close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ПРОБЛЕМЫ ЭВИКЦИИ В ГРАЖДАНСКОМ

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Стукалова Ольга Владимировна
ПРОБЛЕМЫ ЭВИКЦИИ
В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ
Специальность 12.00.03 - гражданское право;
предпринимательское право; семейное право;
международное частное право.
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Волгоград - 2006
Работа выполнена в Волгоградской академии МВД России
Научный руководитель:
— доктор юридических наук, профессор, академик МАИ
Черноморец Альберт Евгеньевич
Официальные оппоненты:
— доктор юридических наук, профессор
Коваленко Алла Георгиевна;
— кандидат юридических наук, доцент
Дерюгина Татьяна Викторовна
Ведущая организация: Северо-Кавказская академия государственной службы
Защита состоится 29 ноября 2006 г. в 15 часов на заседании
диссертационного совета К 203.003.02 Волгоградской академии МВД
России, по адресу: 400089, г. Волгоград, ул. Историческая, 130.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Волгоградской академии МВД России.
Автореферат разослан “_____”__________2006 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
К-203.003.02
кандидат юридических наук,
доцент
В. Н. Цирульников
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы настоящего диссертационного исследования обусловлена рядом факторов. Баланс интересов собственника
и добросовестного возмездного приобретателя является темой
многолетних научных споров, которые в определенные периоды
склонялись либо в стороны приоритетной защиты прав собственника либо в сторону защиты оборота посредством упрочения правового положения добросовестного возмездного приобретателя, который в случае исполнения отчуждательного договора становился
добросовестным владельцем. До настоящего времени ни наука, ни
практика не выработали по настоящему удовлетворительного решения данной проблемы. Фигура добросовестного возмездного
приобретателя все чаще становится объектом научных исследований в силу особой специфики его правого положения. Право, осуществляя регулирование оснований возникновения и прекращения
права собственности и других вещных прав, а так же оснований и
последствий недействительности сделок, должно предусматривать
такие способы и механизмы реализации имущественных прав, которые обеспечивали бы защиту не только прав собственника, но и
интересов добросовестных возмездных приобретателей как участников гражданского оборота, так как в противном случае для широкого круга добросовестных приобретателей, проявлявших при заключении сделки добрую волю, разумную осмотрительность и
осторожность, будет существовать риск неправомерной утраты
имущества, которое может быть истребовано у добросовестного
приобретателя, либо в порядке реституции, либо в порядке виндикации.
Изменения социально-экономической жизни в нашей стране
привели к появлению оснований признания права собственности на
стороне добросовестного возмездного приобретателя, получившего вещь (имущество) от неуправомоченного отчуждателя.
Наиболее ярко указанные проблемы проявляются в регулировании и обеспечении стабильности общественных отношений, возникающих по купле-продаже. Договор купли-продажи, являясь основой гражданского оборота, создает ряд основополагающих начал
для всего комплекса отчуждательных договоров. В числе возникающих в данной области проблем особую остроту приобретают
проблемы изъятия имущества у добросовестного возмездного при3
обретателя по основаниям, возникшим до заключения договора
купли-продажи (эвикции вещи).
К сожалению, современная российская наука гражданского права недостаточно уделяет внимание изучению природы и оснований
эвикции, существа иска об эвикции, защите прав добросовестного
покупателя в случае эвикции у него купленной вещи. Ни наука, ни
практика гражданских и арбитражных судов не вносят ясности в
вопросы правовой природы договоров купли-продажи вещи неуправомоченным продавцом, которые в одних случая квалифицируются как недействительные, в других признается относительная
невозможность исполнения такого договора, вызванная виновными
действиями продавца либо договоры признаются незаключенными.
Существование указанных проблем обусловлено отсутствием в
российском законодательстве требования легитимации собственности на стороне продавца.
Если проблемы защиты владения и соотношения виндикационного и реституционного исков достаточно полно исследованы и современными учеными и классиками русской цивилистики, то проблемы применения и действия правил об эвикции практически не
исследовались, а если и упоминались, то только в рамках признания договора купли-продажи чужой вещи (продажи неуправомоченным лицом) недействительным.
Такая несогласованность и противоречивость в научной сфере,
безусловно, влечет проблемы в сфере законодательных положений, регулирующих отношения, возникающих из договора куплипродажи. Противоречивость нормативного регулирования порождает проблемы в области правоприменения, отсутствие единства
судебной и арбитражной практики при решении споров, вытекающих из требований об изъятии товара у добросовестного покупателя и его встречного требования к ненадлежащему продавцу о возмещении убытков. Исследование подтверждает, что практика
зачастую просто не применяет правила об эвикции, предусмотренные в статьях 461 и 462 Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, обозначена острая необходимость в научно
обоснованных рекомендациях единообразного толкования и применения норм гражданского законодательства, посвященных вопросам действительности исполнения обязательства по договору
купли-продажи, не приведшего к возникновению права собственности на стороне покупателя, содержания такого договора, права покупателя на защиту своих интересов.
4
Настоящая работа является комплексным научным исследованием, посвященным анализу проблем эвикции и защиты прав и интересов добросовестного покупателя.
Степень научной разработанности темы в условиях современного гражданского права России научные исследования проблем
эвикции не проводились. Некоторые попытки такого исследования
предпринимались российскими цивилистами дореволюционного
периода, в рамках анализа правила об очистке покупателя в куплепродаже, в частности в работах: И.Б. Новицкого, В.М. Устинова,
В.И. Синайского, А. Бугаевского и др. Данная работа касается и
иных вопросов, близко соприкасающихся с заявленной темой. Это
проблемы соотношения требования об эвикции и виндикационного
требования, применения правил об эвикции при реституции по недействительной сделке, проблемы объекта договора куплипродажи и его предмета.
Научная новизна проявилась в самой постановке проблемы
возрождения института эвикции в российском гражданском праве и
исследовании правового механизма регулирования связанных с
ним отношений, возникающих в рамках договора купли-продажи.
В диссертации комплексно рассматривается совокупность правового регулирования отношений, возникающих в области исполнения
договора купли-продажи, права собственности на стороне покупателя, содержания, исполнения, объекта и предмета договора купли-продажи. Также освещаются проблемы применения законодательства при разрешении споров, связанных с неисполнением или
ненадлежащим исполнением договора ( обязательства) куплипродажи, признанием договора недействительным в области решаемых проблем. При этом мы опирались на гражданское законодательство, практику Конституционного суда Российской Федерации, разработки в области истории и теории гражданского права.
На основе исследования вносятся научно обоснованные предложения по совершенствованию норм Гражданского кодекса Российской Федерации.
Объектом исследования выступают правовые отношения купли-продажи, возникающие в частности в случае отсутствия правомочия на отчуждение на стороне продавца.
5
Предметом исследования выступает законодательство, обеспечивающее правовое регулирование отношений, возникающих из
договора купли-продажи и в связи с эвикцией купленной вещи у
добросовестного покупателя.
Цель работы состоит в исследовании эвикции как специфического правового института удовлетворения реституционного и виндикационного исков, в сочетании с защитой прав и интересов добросовестного покупателя лишившегося вещи в результате эвикции,
а также внесении научно обоснованных предложений по совершенствованию действующего законодательства и практики его применения. Для достижения указанной цели поставлены следующие
задачи: средствами научного познания провести исследование соотношения понятий “объект” и “предмет” договора купли-продажи в
контексте связи с эвикцией; определить природу и содержание этих
понятий; установить условия изъятия вещи (товара) у добросовестного покупателя по эвикционным основаниям; выявить сущность и
специфику исполнения договора купли- продажи, как условия применения правил об эвикции; выявить взаимосвязь и взаимообусловленность эвикции, реституции и виндикации.
Методология исследования включает в себя диалектический,
исторический, сравнительно-правовой, системный, формальнологический, аналитический, догматический и другие научные методы познания.
Теоретической основой исследования выступают основные
положения науки гражданского права, а так же общей теории права, истории и философии права.
В работе над диссертацией использовались труды русских юристов дореволюционного периода: Азаревича Д.И., Анненкова К.,
Гуляева А.М., Муромцева С.А., Мейера Д.И., Петражицкого Л.И.,
Победоносцева К.П. , Синайского В.И., Шершеневича Г.Ф. и других,
а также авторов советского периода и современных исследователей: Алексеева С.С. , Агаркова М.М., Брагинского М.И., Венедиктова А.В. , Витрянского В.В., Дождева Д.В., Кабалкина А.Ю., ЛомидзеО.Г., Новицкого И.Б., Садикова О.Н., Скловского К.И., Суханова
Е.А., Сергеева А.П.,Тархова В.А., Толстого Ю.К., Хаскельберга Б.Л.,
Хохлова С.А., Цыбуленко З.И., Черепахина Б.Б., Черномореца А.Е.,
Чечота Н.А., Щенниковой Л.В., Эрделевского А. и др.
6
Нормативной базой диссертации являются нормативные акты
Российской Федерации и дореволюционного периода.
Эмпирическую основу исследования составляет судебная
практика разрешения гражданских дел об исполнении и недействительности договоров купли-продажи, Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, а также Постановления Конституционного Суда РФ.
Выводы и предложения, выносимые на защиту:
1. Обосновывается, что институт эвикции, сформированный
древнеримским правом и трансформированный в российском праве в правило об “ очистке” права покупателя на вещь ( товар), воспринят современным российским гражданским законодательством
и получил отражение в статьях 461 и 462 Гражданского кодекса
Российской Федерации. Эвикция – лишение покупателя владения
полученной вещью, вследствие отсуждения ее каким либо третьим
лицом. Продавец несет ответственность за лишение покупателя
фактического владения вещью.
2. Теоретически обосновывается вывод о том, что именно развитие института эвикции в российском праве, результатом которого
стало установление обязательства “ очистки”, привело к формированию единого договора — купли-продажи, имеющего двухсторонне
обязывающий характер. Под “ очисткой” понимается ответственность продавца не только за эвикцию вещи, но и за действительность отчуждаемого права собственности и отсутствие в нем ограничений, неизвестных покупателю. Таким образом, передача
продавцом покупателю товара, в отношении которого имеются права или заявлены притязания третьих лиц, квалифицируется как ненадлежащее исполнение обязательства купли-продажи, а следовательно такая передача не прекращает, исходя из общего правила,
обязательство купли-продажи.
3. В свете действующего научно-теоретического аппарата
юридической науки предлагается авторское определение эвикции,
которую следует понимать как лишение добросовестного покупателя приобретенной вещи, по основаниям, возникшим до момента
передачи этой вещи покупателю ( продавец либо не обладал правомочием на отчуждение или правом собственности на проданную
вещь, либо утратил его, либо оно имело ограничения), путем ее
7
изъятия по требованию третьих лиц в судебном или административном порядке.
4. Обосновывается вывод о том, что в процессе купли-продажи,
когда происходит отчуждение вещи, влекущее переход права собственности, термин “передача” следует понимать в двух значениях:
передача вещи и “передача” права собственности, которая в случаях установленных законом требует государственной регистрации.
5. Аргументируется вывод о том, что под исполнением договора купли-продажи в рамках ст. 461 ГК РФ понимается надлежащее
исполнение, с соблюдением правил о встречном исполнении и исполнении в пользу третьего лица. В случае исполнения обязательства купли-продажи в пользу третьего лица при эвикции у него вещи, оно так же имеет право потребовать от продавца возмещения
убытков, вызванных изъятием вещи. Правила об эвикции не применяются при продаже в кредит, до момента полной оплаты товара
покупателем.
6. Доказывается возможность применения правил об эвикции
не только в договоре купли-продажи, а и при исполнении других
обязательств, связанных с возмездной передачей вещей, определенных родовыми признаками, в связи с чем требуются соответствующие дополнения в Гражданский кодекс Российской Федерации.
7. Доказывается, что эвикция является общим последствием
удовлетворения виндикационного иска, выступая при этом лишением добросовестного возмездного приобретателя права собственности на купленную вещь.
8. Доказательство того, что институт эвикции можно рассматривать как способ привлечения к ответственности продавца за отсутствие на стороне покупателя права собственности на приобретенную у него вещь , при условии лишения покупателя этой вещи.
9. Обосновывается вывод о том, что применение правил об
эвикции требует добросовестность покупателя не только с позиции
ст. 302 ГК (“… не знал и не мог знать”), но и добросовестности в
рамках исполнения своих обязанностей по договору купли-продажи
(“должен был оплатить и оплатил”).
10. Доказывается, возможность применения правил об эвикции
при конфискации вещи в связи с нарушением продавцом норм административного или уголовного законодательства при приобретении им впоследствии проданной вещи. Положение добросовестного
покупателя квалифицируется в таком случае в качестве неосторожного приобретателя.
8
В работе обосновывается необходимость совершенствования
действующего законодательства следующим образом:
1. Дополнить ст. 454 ГК РФ пунктом следующего содержания:
“В случае, когда на стороне покупателя выступает унитарное
предприятие или учреждение, приобретенный по договору куплипродажи товар ( вещь или иное имущество) поступают в хозяйственное ведение или оперативное управление предприятия или учреждения, в соответствиис правилами ст. 299 настоящего кодекса”.
2. П.1 ст. 455 ГК РФ дополнить следующим содержанием: “ Условие о товаре, определяет предмет договора и является существенным условием договора купли-продажи”.
3. Изложить ст. 461 ГК РФ в следующей редакции:
“1. При изъятии у покупателя приобретенной вещи по основаниям, возникшим до исполнения сторонами договора куплипродажи, третьими лицами в судебном или административном порядке, продавец обязан возместить покупателю понесенные им
убытки, если не докажет недобросовестность покупателя.
Продавец обязан возместить покупателю произведенные им до
момента изъятия необходимые затраты на вещь ( имущество), а
также расходы на ее улучшения, которые невозможно отделить без
повреждения вещи (имущества).
2. Условие договора купли-продажи или дополнительное к нему
соглашение сторон об освобождении продавца от предусмотренной настоящей статьей ответственности или об ограничении ответственности признается недействительным, если продавец знал или
должен был знать о наличии прав и притязаний третьих лиц на
проданную вещь (товар) и не уведомил об этом покупателя”.
4. Абзац 1 ст. 462 ГК РФ после слов “… на стороне покупателя”
добавить “ и принять на себя все затраты, связанные с ведением
дела и участием в процессе”.
Практическая значимость результатов определяется развитием теории гражданского права по возрожденному институту эвикции, а также внесением предложений по совершенствованию законодательства и формированием выводов и положений, которые
могут быть использованы в законодательной деятельности, судебной практике, научной и преподавательской деятельности.
9
Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданско-правовых дисциплин Волгоградской академии МВД России и обсуждена на заседании кафедры.
Автор выступала на научно-практических конференциях; выводы и положения, разработанные соискателем, получили отражение
в лекциях и семинарских занятиях по гражданскому и предпринимательскому праву в Ставропольском институте им. В.Д. Чурсина.
Структура работы обусловлена целями и задачами исследования; оно состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, списка нормативных актов и специальной литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, а также
его методологическая, теоретическая и нормативная база. Отмечается научная новизна диссертационного исследования и практическая значимость его результатов, приводятся сведения об апробации результатов работы.
Первая глава — “ Правила об эвикции в конструкции договора
купли-продажи” - состоит из трех параграфов.
В первом параграфе — “Становление института эвикции в гражданском праве” прежде всего, определяются и анализируются основные составляющие института эвикции в римском праве, который
предусматривал ответственность продавца за изъятие вещи у покупателя третьими лицами. Автором анализируется то, как употребляется термин эвикция, каковы основания и условия эвикции.
Первоначально ответственность продавца за эвикцию в древнеримском праве требовала дополнительного указания в договоре, а
в дальнейшем стала обязательной. Развитие купли-продажи и
включение в оборот новых объектов привело к тому, что покупателю требовались гарантии стабильности его обладания купленной
вещью.
Классическое римское право не связывало с договором куплипродажи непосредственно такого правового результата как приобретение права собственности. Исследователями отмечается, что
римские юристы различали обязательственный момент ( принятие
продавцом обязательства предоставить покупателю обладание
10
продаваемой вещью) и момент получения покупателем права на
вещь. Римскими юристами ставился вопрос о вещно-правовом и
обязательственном правовом значении традиции. Таким образом,
римские юристы не утверждали, что продавец обязан перенести на
покупателя право собственности на вещь. Указывается, что анализ
положений римского права об эвикции позволяет говорить о следующем:
1) правила об эвикции возникли именно для защиты владения
покупателя и не включали ответственность продавца за отсутствие
у покупателя права собственности на купленную вещь.
2) продавец в случае изъятия товара у покупателя третьими лицами должен был заплатить покупателю двойную покупную цену и
возместить судебные расходы.
3) ответственность продавца возникала в том случае, если покупатель не знал и не мог знать об основаниях, по которым у него
изымается купленная вещь, причем эти основания возникли до исполнения договора купли-продажи;
4) в случае если право собственности на вещь у покупателя не
возникло, но эвикции по каким-либо причинам не происходило, продавец освобождался от ответственности, поскольку действовали
правила о приобретательской давности.
Во втором параграфе — “ Развитие правил об эвикции в Российском праве” — предложен анализ правовой регламентации и
практики применения правил об эвикции в Российском праве XIX и
XX веков.
В российском дореволюционном гражданском праве в развитие
римских правил об эвикции возникло, правило об “очистке”, которое
предусматривало обязанность продавца освободить покупателя от
притязаний третьих лиц в отношении проданной вещи. Автором
отмечает отсутствие единства мнений относительно природы “очистки”, в качестве которой признавалась и сама обязанности продавца обезопасить покупателя от притязаний в отношении вещи, и
ответственность продавца в случае эвикции вещи у покупателя, и
гарантия того, что продаваемая вещь свободна от прав и притязаний третьих лиц. В случае если продавец указанную обязанность не
выполнял или не смог обеспечить права собственности на вещь на
стороне покупателя, то он, по аналогии с римским правом должен был
заплатить двойную покупную цену, возместить покупателю неполученный доход и судебные издержки. Отмечается, что правила об
“очистке” за эвикцию действовали и в случае изъятия части вещи.
11
Условие об очистке первоначально должно было быть предусмотрено договором, а в дальнейшем стало представлять собой
императивное обязывание, и действовало вне зависимости от того,
указано соответствующее условие в договоре или нет. Стороны,
тем не менее, своим соглашением могли уменьшить или вообще
исключить ответственность продавца в случае эвикции вещи. Такое
соглашение признавалось недействительным, если продавец знал
о наличии притязании третьих лиц в отношении продаваемой вещи
и намеренно скрыл это от покупателя.
Анализ правовых норм и исследований ведущих российских цивилистов дореволюционного периода позволяет прийти к выводу о
том, что отсутствие права собственности на отчуждаемую вещь у
продавца рассматривалось как недостаток в товаре, таким же образом, что недостатки в качестве продаваемой вещи. Таким образом, договор купли-продажи, совершенный неуправомоченным
продавцом не рассматривался в качестве безусловно недействительного.
Автором подробно исследуются основания и порядок изъятия
вещи у покупателя. При этом отмечается, что эвикция вещи происходила, прежде всего, в случае ее виндикации, а также в случае
удовлетворения требований залогового кредитора продавца.
В третьем параграфе — “ Общая характеристика договора купли-продажи в современном гражданском праве России” — предложен анализ правовой природы договора купли-продажи, его содержания и специфики. Исходя из консенсуальной природы договора
купли-продажи, а также его современного определения, в работе
делается вывод о каузальности передачи в купле-продаже, об обязанности продавца перенести на покупателя право собственности
на вещь.
Правила об эвикции, предусмотренные статьей 461 Гражданского кодекса, требующие дополнения, вытекают из обязанности продавца передать покупателю товар свободным от прав и притязаний
третьих лиц и в конечном итоге из обязанности продавца передать
покупателю товар в собственность.
Вторая глава — “Эвикция как результат продажи “чужой” вещи” —
состоит из двух параграфов. В ней анализируются наиболее спорные вопросы теории и практики продажи вещи неуправомоченным
отчуждателем, включая квалификацию данной сделки и ее правовые последствия.
12
В первом параграфе — “ Объект и предмет договора куплипродажи в структуре эвикционных отношений” — предложен ретроспективный анализ понятий “ объект” и “ предмет” договора куплипродажи, основанный на исследовании общей проблемы объекта
гражданских прав.
Следует отметить, что современные исследователи, как правило, отождествляют категории " предмет" и " объект договора". При
этом наблюдаются некоторые разночтения в вопросе о том, что
следует понимать под предметом ( объектом) договоров, при анализе некоторых договорных конструкций.
В свое время Г.Ф. Шершеневич обращал внимание на то, что
"содержание договора, или, как неправильно выражается наш закон, предмет договора... есть то юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или более лиц". Трудность
заключается еще и в том (или прежде всего в том), что в многолетних спорах по поводу объекта права ( правоотношения) до сих пор
не поставлена точка.
B.C. Толстым признается бесплодность попыток выяснения существования объекта правоотношения. “... Отказ от попыток найти
объект правоотношений, считает B.C. Толстой, —... позволил бы
представить правоотношение как явление, постоянно развивающееся, отдельные элементы которого переходят в активное состояние, права и обязанности в котором реализуются, давая тот
или иной эффект для достижения которого они установлены”.
Такая пестрая картина обусловлена разнообразием методологических подходов к изучаемому явлению. Каждый из них наверняка
имеет свои сильные стороны. Вместе с тем, научно-практическую
ценность представляет лишь такой результат исследования, который будет более всего соответствовать своему предмету изучения
и отражать объективную реальность, при этом следует избегать
односторонней оценки такого сложного явления.
При ближайшем рассмотрении оказывается, что за каждым правоотношением стоит интерес либо одного, либо нескольких его
субъектов. Отмечается, что в правоотношении купли-продажи интерес покупателя состоит в получение вещи на праве собственности, а интерес продавца в получении денег на праве собственности. Иначе как различить куплю-продажу и, например аренду. А вот
объектом и права собственности и права аренды (владения и пользования) может быть одна и та же вещь, выступая в виде “объекта
прав”. Таким образом, в купле-продаже интерес покупателя не в
13
том, что бы “получить вещь”, а в том чтобы “получить вещь навсегда”.
Основываясь на том, что объектом возникающего из договоров
по передаче имущества обязательства являются действия сторон,
а предметом договора — имущество, некоторые авторы считают,
что, наряду с предметом договора, существенным условием является и объект.
В обязательственном правоотношении купли-продажи объект
представлен в виде юридически значимого действия — передачи
товара в собственность покупателя. В фактическом отношении купли-продажи — это передача вещи. Передача вещи как обстоятельство реальной действительности ( юридический факт) влечет переход права собственности, в силу общих норм ст.223 ГК РФ.
Сущность купли-продажи — передача товара в собственность
покупателя. Вещь ( товар) конкретизирует действие, если в обязательстве не определен товар, значит не определен объект, поскольку неизвестно какое именно действие следует совершать.
Юридическое значение имеют именно свойства вещи, имеющие
с точки зрения закона (или договора) это значение. Так в силу статьи 479 Гражданского кодекса, если договором в качестве товара
(вещи) определен комплект, то обязательство считается исполненным с момента передачи всех товаров, включенных в комплект.
Если товаром является недвижимость, то право собственности на
нее возникает не с момента передачи, а с момента государственной регистрации, а в ряде случаев сам договор требует регистрации (ст.558, 560 ГК РФ). При продаже энергии, для сторон устанавливаются дополнительные обязанности (ст. 539 ГК РФ).
Передача вещи имеет юридическое значение постольку, поскольку закон связывает с ней возникновение права собственности
у получившего эту вещь покупателя. Но закон или договор могут
лишить передачу такого значения.
Далее в работе анализируется существо и значение понятия
предмет договор купли-продажи.
В данном случае учитываются положения о том, что предмет договора может быть не определен в нормах закона, а также может
иметь сложный состав. Однако необходимо иметь в виду, что если
условие о предмете договора не определено и текстом самого договора, то такой договор должен быть признан судом незаключенным со всеми вытекающими последствиями, включая невозможность его расторжения.
14
Различные исследователи приходят к выводу о том, что “ предмет договора как объективно существующее явление окружающего
мира, которое непосредственно затрагивается в ходе исполнения
договора и вследствие этого в нем индивидуализированное, выступает как существенное условие гражданско-правовых договоров”.
При этом “объект договора как объект гражданских прав, по поводу
которого заключен договор, выступает в качестве существенного
условия договора лишь в случаях совпадения его с предметом,
признания его законом в качестве необходимого для данного вида
договоров и в других предусмотренных федеральным законом случаях”.
Предпринятый анализ определения предметы договора приводит к необходимости признания его как некого однородного для
разных видов договоров явления. Отмечается целесообразность
признания того, что “избрание, при вступлении в договорные отношения, определенного типа договоров означает согласование, если
можно так выразиться, предмета договора в абстрактном виде, т.е.
вида действий сторон договора”, — например таких действий, как
уплата цены, приводящее к возникновению правового результата
для покупателя, совершение продавцом действий, обеспечивающих переход к покупателю права собственности на переданную
вещь, если избран договор купли-продажи. Конкретно же предмет
такого договора будет определен сторонами при согласовании вида и всех существенных условий договора. Действия сторон станут
совершенно определенными с точки зрения права и достаточными
для возникновения договора купли-продажи, поскольку иные характеристики этих действий определимы в силу диспозитивных норм
закона. В принципе можно прийти к выводу, что детализация действий продавца и покупателя не требуется вообще, поскольку порядок этих действий как универсальный объект установлены правопорядком в диспозитивных нормах закона.
В силу пункта 1 статьи 458 Гражданского кодекса товар считается
готовым к передаче, если он идентифицирован для целей договора
купли-продажи путем маркировки или иным образом. Продавец, на
наш взгляд, обязан обеспечить наличие индивидуализирующих
признаков у вещей, несмотря на то, что они, как например, при поставке, определены лишь родовыми признаками. Именно индивидуализацией товара обеспечивается право покупателя требовать
передачи вещи свободной от прав и притязаний третьих лиц
(ст. 460 ГК РФ).
15
Таким образом, понятие предмет договора — это понятие из
плоскости договор-правоотношение ( обязательство). Исполнение
обязательства — совершение предусмотренных действий. Предмет
исполнения обязательства — действие. Следовательно предмет
договора — это предмет исполнения договорного обязательства,
то есть соответствующее действие. Это действие конкретизируется
объектом действия — благом. Поскольку объект договора определен
нами как договорное отношение, то по содержанию последнего определяется вид договора. Так, продавец обязан передать покупателю вещь в собственность и имеет право получить деньги ( в общем случае) в размере цены. Покупатель обязан заплатить и имеет
право получить вещь ( товар) в собственность. Именно это содержание выделяет куплю-продажу в системе иных обязательств, направленных на передачу вещи ( имущества) в собственность. Следовательно, договор купли-продажи — это договор о возмездном
приобретении покупателем права собственности на переданный
товар. При этом действия по передаче товара, составляющие
предмет договора купли-продажи, включают, в том числе, действия,
определенные в договоре и действия, установленные императивной нормой закона (в частности действия по обеспечению государственной регистрации перехода прав на недвижимое имущество).
Специфика обязательства, возникающего из договора куплипродажи в том, что объектом его выступает правовая цель — возникновение права собственности у покупателя. Поскольку безобъектных правоотношений не существует, то отсутствие права собственности у покупателя означает отсутствие правоотношения куплипродажи. Договор купли-продажи должен считаться заключенным
при согласовании сторонами действий, составляющих предмет
обязательства, и условия о товаре ( наименовании и количестве),
которое конкретизирует указанные действия.
Во втором параграфе — “ Правовые последствия продажи чужой вещи” — представлен анализ научных воззрений и правоприменительной практики относительно природы и правовых последствий продажи вещи неуправомоченным отчуждателем.
Установлено, что продавцом по договору купли продажи может
быть не только собственник, но и иное лицо. Проблема продажи
чужой вещи ( имущества) имеет два аспекта: продажа лицом управомоченным и продажа лицом неуправомоченным.
Исполнение продавцом своего обязательства по купле-продаже
осуществляется передачей вещи ( имущества). Передача вещи
16
(традиция) в современных условиях купли-продажи имеет значение
акта передачи права, поскольку именно с ней, в подавляющем
большинстве случаев, действующий Гражданский кодекс РФ связывает момент исполнения своих обязанностей продавцом по передаче вещи в собственность покупателя, и соответственно, момент возникновения у покупателя права собственности ( или иного
права, например в случае, когда продавцом выступает унитарное
предприятие). При этом традиция вещи означает вступление покупателем во владение вещью ( что, по мнению некоторых исследователей, еще не означает возможность использования этой вещи).
Переход права собственности при отчуждении вещей подчинен
известному правилу: никто не может передать другому больше права, чем имеет сам. Какой бы не была конструкция отчуждения, подлинным праводателем является собственник отчуждаемой вещи.
Очевидно, что главная проблема продажи неуправомоченным
отчуждателем состоит в возможности заключения и исполнения
договора купли-продажи вещи, которая принимается ( независимо
от осознания этого факта сторонами) как собственность продавца,
не являясь на самом деле таковой, ведь закон не содержит на этот
счет прямого запрета.
Нами отмечалась невозможность исполнения со стороны продавца, в случае отсутствия у него права собственности или правомочия, в рамках передачи права собственности. Позиции исследователей по данному вопросу расходятся. Так, по мнению одних,
продажа чужого имущества является ничтожной в силу традиционного правила: "' невозможность исполнения влечет ничтожность
обязательства".
Исполнение договора купли-продажи независимо от принадлежности вещи не охватывается правилами ГК РФ о прекращении обязательства невозможностью исполнения. Существенна в силу статьи 454 ГК РФ лишь фактическая принадлежность вещи.
Автором изучены точки зрения, в силу которых " по основаниям
ст. 168 ГК являются ничтожными сделки по отчуждению чужого
имущества, поскольку Гражданский кодекс РФ не допускает возникновения собственности от неуправомоченного отчуждателя", что
"нарушение запрета, установленного законом, всегда исключает
добросовестность любой из сторон сделки, поскольку добросовестность касается лишь незнания фактов, а не закона", что " законом,
которому не соответствует такая сделка, оказывается ст. 454 ГК РФ
в части условия о передаче товара в собственность покупателя".
17
Заключение договора купли-продажи само по себе не создает
права собственности по общему правилу, а только обязывает стороны. Для возникновения права собственности необходима передача товара покупателю ( ст. 223, 224, 458). Но такая передача не
имеет самостоятельного значения для возникновения права собственности, она существует в рамках исполнения продавцом своей
обязанности передать покупателю товар. Причем передать в собственность. Иначе в ст. 454 ГК РФ конструкция договора была бы
не консенсуальной, а реальной “продавец передает товар в собственность покупателя, а покупатель обязуется оплатить переданный
товар”. Существование статьи 459 ГК РФ (как специальной оговорки о переходе риска случайной гибели или порчи) — свидетельство
того, что законодатель не связывает с фактической передачей безусловной передачи права собственности. Автором анализируется
зависимость возникновения у покупателя права собственности от
его встречного исполнения по договору.
Так в соответствии с п.1 ст. 486 ГК РФ оплата должна производиться непосредственно до или после передачи товара. Если оплата производится не непосредственно, то есть немедленно, тут же
при передаче, то товар считается проданным в кредит, а тогда при
неисполнении покупателем обязанности по оплате, продавец имеет
право требовать возврата переданного, но не оплаченного товара
При этом кодекс специально оговаривает, что в этом случае товар
считается находящимся в залоге у продавца до момента оплаты. Логично, что коль скоро законодатель допускает возникновение право
собственностиу покупателя без встречного предоставления(оплаты),
то необходимо обеспечение исполнения соответствующей обязанности. Причем это не будет требованием виндикационным, а требованием, вытекающим из самого договора. Следовательно, говорить о
т.н. вещном эффекте нет необходимости. Думается, что его едва
ли можно характеризовать добросовестным приобретателем. На
наш взгляд характеристика покупателя как добросовестного приобретателя в целях применения правил об эвикции должна включать
не только общие характеристикипо ст. 302 (“...не знал и не мог знать”),
но и добросовестность в рамках самого исполнения по договору
(“должен был оплатить и оплатил”), поскольку он “приобретатель”, но
приобретательне всякий, а возмездный. Если покупатель не оплатил
товар (а должен был), то он не суть добросовестныйприобретатель, а
добросовестныйвладелец, по смыслу ст. 234 ГК РФ (владеет открыто
и добросовестно, т.к. не знает об ущербности своего права).
18
Третья глава — “ Правовая связь эвикции и виндикации” — содержит анализ соотношения эвикции и виндикации, при этом особое внимание уделено исполнению договора, поскольку, правила
об эвикции действую с момента исполнения договора.
В первом параграфе — “ Исполнение договора купли-продажи
как условие применения правил об эвикции” — исследуются характер и существо исполнения договора купли-продажи.
Исполнение договора купли-продажи означает не только передачу товара продавцом, но и встречное исполнение покупателем
обязанности принять товар, поскольку передача бессмысленна без
принятия. Тем более, что ст. 484 ГК РФ специально подчеркивает,
что покупатель обязан принять товар. Законодатель, таким образом, признает под исполнением договора купли-продажи двуединый акт передачи: 1) предоставление ( действия продавца) и
2) прием ( действия покупателя). Исполнению покупателем обязанности по оплате товара многие авторы придают решающее значение для осуществления переноса права собственности на товар и
связывают момент перехода права собственности на товар к покупателю с моментом оплаты. Отдавая приоритет оплате, они предлагают предусмотреть моментом перехода права собственности на
товар к покупателю не моментом передачи, а моментом оплаты за
нее цены, поскольку в таком случае совпадало бы экономическое и
юридико-доказательственное основание перехода права собственности. Можно поддержать данную точку зрения, с той оговоркой,
что право собственности у покупателя по договору купли-продажи
возникает с момента встречного исполнения сторонами обязанностей по договору купли-продажи. В данном случае уместна аналогия со ст. 570 ГК РФ: “Право собственности на обмениваемые товары переходит к сторонам, выступающим по договору мены в
качестве покупателей, одновременно после исполнения обязательств передать соответствующие товары обеими сторонами”, с
указанием на то, что если законом или договором не предусмотрено иное.
Само существование правил статьи 461 Гражданского кодекса
позволяет утверждать, что под исполнением в данном случае подразумевается выполнение сторонами фактических действий (сообразно дефиниции статьи 307 ГК РФ), в рамках исполнения по передаче вещи, поскольку права собственности на стороне покупателя
не возникло ( иначе не может быть речи об изъятии товара).
19
Под исполнением в рамках статьи 461 Гражданского кодекса РФ
понимается, на наш взгляд, надлежащее исполнение, учитывая, в
том числе, правила о встречном исполнении и исполнении в пользу
третьего лица. Только при соблюдении указанных правил, покупатель при эвикции имеет право потребовать от продавца возмещения причиненных убытков. В случае исполнения обязательства купли-продажи в пользу третьего лица, это лицо при эвикции у него
вещи, также имеет право потребовать от продавца возмещение
убытков, вызванных изъятием вещи.
Правила об эвикции (ст. 461 ГК РФ) не применяются при продаже товара в кредит, до момента полной оплаты товара покупателем, поскольку в данном случае не произошло исполнение со стороны покупателя.
Поскольку договор купли-продажи является двусторонним, соответственно при исполнении обязательства каждая из сторон должна произвести исполнение в пользу другой стороны. Покупатель и
продавец являются одновременно и должником, и кредитором противной стороны. Принцип возмездно эквивалентного обмена товарами, заложенный в купле-продаже, объективно обусловливает то,
что объекты исполнения находятся во взаимозависимости, ибо
экономическая сущность таких договоров состоит в обмене ценностями.
В случаях, когда исполнение обязательства купли-продажи может быть квалифицировано как взаимное, причем обязательство
покупателя является встречным, однако по каким-либо причинам
покупатель исполнение не произвел, правила предусмотренные
статьей 461 Гражданского кодекса не действует, поскольку, не
смотря на то, что продавец обязательство ( в своей части) выполнил и передал товар покупателю, обязательство купли-продажи в
целом не исполнено.
Более того, в случаях же, когда исполнение обязательства купли-продажи может быть квалифицировано как взаимное, причем
обязательство покупателя является встречным, покупатель вправе
приостановить исполнение и не оплачивать товар, если ему станет
известно о наличии оснований, предусмотренных ст. 460 либо о
том, что продавец не является собственником товара, в силу п. 2
ст. 328 ГК РФ.
Моментом исполнения договорного обязательства купли-продажи
является момент, с которого обе стороны ( и продавец и покупатель) считаются исполнившими свои встречные обязательства.
20
В случаях исполнения обязательства третьему лицу, указанному
покупателем, третье лицо не приобретает самостоятельного требования в случае эвикции у него вещи, соответствующим правом
обладает покупатель, который, выступая ответчиком по иску об
эвикции вещи, вправе требовать от продавца возмещения убытков,
в соответствии со ст. 461 ГК РФ.
Если обязательство купли- продажи имеет конструкцию обязательства в пользу третьего лица ( в части передачи товара), то в
этом случае, третье лицо которому передан товар, имеет те же
права, что и покупатель, в рамках статьи 461 ГК РФ.
Правовая цель договора купли-продажи — переход права собственности от продавца к покупателю достигается при надлежащем
исполнении сторонами обязанностей по передаче и оплате товара,
если иное не предусмотрено договором или законом. Обязанность
продавца передать покупателю товар имеет две составные части:
обязанность предоставить товар “ во власть” покупателя и обязанность выполнить необходимые действия для приобретения покупателем права собственности. В противном случае обязательство
купли-продажи признается неисполненным.
Отсутствие на стороне продавца права собственности или специального полномочия от собственника на отчуждение имущества,
квалифицируемый как родовой признак предмета исполнения, является относительной невозможностью исполнения, вызванной виновными действиями продавца.
В случае продажи товара ( имущества), приобретенного собственником с нарушением норм административного или уголовного
законодательства, положение добросовестного покупателя квалифицируется в качестве неосторожного приобретателя. В случае
изъятия товара в порядке конфискации покупатель вправе требовать применения правил ст. 461, в порядке ст.462 ГК РФ, поскольку
конфискация имущества является, на наш взгляд, частным специальным случаем эвикции.
Второй параграф — “ Соотношение эвикционных и виндикационных исков” — содержит анализ соотношения указанных институтов и особенностей применения правил об эвикции при добросовестности покупателя.
Некоторыми исследователями признается необходимость отграничения эвикции от виндикационного иска. Как отмечается, определение эвикции, установленное в древнеримском праве, остается
неизменным. И виндикация и эвикция имеют общую направлен21
ность на изъятие вещи. Эти институты нужно рассматривать не как
взаимоисключающие понятия, а как составляющие единого процесса. Поскольку “ третьим лицом”, требующим эвикции вещи, может быть и собственник ( обладатель иного вещного права), если
продавец владел вещью незаконно или не имел права ее отчуждать. Для собственника речь идет о виндикации вещи, то для покупателя - об эвикции этой вещи.
Отмечается, что развитие института эвикции всегда связывалось с обязательственным правом, причем конкретно с договорами
купли-продажи и мены. Тогда как, виндицировать вещь можно во
всех случаях незаконного владения ею, в пределах срока исковой
давности.
Сходство правоотношений, вытекающих из виндикации и эвикции , заключается в том, что существует явное сходство способа
определения объема возмещения. В обоих случаях во внимание
принимается имущественная сфера ответчика, а не истца. Как
эвикция, так и виндикация не связана с гражданско-правовой ответственностью, так как в обоих случаях нет лишения ответчика
прав на принадлежащую ему вещь ( имущество), а имеет место
возврат вещи тому, кто имеет на нее право. В обоих случаях необходимо сохранение вещи в натуре.
Автором анализируется ситуация при которой, в случае предъявления виндикационного иска в деле всегда участвуют три лица:
1) собственник; 2) лицо, которое не имело права отчуждать вещь,
но сделало это; 3) добросовестный приобретатель. Соответственно
виндикационный иск предъявляется собственником к добросовестному приобретателю. В рамках купли-продажи это будет спор с участием истца-собственника, ответчика-покупателя и третьего лица
на стороне покупателя - продавца. Добросовестность покупателя
предполагает обычную, разумную осмотрительность.
Указывается, что добросовестный покупатель при существующем состоянии гражданского законодательства является незаконным владельцем приобретенного имущества, поэтому в такой ситуации можно говорить лишь о его интересе, который должен быть
защищен посредством принятия соответствующего федерального
закона, но не о защите субъективного вещного права, поскольку
такого права у добросовестного приобретателя просто не существует.
Виндикационный иск, предъявляемый к лицу, ставшему владельцем вещи по договору купли-продажи представляет собой иск
22
об эвикции вещи. Присуждение по виндикационному иску не является само по себе мерой ответственности. Ответчик — незаконный
владелец, в исследуемом случае покупатель, не рассматривается
законом как правонарушитель и имеет защиту от третьих лиц, в том
числе и от собственника, при определенных условиях.
В заключении подводятся итоги и формулируются основные
выводы, к которым пришел автор в процессе исследования, обобщаются предложения по внесению изменений и дополнений в действующее законодательство.
По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:
1) Стукалова О.В. Недействительность сделок особо нарушающих требования закона // Актуальные проблемы современной
науки. Материалы III научной конференции Ставропольского университета (Ставрополь 16 апреля 1997 г.) / Вестник Ставропольского университета. Издательство Ставропольского университета,
1997 г.
2) Стукалова О.В. Институт возмещения убытков в Российском
гражданском праве // Проблемы теории и практики социальноэкономических, политических, правовых преобразований на рубеже
столетия. Материалы научно-практической конференции. 20-21 апреля 2000 г. Ставрополь : Издательство Ставропольского института
им. В.Д. Чурсина, 2000. С. 316-323.
3) Стукалова О.В. Эвикция и виндикация: проблемы соотношения // Политические, правовые, социальные и экономические проблемы российского общества. Материалы IX научно-практической
конференции. 18 апреля 2003 г. Ставрополь : Издательство Ставропольского института им. В.Д. Чурсина. 2003. С. 136-139.
4) Стукалова О.В. Ответственность продавца при эвикции и
правила о неосновательном обогащении // Политические, правовые, социальные и экономические проблемы российского общества. Материалы X научно-практической конференции. 17 апреля
2004 г. Ставрополь : Издательство Ставропольского института им.
В.Д. Чурсина. 2004. С. 53-57
5) Стукалова О.В. Ответственность продавца за эвикцию // Гражданский кодекс Российской Федерации: к 10-летию принятия. Материалы международной научно-практической конференции ( Ставрополь, 11 февраля 2005 г.) // Вестник Ставропольского государственного университета. 2005. Вып.1. С. 157-160.
23
6) Стукалова О.В. Проблема определения критериев в понятии
недвижимости. Ученые записки ( выпуск пятый). Волгоград.: Изд-во
ВИЭСП. 2004.
7) Стукалова О.В. Природа договора купли-продажи и правила
об эвикции // Перспективы развития науки и общества в начале
третьего тысячелетия. Материалы научно-практической конференции. 3 мая 2006 г. Ставрополь : Издательство НОУ ВПО Ставропольского института им. В.Д. Чурсина. 2006. С. 205-208.
8) Стукалова О.В. Добросовестность в нормах международного
частного права // Перспективы развития науки и общества в начале
третьего тысячелетия: Материалы научно-практической конференции. 3 мая 2006 г. Ставрополь: Издательство НОУ ВПО Ставропольского института им. В.Д. Чурсина. 2006. С. 208-210.
24
Стукалова Ольга Владимировна
ПРОБЛЕМЫ ЭВИКЦИИ
В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Подписано в печать 11.10.2006. Формат 60Х84/16. Бумага офсетная.
Гарнитура Arial. Печать офсетная. Физ. печ. л. 1,5.
Тираж 100. Заказ 219.
Отпечатано с готовых диапозитивов в типографии «Мегапринт».
Волгоград, пр. Ленина, 69.
25
26
27
28
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
250
Размер файла
189 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа