close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1 Позиция национальных парламентов в ЕС согласно

код для вставкиСкачать
Позиция национальных парламентов в ЕС согласно Лиссабонскому договору
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Введение
От Маастрихта до Лиссабона
Общие урегулирования, предусмотренные Лиссабонским договором
Получение информации и проектов законодательных актов непосредственно из
учреждений ЕС
Исследование соответствия проектов законодательных актов принципу
субсидиарности
Компетенции в рамках пространства свободы, безопасности и правопорядка
Участие в процедурах изменения договоров
Участие в межпарламентском сотрудничестве с национальными парламентами
ЕС и Европейским парламентом
Подведение итогов
1. Введение
Национальные парламенты с самого начала присутствовали в процессе европейской
интеграции , прежде всего, косвенным образом, в качестве элемента внутреннего
конституционного порядка стран-членов, которые через свои правительства строили
Сообщества, а затем Европейский Союз с помощью международного публичного
права. Национальные парламенты ратифицировали учредительные договоры, договоры
о присоединении, а затем конвенции в III опоре, проводили транспозицию
европейского вторичного законодательства во внутренний правопорядок и
контролировали действия своих правительств на европейской арене.
Следует отметить, что до первых прямых всеобщих выборов в Европейский парламент
в 1979 г., национальные парламенты имели свое непосредственное представительство
на уровне Сообществ, но компетенции Парламента как органа, имеющего
консультативно-контрольный характер, были тогда существенно ограниченными.
Национальные парламенты, как правило, считались главными «проигравшими»
в процессе европейской интеграции, главным образом, ввиду лишения
законодательных правомочий в пользу европейских учреждений и эрозии
парламентского контроля над исполнительной властью. С этой проблемой парламенты
пытались справиться, в частности, путем контроля позиций своих правительств,
занимаемых во время законодательных процедур в ЕС. Главную роль здесь, как
правило, играли комиссии по европейским делам, при этом, объем исследовавшихся
вопросов, методы работы комиссий, их правомочия по отношению к собственным
министрам, сотрудничество с отраслевыми комиссиями, были и остаются очень
разнообразными. Задания национальных парламентов в данной сфере являются
функцией парламентской ответственности правительства и относятся к внутренней
компетенции каждого государства. Однако в начале 90-х парламенты стран-членов
получили возможность более активно выражать собственную точку зрения по
европейским вопросам.
2. От Маастрихта до Лиссабона
1
На уровне ЕС первые упоминания на тему национальных парламентов появились в
двух, не являющихся связывающими, декларациях, приложенных к Маастрихтскому
договору, 1992, Декларации о роли национальных парламентов в Европейском Союзе
(№ 13), а также в Декларации о Конференции Парламентов (№ 14). Они являлись
попыткой обеспечить парламентам более полный доступ к информации о делах ЕС.
Затем, в Протоколе [№ 9] о роли парламентов стран-членов Европейского Союза,
приложенныом к TEU и договорам, устанавливающим Европейские Сообщества, в
силу Амстердамского договора, были введены постановления, касающиеся
информирования парламентов, и отводящие им некую роль в исследовании
законодательных проектов в соответствии с принципом субсидиарности. Вторая часть
протокола формальным образом включила в договорное право COSAC, т.е.
Конференцию специализированных органов по делам Европейского Союза,
являющуюся представительством комиссий по делам европейских национальных
парламентов.
В приложенной к Ниццкий договор (2001) Декларации о будущем Европейского
Союза (№ 23) роль национальных парламентов в европейской архитектуре была четко
указана как одна из основных ветвей дискуссии, которая была запланирована в связи с
расширением ЕС. Она состоялась в рамках специально созданной группы, которая была
названа Конвентом о будущем Европы (ср. Лаакенская декларация, 2001).
Результатом продолжительных дебатов о роли национальных парламентов (впервые
с их непосредственным участием), которые прошли на форуме Европейского Конвента
(2002-2003), стало повышение осознанности их значения в ЕС и введение изменений,
предложенных в Конституции для Европы (2004). Несмотря на то, что Конституция не
вступила в силу, она являлась основой для поправки введенной в силу Лиссабонского
договора (2007). Одновременно, побочным эффектом работы Конвента стало принятие
COSAC так называемых Копенгагенских указаний, касающихся отношений между
правительствами и национальными парламентами по делам Европейского Союза
(2003). Это были некие стандарты минимум, которые должны были предоставить
парламентам возможность влиять на политику ЕС, осуществляемую собственными
правительствами.
Во время работы над лиссабонской поправкой, называемой реформой договоров,
роль национальных парламентов в ЕС была вопросом постоянно присутствующим в
дебатах. Это нашло свое отражение в деятельности Комиссии. В сообщении,
адресованном ЕП и Совету «План достижения результатов для Европы с мыслью о
гражданах» COM (2006)211, отмеченном в заключениях Европейского совета в июне
2006 г., она предложила национальным парламентам более тесное сотрудничество (так
называемая инициатива Бароссо), что встретилось с благосклонным отношением с их
стороны.
В результате, с 1 сентября 2006 г. парламенты стали получать как проекты
законодательных актов, так и консультационные документы Комиссии
непосредственно от Комиссии. Это позволило им передавать мнения и замечания не
только в области субсидиарности или пропорциональности, но также и по сущности
проекта, Комиссия же, стала придерживаться правила индивидуального
предоставления ответа. Осуществляемый таким образом диалог был назван
политическим диалогом.
3. Общие урегулирования, предусмотренные Лиссабонским договором
2
Лиссабонский договор расширил и укрепил инструменты, переданные в
распоряжение национальных парламентов. Прежде всего, национальные парламенты
впервые были учтены в тексте договорного права:
- в ст. 5 абз. 3 TEU, в которой говорится о том, что национальные парламенты следят
за соблюдением принципа субсидиарности согласно процедуре, предусмотренной
Протоколом [№ 2] о применении принципов субсидиарности и пропорциональности,
- в ст. 12 TEU,, в которой констатируется, что национальные парламенты активно
содействуют хорошему функционированию ЕС, и совокупно перечисляется все
предусмотренные для этого компетенции, которые будут рассмотрены ниже, а также
- в ст. 10 абз. 2 TEU, в которой отмечается демократическая ответственность
правительств перед их национальными парламентами, что имеет, главным образом,
символическое значение с учетом суверенитета и автономии государств – членов ЕС.
Подробные урегулирования, касающиеся компетенций национальных парламентов,
содержатся в TEU, TfEU и в двух протоколах, Протоколе [№ 1] о роли национальных
парламентов в ЕС и Протоколе [№ 2] о применении принципов субсидиарности и
пропорциональности, приложенных к TEU, TfEU и Договору об учреждении TEAEC в
силу лиссабонского договора. Они будут рассмотрены ниже, за исключением двух
вопросов, которые по традиции входят в компетенции национальных парламентов.
Первый – случаи, когда договоры ссылаются на соответственные внутренние
конституционные процедуры (или, непосредственно, на ратификационные процедуры).
Второй – впервые указанное в договорах (ст. 291 абз.1 TfEU) выполнение права ЕС в
национальном праве.
4. Получение информации и проектов законодательных актов
непосредственно от учреждений ЕС – ст. 12 (а) TEU
4.1.
Информация, передаваемая непосредственно национальным
парламентам
Нынешний Протокол [№ 1] о роли национальных парламентов в ЕС более широк
в этой области, чем предыдущие, как в предметном, так и в субъектном смысле.
Прежде Комиссия была лишь обязана передавать непосредственно национальным
парламентам свои консультационные документы. В настоящее время, к документам,
отправляемым непосредственно национальным парламентам/палатам, относятся,
согласно двум протоколам:
◦ проекты законодательных актов, независимо от того, кто является их автором,
◦ законодательные резолюции Европейского парламента и мнения Совета,
◦ консультационные документы Комиссии (зеленые, белые книги, сообщения),
◦ годовая программа законодательных работ и другие документы, касающиеся
законодательного планирования или политической стратегии,
◦ повестки дня заседаний и результаты заседаний Совета, в том числе протоколы
заседаний Совета, рассматривающего проекты законодательных актов,
◦ годовой отчет Палаты аудиторов (Счетной палаты),
◦ отчет Европейской комиссии о применении ст. 5 TEU (принцип субсидиарности).
Кроме того, в самих договорах говорится о:
3
– получении информации на тему заявки на вступление в ЕС, согласно ст. 49 TEU (ст.
12 (e) TEU),
– получении информации в рамках пространства свободы, безопасности и
правопорядка (AFSJ), что будет рассмотрено ниже, в п. 6.1.
4.2. Определение проекта законодательного акта
Парламенты получают непосредственно из учреждений ЕС, а не, как раньше, от
своих правительств, все проекты законодательных актов. Эти проекты совершенно
одинаково определены в Протоколе № 1 и в Протоколе № 2. Это «предложения
Комиссии, инициативы группы государств-членов, инициативы Европейского
парламента, предложения Европейского суда юстиции (CoJ), рекомендации
Европейского центрального банка (ECB) и предложения Европейского
инвестиционного банка (EIB), направленные на принятие законодательного акта».
Следует подчеркнуть факт, что согласно Протоколу № 2, субъекты, инициирующие
правотворческий процесс (а от имени некоторых, Совет), обязаны пересылать
парламентам не только проекты, но также измененные проекты законодательных актов.
Европейский парламент передает также свои законодательные резолюции, а Совет –
занятые позиции.
В двухпалатных парламентах, право получать,
и законодательные проекты, имеют обе палаты.
как
информацию,
так
5. Исследование соответствия проектов законодательных актов принципу
субсидиарности – ст. 12 (б) TEU
Принцип субсидиарности, считающийся в настоящее время одним из главных
принципов, на которых основан ЕС, был введен Маастрихтским договором. Он
означал, что Сообщество, в областях, которые не относятся к его исключительной
компетенции, предпринимает действия лишь тогда и в таком объеме, в котором цели
предлагаемых действий не могут быть достаточным образом достигнуты странамичленами, и при этом, с точки зрения объема или результатов, предлагаемых действий,
возможно более удачное достижение этих целей на уровне Сообщества.
В силу Амстердамского договора, к Договору об учреждении Европейского
Сообщества был приложен Протокол [№ 30] о применении принципа субсидиарности
и пропорциональности, содержащий четкие критерии применения обоих этих
принципов. Кроме того, была создана формальная основа для рассмотрения
национальными парламентами принципов субсидиарности и пропорциональности,
путем отведения им 6-недельного срока для исследования проекта законодательного
акта или проекта средства, принимаемого в рамках Раздела VI TEU, касающегося
сотрудничества полиций и судебных органов по уголовным делам (6 недель должно
было пройти со дня передачи проекта в ЕП и Совет на всех языках, до дня его введения
в повестку дня заседания Совета, ст. 3 Протокола № 9, приложенного к TEU, Договору
об учреждении Европейского Сообщества TEC и Договору об учреждении TEAEC в
силу Амстердамского договора)
5.1.
Исследование принципа субсидиарности под руководством
Лиссабонского договора, осуществляется согласно:
– ст. 5 TEU - национальные парламенты следят за соблюдением принципа
субсидиарности согласно процедуре, предусмотренной Протоколом [№ 2] о
применении принципов субсидиарности и пропорциональности,
4
– ст. 69 TfEU – национальные парламенты гарантируют соответствие предложений и
законодательных инициатив, представляемых в рамках сотрудничества полиций и
судебных органов по уголовным делам, принципу субсидиарности, согласно Протоколу
№ 2,
– Протоколу [№ 2] о применении принципов собсидиарности и пропорциональности.
Следует отметить, что хотя Протокол № 2 регулирует применение обоих принципов, то
новые правомочия национальных парламентов, вытекают исключительно из
контрольного механизма, касающегося принципа субсидиарности.
В состав нового урегулирования, согласно которому в настоящее время ведется
исследование принципа субсидиарности, входят:
- расширенное определение принципа субсидиарности – на стороне государств –
членов этот принцип действует не только на центральном, но также на региональном
и локальном уровнях: Европейский Союз предпринимает действия лишь тогда
и в таком объеме, в котором цели предлагаемых действий не могут быть достигнуты
достаточным образом государствами – членами, как на центральном, так и на
региональном и локальном уровнях. В компетенции национальных парламентов входят
консультации с региональными парламентами, обладающими правотворческими
компетенциями (ст. 5 абз. 3 TEU, ст. 6 Протокола № 2)
– обязанность непосредственной передачи проектов законодательных актов
и измененных проектов законодательных актов национальным парламентам (Раздел I
Протокола № 1),
– продление срока, отведенного на исследования с 6 до 8 недель. Это срок со дня
передачи парламентам проекта на официальных языках ЕС, до дня его введения
в предварительную повестку дня заседания Совета. В течение этих 8 недель, за
исключением срочных случаев, не заключаются никакие соглашения по данному
проекту. Кроме того, также за исключением срочных случаев, срок с момента введения
проекта законодательного акта в предварительную повестку дня Совета
до определения своего мнения составляет 10 дней (ст. 4 Протокола № 1),
– установление механизма раннего предупреждения (EWM), являющегося
режимом, позволяющим парламентам на непосредственное вмешательство
в правотворческий процесс ЕС. EWM включает в себя так называемую желтую
и оранжевую карточку (ст. 6 и 7 Протокола № 2),
– возможность внесения жалобы в Европейский суд юстиции через национальный
парламент, при посредничестве своего правительства, по законодательному акту,
нарушающему принцип субсидиарности, что иногда называют красной карточкой (ст. 8
Протокола № 2),
– установление обязанности Комиссии обращать внимание национальных
парламентов – в рамках процедуры контроля применения принципа субсидиарности –
на проекты, базирующие на ст. 352 TfEU. Она содержит так наз. оговорку
эластичности, которая позволяет предпринимать действия, непредусмотренные
договорами, но необходимые для достижения определенных в них целей, за
исключением целей, связанных с общей внешней политикой и политикой безопасности.
Стоит также отметить, что в результате ликвидации опорной структуры ЕС,
расширился предметный объем применения принципа субсидиарности, так как
охваченыe им законодательные акты издаются во всех областях, за исключением общей
внешней политики и политики безопасности,
5
5.2. Механизм раннего предупреждения предусматривает, что каждый
национальный парламент или каждая палата может направить председателям
Европейского парламента, Совета и Комиссии – в течение 8 недель со дня передачи
парламентам проекта законодательного акта на официальных языках – обоснованное
мнение о его несоответствии принципу субсидиарности.
Каждый парламент имеет право 2 голосов (в двухпалатных парламентах каждая
палата имеет один голос). Согласно ст. 7 Протокола № 2, автор проекта
законодательного акта учитывает обоснованные мнения. Если обоснованные мнения
составляют одну треть, а в случае мнения по ст. 76 TfEU – одну четверть голосов,
предоставленных национальным парламентам, тогда проект, в обязательном порядке
должен быть повторно проанализирован (желтая карточка). В результате данного
анализа, автор проекта (Комиссия, группа государств – членов ЕС, ЕП, CoJ, ECB, EIB)
может принять решение о поддержании, изменении или изъятии проекта. Решение
должно быть обосновано.
Оранжевая карточка может быть присвоена лишь в случае обычной законодательной
процедуры и только в отношении проектов, автором которых является Комиссия. Если
обоснованные мнения о несоответствии проекта законодательного акта принципу
субсидиарности составляют, как минимум, обычное большинство голосов (что на
практике обозначает 50% плюс один, т.е. абсолютное большинство), Комиссия после
проведения повторного анализа может поддержать, изменить или изъять проект.
В случае поддержания проекта, Комиссия представляет обоснованное мнение о его
соответствии принципу субсидиарности, а Европейский парламент или Совет после
ознакомления с обоснованными мнениями национальных парламентов и Комиссии,
могут отклонить проект до завершения первого чтения. Для этого необходимо
большинство голосов, составляющее 55% членов Совета (не требуется
демографический тест) или обычное большинство голосов в Европейском парламенте
(понижение порога по отношению к обычной процедуре, при которой ЕП отклоняет
проект квалифицированным большинством).
Национальные парламенты не в состоянии самостоятельно заблокировать проект
законодательного акта.
6. Компетенции в рамках пространства свободы, безопасности
и правопорядка (AFSJ) – ст. 12 (c) TEU, ст. 70, 71, 88, 85, 81 абз. 3 TfEU
6.1. Участие в механизмах, оценивающих осуществление политики в области
AFSJ:
– получение информации на тему оценки выполнения государствами-членами
политики в рамках AFSJ ст. 70 TfEU,
– право на информацию о работе Постоянного комитета внутренней безопасности,
установленного в структуре Совета, задачей которого является поддержка координации
операционных действий, предпринимаемых органами государств-членов в области
внутренней безопасности (ст. 71 TfEU, решение Совета (2010/131/ЕС) от 25 февраля
2010).
6
6.2. Участие в политическом контроле Европола и в оценке деятельности
Евроюста - ст. 88, 85 TfEU
В Договоре о функционировании ЕС говорится, что
ЕП и Совет выдадут
распоряжения, определяющие структуру, функционирование и объем заданий, как
Евроюстя, так и Европола, а также:
– «условия участия Европейского парламента и национальных парламентов в оценке
деятельности Евроюста», ст. 85 TfEU
– «процедуры контроля Европейским парламентом деятельности Европола, в котором
участвуют национальные парламенты», ст. 88 TfEU
Во время дискуссии на межпарламентских форумах, парламенты выражали свои
сомнения, касающиеся установления новой процедуры контроля и оценки, что связано,
как с неясным значением слов «контроль» и «оценка», так и с фактом, что способ
осуществления надзора зависит от миссии, заданий и структуры Европола и Евроюста,
которые только будут определены в распоряжениях. Поэтому парламенты требовали,
консультации с ними проектов распоряжений в области парламентского контроля
относительно вышеуказанных учреждений еще до финализации проектов этих
распоряжений (ср. Вклад XLI встречи COSAC, Прага 10-12 мая 2009, п. 3.5,
Официальный вестник ЕС 2009 C 230, с. 5).
6.3. Участие в процедуре изменения процедуры принятия акта по семейному
праву с трансграничными последствиями – ст. 81, (3), подпункт 3 TfEU
Каждый парламент вправе опротестовать предложение Комиссии, определяющее те
аспекты семейного права с трансграничными последствиями, которые могут стать
предметом принимаемых актов – по принципу отступления – путем обычной, а не
специальной законодательной процедуры (так называемая секторная промежуточная
процедура). Решение по данному вопросу принимает Совет. Сопротивление лишь
одного парламента в течение 6 месяцев с момента получения предложения Комиссии
ведет к тому, что Совет не может принять такое решение.
7. Участие в процедуре изменения договоров – ст. 12 (d) TEU, ст. 48 TEU
Парламенты участвуют в обоих режимах изменения договоров, предусмотренных
Лиссабонским договором:
– в обычной процедуре, при которой:
◦ национальные парламенты нотифицируют предложения, касающиеся изменения
договоров
◦ представители национальных парламентов входят в состав Конвента, который
рассматривает предложения, касающиеся изменений, и принимает рекомендации для
межправительственной конференции
– в упрощенной процедуре:
◦ национальные парламенты информируются об инициативах Европейского
совета, касающихся перехода от специальной процедуры к обычной процедуре и от
единогласия к квалифицированному большинству в рамках так называемой
генеральной промежуточной процедуры, определенной в ст. 48 ust. 7 TEU.
Сопротивление лишь одного парламента в течение 6 месяцев с момента получения
инициативы Европейского совета об упрощенной процедуре, блокирует процедуру,
т.е. ведет к тому, что решение Европейского совета не принимается.
7
8. Участие в межпарламентском сотрудничестве с национальными
парламентами ЕС и Европейским парламентом – ст. 12 (f) TEU, Протокол № 1,
раздел II «Межпарламентское сотрудничество»
В Лиссабонском договоре межпарламентское сотрудничество впервые получило
договорную основу. В ст. 12 TEU говорится, что национальные парламенты
содействуют правильному функционированию ЕС путем участия в сотрудничестве с
национальными парламентами и Европейским Парламентом. В свою очередь, из ст. 9
Протокола № 1 следует, что Европейский парламент и национальные парламенты
совместно определяют способ организации эффективного и систематического
межпарламентского сотрудничества в ЕС. Это существенно с точки зрения новых
правомочий национальных парламентов, таких как напр. механизм раннего
предупреждения, которые могут быть выполнены только при условии тесного
взаимодействия.
Организация эффективного сотрудничества предполагает также урегулирование
вопроса планирования и координации межпарламентских встреч, о чем говорится, как
на форуме ЕП, так и Конференции председателей парламентов ЕС или же COSAC.
Некоторые общие правила отражены в «Указаниях о межпарламентском
сотрудничестве в ЕС», принятых Конференцией председателей парламентов ЕС в Гааге
в 2004 г. и измененных в Лиссабоне в 2008 г.
Единственным уполномоченным договорами органом межпарламентского
сотрудничества, поддерживающим парламенты в этой области, является именно
COSAC. В ее компетенции, определенные в настоящее время более эластичным
образом, входят, в частности:
– представление Комиссии и Совету всех замечаний ЕП, без ограничений, которые
содержал предыдущий протокол [№ 9] о роли национальных парламентов,
приложенный к TEU и договорам, учреждающим Европейские Сообщества в силу
Амстердамского договора. На основании того протокола, COSAC могла рассмотреть
каждый проект законодательного акта в связи с установлением пространства свободы,
безопасности и правопорядка, который мог непосредственно повлиять на права и
свободы граждан. Она могла также направлять в ЕП, Совет и Комиссию замечания,
касающиеся законодательной деятельности ЕС, особенно в отношении применения
принципа субсидиарности, AFSJ и основных прав. Кроме того, в новом протоколе не
упоминается уже о том, что COSAC передает учреждениям ЕС свои замечания «на
основании проектов актов, переданных ей в силу совместного решения представителей
правительств Государств – членов ЕС»;
– поддержка обмена информацией и наилучшими практиками между национальными
парламентами и Европейским парламентом, в том числе, между их
специализированными комиссиями;
– организация межпарламентских конференций, в частности, в области общей
внешней политики и политики безопасности, в том числе, общей политики
безопасности и обороны.
Последние два пункта являются неким novum в отношении компетенций COSAC,
однако, следует подчеркнуть, что обмен информацией и наилучшими практиками уже
давно является постоянных элементом встреч COSAC.
Подобным образом как это было до сих пор, замечания COSAC не связывают
национальные парламенты и не «предрешают их позиции».
8
9. Подведение итогов
В представленной выше информации была сделана попытка представить новые
компетенции, которые получили национальные парламенты в силу Лиссабонского
договора. Вкратце и в некой упрощенной форме, их можно разделить на следующие
группы:
– укрепленное право получать информацию – был налажен механизм передачи
информации, в частности, расширен каталог документов и информации, передаваемой
непосредственно парламентам (напр. проекты законодательных актов, документы
правотворческого планирования, заявки на вступление в ЕС, предложения изменения
договоров, информация на тему выполнения странами-членами политики в рамках
AFSJ) и список учреждений ЕС, обязанных непосредственно передавать информацию и
документы (раньше только Комиссия),
– право следить за соблюдением принципа субсидиарности, основным элементом,
которого является механизм раннего предупреждения, включающий национальные
парламенты непосредственно во внедрение этого принципа: желтая карточка может
привести к изменению или изъятию проекта законодательного акта,
несоответствующего, по мнению парламентов, принципу субсидиарности, а оранжевая
карточка – к прерыванию обычной законодательной процедуры в упрощенном порядке
Европейским парламентом или Советом. До сих пор парламенты могли исследовать
принцип субсидиарности на общих основаниях и передавать свои замечания своим
правительствам либо формулировать их на форуме COSAC (напр. в рамках
координированного контроля принципа субсидиарности); позиция COSAC не имела,
однако связывающего характера для союзных учреждений и для парламентов,
– право вето – сопротивление даже одного парламента дает результат в виде
блокировки одной из следующих процедур: генеральной промежуточной процедуры по
ст. 48 абз. 7 TEU (упрощенный порядок изменения договоров) и секторной
промежуточной процедуры по ст. 81 абз. 3 TfEU (изменение процедуры принятия акта
по семейному праву с трансграничными последствиями); раньше национальные
парламенты не располагали подобным инструментом,
– мониторинг пространства свободы, безопасности и правопорядка – что
обозначает участие парламентов в механизмах, оценивающих выполнение политики ЕС
в области AFSJ, в осуществлении политического контроля Европола и оценке
деятельности Евроюста; раньше COSAC была вправе представлять замечания на тему
правотворческой деятельности ЕС в отношении AFSJ,
– участие в расширенном межпарламентском сотрудничестве – новые механизмы
сотрудничества могут охватить организацию дебатов над общей внешней политикой
и политикой безопасности, в том числе, над общей политикой безопасности и обороны;
COSAC может являться форумом сотрудничества не только европейских комиссий, но
также специализированных комиссий; национальные парламенты и Европейский
парламент получили мандат для определения организации эффективного и
систематического межпарламентского сотрудничества в ЕС.
Позиция национальных парламентов в ЕС под руководством Лиссабонского договора –
выбранные документы и публикации
http://libr.sejm.gov.pl/oide/en/index.php?option=com_content&view=article&id=28&Itemid=
54
9
Дебаты над ролью национальных парламентов в ЕС под руководством Лиссабонского
договора – Информация Центра европейской информации и документации (OIDE)
http://libr.sejm.gov.pl/oide/en/index.php?option=com_content&view=article&id=510&Itemid
=296
10
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
96
Размер файла
188 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа