close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

главу - Relay of Life

код для вставкиСкачать
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
Глава 4
«БРЮССЕЛЬСКИЙ ЕС» СЕГОДНЯ:
Что скрывают от
нас нефтефармацевтический
картель и его
влиятельные
политики
Глава 4
Договоры Евросоюза:
попытки нефтефармацевтического картеля укрепить свою политическую власть над Европой
На политической арене 90-х годов прошлого столетия и первого десятилетия ХХI века нефтефармацевтический картель
предпринимал все более амбициозные шаги по консолидации своей политической власти над Европой. Его конечная
цель — создание глобального Политбюро для защиты от потенциального роста применения лекарственных средств природного происхождения и обеспечения глобальной
монополии картеля в сфере патентованных медицинских препаратов. Основные элементы этих ходов включали подписание Маастрихтского договора в 1992 г., Амстердамского
договора в 1997 г.; Ниццкого договора в 2001 г. и Лиссабонского договора, вступившего в силу в декабре 2009 года.
По каждому из этих договоров следует отметить, что подавляющему большинству людей в Европе не дали никакой возможности отвергнуть решения их правительств, подписавших
отказ от своих прав и свобод посредством этих соглашений.
Если бы брюссельский Евросоюз основывался на принципах
истинной демократии, само собой разумеется, всем гражданам ЕС сначала было бы предоставлено право выразить
свою волю на референдумах и, по всей вероятности, эти договоры никогда не были бы подписаны.
Маастрихтский договор:
•
Реорганизовал ЕС и открыл путь к политической интеграции; таким образом, картель получил больший политический контроль над странами ЕС.
•
Создал экономический и валютный союз; таким образом,
картель получил больший экономический контроль над
странами ЕС.
174
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
•
Создал общую внешнюю политику и политику безопасности, тем самым давая картелю большую степень контроля
за деятельностью стран ЕС на международной арене.
•
Принял законы «о защите прав потребителей», позволяя картелю
использовать их в качестве прикрытия для соблюдения
своих
интересов. Классическим примером этого
стала так называемая
Директива ЕС о пищевых добавках, принятая
в 2002 г., в результате
которой были введены
общеевропейские ограничения на продажи витаминов и минеральных
добавок под предлогом
необходимости «обеспечения
высокого Подписание Маастрихтского
уровня защиты потреби- договора 7 февраля 1992 г.
телей». На самом деле,
конечно, ограничения
были предназначены для защиты фармацевтической промышленности. Ее многомиллиардные объемы продаж
синтетических запатентованных лекарств оказались под
угрозой ввиду открытия связи между цингой и заболеваниями сердечно-сосудистой системы и, как следствие, потенциального роста применения непатентованных
методов лечения, таких как прием витаминов.
Дальнейшая информация: GB3MT347
175
Глава 4
Амстердамский договор:
•
Свободное передвижение людей должно осуществляться в соответствии с правовой базой ЕС. Это вызвало необходимость
создания информационных систем в масштабах Европы, благодаря которым картель получил больше возможностей для
вмешательства в частную жизнь граждан ЕС.
•
Согласована программа развития деятельности Европола (Европейского полицейского ведомства), дающая
картелю возможность расширить свой контроль над правами европейских граждан за пределами национальных
границ.
•
Дальнейшая разработка политики общей безопасности
позволила постепенно сформировать общую оборонную
политику, обеспечивая тем самым средства, с помощью
которых картель может в конечном итоге достигнуть военного контроля на мировом уровне.
Европейские лидеры собрались для подписания Амстердамского договора 2 октября 1997 г.
Дальнейшая информация: GB3AT833
176
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
Влияние нефтефармацевтического картеля на содержание Амстердамского договора и систему оценки рисков ЕС
В январе 2010 года ученые в университетах Бата и Эдинбурга
в Великобритании опубликовали доказательства того, что в
середине 1990-х годов производители нефти, фармацевтических препаратов, а также химической, пищевой и табачной
продукции, были совместно вовлечены в успешную долгосрочную стратегию лоббирования, формируя решения политики Европейского союза в свою пользу.
По данным исследования, опубликованного в журнале Public
Library of Science Medicine и на веб-сайте euobserver.com,
крупные корпорации, в том числе Shell, Bayer, Zeneca,
SmithKline Beecham, Unilever, Tesco и British American Tobacco
проводили многолетнюю лоббистскую кампанию с целью добиться определенной оценки своего бизнеса со стороны ЕС:
бизнес-интересы должны были стать более важным фактором, чем здоровье населения.
С принятием Амстердамского договора в ЕС в конце концов
сформировалось «нужное» мнение относительно последствий деятельности этих транснациональных корпораций.
Примечательно в этой связи, что Директива ЕС о пищевых
добавках, вступившая в силу в 2002 году, использует оценки
риска в качестве средства достижения общеевропейских
ограничений на продажи витаминов и минеральных добавок
для защиты продаж фармацевтической промышленности
синтетических патентованных лекарств.
Ниццкий договор:
• Внес в Европейский совет систему голосования квалифицированным большинством, что еще больше снижает возможность отдельных стран-членов ЕС противостоять
интересам картеля. В результате этого изменения три основные страны, представляющие картель, — Германия,
Франция и Великобритания — наряду с Италией, в настоящее время эффективно поддерживают баланс сил в
Европейском совете.
Дальнейшая информация: GB3NT972
177
Глава 4
•
Расширил и перераспределил количество мест в Европарламенте в пользу трех основных стран, представляющих Картель, – Германии, Франции и Великобритании, а
также Италии.
Лиссабонский договор
Подписание Ниццкого договора состоялось 26 февраля 2001 г.
Лиссабонский договор, вступивший в силу в Европейском
союзе в декабре 2009 года, вознес усилия нефтефармацевтического картеля, направленные на укрепление своей политической власти над Европой, на совершенно новый уровень.
Договор, предназначенный для легитимизации концепции
брюссельского Евросоюза, формирует абсолютно недемократические основы будущей Европы. Договор, представляющий
собой явный шаг на пути к введению общеевропейской диктатуры, предусматривает следующее:
•
Отсутствие разграничения конституционных полномочий
— тем самым устраняется один из ключевых элементов,
имеющих важное значение для любой демократии.
178
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
•
Отсутствие возможности для европейских народов избрать своих президентов демократическим путем. Вместо
этого президент выбирается тайно европейской политической элитой исходя из интересов корпоративных кругов.
•
Отсутствие у людей возможности избирать 27 членов Европейской комиссии. Вместо этого исполнительная ветвь
власти или кабинет Европейского правительства «назначается» европейской политической элитой в корпоративных интересах.
•
Отсутствие у людей возможности заменить состав Европейской комиссии – даже если по мнению подавляющего большинства нарушены и ущемлены их человеческие права.
•
Отсутствие у людей возможности предотвратить дальнейшее нарушение их прав и свобод. Задуманный как законодательный акт «с правом внесения поправок»
Лиссабонский договор позволяет брюссельскому Евросоюзу расширять свои полномочия, не вынося их обсуждение на референдум.
Недемократическая история Лиссабонского договора
Впервые разработку так называемой «европейской конституции» в феврале 2002 г. начал орган, возглавляемый бывшим
президентом Франции Валери Жискар д'Эстеном, — «Конвенция
о будущем Европы». Проект текста для Конституции был представлен на саммите ЕС в июне 2003 г. и принят в июне 2004 г.
Однако в мае 2005 г. французский народ на всенародном референдуме высказал свое «Нет» Конституции. В следующем
месяце, июне 2005 г., голландцы также сказали «Нет». В результате Конституция была «заморожена» на период «обдумывания», и, по крайней мере, какое-то время казалось
возможным, что о ней забудут.
В январе 2007 г. Германия под руководством Ангелы Меркель
взяла на себя председательство в ЕС и объявила о завершении периода размышлений. Всего лишь два месяца спустя, в
179
Глава 4
марте, Берлинская декларация, излагающая намерение всех
стран-членов ЕС прийти к соглашению о заключении нового
договора Евросоюза до парламентских выборов 2009 г., была
принята всеми странами-членами ЕС. Текст нового договора,
известного с тех пор как Лиссабонский договор, был опубликован 4 июня 2007 года.
К изумлению французов и голландцев, а также миллионов
демократически настроенных людей по всей Европе, 96 процентов его статей, как оказалось, были скопированы из отклоненной Конституции ЕС.
Когда изумление обернулось
гневом, даже Валери Жискар
д'Эстен, главный разработчик
текста, в конце концов вынужден был признать, что различие
между договором и конституцией «очень незначительное и
скорее косметическое, нежели
реальное».
Несмотря на имевший место открытый обман, Лиссабонский договор был подписан лидерами 27
стран-членов ЕС в Лиссабоне в
Португалии 13 декабря 2007 Канцлер Германии Ангела
года. Единственной страной, ре- Меркель сыграла важную
шившей вынести принятие дого- роль в возрождении отвергвора
на
демократический нутой европейской Констиобщественный
референдум, туции и переименовании ее
была Ирландия; остальные 26 в Лиссабонский договор.
стран-членов, в том числе Франция и Нидерланды, ранее отклонившие почти идентичную «Конституцию ЕС» на общественных референдумах, приняли договор национальными
парламентами этих стран без какого-либо общественного голосования.
Под давлением со стороны премьер-министра Великобритании Гордона Брауна и президента Франции Николя Саркози
Португалия отменила референдум по договору. Браун и Саркози звонили Жозе Сократешу, премьер-министру Португа-
180
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
лии, настаивая, что в публичном голосовании нет необходимости. (Сам Саркози отказал французскому народу в референдуме по договору, несмотря
на опрос, показывающий, что 58
процентов избирателей страны
были за его проведение.)
Премьер-министр Великобритании
Г о р д о н
Браун и президент Франции Николя Саркози
звонили
Жозе
Сократешу, премьер-министру Португалии, настаивая,
что в референдуме по Лиссабонскому договору нет необходимости.
В июне 2008 г. ирландцы пришли на избирательные участки
референдума и сказали договору твердое «Нет», отражая
таким образом мнение французов и голландцев по поводу Конституции Евросоюза в 2005 г. С
явной и решительной демонстрацией несогласия с брюссельским Евросоюзом Лиссабонский
договор был отклонен в 33 из 43
избирательных округов Ирландии. При явке избирателей
более 53% любая истинная демократия на этом этапе прислушалась бы к голосу своего
народа и отправила договор на
свалку истории, где ему и надлежит быть.
Вместо этого, несмотря на результаты опроса, показывающие, что почти три четверти из ирландских избирателей были
против проведения второго референдума по договору, брюссельский Евросоюз показал свое истинное лицо, требуя,
чтобы Ирландия снова проголосовала, на сей раз — «правильно». Вместо того чтобы подчиниться воле народа, как
произошло бы в случае истинной демократии, лидеры Евросоюза ответили на высказанное «Нет» иначе: выдвинули Ирландии ультиматум и предоставили четыре месяца,
разъясняя, как заручиться общественной поддержкой в отношении договора. Николя Саркози, в частности, настаивал:
«Ирландцам придется голосовать снова».
181
Глава 4
Как следствие, в результате политического вмешательства со
стороны Европейской комиссии, распространения угроз и
лжи ирландскому электорату,
включая пропаганду, что реше- Ирландский референдум
ние «Нет» приведет к экономи- по Лиссабонскому догоческой изоляции Ирландии, вору, июнь 2008 г.
корпоративного вмешательства
со стороны компаний, подобных
Ryanair (потративших полмиллиона евро на кампанию в
пользу «Да»), Intel (потративших
несколько сотен тысяч) и фармацевтической компании Pfizer
(открыто предупредившей об
«утечке капитала» из Ирландии,
если они проголосуют «Нет»), а
также не в последнюю очередь
вопиющего пренебрежения руководящими принципами Ирландии
в
отношении
беспристрастности СМИ (гарантируя таким образом, что ком- В Ирландии в июньском
мерческие
радиои референдуме 2008 г. Лиссабонский договор был оттелевизионные станции не пре- клонен в 33 из 43
доставят
равное
эфирное избирательных округов
время для обеих сторон в деба- страны. Избирательные
тах по договору), ирландский округа, отвергшие договор,
народ проголосовал «Да» в пе- показаны розовым цветом.
изображения:
реголосовании в октябре 2009 г. Источник
Википедия.
В итоге договор был принят в
качестве закона Евросоюза 1
декабря 2009 г.
182
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
Факты и вымысел о
Лиссабонском договоре
Вымысел:
Лиссабонский договор не меняет основную сущность Европы.
Факты: В статье 1 Лиссабонского договора о внесении изменений в Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении
Европейского сообщества говорится: «Союз заменяет собой Европейское сообщество и является его правопреемником». В дополнение к этому, статья 46 А гласит:
«Союз обладает правосубъектностью».
Таким образом, совершенно очевидно, что
постлиссабонский союз является совершенно новым конституционным и юридическим лицом и что Европейское
сообщество, участниками которого ранее
были 27 государств-членов, перестало существовать.
Кроме того, в соответствии со
статьей 24 «Лиссабонского договора о внесении изменений в Договор о Европейском союзе и Договор
об учреждении Европейского сообщества», брюссельский Евросоюз может теперь подписывать
договоры с другими странами или
международными организациями от
имени своих государств-членов во
всех областях своей компетенции.
По Лиссабонскому договору Херман ван Ромпёй
был назначен президентом Евросоюза, а Кэтрин
Эштон — министром иностранных дел ЕС. В обоих
случаях гражданам Европы не предоставили
никакой
возможности
проголосовать за эти назначения.
И, конечно, не будем забывать,
что Договор также учредил должности президента ЕС (на которую
Херман ван Ромпёй был назначен
без общественного голосования),
министра иностранных дел ЕС
(на которую Кэтрин Эштон была
назначена без общественного голосования) и дипломатический корпус Евросоюза.
183
Глава 4
Таким образом, можно заметить, что в действительности «основная сущность» Европы была в значительной степени изменена.
Вымысел:
Лиссабонский договор способствует повышению демократического контроля со стороны национальных парламентов.
Факты: На самом деле, в статье 7 Протокола Договора о применении принципов субсидиарности и пропорциональности
национальным парламентам предоставляется только право
выражать недовольство тем, с чем они не согласны. По сути,
он только предоставляет механизм, посредством которого
возражение может быть принято, если жалобу поддерживает
одна треть всех национальных парламентов. Тем не менее,
брюссельский Евросоюз не обязан изменять или аннулировать любое из своих решений и может, если захочет, просто
не принять во внимание такую жалобу.
Более того, даже если большинство национальных парламентов будет возражать против законодательного предложения,
внесенного Европейской комиссией, — и в этом случае еврокомиссия не обязана изменять или отменять любое из своих
постановлений. В такой ситуации она может просто не принять во внимание жалобу и передать ее решение Европейскому совету и Европарламенту. Фактически вместо
увеличения демократического контроля со стороны национальных парламентов на практике, ввиду бюрократического
характера препон, которые надо преодолеть, крайне маловероятна возможность ограничения диктаторского характера
брюссельского Евросоюза посредством этих механизмов.
184
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
Вымысел:
Лиссабонский договор делает процесс принятия решений
брюссельским Евросоюзом более демократичным.
Факты: Из всех обманов брюссельского Евросоюза это
утверждение, возможно, одно из самых лицемерных. С одной
стороны, в отличие от истинной демократии, Европейский
парламент по-прежнему не имеет возможности свободно инициировать и принимать законодательство во всех сферах по
своему выбору и собственной воле. С другой стороны, как
описано выше, Лиссабонский договор создал должности президента Евросоюза и министра иностранных дел ЕС и постановил, что оба должны назначаться без общественного
голосования. И помимо этого, естественно, 27 членов Европейской комиссии, исполнительного органа ЕС, по-прежнему
будут назначаться без общественного голосования.
Что еще хуже, статья 48 «Лиссабонского договора о внесении
изменений в Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении
Европейского
сообщества» проясняет, что Договор предусматривает возможность внесения в него поправок
и в будущем может быть изменен без необходимости созыва
межправительственной конференции или обращения к гражданам
посредством
референдумов.
Лиссабонский
договор
предусматривает возможность внесения в него поправок и в будущем может
быть изменен без обсуждения с европейскими гражданами
посредством
референдумов.
Принимая во внимание эти
факты, можно увидеть, что исполнительный механизм принятия решений брюссельским
Евросоюзом далек от того,
чтобы быть «демократическим», и, по сути, представляет
собой неизбираемую диктатуру.
185
Глава 4
Вымысел:
Лиссабонский договор реагирует на опасения, высказываемые европейскими гражданами, и повышает легитимность в
функционировании брюссельского Евросоюза.
Факты: учитывая, что обеспокоенные граждане Франции и
Нидерландов полностью отвергли так называемую «Европейскую конституцию» на национальных референдумах в 2005
г., тот факт, что 96 процентов текста Лиссабонского договора
идентичны Конституции, и что более 99 процентам европейских избирателей не дали возможности проголосовать по поводу его принятия, делает эти утверждения ЕС абсурдными.
ВЫБОРЫ ЕС 2009 г.
голосов против ЕС
не
голосовавших
57 процентов жителей Европы, имеющих право голоса на выборах Евросоюза 2009 г., демонстративно воздержались, в то
время как еще 4 процента отдали свои голоса против диктатуры
Евросоюза.
Более того, не следует забывать, что 57 процентов жителей
Европы, имеющих право голосовать на выборах в Европарламент в июне 2009 года, протестовали против брюссельского Евросоюза, демонстративно воздерживаясь, в то время
как еще 4 процента отдали свои голоса против диктатуры Евросоюза, голосуя за партии, выступающие против Евросоюза
и/или Лиссабонского договора. Таким образом, любые заверения о том, что Лиссабонский договор действует в интересах
этих людей, являются по меньшей мере бредом.
186
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
Вымысел: Лиссабонский договор не создает европейскую
армию.
Факты: в статье 28А (с) 3, (1-й абзац) «Лиссабонского договора о внесении изменений в Договор о Европейском союзе
и Договор об учреждении Европейского сообщества» говорится: «государства-члены предоставляют в распоряжение
Союза гражданские и военные ресурсы, содействуя целям
общей политики безопасности и обороны». 2-й абзац еще
больше милитаризирует брюссельский Евросоюз, заявляя,
что «государства-члены обязуются постепенно улучшать свои
военные ресурсы», и давая понять, что Европейское оборонное агентство будет участвовать в формулировке поправок к
этим договорам.
187
Глава 4
Что говорят о Лиссабонском
договоре политические ключевые
партнеры брюссельского Евросоюза,
сравнивая его с отклоненной европейской Конституцией:
«Общественное мнение будет вынуждено принять, не подозревая об этом, те предложения,
которые мы не осмеливаемся представить им
напрямую... Все прежние предложения будут
присутствовать в новом тексте, но в скрытом и
завуалированном виде».
Валери Жискар д'Эстен, бывший президент
Франции и председатель Конвенции, разработавшей Европейскую конституцию, Le
Monde, 14 июня 2007 года, и Sunday Telegraph, 1 июля 2007 г.
«Суть конституции сохраняется. Это факт».
Канцлер Германии Ангела Меркель, речь в
Европарламенте, 27 июня 2007 г.
«Это хорошо, что данный документ не называется Конституцией — никто не может попросить о голосовании по поводу его
принятия на референдуме».
Джулиано Амато, бывший премьер-министр Италии и вице-председатель Конвенции, разработавшей европейскую
конституцию, речь в Лондонской школе
экономики, 21 февраля 2007 г.
188
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
«Суть соглашений, достигнутых в 2004 году,
была сохранена. „Конституция“ — термин,
от которого пришлось отказаться».
Дермот Ахерн, министр иностранных дел Ирландии, Daily Mail, Ирландия, 25 июня 2007 г.
«Таким образом, фактическая непонятность,
заменяющая простоту — ключевой подход к
реформе Евросоюза. Что касается изменений, которые в настоящее время предлагается внести в конституционный договор,
большинство из них носят презентационный
характер, не имеющий никакого практического
эффекта. Они просто были разработаны,
чтобы позволить определенным главам правительств продать своему народу идею ратификации в парламенте, а не на референдуме».
Доктор Гаррет Фицджеральд, бывший премьер-министр
Ирландии, Irish Times, 30 июня 2007 г.
О том, намеревались ли они предоставить
гражданами возможность понять его:
«Они решили, что документ должен быть нечитаемым. Если он не читается — это не конституционный документ, такое было мнение...
представьте, что премьер-министр Великобритании заходит в палату общин и говорит: „Взгляните, вы видите — это абсолютно нечитаемо,
это типичный брюссельский договор, ничего нового, и нет необходимости в референдуме“. Но если бы вам удалось разобраться в нем, это бы означало, что он содержит что-то
новое, — а значит, появились основания для референдума».
Джулиано Амато, бывший премьер-министр Италии и вицепредседатель Конвенции, разработавшей европейскую конституцию, записано Open Europe, Центр европейских реформ в
Лондоне, 12 июля 2007 г.
189
Глава 4
«Если Конституционный договор должен
быть удобным для чтения, то задача этого
договора — быть нечитаемым... В то время
как Конституция стремится быть прозрачной, этот договор должен оставаться непонятным. Это успех».
Карел де Гюхт, министр иностранных дел
Бельгии, Flandreinfo, 23 июня 2007 г.
По поводу «нет», высказанного ирландцами на голосовании по вопросу подписания Договора в 2008 году:
«Всем [политическим лидерам] достаточно
хорошо известно, что если подобный вопрос
был бы поставлен перед их избирателями
на референдуме, ответом в 95 процентах
стран, вероятно, также было бы «Нет».
Чарли Маккриви, ирландский комиссар ЕС,
Irish Times, 27 июня 2009 г.
По поводу «нет», высказанного французами на голосовании по Европейской конституции (96 процентов содержания
которой включено в Договор) в 2005 году:
«Франция была просто первой среди других
стран в голосовании, сказав «Нет». То же
самое произошло бы во всех государствахчленах, если бы они провели референдум.
Существует раскол между народом и правительствами... Референдум сейчас создаст в Европе опасную ситуацию. Не
будет никакого договора, если мы будем проводить референдум во Франции, затем в Великобритании...».
Президент Франции Николя Саркози, выступая на заседании
депутатов Европарламента, Economist, 14 ноября 2007 г.
190
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
По поводу лишения народа власти и суверенитета:
«...Я не думаю, что это хорошая идея, — заменить большими институциональными скачками медленный и эффективный метод, при
котором национальные государства не обеспокоены лишением своей власти... Поэтому я
предпочитаю идти медленно, понемногу отщипывая кусочки суверенитета, избегая резких переходов от национальной до
федеральной власти. Я думаю, что именно
таким путем мы должны построить единую политику Европы...».
Премьер-министр Италии Джулиано Амато, до того как он
стал вице-президентом Конституционного конвента Евросоюза, интервью с Барбарой Спинелли, La Stampa, 13
июля 2000 г.
191
Глава 4
При поддержке нефтефармацевтического картеля во Франции к
власти приходит Николя Саркози
Николя Саркози, бывший президент Франции, пришел к власти в 2007 году благодаря
поддержке нефтефармацевтического картеля. Приход к власти и выборы сына венгерского аристократа были частью «Плана
Б» картеля — на случай, если Белый дом в
США займут силы менее дружественные интересам картеля, нежели президент Джордж
Буш (что в конечном счете и случилось,
когда президент Барак Обама был избран в ноябре 2008 г.),
картель должен был убедиться, что другие влиятельные правительства могут сразу заменить эту потерю. В этой ситуации
обладающая ядерным оружием Франция была главным кандидатом.
Приход Саркози к власти — стратегическая разработка картеля. В 2004 году, все еще будучи министром внутренних дел,
он добился слияния французской фармацевтической карликовой Sanofi и швейцарско-немецкого фармацевтического гиганта Aventis/Hoechst. Корпорация Hoechst, наиболее ценная
«невеста» в этом принудительном браке, была, конечно, той
самой из печально известного корпоративного трио (вместе
с Bayer и BASF), которое привело к власти Гитлера и финансировало подготовку ко Второй мировой войне, включая
строительство концлагеря Освенцим.
С переходом корпорации Hoechst из Германии во Францию
все ноу-хау также переместились в эту страну — как и планировали политические ключевые партнеры, захватывая контроль исполнительной власти, создавая квазидиктаторские
режимы и в конечном счете стремясь к мировому господству.
Диверсификация экономической мощи и политического ноу-
192
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
хау из постнацистской Германии во Францию была одной из
тех изощренных уловок, которыми славится картель.
Избирательная кампания Саркози был практически точной
копией последних выборов в довоенной Германии. Избирательная кампания кандидата картеля, сопровождаемая пропагандой подвластных ему СМИ, финансировалась
французскими нефтяными, фармацевтическими и ядерноэнергетическими корпорациями. Многое взяв из политтехнологий 1930 годов, Саркози провел вызывающую рознь
предвыборную кампанию, основанную на ненависти к иностранцам и иммигрантам, в попытке напугать подавляющее
большинство французов и привести их в объятия кандидата
картеля. Саркози зашел так далеко, что даже назвал бесправную молодежь в парижских пригородах «отбросами», тем
самым намеренно накаляя политическую обстановку и представляя себя как кандидата «закона и порядка». Захватив
власть на выборах в мае 2006 г., он, вместе с канцлером Германии Меркель, усадил себя на трон в качестве нового лидера структуры брюссельского Евросоюза, в некоторой
степени напоминая средневековых императоров.
Саркози — корпоративные связи
Приход Саркози к власти в 2006 г. был профинансирован «корпоративной Францией». Ниже перечислены его основные спонсоры.
Но одной только корпоративной поддержки было бы недостаточно для его избрания. Поэтому его избирательная кампания
продвигалась с помощью систематического нагнетания страха
— по аналогии с предвыборной кампанией Буша в 2004 г. Но
Саркози пошел еще дальше: он добавил ненависть к иммигрантам как отличительную черту своей кампании. Широкий общественный резонанс вызвало публичное высказывание Саркози,
где он назвал молодых иммигрантов, живущих в пригородах Парижа, «отбросами» — ставшее причиной разжигания расовой ненависти. Этим методом психологической войны против
собственного народа он хотел подтолкнуть запуганных избирателей в свои объятия.
193
Глава 4
Две опоры избирательной кампании Саркози — откровенная защита картельных интересов и нагнетание страха у избирателей,
чтобы заручиться их поддержкой, — были точной копией другой
предвыборной кампании, финансируемой нефтефармацевтическим концерном в 1933 году. В том году немецкий картель I.G.
Farben (Bayer, BASF, Hoechst (сегодня часть Sanofi-Aventis)) привел к власти другого беспринципного политика, что повлекло за
собой разрушительные последствия для нашей планеты. Детали поддержки нефтефармацевтическим концерном в 1933 г.
подъема нацистской партии описаны в записях Нюрнбергского
трибунала 1948 г. по делу о военных преступлениях I.G. Farben.
История говорит нам: «Кто не помнит своего прошлого, обречен
пережить его вновь». (Джордж Сантаяна)
Корпоративные интересы, которые привели к власти Николя
Саркози:
Едоуард де Ротшильд,
Rotschild & Cie
Жан-Франсуа Деэк,
Aventis Sanofi
Серж Дассоль,
Group Dassault
Николя Саркози,
President of France
Арно Лагардер,
EADS
Антуан Бернхайм,
Banque Lazard Frères
194
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
Но Европы для Саркози и его корпоративных спонсоров было недостаточно. Проведя два года в кабинете, он провозгласил себя
лидером Средиземноморской империи, вовлекая более десятка
стран средиземноморского побережья под господство картеля.
Совместная Евросоюзо-средиземноморская империя поразительно напоминает масштабы Римской империи во времена
Юлия Цезаря, одной из исторических личностей, помимо Наполеона, которым Саркози, по-видимому, стремился подражать.
Когда смотришь на то, что он предлагал этим странам, безрассудный характер предприятий Саркози XXI века в Европе,
Северной Африке и на Ближнем Востоке становится очевидным. В то время, когда весь земной шар готов использовать
водород и другие возобновляемые источники энергии не
только для вождения автомобилей, но и в основной части общего энергоснабжения, Саркози — как отчаянный продавец
— пытался использовать устаревшие ядерные технологии,
втягивая десятки развивающихся и пороговых стран в роковую зависимость от нефтефармацевтического и ядерно-энергетического картеля.
В представлении картеля Саркози, видимо, был идеальной
заменой Джорджу Бушу в качестве основного ключевого партнера своих глобальных интересов.
195
Глава 4
Проникновение мафии и масонства,
мошенничество, коррупция, пропаганда
и нарушение гражданских свобод в
брюссельском Евросоюзе
Моральные ценности или сомнительные связи?
Коррупция среди своих чиновников является постоянной проблемой Европейской комиссии с момента ее создания. Репутацию ее комиссаров с точки зрения морали, пожалуй, наилучшим
образом можно представить в контексте события, которое произошло в ноябре 2004 года. Рокко Буттильоне, набожный католик и личный друг тогдашнего папы, Иоанна Павла II, был
назначен в качестве одного из новых членов Европейской комиссии. Вскоре после этого он был отклонен из-за его стойких
католических верований, публично им отстаиваемых.
Буттильоне был заменен Франко Фраттини, верным союзником премьер-министра Италии Сильвио Берлускони. Как
сообщил лондонский The Times 10 ноября
2004 года, после ухода «Буттильоне добавил предупредительный выстрел, заявив
в ходе слушаний утверждения на пост
Фраттини: „Я надеюсь... что никто не спрашивает у него, является ли он масоном“».
Несмотря на это открытое предупреждение,
Фраттини стал заместителем председателя
Европейской комиссии и, по иронии судьбы,
ответственным по вопросам юстиции, свободы и безопасности. В период между 2004
и 2008 гг. Фраттини в этом качестве лично
курировал поправки законодательства, урезающие гражданские права по всей Европе
и существенно влияющие на каждый сектор
жизни граждан Евросоюза.
196
Франко Фраттини,
вице-президент
Европейской комиссии по вопросам
юстиции,
свободы и безопасности, 2004—
2008 гг.
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
Этот эпизод, невинный на первый взгляд, бросает разоблачающий свет на нравственные ценности брюссельского Евросоюза.
Проникновение мафии и масонства в брюссельский Евросоюз
Масонство — весьма болезненный для
Италии вопрос с 1981 года, когда тайная
и незаконная правая масонская ложа, известная как Р2 — «Пропаганда Два» (Propaganda Due), была разогнана на фоне
публичного скандала. Примечательно в
этой связи, что имя Сильвио Берлускони,
нынешнего премьер-министра Италии,
было выявлено среди почти тысячи других ее членов, в числе которых были фигуры, занимающие высокое положение в
бизнесе, разведывательных службах,
журналистике, банковской, военной и политической сферах. Берлускони, которого
в 2009 году, согласно показаниям одного
из членов гангстерской организации, выступившего в качестве свидетеля,
уличили в причастности к террористическим акциям мафии, предположительно
присоединился к P2 в 1978 г..
Личо Джелли, бывший магистр P2
(Propaganda Due) —
незаконной правой
масонской ложи,
связанной с нацистами. Нынешний
премьер-министр
Италии
Сильвио
Берлускони — один
из членов Р2. (Источник изображения:
Википедия)
В прошлом Р2 хорошо известна своими
связями с нацистами и экстремистскими правыми группами.
Личо Джелли, ее бывший великий мастер, в 1998 году был заключен в тюрьму за коррупцию и мошенничество в связи со скандалом вокруг Banco Ambrosiano и открыто назван New York Times
«известным фашистом». Писатель-исследователь Дэвид Яллоп
в своей книге «Во имя Господа. Кто убил Папу Римского?» утверждает даже, что Джелли был вовлечен в заговор, который привел
к убийству Папы Иоанна Павла I, правившего в течение всего
лишь 33 дней в 1978 году. Еще более настораживающий факт –
некоторые источники, в том числе Нью-Zealand Herald и газета
The Observer в Великобритании, утверждают о связях между P2
и государственным терроризмом. Между тем другие источники,
такие как BBC, заявляют о связях как с мафией, так и с правыми
террористическими группами.
197
Глава 4
Выступая на BBC в 2000 году, Пауль ван Бёйтенен, чьи разоблачения мошенничества и злоупотреблений в Европейской комиссии под руководством Жака Сантера привели к ее отставке
(см. ниже), открыто говорил о своих опасениях по поводу проникновения мафии и масонства в брюссельский Евросоюз.
Мошенничество в Европейской комиссии и наказание
разоблачителей
В 1999 году вся Европейская комиссия во главе с Жаком Сантером была вынуждена в полном составе уйти в отставку
после публикации разоблачающего доклада. Одной из главных мишеней доклада была французский комиссар Эдит
Крессон, обвиняемая в совершении серьезного и неоднократного мошенничества, фальсификации контрактов, подделывания почерка других людей и хищении средств Евросоюза с
целью личной выгоды. В должности комиссара Крессон зашла
настолько далеко, что пригласила своего близкого друга, Рене
Бертело, хирурга-стоматолога, в качестве высокооплачиваемого эксперта Евросоюза по борьбе со СПИДом, не имевшего
какого бы то ни было опыта в этой области. Бертело был
позже признан некомпетентным — в результате более чем
двухлетней работы на Крессон он подготовил 24-страничный
доклад, не представлявший никакой практической ценности.
В 2006 г. Европейский суд заявил, что Крессон действовала в
нарушение своих обязательств в качестве еврокомиссара.
Заявления, которые в конечном итоге привели к отставке комиссии, высказал депутат Европарламента от Нидерландов
Пауль ван Бёйтенен, работавший в то время в качестве аудитора в отделе финансового контроля комиссии. В качестве
наказания за разоблачения чиновники ЕС подвергли его дисциплинарному взысканию за нарушение процессуальных
норм, уменьшив его зарплату на 50% на четыре месяца и переведя на более низкий уровень — проверять расходы на
такие материалы, как электрические лампочки.
Но по сравнению с другими разоблачителями Евросоюза ван
Бёйтенен отделался легким испугом. В 2004 г. Марта Андреасен, бывший главный бухгалтер Европейской комиссии, была
уволена за утверждение, что бухгалтерия Евросоюза насквозь пронизана «суммами, предназначенными на взятки, и
мошенничеством». Несмотря на то что ее заявление несо198
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
мненно поддерживалось опубликованными отчетами аудиторов ЕС (которые в 2004 г. отказались подписать счета этого
отдела за 10 лет, ссылаясь на предполагаемые попытки мошенничества), Европейский трибунал гражданской службы
отклонил ее ходатайство об аннулировании увольнения,
оставив в силе в 55-страничном постановлении каждую жалобу, поступившую на нее от имени комиссии.
Мошенничество в Европарламенте
Доклад Гэлвина, названный в честь Роберта Гэлвина, чиновника Европейской счетной палаты, чье имя было указано на
передней стороне обложки, был написан в конце 2006 года как
отчет о ревизии расходов и надбавок, на которые претендует
ряд депутатов из более чем 160 членов Европарламента. Выявленные факты включали серьезные и неоднократные нарушения в оплате служебных пособий и услуг, сомнительные
большие денежные выплаты сотрудникам и поставщикам
услуг сверх заработной платы, несоблюдение регистрационного и налогового законодательства, небрежность в счетах или
выписывание несуществующих счетов, а также непрозрачные
или незарегистрированные заявки на возмещение расходов.
Этот шокирующий доклад хранился в секрете до февраля
2008 года, когда известие о его существовании было обнародовано британским членом Европарламента Крисом Дэвисом.
Даже тогда его содержание осталось тайной и только избранной группе депутатов Европарламента разрешили прочитать
отчет в запертом и охраняемом помещении. После обнародования доклада и обвинения депутатов Европарламента в совершении «масштабного» мошенничества последние
проголосовали за то, чтобы не публиковать его и хранить свои
махинации в секрете.
Коррупция в «агентстве ЕС по борьбе с преступностью»
Даже Евроюст, так называемое «агентство ЕС по борьбе с
преступностью», было вовлечено в коррупционные скандалы. В декабре 2009 года, например, глава Евроюста Жозе
да Мота подал в отставку после того, как его полномочия
были приостановлены на 30 дней за давление на португальское правосудие с целью остановить расследование предполагаемых фактов коррупции с участием премьер-министра
Португалии Жозе Сократеша. По данным информационного
199
Глава 4
агентства ЮПИ (UPI), Сократеш обвинялся в получении
взятки в бытность министром экологии Португалии в обмен
на разрешение строительства на охраняемых землях.
Пропагандистская война брюссельского Евросоюза
Брюссельский Евросоюз, работающий далеко не в прозрачной манере по отношению к своим гражданам, контролирует
огромную пропагандистскую машину, финансируемую за счет
налогоплательщиков.
По словам Марии Ранкка (Maria Rankka), возглавлявшей
шведский «мозговой центр» Timbro до 2011 г., неизбираемая
Европейская комиссия выделяет средства в объеме, намного
превышающем его официальные 213 миллионов евро, предназначенные на потребности коммуникации, спонсируя радиостанции и веб-сайты, поддерживающие позиции Евросоюза.
Примеры, на которые она ссылается, относятся к европейской
радиосети Euranet и официальному каналу YouTube Евросоюза — EU Tube.
Ранкка утверждает также, что телекомпания Euronews получает от брюссельского Евросоюза финансовую поддержку в
размере 10,8 млн евро в год, а расположенному в Брюсселе
и Маастрихте Европейскому центру журналистики, готовящему будущих журналистов, как говорят, был выдан грант в
один миллион евро в 2008 г. В связи с этим становится очевидным, почему при получении подобными организациями
больших объемов финансирования от политического субъекта возникают серьезные вопросы относительно их объективности.
Но это еще не все, так как, по словам Ранкка, брюссельский
Евросоюз также предусматривает финансирование таких организаций, как Центр европейских политических исследований, «Европейское движение», «Европа для граждан» и
«Друзья Европы». Учитывая то, как сильно эти организации
поддерживают позиции ЕС, логично предположить, что такое
финансирование, возможно, просто выделяется как средство
обоснования заявлений брюссельского Евросоюза, что гражданское общество поддерживает его политику.
200
Что скрывают от нас нефтефармацевтический картель и его влиятельные политики
До сих пор пропагандистские усилия брюссельского Евросоюза в основном были направлены на граждан избирательного возраста. В будущем, однако, вполне вероятно, что
сфера его внимания будет расширяться, распространяясь и
на детей. Ссылаясь на предполагаемые «ложь» и «недоверие» в отношении брюссельского Евросоюза, некоторые
члены Европейского парламента, например, сегодня ратуют
за включение в школьную программу во всех 27 государствах-членах уроков, пропагандирующих Европейский союз. Но
вне всякого сомнения предусмотренный учебный план, который, вероятно, будет охватывать такие темы, как «Отцы-основатели» и «Как ЕС влияет на повседневную жизнь», не
приведет к тому, что школьники узнают о реальных фактах,
подобных изложенным в этой книге.
Обман брюссельского Евросоюза в отношении прав человека
и основных свобод
Брюссельский Евросоюз прилагает большие усилия для поддержания иллюзии, что он защищает права человека и основные свободы своих граждан. Премия имени Андрея
Сахарова «За свободу мысли» является одним из классических примеров уловок ЕС в этой области.
Учрежденная в 1988 году, «чтобы вознаградить лица или организации за достижения в деле защиты прав человека и его
основных свобод», премия Сахарова ежегодно присуждается
Европарламентом на официальном заседании в Страсбурге.
Мы, безусловно, не хотим никоим образом умалить мужество
и самоотверженные усилия некоторых выдающихся личностей, удостоенных этой награды за многие годы, — но факты
таковы, что со стороны брюссельского Евросоюза было глубоким лицемерием учредить такую награду и одновременно
строить государство-надзирателя, контролирующего частную
жизнь граждан и нарушающего гражданские свободы, попирая
основной принцип демократии и не допуская граждан до выборов своих представителей на уровне исполнительной власти правительства и принимая меры для лишения граждан
возможности воспользоваться научно доказанными, эффективными методами лечения лекарственными средствами природного происхождения и информацией о них.
201
Глава 4
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
16
Размер файла
801 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа