close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

С.С. ЖЕЛОНКИН К ВОПРОСУ О

код для вставкиСкачать
ÏÐÀÂÎ
УДК 347.74
С.С. ЖЕЛОНКИН
Санкт-Петербургский университет МВД России
Кафедра гражданского права
К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ «ОСНОВЫ ПРАВОПОРЯДКА»
В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ КАК ОДНОМ ИЗ КРИТЕРИЕВ
НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ АНТИСОЦИАЛЬНОЙ СДЕЛКИ
Научный руководитель – профессор В.И. Смирнов
Cтатья посвящена анализу применения в гражданском праве категории «основы
правопорядка» при квалификации антисоциальных сделок. Применение категории
«основы правопорядка» в статье рассматривается на основе использования научных
работ советских и российских цивилистов. Автором предлагается ряд рекомендаций
по применению такого критерия недействительности антисоциальных сделок, как
«основы правопорядка».
Ключевые слова: основы правопорядка, недействительность, антисоциальные сделки
This article analyzes the application of civil law category of «the rule of law» in the
definition of antisocial transactions. Application category «the rule of law» in the article
looks at the use of scientific works of Soviet and Russian civilian. The author of a number
of recommendations for the application of such a criterion of invalidity of antisocial
transactions as «the rule of law».
Key words: the rule of law, invalidity, anti transaction
Правовые нормы, основанные на неоднозначных понятиях, всегда крайне сложны для применения. Такие нормы являются
предпосылкой для разных подходов к их
толкованию как в юридической литературе,
так и в правоприменительной практике.
Статья 169 ГК РФ является хорошим примером сказанному.
Основания недействительности сделки,
предусмотренные в ст. 169 ГК РФ, вызывают множество споров, поскольку для квалификации сделки по этой статье следует
руководствоваться оценочными понятиями,
содержание которых в законодательстве не
раскрывается. Эта особенность отмечена в
Определении Конституционного Суда РФ от
8 июня 2004 г. № 226-О. Согласно этому документу понятие «основы правопорядка», как
и всякое оценочное понятие, наполняется
содержанием в зависимости от того, как его
трактуют участники гражданского оборота и
правоприменительная практика. При этом,
однако, Конституционный Суд РФ пояснил,
что данное понятие не являются настолько
неопределенными, что не обеспечивает
единообразное понимание и применение
соответствующих законоположений.
Таким образом, попытка Конституционного Суда РФ установить содержание
указанного понятия не увенчалась успехом, и вопрос остался открытым. Однако
это вовсе не означает принципиальную
невозможность определения основ правопорядка в рамках действующего правового
регулирования.
Для того чтобы установить, противоречит ли сделка основам правопорядка,
необходимо уточнить данное определение и указать критерии, которыми можно
руководствоваться при оценке сделок. В
законодательстве России отсутствует нормативное определение данного понятия,
однако ст.1193 ГК РФ содержит следующее
положение: «Норма иностранного права...
в исключительных случаях не применяется, когда последствия ее применения явно
противоречили бы основам правопорядка
(публичному порядку) Российской Федерации». Данная норма существенно облегчает
толкование ст. 169 ГК РФ, так как недвусмысленно ставит знак равенства между основами правопорядка и публичным порядком.
Несмотря на отсутствие такого указания в
самой ст. 169, необходимо иметь в виду, что
принятие третьей части ГК РФ произошло
существенно позднее, и законодатель имел
возможность учесть наличие двух сходных
терминов и уравнять их. А раз так, можно
было бы использовать в ст. 169 ГК РФ словосочетание «публичный порядок», внеся в его
понимание новый, современный смысл.
Само понятие «основы правопорядка» не
дано законом, а является, как говорил И.А.
Покровский, «внезаконным критерием»,
ограничивающим свободу договора1.
Словарь русского языка С.И.Ожегова предлагает следующее определение существенного для применения ст. 169 ГК термина:
1
Покровский И.А. Основные проблемы гражданского
права. М., 1998. С. 251, 253
Àñïèðàíòñêèé âåñòíèê Ïîâîëæüÿ ¹ 1-2, 2009
75
ÏÐÀÂÎ
правопорядок - закрепленный правовыми нормами порядок (положение, устройство) общественных отношений. Отсюда
понятие «основы правопорядка» можно
было бы определить как закрепленные
правовыми нормами основы устройства
общественных отношений.
Исходя из определения к нормам, закрепляющим основы правопорядка, следовало бы отнести, во-первых, все нормы
главы 1 Конституции РФ, которая носит
название «Основы конституционного
строя».
Во-вторых, поскольку в ст. 2 Конституции РФ провозглашается, что человек,
его права и свободы являются высшей
ценностью, а признание, соблюдение и
защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства, то к таким
нормам следует отнести и нормы главы 2
Конституции РФ, определяющие эти права
и свободы и, таким образом, раскрывающие
содержание ст. 2 Конституции РФ, а также, как следует из ст. 64 Конституции РФ,
составляющие основы правового статуса
личности в РФ. Такую точку зрения в ряде
своих работах поддерживают Ю.Егоров2,
А.Ванеев3, Ю.Свит4, которые полагают, что
основы правопорядка закреплены только в
Конституции РФ.
А.М. Эрделевский тоже считает, что
понятие «основы правопорядка» рассматривается российским законодателем как
аналогичное понятию «основы конституционного строя», что подтверждается также
текстом ч. 2 п. 2 ст. 1 ГК. При таком подходе
понятие «основы правопорядка» получает
достаточную степень определенности5.
Противоположную точку зрения высказывает Скловский К., который говорит, что
право на существование эта норма (имеется
в виду ст.169 ГК РФ) имеет лишь постольку,
поскольку содержащееся в ней понятие
основ правопорядка будет приниматься
как неопределенное и потому допускающее
только самое узкое и бесспорное толкование. Во всяком случае, домыслы, что основами правопорядка являются все нормы,
восходящие к статьям Конституции РФ, и
т.п. фантазии, конечно, недопустимы6.
Егоров Ю. под основами правопорядка
предлагает понимать наиболее существенЕгоров Ю. Недействительность противозаконных по
содержанию сделок // Законность.- 2004.- №6
Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 2: Учение
о вещах. Учение о юридической сделке. М., 2004. С. 281
4
Свит Ю.П. Проблемы правовой квалификации антисоциальных сделок // Цивилист.- 2007.- №4
5
Эрделевский А.M. Об антисоциальных сделках и их
последствиях // Хозяйство и право.- 2007.- № 3
6
Скловский К. К вопросу о применении понятий добросовестности и основы правопорядка и нравственности
// Хозяйство и право. - 2005. - № 8
2
3
76
ные, основополагающие нормы социально-экономического устройства общества,
следствием несоблюдения которых может
быть нарушение территориальной целостности страны, политического и экономического суверенитета, социальной стабильности. Наиболее значимые полномочия
субъектов права закреплены Конституцией
РФ. Это право собственности, иные вещные
и имущественные права, личные неимущественные права, политические права,
трудовые права и т.д.7.
Необходимо заметить, что относительно возможности отнесения к числу норм,
закрепляющих основы правопорядка,
некоторых норм главы 2 Конституции РФ
есть серьезные сомнения. Дело в том, что
в главу 2 оказались включены нормы, не
соответствующие ее названию. Речь идет о
ст. ст. 57, 58, 59 Конституции РФ. Эти нормы
устанавливают ряд обязанностей человека
и гражданина (охрана природы и окружающей среды, защита Отечества, уплата
законно установленных налогов и сборов).
Их содержание находится в неустранимом,
как представляется, противоречии с названием главы 2 Конституции РФ, в силу чего
сама возможность применения этих норм
Конституции и изданных на их основе законов вызывает серьезные сомнения. К сожалению, Конституционному Суду РФ до сих
пор не удалось выразить свое отношение к
отмеченному противоречию, хотя вопрос о
применении ст. 169 ГК, как показывает анализ судебной практики, до сих пор вставал
в основном при рассмотрении дел, связанных с налоговыми правонарушениями.
Однако обеспечить правильное понимание нормы необходимо. Вот почему,
поскольку в ст. 169 ГК РФ идет речь о целях,
противных публичному порядку, в ее диспозиции следует сформулировать примерный
перечень такого рода целей. Этот прием
был на вооружении у законодателей дореволюционной России.
Так, в ст. 1528 ч. 1 т. X Свода законов Российской империи (далее - Свод законов)
было закреплено требование к договору
о том, что его цель не должна противоречить законам, «благочинию» (т.е. добрым
нравам) и публичному порядку (в качестве
синонима которого в российском дореволюционном законодательстве использовалось понятие «общественный порядок»). В
противном случае договоры рассматривались как ничтожные.
Кроме того, в ст. 1529 ч. 1 т. X Свода
законов предусматривалось, что договор
недействителен, если «побудительная
7
Егоров Ю. Недействительность противозаконных по
содержанию сделок // Законность.- 2004.- №6
Íàó÷íî-èíôîðìàöèîííûé ìåæâóçîâñêèé æóðíàë
ÏÐÀÂÎ
причина к заключению договора» (т.е. истинное намерение) есть достижение цели,
законами запрещенной. Следует отметить,
что эта статья рассматривалась в российской доктрине как норма публичного
порядка8.
В ст. 1529 ч. 1 т. X Свода законов был
приведен примерный перечень запрещенных законом целей, в частности, когда
договор «клонится»: 1) к расторжению законного супружества (таковым, например,
рассматривалось соглашение супругов о
том, чтобы не жить вместе и никогда не
требовать сожительства); 2) к «подложному
переукреплению» имущества во избежание платежа долгов (под этим понималось
отчуждение должником своего имущества
с целью избежания уплаты долгов, в частности фиктивная распродажа имущества
перед объявлением банкротства); 3) к «лихоимственным изворотам» (под которыми
понимались сделки, совершенные в обход
законодательного запрета на ростовщические сделки); 4) к присвоению частному лицу
такого права, которого оно по состоянию
своему иметь не может; 5) к вреду государственной казне9.
Концепция публичного порядка использовалась и в ст. 88 проекта Гражданского
уложения Российской империи, согласно
которой недействительными были сделки,
противоречащие закону, добрым нравам
и публичному порядку (общественному
порядку, как он назван в статье)10.
О цели сделки было упомянуто в ст. 30 ГК
РСФСР 1922 г. Согласно данной норме как
недействительная рассматривалась сделка,
совершенная с целью, противной закону
или в обход закона, а равно сделка, направленная к явному ущербу для государства.
Этим, согласно единодушному мнению
исследователей, была установлена недействительность противозаконных сделок11.
В число целей, противных публичному
порядку, Л.В. Щенникова предлагает включить: а) совершение уголовно-наказуемых
действий; б) уклонение от уплаты налогов
или иное причинение вреда государственной казне; в) подрыв обороноспособности
государства; г) избежание платежа долгов;
д) создание угрозы жизни и здоровью
граждан; е) грубое нарушение императивных норм антимонопольного и валютного
законодательства; ж) причинение существенного вреда природной среде12.
Целесообразно в статье закона перечень
оставить открытым, добавив в конце списка
«и тому подобные цели». В результате самим
законодателем будет установлена некая
«граница», которая позволит правоприменителю отличать обычные нарушения
закона от грубых гражданско-правовых
правонарушений, посягающих на публичный порядок.
Исаченко Г. Гражданский процесс. Т. IV. СПб., 1912. С. 70
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского
права (по изд. 1907г.). М., 1995. С. 306
10
Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 2: Учение
о вещах. Учение о юридической сделке. М., 2004. С. 281
11
Вавин Н.Г. Ничтожные сделки. М., 1926. С. 14 - 15; Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 14-15, 73
12
Щенникова Л.В. Должно ли гражданское право служить
утверждению публичного порядка и нравственности? //
Законодательство.- 2008.-№1
8
9
Àñïèðàíòñêèé âåñòíèê Ïîâîëæüÿ ¹ 1-2, 2009
77
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
29
Размер файла
102 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа