
дома престаре­лых (власти, пожарных и т. д.), но ни в коем случае не себя, сдавших в
интер­нат родного человека. Или вынудивших его самого туда «сдаться».
Что можно «взять» от старика? Пра­вильно: его жилье, ту самую, говоря юридическим
языком, «жилплощадь», цены на которую нынче, как известно, зашкаливают, и за права
на наследство идет нешуточная война, в которой - все средства хороши. И риелторы в
Интер­нете уговаривают молодежь и среднее поколение покупать квартиры в три раза
дешевле их реальной стоимости, но с так называемой «отсрочкой засе­ления». Квартира
станет вашей втрое дешевле ее рыночной стоимости, но в ней будет доживать свой век
одинокая бабка или дед. А вы будете обеспечи­вать их старость и - ждать их смерти.
«Вздыхать и думать про себя: когда же черт возьмет тебя?» Режет слух? Извините.
Есть еще и такой аргумент, чтобы совесть не мучила: «Подумайте о том, что одинокий
пожилой человек тоже воспользовался тем, что вы не можете купить квартиру по
реальной цене...»
4/8
Старикам везде у нас почет…
Friday, 21 January 2011 01:28
О, да, конечно. Воспользовался. И вообще он сам виноват, что за всю жизнь не нарожал
детей, не сумел их должным образом воспитать, чтобы не бросили одного, не обзавелся
друзьями, которые помогут и скрасят одиночество, не заработал денег и не положил их
в банк, чтобы жить с процентов. Он сам во всем виноват и пусть теперь не ропщет, что
кто-то из-за нехватки десятков тысяч долларов вынужден с нетерпением ждать его
смерти...
«...А если муки совести станут не­переносимыми, - предусматривают предприимчивые
риелторы и такой вариант, - вы сможете через несколь­ко лет квартиру с одинокой
старушкой или стариком продать, и это будет выгодно. Возрастет стоимость жилья, да и
пенсионер станет старше...» Я даже не знаю, как такие заявления комментировать...
Тем не менее, договор ренты, когда за право наследственного пользования жильем за
пожилым человеком осуществляется хоть ка­кой-то уход и присмотр, и ему еще капает
какая-никакая копеечка от будущего наследника, нередко оказы­вается единственным
приемлемым вариантом выхода из положения. Пусть и с перекошенным от досады
лицом, но такой потенциальный наследник исправно кидает стари­ку ежемесячные
подачки на еду и лекарства и оказывает пусть вы­нужденную, но помощь - согласно
нотариально заверенному договору, который, в случае не выполнения заранее
оговоренных условий, пен­сионер имеет право и расторгнуть. Но это возможно, если
речь идет об одиноком старике. А если вместе с ним проживает кто-то из
родствен­ников, да еще с малолетними детьми, такой вариант не может даже
рассматриваться. Права детей у нас защищают. О правах стариков предпочитают
лишний раз не вспоминать. Лишь изредка в СМИ звучат осторожные и весьма
расплывчатые намеки: мол, не ис­ключено, что у нас в обозримом будущем (сроки,
естественно, не указываются) бу­дет принята система защиты престарелых. Возможно
также, что в стране появится и новый закон, который будет защищать права людей
преклонного возраста. За образец такого закона могут быть взяты недавно принятые
законода­тельные акты, защи­щающие права детей и борющиеся с до­машним
насилием... Звучит почему-то не слишком обнадеживающе. Хотя, в стране, где у руля
государственной власти стоят два юриста, все эти «может быть, когда-нибудь»
вызывают особенное недоумение.
А пока ситуация кажется бес­просветной, безвыходной. Понятно же, что до принятия
некоего закона по защите прав престарелых людей - закона, которого пока нет даже в
проекте - большинство из тех, кто уже на сегодняшний день перешагнул порог
пенсионного возраста, попросту не доживут.
КАК УДОЧЕРИТЬ БАБУШКУ?
5/8
Старикам везде у нас почет…
Friday, 21 January 2011 01:28
«Луч света в темном царстве» - это личная инициатива немногочисленных общественных
организаций, в разных регионах страны призывающих людей - то есть тех из нас, до кого
еще можно хоть как-то достучаться -создавать так называемые фостерные семьи. Это приемные семьи для стариков, никакими директивами на государственном уровне не
уза­коненные. «Усыновление» одиноких пенсионеров у нас идет пока только на правах
эксперимента.
Да, такое тоже бывает: совершенно чужие люди ухаживают за своими не­мощными
соседями только потому, что не могут остаться безучастными к человеческим
страданиям. Нередки случаи, когда посторонние люди берут к себе стариков с тем
расчетом, что смогут впоследствии улучшить свои жилищные условия. Что ж, почему бы
и нет, если при этом пожилые люди достойно доживут свой век?
Один из таких экспериментов про­водится, например, в Ставропольском крае. Правда,
всего в двух районах - Советском и Шпаковском. Остальные не рискуют заниматься
самодеятель­ностью в отсутствие законодательной базы. И семей таких там до
недавнего времени насчитывалось всего шесть, а теперь и вовсе осталась... одна: пять
старушек, дожив более чем до 90 лет, уже умерли. Да, кто-то скажет: ну это же до
такой степени ничтожно мало, что подобными фактами можно и пренебречь, будто их и
вообще нет! Не смешите народ! Но инициативу ставропольцев - лиха беда начало подхватили и в других регионах страны. Так, в Прикамье тоже начали устраивать
стариков в приемные се­мьи. Была разработана специальная анкета, где среди прочих
вопросов задавался и такой: готова ли ваша семья принять «чужого» пожилого человека
и на каких условиях - с учетом доплат за его содержание, с учетом завещания в пользу
«при­емных детей», без всяких условий? Желающих «усыновить» стариков оказалось
около семи процентов всех опрошенных. Этого хватило, чтобы начать эксперимент
«Семья для пожилого человека». «Сама жизнь продиктовала условия, - говорит
ве­дущий специалист отдела по работе с ветеранами и пожилыми людьми Элла
Фуражкова. - В Чернушинском райо­не одна из социальных работников ухаживала за
семьей пожилых людей. Хозяин овдовел и в одиночестве начал быстро сдавать, и
болезни обостри­лись, и настроение было подавленное.
И тогда наша сотрудница просто при­вела его в свою семью. Старик просто ожил.
Малышей в новой, семье за внуков признал, занимается с ними, оказалось, что он знает
много сказок - и малыши его с удовольствием слушают. И работы по огороду дед взял на
себя, и по дому хлопочет...» Сейчас в Чернушинском районе уже три «приемные семьи»
для стариков. В прошлом году приемные семьи для пожилых людей появились в
Октябрьском и Березовском районах. Таким образом решается не только проблема
обустройства пожилых людей, но и создаются рабочие места. При приеме старика в
семью кто-либо из семьи устраивается на полставки социального работника. В
чернушинской семье, например, муж был безработным. А сейчас и работа есть, и доход,
пусть и не­большой. Средства на это заложены в программе адресной помощи
на­селению, подписанной губернато­ром Прикамья Юрием Трутневым. Не осталась в
стороне и Сибирь. Там, в угасающих селах, живут восемь миллионов двести тысяч
пенсионе­ров! Зимой ситуация становится во­обще невообразимой. В наиболее глухие
места можно пробраться разве что на тракторе: И не дай бог заболеть: далеко не в
6/8
Старикам везде у нас почет…
Friday, 21 January 2011 01:28
каждом селе есть фельдшерский пункт, а из мест общественного пользования - только
кладбищенский погост. Обращаться за помощью одиноким старикам оста­ется лишь к
иконам... И вот именно в таких-то нищих, вымирающих селах, где и своих-то детей
прокормить крайне сложно, а вовсе не в крупных мегаполисах вроде Москвы и Питера,
нашлись семьи, которые отважились взять к себе брошенных стариков. В Новосибирской
области, согласно статистике, подобных семей уже око­ло ста сорока, и их число
постоянно растет. Вот только один случай. Галина Андреевна Казакова из села Коченево приняла в свой
дом старенькую Варвару Михайловну. Кстати, и раньше, без всяких разнарядок сверху и
мало-мальской оплаты Ка­закова добровольно помогала разом одиннадцати одиноким
пенсионе­рам! А тут... Просто не смогла не «удочерить» старушку, над которой
откровенно издевались родная дочь и зять. Сначала уговорили продать дом и
переехать к ним, а потом, когда деньги кончились, превратили жизнь бабушки в ад,
регулярно из­бивая ее. В конце концов, Варвара Михайловна сказала, что уже и место
присмотрела, где «веревочку с петелькой» сподручней накинуть. Куда ей от «любящих»
родственников еще деваться? Услышав об этом, Галина Казакова не стала бегать по
инстанциям в поисках справедливо­сти. Просто забрала бабушку, и все. А дальше
началась обычная жизнь. Варвара Михайловна, как могла, помогала по хозяйству,
горевала, что с каждым годом становится все немощней (очень не хотела она
чувствовать себя обузой), и все твердила: «Ты уж меня, Галя, только назад не
отдавай»...
Родную дочь Варвара Михайловна больше не видела. А та особо и не переживала. Даже
на похороны мате­ри не дала ни копейки. Хорошо хоть на кладбище пришла.
- Думаете, это редкий случай? Да таких историй у нас в Коченеве пруд пруди. Одни
родных стариков выбрасывают, другие чужих подбира­ют, - рассказывает бывший
работник соцзащиты Раиса Малунова. - Как-то прихожу утром на работу, сидят две
старушки на крыльце. Мать и дочь. Одной 70, другой почти 100. Оказыва­ется, внук
уговорил бабушку продать в Новосибирске четырехкомнатную квартиру и переехать
вместе с матерью жить к нему. Ну, переехали. По­жили маленько. А потом он погрузил
старушек в машину, побросал туда их пожитки - и к нам. Выгрузил и уехал. Что делать?
Поселили мы этих женщин в доме милосердия. Бабушка умерла почти сразу, а мать его
до сих пор жива. Мы ей предлагали перейти в приемную семью, так она наотрез
отказывается, обеими руками за эту несчастную койку держится. Такой старости и врагу
не пожелаешь...
-Что же старикам, пропадать?! - объ­ясняет Галина Серге­евна Корабельникова из села
Быстровка, еще одна обычная женщина, принявшая в семью чужого по­жилого человека.
-Я вот нашего деда как нашла. Вышла из дома на улицу, смо­трю, по переулку ста­рик
7/8
Старикам везде у нас почет…
Friday, 21 January 2011 01:28
идет и плачет. Я его спрашиваю: ты чего плачешь, дед? Он мне все и рас­сказал:
бабушка, с которой семнадцать лет прожили вместе, померла, а приемная дочка его из
дома выгнала. Они просто выкинули его на улицу. На дом позарились. Я ему говорю: да
ты, дед, не горюй. Иди к нам жить. Дом большой, места всем хватит. Ни минуты не
думала. С тех пор и живем. Восемь лет скоро будет... А дочка та из нашей Быстровки
уехала.
Парадоксально, но факт: появление семей, которые оказались неравно­душны к
бедствующим старикам, с одной стороны, обрадовало работни­ков соцзащиты, а с
другой - поста­вило в тупик. Потому что в российских законах ничего про такие
семьи не сказано, института «приемной семьи для пожилого человека» нет. Вот и
ломают голову над этой проблемой в Перми, Новосибирске, Казани... А сколько
всего по стране семей, приютивших одиноких бабушек и де­душек, точно не знает
никто. Известно только, что больше всего их сейчас почему-то в Новосибирской
области. Но точно не сосчитать.
Между тем, за рубежом хо­рошо известна модель фостерной семьи — как для
детей, так и для пожилых людей и инва­лидов, с условием оплаты го­сударством
предоставляемых услуг. Особенно убедителен в этом плане пример Франции.
Пожилой человек входит в при­емную семью с надеждой пре­одолеть
одиночество, получить уход, сохранить достоинство в старости и ощущение
полезно­сти для окружающих, оставаясь в привычных домашних условиях. Такая
семья, безусловно, долж­на получить право на существо­вание. Ведь только
одиноких стариков, которые не могут спра­виться с трудностями жизни и стоят на
очереди в дома-ин­тернаты, у нас многие и мно­гие тысячи. Но реальное
суще­ствование приемных семей для пожилого человека возможно лишь при
условии строгой за­конодательной регламента­ции всех действий
договари­вающихся сторон и контроля со стороны уполномоченных на то
государственных органов. Организационные вопросы ин­ститута приемной семьи
для пожилого человека должны вхо­дить в компетенцию органов социальной
защиты — как посредника и гаранта. Их деятельность должна способствовать
поддержанию доверия сторон, для чего может быть установ­лен испытательный
срок. Раз­витие института приемной семьи позволит значительно улучшить
социальное самочувствие по­жилых людей, укрепить связь поколений. И тянуть с
этим - настоящее преступление. В бли­жайшие десятилетие-полтора показатели,
характеризующие процесс старения населения России, практически не изменят­ся.
Самый осторожный вариант прогноза до 2055 года - 25 про­центов пожилых в
составе на­селения, а самый вероятный сценарий развития демографи­ческой
ситуации в нашей стране - доля лиц пенсионных возрас­тов приблизится к 40
процентам строительные материалы . Когда же еще, если не прямо сейчас,
перестать, наконец, за­крывать глаза на будущее?
Наше с вами, от которого никому не суждено уйти или отвертеться...
8/8
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
63
Размер файла
471 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа