close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Номер 9 - Хозяйство и право

код для вставкиСкачать
Â
ÍÎÌÅÐÅ
ÊÎÌÌÅÍÒÀÐÈÈ ÇÀÊÎÍÎÂ
И. ИЛЬЮШИХИН. Комментарий к Закону РФ «О налоге с имущества,
переходящего в порядке наследования или дарения»
3
ÏÐÀÂÎÂÛÅ ÎÑÍÎÂÛ ÏÐÅÄÏÐÈÍÈÌÀÒÅËÜÑÒÂÀ
В. БУБЛИК. Правовое регулирование предпринимательства: частные и публичные начала
12
ÂÎÏÐÎÑÛ ÇÀÊÎÍÎÄÀÒÅËÜÑÒÂÀ
Т. АНДРЕЕВА. Обеспечение доступа к правосудию — главная задача совершенствования
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
23
В. ХАРЬКОВ. Правовое регулирование земельных сервитутов
в гражданском и земельном законодательстве
29
Н. ВИЛЬЧУР. Правовые аспекты снижения стоимости чистых активов
35
С. АЛЕХИНА. О процессуальном соучастии в арбитражном процессе
по делам о защите права собственности
39
ÏÐÅÄÏÐÈßÒÈß È ÍÀËÎÃÈ
Д. КОМЯГИН, В. НАРЕЖНЫЙ. Обособленное подразделение
в российском налоговом и бюджетном законодательстве
44
И. ЗУЙКОВ. О сомнительных налоговых рекомендациях при продаже недвижимости
50
ÏÐÀÊÒÈÊÀ È ÎÏÛÒ
В. ГАЗМАН. Изъятие имущества у лизингополучателя
53
К. СКЛОВСКИЙ. Некоторые последствия продажи чужого имущества
59
П. СКОБЛИКОВ. Легальный порядок исполнительного производства по спорам
имущественного характера: криминологические аспекты
62
ÌÍÅÍÈß È ÑÓÆÄÅÍÈß
А. САВИКОВ. О некоторых проблемах, связанных с признанием решения
общего собрания акционеров недействительным
70
ÊÎÍÑÓËÜÒÀÖÈß
И. СИЛОНОВ. Гражданско-правовая ответственность за нарушение авторского права
или смежных прав
78
О. КРАПИВИН. Вопросы защиты прав и интересов мелких акционеров
84
Отвечаем на вопросы читателей
98
ÑÓÄÅÁÍÀß ÏÐÀÊÒÈÊÀ
Е. МОЛЕВА. Практика ликвидации юридических лиц (коммерческих организаций)
104
И. ФАЙЗУТДИНОВ. Выход участника из общества с ограниченной ответственностью:
судебная практика
113
М. РОЖКОВА. Некоторые аспекты процесса доказывания по делам о возмещении вреда
122
Редакция знакомится с письмами читателей, не вступая в переписку.
Формирование рубрики «Отвечаем на вопросы читателей» определяется актуальностью
поступающих вопросов и заинтересованностью в публикации конкретных ответов
широкого круга подписчиков.
Ïåðåïå÷àòêà ìàòåðèàëîâ è èñïîëüçîâàíèå èõ â ëþáîé ôîðìå,
â òîì ÷èñëå â ýëåêòðîííûõ ÑÌÈ, áåç ïèñüìåííîãî ðàçðåøåíèÿ Ðåäàêöèè
íå äîïóñêàåòñÿ.
Для замены экземпляра журнала с полиграфическим браком следует обращаться в типографию-изготовитель,
адрес которой указан в выходных сведениях журнала.
______________________________________________________________________________________________
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
Т. Петрова (главный редактор), Т. Брагинская (зам. главного редактора), В. Кузнецов,
Т. Свириденко, М. Юков
______________________________________________________________________________________________
Подписано к печати 17.08.2000. Формат 70 × 108 1/16. Высокая печать. Тираж 20 000 экз. Заказ № 572.
Адрес редакции:
103809, ГСП, Москва, К-9, ул. Б. Дмитровка (бывш. Пушкинская), д. 9, строение 8
Телефон: 292-07-00
____________________________________________________________________________________________________________
__
Отпечатано в ГП Московской типографии № 13 Министерства РФ по делам печати,
телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
107005, Москва, Денисовский пер., д. 30
© "Õîçÿéñòâî è ïðàâî", 2000
КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ
КОММЕНТАРИЙ К ЗАКОНУ РФ
"О НАЛОГЕ С ИМУЩЕСТВА, ПЕРЕХОДЯЩЕГО
В ПОРЯДКЕ НАСЛЕДОВАНИЯ ИЛИ ДАРЕНИЯ" *
(с изменениями от 22 декабря 1992 года, 6 марта 1993 года, 27 января 1995 года)
С т а т ь я 4. Льготы по налогу
От налогообложения в соответствии с настоящим Законом освобождается:
имущество, переходящее в порядке наследования супругу, пережившему другого супруга, или в порядке дарения от одного супруга другому;
жилые дома (квартиры) и паенакопления в жилищно-строительных кооперативах, если наследники
(одаряемые) проживали в этих домах (квартирах) совместно с наследодателем (дарителем) на день открытия наследства или оформления договора (дарения);
имущество лиц, погибших при защите СССР и Российской Федерации в связи с выполнением ими
государственных или общественных обязанностей или в связи с выполнением долга гражданина СССР и
Российской Федерации по спасению человеческой жизни, охране государственной собственности и правопорядка;
жилые дома и транспортные средства, переходящие в порядке наследования инвалидам
I и II
групп;
транспортные средства, переходящие в порядке наследования членам семей военнослужащих, потерявших кормильца. Потерявшими кормильца считаются члены семьи умершего (погибшего) военнослужащего, имеющие право на получение пенсии по случаю потери кормильца.
¬ Льготами по налогам и сборам признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков и плательщиков сборов предусмотренные законодательством о
налогах и сборах преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками или плательщиками сборов, включая возможность не уплачивать налог или сбор либо уплачивать их в меньшем размере (п. 1 ст. 56 НК РФ). При этом нормы законодательства о налогах и сборах, определяющие основания, порядок и условия применения льгот по налогам и сборам, не могут носить индивидуального характера. Из приведенного определения следует несколько существенных выводов.
Во-первых, льготы по налогу должны быть предусмотрены в законодательстве о налогах. Льготы, даже если их предоставление гарантировано другими законодательными и
нормативными актами Российской Федерации, не могут применяться до внесения соответствующих поправок в налоговое законодательство.
Во-вторых, о льготе можно говорить лишь тогда, когда существует налоговая обязанность конкретного субъекта по данному налогу. Льгота может предоставляться только налогоплательщику, а этот статус по конкретному налогу не возникает автоматически,
а связан, например, с наличием объекта налогообложения.
В-третьих, налоговые льготы и основания их применения относятся к числу факультативных элементов налогообложения, то есть отсутствие этих элементов в тексте закона
о конкретном налоге не влечет признания налога неустанов- ленным.
* Окончание.
Начало см.: Хозяйство и право, 2000, № 8.
КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ
В-четвертых, формами льгот могут выступать как полное, так и частичное освобождение от уплаты налога. Следует помнить, что в силу п. 2 ст. 56 НК РФ налогоплательщик вправе отказаться от использования льготы либо приостановить ее использование на
один или несколько налоговых периодов, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.
При разрешении споров о том, имел ли место отказ налогоплательщика от использования льготы, следует исходить из того, что факт неучета налогоплательщиком налоговой льготы при составлении декларации за конкретный налоговый период сам по себе не
означает его отказа от использования соответствующей налоговой льготы в этом периоде
(п. 16 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 11 июня 1999 года № 41/9).
− Согласно комментируемой статье формой льготы является освобождение от налога. Такое освобождение применяется к определенным видам имущества.
1. Имущество, переходящее в порядке наследования супругу, пережившему другого
супруга, или в порядке дарения от одного супруга другому.
Следует помнить, что речь идет только о тех видах имущества, которые указаны в
ст. 2 рассматриваемого Закона (см. комментарий к ст. 2). Согласно подп. "а" п. 13 Инструкции № 32 налог не взимается независимо от того, проживали супруги вместе или нет.
В наследственную массу включается лишь та часть общего имущества, которая приходилась на умершего супруга по праву общей совместной собственности. Другая часть
поступает в собственность пережившего супруга как сособственника.
Вклады в отделениях Сберегательного банка РФ и других кредитных учреждениях,
внесенные супругами в период совместной жизни на имя каждого из них, представляют
собой их общую совместную собственность (ст. 34 Семейного кодекса РФ).
Применительно к данной льготе следует иметь в виду, что в наследственную массу
включаются лишь та часть общего имущества, которая приходилась на умершего супруга по праву общей совместной собственности. Другая часть поступает в собственность
пережившего супруга как сособственника и налогом не облагается.
В п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 года № 2 "О
некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании"
(в редакции от
21 декабря 1993 года, с изменениями от 25 октября 1996 года) сказано: "Учитывая, что в
соответствии со ст. 34 Семейного кодекса РФ вклады в отделениях Сберегательного
банка Российской Федерации и других кредитных учреждениях, внесенные супругами в
период совместной жизни на имя каждого из них, представляют собой их общую совместную собственность, наследством является только та часть вклада (вкладов), которая
принадлежит самому наследодателю".
При этом согласно п. 1 ст. 39 Семейного кодекса РФ при разделе общего имущества
супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными,
если иное не предусмотрено договором между супругами. Наследством является только
та часть вклада (вкладов), которая принадлежит самому наследодателю.
Основанием для применения указанной льготы служит свидетельство о регистрации
брака либо решение суда о признании факта супружества (п. 13 Инструкции № 32).
2. Жилые дома (квартиры) и паенакопления в жилищно-строительных кооперативах, если наследники (одаряемые) проживали в этих домах (квартирах) совместно с
наследодателем (дарителем) на день открытия наследства или оформления договора
(дарения).
В связи с тем, что указанные объекты освобождены от налогообложения, только если
наследники (одаряемые) проживали в этих домах (квартирах) совместно с наследодателем (дарителем) на день открытия наследства или оформления договора дарения, на
практике возник вопрос: подразумевает ли факт совместного проживания совместную
прописку (регистрацию) или же наследник (одаряемый) может быть прописан в другом
месте?
4
КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ
Согласно п. 13 Инструкции № 32 факт совместного проживания подтверждается
справкой из соответствующего жилищного органа или городской, поселковой, сельской
администрации, а также решением суда. Совместная прописка необязательна.
Еще один практический аспект применения данной льготы: предоставляется ли льгота одаряемому в случае дарения своей комнаты одним соседом по коммунальной квартире другому, проживающему в этой же коммунальной квартире? В данном случае надо
исходить из того, что здесь речь идет не о совместном проживании с одаряемым на одной площади на момент дарения, а о дарении имущественной доли собственником, поэтому льгота не предоставляется.
Физические лица, получающие имущество в порядке наследования или дарения,
проживающие совместно с наследодателем или дарителем и временно выехавшие в связи
с обучением (студенты, аспиранты, учащиеся), нахождением в длительной служебной
командировке, прохождением срочной службы в Вооруженных Силах, не лишаются
права на льготу по налогу. В этом случае основанием для предоставления льготы является справка соответствующей организации о причинах отсутствия гражданина.
3. Имущество лиц, погибших при защите СССР и Российской Федерации в связи с
выполнением ими государственных или общественных обязанностей или в связи с выполнением долга гражданина СССР и Российской Федерации по спа-сению человеческой
жизни, охране государственной собственности и правопорядка.
Думается, что в силу ч. 2 ст. 8 Конституции РФ и п. 1 ст. 212 ГК РФ речь должна идти о предоставлении льготы по отношению к имуществу лиц, погибших в результате
охраны собственности любой формы, а не только государственной.
Основанием для предоставления льготы служит документ соответствующей организации о смерти наследодателя. Однако довольно сложно установить основания для предоставления данной льготы. Дело в том, что для ее предоставления необходимо, очевидно, констатировать не только факт смерти лица, но и причину его смерти. Если применительно к выполнению государственных или общественных обязанностей такая возможность присутствует в большинстве случаев (но не всегда), то в отношении спасения человеческой жизни надежда остается лишь на свидетельские показания, которые не всегда
имеют место. Еще более сложной ситуация становится в отношении смерти при защите
правопорядка или охране собственности. При разрешении указанной ситуации нужно
учитывать следующее.
Бремя доказывания по спорам с государственными (в том числе налоговыми) органами возлагается на эти органы (п. 6 ст. 108 НК РФ). Взыскание недоимки, пени и штрафов
с физических лиц осуществляется только в судебном порядке.
В рамках судебного
заседания не нуждаются в доказывании обстоятельства, признанные судом общеизвестными (ст. 55 ГПК РСФСР). Факт гибели лица в связи с защитой собственности или правопорядка может приобретать статус общеизвестного после публикаций в средствах
массовой информации, передачи по телевидению и т. д.
Если гибель лица связана с противоправными действиями преступника, в отношении
которого вынесен приговор по уголовному делу, то для суда, рассматривающего дело о
гражданско-правовых последствиях преступных действий, он обязателен лишь по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Несмотря на это,
думается, нет препятствий для использования вступившего в законную силу приговора в
процессе доказывания правомерности применения льготы. Однако наиболее вероятным
способом доказывания являются свидетельские показания.
4. Жилые дома и транспортные средства, переходящие в порядке наследования инвалидам I и II групп.
Федеральный закон от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" (с изменениями от 24 июля 1998 года, 4 января, 17 июля
1999 года) определяет, что к инвалидам относятся лица, которые имеют нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями,
последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и
5
КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ
вызывающее необходимость его социальной защиты. Отметим, что данная льгота применяется только при переходе имущества инвалидам I и II групп в порядке наследования 15 . На дарение данная льгота не распространяется.
Основанием для предоставления данной льготы является удостоверение инвалида,
причем указанные в тексте статьи группы инвалидности физические лица должны иметь
на момент получения свидетельства о праве на наследство (п. 13 Инструкции № 32).
Именно по этой норме может льготироваться имущество граждан, подвергшихся воздействию радиации на Чернобыльской АЭС, при условии присвоения им соответствующей
группы инвалидности, ибо их налогообложение осуществляется на общих основаниях.
5. Транспортные средства, переходящие в порядке наследования членам семей
военнослужащих, потерявших кормильца.
Применительно к данной льготе речь вновь идет исключительно о переходе имущества в порядке наследования (но не дарения).
Потерявшими кормильца считаются члены семьи умершего (погибшего) военнослужащего, имеющие право на получение пенсии по случаю потери кормильца.
К военнослужащим относятся:
офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений
профессионального образования, сержанты и старшины, солдаты и матросы, проходящие
военную службу по контракту;
офицеры, призванные на военную службу в соответствии с указом Президента
Российской Федерации;
сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву,
курсанты военных образовательных учреждений профессионального об-разования до
заключения с ними контракта.
Граждане приобретают статус военнослужащих с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы (ст. 2 Федерального закона от
27 мая 1998
года № 76-ФЗ "О статусе военнослужащих").
К членам семей военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, на которых
распространяются указанные льготы, относятся: супруга (супруг); несовершеннолетние
дети; дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет; дети
в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных учреждениях по очной форме
обучения; лица, находящиеся на иждивении военнослужащих.
Статья определяет, что потеря кормильца непосредственно соотносится с правом на
пенсию по потере кормильца. Круг лиц, имеющих право на пенсию по случаю потери
кормильца, прямо определен в ст. 50 Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации".
С т а т ь я 5. Порядок исчисления и уплаты налога
1. Налог взимается при условии выдачи нотариусами, должностными лицами, уполномоченными
совершать нотариальные действия, свидетельств о праве на наследство или удостоверения ими договоров дарения в случаях, если общая стоимость переходящего в собственность физического лица имущества на день открытия наследства или удостоверения договора дарения превышает соответственно 850кратный и 80-кратный установленный законом размер минимальной месячной оплаты труда.
2. Оценка жилого дома (квартиры), дачи и садового домика, переходящих в собственность физического лица в порядке наследования или дарения, производится органами коммунального хозяйства или
страховыми организациями.
Оценка транспортных средств производится страховыми и другими организациями, которым предоставлено право осуществлять эти действия.
Оценка другого имущества производится экспертами.
3. Нотариусы, а также должностные лица, уполномоченные совершать нотариальные действия, обязаны в 15-дневный срок (с момента выдачи свидетельства или удостоверения договора) направить в
налоговый орган по месту их нахождения справку о стоимости имущества, переходящего в собственность
15 Не вполне ясен экономический смысл распространения данной льготы только на жилые дома (исключая
квартиры).
6
КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ
граждан, необходимую для исчисления налога с имущества, переходящего в порядке наследования или
дарения.
За непредставление либо несвоевременное представление документов, необходимых для исчисления
налога, на руководителей указанных органов налагается штраф в размере пятикратного установленного
законом размера минимальной месячной оплаты труда.
4. Исчисление налога производится налоговыми органами на основании документов, указанных в
пункте 3 настоящей статьи.
Сумма налога на имущество, переходящее в собственность физических лиц в порядке наследования
в случаях наличия в составе этого имущества жилых домов (квартир), дач и садовых домиков в садовых
товариществах, уменьшается на сумму налогов на имущество физических лиц, подлежащую уплате
этими лицами за указанные объекты до конца года открытия наследства, в соответствии с частью третьей пункта 5 статьи 5 Закона Российской Федерации от 9 декабря 1991 года "О налогах на имущество
физических лиц".
В случаях, когда физическому лицу от одного и того же физического лица неоднократно в течение
года переходит в собственность имущество в порядке дарения, налог исчисляется с общей стоимости
имущества на основании всех нотариально удостоверенных договоров.
5. Уплата налога производится плательщиком на основании платежного извещения, вручаемого ему
налоговым органом.
6. Физические лица, проживающие в Российской Федерации, уплачивают налог не позднее трехмесячного срока со дня вручения им платежного извещения. В случае необходимости налоговые органы
могут предоставлять плательщикам по их письменному заявлению рассрочку или отсрочку уплаты
налога, но не более чем на два года, с уплатой процентов в размере 0,5 ставки на срочные вклады, действующей в Сберегательном банке Российской Федерации.
7. Физические лица, проживающие за пределами Российской Федерации, обязаны уплатить налог до
получения документа, удостоверяющего право собственности на имущество. Выдача им такого документа без предъявления квитанции об уплате налога не допускается.
8. Наследственное имущество и имущество, перешедшее в порядке дарения, может быть продано, подарено, обменено собственником только после уплаты им налога, что подтверждается справкой налогового органа.
¬ Налог на имущество, переходящее в порядке наследования или дарения, относится
к числу прямых налогов, то есть налогов, источник которых формируется непосредственно у налогоплательщика, а не поступает в составе иных платежей, налогов на присвоение. И как прямой налог, он относится к числу окладных, то есть налогов, которые
рассчитываются налоговыми органами.
Налоговый орган не позднее 30 дней до наступления срока платежа направляет налогоплательщику налоговое уведомление. В нем должны быть указаны размер налога,
подлежащего уплате, расчет налоговой базы, а также срок уплаты налога (ст. 52 НК РФ).
Поскольку срок уплаты комментируемого налога привязан к определенному сроку со
дня вручения налогоплательщику налогового уведомления (п. 6 ст. 5 Закона), указанное
в НК РФ 30-дневное ограничение срока направления налоговым органом налогового
уведомления плательщику не имеет смысла.
Нужно, однако, помнить, что в Налоговом кодексе содержится положение, согласно
которому налоговое уведомление может быть передано физическому лицу (его законному или уполномоченному представителю) лично под расписку или иным способом, подтверждающим факт и дату его получения. Если указанные лица уклоняются от получения налогового уведомления, оно направляется по почте заказным письмом. Налоговое
уведомление считается полученным по истечении шести дней с даты направления заказного письма.
Следует подчеркнуть, что вручение уведомления должно осуществляться именно
налогоплательщику или его представителю.
− Согласно п. 1 ст. 17 НК РФ порядок исчисления и порядок уплаты налога относятся
к числу его элементов и в числе других элементов должны быть определены в законе о
конкретном налоге. Именно с этой целью ст. 5 включена в текст комментируемого Закона.
На сегодняшний день существует мнение, что данный налог не является установленным, поскольку в законе о нем не определен налоговый период, который также относится к числу элементов налогообложения. Представляется, что с данной точкой зрения
нельзя согласиться.
7
КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ
В соответствии с п. 1 ст. 55 НК РФ под налоговым периодом понимается календарный год или иной период времени применительно к отдельным налогам, по окончании
которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налога, подлежащая уплате.
Налоговый период может состоять из одного или нескольких отчетных периодов, по
итогам которых уплачиваются авансовые платежи.
В п. 4 комментируемой статьи сказано, что, когда физическому лицу от одного и того
же физического лица неоднократно в течение года переходит в собственность имущество в порядке дарения, налог исчисляется с общей стоимости имущества на основании
всех нотариально удостоверенных договоров. Очевидно, что применение данной нормы
возможно лишь при условии, что налоговый период налога — год. Только в этом случае
в полном соответствии с п. 1 ст. 55 Закона по окончании года правомерно определяется
общая стоимость имущества, которая, как указывалось выше, является налоговой базой,
и исчисляется сумма налогового оклада.
® Статья 5 Закона указывает, что нотариусы, а также должностные лица, уполномоченные совершать нотариальные действия, обязаны в 15-дневный срок (с момента выдачи свидетельства или удостоверения договора) направить в налоговый орган по месту их
нахождения справку о стоимости имущества, переходящего в собственность граждан,
необходимую для исчисления налога с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения.
Согласно п. 5 письма Госналогслужбы РФ от 25 декабря 1995 года № ВН-6-03/659 "О
Временных методических рекомендациях о порядке учета плательщиков налогов с имущества физических лиц и земельного налога" справки представляются по всем выданным
свидетельствам и удостоверенным договорам в сроки, установленные законодательством, независимо от того, подпадает имущество по этим документам под налогообложение или нет.
Указанный в приведенном пункте срок (15 дней) на данный момент не соответствует
п. 6 ст. 85 НК РФ. Согласно этому пункту органы (учреждения), уполномоченные совершать нотариальные действия, и нотариусы, осуществляющие частную практику, обязаны
сообщать о нотариальном удостоверении права на наследство и договоров дарения в
налоговые органы по месту своего нахождения не позднее пяти дней со дня соответствующего нотариального удостоверения.
Таким образом, нотариусам следует иметь в виду, что сообщение о нотариальном
удостоверении договоров дарения или прав на наследство, совершенное в течение срока
от 15 до 5 дней со дня такого удостоверения, считается правомерным и не влечет применения санкций.
За непредставление либо несвоевременное представление документов, необходимых
для исчисления налога, на руководителей указанных органов налагается штраф в размере
пятикратного установленного законом размера минимальной месячной оплаты труда.
Однако нужно помнить, что аналогичный по объективной стороне состав правонарушения содержится в ст. 129 1 НК РФ: "Неправомерное несообщение (несвоевременное
сообщение) лицом сведений, которые в соответствии с настоящим Кодексом это лицо
должно сообщить налоговому органу, при отсутствии признаков налогового правонарушения, предусмотренного статьей 126 настоящего Кодекса, влечет взыскание штрафа в
размере 1000 рублей". Поскольку круг субъектов отношений применительно к штрафу в
Налоговом кодексе и в Законе "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения" один (нотариус и налоговые органы), думается, что штрафы имеют
одинаковую правовую природу — налоговая санкция. Следовательно, применение
штрафа по п. 3 ст. 5 Закона на сегодняшний день неправомерно, ибо в силу п. 2 ст. 108
НК РФ никто не может быть привлечен повторно к ответственности за совершение одного и того же налогового правонарушения.
¯ Исчисление налога производится налоговыми органами на основании документов,
указанных в п. 3 комментируемой статьи. Эта норма позволяет предположить, что единственным случаем допустимого применения ответственности по ст. 122 НК РФ к пла-
8
КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ
тельщику данного налога являются действия лица по невнесению (неперечислению со
счета) денежных средств в уплату налога. Очевидно, что применительно к налогу на
имущество, переходящее в порядке наследования или дарения, объективная сторона в
форме действий по занижению налоговой базы или неправильного исчисления налога
невозможна (ст. 122 НК РФ), поскольку все расчеты осуществляются налоговым органом
на основании представленных документов.
° Приведенное в п. 4 ст. 5 Закона положение определяет порядок расчета суммы налогового оклада. Следует обратить внимание на объектный состав приведенной нормы.
Она затрагивает такие виды имущества, как жилые дома (квартиры), дачи и садовые
домики в садовых товариществах.
Согласно п. 5 ст. 5 Закона РФ "О налогах на имущество физических лиц" за строение,
помещение и сооружение, перешедшее по наследству, налог взимается с наследников с
момента открытия наследства.
На практике возник вопрос: на какую сумму налогов на имущество физических лиц
должно производиться уменьшение суммы налога с имущества, переходящего в порядке
наследования, в случаях наличия в составе этого имущества жилых домов (квартир), дач
и садовых домиков в садоводческих товариществах? Госналогслужба РФ в письме от 28
сентября 1993 года № НП-6-03/333 "Об отдельных вопросах налогообложения физических лиц" разъяснила следующее: сумма налога с имущества, переходящего в собственность физических лиц в порядке наследования, в случаях наличия в составе этого имущества жилых домов (квартир), дач и садовых домиков в садоводческих товариществах
уменьшается на сумму налогов на имущество физических лиц, предъявленных к уплате
этим лицам за указанные объекты в году открытия наследства.
± Пункт 6 комментируемой статьи определяет условия предоставления налоговыми
органами плательщикам по их письменному заявлению рассрочки или отсрочки уплаты
налога, но не более чем на два года, с уплатой процентов в размере 0,5 ставки на срочные
вклады, действующей в Сберегательном банке РФ.
Думается, что подобная норма напрямую противоречит п. 3 ст. 61 НК РФ, согласно
которому изменение срока уплаты налога физическим лицам допускается не только в
форме отсрочки и рассрочки платежа, но и в виде налогового кредита. Причем в силу
п. 1 ст. 63 НК РФ органами, которые могут принимать решения об изменении срока уплаты налога, являются: по федеральным налогам — Министерство финансов РФ, а по
региональным и местным налогам и сборам — соответственно финансовые органы субъекта РФ и муниципального образования.
Таким образом, Налоговый кодекс устраняет налоговые органы от предоставления
отсрочек, рассрочек или налоговых кредитов по налогам. Что касается срока предоставления отсрочки или рассрочки, то согласно п. 1 ст. 64 НК РФ он составляет не два года, а
от одного до шести месяцев.
Круг "необходимых оснований" для предоставления отсрочек и рассрочек раскрыт в
п. 2 ст. 64 НК РФ. Причем начисление процентов на сумму задолженности не осуществляется при предоставлении отсрочки или рассрочки по основаниям, указанным в подп. 1
и 2 п. 2 ст. 64 НК РФ, а во всех остальных случаях их размер составляет одну вторую
ставки рефинансирования ЦБ РФ, действовавшей за период отсрочки или рассрочки (п. 4
ст. 64 НК РФ). Применительно к налоговому кредиту проценты начисляются исходя из
ставки рефинансирования ЦБ РФ за период действия договора о налоговом кредите (п. 5
ст. 65 НК РФ).
Поскольку согласно п. 2 ст. 61 НК РФ изменение срока уплаты налога и сбора допускается исключительно в порядке, предусмотренном главой 9 НК РФ, все положения Закона "О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения", противоречащие Налоговому кодексу, не применяются.
² Наследственное имущество и имущество, перешедшее в порядке дарения, может
быть продано, подарено, обменено собственником только после уплаты им налога, что
9
КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ
подтверждается справкой налогового органа. Однако применительно к данному положению возникает интересный нюанс.
Договор дарения и принятие наследства являются основаниями возникновения права
собственности у одаряемого или наследника (ст. 218 ГК РФ). А согласно п. 1 ст. 209 ГК
РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Заметим, что в тексте статьи отсутствует фраза "если иное не предусмотрено
законодательством". Встает вопрос: возможно ли ограничение правомочия распоряжения
посредством нормы, содержащейся в п. 8 ст. 5 Закона?
Полагаю, при ответе на этот вопрос следует обратиться к п. 2 ст. 209 ГК РФ, в силу
которого собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым
актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе
отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь
собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать
имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.
Нужно отметить, что в п. 2 ст. 3 ГК РФ приведен специальный термин "гражданское
законодательство", в состав которого включаются Гражданский кодекс РФ и принятые в
соответствии с ним федеральные законы, регулирующие отношения, указанные в пп. 1 и
2 ст. 2 ГК РФ. Очевидно, что, если бы законодатель хотел установить в тексте п. 2 ст. 209
ГК РФ ограничения правомочия распоряжения имуществом только посредством гражданского законодательства, он использовал бы соответствующий термин. Думается, что
здесь имеется в виду и ограничение распоряжения нормами налогового законодательства.
Данный вывод подтверждается в постановлении Конституционного Суда РФ от 12
октября 1998 года № 24-П "По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11
Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в
Российской Федерации": "Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 17 декабря 1996 года указал, что налог представляет собой законное изъятие части имущества, вытекающее из конституционной публично-правовой обязанности. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну. …
Таким образом, Конституция Российской Федерации предусматривает разграничение
имущества, которым налогоплательщик не может распоряжаться по своему усмотрению,
поскольку оно в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в бюджет, и имущества, находящегося в частной собственности, гарантии которой предусмотрены статьей 35 Конституции Российской Федерации".
И. ИЛЬЮШИХИН
г. Санкт-Петербург
© 2000
УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!
С 1999 года журнал "Хозяйство и право" выходит
с Приложением. Вы можете подписаться на него
или приобрести в редакции
В 1999 году опубликованы приложения:
№ 7 — "Правовое регулирование договора поставки"
№ 8 — "Экономико-правовые условия развития
рынка лизинговых услуг"
10
КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОВ
№ 9 — "Третейский суд при Санкт-Петербургской
торгово-промышленной палате"
№ 10 — "Аренда отдельных видов имущества"
№ 11 — "Правовое регулирование земельных
и агропромышленных отношений"
№ 12 — "Поставка товаров для государственных нужд.
Планирование структуры договорных отношений"
В 2000 году опубликованы приложения:
№ 1 — "Международный коммерческий арбитраж"
№ 2 — "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"
№ 3 — "Комментарий к Закону Российской Федерации
"О валютном регулировании и валютном контроле"
№ 4 — "Правовые проблемы антимонопольной политики"
№ 5 — "Правовые проблемы энергоснабжения: теория и практика"
№ 6 — "Налоговые правоотношения и налоговая ответственность: теория и практика"
№ 7 —"Правовое регулирование расчетов в Российской Федерации"
№ 8 — "Правовой статус имущества как объекта гражданских прав"
№ 9 — "Ответственность за недоброкачественную продукцию"
№ 10 — "Договор на выполнение маркетинговых исследований"
В №№ 11 и 12 планируется опубликовать приложения
о государственной регистрации прав на недвижимое имущество
и сделок с ним и о теоретических аспектах правового
регулирования несостоятельности и конкурсного производства
11
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА:
ЧАСТНЫЕ И ПУБЛИЧНЫЕ НАЧАЛА
Гражданский кодекс об общих моделях соотношения частных
и публичных принципов регулирования экономических отношений
В гражданском праве существует несколько вариантов соотношения и моделей
взаимодействия публично- и частноправовых начал. Они учитывают не только
характер выражаемого интереса (частный либо публичный), но и иные факторы,
прежде всего метод регулирования общественных отношений.
1. "Сотрудничество" частноправовых форм. Вот наиболее характерная иллюстрация такой модели координирующего взаимодействия однопорядковых феноменов. В соответствии со ст. 11 Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" (1990 г.) участники ТОО (АОЗТ) несли полную ответственность за результаты деятельности предприятия. Действующий Гражданский
кодекс РФ сузил пределы ответственности участников хозяйственных обществ и
товариществ всех организационно-правовых форм. Согласно п. 1 ст. 82, п. 1
ст. 87, п. 1 ст. 96 ГК РФ участники хозяйственных товариществ (обществ) несут в
соответствующих пределах только риск убытков, связанных с деятельностью
товарищества (общества). Значит, участники современных хозяйственных обществ (товариществ) не возмещают, например, долги учрежденных ими хозяйствующих субъектов (рискуют, а не отвечают).
Сужение пределов гражданско-правовой ответственности указанных лиц есть
следствие изменений, привнесенных новейшим гражданским законодательством
в имущественный статус коммерческих организаций и их участников. Если
раньше учредители являлись собственниками предприятий, они и несли имущественную ответственность по обязательствам, которые были для них "своими".
Ныне же, оставаясь субъектами обязательственных прав на имущество, переданного в собственность самостоятельных юридических лиц, учредители коммерческих организаций рискуют лишь своими вкладами в уставный капитал относительно только части результата чужой деятельности (убытков), а полную ответственность несут собственники. Здесь корректировка частноправовых отношений
собственности с необходимостью потребовала адекватных изменений другой
частноправовой формы — имущественной гражданско-правовой ответственности.
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
2. Внедрение частноправовых начал в публично-правовую материю, когда
публичные отношения начинают все более широко регулироваться с использованием отдельных элементов частноправового метода. Это не означает "приватизации" конституционного права и отрицания публичного права в целом, поскольку
"ввиду относительной самостоятельности метода по отношению к предмету регулирования отдельные элементы согласительного метода и обязательственного
способа могут использоваться в от-ношениях, не составляющих ядро отрасли" 1
без ущерба для отраслевой суверенности. Характерным примером здесь служит
применение договорного метода в регулировании международных публичных
отношений (международные и межрегиональные договоры РФ и ее субъектов в
сфере международного экономического сотрудничества) и федеративных публичных отношений (договоры федерального Центра и субъектов Федерации;
договоры субфедеральных государственных органов и федерального правительства о разграничении полномочий и компетенции в сфере координации внешнеэкономических связей).
3. В некоторых массивах внешнеэкономических отношений, в целом относящихся к предмету гражданско-правового регулирования, с учетом их повышенной значимости для национальных интересов частноправовое регулирование в
максимальном объеме заменяется публично-правовым. Например, специфика
поставок на внешний рынок российской военной продукции и особенности правового статуса российских участников данных экспортных операций (производителей военной техники и государственных торговых посредников) определяются
императивными предписаниями, имеющими нецивилистический характер. Такое
регулирование сформировало публичный административно-правовой режим
внешнеторговой деятельности в отношении специфических товаров,
удовлетворяющих материальные потребности иностранных государств,
обусловленные интересами их национальной безопасности и суверенитета.
Субъективное право в этих отношениях есть элемент, производный от
обязанности, а не выполняющий самостоятельную функцию удовлетворения
интереса управомоченного лица. Подобные правоотношения нехарактерны для
общей "ткани" гражданско-правового регулирования, являются вкраплениями,
от-ражающими взаимодействие гражданского права с административным.
Следовательно, особый режим, которому подчиняются экспортные операции
резидентов с военными объектами (военной техникой и технологиями, вооружениями и др.), отменил общий дозволительный строй правового регулирования, в
целом присущий внешнеторговому праву, и обусловил разрешительный порядок
регулирования договорных отношений в данном секторе внешней торговли России (ст. 4 Федерального закона от 19 июля 1998 года № 114-ФЗ "О военнотехническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами").
4. Конкретное воздействие публичных начал на гражданско-правовые формы.
Яркий пример такого взаимодействия — "принудительные" договоры, где согласованное волеизъявление не является элементом, конструирующим обязательство, но порождает полнокровное с формально-юри-дической стороны хозяйственное обязательство 2 (гражданско-правовые со-глашения, заключенные в результате удовлетворения судом частного иска о понуждении к подписанию договора).
1 Сафиуллин Д. Н. Теория и практика правового регулирования хозяйственных связей в СССР. — Свердловск, 1990, с. 113.
2 Сафиуллин Д. Н. Указ. соч., с. 115–116.
13
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
5. Частноправовые и публичные начала могут выполнять равнозначные функции в процессе гражданско-правового регулирования. В литературе на это сотрудничество частных и публичных подходов впервые обратила внимание
Т. И. Илларионова, проанализировав соотношение частных и публичных (в ее
трактовке — общих) 3 интересов, которое приводит в действие охранительную
либо регулятивную подсистему гражданского права. Так, осуществление интереса отдельного лица, противоречащего общему (публичному) интересу, либо его
реализация ненадлежащими средствами (неправомерными действиями) создают
предпосылки для функционирования охранительных норм гражданского права.
6. Публичный акт порождает либо прекращает гражданские правоотношения.
Правообразующее качество публичного акта закреплено, например, в ст. 446
Гражданского кодекса РФ, придавшей судебному реше- нию (акту публичной
власти) качество источника возникновения обязательства.
Наиболее ярко разрушающее взаимодействие публичного и частного проявляется в норме ст. 417 ГК РФ, закрепляющей случаи прекращения гражданскоправового обязательства на основании акта государственного органа. "Правомерно изданный акт, который делает исполнение обязательств невозможным.., не
создает оснований ни для требований сторон друг к другу, ни тем более для их
требований к соответствующему государственному органу" 4 .
7. Частноправовые формы выполняют публичные функции. М. И. Ку-лагин 5
отметил, что с помощью техники юридического лица реализуется необходимость
в юридическом механизме концентрации и централизации капитала, то есть
оформление коллективных интересов. Однако в современном гражданском праве
феномен юридического лица используется и для решения публичных задач, являясь (вместе с институтом государственной регистрации) способом государственного санкционирования допуска того или иного субъекта к участию в обороте.
С применением института юридического лица осуществляется публичный
контроль за деятельностью участников хозяйственного оборота. Этот институт
— материальная основа обеспечения бюджетного интереса в процессе налогообложения результатов выгодонаправленной деятельности; он реализует статистический интерес государства в отношении хозяйствующих субъектов.
8. В частноправовое регулирование могут "встраиваться" отдельные элементы
публично-правового воздействия на субъектов гражданского права и их отношения.
При этом гражданско-правовые способы регулирования, не утрачивая своей
природы, определенным образом "откликаются" на воздействие публичных начал и административных подходов, причем в довольно широком диапазоне — от
простейшего механического реагирования гражданско-правовых форм на влияние публичного до определенной корректировки. Так, цена в договоре изменяет
свою величину в зависимости от того, облагается или нет налогом на добавленную стоимость соответствующая хо-зяйственная операция.
Ценообразование во внешней торговле реагирует на необходимость для экспортеров-резидентов претерпевать публично-правовую обязанность по обяза3 Илларионова Т. И. Поднормативное регулирование имущественных отношений в гражданском праве /
Проблемы обязательственного права: Межвузовский сборник научных трудов. — Свердловск, 1989, с. 5.
4 Маковский А. Л. Общие правила об обязательствах в Гражданском кодексе // Вестник ВАС РФ, 1995,
№ 9, с. 110.
5 Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада: Избранные труды. — М., 1997, с. 18–19.
14
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
тельной продаже части экспортной валютной выручки на внутреннем валютном
рынке включением в валютную выручку повышающей надбавки, равной курсовым потерям при конверсии иностранной валюты в национальную во время ее
продажи.
Использование публичных принципов
в регулировании хозяйственных отношений
Внедрение публичных элементов в гражданско-правовой метод регулирования хозяйственных отношений имеет объективно-правовую основу, являясь результатом сложного взаимодействия комплекса важнейших общих и специальных гражданско-правовых норм, содержащихся в п. 2 ст. 1, ч. 1 п. 1 и ч. 1 п. 4
ст. 421 и п. 1 ст. 422 ГК РФ.
Общее правило о том, что обладатели частных гражданско-правовых интересов (граждане и корпорации) вправе устанавливать по собственному усмотрению
права и обязанности на основе договора (п. 2 ст. 1 ГК РФ), в заключении которого они свободны (ч. 1 п. 1 ст. 421 ГК РФ), не является абсолютным, поскольку
корректируется другим императивным нормативным предписанием: "Договор
должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения" (п. 1 ст. 422 ГК РФ) 6 . В связи с отмеченным представляется несправедливым упрек, высказанный С. В. Полениной: "Исходя из посылки,
что частное право должно доминировать в правовой системе нашей страны,
создатели ГК РФ постарались ... максимально оградить гражданское право от
любых ограничений, налагаемых во имя публично-правовых интересов..." 7 . Хотя
в процессе последней кодификации гражданского права договор из публичноправового превратился в важный инструмент рыночной экономики и стал категорией частного права, публичные начала сохраняют в нем определенную роль,
поскольку государство продолжает санкционировать и предписывать поведение
участников рыночных отношений, применяя к ним в случаях необходимости
меры понуждения.
В силу ч. 1 п. 4 ст. 421 ГК РФ содержание условий гражданско-правового договора может быть установлено законом или иными правовыми актами. Примером такого предписания может служить норма ч. 2 п. 6 Указа Президента РФ от
18 августа 1996 года № 1212 "О мерах по повышению собираемости налогов и
других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения" (в редакции от 28 февраля 1997 года № 139). Согласно этой
норме договоры комиссии должны предусматривать перечисление в течение трех
банковских дней на расчетный счет комитента всего полученного комиссионером по основным сделкам, кроме комиссионного вознаграждения. Такая жесткость вызвана тем, что посреднические формы организации хозяйственных связей в последнее время стали интенсивно эксплуатироваться для сокрытия прибыли от кредиторских требований и уплаты налогов и других обязательных платежей. Смысл этих схем прост: предприятие-комитент, имеющее долги перед бюд6 Это пример позитивной корректировки одного цивилистического правила другим. В. В. Витрянский приводит иллюстрацию негативной корректировки гражданско-правового принципа свободы договорной цены
нормами налогового права, препятствующими использованию сторонами договорных цен и ориентирующими
их на опережающее повышение договорных цен против среднерыночных. — См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. — М., 1997, с. 664.
7 Поленина С. В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России // Государство и право, 1999, № 9, с. 9.
15
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
жетом, не требует от посредника-комиссионера, получившего выручку от продажи продукции комитента, перечисления ее на свой счет, а дает комиссионеру
распоряжение о перечислении выручки с его счета на хозяйственные и иные нужды комитента. Преследуя публичный интерес, заключающийся в повышении
собираемости налогов, го-сударство ограничило свободу договора комитента и
комиссионера в части взаиморасчетов по экспортной валютной выручке. Однако
эффективность этой меры снижена из-за отсутствия соответствующих санкций.
В свете проблемы использования административных (публичных) начал при
регулировании гражданско-правовой предпринимательской (хозяйственной) деятельности определенный интерес представляет следующий спор. В 1997–1998
годах ОАО "Азот" (г. Березники Пермской области) отгружало собственную химическую продукцию на экспорт через посреднические организации по договорам комиссии. Применяя льготу по НДС, акционерное общество заявило в территориальный налоговый орган требование о зачете в бюджет произведенных налоговых платежей, однако ему было отказано. Территориальный налоговый орган
полагал, что для применения льготы валютная выручка, полученная комиссионерами, должна перечисляться на счет комитента и только после этого ОАО "Азот"
вправе осуществлять соответствующие бюджетные зачеты. Не согласившись с
этим, экспортер обратился в арбитражный суд Пермской области с иском о признании недействительным ненормативного акта налогового органа (дело № Ф09321/99 АК от 21 мая 1999 года).
Первая и кассационная судебные инстанции поддержали ОАО и сделали выводы, имеющие прецедентное значение по этой весьма распространенной категории экономических споров из внешнеторговых отношений. В частности, арбитражные суды признали, что применение налоговой льготы будет правомерным
при поступлении экспортной валютной выручки от иностранных импортеров на
счета российских налогоплательщиков в российском банке, независимо от того,
будет ли это счет собственника экспортированной продукции либо иностранная
валюта поступит российскому посреднику (комиссионеру). В данном случае при
развитии внешнеторгового экспортного правоотношения сфера публичных интересов распространяется до момента поступления экспортной валютной выручки
в страну, когда появляется возможность осуществления обязательной продажи ее
части и начисления на нее налогов. Как только будет реализован бюджетный
(публичный) интерес, начинается частноправовое регулирование расчетов комиссионера и комитента, осуществляемое исходя из их приватных интересов на
основе свободы договора без публичного вмешательства.
Публично-правовое регулирование
внешнеэкономических инвестиционных отношений
1. Федеральный закон от 9 июля 1999 года № 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" 8 — основной нормативный акт в области
внешнеэкономической инвестиционной деятельности. В части, не урегулированной данным Законом, предпринимательская деятельность иностранных инвесторов подчиняется Федеральному закону от 25 февраля 1999 года № 39-ФЗ "Об
инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в фор-
8
Далее — Закон об иностранных инвестициях.
16
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
ме капитальных вложений" 9 , поскольку в нем нерезиденты специально предусмотрены в качестве субъектов инвестиционных отношений.
Закон об иностранных инвестициях — акт публичного регулирования внешнеэкономической инвестиционной деятельности. Публично-правовые способы
регулирования иностранной инвестиционной деятельности на современном этапе
касаются статуса иностранных субъектов, обладающих субъективным правом на
осуществление инвестиционной деятельности, а также порядка исполнения уставных функций коммерческих юридических лиц с иностранными инвестициями.
2. Новейшее инвестиционное законодательство внесло существенные публично-правовые коррективы в определение некоторых базовых гражданскоправовых понятий.
Представление о том, что "рыночная экономика должна состоять из одних
только коммерчески ориентированных звеньев, а социальные приоритеты следует реализовать исключительно посредством... финансирования государственных
программ, в которые предприятия включаются, принимая выгодные заказы" 10 ,
является упрощенческим и ошибочным. В силу того, что современная экономическая деятельность имеет коммерческий и некоммерческий секторы, в структуру рыночного хозяйства широко вплетается деятельность, направленная не на
получение дохода, а на реализацию социально приоритетных функций. Корпорации, осуществляя предпринимательскую деятельность, зачастую нацелены на
удовлетворение интересов, имеющих публичное значение.
Касаясь направленности внешнеэкономической деятельности на получение
выгоды для своих участников, отмечу, что специальное внешнеэкономическое
(например, инвестиционное) законодательство трактует этот признак предпринимательства иначе, чем Гражданский кодекс РФ. Если Кодекс исходит из того,
что предпринимательская деятельность направлена на систематическое извлечение прибыли, то в ст. 1 Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений впервые в российском законодательстве результат предпринимательских усилий рассматривается шире — не только как классическая прибыль, а также как достижение иного полезного общественного эффекта.
3. Частноправовой характер государственного регулирования инвестиционной деятельности с участием иностранных хозяйствующих субъектов заключается прежде всего в том, что российское законодательство признает такое инвестирование разновидностью хозяйственной деятельности, включенной в предмет
гражданско-правового регулирования (видом гражданско-правовой предпринимательской деятельности с распространением на нее режима гражданскоправового регулирования).
Новый Закон об иностранных инвестициях отказался от признания инвестициями некоторых видов интеллектуальных ценностей (трудового участия, деловых связей и т. д.), что соответствует концепции ГК РФ относительно признания
объектом гражданских прав только интеллектуальной собственности.
Согласно ст. 1 Закона об иностранных инвестициях имеющие денежную
оценку исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности
(интеллектуальную собственность) могут вкладываться в объекты предпринимательской деятельности, то есть быть инвестициями. Таким образом, специальный
9
Далее — Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений.
Якобсон Л. И. Некоммерческий сектор экономики: проблемы правового регулирования // Государство и
право, 1992, № 3, с. 41.
10
17
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
нормативный акт об иностранных инвестициях не признает интеллектуальные
ценности инвестициями. Это — следствие воздействия на российскую законотворческую практику принятой в рамках СНГ Конвенции от 28 марта 1997 года
"О защите прав инвестора", которая считает инвестициями только финансовые и
материальные средства, а также переданные права на имущественную и интеллектуальную собственность, исключая иные интеллектуальные ценности.
Ключевой термин внешнеэкономического инвестиционного законодательства
— "иностранный инвестор". Необходимость четкого понятия "инвестор", содержащего детальное описание признаков, которым должен отвечать экономический
агент, претендующий на получение статуса участника инвестиционных отношений, иллюстрируется следующим примером. Кем следует признавать лицо, которое участвует своими денежными средствами в долевом жилищном строительстве — инвестором либо потребителем? Тот или иной вариант ответа имеет важное
практическое значение.
Учитывая, что в силу Указа Президента РФ от 17 сентября 1994 года № 1928
"О частных инвестициях в Российской Федерации" основным критерием отнесения того или иного субъекта к участнику инвестиционных отношений является
прямое (без посредников) участие последнего финансовыми и иными средствами
в реализации инвестиционных проектов, можно предположить, что дольщик жилищного строительства — инвестор. В этом случае данное лицо должно быть
признано субъектом предпринимательства, на которого распространяется соответствующее законодательство, в том числе арбитражное процессуальное. Если
же участник долевого строительства не будет признан экономическим агентом, в
отношении него действует законодательство о защите прав потребителей, а его
споры по поводу осуществленных вложений будут рассматриваться не в арбитражном суде, а в суде общей юрисдикции. Дольщик-потре-битель, утрачивая
выгоды арбитражного разбирательства (оперативность рассмотрения споров,
обусловленная более жесткой, чем в судах общей юрисдикции, процессуальной
дисциплиной) и сталкиваясь с необходимостью длительного ожидания разрешения своего спора в "общем" суде, взамен приобретает преимущества, предоставленные истцу законодательством о защите прав потребителей.
Соглашение о долевом участии в жилищном строительстве не содержится в
перечне "потребительских" договоров, закрепленном в постановлении Пленума
Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 года № 7
"О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (с из-менениями от 17 января 1997
года), однако данный перечень является открытым. Статус участника отношений
по долевому сотрудничеству в жилищном строительстве определяется содержанием договора дольщика с подрядчиком: когда их отношения оформлены договором простого товарищества либо инвестиционным контрактом, законодательство о защите прав потребителей их не регулирует; если же между сторонами
заключен договор строительного подряда, он подпадает под действие Закона РФ
от 7 февраля 1992 года № 2300–I "О защите прав потребителей" в редакции Федерального закона от 9 января 1996 года № 2-ФЗ 11 .
В действующем законодательстве существует несколько легальных определений понятия "инвестор", при этом все они не совпадают как по формулировкам,
так и по содержанию.
11 Козлова Б. В. Привлечение финансовых средств физических лиц в жилищное строительство // Юридический мир, 1999, № 1–2, с. 61.
18
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Определяя понятие "инвестор", Закон РСФСР от 26 июня 1991 года "Об инвестиционной деятельности в РСФСР" (в редакции от 19 июня 1995 года), указывает, что он помимо вложения своих средств должен также обеспечивать их целевое использование (ст. 2). Данная норма логически не увязана с нормой, содержащейся в п. 2 ст. 1 того же Закона, где занятие инвестиционной деятельностью
предполагает не только контроль за целевым использованием инвестиций, но и
более широкую по своему содержанию совокупность практических действий по
их реализации. Статья 2 Закона об иностранных инвестициях называет инвесторами лиц, осуществляющих инвестиции, не раскрывая содержание понятия
"осуществление инвестиций".
Необходимо также отметить крупные расхождения международных нормативных актов и национального законодательства в определении понятия "инвестор". Так, в соответствии со ст. 1 Конвенции от 28 марта 1997 года "О защите
прав инвестора" инвесторами признаются лица, осуществляющие вложения собственных, заемных или привлеченных средств в форме инвестиций. Международный акт ограничился только одним признаком инвестора — фактом вложения
инвестиций, в то время как внутренний закон требует дополнительного признака
— обеспечения целевого использования вложенных средств. В международном
инвестиционном законодательстве, которое не включено в национальную систему права, прослеживается еще более либеральный подход к определению понятия "инвестор". Например, в ст. 206 и 1416 Соглашения о Североамериканской
зоне свободной торговли, подписанного США, Канадой и Мексикой, вступившего в силу с 1 января 1994 года, инвесторами признаются как физические лица,
компании и государственные структуры, уже осуществившие вложения на территории принимающего государства, так и лица, которые только намереваются
это сделать.
Помимо непосредственного участия в реализации инвестиционных проектов
для признания субъекта инвестором необходима дополнительная совокупность
признаков, обусловленных тем, что инвестирование — предпринимательская
деятельность.
Инвестор — это экономический агент (хозяйствующий субъект, предприниматель). В связи с этим возникает вопрос о необходимости документальной констатации наличия предпринимательского статуса у лица, осуществляющего инвестиции. В отношении инвесторов — юридических лиц этот вопрос решается
посредством либо государственной регистрации в качестве юридического лица,
либо наделения их специальной "инвестиционной" правоспособностью. Ситуация с физическими лицами представляется более сложной. По общему правилу
статус инвестора возникает у физического лица с момента фактического отчуждения инвестиций для осуществления предпринимательства, которое предполагает наступление и других последствий (участие в управлении инвестициями и в
прибылях от их реализации). Необходимость для физического лица, действующего в инвестиционных целях, формализации статуса предпринимателя является
исключением — прохождение им разрешительного порядка оформления статуса
инвестора-предпринимателя обязательно лишь в том случае, когда речь идет о
такой предпринимательской деятельности, участие в которой требует специальной правоспособности либо которая подлежит лицензированию.
Инвестор — это субъект, который лично или через назначенных менеджеров
участвует в производительном использовании инвестиций либо обеспечивает их
целевое применение, в силу чего он вправе принимать участие в прибылях, полу-
19
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
ченных от использования инвестиций. Закрепление в законе совокупности этих
признаков статуса инвестора важно прежде всего потому, что в последнее время
в законодательстве наметилась ошибочная, с моей точки зрения, тенденция причислять к инвесторам всех субъектов, денежные средства которых имеют хотя
бы какое-то отношение к финансированию национальной экономики. Например,
в соответствии с законодательством инвестором именуется гражданин, который
приобрел акцию предприятия 12 . Однако акционер не может быть признан инвестором хотя бы потому, что он является субъектом, систематически и профессионально извлекающим прибыль (в данном случае при помощи своего имущества — денег). Акционер не вступает ни в какие отношения с реципиентом инвестиций: передавая часть своей собственности в профессиональное управление
другим лицам (наемным служащим инвестиционной компании либо банка), он
сохраняет ограниченный объем прав (на контроль, реорганизацию или ликвидацию акционерного общества и др.), которые нельзя идентифицировать как предпринимательские правомочия. Взаимоотношения акционера с акционерным обществом товарно-денеж-ные, однако их не следует квалифицировать в качестве
хозяйственных связей. Акционер имеет дело с обществом, эмитировавшим данную ценную бумагу для аккумуляции крупного капитала с целью вложения в тот
или иной объект. Именно АО — субъект инвестиционного правоотношения и
непосредственный участник рынка ценных бумаг.
Здесь я вынужден обратиться к так называемой проблеме разделения собственности и корпоративного управления, сопровождающей акционерные формы
организации предпринимательства. Разделение собственности и управления в
крупных западных компаниях означает, что функции управления не распределяются на основе "четко специфизированных прав частной собственности". Владение акциями ничего не добавляет к реальному, основанному на собственности
управлению компанией, если акционеры "атомизированы" и "рассеяны". "Рассеянное" владение акциями обусловило рекомендации иметь "контролирующего
частного владельца" в форме инвестиционного фонда — стандартная модель
ваучерной приватизации. Идея контролирующего инвестиционного фонда была
"продана" России в стандартном пакете рекомендаций Вашингтонского консенсуса как решение проблемы корпоративного управления 13 .
Но российского акционера, по общему правилу, нельзя признать субъектом,
управляющим инвестициями, поскольку его управленческая роль сводится к
участию в ежегодном собрании, которое в основном подводит итоги деятельности управленческих органов. При этом, как отмечает Дж. Стиглиц, в России в
пореформенный период влияние акционеров на менеджеров было, по сути, нулевым; рынок менеджеров весьма несовершенен и, вообще-то говоря, не гарантирует, что компанией будут управлять те, кто обеспечит наивысшие доходы 14 .
Право акционера на получение дивидендов помимо декларативности (в России только небольшая часть АО стабильно рассчитывается по дивидендам со
своими акционерами) нельзя отождествлять с участием предпринимателя в прибылях своей коммерческой организации. Акционерные дивиденды — это скорее
12 Еще дальше пошла Л. Федорова, предлагающая относить к инвесторам вкладчиков банков. — См.: Федорова Л. Новое законодательство на страже интересов инвесторов // Хозяйство и право, 1997, № 1.
13 Стиглиц Дж. Куда ведут реформы: К десятилетию начала переходных процессов // Вопросы экономики,
1999, № 7, с. 15.
14 Там же, с. 16.
20
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
своеобразная рента, "плата за финансовые фонды", предоставленные другому
лицу.
Имея в виду акционерные формы инвестирования, инвесторами в первую
очередь следует признавать само акционерное общество и его учредителей. Отдельные акционеры могут быть признаны инвесторами в том случае, если они
обладают крупным (контрольным либо голосующим) пакетом акций, в силу чего
способны определять кадровую и производственную политику АО и блокировать
решения других акционеров.
Законодательство России об инвестиционной деятельности дифференцированно подходит к вопросу о видах участников инвестиционных правоотношений,
выделяя в их составе инвесторов, заказчиков, подрядчиков и пользователей объектов инвестирования. Все они, являясь субъектами предпринимательской деятельности, обладают неодинаковым объемом прав, полномочий и обязанностей, а
также выполняют разные функции. При этом законодательство позволяет участникам инвестиционных отношений совмещать функции двух и более субъектов,
если иное не установлено инвестиционными соглашениями (договором либо
государственным контрактом). Важно, что в случае, когда инвестор не совмещает в своем лице "должности" других участников инвестиционных процессов, он
продолжает оставаться ключевой фигурой, опосредованно (через третьих лиц)
реализующей полномочия владения, производительного использования и распоряжения инвестициями и объектами инвестирования.
Таким образом, инвестор — это фигура, в которой соединяются капиталсобственность и капитал-функция.
*
*
*
Либерализация экономической сферы — это не экономическая вседозволенность для хозяйствующих субъектов, а возвращение хозяйственной деятельности
(включая осуществляемую в системе мирового рынка) в ее исконно цивилистическое, частноправовое русло с сохранением публичных механизмов и подходов
там, где этого требуют общественные инте- ресы.
В. БУБЛИК,
доктор юридических наук
г. Екатеринбург
21
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДОСТУПА К ПРАВОСУДИЮ — ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
1 июля 2000 года исполнилось пять лет с момента введения в действие последнего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Говорю "последнего",
потому что за сравнительно короткий период существования современной системы государственных судов, осуществляющих правосудие в сфере предпринимательской и иной
экономической деятельности — арбитражных судов в Российской Федерации, действующий ныне Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации 1995 года
(далее — АПК РФ) является вторым по счету (первый АПК был принят 5 марта 1992
года).
Несмотря на это, уже в ноябре 1997 года, то есть спустя чуть более двух лет после
вступления в силу АПК РФ 1995 года, в Высшем Арбитражном Суде РФ была образована представительная комиссия по совершенствованию арбитражного процессуального
законодательства, куда вошли как судьи и работники аппарата арбитражных судов, так и
ведущие ученые — известные специалисты в области процессуального законодательства,
а также законодательства, регулирующего отношения в сфере предпринимательской и
иной экономической деятельности.
Сейчас работа по подготовке фактически новой редакции Арбитражного процессуального кодекса РФ близка к завершению.
Что же заставило начать работу по совершенствованию арбитражного процессуального законодательства едва ли не сразу после принятия последнего АПК РФ? В чем причина подготовки нового Кодекса? Эти вопросы сегодня у всех на слуху и только ленивый
не спросит об этом. Да это и понятно, имея в виду, что суды общей юрисдикции, например, разрешают дела на основе ГПК РСФСР 1964 года, хотя и с многочисленными изменениями, внесенными в последующие годы, но все же Кодекса, которому более 35 лет.
Наверное, можно назвать несколько причин, вызвавших необходимость разработки
нового АПК РФ. Это и пробелы в действующем АПК РФ, внутренние противоречия в
его нормах и их несогласованность с нормами других законов, которые выявились в
практике применения АПК РФ 1995 года. Это и стремительное развитие законодательства, регулирующего отношения в сфере предпринимательской и иной экономической
деятельности, требующего иной процессуальной формы разрешения споров, возникающих из этих отношений. Достаточно назвать такие законодательные акты, как вторая
часть Гражданского кодекса, Федеральный закон "Об акционерных обществах", Налоговый, Бюджетный кодексы, Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и
многие другие, принятые уже после АПК РФ 1995 года.
Большую роль в совершенствовании процессуального законодательства сыграло и
новое судоустройственное законодательство. Федеральный конституционный закон "Об
арбитражных судах в Российской Федерации" (далее — ФКЗ об АС) вступил в силу одновременно с АПК РФ — с 1 июля 1995 года, и положения этих актов синхронизированы
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
между собой. Вместе с тем с вступлением в силу названного ФКЗ об АС возникла новая
структура в системе арбитражных судов, включающая в себя неизвестные ранее судебной системе Российской Федерации федеральные арбитражные суды округов, "не связанные" с административно-террито-риальным делением Российской Федерации. В полномочиях арбитражных судов появились функции по пересмотру решений в порядке
апелляционного и кассационного производства. Образованы судебные коллегии по
"предметному" принципу (условно их называют гражданской и административной коллегиями), сформированы специализированные судебные составы и т. п.
Кроме того, с 1 января 1997 года вступил в силу и Федеральный конституционный
закон "О судебной системе Российской Федерации", который в числе прочих судоустройственных вопросов решил и вопрос о привлечении к осуществлению правосудия в
арбитражных судах непрофессиональных судей — арбитражных заседателей, которые до
этого привлекались к рассмотрению дел в порядке эксперимента только в 14 арбитражных судах. Это существенно отличает арбитражные суды от судов общей юрисдикции,
где представители народа привлекаются к осуществлению правосудия в качестве присяжных и народных заседателей в большей степени исходя из случайной выборки. В
арбитражном же суде привлекаются арбитражные заседатели, которые представляют
собой специалистов в сфере бизнеса, они отбираются и назначаются именно по этому
критерию, и в этом проявляется специфика арбитражных судов как судов, специализирующихся на рассмотрении экономических споров и иных дел, связанных с предпринимательской деятельностью.
Все это не могло не отразиться на порядке судопроизводства в арбитражных судах и
вызвало необходимость определенных изменений.
Кроме того, весьма важными обстоятельствами, побудившими к реформированию
арбитражного процессуального законодательства, стали вступление России в феврале
1996 года в Совет Европы, ратификация 30 марта 1998 года Европейской конвенции о
защите прав человека и основных свобод, которая вступила в силу для Российской Федерации с 5 мая 1998 года, и распространение на Россию с этого момента юрисдикции Европейского Суда по правам человека.
Однако все названные причины, вызвавшие необходимость внесения изменений и
дополнений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ, связаны одной общей задачей
— задачей обеспечения доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной
экономической деятельности, повышения эффективности судебной защиты предпринимателей.
Именно этой задаче были подчинены поиски оптимальных направлений совершенствования процессуального законодательства, путей реформирования судопроизводства в
арбитражном суде.
Остановлюсь лишь на некоторых моментах разрабатываемого проекта изменений и
дополнений в АПК РФ, наиболее, на мой взгляд, значимых.
В целях реализации задачи обеспечения доступа к правосудию, осуществляемому арбитражным судом, разработчики нового проекта при самом активном участии экспертов
Совета Европы попытались определить, выявить те преграды, которые препятствуют
надлежащей судебной защите. При этом принимались во внимание стандарты Совета
Европы и, в частности, положение названной Конвенции о праве каждого на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным
судом, созданным на основании закона.
Так, наиболее серьезное препятствие в обеспечении арбитражным судом надлежащей
судебной защиты прав предпринимателей — абсолютно ненормированная нагрузка судей, обусловленная стойкой тенденцией к росту количества дел в арбитражных судах и
незначительным увеличением численности судей и работников аппарата арбитражных
судов.
В проекте предлагается минимизировать это препятствие. Наряду с расширением
мер, содействующих развитию третейского разбирательства споров, представляются
23
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
оправданными и заложенные в проекте широкие возможности для заключения мирового
соглашения на любой стадии процесса. Предусматриваются и положения, обязывающие
судью принять меры к урегулированию спора между сторонами до разбирательства дела
в судебном заседании. В этой связи в проекте детально прописана стадия подготовки
дела к судебному разбирательству.
Предусматривается и сравнительно новая для нашего процесса возможность урегулирования конфликта между сторонами с помощью посредника. В большинстве стран
мира посредничество наряду с другими альтернативными способами урегулирования
споров очень популярно и широко используется. В нашем же проекте делаются первые
попытки внедрения такого опыта. При этом предполагается использовать положительный опыт привлечения к осуществлению правосудия в арбитражных судах арбитражных
заседателей. Думается, что именно арбитражные заседатели на первых порах могли бы
выполнять функции посредников, имея в виду их профессиональный опыт в сфере предпринимательской деятельности.
Расширение возможностей использования различных примиренческих про-цедур позволит, на мой взгляд, повысить оперативность судопроизводства в арбитражных судах.
Следовало бы решить в проекте и вопрос о протоколе судебного заседания. Возможно, он не столь глобальный, но все же сегодняшняя норма АПК, возлагающая ведение
протокола на судью — председательствующего в судебном заседании, вряд ли решила
задачу повышения процессуальных гарантий защиты прав участников процесса, с которой связывалось введение протокола в арбитражном суде (протокол в арбитражном процессе появился только с принятием АПК РФ 1995 года).
В проекте предлагается возложить ведение протокола на помощника судьи, наделив
его тем самым некоторыми процессуальными и организационными функциями, особенно
на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Полагаю, это позволило бы
несколько сократить нагрузку на судью.
В перспективе было бы желательно решить вопрос об автоматизированном ведении
судебного протокола, о внедрении методов автоматизации и компьютеризации в судебный процесс, что, как представляется, сказалось бы на повышении эффективности судебной защиты.
Большую проблему в плане обеспечения надлежащей судебной защиты создает реализация на практике положения ст. 48 АПК РФ 1995 года о том, что представителем в
арбитражном суде может быть любой гражданин, имеющий надлежащим образом
оформленные полномочия на ведение дела в арбитражном суде (за некоторыми исключениями, предусмотренными ст. 51 АПК РФ).
Предполагалось, что в этой норме заложена весомая гарантия прав лиц, участвующих
в деле, которые, исходя из своих возможностей, могут любому лицу доверить подготовку процессуальных документов и защиту прав и законных интересов в суде. На практике
же оказалось, что далеко не каждый подготовлен к участию в процессе в арбитражном
суде.
Надо сказать, что нелегко вести дело в арбитражном суде в условиях состязательного
процесса без квалифицированной юридической помощи, которую не каждый участник
процесса может себе позволить в силу высокой оплаты услуг адвоката и других представителей.
И сегодня это проблема не только участников процесса, но и большая государственная проблема, поскольку в соответствии со ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.
В этой связи в проекте предпринята попытка ввести институт аккредитации в арбитражном суде адвокатов и других лиц, оказывающих юридическую помощь участникам
процесса в ведении дела в суде. При этом можно было бы предусмотреть возможность
назначения судом адвоката из числа аккредитованных в арбитражном суде лиц предпринимателям, которые не могут самостоятельно оплатить его услуги, за счет выплаты соответствующих средств из бюджета при условии, что подобные нормы впоследствии будут
24
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
включены и в законодательные акты об адвокатуре. Тем самым было бы реализовано
названное конституционное положение. Кроме того, что особенно важно в плане обеспечения доступа к правосудию, участие квалифицированного адвоката позволит избежать
неоправданного затягивания процесса и других препятствий в осуществлении правосудия на стадии подачи исковых заявлений и иных процессуальных документов.
На ускорение процедуры судебного разбирательства, устранение "волокиты", затягивания процесса направлены и предлагаемые в проекте изменения, касающиеся дифференциации судебных процедур в зависимости от характера рассматриваемых дел и разрешаемых судом вопросов.
В частности, предлагается предусмотреть в АПК ускоренный порядок рассмотрения
дел по искам на небольшую сумму, по так называемым "бесспорным" искам и т. п. При
этом разработчики проекта исходили из того, что с точки зрения сторон в процессе суд
может разрешить спор правильно или неправильно, проигравшая сторона всегда будет
недовольна решением. Но суд должен по крайней мере разрешать спор быстро, внести
определенность в положение сторон, и только тогда можно будет говорить об эффективности правосудия.
Предусматривается и дифференциация процедур при рассмотрении различных категорий дел. По действующему АПК РФ все подведомственные арбитражным судам дела
рассматриваются по правилам искового производства. Это сложные процедуры, очень
формализованные, основанные на принципах диспозитивности и равноправия сторон,
состязательности процесса. Однако исковое производство приемлемо для разрешения
экономических споров, возникающих из гражданских правоотношений, где стороны как
участники гражданского оборота равны между собой.
Но в компетенцию арбитражных судов входят не только такие споры, но и возникающие из налоговых, финансовых и иных административных отношений. Эти отношения основаны на властном подчинении одной стороны другой.
Вряд ли правомерно рассматривать споры, возникающие из административных или
публичных отношений, по правилам искового производства. Поэтому в проекте предлагается предусмотреть особенности рассмотрения дел, возникающих из публичных отношений (об обжаловании нормативных правовых актов, об обжаловании действий должностных лиц, в том числе судебных приставов-исполнителей, и т. п.). Фактически в проекте предпринята попытка ввести в процесс рассмотрения таких дел в арбитражном суде
элементы административного судопроизводства. Такое производство отличается большей оперативностью, отсутствие которой ограничивает судебную защиту, реализацией
властных полномочий суда, направленных на защиту "более слабой стороны" (возложение бремени доказывания на орган, принявший акт, определение подсудности по выбору
истца и др.).
Наряду с общими процессуальными институтами, традиционно присущими процессу
разрешения дел как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах, в проекте
проводится линия на отражение специфики, свойственной именно арбитражным судам,
которая обусловлена характером рассматриваемых ими дел. Эта специфика проявляется
в том, что предусматривается рассмотрение экономических споров с участием арбитражных заседателей, назначаемых из числа предпринимателей; особая роль отводится
примирительным процедурам, обязанность принятия мер по которым возлагается на
судью. Для арбитражных судов развитие примирительных процедур особенно актуально,
поскольку это позволяет избежать разрыва партнерских отношений в бизнесе, способствует стабильности экономических отношений.
Специфика процесса в арбитражном суде проявляется и в дифференциации процедур
в зависимости от характера и категорий дел, поскольку арбитражные суды наделены
довольно широкой компетенцией по осуществлению правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом необходимо учитывать и конституционное положение о гарантировании в России единства экономического про-
25
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
странства, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, поддержки
конкуренции, свободы экономической деятельности (ст. 8 Конституции).
Названные конституционные гарантии ориентируют на адекватные процессуальные
положения, на обеспечение равных процессуальных прав всем субъектам экономической
деятельности, включая иностранных, которые вправе рассчитывать на эффективную
судебную защиту при обращении в арбитражный суд.
По этому поводу в проект введены процессуальные положения, известные законодательству других стран и не нашедшие пока реализации в действующем АПК РФ. В частности, предусматривается возможность оперативного реагирования арбитражного суда
на факты нарушения прав в сфере предпринимательской деятельности путем принятия
обеспечительных мер до предъявления иска. Такие меры оправданы спецификой дел,
разрешаемых арбитражными судами, необходимостью срочно пресечь нарушение еще до
возбуждения производства в суде, например, при защите прав интеллектуальной собственности, при угрозе потери морских судов, когда требуется немедленно наложить арест
на соответствующие объекты.
В проекте сохраняется существующая ныне система пересмотра судебных решений.
Несмотря на звучавшую много раз критику по поводу нахождения апелляционной
инстанции в том же арбитражном суде субъекта Российской Федерации, где и первая
инстанция, каких-либо реформ в этом плане не предполагается. Практика показала, что
нахождение апелляционной инстанции в том же суде облегчает доступ к правосудию (не
надо пересылать дело для проверки в другой суд, сокращаются транспортные, почтовые
расходы и т. п.), ибо такая апелляция приближена к участникам процесса.
Вместе с тем в проекте предлагается несколько усилить гарантии независимости судей различных судебных инстанций, что проявляется, прежде всего, в самостоятельной,
беспристрастной оценке всех обстоятельств дела судом апелляционной инстанции, в
повторном рассмотрении дела в полном объеме, в возможности вынесения нового решения.
Более четко проводится разграничение между полномочиями суда апелляционной и
кассационной инстанций.
Наиболее серьезному реформированию предлагается подвергнуть положения Кодекса, регламентирующие производство в надзорной инстанции.
Пожалуй, это наиболее уязвимое место в АПК РФ с точки зрения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Европейского Суда по правам человека.
Конвенция исходит из того, что лица, не участвующие в деле, не могут вмешиваться
в процесс и, наоборот, процесс инициируется, возбуждается в силу волеизъявления лица,
чьи права нарушены.
В нашей же надзорной инстанции средства судебной защиты предпринимателей зависят от дискреционных полномочий, поскольку в соответствии с АПК РФ (ст. 180)
вступившие в законную силу решения и постановления арбитражных судов могут быть
пересмотрены в порядке надзора по протестам должностных лиц, указанных в ст. 181
АПК РФ (Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ и его заместители, Генеральный прокурор и его заместители).
При этом предусмотрено, что протест может быть принесен не только в связи с заявлением об этом лица, участвующего в деле, но и по инициативе указанных должностных
лиц (ст. 185 АПК РФ).
Таким образом, обращение с заявлением о принесении протеста есть не что иное, как
особое, исключительное, чрезвычайное средство судебной защиты, использование которого зависит от дискреционных полномочий названных в ст. 181 АПК РФ должностных
лиц и потому по смыслу ст. 35 (§ 1) Конвенции не является действенным средством судебной защиты.
Это дает основания Европейскому Суду рассматривать кассационную инстанцию в
качестве суда, которым исчерпываются национальные средства судебной защиты.
26
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Надо сказать, что к такому пониманию есть предпосылки и в действующем АПК РФ:
в ст. 177 закреплено, что постановление кассационной инстанции вступает в законную
силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.
Однако отказываться от понимания надзорной инстанции как судебной было бы
слишком опрометчиво. Она должна быть сохранена и в силу ст. 127 Конституции РФ,
назвавшей Высший Арбитражный Суд РФ в качестве высшего судебного органа по разрешению экономических споров и наделившей его правом осуществления в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебного надзора за деятельностью арбитражных судов.
Кроме того, в Российской Федерации действует десять федеральных арбитражных
судов округов, осуществляющих проверку решений в порядке кассационного производства. Десять! Есть ли гарантия того, что судебная практика единообразна у всех? Обеспечивают ли они "предсказуемость" судебных решений для предпринимателей, которые
в силу единства экономического пространства будут обращаться за судебной защитой в
арбитражные суды, входящие в различные судебные округа? Ответы на эти и многие
другие вопросы обусловливают необходимость наличия еще одной судебной инстанции
— вышестоящей по отношению к этим десяти окружным судам. В силу ст. 127 Конституции РФ, ст. 23 ФКЗ
"О судебной системе Российской Федерации" и ст. 9 и 10 ФКЗ
"Об арбитражных судах в Российской Федерации" это Высший Арбитражный Суд РФ.
Однако Высший Арбитражный Суд РФ не обязан ставить перед собой задачу исправления всех судебных ошибок, а должен обеспечить единообразие судебной практики и
развитие права, вмешиваться в процесс, когда речь идет о защите национальных или
публичных интересов, а не работать "на конвейер". В условиях нестабильности товарноденежных отношений, экономики вообще не может быть долгого судебного процесса,
нескончаемых проверок. В этом смысле для арбитражных судов обычным делом должен
стать быстрый, оперативный процесс, обеспечение которого преследует реформа Кодекса.
Названные обстоятельства и еще ряд решений Конституционного Суда РФ, признавших неконституционными отдельные положения АПК РФ, регламентирующие правила
надзорного производства (ст. 185, 186, 192) 1 , потребовали внесения принципиальных
изменений в нормы АПК, касающиеся надзорного производства.
В этой связи в проекте предлагается установить, что лица, участвующие в деле, вправе обратиться с заявлением о пересмотре решения в порядке надзора.
Такое же обращение в Высший Арбитражный Суд РФ может инициировать и прокурор.
Предполагается, что заявление лица, участвующего в деле, и обращение прокурора
будут рассматриваться коллегиальным составом суда, сформированным из числа судей
Высшего Арбитражного Суда РФ, который и должен решить вопрос о наличии или отсутствии оснований для пересмотра решения в порядке надзора. При наличии таких оснований состав судей вносит представление (протест) в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ с предложением о пересмотре решения нижестоящего суда.
При отсутствии оснований суд выносит об этом определение, которое направляется
заинтересованному лицу.
Предполагается, что здесь следовало бы поставить точку (когда-то она должна быть
поставлена?), то есть не предусматривать возможности обжалования определения об
отказе в пересмотре судебного акта в порядке надзора.
Думается, что данная норма позволит отказаться от сложившейся сегодня порочной
практики, когда в случае отказа одного из заместителей Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ принести протест на судебный акт заинтересованные лица фактически
еще по меньшей мере дважды могут обратиться с таким же заявлением. И при формаль1 См.: постановление Конституционного Суда РФ от 3 февраля 1998 года № 5-П, определения от 7 октября
1999 года № 133-О, от 14 января 2000 года № 3-О.
27
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ном отсутствии процессуальной подчиненности должностных лиц, названных в ст. 181
АПК РФ, фактически существует трехуровневая система рассмотрения заявления о принесении протеста. Вряд ли это оправданно при наличии апелляционного и кассационного
порядка пересмотра судебных решений. Такая система при отсутствии к тому же ограничительных сроков для обращения с заявлением затягивает процесс, что не согласуется с
положением Конвенции об осуществлении судебной защиты в разумный срок.
В проекте предлагается более четко определить и полномочия надзорной инстанции,
имея в виду, что суд надзорной инстанции не должен принимать новое решение без направления дела на новое рассмотрение в отсутствие сторон. Требуют дополнительной
проработки и вопросы о возможности и основаниях пересмотра постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, о правомерности поворота решения на стадии
надзорного производства и др.
Названные, а также другие изменения и дополнения АПК, предлагаемые в проекте,
еще требуют осмысления, широкого обсуждения, в том числе и на стадии рассмотрения
проекта в Государственной Думе после его внесения. Важно лишь не забыть о цели реформирования этого законодательства, не ухудшить положение участников процесса, "не
навредить".
Хотелось бы, чтобы в новой редакции Арбитражный процессуальный кодекс РФ соответствовал международным стандартам и не утратил привлекательных национальных
особенностей, обусловленных спецификой компетенции арбитражного суда, его местом
в судебной системе Российской Федерации и его ролью как органа правосудия и судебного контроля в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Т. АНДРЕЕВА,
судья Высшего Арбитражного Суда РФ
ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ
ЗЕМЕЛЬНЫХ СЕРВИТУТОВ
В ГРАЖДАНСКОМ И ЗЕМЕЛЬНОМ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Задачи земельной реформы предполагают развитие законодательства о вещных правах
на землю. В земельно-правовой литературе большое внимание уделяется вопросам права
собственности на земельные ресурсы 1 и значительно меньшее — проблемам регулирования ограниченных вещных прав, в частности земельным сервитутам. Сервитутные
отношения, традиционно являясь предметом исследований в цивилистике, объективно
требуют также специальных исследований применительно к особенностям их правового
регулирования в поресурсных отраслях законодательства, являющихся предметом совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72 Конституции РФ). Од-
1 См.: Крассов О. И. Право частной собствености на землю: купля-продажа, аренда, приватизация, судебная
защита. — М., 1995; Право собственности на землю в сельском хозяйстве Российской Федерации / Отв. ред.
И. А. Иконицкая. — М., 1996; Аграрная реформа в Российской Федерации: правовые проблемы и решения /
Отв. ред. З. С. Беляева, О. А. Са-мончик. — М., 1998; Иконицкая И. А. Земельное право Российской Федерации:
теория и тенденции развития. — М., 1999 и др.
28
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
нако, как правило, данное обстоятельство не находит адекватного отражения в гражданско-правовой литера- туре 2 .
Институт сервитутных отношений был известен российскому праву дореволюционного периода. В научной литературе того времени сервитут определялся как "вещное
право пользования чужой вещью в интересе определенного лица" 3 . В качестве специфических черт сервитутных отношений указывались их вещный
характер, выражающийся в пользовании чужой вещью, а также определенность круга лиц, в интересах которых установлен сервитут: "... сервитут принадлежит или известному лицу как таковому, или же как собственнику данной недвижи- мости" 4 .
Роль сервитутов определялась как восполнение естественных недостатков одних участков за счет преимуществ других земель.
При этом в литературе и законодательстве различали сервитуты и законные ограничения права собственности. Юридическая природа ограничений определялась как обязанность собственника: 1) воздержаться от каких-либо действий, которые он мог бы
осуществить на основе права собственности; 2) что-либо претерпеть со стороны третьих
лиц. Ограничения права собственности закон устанавливал в целях обеспечения общественной безопасности, здравоохранения и иных публичных и частных интересов. Они
именовались также "правом участия" с выделением права участия общего и права участия частного. Закон признавал право участия общим, когда в выгодах имущества оно
устанавливается в пользу всех без изъятия; правом участия частного признавалось право,
установленное в пользу какого-либо постоянного лица 5 . В литературе право участия
частного рассматривалось как синоним "права соседства" 6 .
Таким образом, суть указанных различий состоит в том, что сервитутные отношения
выполняют служебную роль обеспечения реализации имущественных прав третьих лиц,
тогда как законные ограничения служат целям обеспечения реализации более широкой
правовой категории — интересов третьих лиц, включая общественные (публичные) интересы. При этом правовые акты, устанавливая законные ограничения, преследуют цель
предупреждения вредных для общества и отдельных лиц последствий неограниченного
использования собственником соответствующих правомочий и не связывают действие
законных ограничений права собственности с усмотрением третьих лиц. Иными словами,
законные ограничения рассматривались как императивные требования и служили обременением права собственности. Такое разграничение указанных понятий представляется
вполне обоснованным.
Следует отметить, что советскому земельному праву также был известен институт
ограничений права землепользования и данной проблематике был посвящен ряд теоретических работ 7 .
Под сервитутом в современной научной литературе понимается право ограниченного
пользования чужим соседним земельным участком в целях обеспечения нормальных
условий хозяйствования 8 .
Законодательство относит сервитут к вещным правам лиц, не являющихся собственниками (ст. 216, 274, 277, 553, 613, 694 ГК РФ). Статья 274 ГК РФ устанавливает, что
собственник недвижимого имущества (земельного участка, другой недвижимости), а
также лицо, использующее землю на праве пожизненного наследуемого владения либо
постоянного пользования, вправе требовать от собственника соседнего земельного уча2 См., к примеру: Копылов А. В. Вещные права на землю в римском, русском дореволюционном и современном российском гражданском праве. — М., 2000.
3 Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). — М., 1995, с. 226.
4 Там же, с. 227.
5 Свод законов Российской империи. Т. Х. Ч. I, ст. 433.
6 См.: Шершеневич Г. Ф. Указ соч., с. 180.
7 См.: Самончик О. А. Ограничения права землепользования сельскохозяйственных предприятий / Отв. ред.
Н. И. Краснов. — М., 1989.
8 См.: Земельная реформа в сельском хозяйстве: правовые проблемы / Отв. ред. Б. Н. Топорнин. — М.,
1997, с. 13.
29
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
стка, а в случаях необходимости и от собственника другого земельного участка предоставления права ограниченного пользования соседним участком (сервитута) 9 .
Сервитут может устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний
земельный участок, прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи и трубопроводов, обеспечения водоснабжения и мелиорации, а также других нужд собственника
недвижимого имущества, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута.
Обременение земельного участка сервитутом не лишает собственника участка прав
владения, пользования и распоряжения этим участком. Сервитут устанавливается по
соглашению между лицом, требующим установления сервитута, и собственником соседнего участка и подлежит регистрации в порядке, закрепленном федеральными законами
"О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и "О
государственном земельном кадастре" 10 . При недостижении соглашения об установлении или условиях сервитута спор разрешается в судебном порядке.
По общему правилу установление сервитута является возмездной сделкой. Собственник участка, обремененного сервитутом, вправе, если иное не предусмотрено законом,
требовать от лиц, в интересах которых установлен сервитут, соразмерной платы за пользование участком.
Статья 275 ГК РФ устанавливает, что сервитут сохраняется в случае перехода прав на
земельный участок, который обременен этим сервитутом, к другому лицу. При этом
сервитут не может быть самостоятельным предметом купли-продажи, залога и передаваться каким-либо способом лицам, не являющимся собственниками недвижимого имущества, для обеспечения использования которого сервитут установлен.
Земельный сервитут прекращается ввиду отпадения оснований, по которым он был
установлен: в судебном порядке по требованию владельца участка в случае, когда земельный участок вследствие обременения сервитутом не может быть использован в соответствии с назначением участка (ст. 276 ГК РФ).
Однако правовое регулирование сервитутных отношений не ограничивается гражданским законодательством. Нормы о сервитутах содержатся в земельном, градостроительном, лесном, водном и ином законодательстве. В указанных отраслях законодательства применяют понятия публичного и частного сервитута.
Понятие публичного сервитута в законодательстве использовано для закрепления
обязательств участников сделок по приватизации земельных участков по обеспечению:
— безвозмездного и беспрепятственного использования объектов общего пользования (пешеходные и автомобильные дороги, объекты инженерной инфраструктуры), которые существовали на момент передачи земельного участка в собственность;
— размещения на земельном участке межевых и геодезических знаков и проезда к
ним;
— доступа на земельный участок соответствующих муниципальных служб для ремонта объектов инфраструктуры.
При этом устанавливалось, что изменение указанных и введение новых публичных
сервитутов может осуществляться лишь федеральным законом или иными нормативными правовыми актами, принятыми в соответствии с федеральным законом 11 .
Градостроительный кодекс РФ (ГрК РФ) 12 регулирует сервитутные отношения несколько иначе. Так, согласно ст. 64 в отношении объектов недвижимости в градостроительстве могут устанавливаться публичные и частные сервитуты. Публичный сервитут
закрепляется нормативными правовыми актами органов местного самоуправления на
9
Глава 17 ГК РФ вводится в действие со дня вступления в силу Земельного кодекса РФ.
Собрание законодательства РФ, 2000, № 2, ст. 149.
11 См.: п. 4.10 Основных положений Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года, утвержденных Указом Президента
РФ от 22 июля 1994 года № 1535 // Собрание законодательства РФ, 1994, № 13, ст. 1478.
12 Собрание законодательства РФ, 1998, № 19, ст. 2069.
10
30
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
основании градостроительной документации и правил застройки в случаях, если это
определяется государственными или общественными интересами. Частные сервитуты в
области градостроительства могут вводиться в целях ограниченного пользования чужим
(соседним) земельным участком, иными объектами недвижимости для обеспечения:
— строительства, реконструкции, ремонта и эксплуатации зданий, строений и сооружений;
— строительства, реконструкции, ремонта и эксплуатации объектов инженерной и
транспортной инфраструктур;
— проведения работ по инженерной подготовке территорий, работ по защите территорий от затопления и подтопления, устройству подпорных стен;
— прохода, проезда через чужой (соседний) земельный участок;
— других нужд собственников объектов недвижимости, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута.
Порядок установления и прекращения частных сервитутов в градостроительстве определен в соответствии с Гражданским кодексом РФ, то есть основаниями возникновения частного сервитута являются договор либо решение суда.
Обращает на себя внимание трансформация публичного сервитута, предусмотренного Указом Президента РФ от 22 июля 1994 года № 1535, — о доступе на земельный участок для ремонта объектов инфраструктуры в частный сервитут, установленный абз. 3
п. 3 ст. 64 ГрК РФ, обеспечивающий строительство, реконструкцию, ремонт и эксплуатацию объектов инженерной и транспортной инфраструктуры. Указанные положения
законодательства, на мой взгляд, свидетельствуют об отсутствии у федерального законодателя четких критериев разграничения публичных и частных сервитутов.
Регулирование сервитутных отношений осуществляется и в поресурсных законодательных актах. Водный кодекс РФ 13 , устанавливая ограничения права землепользования
на участках, примыкающих к водным объектам (ст. 12, 112), также использует понятие
публичного и частного сервитута (ст. 41, 43, 44). Публичный водный сервитут определяется как возможность каждого пользоваться водными объектами общего пользования,
если иное не предусмотрено законодательством РФ, а частный водный сервитут — как
возможность ограничения прав долгосрочного или краткосрочного пользования водными объектами в пользу заинтересованных лиц. Частный водный сервитут возникает в
силу договора либо решения суда.
Аналогичный подход закреплен и в Лесном кодексе РФ 14 . Лесное законодательство
устанавливает специальный режим использования земель, относящихся к лесному фонду
(ст. 22). Статья 21 ЛК РФ устанавливает два вида сервитутов — публичный и частный.
Под публичным сервитутом понимается право граждан свободно пребывать в лесном
фонде и в не входящих в лесной фонд лесах, если иное не предусмотрено законодательством РФ. Частный лесной сервитут определяется как ограничение права пользования
граждан и юридических лиц участками лесного фонда и права пользования участками
лесов, не входящих в лесной фонд, в пользу заинтересованных лиц на основании договоров, актов государственных и муниципальных органов, а также судебных решений. При
этом закон указывает, что положения гражданского, земельного и иного законодательства РФ применяются к лесным сервитутам в той мере, в какой это не противоречит требованиям Лесного кодекса РФ. Обращает на себя внимание, что частный лесной сервитут
может быть установлен административным актом. Данное положение закона иллюстрирует особый характер природоресурсных отношений.
Правовому регулированию сервитутов большое внимание уделяется и в региональном законодательстве. В частности, Закон Воронежской области "О регулировании земельных отношений в Воронежской области" 15 к сервитутам относит вещные права ограниченного пользования чужим земельным участком (ст. 33). Закон также разделяет
13
Собрание законодательства РФ, 1995, № 47, ст. 4471.
Собрание законодательства РФ, 1997, № 5, ст. 610.
15 Коммуна, 1997, 3 апреля.
14
31
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
сервитуты публичные (установленные в отношении неопределенного круга лиц) и частные (установленные в отношении одного лица или группы лиц). Публичный сервитут
вводится принятием нормативного правового акта в случае возникновения соответствующих государственных или муниципальных нужд (ст. 91). Частный сервитут возникает по соглашению между лицом, требующим его установления, и собственником земельного участка. Соглашение об установлении сервитута подлежит государственной регистрации. Сведения о сервитуте вносятся в документы о правах на землю. Областной закон
предоставляет право землепользователю, земельный участок которого обременен частным сервитутом, требовать от выгодоприобретателей соразмерную плату за ограничения
в пользовании участком, если иное не предусмотрено законом. В случаях, когда земельный участок, принадлежащий гражданину или юридическому лицу, в результате обременения сервитутом не может использоваться в соответствии с назначением, собственник
или владелец участка вправе требовать прекращения сервитута в судебном порядке.
Областной закон наряду с традиционными видами сервитутов (право прохода, проезда и др.) предусматривает возможность установления таких обременений, как сервитут
сохранения естественной среды обитания и миграции диких животных, что определяется
как право государства проводить на чужом земельном участке мероприятия, направленные на охрану среды обитания и путей миграции диких животных.
Иной подход в регулировании сервитутных отношений закреплен в Законе Кемеровской области "О предоставлении и изъятии земельных участков на территории Кемеровской области" 16 . Областной закон вводит понятие обременений земельного участка, под
которыми понимает обязательства землепользователя на-чать и завершить застройку или
освоение земельного участка в течение определенных сроков, запрет на изменение
внешнего вида недвижимости, а также целевого использования земельного участка, обязанность сохранять естественную среду обитания и пути миграции диких животных и др.
Областной закон указывает, что обременения земельного участка устанавливаются непосредственно законодательством, договорами или решением суда. Соответствующие обременения подлежат государственной регистрации и сохраняются при переходе земельного участка к другому лицу. Областной законодатель определяет сервитут как право
ограниченного пользования одним или несколькими соседними участками. При этом
закон не указывает на возможность установления публичных и частных сервитутов, ограничиваясь общим понятием "сервитут" (ст. 14).
Сервитут может устанавливаться на основании действующего законодательства, соглашением сторон либо решением суда в целях прохода и проезда через земельный участок, прокладки и ремонта коммунальных и индивидуальных инженерных, электрических и других линий и сетей, создания на земельном участке лесных защитных насаждений и иных природоохранных объектов и для других целей. Вводя общий принцип возмездности сервитутных отношений, областной закон делает исключение в отношении
сельских жителей, указывая, что за сервитуты, установленные в их пользу, плата не взимается. Особенностью регулирования сервитутных отношений является то, что наряду с
государственной предусматривается и специальная регистрация сервитутов.
Особый интерес представляет порядок регулирования сервитутных отношений, содержащийся в Законе Челябинской области "О земельных отношениях" 17 . Областной
закон различает частные и публичные сервитуты, понимая под последними право ограниченного пользования чужим земельным участком, установленное в отношении общества в целом (ст. 32). Значительно отличается по сравнению с указанными ранее региональными законами порядок компенсации за публичный сервитут. В частности, в случае,
когда введенные государственными и муниципальными органами ограничения по использованию земельных участков, находящихся в собственности граждан и юридических
лиц, препятствуют получению собственниками доходов, землепользователи вправе про16
17
Кузбасс, 1998, 11 марта, № 44.
Южноуральская панорама, 1998, 21 апреля, № 18.
32
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
дать органу местного самоуправления по договорной цене незастроенный земельный
участок, земельный участок с расположенными на нем объектами либо обменять земельный участок на равноценный, а также получить компенсацию за вред, причиненный установлением существенных ограничений, возникших после передачи земельного участка. Размер компенсации за причиненный вред, сроки выплаты определяются соглашением сторон, а при отсутствии соглашения — в судебном порядке (ст. 33). Таким образом,
областной закон, во-первых, допускает компенсацию за введение ограничений в пользу
общества в целом, а во-вторых, квалифицирует последствия установления таких ограничений как вред.
Последнее положение областного закона представляется следствием гипертрофированной оценки права частной собственности на землю, интересы которой, следуя логике
законодателя, могут противоречить интересам общества в целом (публичным интересам), а реализация последних может причинить вред 18 .
Полагаю, решение вопросов компенсации за ограничения в реализации отдельных
правомочий в публичных интересах применительно к данной категории отношений следует осуществлять на основе положений Конституции РФ, согласно которым земля и
иные природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности
народов, проживающих на соответствующей территории (ст. 9); владение, пользование и
распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и
законных интересов иных лиц (ст. 36). Исходя из конституционных принципов регулирования земельных отношений, право частной и иной собственности на землю изначально обременено необходимостью соблюдения публичных интересов в реализации правомочия владения (нормирование предоставления обусловлено объективной ограниченностью земельных ресурсов), а также пользования (обязанность использовать землю по
целевому назначению и др.) и распоряжения (регулирование оборота земель специальным законодательством). Указанное обстоятельство позволяет произвести разграничение
обременений, установленных земельным и иным законодательством, и сервитутов. К
первым следует отнести ограничения в реализации полномочий по владению, пользованию, распоряжению и управлению землями, которые установлены в публичных интересах. Данные обременения, введенные нормативными правовыми актами, должны квалифицироваться как элементы правового режима соответствующих земель. Сервитут же
следует рассматривать как способ обеспечения частных интересов, реализация которых
требует согласованных действий заинтересованных лиц либо решения суда. В указанном
контексте необходимость использования в законодательстве понятия публичного сервитута отпа- дает 19 .
Следует отметить, что потребность ограничения свободы в реализации права собственности отмечалась еще в цивилистической литературе начала XX века. Так,
Г. Ф. Шершеневич указывал: "при том обширном правомочии, которое дается собственнику, можно опасаться, что осуществление права, ничем не стесненное, способно отразиться весьма вредно на интересах прочих членов того же общества, на интересах самого
общества" 20 . Особенно актуально данное мнение применительно к отношениям собственности на землю и иные природные ресурсы, выполняющие функции жизнеобеспечения всего человечества.
Представленный анализ правового регулирования сервитутных отношений позволяет
сделать вывод о необходимости сужения в земельном праве (отрасли, преимущественно
18 В теории права рассматривается понятие правомерного вреда, под которым понимают, к примеру, выброс вредных веществ в окружающую среду в пределах допустимых нормативов и др. Применительно к рассматриваемому закону указанные положения использованы быть не могут.
19 В литературе отмечалось, что в отличие от частных публичные сервитуты вообще не относятся к ограниченным вещным правам и представляют собой лишь пределы реализации права собственности на земельные
участки. — См.: Копылов А. В. Указ. соч., с. 76.
20 Шершеневич Г. Ф. Указ. соч., с. 174.
33
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
использующей публично-правовые методы регулирования) сферы применения сервитута
как института частного права, имеющего основным целевым назначением обеспечение
частных интересов.
В. ХАРЬКОВ,
начальник юридического отдела департамента
по социально-экономическому развитию села
администрации Тверской области,
кандидат юридических наук
ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ
СНИЖЕНИЯ СТОИМОСТИ ЧИСТЫХ АКТИВОВ
Гражданский кодекс РФ ввел в гражданское законодательство термин "чистые активы".
Данная категория является в основном экономической, а следовательно, не относится
непосредственно к сфере, регулируемой данной отраслью законодательства. При этом
ГК РФ определил только самые общие вопросы, касающиеся роли чистых активов в
деятельности предприятий, оставив разработку механизма их исчисления "на откуп"
нормативным актам более низкого ранга.
В настоящей статье будут рассмотрены некоторые проблемы, связанные с появлением в законодательстве понятия "чистые активы". Данные проблемы исследуются применительно к хозяйственным товариществам и обществам, оставляя за рамками работы
деятельность унитарных предприятий.
Гражданский кодекс РФ не содержит определения чистых активов. В ст. 74, 90, 99 и
102 ГК РФ говорится лишь о правовых последствиях снижения их стоимости. И здесь
сразу возникает несколько вопросов.
Законодательство различает последствия ситуации, когда стоимость чистых активов
становится меньше уставного капитала, в зависимости от организационно-правовой
формы юридического лица. Хозяйственные товарищества теряют право распределять
прибыль между участниками. Хозяйственные же общества вынуждены в этом случае
объявить об уменьшении уставного капитала.
Причина такого различия очевидна. Участники хозяйственных товариществ (кроме
коммандитистов) несут субсидиарную (дополнительную) ответственность по обязательствам товарищества всем своим имуществом. В этих условиях финансовое положение
самого товарищества менее значимо для кредиторов по сравнению с положением хозяйственного общества — должника. Кредитор товарищества всегда сможет обратить взыскание на личное имущество полных товарищей, если имущества самого товарищества
недостаточно для удовлетворения требований кредиторов. Таким образом, складочный
капитал товарищества играет скорее формальную, нежели обеспечительную роль.
Совсем другой расклад выявляется при анализе функций уставного капитала хозяйственного общества. Здесь размер уставного капитала (а впоследствии размер чистых активов) служит гарантией обеспечения прав кредиторов, поскольку последние, по общему
правилу, не могут рассчитывать на удовлетворение своих требований за счет имущества
участников общества. Соответственно возникает необходимость установления дополнительных гарантий для кредиторов хозяйственных обществ.
Достаточно специфическая ситуация складывается в правовом регулировании деятельности производственных кооперативов. Пунктом 2 ст. 107 ГК РФ установлено, что
члены производственного кооператива несут по обязательствам кооператива субсидиар-
34
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ную ответственность в размерах и в порядке, предусмотренных законом о производственных кооперативах и уставом кооператива.
Исходя из этой формулировки, логично предположить, что Федеральный закон "О
производственных кооперативах" должен содержать соответствующие (скорее всего
диспозитивные) нормы. Однако в Законе нет никаких указаний на размеры и порядок
ответственности членов кооператива. В п. 1 ст. 13 данного Закона указано лишь, что
субсидиарная ответственность определяется в порядке, предусмотренном уставом кооператива.
Таким образом, вопрос о том, в каком порядке несут ответственность члены кооператива, остался за рамками действующего законодательства. Если же по каким-либо причинам устав кооператива не содержит соответствующих положений, определить указанный порядок вообще не представляется возможным.
Необходимо рассмотреть правовую базу, регулирующую порядок исчисления стоимости чистых активов.
Первоначально были приняты "Указания о бухгалтерском учете отдельных операций,
связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", утвержденные приказом Минфина РФ от 28 июля 1995 года № 81 (Приложение 2). Эти указания содержат раздел 3 "О чистых активах организации", а также приложение — расчет чистых активов.
Затем был принят приказ Минфина России от 29 марта 1996 года № 33
"О порядке оценки стоимости чистых активов акционерных обществ". Этот приказ просуществовал немногим более четырех месяцев, после чего был отменен приказом Минфина России и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 5 августа 1996 года № 71/149 "О
порядке оценки стоимости чистых активов акционерных обществ". Нет нужды говорить,
что оба приказа распространялись только на деятельность акционерных обществ.
Однако 12 ноября 1996 года вышел приказ Минфина РФ № 97 "О годовой бухгалтерской отчетности организаций". Данным приказом был отменен расчет чистых активов,
утвержденный приказом Минфина от 28 июля 1995 года № 81. Однако сами Указания,
утвержденные этим приказом, отменены не были. Также в приказе № 97 было указано,
что при исчислении данного показателя (стоимости чистых активов. — Н. В.) все организации руководствуются порядком, изложенным в приказе Минфина России и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 5 августа 1996 года № 71/149 "О порядке оценки стоимости чистых активов акционерных обществ".
Таким образом, возникла ситуация, при которой определение стоимости чистых активов регулировалось двумя, в основном дублирующими друг друга документами Минфина России — Указаниями, утвержденными приказом № 81, и Порядком, утвержденным приказом № 71/149. Прямых противоречий между ними нет, однако такое наложение неприемлемо с точки зрения юридической техники. И только приказом Минфина
России от 13 января 2000 года № 4н приказ № 97 признан утратившим силу, что исключило указанное дублирование. Однако осталась масса других проблем.
Как уже было сказано, в хозяйственных товариществах снижение стоимости чистых
активов влечет лишь невозможность распределения прибыли между участниками. Никаких прав кредиторов в связи с этим не образуется. Представляется, что в нынешних условиях хозяйственной жизни такое положение не может служить достаточным обеспечением прав последних. Связано это со следуюшими обстоятельствами.
Ослабляя правовой режим для полных товариществ по сравнению с обществами, законодатель исходил из возможности взыскания задолженности товарищества с его участников. Эта конструкция хорошо действует в ситуации, излагаемой Е. А. Сухановым.
Если существует фирма "Абрикосов и сыновья", то все знают, что Абрикосов — человек не бедный, что у него дом на Тверской, где-то там имение, где-то дача, где-то
что-то еще есть. И если написано: "Товарищество "Абрикосов и сыновья", то я, как
потенциальный кредитор, как третье лицо, заключающее с ним какой-то договор,
35
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
знаю: если что случится, обращу взыскание на это самое имущество, вне зависимости
от того, что у этого товарищества на балансе 1 .
Однако реалии нашей жизни иные. Полное товарищество может быть фактически
создано одним лицом (учредившим два общества с ограниченной ответственностью,
которые и становятся полными товарищами). Тогда деятельность товарищества определяется этим единственным фактическим участником, который рискует только средствами, переданными им в качестве взноса в уставный капитал этих обществ. Если же для
формирования складочного капитала товарищества используются средства, составляющие уставный капитал обществ, расходы по созданию товарищества минимизируются
еще более.
В этой ситуации становится очевидным, что запрет на распределение прибыли — малоэффективная мера защиты прав кредитора. При значительном снижении стоимости
чистых активов получение исполнения от такого товарищества становится практически
невозможным, поскольку собственные средства его истощены, а имущество участников
было ранее вложено в его складочный капитал.
Если же снизилась стоимость чистых активов хозяйственного общества, возникает
обязанность уменьшения уставного капитала, в связи с чем кредиторы могут потребовать
досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств и возмещения
убытков (пп. 4, 5 ст. 90 ГК РФ). И здесь возникает проблема совершенно другого рода.
Заключается она в том, что для организации не устанавливается никакого срока для
приведения стоимости чистых активов к необходимому уровню. Ведь участники общества с ограниченной ответственностью вправе принять решение о внесении дополнительных средств или передаче имущества обществу. В этом случае стоимость чистых
активов может быть очень быстро восстановлена, однако Гражданский кодекс не предоставляет участникам такой возможности. При обнаружившемся снижении стоимости чистых активов возникает императивно сформулированная обязанность объявить об уменьшении уставного капитала при отсутствии какого-либо способа повлиять на ситуацию.
Указанное выше пополнение активов общества не освобождает от данной обязанности.
Представляется, что незначительное временное снижение стоимости чистых активов
есть смысл рассматривать как нормальный факт хозяйственной деятельности любой
коммерческой организации. Ведь даже незначительные убытки, понесенные в конце
отчетного периода, могут привести к снижению стоимости чистых активов.
Сама по себе необходимость уменьшения уставного капитала не составляла бы особой проблемы, если бы не вытекающая из нее обязанность уведомления кредиторов.
Последние имеют право потребовать досрочного исполнения обязательств и возмещения
им всех убытков, с этим связанных.
Такое требование может оказаться непосильным даже для вполне процветающей организации. Само собой разумеется, для общества, которое только что понесло убытки,
оно скорее всего окажется фатальным. А ведь в ряде случаев такой исход предопределен
именно отсутствием законодательно закрепленной возможности восполнить активы.
Но самая парадоксальная ситуация складывается в регулировании снижения стоимости чистых активов производственного кооператива. В соответствии с п. 4 ст. 10 Федерального закона "О производственных кооперативах" при снижении стоимости чистых
активов общее собрание членов кооператива обязано объявить об уменьшении размера
паевого фонда. Однако ничего не сказано об обязанности уведомить кредиторов и о правах последних требовать досрочного исполнения кооперативом обязательств. Неопределенность в вопросе об ответственности членов кооператива усугубляется половинчатостью норм о порядке уменьшения паевого фонда.
В результате может возникнуть случай, когда кооператив будет явно не в состоянии
исполнить свои обязательства, но у кредиторов не будет возможности требовать досроч1 Суханов Е. А. Хозяйственные общества и товарищества, производственные и потребительские кооперативы // Вестник ВАС РФ, 1995, № 6, с. 103.
36
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
ного исполнения этих обязательств, поскольку законом такое право им не предоставлено.
Регулирование же ответственности членов кооператива по его долгам, как уже было
сказано, носит фрагментарный характер.
Категория чистых активов является в основном экономической. В связи с этим необходимо отметить, что экономические особенности осуществления хозяйственной деятельности в различных отраслях народного хозяйства столь значительны, что не учитывать их при разработке рекомендаций по исчислению стоимости чистых активов просто
нелепо. Тем не менее в нормативных актах основное внимание уделяется не данному
параметру, а организационно-правовой форме, что, конечно же, неверно.
Следует упомянуть еще об одном пробеле законодательства, регулирующего вопросы
снижения стоимости чистых активов организаций, — отсутствии механизма контроля за
выполнением требований нормативных актов. Проблема заключается в том, что данные
о снижении стоимости чистых активов поступают в налоговые органы, а внесение изменений в учредительные документы, в том числе и связанных с изменением размера уставного капитала, осуществляется органами, регистрирующими юридических лиц. Взаимодействие же между указанными органами крайне слабое.
На основании изложенного можно сделать следующие выводы.
1. Необходимо упорядочить нормативную базу, регулирующую порядок определения
стоимости чистых активов. Для этого существуют два пути: либо принимается один акт,
относящийся к юридическим лицам всех организационно-правовых форм, либо соответствующие акты принимаются дифференцированно, по видам организаций. Последний
вариант предпочтительнее, поскольку он позволяет учесть специфику соответствующей
организационно-правовой формы.
2. Дифференциация правового регулирования последствий снижения стоимости чистых активов должна не только (и может быть, не столько) определяться организационноправовой формой (хотя и это деление весьма важно), но должна производиться, исходя
из особенностей соответствующей отрасли народного хозяйства (производственная деятельность, торговля, строительство и т. п.).
3. Следует ввести более действенные нормы, регулирующие последствия снижения
стоимости чистых активов в хозяйственных товариществах, поскольку существующее
положение не обеспечивает защиту прав кредиторов.
4. Для хозяйственных обществ, в особенности для обществ с ограниченной ответственностью, следует, напротив, предусмотреть возможность восполнения уровня чистых
активов.
5. В Федеральном законе "О производственных кооперативах" необходимо указать
порядок несения членами кооператива ответственности по его долгам, а также уточнить
процедуру уменьшения паевого фонда.
6. Следует отработать механизм взаимодействия налоговых и регистрационных органов в целях контроля за соблюдением законодательства, регулирующего последствия
снижения стоимости чистых активов организации.
Н. ВИЛЬЧУР,
начальник юридического отдела
ООО "АСП-Аудит"
г. Санкт-Петербург
О ПРОЦЕССУАЛЬНОМ СОУЧАСТИИ
В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ ПО ДЕЛАМ
37
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
О ЗАЩИТЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
Развитие рыночных отношений, торгового оборота в России потребовало закрепления в
действующем гражданском законодательстве не только многообразия форм собственности, но и гарантий их равной юридической защиты (ст. 8 Конституции РФ). Для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого
характера собственники вправе создавать учреждения, финансируемые ими полностью
или частично. С этой целью собственники закрепляют за ними движимое и недвижимое
имущество на ограниченном вещном праве (праве оперативного управления). Особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными правовыми актами (ст. 120 ГК РФ).
В связи с закреплением в материальном законе указанных положений в практике арбитражных судов все чаще стали рассматриваться дела, где в качестве одной из сторон
выступают финансируемые собственником учреждения. В делах такого рода опосредованно затрагиваются интересы собственников, прежде всего имущественные. Участие
указанных субъектов порождает ряд процессуальных вопросов, которые было бы полезно рассмотреть на конкретных примерах из практики арбитражных судов.
АОЗТ обратилось в арбитражный суд с иском к главному управлению здравоохранения администрации области о взыскании задолженности по оплате выполненных работ и
процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда первой инстанции иск удовлетворен в полном объеме. Апелляционная инстанция оставила решение без изменения. В кассационной инстанции законность и обоснованность судебных
актов не проверялись. В протесте предлагалось судебные акты отменить, дело направить
на новое рассмотрение. Президиум ВАС РФ удовлетворил протест по следующим основаниям.
Из материалов дела видно, что между управлением здравоохранения (заказчик) и
АОЗТ (подрядчик) заключен договор на капитальное строительство поликлиники, согласно которому выполненные подрядчиком работы были приняты заказчиком. Просрочка исполнения обязательства по оплате выполненных работ ответчиком не отрицается. Поскольку ответчик не исполнил обязательство по оплате выполненных истцом работ, суды обоснованно признали наличие задолженности.
Из постановления главы администрации области следует, что финансирование строительства поликлиники осуществлялось за счет средств основного бюджета.
В материалах дела имеются документы, свидетельствующие о принятии управлением
здравоохранения мер для получения денежных средств и неоднократных обращениях по
этому вопросу в администрацию области, департамент архитек- туры и строительства,
комитет по финансам и налоговой политике. Письмо департамента архитектуры и строительства свидетельствует об отставании в первом полугодии 1996 года от намеченного
графика финансирования строительства на
4 млрд. рублей.
Суд не дал оценки данным обстоятельствам.
Взыскивая проценты за пользование чужими денежными средствами, суд не исследовал вопрос о надлежащем бюджетном финансировании ответчика.
Поскольку основанием для применения ст. 395 ГК РФ является пользование чужими
денежными средствами и неправомерное уклонение от уплаты долга, названные выше
обстоятельства входили в предмет доказывания, однако не были исследованы судом.
Таким образом, решение и постановление арбитражного суда о взыскании с управления здравоохранения процентов за пользование чужими денежными средствами подлежат отмене, дело в этой части — направлению на новое рассмотрение (постановление
Президиума ВАС РФ от 29 июля 1997 года № 2726/97 1 ).
1 Вестник
ВАС РФ, 1997, № 11, с. 51.
38
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Аналогично было разрешено дело по иску унитарного государственного предприятия
к войсковой части о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с просрочкой оплаты строительно-монтажных работ.
Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены в полном объеме.
Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения. В
кассационном порядке законность и обоснованность решения и постановления не проверялись.
В протесте предлагалось состоявшиеся по делу судебные акты отменить и дело передать на новое рассмотрение.
Президиум ВАС РФ удовлетворил протест по следующим основаниям.
Стороны заключили договор подряда, согласно которому унитарное государственное
предприятие выполнило для войсковой части строительно-монтажные работы. Работы
приняты по актам, однако заказчиком в установленный срок не оплачены.
В связи с этим арбитражный суд взыскал с заказчика проценты за пользование чужими денежными средствами. При этом были отклонены доводы заказчика о том, что у
него отсутствовали денежные средства для расчетов с подрядчиком, так как в рассматриваемый период организации Министерства обороны РФ финансировались только в пределах денежных средств, необходимых для выплаты заработной платы личному составу.
Проценты, установленные ст. 395 ГК РФ, являются мерой ответственности за пользование чужими денежными средствами, поэтому факт отсутствия финансирования заказчика имел существенное значение для рассмотрения данного спора.
Факт принятия заказчиком всех зависящих от него мер по получению денежных
средств для осуществления расчетов по договору подтвержден имеющимися в деле документами, поэтому у суда отсутствовали основания для применения к нему ответственности за ненадлежащее исполнение денежного обязательства.
При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные акты подлежат отмене, а заявленный иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами — отклонению.
Президиум ВАС РФ решение и постановление апелляционной инстанции отменил и
отказал унитарному государственному предприятию в иске к войсковой части о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (постановление от 5 августа 1997 года № 2468/97 2 ).
Таким образом, отсутствие достаточного денежного финансирования учреждения
стало основанием для отклонения исков о взыскании процентов в порядке ст. 395 ГК РФ.
Между тем арбитражный суд оставил без внимания то обстоятельство, что в соответствии со ст. 120 ГК РФ при недостаточности находящихся в распоряжении учреждения
денежных средств субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества.
В описанных случаях иски были предъявлены к государственным и муниципальным
учреждениям, как того требует ст. 399 ГК РФ. Вопрос о привлечении к участию в деле в
качестве соответчика собственников указанных учреждений в суде не обсуждался. Однако в данном случае имеет место обязательное соучастие на стороне ответчика, "основание которого коренится в материальных правоотношениях" 3 . Согласно ст. 35 АПК РФ
при необходимости привлечения другого ответчика арбитражный суд до принятия решения с согласия истца привлекает этого ответчика. Арбитражный суд самостоятельно не
вправе привлечь соответчика к участию в деле, однако разъяснить истцу его право и
выяснить мнение по данному вопросу суд был обязан. Этого сделано не было. Невыяснение сущности материальных правоотношений, складывающихся между собственником
и учреждением, и, как следствие, непривлечение соответчика к участию в деле послужили основанием для отказа в иске о взыскании процентов с должника.
2
Вестник ВАС РФ, 1997, № 12, с. 40.
Шакарян М. С. Соучастие по советскому гражданскому процессуальному праву. — М.: Труды ВЮЗИ,
1975, т. 38, с. 115.
3
39
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Как было отмечено, в основе решения вопроса о процессуальном соучастии в арбитражном процессе лежат материальные правоотношения. Учреждение — это некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая им
полностью или частично (ст. 120 ГК РФ). Свои права по владению, пользованию и распоряжению учреждение осуществляет в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества. Значит, любая сделка, совершаемая
учреждением, должна быть профинансирована собственником. При недостатке соответствующих средств собственник имущества привлекается к субсидиарной ответственности. Кроме того, невыделение или несвоевременное выделение средств на оплату одобренной собственником сделки вполне обоснованно влечет применение санкций имущественного характера в виде штрафа, пени, процентов в порядке ст. 395 ГК РФ, которые
должны быть применены к собственнику учреждения, ибо именно он изначально допустил просрочку в перечислении денежных средств учреждению, а оно, в свою очередь,
просрочило оплату товаров, работ, услуг. Применительно к публично-правовым образованиям — собственникам учреждений это означает следующее. Требование истца следует удовлетворить за счет той части имущества, которая не распределена между государственными (муниципальными) юридическими лицами, то есть за счет государственной
(муниципальной) казны.
Подобные вопросы должны возникать у судов при взыскании не только процентов,
штрафов, пеней, но и суммы основного долга. Как быть, если у учреждения не хватает
выделенных по смете денежных средств даже на его покрытие? К тому же размер взыскиваемой суммы может измениться: ведь истец вправе увеличить размер исковых требований (ст. 37 АПК РФ). Следовательно, с согласия истца в качестве соответчика к
участию в деле всегда должен привлекаться собственник учреждения. В противном случае складывается довольно странная ситуация: учреждению поставлены товары, выполнены работы, оказаны услуги, а платить за них надлежащим образом никто не собирается.
Более того, собственник должен привлекаться и тогда, когда у учреждения достаточно своих денежных средств на покрытие долга. Основанием для его привлечения к участию в процессе служит норма, в соответствии с которой учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете (ст. 298 ГК РФ). Это
означает, что только собственник окончательно принимает решение об отчуждении любого имущества, как движимого, так и недвижимого, закрепленного за учреждением.
Самостоятельно учреждение не вправе отчуждать имущество, даже если получит на это
согласие собственника. При таких обстоятельствах удовлетворение иска, предъявленного
к учреждению, всегда будет влиять на имущественное положение собственника. В гражданском и арбитражном процессе такое "побочное" материальное правоотношение вовлекается в процесс с помощью привлечения к участию третьих лиц, не заявляющих
самостоятельные требования на предмет спора. Основание вступления в дело указанных
лиц сформулировано в ст. 39 АПК РФ: если решение по делу может повлиять на их права
или обязанности по отношению к одной из сторон. "Иными словами, это субъекты, которые на момент возбуждения дела в суде состоят в правоотношении с одной из сторон, и
вступление решения по данному делу в законную силу либо его исполнение станут юридическими фактами, влекущими возникновение новых либо изменение или прекращение
существовавших прав и обязанностей, составляющих содержание этого "побочного"
правоотношения" 4 .
К сожалению, ни одно из приведенных выше постановлений Президиума ВАС РФ не
содержит указаний судам, ранее рассматривавшим указанные дела, обсудить вопрос о
4 Грось Л. А. О третьих лицах в гражданском и арбитражном процессе // Хозяйство и право, 1999, № 12,
с. 114.
40
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
возможности привлечения в качестве соответчика собственника учреждения и выяснить
мнение истца по данному вопросу.
В практике возникают и иные проблемы, относящиеся к участию собственника в арбитражном процессе в делах, связанных с деятельностью учреждения. Согласно п. 2
ст. 298 ГК РФ если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, доходы, полученные от
такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе.
В литературе остается дискуссионным вопрос о том, на каком ограниченном вещном
праве учреждение обладает этими доходами и приобретенным за их счет имуществом.
Так, Н. Р. Ивановой было высказано мнение, что таким титулом является право хозяйственного ведения 5 . Из данного утверждения делаются следующие выводы. Действие п. 2
ст. 120 ГК РФ о субсидиарной ответственности собственника не распространяется на
случаи, когда долги учреждения возникли от разрешенной собственником деятельности
(п. 8 ст. 114 ГК РФ), кроме случая, предусмотренного п. 3 ст. 56 ГК РФ. А поскольку
взыскание не может быть обращено на имущество, закрепленное за учреждением на
праве оперативного управления, постольку "арбитражным судам надлежит отказывать в
удовлетворении этих требований при представлении учреждением соответствующих
доказательств, подтверждающих указанные обстоятельства" 6 .
Представляется, что данный вывод сделан без учета положений закона. В соответствии с п. 2 ст. 299 ГК РФ плоды, продукция и доход от использования имущества, находящегося в оперативном управлении, а также имущество, приобретенное учреждением по договору или иным основаниям, поступают в оперативное управление учреждения в порядке, установленном Гражданским кодексом РФ, другими законами и иными
правовыми актами для приобретения права собственности. Значит, независимо от того,
осуществляет ли учреждение деятельность, которая была поручена ему собственником
изначально, или разрешенную деятельность, приносящую доход, пусть даже и учитываемый на отдельном балансе, все, что приобрело учреждение по любому основанию,
используя имущество на ограниченном вещном праве, поступает к нему на том же
самом ограниченном вещном праве. Поэтому будет действовать общее правило о субсидиарной ответственности собственника по долгам учреждения.
Например, осуществляя разрешенную собственником деятельность, приносящую доход, учреждение приобретает здание. Если оно отказалось уплатить обусловленную цену, продавец вправе предъявить соответствующий иск и привлечь к ответственности не
только учреждение, но и его собственника в качестве соответчика. Представляется, что
такая позиция более соответствует закону и является более справедливой с точки зрения
защиты интересов контрагента, вступающего в гражданские правоотношения с учреждением. Иначе получится, что невозможность получить законное возмещение по сделке —
это вина самого контрагента, не знавшего, что у учреждения отсутствуют необходимые
денежные средства. В такой ситуации возможны злоупотребления со стороны учреждения (например, заключение возмездной сделки при заведомом отсутствии необходимых
денежных средств), о которых контрагент, предполагающий добросовестность со стороны учреждения (п. 3 ст. 10 ГК РФ), узнает, уже поставив товар, выполнив работы, оказав
услуги.
Думается, судам следует на основе внимательного анализа норм материального закона правильно определять круг лиц, участвующих в делах, вытекающих из отношений
собственности, а также те факты, которые входят в предмет доказывания. Решать эти
вопросы наиболее целесообразно во время подготовки дела к судебному разбирательству, с тем чтобы обеспечить своевременное и правильное его разрешение и обеспечить
надлежащую защиту интересов сторон в процессе.
5 Иванова
6
Н. Р. Защита права собственности в арбитражном суде. — М., 1999, с. 74–75.
Иванова Н. Р. Указ. соч., с. 74–75.
41
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
С. АЛЕХИНА,
аспирантка кафедры
гражданского процессуального права
Московской Государственной Юридической Академии
42
ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ
Обособленное подразделение в российском налоговом
и бюджетном законодательстве
Действующее гражданское законодательство не содержит дефиниции обособленного
подразделения. При этом в Гражданском кодексе РФ четко определены такие виды обособленных подразделений как филиал и представительство, но отсутствует указание о
том, что данные два вида обособленных подразделений являются единственно возможными. Этот факт в процессе правоприменения и правотворчества уполномоченных органов государственной власти порождает различные толкования как сущности, так и объема компетенции обособленных подразделений. Проблема в том, что понятие "обособленное подразделение" используется не только гражданским, но также налоговым и
бюджетным законодательством и при столкновении интересов субъектов гражданского
оборота зачастую применяются нормы той отрасли права, которая предопределяет более
выгодную позицию в конкретной коллизии.
В соответствии с ГК РФ выделяются два вида обособленных подразделений: представительство — обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне
места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту; филиал — обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и реализующее все его функции или их часть, в том
числе функции представительства. Предста-вительство создается лишь для выражения
вовне интересов общества и обеспечения их защиты. Никаких производственнохозяйственных функций оно не выполняет. Филиал же — более широкое понятие: он
может заниматься всеми видами деятельности общества или частью их, то есть
непосредственно произ-водственно-хозяйственной деятельностью, и наряду с этим
представительст-вовать.
И филиалы и представительства создаются как обособленные подразделения; они не
пользуются правами юридического лица и действуют на основании положений,
утверждаемых обществом. Филиалы и представительства — структуры вне места
нахождения юридического лица, причем они могут открываться как в пределах
Российской Федерации, так и в других государствах. На территории России они
образуются в соответствии с требованиями федеральных законов; на территории других
государств — в соответствии с требованиями российского законодательства и
законодательства государства по месту открытия филиала или представительства, если
иное не предусмотрено международным договором. Юридическое лицо наделяет
филиалы и представительства частью своего имущества. Оно учитывается на отдельных
балансах обособленного подразделения и на балансе юридического лица. Оставаясь
собственником имущества, последнее может изымать его у филиалов и
представительств.
ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ
Не являясь юридическими лицами, филиалы и представительства осущест-вляют
свою деятельность от имени юридического лица. При этом конкретные сделки от имени
юридического лица подписывают соответственно руководители филиалов и
представительств. Руководители филиалов и представительств на-значаются и действуют
на основании доверенности, выдаваемой юридическим лицом. Доверенность
оформляется с соблюдением требований ст. 185 ГК РФ: она должна быть подписана
руководителем юридического лица или иным лицом, уполномоченным на это его
уставом; содержать все необходимые данные, включая дату ее выдачи, при отсутствии
которой доверенность признается недействительной; удостоверяться печатью.
Ответственность за действия фили-ала или представительства (включая обязательства,
принятые ими от имени юридического лица) несет юридическое лицо — так же, как за
действия любого другого подразделения либо за действия своих работников; в то же
время на имущество, переданное филиалам и представительству, может обращаться
взыскание по долгам юридического лица.
В законодательстве о налогах и сборах понятие "обособленное подразделение"
появилось вследствие невозможности обойтись в налоговых правоотношениях одними
только нормами гражданского законодательства.
Дело в том, что многие организации реализуют свою хозяйственную деятельность на
территории различных субъектов РФ и муниципальных образований, но далеко не всегда
их территориально отдаленные подразделения организованы в форме филиалов и представительств. Названные подразделения пользуются существующей в месте их функционирования инфраструктурой, поэтому, исходя из принципа справедливости, а также элементарных экономических соображений, они должны вносить свою долю в создание и
поддержание этой инфраструктуры в форме, в числе прочего, налоговых изъятий. Поскольку, базируясь исключительно на нормах гражданского законодательства, добиться
уплаты подразделениями, не являющимися филиалами и представительствами, налогов и
сборов по месту их фактического нахождения не представлялось возможным, для целей
налогообложения применялось особое понятие обособленного подразделения.
При этом до недавнего времени единого и четкого определения обособленного подразделения в налоговых правоотношениях не существовало. Законы о конкретных налогах и сборах до сих пор содержат различные упоминания об обособленных подразделениях, порядок уплаты налогов которыми различается, как правило, в зависимости от
наличия у таких подразделений баланса и расчетного счета.
Так, в соответствии с подп. "б" п. 1 ст. 1 Закона РФ "О налоге на прибыль предприятий и организаций" плательщиками данного налога являются филиалы и другие обособленные подразделения организаций, включая филиалы кредитных и страховых организаций, имеющие отдельный баланс и расчетный (текущий, корреспондентский) счет.
Учитывая, что согласно ст. 19 Налогового кодекса РФ филиалы и иные обособленные
подразделения российских организаций с 1 января 1999 года выполняют обязанности
этих организаций по уплате налогов и сборов, представляется, что указанная норма Закона РФ "О налоге на прибыль предприятий и организаций" подлежит приведению в
соответствие с частью первой Налогового кодекса на основании ст. 7 Федерального закона от 31 июля 1999 года "О введении в действие части первой Налогового кодекса
Российской Федерации".
Постановление Правительства РФ от 1 июля 1995 года № 660 "О порядке расчетов с
федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Российской Федерации по налогу на
прибыль предприятий и организаций, в состав которых входят территориально обособленные структурные подразделения, не имеющие отдельного баланса и расчетного (текущего, корреспондентского) счета" и Методические указания Госналогслужбы России
по применению постановления Правительства Российской Федерации от 1 июля 1995
года № 660 "О порядке расчетов с федеральным бюджетом и бюджетами субъектов Российской Федерации по налогу на прибыль предприятий и организаций, в состав которых
входят территориально обособленные структурные подразделения, не имеющие отдель-
44
ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ
ного баланса и расчетного (текущего, корреспондентского) счета", направленные письмом Госналогслужбы России от 4 августа 1995 года № НП-4-01/46н, зарегистрированным в Минюсте России 14 августа 1995 года за № 932 (с учетом изменений и дополнений), устанавливают порядок уплаты налога на прибыль в части, зачисляемой в бюджеты
субъектов Российской Федерации, по предприятиям, в состав которых входят территориально обособленные структурные подразделения, не имеющие отдельного баланса и
расчетного (текущего, корреспондентского) счета.
Федеральным законом от 9 июля 1999 года № 155-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" установлен новый порядок уплаты налога на прибыль для
филиалов и представительств организаций, признававшихся до 1 января 1999 года самостоятельными налогоплательщиками.
В соответствии с данным Федеральным законом до введения в действие части второй
Налогового кодекса признававшиеся до 1 января 1999 года самостоятельными налогоплательщиками по отдельным налогам филиалы и представительства организаций исполняют обязанности этих организаций по уплате налогов в порядке, предусмотренном
действующими федеральными законами, регулирующими порядок взимания конкретных
налогов, уплаты налогов филиалами и представительствами, не имеющими отдельного
баланса и (или) расчетного (текущего) счета.
В связи с этим письмом МНС России от 29 февраля 2000 года № ВГ-6-02/158@ установлено, что начиная с 1 января 2000 года организации, в состав которых входят филиалы и представительства, имеющие отдельный баланс и расчетный (текущий, корреспондентский) счет (далее — филиалы и представительства), расчеты по налогу на прибыль
производят в порядке, установленном постановлением Правительства РФ от 1 июля 1995
года № 660.
Таким образом, несмотря на то, что в законодательстве о налогообложении прибыли
такие виды подразделений организации, как филиалы, представительства и обособленные структурные подразделения, не имеющие отдельного баланса и расчетного (текущего, корреспондентского) счета, разграничены и ранее по ним применялся различный
порядок уплаты налога на прибыль, в настоящее время вследствие применения сходного
порядка уплаты налогов данными категориями обособленных подразделений различие
между ними в целях налогообложения не является столь существенным, как ранее.
Законом РФ от 13 декабря 1991 года "О налоге на имущество предприятий" (в редакции ФЗ от 8 января 1998 года) определен порядок уплаты налога на имущество предприятиями, в состав которых входят территориально обособленные подразделения, не
имеющие отдельного баланса и расчетного (текущего) счета (ст. 7).
Кроме того, Федеральным законом от 31 марта 1999 года № 62-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О налоге на прибыль предприятий и организаций" установлена новая льгота для предприятий по прибыли, полученной
от вновь созданного производства, выделенного в обособленное структурное подразделение, что также требует уточнения исследуемого понятия (п. 6 ст. 6).
Как видим, разные законы о налогах различно трактуют понятие "обособленное подразделение", но ни в одном из приведенных нормативных актов нет его четкого определения.
Законодательное определение понятия "обособленное подразделение" после вступления в силу Федерального закона от 9 июля 1999 года № 154-ФЗ "О внесении изменений и
дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации" в настоящее
время содержится в ст. 11 Налогового кодекса РФ, в соответствии с которой
обособленное подразделение организации — это любое тер-риториально обособленное
от нее подразделение, по месту нахождения которого оборудованы стационарные
рабочие места. Обособленное подразделение орга-низации признается таковым
независимо от того, отражено или не отражено его создание в учредительных или иных
организационно-распорядительных докумен-тах организации, а также от полномочий,
45
ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ
которыми наделяется указанное под-разделение. При этом рабочее место считается
стационарным, если оно создается на срок более одного месяца.
Таким образом, существенное с точки зрения гражданского законодательства наличие в учредительных документах сведений об обособленном подразделении в налоговом
законодательстве уже не принимается во внимание и выделен другой главный признак —
стационарные рабочие места по месту нахождения такого подразделения.
При этом необходимо подчеркнуть, что понятие "рабочее место" устанавливается не
налоговым, а трудовым законодательством. В соответствии со ст. 1 Федерального
закона от 17 июля 1999 года № 181-ФЗ "Об основах охраны труда в Российской Федерации" рабочее место — это место, в котором работник должен находиться или в которое
ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится
под контролем работодателя.
Таким образом, теперь любое подразделение организации, в котором постоянно исполняет свои трудовые обязанности хотя бы один ее сотрудник, будет для целей налогового законодательства считаться обособленным подразделением со всеми вытекающими
отсюда последствиями. Представляется, что с момента вступления в силу указанных
изменений в НК РФ при применении отдельных законодательных актов о налогах и сборах должно использоваться понятие обособленного подразделения, установленное ст. 11
НК РФ.
Итак, мы сравнили интерпретацию термина "обособленное подразделение" в гражданском и налоговом законодательстве. Очевидно, что позиция законодателя, закрепленная в НК РФ, продиктована ведомственными соображениями, в числе которых необходимость исполнения доходной части бюджета. Поэтому тот факт, что определенное подобным образом обособленное подразделение может в силу ч. 2 ст. 19 НК РФ исполнять
обязанности налогоплательщика, не означает, что мы имеем дело с обособленным подразделением с точки зрения гражданского законодательства.
В соответствии с решением Верховного Суда РФ от 9 июня 1997 года № ГКПИ 97288 "объектами налогообложения наряду с другими яв-ляются и обороты по реализации
товаров (работ, услуг) внутри предприятия для нужд собственного потребления, затраты
по которым не относятся на издержки производства и обращения, а также своим
работникам". Это подтверждается Налоговым кодексом (ст. 11), в соответствии с которым нормы, содержащиеся в п. 2 ст. 11 Кодекса, используются исключительно для целей
Кодекса, то есть в налоговых правоотношениях.
В качестве примера можно привести территориально обособленный факультет
учебного заведения, финансируемого из федерального бюджета, который, имея определенную хозяйственную деятельность, обязан по месту своего нахождения исполнять
обязанности по уплате соответствующих налогов и сборов, но не является ни филиалом, ни представительством по признакам, устанавливаемым Гражданским кодексом
РФ.
Если же вести речь о нормах бюджетного законодательства, то в соответствии с
"Правилами оформления и выдачи в 1999 году разрешений на открытие счетов организаций, финансируемых из федерального бюджета, по учету средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доходы деятельности", утвержденными приказом
Минфина РФ от 2 февраля 1999 года № 9н, для учета внебюджетных средств организациям и обособленным подразделениям организаций, финансируемых из федерального
бюджета, открываются текущие счета, как правило, в учреждениях Банка России или
кредитной организации по месту открытия счета по учету средств федерального бюджета
органа федерального казначейства (п. 5). Данные счета открываются на основании письменного разрешения, выдаваемого соответствующим органом федерального казначейства. Здесь мы имеем дело уже с бюджетным законодательством, по-своему использующим термин "обособленное подразделение". Надо иметь в виду, что бюджетным законодательством по умолчанию для определения обособленного подразделения используются
нормы гражданского законодательства.
46
ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ
Споры, порождаемые упомянутой незавершенностью перечня возможных видов обособленных подразделений в Гражданском кодексе, в бюджетных правоотношениях возникают в основном по поводу открытия счетов для учета средств, получаемых от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, хотя действующими нормативными актами Минфина России данный вопрос урегулирован достаточно подробно.
Инструкцией о порядке открытия и ведения территориальными органами федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации лицевых счетов для
учета операций по исполнению расходов федерального бюджета, утвержденной приказом Минфина России от 30 декабря 1999 года № 106н, регламентируется открытие и
ведение в органах федерального казначейства лицевых счетов распорядителей средств
федерального бюджета, а также их обособленных подразделений.
Данным документом четко определено, что обособленными подразделениями бюджетного учреждения являются филиал и представительство юридического лица в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.
Лицевой счет обособленного подразделения открывается на основании письменного
обращения юридического лица, создавшего данное обособленное подразделение. При
этом органом федерального казначейства открывается особый тип лицевого счета, который так и именуется "лицевой счет, предназначенный для учета операций при расходовании наличных денег обособленным подразделением" или, сокращенно, лицевой счет
обособленного подразделения. При открытии лицевого счета распорядителя или получателя средств федерального бюджета орган федерального казначейства заключает с ним
договор об обслуживании, в котором определены права и обязанности сторон. При открытии лицевого счета обособленному подразделению, договор об обслуживании, напротив, не заключается. И необходимо отметить, что с момента открытия обособленным
подразделениям лицевых счетов в органах федерального казначейства не допускается
перечисление юридическими лицами, их создавшими, средств федерального бюджета на
счета обособленных подразделений, открытые им в каких-либо коммерческих банках.
Итак, следует проводить принципиальное различие между понятием обособленного
подразделения в бюджетном и налоговом законодательстве. Если вернуться к примеру с
обособленным факультетом учебного заведения, то в соответствии с действующим
законодательством данный факультет исполняет обязанности учебного заведения по
уплате налогов по месту своего нахождения, но не вправе открыть себе отдельный
счет в территориальном отделении федерального казначейства.
В качестве аргумента можно привести еще одно соображение в пользу гражданскоправового подхода к обособленному подразделению в бюджетном законодательстве.
Дело в том, что речь идет о правоотношениях, регулирующих открытие счета в кредитной организации. Данные правоотношения являются имущественными и связаны с взаимоотношениями равных сторон — кредитной организации и клиента, обладающих имущественной обособленностью и самостоятельностью. Их регулированию, в частности
регламентации договора банковского вклада, банковского счета, посвящены отдельные
главы Гражданского кодекса РФ. А это явно означает, что правоотношения по открытию счетов обособленным подразделениям — гражданско-правовые.
Итак, понятие "обособленное подразделение" в налоговом и бюджетном законодательстве трактуется различно. При этом круг рассматриваемых субъектов для целей налогообложения гораздо шире, чем круг субъектов с аналогичным названием "обособленные подразделения", задействованных в правоотношениях, связанных с бюджетным
финансированием и использованием государственной собственности.
В заключение для полного анализа применения термина "обособленное подразделение" отметим, что гражданское и гражданско-процессуальное законодательство, регламентируя участие обособленных подразделений в договорных отношениях, а также в
47
ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ
судебном и арбитражном процессе, также содержат специальные нормы, устанавливающие свои критерии для обособленных подразделений 1 .
Так, письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 ноября 1994 года № С1-7/ОП742 "О заключении договоров обособленными подразделениями" рекомен-дуется при
разрешении споров, возникающих при исполнении договоров, заключенных
обособленными подразделениями юридических лиц, исходить из того, что руководители
обособленных подразделений при наличии надлежаще оформленных юридическими
лицами полномочий на заключение договоров вправе от их имени и в пределах данных
полномочий заключать соответ-ствующие договоры и такие полномочия могут быть
оформлены доверенностью юридического лица либо предусмотрены в его уставе или в
положении об обособленном подразделении.
Д. КОМЯГИН,
зам. начальника отдела развития
системы федерального казначейства Минфина России
В. НАРЕЖНЫЙ,
главный специалист
Департамента налоговой политики Минфина России
О СОМНИТЕЛЬНЫХ НАЛОГОВЫХ
РЕКОМЕНДАЦИЯХ
ПРИ ПРОДАЖЕ НЕДВИЖИМОСТИ
В журнале "Бухгалтерский учет" (№ 7 за 2000 г.) опубликована статья Р. П. Бу-лыги
"Продажа недвижимости: учет и налогообложение". В ней нельзя согласиться с расчетом
обязательств перед бюджетом по НДС и размером финансового результата при продаже
недвижимости.
Для сравнения приведем две позиции: одна — Р. П. Булыги, другая — автора настоящей статьи.
Отклонение
Вариант
Вариант
Р. П. Булыги И. С. Зуйкова гр. 6 − гр. 5
Сумма
Сумма
Сумма
(руб.)
(руб.)
(руб.)
5
6
7
№
п/п
Содержание операции
Дебет
Кредит
1
2
3
4
1
Получены денежные средства
Осуществлены
расходы,
связанные с реализацией
ОС (часть государственной
пошлины, оплаченные консультационные услуги и
др.)
Расходы по реализации ОС
отнесены на финансовый
результат
51
47
1200 000
1 200 000
0
43
51
100 000
100 000
0
47
43
100 000
100 000
0
2
3
1 См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 мая 1998 года № 34 "О рассмотрении исков, вытекающих из деятельности обособленных подразделений юридических лиц" // Вестник ВАС РФ, 1998, № 7. —
Примеч. ред.
48
ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ
4
5
6
7
Списание ОС с баланса
предприятия
Списаны суммы начисленного износа
Начислен НДС*
Выявлен финансовый результат
47
01
591 482
591 482
0
02
47
56 181
56 181
0
47
68
101 420 1
110 805 2
+ 9385
47
80
463 279
453 894
− 9385
* НДС рассчитан, исходя из предположения, что предприятие реализует недвижимое имущество производственного назначения, построенное хозяйственным способом.
В качестве отправного положения для обоснования своей позиции я использую предположение (утверждение), что зачеты и обязательства по НДС должны быть равны при
реализации как основных средств, при приобретении которых был возмещен уплаченный
НДС, так и при приобретении которых НДС относился на увеличение их балансовой
стоимости.
Рассмотрим это на условных примерах реализации по цене, превышающей остаточную стоимость основных средств производственного назначения: станка и здания.
Пример 1. Реализация станка
Хозяйственная ситуация. За 60 тыс. руб. (в том числе НДС) организацией реализован
станок, приобретенный за 100 тыс. руб. и по которому в соответствии с действующим
законодательством был возмещен НДС в размере 20 тыс. руб. Износ станка составил 75
процентов.
(тыс. руб.)
№ п/п
1
2
3
4
Содержание операции
Станок списан с баланса организации
Списаны суммы начисленного
износа станка
Станок реализован
Исчислен НДС в бюджет
(60 × 16,67 %) 3
Дебет
Кредит
Сумма
47
01
100
02
62
47
47
75
60
47
68
10
Пример 2. Реализация здания
Хозяйственная ситуация. За 60 тыс. руб. (в том числе НДС) организацией реализовано здание, приобретенное за 100 тыс. руб. и по которому в соответствии с действующим
законодательством был отнесен на увеличение балансовой стоимости НДС в размере 20
тыс. руб. Износ здания составил 75 процентов.
(тыс. руб.)
№ п/п
1
2
3
Содержание операции
Здание списано с баланса организации
Списаны суммы начисленного
износа здания
Здание реализовано
Дебет
Кредит
Сумма
47
01
120
02
62
47
47
90
60
1 Р. П. Булыга рассчитывает сумму НДС от разницы между продажной ценой и первоначальной стоимостью: (1 200 000 − 591 482) × 16,67 % = 101 420 руб.
2 И. С. Зуйков рассчитывает сумму НДС от разницы между продажной ценой и остаточной стоимостью:
[1 200 000 − (591 482 − 56 181)] × 16,67 % = 110 805 руб. Основания для такого расчета будут приведены далее.
3 Учтено в соответствии с п. 4 письма Министерства финансов России от 12 ноября 1996 года № 96 "О порядке отражения в бухгалтерском учете отдельных операций, связанных с налогом на добавленную стоимость и
акцизами" (Документ официально опубликован не был. Электронная справочная правовая система "Консультант Бухгалтер").
49
ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ
4
Исчислен НДС в бюджет
[60 − (120 − 90)] × 16,67 %
47
68
5
В результате в приведенных примерах мы получим равенство возмещенных сумм
НДС:
20 − 10 = 20 − 15 + 5,
где 20 тыс. руб. — сумма НДС, уплаченная при приобретении основных средств и
учтенная в соответствии с действующим законодательством;
10 тыс. руб. — сумма НДС, которую следует уплатить при реализации станка;
15 тыс. руб. — сумма НДС, списанная на себестоимость через суммы износа (75
тыс. руб. — износ здания; 15 тыс. руб. — сумма НДС, пропорциональная из- носу);
5 тыс. руб. — сумма НДС, которую следует уплатить при реализации здания. Поскольку здание реализовано не по остаточной стоимости, часть НДС, списанная на себестоимость через суммы износа, возмещается продавцу покупателем здания.
Кроме равенства возмещенных сумм НДС, налицо равенство сумм, так или иначе уплаченных или подлежащих уплате в бюджет (10 тыс. руб. = 10 тыс. руб.), при равенстве
сумм выручки и норм износа.
Подытоживая сказанное, отметим, что законодатель, как правило, не предусматривает для однородных явлений различные правовые режимы регулирования, поэтому в описанных случаях при равенстве сумм выручки и норм износа возмещенные суммы НДС и
суммы НДС, так или иначе уплаченные в бюджет, должны быть равны. Обязательства по
НДС при реализации основных средств, по которым НДС при их приобретении был возмещен, должны быть равны произведению суммы выручки на расчетную ставку НДС, а
при реализации основных средств, по которым НДС при их приобретении был отнесен
на увеличение их балансовой стоимости, должны рассчитываться по формуле: [сумма
выручки − (первоначальная стоимость − износ)] × расчетная ставка НДС.
И. ЗУЙКОВ,
заместитель декана по научной работе,
доцент кафедры бухгалтерского учета
Тверского государственного университета,
кандидат экономических наук
50
ПРАКТИКА И ОПЫТ
ИЗЪЯТИЕ
ИМУЩЕСТВА
ЛИЗИНГОПОЛУЧАТЕЛЯ
У
Активное применение лизинга в инвестиционной деятельности во многих странах мира в
значительной степени обусловлено развитостью института защиты права собственности.
Переданное в лизинг имущество выступает в качестве полного или значительного обеспечения лизинговой сделки. В случае ненадлежащего исполнения лизингополучателем
договорных обязательств лизингодатель может на основании решения суда расторгнуть
договор лизинга и изъять принадлежащее ему имущество.
В России такой порядок применяется довольно редко. При подготовке лизингового
договора у потенциального клиента лизинговой компании запрашивают определенные
гарантии. Они, как правило, адекватны по своей значимости и направлениям тем гарантиям, которые служат обеспечением при выдаче кредита в банке.
Вместе с тем, несмотря на получение залога, поручительства от лизингополу-чателя,
у некоторых компаний, созданных и кредитуемых государством, к приме-ру Росагроснаб, возвратность лизинговых платежей составляет 80 процентов.
У большинства
лизинговых компаний, образованных коммерческими структурами, этот показатель не
ниже 99,5 процента. Однако минимизируя риски, лизингодателям приходится отклонять
большое количество заявок потенциальных клиентов и не рассматривать непосредственно само лизинговое имущество в качестве обеспечения сделки.
Почему российские и зарубежные лизингодатели столь требовательны при заключении договорных отношений с лизингополучателями? Причин здесь несколько. Это прежде всего: невысокая ликвидность передаваемого в лизинг имущества; практическое
отсутствие до последнего времени вторичного рынка лизинговых услуг; экономическая
невыгодность для лизингодателя изъятия имущества при операциях финансового лизинга
(к примеру, стоимость демонтажа и последующей транспортировки полиграфического
оборудования весом в 3 т обратно лизингодателю достигает 25–30 процентов, деревообрабатывающего оборудования — до 35 процентов); наличие политических рисков; отсутствие устоявшихся обычаев делового оборота и судебной практики, определенности и
ясности в действующих законодательных и нормативных актах.
Действительно, к числу наиболее значимых факторов, существенно тормозящих развитие лизинга в России, следует отнести неразвитость экономико-правовых отношений,
связанных с защитой лизингодателем своих прав собственника путем взыскания денежных сумм или истребования у неисполнительного лизингополучателя переданного ему в
лизинг имущества.
Изъятие у должника имущества, являющегося предметом лизинга, означает, по существу, расторжение договора лизинга. Инициатором расторжения выступает одна из сторон договора — лизингодатель.
Отечественная судебно-арбитражная практика, связанная с различными аспектами
лизинговой деятельности, носит эпизодический характер и пока можно говорить лишь об
ПРАКТИКА И ОПЫТ
отдельных примерах, но не о явлениях, получивших необходимое обобщение и соответствующую аналитическую оценку.
На прошедшей в Москве 17–18 ноября 1999 года конференции "Капитальное финансирование поставок оборудования в Россию" был представлен специальный доклад юридической фирмы Clifford Chance Moskow, долгое время консультирующей многие западные компании и защищающей их интересы в России, — о правовом обеспечении лизингового бизнеса в нашей стране. На мой вопрос одному из руководителей фирмы, имели
ли место в их практике дела, касающиеся изъятия имущества у неисполнительных лизингополучателей, было разъяснено, что были случаи разбирательства в суде исков о
невыплате лизинговых платежей,
а дел, связанных с изъятием лизингового имущества, пока не было. Это обстоятельство, по мнению специалистов именитой юридической
фирмы, обусловле- но высоким уровнем правовой и экономической подготовленности
лизинговых до- говоров.
Представители крупных западных компаний, бизнес которых в течение ряда лет связан с Россией, обращают внимание на чрезмерную сложность и достаточно высокую
стоимость процедуры изъятия лизингового имущества у неисполнительных лизингополучателей. Хотя, если взять затраты, понесенные при рассмотрении иска в арбитражном
суде в Москве, то они многократно меньше в долларовом исчислении, чем при разбирательстве спора в Стокгольме. Другое дело, что потребность обращения в суд в нашей
хозяйственной практике возникает значительно чаще.
Специалисты ряда российских лизинговых компаний (например, Русско-германской
лизинговой компании, Инком-авиа, Национального лизингового центра, Лизинкома,
ИнтерЛизинга, Продмашлизинга и др.) также неоднократно поднимали вопрос о необходимости совершенствования законодательных и нормативных актов и создания эффективного механизма защиты прав собственника передаваемого в лизинг имущества.
Так, за два года работы компании ИнтерЛизинг были случаи задержки выплаты лизинговых платежей. Эти вопросы удавалось оперативно решать. Причем только дважды
нарушались заключенные договоры по сданным в лизинг многофункциональным аппаратам быстрого приготовления горячих напитков и шоколада. Лизинговой компании
приходилось изымать оборудование у клиента с оформлением соответствующего акта.
Судебное разбирательство выявляло очевидность сути рассматриваемого дела и на
принятие положительного для лизингодателя решения уходило не более часа. Судья
выписывал исполнительный лист, с получением которого лизинговая компания могла не
только ликвидировать свой ущерб, но и получить соответствующую компенсацию. Однако, как отмечали специалисты компании, проблему составляет значительная длительность проведения исполнительного производства. Поэтому чаще всего ИнтерЛизинг
старается решать подобные конфликты с клиентами путем переговоров.
У Русско-германской лизинговой компании начал формироваться определенный положительный опыт арбитражной практики рассмотрения споров по лизинговым договорам. Три спора уже были выиграны. Эти арбитражные победы были достигнуты в суде
того региона, где находился лизингополучатель, то есть "на поле" клиента, а не в Москве.
Так, в одном из случаев лизингополучатель перестал вносить лизинговые платежи.
Лизинговая компания сумела провести собственное расследование и определила, где и
какие деньги у него имеются (непосредственно у самой компании-лизингополучателя, ее
дочерней фирмы). После этого лизингополучателю сообщили, что возможности своевременно и в полном объеме платить лизинговые платежи у него имеются. Несмотря на
это обращение, лизингополучатель все же отказался платить за арендованное оборудование лизинговой компании. Пришлось направить иск в арбитражный суд. В результате
после разбирательства было вынесено судебное решение, что в случае неплатежей судебный пристав опечатает здание, где находится лизингополучатель. Эта угроза возымела действие: с лизинговой компанией рассчитались в полном объеме. По мнению специалистов Русско-германской лизинговой компании, только под страхом этой угрозы
лизингополучатели в 90 процентах случаев будут выполнять свои обязательства.
52
ПРАКТИКА И ОПЫТ
Практика деятельности этих и других российских и зарубежных лизинговых компаний свидетельствует об актуальности принятия лизингодателем быстрых и эффективных
мер по спасению и изъятию своего имущества из владения неисполнительного лизингополучателя.
Лизинговая компания "Иркутский бизнес-парк" в 1997 году передала в лизинг оборудование для ИЧП "Исток". Лизингополучатель оказался нерадивым партнером и лизинговые платежи своевременно не выплачивал. В связи с иском лизингодателя договор был
расторгнут в судебном порядке. Однако лизингополучатель отказался возвращать оборудование, и лизинговая компания обратилась в арбитражный суд с иском об истребовании
имущества. На оборудование был наложен арест. Судья дважды откладывал рассмотрение дела по причине неявки и неуведомления ответчика. Наконец в начале июня 1999
года судебное заседание состоялось. Исполнительный лист с решением суда "Иркутский
бизнес-парк" смог получить еще через полтора месяца. Однако обратившись к судебному
приставу, лизингодатель выяснил, что без его ведома и согласия принадлежащее ему
оборудование было заложено ИЧП "Исток" в один из банков. Кредит лизингополучателем не был возвращен и банк обратил взыскание на заложенное имущество. Судебный
пристав-исполнитель, несмотря на то, что на это оборудование им же был наложен арест,
продал его и заявил, что лизинговая компания с предъявлением исполнительного листа о
возврате имущества опоздала. Как сообщила юрист лизинговой компании на конференции "Лизинговые сделки на российском рынке: управле- ние рисками", проведенной
Международной финансовой корпорацией в Москве
28 июля 1999 года, "Иркутский
бизнес-парк" вынужден был обжаловать действия пристава. Данный факт свидетельствует о том, что лизингодатель совершенно не защищен в этом вопросе законодательством о
лизинге.
Вместе с тем, не оправдывая судебного пристава, можно предположить, что его действия были спровоцированы сообщениями лизингополучателя о том, что он руководствовался содержащейся в ст. 14 Федерального закона от 29 октября 1998 года № 164ФЗ "О лизинге" нормой, позволяющей ему передать в залог предмет лизинга. И хотя в
законе есть оговорка о том, что эта процедура допускается только с разрешения лизингодателя в письменной форме, сам факт закрепления нормы, позволяющей несобственнику
имущества выступать в качестве залогодателя, просто абсурден.
Расторжение договора по требованию одной из сторон — лизингодателя согласно
п. 2 ст. 450 Гражданского кодекса РФ возможно по решению суда. Это может произойти,
когда действия лизингополучателя квалифицируются как существенное нарушение, которое влечет для лизингодателя ущерб, при котором он в значительной степени лишается
того, на что вправе был рассчитывать при заключении договора.
В то же время в ст. 619 ГК РФ определены четыре основания, при наличии которых
договор аренды может быть досрочно расторгнут судом по требованию арендодателя.
Расторжение договора предусмотрено в тех случаях, когда арендатор: пользуется
имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества
либо с неоднократными нарушениями; существенно ухудшает имущество; более двух
раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит арендную
плату; не производит капитальный ремонт имущества в установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки в тех случаях, когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство капитального ремонта является обязанностью арендатора.
В то же время в договоре лизинга могут быть предусмотрены и другие основания его
досрочного расторжения. Например, когда выясняется, что против лизингополучателя
предпринимаются действия или готовится решение о его роспуске или ликвидации, либо
в отношении имущества лизингополучателя подано заявление в суд о его принадлежности; когда лизингополучатель вступил в любые соглашения или сделки с кредиторами по
поводу предмета лизинга, связанные с уступками лизингополучателя требованиям кредиторов, и др.
53
ПРАКТИКА И ОПЫТ
Суд может досрочно расторгнуть договор аренды (лизинга) только при наличии существенных его нарушений.
В основе всех действий лизинговой компании по защите своей собственности и изъятию принадлежавшего ей имущества у неисполнительного лизингополучателя лежит
обоснование иска.
Лизингодатель должен приложить к своему исковому заявлению ряд документов. В
частности, при подаче лизингодателем иска о досрочном расторжении договора лизинга
и возврате лизингополучателем переданного ему в лизинг имущества, выплате лизинговых платежей, возмещении убытков, связанных с повреждением имущества или его ненадлежащей эксплуатацией, необходимо подготовить следующий примерный перечень
письменных документов, подлежащих направлению в арбитражный суд: исковое заявление; доказательство, подтверждающее направление копии искового заявления лизингополучателю; расчет исковых требований; договор лизинга; доказательство права собственности на имущество, переданное в лизинг лизингополучателю (свидетельство, баланс,
акты, договор купли-продажи, платежные документы, справки и т. п.); доказательства
передачи имущества лизингополучателю (акт приемки-сдачи, баланс и т. п.); документ,
содержащий предложение о расторжении договора лизинга; доказательство направления
предложения о расторжении договора лизинга ответчику; ответ на предложение о расторжении договора лизинга (если таковой получен); доказательства неуплаты лизингополучателем лизинговых платежей (платежные документы, справки, акты, расчеты, фактуры и т. п.); доказательства наличия убытков (акты, расчеты, справки, экспертные заключения, постановления компетентных органов и т. п.); доказательства вины лизингополучателя в причинении убытков лизингодателю (справки, акты, заключения специалистов и т. п.); доказательства уменьшения размера убытков; документы, свидетельствующие о вине ответчика (акты, справки, заключения экспертных организаций и т. п.), а
также документы, подтверждающие: размер ущерба; причинную связь между ущербом и
действиями сторон; доказательства обращения в банк или иное кредитное учреждение за
получением с лизингополучателя задолженности, когда она согласно закону, иному нормативному правовому акту или договору должна быть получена через банк или иное
кредитное учреждение; письма, телеграммы, телефонограммы, факсы, докладные записки специалистов на имя руководителя лизингодателя по поводу их общения с представителями лизингополучателя по вопросам задолженности, фрагменты переписки по спорным вопросам.
По заявлению лизингодателя арбитражный суд вправе принять меры к обеспечению
иска на любой стадии арбитражного процесса. Обеспечение иска осуществляется в том
случае, если непринятие таких мер затрудняет или делает невозможным исполнение
судебного акта.
В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда или другого органа, его выдавшего, либо лизингодателя и возбудить исполнительное производство, если не истек срок предъявления
исполнительного документа к исполнению.
В качестве другой формы защиты прав собственности, альтернативной, по сути, судебной, российское законодательство допускает применение права бесспорного взыскания с лизингополучателя денежных сумм и бесспорного изъятия предмета лизинга.
Такой подход закреплен в ст. 13 Федерального закона "О лизинге". Однако это положение закона не согласуется с нормами Гражданского кодекса РФ. В результате возникает опасность, что требования лизингодателя, основанные на этих нормах, могут быть
легко отклонены лизингополучателем.
В особых случаях, связанных с выполнением договоров по международному лизингу,
по желанию одной из сторон может использоваться процедура подачи иска в суд общей
юрисдикции. Применение такого порядка ведения дела по защите своих прав возможно в
соответствии с нормой ст. 25 Гражданского процессуального кодекса РСФСР "Подве-
54
ПРАКТИКА И ОПЫТ
домственность гражданских дел судам", устанавливающей, что суды общей юрисдикции
могут рассматривать дела, в которых участвуют иностранные предприятия и организации, если иное не предусмотрено межгосударственным соглашением, международным
договором или соглашением сторон.
Таким образом, при операциях международного лизинга лизинговая компаниянерезидент может заявлять иск не только в арбитражный суд, но и в суд общей юрисдикции.
Кроме того, лизингодателю-нерезиденту предоставляется возможность защищать
свои права путем взыскания денежных сумм или истребования движимого имущества от
должника-лизингополучателя с помощью судебного приказа, порядок применения которого регулируется в соответствии с главой 111 (ст. 1251–12510) ГПК РСФСР, введенной в
действие Федеральным законом от 30 ноября 1995 года № 189-ФЗ.
Использование процедуры судебного приказа — значительно упрощенная и менее
дорогостоящая схема защиты прав собственника. Ее целесообразнее всего использовать
в ситуациях, когда лизингодателю-нерезиденту необходимо воздействовать на неисполнительного лизингополучателя посредством угрозы судебного разбирательства, ведущего к возбуждению судебным приставом исполнительного производства и аресту имущества.
В отдельных случаях возможно также применение процедуры взыскания задолженности и возврата имущества в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей нотариуса, имеющих силу исполнительного документа.
Правовое регулирование международных лизинговых операций может осуществляться на основании Конвенции УНИДРУА. Эта Конвенция регулирует вопросы, возникающие при заключении и исполнении договоров лизинга, сторонами которых являются
коммерческие организации из разных стран. Россия присоединилась к Конвенции 8 февраля 1998 года.
Согласно ст. 13 Конвенции УНИДРУА в случае нарушения договора арендатором
арендодатель вправе потребовать причитающиеся ему невыплаченные периодические
платежи с начислением процентов, а также понесенных убытков.
Если нарушение договора арендатором является существенным, арендодатель вправе
также потребовать досрочной выплаты суммы будущих периодических платежей, если
это предусмотрено договором лизинга, или расторгнуть договор лизинга и после расторжения восстановить владение оборудованием и потребовать возмещения убытков в таких
суммах, которые поставили бы арендодателя в положение, в котором он находился бы
при выполнении им договора лизинга в соответствии с его условиями.
Здесь следует привлечь внимание к понятию "существенного нарушения договора
лизинга". Суть термина не определена в Конвенции, а это означает, что понимание по
данному вопросу должно быть достигнуто сторонами договора лизинга. Ведь в случае
судебного разбирательства спора сторон суду при принятии решения придется в основном опираться не на нормы законодательного акта, а на условия конкретного договора,
доказательства сторон и интерпретацию ими соответствующих событий.
Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной
частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации
установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила
международного договора". Такой же подход в соотнесении гражданского права и норм
международного права закреплен в п. 2 ст. 7 Гражданского кодекса РФ.
Следовательно, права и обязанности участников договора международного лизинга
регулируются нормами национального законодательства в части, не противоречащей
отнесенным к предмету регулирования нормами международного права, в том числе и
Конвенцией УНИДРУА "О международном финансовом лизинге". Это означает, что
нормами Конвенции можно пользоваться и при заключении договоров по внутреннему
финансовому лизингу.
55
ПРАКТИКА И ОПЫТ
Стороны договора международного лизинга могут предусмотреть в договоре рассмотрение спора между ними в Международном коммерческом арбитражном суде
(МКАС) при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Этот суд представляет собой постоянно действующий арбитраж (третейский суд), призванный рассматривать споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающие при
осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей,
если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон спора находится за пределами
Российской Федерации.
Очень важно для практического применения то обстоятельство, что в соответствии с
п. 1 ст. 7 Федерального закона "Об исполнительном производстве" решения МКАС и
иных третейских судов, а также решения иностранных судов и арбитражей считаются
исполнительными документами, которые судебный пристав-исполнитель обязан принять
к исполнению и возбудить исполнительное производство.
В некоторых ситуациях, связанных с недобросовестным исполнением лизингополучателем договора лизинга, к примеру, автотранспортного средства, как было в практике
работы компании Продмашлизинг, могут использоваться нормы ст. 159 Уголовного кодекса РФ, позволяющие в отдельных случаях квалифицировать действия одной из сторон
договора лизинга как мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права собственности на него путем обмана или злоупотребления доверием.
Подобные деяния наказываются штрафом в размере от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или другими наказаниями вплоть до лишения свободы
на срок до трех лет.
Эффективным инструментом для участников лизинговых операций могли бы стать
Методические рекомендации по обоснованию процедуры изъятия имущества, переданного в лизинг, у неисполнительных лизингополучателей.
Актуальность и целесообразность разработки указанных рекомендаций с участием
Высшего Арбитражного Суда РФ и других организаций очевидна. Эти Методические
рекомендации могли бы подсказать пользователю ответы на вопросы: насколько обременительна или, наоборот, необременительна эта процедура для собственника имущества
— лизингодателя, как упростить ее и, что самое главное, какие действия необходимо
предпринять для достижения законного результата.
В. ГАЗМАН,
генеральный директор компании "Гарантинвест",
кандидат экономических наук
НЕКОТОРЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРОДАЖИ
ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА
Государственное предприятие "Мостостроительный отряд № 40" перебазировалось в
другой регион, а оставшуюся в прежнем месте нахождения производственную базу передало в аренду специально созданному ТОО. Год спустя была проведена приватизация
Мостоотряда № 40 и создано АО "МО № 40". В уставный капитал АО наряду с прочим
имуществом была включена и производственная база. Несмотря на это, еще через год
ТОО — арендатор подало заявку на приватизацию и на конкурсе купило производственную базу, ранее переданную ему в аренду.
Узнав об этом, собственник — АО "МО № 40" предъявил к ТОО и комитету по
управлению имуществом иск о признании заключенного договора недействительным
(поскольку имущество ранее было приватизировано) и об истребовании имущества на
основании ст. 167–168 ГК РФ. Сделка приватизации была признана недействительной, а
56
ПРАКТИКА И ОПЫТ
в части требований о возврате имущества иск не был удовлетворен. При этом суд указал,
что собственник не вправе истребовать от незаконного владельца имущество, если не
опровергнута добросовестность приобретения (ст. 302 ГК РФ).
Затем АО "МО № 40" предъявило другой иск к ТОО — о возврате имущества, ранее
переданного в аренду, указав, что арендатор прекратил выплату арендной платы и не
вернул имущество.
Ответчик, возражая против иска, заявил, что договор аренды является незаконным,
так как в соответствии с Указом Президента РФ от 14 октября 1992 года № 1230 "О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду" арендодателем государственного имущества
могли выступать лишь органы по управлению государственным имуществом.
Арбитражный суд, рассмотрев это второе дело, признал ранее заключенный арендный договор ничтожным и вынес решение о возврате имущества истцу в порядке ст. 167
ГК РФ.
Решение по этому интересному спору мне уже приходилось довольно подробно комментировать 1 , но затем дело приобрело еще более острый характер. Спустя год после
возврата имущества собственнику ТОО предъявило свой иск к комитету по имуществу,
требуя вернуть ему выплаченную им покупную цену — 410 000 руб. Суд первой инстанции удовлетворил иск, сославшись на ст. 167 ГК РФ. Комитет по имуществу обжаловал
это решение, указав, что ст. 167 ГК РФ предусматривает возвращение каждой из сторон
всего полученного по недействительной сделке, а в данном случае суд в прямое нарушение закона применил реституцию лишь к одной из сторон. Покупатель, между тем, также
обязан вернуть купленное имущество, а если у него нет такой возможности — выплатить
его стоимость. При этом причины утраты или гибели купленного имущества не имеют
значения по смыслу ст. 167 ГК РФ. Суд апелляционной инстанции изменил решение и
взыскал покупную цену как неосновательное обогащение, вновь ничего не присудив
ответчику. Это решение было отменено кассационной инстанцией по ряду оснований, в
том числе из-за того, что не доказана неэквивалентность встречного предоставления при
совершении купли-продажи.
В другом деле у покупателя автомашины в комиссионном магазине машина была
изъята как похищенная. Он предъявил иск к комиссионеру (продавцу) о взыскании стоимости автомашины. Суд взыскал стоимость с продавца, сославшись на ст. 167 ГК РФ, но
в части взыскания предмета договора или его стоимости с покупателя в пользу продавца
отказал, полагая, что в этом случае произойдет неосновательное обогащение продавца за
счет покупателя. Применение нормы ст. 461 ГК РФ не обсуждалось, поскольку таких
требований покупатель не заявлял, а кроме того, был пропущен срок исковой давности.
Можно привести совершенно иное решение. Покупатель автомашины предъ- явил
иск к УВД о возмещении ущерба, связанного с действиями работников ГИБДД по регистрации автомобиля. Суть спора состояла в том, что похищенная автомашина неоднократно снималась и ставилась на учет ГИБДД, но при очередной постановке на учет
автомобиль был изъят у истца как находящийся в розыске, причем до покупки истец
специально выяснял, не находится ли автомобиль в розыске, и получил отрицательный
ответ. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, отменяя судебные постановления об
отказе в иске, указала, что транспортные средства проверяются по учетам угнанного и
похищенного транспорта, а результат проверки отражается в заявлении владельца. По
мнению надзорной инстанции, добросовестному покупателю действиями ответчика причинен ущерб 2 .
Поставленные в приведенных делах вопросы охватывают проблему соотношения
виндикации и продажи чужого имущества, а если брать шире — то собственности и обо1
См., например.: Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 6 / Под ред. В. Ф. Яковлева. — М.,
1999.
2
Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000, № 1, с. 6-7.
57
ПРАКТИКА И ОПЫТ
рота. Известно, однако, что эти два начала часто вступают в коллизии, примиряемые по
принципу предпочтения "меньшего зла", то есть они заведомо не имеют идеальных решений.
Что касается применимости кондикции (неосновательного обогащения) к ситуации реституции, то здесь
вопрос решается так: всеобщность кондикции заставляет признать, что нормы о неосновательном обогащении
как нормы общего действия уступают нормам о реституции — частном случае неосновательного получения
имущества — как нормам специальным. А. М. Маковский указывает: обязательство из неосновательного обогащения "универсально для всех случаев, когда одно лицо приобретает (сберегает) имущество за счет другого
без правового основания, и поэтому является родовым понятием по отношению ко всем обязательствам возвратить имущество, приобретенное (сбереженное) без достаточных оснований — обязательству делинквента,
владеющего несобственника, контрагента в договоре, участника недействительной сделки. Другое дело, что для
каждого из этих конкретных случаев неосновательного обогащения могут быть установлены специальные
правила в законе, в иных правовых актах, а для некоторых — и в договоре, и эти специальные правила должны
иметь преимущество перед общими нормами об обязательствах из неосновательного обогащения" 3 .
Действительно, имущество, полученное по недействительной сделке, приобретено,
конечно, неосновательно. Однако заключая сделку, стороны исходили из эквивалентности переданного имущества, что исключает обогащение одного за счет другого, и с этой
волей сторон нельзя не считаться. Поэтому и происходит не расчет обогащения ответчика за счет истца, как в других случаях кондикции, а возврат полученного каждой стороной, причем норма ст. 167 ГК РФ содержит правило о строго встречном возврате полученного 4 . Если сделка была безвозмездной (например, дарение), то возврат подаренного
или его стоимости и есть одновременно и реституция, и возвращение неосновательного
обогащения.
Еще более сложным кажется другой вопрос: как вообще соотносятся нормы об истребовании своего имущества собственником и нормы о купле-продаже? Ведь вполне
возможно и даже ожидаемо такое толкование ст. 461 ГК РФ, по которому продавец после законного изъятия вещи (эвикции) возмещает убытки покупателю не только при
лишении покупателя владения вещью, но и в случае удовлетворения предъявленного к
нему виндикационного иска.
Однако виндикационный иск предъявляется только к незаконному владельцу, а потому всегда имеет в своей гипотезе недействительность купли-продажи, поскольку ответчиком выступает покупатель. Ведь если продажа действительна, то покупатель не может
быть незаконным владельцем. Между тем последствия эвикции возможны по той причине, по какой возможны и все другие последствия совершенной купли-продажи: в силу
самой купли-продажи. Эвикция — это одно из последствий самого договора. Но договор
купли-продажи, как и любая сделка, имеет силу, то есть действует, лишь постольку, поскольку является действительным. Недействительность купли-продажи лишает ее силы и
тем самым устраняет все ее последствия, в том числе и обязанность продавца возместить
убытки покупателя, вызванные изъятием у него вещи третьими лицами. Следовательно,
удовлетворение виндикационного иска во всяком случае не позволяет ответчику потребовать от продавца возмещения убытков на основании ст. 461 ГК РФ.
Этот вывод встречает сильное сопротивление на психологическом уровне. Не раз мне
приходилось слышать от судей: не может быть так, что продавец сохраняет полученную
покупную цену, несмотря на утрату вещи покупателем. Однако в условиях столкновения,
коллизии собственности и владения в обороте в принципе не может быть такого решения, когда никто ничего не теряет. Возможно разрешение этой коллизии в пользу собственника, когда он, например, виндицирует похищенную вещь от любого владельца, несмотря на его добросовестность (ст. 302 ГК РФ). Очевидно, что в этой ситуации страдает
владелец. Если мы перенесем риск не на покупателя, а на продавца чужого имущества,
ничего не изменится: ведь продавец — такой же незаконный владелец, только бывший.
3 Маковский А. Л. Обязательства вследствие неосновательного обогащения. — В кн.: Гражданский кодекс
РФ. Часть вторая / Под ред. О. М. Козырь, А. Л. Маковского, С. А. Хохлова. — М., 1996, с. 597-598.
4 См. также пп. 11-12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 года № 49 "Обзор
практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении" // Хозяйство и
право, 2000, № 4, с. 75.
58
ПРАКТИКА И ОПЫТ
Поэтому в данном решении не будет ни юридической логики, ни экономического смысла: страдает все равно незаконный владелец, только не последний, а предпоследний.
Следовательно, принятая в действующем Гражданском кодексе РФ система преимущественной защиты собственника перед владельцем приводит к тому, что в известных
случаях продавец сохраняет покупную цену, несмотря на то, что отсудил вещь у покупателя.
Возможен противоположный подход — перенесение риска на собственника. Достигается это путем учреждения специального института — приобретения собственности от
неуправомоченного отчуждателя. После введения такой нормы любой добросовестный
приобретатель становится собственником независимо от того, имел ли продавец или
иной отчуждатель право распорядиться вещью. В данной ситуации, очевидно, страдает
уже собственник, а не приобретатель.
Этот институт не вполне чужд истории нашего права. В ГК РСФСР 1922 года была норма подобного содержания (ст. 183). Необходимо также учитывать опыт ГГУ. В германском праве, в отличие от ст. 183 ГК 1922
года, раздельно регулируется приобретение движимостей и недвижимостей, что сегодня для нас также стало
актуальным. Если движимость, в том числе и похищенная у собственника, сразу приобретается от любого
отчуждателя при условии добросовестности, то недвижимость, напротив, виндицируется от любого незаконного приобретателя, несмотря на добрую совесть. Впрочем, при правильном ведении поземельных книг добросовестное незаконное приобретение недвижимости едва ли практически возможно.
Следующий вопрос: есть ли нужда во введении такого института?
Мне кажется, такая необходимость присутствует.
Во-первых, при рассмотрении приведенных дел суды явно испытывают сильнейшие
сомнения и колебания. Вероятно, их не удовлетворяет та система защиты собственности
и владения, которая предусмотрена действующим Гражданском кодексом РФ.
Во-вторых, рекомендация, почти дословно повторяющая ст. 183 ГК РСФСР 1922 года, прямо предложена ВАС РФ. Беда в том, что данный институт не может вводиться
путем правоприменения 5 .
Наконец, мне неоднократно приходилось слышать от вполне авторитетных юристов,
что приобретение собственности от неуправомоченного отчуждателя в нашем праве
сохранилось, несмотря на утрату почти полвека назад нормы ст. 183 ГК 1922 года. Это,
пожалуй, уникальная ситуация, когда отсутствующий институт считается наличествующим вопреки тексту Гражданского кодекса. Спор здесь едва ли имеет смысл, ибо дискуссией и Кодекс не изменить, и виртуальное явление в реальное не превратить, но сам факт
широкого распространения таких взглядов — убедительное свидетельство потребности в
данном институте.
Думаю, настало время поставить этот вопрос перед законодателем.
В тех делах, где риски утраты вещи были возложены на комиссионера и органы
МВД, можно заметить, что суды в качестве компромисса указывают нечто вроде среднего пути — ответственность профессионального агента или государственного органа,
имеющего компетенцию в сфере оборота. Такова же природа ответственности и регистратора недвижимости. Вероятно, этот подход может быть скомбинирован с институтом
приобретения собственности от неуправомоченного от- чуждателя, хотя универсального решения он сам по себе, конечно, не дает.
К. СКЛОВСКИЙ,
адвокат,
кандидат юридических наук

5 Подробнее см.: Скловский К. Приобретение собственности от неуправомоченного отчуждателя // Право и
экономика, 1999, № 6.
59
ПРАКТИКА И ОПЫТ
В этой работе автор продолжает разговор с читателями, начатый в статье "Легальный порядок решения имущественных споров: криминологические аспекты", опубликованной в №№ 7 и 8 журнала за 1999 год.
Легальный порядок исполнительного производства по спорам имущественного характера: криминологические аспекты
Проведенное автором исследование показывает, что один из факторов развития теневой
юстиции в России состоит в том, что легальный порядок исполнения решений по имущественным спорам, несмотря на осуществленные в последние годы изменения, не
вполне соответствует современным реалиям и в определенной мере стимулирует криминальное вмешательство.
Успешно преодолев все возможные препятствия и окончательно добившись судебного решения в свою пользу, кредитор, весьма вероятно, не достигнет желаемого результата. Не стану отрицать, что факты добровольного выполнения должником судебного
решения встречаются, но они весьма редки. Исполнение судебного решения — задача не
менее (а то и более) сложная, чем выигрыш в судебном процессе.
Порядок исполнения решений по имущественным спорам традиционно урегулирован
в ГПК РСФСР. Часть вопросов исполнения решений арбитражных судов регламентирована в АПК РФ. Однако с вступлением в силу с 5 ноября 1997 года федеральных законов
№ 118-ФЗ "О судебных приставах" и № 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" 1
исполнительное производство ведется по предусмот- ренным ими правилам. ГПК
РСФСР, АПК РФ, а также Инструкция об испол- нительном производстве, утвержденная
приказом Минюста СССР от 15 ноября 1985 года № 22, сохраняют свое действие в части,
не противоречащей названным законам 2 .
Принудительное исполнение судебных актов и актов иных компетентных органов
производится обычно на основании исполнительного документа. Чаще всего таким документом является исполнительный лист, выдаваемый судом общей юрисдикции или
арбитражным судом на основании судебного акта.
В некоторых случаях акты, являющиеся основанием исполнения, одновременно служат и исполнительными документами — это исполнительные надписи нотариусов, судебные приказы и др.
В ходе опросов юристов, выступающих в качестве представителей организацийкредиторов, автором выявлены факты, когда судебные приставы-исполнители возвращают исполнительные надписи нотариусов без исполнения, ссылаясь на отсутствие такого документа в перечне, предусмотренном Законом об исполнительном производстве.
Причем предприятия при оформлении исполнительных надписей несут при этом значительные расходы на оплату госпошлины, которые оборачиваются потерями.
Действительно, исполнительная надпись нотариуса прямо не указана в перечне исполнительных документов, содержащемся в ст. 7 Закона об исполнительном производстве. Однако этот перечень не является исчерпывающим, поскольку в подп. 8 п. 1 установлено, что исполнительными документами являются также "постановления иных органов
в случаях, предусмотренных законом". Иными словами, ст. 7 носит бланкетный характер: законодатель признает правовую силу иных исполнительных документов, прямо не
указанных в данной статье, но предусмотренных другими законодательными актами. Для
1 Далее
— Закон об исполнительном производстве.
необходимо применять исторический способ устранения противоречий при толковании законов, который состоит в предпочтении новых норм старым согласно классическому правилу: lex posterior derogat priori.
Подробнее см.: Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. — М.: Городец, 1997,
с. 79.
2 Здесь
60
ПРАКТИКА И ОПЫТ
преодоления этих и подобных издержек правоприменительной практики, не требующих
корректировки закона, целесообразна подготовка методических рекомендаций и разъяснений Минюста России с направлением их в подразделения службы судебных приставов 3 .
Исполнительный лист выдается взыскателю после вступления судебного акта в законную силу. По каждому решению выдается один исполнительный лист. Вместе с тем,
если исполнение должно быть произведено в различных местах либо если решение вынесено в пользу нескольких истцов или против нескольких ответчиков, суд может по
просьбе взыскателей выдать несколько исполнительных листов (ст. 341 ГПК РСФСР).
Исполнительный документ на взыскание денежных средств может быть направлен
взыскателем непосредственно в банк или иное кредитное учреждение, об-служивающее
должника, если взыскатель располагает информацией о его счетах. В остальных случаях
этот документ направляется судебному приставу-испол-нителю. Причем взыскание по
исполнительным документам в пользу отдельных граждан (не юридических лиц) и через
банк осуществляется только судебным приставом-исполнителем. Такое ограничение
содержится в действующих до настоящего времени Правилах безналичных расчетов в
народном хозяйстве, утвержденных Госбанком СССР 30 сентября 1987 года № 2 (с последующими изменениями) 4 .
Банк или иная кредитная организация в трехдневный срок со дня получения соответствующего документа от взыскателя или судебного пристава-исполнителя обязаны взыскать необходимые денежные средства или сделать на документе отметку о полном или
частичном неисполнении требований в связи с отсутствием на счетах должника достаточных денежных средств (ст. 6 Закона об исполнительном производстве).
При наличии средств на счетах должника и неисполнении требований о взыскании
банк или кредитная организация штрафуются судом в размере 50 процентов от суммы,
подлежащей взысканию (ст. 86 Закона об исполнительном производстве). Тем самым
законодателем ужесточена санкция, ранее предусмотренная аналогичной нормой АПК
РФ, и расширено ее действие, поскольку такой штраф может отныне налагать и суд общей юрисдикции.
Место совершения исполнительных действий определяется следующим. Если должником является физическое лицо, то исполнение производится по месту его жительства,
работы или нахождения имущества. Если должник — юридическое лицо, исполнение
производится по месту его нахождения или нахождения его имущества (ст. 11 Закона об
исполнительном производстве). Это правило взыскателю следует учитывать при выборе
судебного пристава-исполнителя, которому направляется исполнительный документ.
Судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа обязан вынести постановление о возбуждении исполнительного производства. В постановлении устанавливается срок (до 5 дней) для добровольного
исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Должник уведомляется о принудительном исполнении по истечении установленного срока и взыскании в
этом случае исполнительского сбора в размере
7 процентов от взыскиваемой суммы
или стоимости имущества, а также расходов по совершению исполнительных действий
(перевозка, хранение, реализация изъятого имущества, оплата работы понятых, специалистов и др.).
Предполагалось, что эти правила станут эффективным стимулом для добровольного
выполнения решений судебных и иных органов, укрепят материальную базу службы
судебных приставов: такую меру, как взыскание исполнительского сбора, ГПК РСФСР
не предусматривал.
3 Что касается решения проблемы в конкретных случаях, то, как представляется, необходимо в порядке
ст. 90 Закона об исполнительном производстве обжаловать отказ судебного пристава-исполнителя в суд общей
юрисдикции, воспользовавшись приведенными выше аргументами и помня о том, что срок обжалования ограничен десятью днями.
4 См.: Вестник ВАС РФ, 1993, № 4, с. 48.
61
ПРАКТИКА И ОПЫТ
Вместе с тем, получив еще одну отсрочку в виде срока для добровольного исполнения, недобросовестный должник может использовать ее как дополнительную возможность продать или укрыть подлежащее изъятию имущество, если в ходе предшествующей тяжбы укрыть его не успел.
Это противоречие уже отмечалось в предыдущих работах автора 5 , не осталось оно
незамеченным и некоторыми другими исследователями. Ими делается вывод, что верное
решение вопроса состоит в следующем: вообще не предоставлять дополнительный срок
для добровольного исполнения после возбуждения исполнительного производства, но в
резолютивной части решения суду следует объявлять о принудительном исполнении
вступившего в законную силу решения суда за счет должника, если оно не исполняется
добровольно 6 .
Вместе с тем вызывает сомнение целесообразность полного отказа от предоставления срока для добровольного исполнения после возбуждения исполнительного производства. Это не вполне соответствует процессуальному принципу диспозитивности и,
что не менее важно, не всегда отвечает интересам взыскателя.
Так, нелишне будет напомнить, что в случае принудительного исполнения взыскивается исполнительский сбор, может налагаться штраф в размере до 200 минимальных
размеров оплаты труда и, кроме того, с должника взыскиваются расходы по совершению
исполнительных действий. Причем все перечисленное погашается из взысканной с
должника суммы в первую очередь. Поэтому при ограниченности средств должника все
это резко уменьшает размер возмещения, которое получит взыскатель. (В дальнейшем
изложении мы еще обратимся к данному вопросу.) Не исключены и иные обстоятельства, влекущие заинтересованность взыскателя в предоставлении срока для добровольного исполнения в конкретной ситуации. Поэтому, думается, судебный пристависполнитель должен предоставлять должнику срок для добровольного исполнения по
заявлению взыскателя или с его согласия.
Одновременно с вручением должнику постановления о возбуждении исполнительного производства на его имущество по заявлению взыскателя может быть наложен арест.
Однако судебный пристав-исполнитель не обязан производить арест незамедлительно,
законодательство предоставляет ему на это месячный срок (см. ст. 51 Закона об исполнительном производстве) 7 .
Арест состоит в производстве описи имущества и объявлении запрета распоряжаться
им, а при необходимости — в ограничении права пользования имуществом, его изъятии
или передаче на хранение. Имущество передается на хранение под расписку, на так называемое ответственное хранение, должнику или другим лицам, назначенным судебным
исполнителем.
Растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача имущества, подвергнутого
описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено, а равно осуществление служащими кредитной организации банковских операций с денежными средствами, на которые наложен арест, влекут уголовную ответственность по ч. 1 ст. 312 УК
РФ. Наиболее суровое наказание — 2 года лишения свободы. По истечении срока для
добровольного исполнения решения суда производится принудительное исполнение.
Мерами принудительного исполнения согласно ст. 45 Закона об исполнительном
производстве являются:
! обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации;
5 См.:
Скобликов П. А. Взыскание долгов и криминал. — М.: Юристъ, 1999, с. 52-53.
Натахина Е. Г. Исполнение решений арбитражных судов об имущественных взысканиях / Автореф. канд.
дис. — М., 1999, с. 13-14.
7 Поскольку законодатель оставляет на усмотрение судебного пристава-исполнителя вопрос о том, налагать
ли арест на имущество немедленно, тем самым он, возможно, ставит это должностное лицо перед искусом
взятки со стороны должника.
6
62
ПРАКТИКА И ОПЫТ
! обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника;
! обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящиеся у других лиц;
! изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в
исполнительном документе;
! иные меры, предпринимаемые в соответствии с законодательством для обеспечения
исполнения.
В соответствии со ст. 54 Закона об исполнительном производстве реализация арестованного имущества, вне зависимости от его вида, осуществляется путем продажи в
двухмесячный срок со дня наложения ареста, если иное не предусмотрено федеральным
законом. Таким образом, даже при соблюдении судебным приставом-исполнителем
сроков, предусмотренных законодательством, с момента получения им исполнительного документа до реализации имущества должника может пройти более трех месяцев.
Продажа движимого имущества осуществляется специализированной организацией
на комиссионных и иных договорных началах, недвижимого — путем проведения торгов
специализированными организациями, имеющими право совершать операции с недвижимостью. Однако сеть таких организаций повсеместно и в достаточном количестве еще
предстоит создать. До недавнего времени сообщения об открытии магазина для реализации арестованного имущества (в том числе имущества предприятий-банкротов и иных
должников) носили характер сенсации 8 .
При отсутствии у должника имущества или недостаточности имущества для полного
погашения взыскиваемых сумм и в некоторых других случаях взыскание обращается на
его заработную плату и иные виды доходов. При этом, как правило, должно быть сохранено 50 процентов заработка (ст. 64, 66 Закона об исполнительном производстве).
За невыполнение гражданами и должностными лицами законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства об исполнительном производстве, а равно утрату исполнительного документа либо несвоевременное его отправление,
сообщение недостоверных сведений о доходах и имущественном положении должника,
несообщение должником об увольнении с работы, о новом месте работы или жительства
виновные подвергаются судебным приставом-исполнителем штрафу в размере до ста
минимальных размеров оплаты труда, а за уклонение без уважительных причин от явки
по вызову судебного пристава-исполнителя или к месту совершения исполнительных
действий — приводу, о чем выносится соответствующее постановление.
Существенным для взыскателя представляется то обстоятельство, что из денежной
суммы, взысканной судебным приставом-исполнителем с должника (в том числе полученной путем реализации его имущества), сначала оплачивается исполнительский сбор,
погашаются штрафы, наложенные на должника в ходе исполнительного производства,
возмещаются расходы по совершению исполнительных действий. Оставшаяся сумма
используется для удовлетворения требований взыскателя (ст. 77 Закона об исполнительном производстве).
Парадоксально, но такова норма действующего законодательства: привлекая должника к ответственности за неисполнение без уважительных причин исполнительного
документа и налагая на это лицо штраф (отметим, что иные административные санкции в
этом случае не предусмотрены), судебный пристав-исполнитель тем самым снижает
шансы кредитора на удовлетворение его требования в полном объеме, если стоимость
имущества должника, на которое можно обратить взыскание, меньше или приблизительно равна объему требования. По всей видимости, эта норма нуждается в корректировке и
штраф должен взыскиваться после полного удовлетворения требований взыскателя.
8 См., например: Конфискованное у неплательщиков налогов имущество в Удмуртии начали продавать в
магазинах // Новая газета, 1997, 15 сентября.
63
ПРАКТИКА И ОПЫТ
Кроме того, целесообразно предусмотреть в качестве санкции для злонамеренного должника административный арест и внести в Кодекс об административных
правонарушениях соответствующие изменения. Представляется, что такая мера серьезно повысила бы: а) уровень ответственности должников на стадии исполнения судебного решения, б) авторитет судебных исполнителей (по инициативе которых соответствующие материалы в отношении правонарушителей направлялись бы в суд в порядке административного производства), в) эффективность исполнительного производства в целом.
При наличии признаков преступления в действиях лиц, не выполняющих законные
требования судебного пристава-исполнителя, препятствующих их выполнению или
иным образом нарушающих законодательство об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель вносит в соответствующие органы представление о привлечении виновных к уголовной ответственности (см. ст. 87 Закона об исполнительном производстве).
Так, угроза убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в отношении судебного пристава, а равно его близких в связи исполнением им судебного акта влечет ответственность по ч. 2 ст. 296 УК РФ, которая предусматривает наиболее суровое наказание в виде лишения свободы до двух лет. Если же
вышеозначенные действия сопровождаются применением насилия, деяние квалифицируется по ч. 3 или ч. 4 указанной статьи и возможная санкция ужесточается до пяти или до
десяти лет лишения свободы соответственно.
В случае оказания сопротивления судебному исполнителю при исполнении решения
он обращается для устранения препятствий за содействием к органам власти (ст. 353
ГПК РСФСР).
Существенная новация состоит в том, что при предъявлении взыскателем иска к организации, по вине которой с должника не была удержана причитающаяся взыскателю
сумма, последний освобождается при этом от уплаты госпошлины (ст. 91 Закона об исполнительном производстве).
Если судебный пристав-исполнитель придет к выводу, что невозможно установить
адрес должника-организации или место жительства должника-гражданина, место нахождения имущества должника либо получить сведения о наличии у последнего денежных
средств и ценностей, исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю (п. 1 ст. 26 Закона об исполнительном производстве).
Розыск должника и розыск его имущества являются частным делом взыскателя 9 , за
исключением некоторых предусмотренных законом обстоятельств (взыскание алиментов, возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, смертью кормильца). Тогда судебный пристав-исполнитель по своей инициативе или по заявлению взыскателя выносит постановление о розыске должника, а также постановление о
розыске имущества должника. По другим видам исполнительных документов взыскатель
может получить помощь со стороны государственных органов по розыску должника и
его имущества при условии, что он авансирует расходы по розыску (ст. 28 Закона об
исполнительном производ- стве).
Розыск должника-гражданина осуществляется органами внутренних дел. Розыск
должника-организации, а также имущества должника (и гражданина, и организации)
осуществляется службой судебных приставов 10 .
9 Что порождает у кредиторов потребность в частном сыске и влечет дополнительные
(и немалые) затраты — услуги частного детектива стоят дорого.
10 Авторское исследование показывает, что в случае вовлечения в истребование долга организованной преступной группы (группировки) она при необходимости решает и розыскные проблемы. Для добывания требуемой информации члены группировки используют связи с другими группировками, неофициальные контакты с
чиновниками органов власти и управления, в том числе с работниками правоохранительных органов, проводят
розыскные мероприятия своими силами, незаконно применяя технические средства, и др.
64
ПРАКТИКА И ОПЫТ
Поэтому некоторые юристы, специализирующиеся на вопросах исполнения судебных
решений, утверждают, что "если взыскатель не обладает достаточными средствами для
финансирования розыска имущества, то... лишается практически всяких надежд на исполнение судебного решения" 11 .
Соглашаясь с этим в целом, необходимо сделать немаловажную оговорку: возможен, а иногда уместен и эффективен самостоятельный розыск, осуществляемый кредитором (взыскателем), его друзьями и родственниками, и кроме того, в некоторых
ситуациях кредитор может получить безвозмездную помощь органов внутренних дел в
розыске не только должника, но и его имущества 12 .
Объявление розыска должника и его имущества — одно из оснований для приостановления производства по делу. Это решение означает перерыв на неопределенный срок,
по истечении которого производство возобновится.
Законодательство устанавливает ряд обстоятельств, при наступлении которых приостановление производства по делу обязательно (предъявление в суд иска об освобождении от ареста имущества должника, смерть должника, утрата им дееспособности и др.), и
ряд обстоятельств, при которых производство может быть приостановлено (нахождение
должника в длительной служебной командировке, на лечении в стационарном лечебном
учреждении, в отпуске за пределами места совершения исполнительных действий 13 и
др.).
Важно и то, что взыскатель может предъявить исполнительный документ для принудительного исполнения лишь в течение ограниченного срока, называемого исполнительной давностью. Так, исполнительные листы, выдаваемые судами общей юрисдикции, и
судебные приказы — в течение трех лет, а исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов арбитражных или третейских судов, — в течение шести месяцев.
Предъявление к исполнению исполнительного документа или частичное исполнение его
требования должником прерывает срок исполнительной давности (ст. 14, 15 Закона об
исполнительном производстве).
Истечение установленного законом срока для данного вида взыскания есть основание
для прекращения исполнительного производства. Кроме того, исполнительное производство прекращается при недостаточности имущества ликвидируемой организации для
удовлетворения требований взыскателя, а также и в иных ситуациях (ст. 23 Закона об
исполнительном производстве).
Следовательно, если должник решит скрываться от кредитора, ему не нужно делать это бесконечно долго, а лишь до истечения срока исполнительной давности.
Среди причин менее выгодной позиции кредитора по отношению к позиции должника и то, что в ходе рассмотрения дела, которое может длиться несколько месяцев, документы, обосновывающие понесенные кредитором убытки, устаревают (не отражают
убытки в полном объеме) вследствие происходящей инфляции, затрат истца на участие в
процессе и иных связанных с этим потерь (упущенная выгода и проч.).
Сгладить эти противоречия призван ряд норм современного законодательства.
Так, ст. 393 ГК РФ предусматривается, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные
неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки включают в себя реальный ущерб и
упущенную выгоду (ст. 15 ГК РФ).
По общему порядку, закрепленному в ст. 393 ГК РФ, при определении убытков принимаются во внимание
цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного
удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было — в
день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков,
принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения. Обстоятельствами, которые упоминает,
11 См.: Орбачевская Т. Порядок исполнения судебных и арбитражных решений // Экономико-правовой
бюллетень, 1997, № 12, с. 23.
12 См.: Скобликов П. А. Указ. соч., с. 59-69.
13 Таким образом, этой нормой должнику предоставлен простой и легальный способ отложить погашение
долга или вовсе избежать этого: совершенно открыто выехать куда-ни-будь для решения служебных или какихлибо личных вопросов (допустим, в Майами или другой зарубежный курорт для отдыха на любой срок, поскольку в законе он не оговорен).
65
ПРАКТИКА И ОПЫТ
но не расшифровывает законодатель, по моему мнению, могут признаваться длительный срок рассмотрения
дела, рост инфляции и другие моменты, определившие рост цен по сравнению с существовавшими в момент
предъявления иска.
Не решенной в законодательстве проблемой является компенсация прямых убытков,
понесенных взыскателем на стадии исполнения судебного решения (связанных, скажем,
с необходимостью розыска должника либо имущества, на которое может быть обращено
взыскание), а также упущенной выгоды. Ведь исполнение обычно занимает несколько
месяцев, а может растянуться и на годы!
В этом отношении положение взыскателя денежных средств выгоднее, чем взыскателя конкретной собственности. Статья 395 ГК РФ определяет, что за пользование чужими
денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за
счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента
на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части 14 . При
взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора,
исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или день
вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер не установлен законом
или договором. Причем если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, превышают сумму процентов, причитающуюся ему на
изложенном выше основании, он вправе требовать от должника возмещения убытков в
части, превышающей эту сумму.
Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы
этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или дого- вором не
установлен для начисления процентов более короткий срок (п. 3 ст. 395 ГК РФ).
Это положение подкрепляет и развивает норма ст. 319 ГК РФ, согласно которой сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства
полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем — проценты, а в оставшейся части — основную
сумму долга.
Полагаем, что обозначенные нормы Гражданского кодекса РФ должны быть конкретизированы в законодательстве об исполнительном производстве. На стадии рассмотрения иска суд может руководствоваться данными нормами в ходе принятия решения об объеме удовлетворения иска на основании материалов дела. Однако порядок реализации этих норм в стадии исполнения — кто принимает решение о перерасчете, на
основании каких документов и т. д. — остается неясным.
В результате попытки взыскателей осуществить индексацию присужденных к выплате сумм при обращении в различные инстанции, вплоть до самых высших, на практике обречены на провал 15 .
Из всего изложенного становится более понятно, почему кредиторы (взыскатели) зачастую прибегают к неправовым средствам для взыскания долгов и каков один из путей
предупреждения криминального решения имущественных споров — совершенствование гражданско-процессуального, административного и уголовного законодательства и целенаправленная корректировка правоприменительной практики.
П. СКОБЛИКОВ,
кандидат юридических наук
14 Согласно ст. 226 ранее действовавшего ГК РСФСР должник, просрочивший исполнение денежного обязательства, также обязан был уплатить за время просрочки некоторые проценты от суммы обязательства. Однако инфляция и ее колебания не принимались законодателем во внимание, так как размер компенсации фиксировался непосредственно в тексте Кодекса и равнялся 3 процентам годовых (если законом или договором не
устанавливалось иное).
15 См., например: Нуждина Н. Как мне 30 копеек вернут? // Российская газета, 1996, 14 февраля.
66
ПРАКТИКА И ОПЫТ
Редакция и автор внимательно рассмотрят замечания, предложения и вопросы
читателей в связи с этой публикацией. Письма и фактический материал по данной
проблеме можно направлять в редакцию или непосредственно автору по адресу:
109144, г. Москва, а/я 9. Контактный тел.: 155-45-45.
67
МНЕНИЯ И СУЖДЕНИЯ
О некоторых проблемах, связанных с признанием
решения общего собрания акционеров недействительным
В соответствии с п. 8 ст. 49 Федерального закона "Об акционерных обществах" 1 (далее
— Закон) акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований этого Закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участия в общем собрании
акционеров или голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены его права и законные интересы.
Таким образом, признать решение общего собрания акционеров недействительным
может только суд. Ни совет директоров (наблюдательный совет), ни исполнительные
органы общества, ни акционеры, каким бы количеством акций общества они ни обладали, ни какой-либо иной орган или должностное лицо не вправе признавать решение общего собрания акционеров недействительным и тем самым лишать его юридической
силы.
На практике бывает, что решения общего собрания акционеров акционерного общества, более половины акций которого находится в федеральной или государственной
собственности, признаются по различным основаниям недействительными и отменяются
органами, осуществляющими права акционера от имени государства. С учетом изложенного такая практика не соответствует закону.
Из содержания п. 8 ст. 49 Закона следует, что для признания судом решения общего
собрания акционеров недействительным необходимо наличие в совокупности следующих условий (назовем их условиями недействительности):
4 решение принято с нарушением Закона, иных правовых актов РФ, устава общества;
4 истец не принимал участия в общем собрании акционеров, решение которого он
обжалует, или принимал участие в собрании, но голосовал против принятия обжалуемого решения;
4 обжалуемым решением нарушены права и законные интересы истца-ак-ционера.
Кроме того, согласно Закону суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в
силе обжалуемое решение даже при наличии всех трех указанных выше условий, если им
будет установлена совокупность следующих фактов, которые назовем реабилитирующими:
4 голосование истца-акционера не могло повлиять на результаты голосования;
4 допущенные нарушения не являются существенными;
4 решение не повлекло причинения убытков данному акционеру.
Следовательно, если будет доказано наличие условий недействительности и отсутствие реабилитирующих фактов, обжалуемое решение должно быть признано недействи1 Собрание
законодательства РФ, 1996, № 1, ст. 1.
МНЕНИЯ И СУЖДЕНИЯ
тельным. Если же наряду с условиями недействительности доказано наличие реабилитирующих фактов, решение общего собрания акционеров может быть признано недействительным 2 .
Проанализируем каждое из условий недействительности решения, принятого общим
собранием акционеров.
1. Решение принято с нарушением требований Закона, иных правовых актов РФ, устава общества.
Формулировка п. 8 ст. 49 Закона означает, что основанием для признания решения
недействительным могут быть как нарушения процедуры созыва и проведения собрания,
так и нарушения, не являющиеся процедурными (например, решение принято при соблюдении всех процедурных требований, но по вопросу, не относящемуся к компетенции общего собрания) 3 .
При рассмотрении этого условия следует остановиться на двух проблемах.
Прежде всего, возникает вопрос, какие именно акты следует понимать под "иными
правовыми актами РФ". Сам Закон содержание этого понятия не раскрывает. Если же
исходить из норм Гражданского кодекса РФ, то правовыми актами РФ являются федеральные законы, указы Президента РФ и постановления Правительства РФ (ст. 3 ГК РФ).
Следовательно, при таком понимании используемого в Законе понятия "правовые акты
РФ" нарушения иных нормативных актов, допущенные при принятии собранием акционеров решения, не могут служить основанием для признания его недействительным.
Однако при внимательном изучении содержания Закона и принятых в соответствии с
ним подзаконных актов можно выявить интересную деталь. Так, ст. 50 Закона предусматривает, что требования к порядку проведения общего собрания путем проведения
заочного голосования (опросным путем) могут быть установлены правовыми актами РФ.
Такие требования были определены Положением о порядке проведения общего собрания
акционеров путем проведения заочного голосования, утвержденным постановлением
Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 20 апреля 1998 года № 8 4 .
Если руководствоваться ГК РФ, то нарушение этого Положения не является основанием для признания решения собрания недействительным, так как постановление ФКЦБ
не может быть отнесено согласно ст. 3 ГК РФ к правовым актам РФ.
Видимо, необходимо признать, что Закон использует понятие "правовые ак- ты РФ"
в более широком значении, чем Гражданский кодекс. Другими словами, Закон включает
в состав правовых актов РФ и нормативные акты министерств и иных федеральных
органов исполнительной власти (иначе — ведомственные акты). Следовательно, с точки
зрения Закона при нарушении ведомственных актов решение общего собрания также
может быть признано недействительным. Это противоречие между Законом, являющимся актом гражданского законодательства, и Гражданским кодексом должно быть устранено.
Другая проблема заключается в том, что Закон (п. 5 ст. 49), с одной стороны, допускает установление порядка ведения общего собрания акционеров во внутренних документах общества, а с другой — не рассматривает нарушение положений этих документов
в качестве условия недействительности решения.
Для устранения этого внутреннего противоречия необходимо либо установить в Законе, что порядок ведения общего собрания акционеров может регулироваться только
уставом (что не совсем удобно, так как объем устава общества в результате существенно
увеличится), либо, что более предпочтительно, предусмотреть, что нарушение внутрен2 Следует отметить, что в литературе существует несколько иная трактовка соотношения условий недействительности и реабилитирующих фактов. — См., например: Эрделевский А. О защите личных неимущественных прав акционеров // Хозяйство и право, 1997, № 6, с. 71.
3 См. пп. 8, 9 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 2 апреля 1997 года № 4/8 "О некоторых
вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" // Хозяйство и право, 1997, № 6,
с. 107-108.
4 Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, 1998, № 2.
69
МНЕНИЯ И СУЖДЕНИЯ
них документов общества, утвержденных в установленном порядке и не противоречащих
нормативно-правовым актам и уставу, также может являться условием признания решения недействительным.
2. Второе обозначенное нами условие недействительности решения общего собрания
состоит из двух частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение:
n акционер, обжалующий решение, не должен был принимать участие в собрании,
решение которого он обжалует, или
n должен был на данном собрании проголосовать против принятия данного решения.
Суть данного условия заключается в том, что акционер обязан осознанно определить
свое отношение к тому или иному вопросу повестки дня собрания. Если это отношение
отрицательное, он должен продемонстрировать предусмотренным Законом способом
свое несогласие с решением, которое предполагается принять. И если акционер был на
собрании и проголосовал за принятие решения или воздержался, его иск о признании
такого решения недействительным не может быть удовлетворен.
Указанная норма должна оцениваться положительно, ибо направлена на защиту акционерного общества от исков недобросовестных акционеров и обеспечение стабильности его деятельности. Однако избранная законодателем формулировка требует определенных комментариев.
Сначала о первой части данного условия. Прежде всего, следует определить, в каком
случае акционер считается принимавшим участие в собрании: когда направил обществу
заполненные бюллетени для голосования (при заочном голосовании); когда зарегистрировался для участия в очном собрании; когда просто присутствовал при проведении собрания, не зарегистрировавшись; или необходимо использовать какой-либо иной критерий.
По мнению автора, акционер должен рассматриваться как участвовавший в собрании,
если принадлежащие ему акции были учтены при определении кворума собрания и (при
проведении собрания в очной форме) он имел реальную возможность именно участвовать в собрании (пройти к месту непосредственного про- ведения собрания, участвовать
в обсуждении вопросов повестки дня, голосовать и т. д.).
Кворум определяется при регистрации акционеров (очное собрание) и (или) при подсчете бюллетеней (заочное голосование). Исходя из этого, должны считаться принявшими участие в собрании акционеры, которые:
зарегистрировались для участия в собрании и имели реальную возможность участвовать в собрании — при очной форме проведения собрания;
в установленном порядке представили в общество бюллетени для заочного голосования — при заочном голосовании.
Доказательствами того, что акционер принимал участие в собрании, будут бюллетени
для заочного голосования или его подпись в списке акционеров, зарегистрировавшихся
для участия в собрании, который обычно ведется акционерными обществами.
Бремя доказывания участия акционера в собрании должно быть возложено на акционерное общество, так как именно в обществе должны храниться бюллетени для заочного
голосования и список зарегистрировавшихся для участия в собрании акционеров. Однако
если акционер утверждает, что ему после регистрации не была предоставлена реальная
возможность участвовать в собрании, он сам должен доказать это.
Исходя из текста закона, не имеет значения, почему акционер отсутствовал на собрании. Но, видимо, это должно учитываться. В Законе необходимо указать примерный
открытый перечень уважительных причин отсутствия, предоставив суду право оценивать
в качестве таковых и другие причины неучастия акционера в голосовании.
Похожим образом вопрос решается в зарубежном законодательстве. Например, Акционерный закон ФРГ предоставляет каждому не явившемуся на собрание акционеру
право оспаривать решение этого собрания, если он неправомерно не был допущен на
собрание либо если собрание было созвано ненадлежащим образом.
70
МНЕНИЯ И СУЖДЕНИЯ
Закон требует, чтобы акционер-истец голосовал против принятия решения, которое
он обжалует. Думается, данная формулировка излишне строга и категорична. На практике возникают ситуации, когда акционера тем или иным способом принуждают голосовать за принятие решения или по крайней мере воздержаться от голосования.
В Законе же нет указания на то, что волеизъявление акционера при голосовании
должно быть добровольным. Видимо, законодатель при этом исходил из того, что добровольность волеизъявления акционера вытекает из нормы ГК РФ об осуществлении физическими и юридическими лицами принадлежащих им прав своей волей и в своем интересе, а голосование согласно Закону — это право акционера. Этим и можно объяснить
отсутствие в Законе специального указания на добровольность голосования. Но поскольку проблема принуждения к голосованию или отказа от голосования все же актуальна,
требование Закона о том, что обязательным условием недействительности решения является голосование истца-акционера против обжалуемого решения, должно быть скорректировано.
До этого судам можно рекомендовать при установлении фактов принуждения к голосованию использовать в порядке аналогии закона некоторые нормы ГК РФ о недействительности сделок, так как между голосованием и сделкой обнаруживается много общего.
Кстати, можно сделать вывод, что судебная практика пошла именно по этому пути. В
пп. 8 и 9 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 2 апреля 1997 года № 4/8
высшие судебные инстанции РФ фактически разграничили не соответствующие закону
решения собраний акционеров на оспоримые и ничтожные и примерно определили основания оспоримости и ничтожности решений.
Аналогию с нормами ГК РФ о недействительности сделок нельзя не заметить, хотя
вряд ли можно утверждать, что решение общего собрания акционеров — это сделка,
совершенная акционерным обществом. Но любое решение общего собрания принимается посредством волеизъявления (голосования) акционеров. И в определенных случаях
оспоримость или ничтожность решения может быть следствием именно оспоримости
или ничтожности волеизъявлений акционеров (вопрос о правовой природе голосования
еще ждет своего разрешения и не является темой настоящей работы) 5 . При доказанности
понуждения к голосованию "за" суд вправе признать такое голосование недействительным 6 , а акционер должен рассматриваться как проголосовавший "против". Однако в
этом случае бремя доказывания понуждения к голосованию должно возлагаться на истца-акционера.
3. Нарушение обжалуемым решением прав и законных интересов истца-ак-ционера.
Формулировку данного условия нельзя признать удачной. Получается, что для признания решения недействительным необходимо установить, что одновременно нарушены и права акционера, и его законные интересы. Но как быть, если в судебном заседании
выясняется, что решение действительно не отвечает интересам акционера, хотя формально его прав не нарушает?
Сложность заключается еще и в следующем. Права и законные интересы — категории, связанные между собой, но не тождественные. Субъективные права, как правило,
указываются в нормативно-правовых актах, а законный интерес выводится из нормативно-правовых актов. Следовательно, окончательное решение о том, было ли нарушение законных интересов акционера, зависит от толкования понятия "законный интерес"
судом. Отсутствие в законодательстве критериев, используя которые можно говорить о
нарушении законного интереса, по всей видимости, связано с соответствующими теоретическими проблемами 7 . Но в любом случае действующая формулировка Закона застав5 О ничтожности и оспоримости решений общих собраний акционеров см. также: Шиткина И. Защита прав
акционеров в локальных нормативных актах акционерного общества // Хозяйство и право, 1997, № 10, с. 103104.
6 Как признается недействительной сделка при наличии условий, предусмотренных ст. 179 ГК РФ.
7 И. Шиткина, например, указывает на то, что в юридической литературе отсутствуют системные исследования категории интереса. — См.: Шиткина И. Указ. соч., с. 97.
71
МНЕНИЯ И СУЖДЕНИЯ
ляет акционера доказывать, что обжалуемым решением одновременно нарушены как его
права, так и законные интересы.
Поэтому в целях устранения указанных сложностей необходимо в п. 8 ст. 49 Закона
выражение "права и законные интересы" заменить выражением "права и (или) законные
интересы". Тогда данная проблема будет отчасти решена.
Реабилитирующие факты также заслуживают внимания. Их три, и они образуют
юридический состав, наличие которого предоставляет суду право, несмотря на доказанность всех условий недействительности решения, все-таки оставить его в силе.
Итак, с учетом всех обстоятельств дела обжалуемое решение может быть оставлено в
силе, если:
голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования;
допущенные нарушения не являются существенными;
решение не повлекло причинения убытков данному акционеру.
Установление первого реабилитирующего факта не представляет особых трудностей.
Для этого необходимо выяснить: количество голосов, принадлежащих акционеру-истцу;
количество голосов, принадлежащих акционерам, принимавшим участие в собрании;
наличие кворума; количество голосов, необходимых согласно Закону или уставу для
принятия обжалуемого решения. Затем путем простых вычислений можно определить,
имело ли голосование данного акционера значение для принятия обжалуемого решения.
Вопрос о том, какие нарушения, допущенные при принятии решения, являются существенными, должен, по всей видимости, выясняться в каждом конкретном случае.
Некоторые существенные нарушения названы в постановлении Пленума ВС РФ и
Пленума ВАС РФ от 2 апреля 1997 года № 4/8. Это принятие решения по вопросу, не
отнесенному к компетенции общего собрания акционера, при отсутствии кворума, по
вопросу, не включенному в установленном порядке в повестку дня. Однако суд вправе с
учетом всех обстоятельств дела признать существенным и любое другое нарушение,
допущенное при принятии обжалуемого решения.
Что касается третьего реабилитирующего факта, то он должен быть исключен. По
общему правилу непосредственно решением общего собрания акционеров убытки акционеру причинены быть не могут 8 . Это утверждение обусловлено спецификой компетенции и особенностями деятельности общего собрания. Не исключено, конечно, что
решение собрания может иметь какую-то связь с действиями (бездействием) общества,
причинившими убытки акционеру. Но в таком случае причинение обществом убытков
акционеру должно служить основанием иска о возмещении этих убытков, а не иска о
признании решения общего собрания недействительным, даже если акционер считает,
что причина его убытков — решение общего собрания акционеров.
Существующая же формулировка заставляет суд во всех делах о признании решения
общего собрания акционеров недействительным обязательно обращаться к вопросу о
том, причинены ли обжалуемым решением истцу-акционеру убытки. Это значительно
удлиняет и осложняет рассмотрение дел.
В заключение хотелось бы затронуть еще несколько проблем.
Одна из них относится к фигуре истца в делах о признании недействительным решения общего собрания акционеров. Она может быть сформулирована в виде следующего
вопроса: имеет ли право лицо, ставшее акционером общества после проведения общего
собрания акционеров, обжаловать решение, принятое таким собранием? На этот вопрос
следует ответить отрицательно. Содержание п. 8 ст. 49 Закона должно толковаться в том
смысле, что лицо, ставшее акционером после проведения собрания, не вправе обжаловать решение, принятое этим собранием.
8 Наверное, единственное исключение — принятие общим собранием акционеров решений о невыплате или
неполной выплате дивидендов, обязанности по выплате и размер которых определены в уставе. В результате
акционер действительно не получает или недополучает то, на что вправе был рассчитывать. Однако говорить о
незаконности таких решений нельзя, ибо возможность их принятия Законом не исключена. Следовательно, в
указанных случаях отсутствует первое условие недействительности решения.
72
МНЕНИЯ И СУЖДЕНИЯ
Если же новый акционер не согласен с решениями, принятыми общим собранием до
того, как он приобрел акции, он при наличии у него достаточного количества голосующих акций может вносить в повестку дня следующих общих собраний вопросы об отмене или изменении этих решений.
С другой стороны, не может выступать истцом и лицо, которое являлось акционером
общества на момент проведения собрания, но перестало им быть к моменту предъявления иска, так как Закон говорит, что обжаловать решение может только акционер.
Таким образом, надлежащим истцом может быть признано только лицо, которое являлось акционером на момент проведения собрания, решение которого оно обжалует, и
остается таковым на момент предъявления иска 9 .
Следующая проблема связана с тем, что Закон предоставляет право обжаловать решение общего собрания любому акционеру общества, независимо от количества принадлежащих ему голосующих акций. Здесь следует указать на определенную непоследовательность Закона. Например, такие не менее важные права, как право вносить вопросы в
повестку дня собрания, выдвигать кандидатов для избрания в органы управления и контроля общества, требовать созыва внеочередного собрания акционеров, обращаться в суд
с иском к членам совета директоров (наблюдательного совета), исполнительным органам
общества о возмещении ими убытков, причиненных обществу, и ряд других прав Закон
предоставляет лишь тем акционерам, которые владеют определенным количеством голосующих акций общества. Право на обжалование решения общего собрания, по моему
мнению, также должно быть обусловлено наличием у акционера определенного процента
голосующих акций (например, не менее одного процента от их общего количества).
Показательно, что зарубежные исследователи также обращают внимание на данную
проблему. Например, немецкий правовед У. Зайберт, характеризуя Акционерный закон
ФРГ, пишет: "Неправильные решения общего собрания акционеров могут быть отменены при помощи исков об оспаривании действительности соответствующего решения.
Предъявить такой иск может любой акционер, владеющий хотя бы одной акцией. Таким
образом, мелкому акционеру предоставляется влиятельный правовой статус. Этот статус,
с одной стороны, считается существенным достижением в области защиты интересов
меньшинства, с другой же стороны, вызывает критику как источник злоупотреблений и
вымогательных исков. В этом вопросе необходимо найти компромисс между защитой
мелких акционеров и интересами большинства и общества в целом" 10 .
К числу существенных недостатков Закона следует отнести отсутствие в нем указания на срок, в течение которого решение общего собрания акционеров может быть обжаловано в суд. В Законе должен быть предусмотрен сокращенный срок обжалования решений — руководствоваться общим сроком исковой давности в таких случаях вряд ли
целесообразно. Необходимо отметить, что в Федеральном законе от 8 февраля 1998 года
№ 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", регулирующем сходные
отношения, такой срок и определенные особенности его исчисления установлены 11 .
А. САВИКОВ,
аспирант Российской правовой академии
Министерства юстиции РФ
9 Правда, в этой связи возникает вопрос: как должен поступить суд, если надлежащий истец после предъявления иска, но до вынесения решения перестает быть акционером, то есть допустимо ли в таком случае процессуальное правопреемство? Вопрос интересный и заслуживает отдельного исследования.
10 См.: Зайберт У. Законодательство ФРГ об обществах, основанных на объединении капиталов (акционерное общество и общество с ограниченной ответственностью). Основы немецкого торгового и хозяйственного
права. — М.: Изд-во "БЕК", 1995, с. 46.
11 Собрание законодательства РФ, 1998, № 7, ст. 785.
73
МНЕНИЯ И СУЖДЕНИЯ
74
РЕКЛАМА
КОНСУЛЬТАЦИЯ
ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ЗА НАРУШЕНИЕ АВТОРСКОГО ПРАВА ИЛИ
СМЕЖНЫХ ПРАВ
Под "нарушением авторского права или смежных прав", если говорить, например, о шоу-бизнесе, прежде всего следует понимать незаконную предпринимательскую деятельность, включающую в себя бездоговорное использование объектов авторского права и (или) смежных прав путем:
воспроизведения, распространения, переработки или импорта музыкальных и иных
произведений на аудио-, видео- и других носителях;
записи и (или) воспроизведения исполнений на аудио- и видеоносителях;
воспроизведения, распространения, переработки и импорта фонограмм;
публичного исполнения произведений на концертах, шоу-представлениях, презентациях, в ночных клубах и иных общественных местах;
передачи в эфир или сообщения для всеобщего сведения по кабелю музыкальных, аудиовизуальных и иных произведений, исполнений (как "живых", так и в записи), передач
организаций эфирного или кабельного вещания;
другими способами.
Нарушения авторского права не происходит, если не соблюдены условия авторского договора (договора о передаче смежных прав). В таких случаях ответственность наступает только за нарушение обязательств в виде возмещения
убытков и (или) выплаты неустойки, если это предусмотрено законом или договором (ст. 34 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" 1 , ст. 393 ГК
РФ).
О целесообразности применения мер
гражданско-правового характера
Следует отметить, что подача иска в суд общей юрисдикции или арбитражный суд имеет смысл только в отношении "легального" пирата, то есть фирмы,
которая официально зарегистрирована, имеет постоянное местонахождение, действующий счет в банке и имущество, и если она допустила бездоговорное использование чужой интеллектуальной соб- ственности либо в силу незнания законодательства, либо по другой причине. В противном случае обращение в суд
положительных результатов не даст, а принесет заявителю лишь одни убытки
1 Закон РФ от 9 июля 1993 года № 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (далее — Закон об авторском праве) // Ведомости СНД РФ и ВС РФ, 1993, № 32, ст. 1242. Федеральным законом от 19 июля 1995
года № 110-ФЗ в настоящий Закон были внесены изменения.
КОНСУЛЬТАЦИЯ
(потеря рабочего времени, расходы на уплату госпошлины, адвоката, проведение
экспертиз и др.).
Способы защиты нарушенных прав
Закон об авторском праве наделяет автора, артиста-исполнителя, производителя фонограмм или любого другого правообладателя, а также их правопреемников значительными полномочиями.
Прежде всего необходимо отметить, что под "правообладателем" следует понимать как обладателя исключительных имущественных прав (прав на использование объектов авторского права или смежных прав), так и обладателя исключительных личных неимущественных прав (пра во авторства, право на имя автора,
право на имя артиста-исполнителя, другие права).
Какие же права предоставлены Законом правообладателю?
В соответствии с п. 1 ст. 49 Закона об авторском праве обладатель исключительных авторских или смежных прав (правообладатель) вправе требовать от
нарушителя:
4 признания права;
4 восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и прекращения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушению;
4 возмещения убытков, включая упущенную выгоду;
4 взыскания дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения авторских или смежных прав, вместо возмещения убытков;
4 выплаты компенсации в сумме от 10 до 50 000 минимальных размеров оплаты труда, определяемой по усмотрению суда или арбитражного суда, вместо
возмещения убытков или взыскания доходов;
4 принятия иных предусмотренных законодательными актами мер, связанных
с защитой его прав.
Остановимся на каждом способе защиты нарушенного права по отдельности.
Признание права
Данный способ защиты дает правообладателю (в зависимости от объекта
прав) возможность в судебном порядке добиваться признания его:
автором музыкального, аудиовизуального или иного произведения; изготовителем аудиовизуального произведения (музыкального видеоклипа или фильма);
обладателем исключительных авторских прав на произведение; изготовителем (производителем) фонограммы;
обладателем исключительных смежных прав на исполнение или фонограмму;
обладателем исключительных смежных прав на передачу организации эфирного или кабельного вощения;
других прав.
Проиллюстрируем данное право на конкретном примере.
Артист-исполнитель передал одной из звукозаписывающих фирм исключительное право на запись исполнения своего нового музыкального альбома (по
договору в соответствии с п. 7 ст. 37 Закона об авторском праве). Затем между
артистом-исполнителем и фирмой появились разногласия и артист заключает
договор на передачу аналогичных прав с другой звукозаписывающей фирмой.
Что может сделать первая фирма?
Она вправе подать иск на артиста-исполнителя в суд общей юрисдикции и поставить три вопроса:
77
КОНСУЛЬТАЦИЯ
о признании сделки между артистом-исполнителем и второй фирмой недействительной (то есть не порождающей каких-либо правовых последствий);
о признании ее исключительных смежных прав на запись исполнения;
о запрещении артисту-исполнителю и второй фирме осуществлять запись исполнения; если же запись исполнения уже произведена, то правомерно будет
выставление требования о запрещении тиражирования такой записи как созданной с нарушением смежных прав первой фирмы; если тираж аудионосителей
уже изготовлен, можно требовать его конфискации и уничтожения или передачи
в собственность правообладателю.
Следует отметить, что третье требование предусмотрено подп. 2 п. 1 ст. 49
Закона об авторском праве. Остановимся на нем.
Восстановление положения, существовавшего до нарушения права,
и прекращение действий, нарушающих право
или создающих угрозу его нарушению
Проиллюстрируем этот способ защиты нарушенного права еще на одном примере.
На выпущенном компакт-диске или аудиокассете не было указано или неправильно указано имя автора или артиста-исполнителя. В этом случае лицо, чьи
права были нарушены, вправе требовать от звукозаписывающей фирмы публикации в средствах массовой информации сообщениия о допущенном нарушении
его личных неимущественных прав.
Возвращаясь же к контрафактным тиражам аудионосителей, необходимо отметить, что при наличии достаточных данных о нарушении авторских или смежных прав суд или судья единолично в целях обеспечения иска обязаны принять
меры для розыска и наложения ареста на экземпляры произведений или фонограмм, в отношении которых предполагается, что они являются контрафактными, то есть изготовленными без договора с правообладателем (абз. 2 п. 2 ст. 50
Закона об авторском праве). Нужно отметить, что реализация данного положения
Закона в рамках гражданского дела весьма затруднительна и истцу следует полагаться только на свои силы (например, наняв частного детектива).
Возмещение убытков, включая упущенную выгоду
В соответствии со ст. 15 ГК РФ под убытками следует понимать расходы, которые правообладатель произведет для восстановления нарушенного права (оплата госпошлины и услуг адвоката, затраты на проведение экспертиз, оплата за
вывоз и хранение контрафактного тиража и др.), а также неполученные доходы,
которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота,
если бы его право не было нарушено (имеется в виду вознаграждение, которое
могло быть получено правообладателем в соответствии с условиями авторского
договора или договора о передаче прав на использование исполнения или фонограммы).
При этом установлено, что, если нарушителем были получены доходы (например, от продажи контрафактного тиража компакт-дисков), правообладатель
вправе требовать возмещения упущен-ной выгоды в размере не меньшем, чем
такие доходы (абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ) 2 .
2 Хочу отметить, что данный способ защиты нарушенного права не получил широкого распространения в
судебной практике в связи со сложностью доказывания размера понесенных правообладателем убытков и
размера полученного нарушителем дохода.
78
КОНСУЛЬТАЦИЯ
Взыскание дохода, полученного нарушителем вследствие нарушения авторских или смежных
прав, вместо возмещения убытков
В связи с принятием части первой Гражданского кодекса РФ указанный способ в настоящее время фактически дублирует предыдущий способ защиты нарушенных авторских или (и) смежных прав.
Тем не менее необходимо отметить, что под "доходом" следует понимать все
денежные суммы, прямо или косвенно полученные нарушителем от эксплуатации авторских или смежных прав.
При этом нельзя путать понятия "доход" и "прибыль". Как известно, прибыль
организации равняется доходу за вычетом издержек. Поэтому не случайно при
принятии в 1993 году Закона об авторском праве текст п. 3 ст. 31 проекта Закона
("Вознаграждение в авторском договоре определяется в виде процента от прибыли...") был изменен: вместо понятия "прибыль" было введено понятие "доход".
Сделано это исключительно в интересах авторов и других правообладателей:
доход организацией будет получен в любом случае (даже при условии продажи
продукции ниже себестоимости), а вот прибыли может и не быть.
Требование о взыскании всего незаконно полученного дохода, так же как и о
возмещении убытков, применяется на практике крайне редко в связи со сложностью документального подтверждения полученных нарушителем сумм, а также в
связи с тем, что часть расчетов между изготовителем и распространителем продукции не документируется.
Выплата компенсации в сумме от 10 до 50 000 минимальных размеров оплаты труда, определяемой по усмотрению суда или арбитражного суда, вместо возмещения убытков или взыскания доходов
Рассматриваемый способ защиты нарушенных прав является наиболее универсальным и эффективным в борьбе с интеллектуальным пиратством. Для обоснования в решении размера взыскиваемой компенсации суду не требуются какие-либо документы, подтверждающие тиражи незаконно изготовленных носителей и доход, полученный нарушителем от их реализации, а также авторские
договоры или договоры на передачу смежных прав. Кроме того, данная норма
Закона применяется вне зависимости от причинения правообладателю убытков
(например, в случае нарушения исключительного права на имя автора или артиста-исполнителя, не повлекшего причинения убытков).
Суд должен исходить из характера нарушения и степени вины нарушителя.
Если, например, звукозаписывающая фирма, имеющая лицензию РАО на тиражирование звуконосителей и регулярно выплачивающая авторский гонорар по
такой лицензии, по какой-либо причине своевременно надлежащим образом не
оформила заявку, у суда должен быть один подход. И совсем по-иному следует
относиться к звукозаписывающей фирме, не имеющей лицензий РАО и длительное время реализующей контрафактные тиражи носителей.
Кроме того, суд должен учитывать, что предпринимал нарушитель для урегулирования конфликтной ситуации: признавал ли он факт нарушения, хотел ли
сгладить вину, предложив, например, возместить хотя бы убытки, либо он не
вступал ни в какие переговоры и продолжал изготавливать и продавать контрафактные тиражи, получая незаконные доходы.
79
КОНСУЛЬТАЦИЯ
Также при определении размера компенсации суду в некоторых случаях можно исходить из личности автора или артиста-исполнителя, из популярности той
или иной незаконно протиражированной песни. Но когда речь идет о пиратском
тиражировании большого количества произведений, такое сравнение нежелательно и в принципе невозможно.
При определении примерного количества незаконно изготовленных носителей и размера противоправно полученного дохода суду необходимо исходить из
потенциальных экономических возможностей нарушителя (крупная звукозаписывающая или издательская фирма или предприниматель без образования юридического лица).
Кроме того, суду следует иметь в виду, что минимальный коммерческий тираж компакт-дисков не может быть менее 1000–3000 экземпляров, а аудиокассет
— не менее 30 000–50 000 экземпляров, так как иначе не окупятся затраты на
полиграфию и другие расходы.
Но надо учитывать и то, что представленные нарушителем в суд документы о
небольших тиражах носителей могут не отражать реального положения дел по
ряду самых различных причин.
В заключение необходимо отметить, что даже за один незаконно изготовленный аудионоситель (например, ДАТ-кассету или бытовую аудиокассету) с записью даже одной песни истец вправе ставить в суде вопрос о взыскании в его
пользу компенсации в сумме от 10 до 50 000 минимальных размеров оплаты труда. А суд, в свою очередь, не вправе будет взыскать с нарушителя менее 10 и
более 50 000 минимальных размеров оплаты труда.
Принятие иных предусмотренных законодательными актами мер,
связанных с защитой прав правообладателя
Если говорить о правоотношениях в области авторского права и смежных
прав, можно выделить такой способ защиты, как компенсация морального вреда
(ст. 12, 150–152, 1099–1101 ГК РФ).
К данному способу защиты нарушенного права (наряду с предусмотренными
в ст. 49 Закона об авторском праве) могут прибегнуть только авторы или артисты-исполнители и только в случае нарушения их личных неимущественных
прав (право авторства, право на имя и др.).
При этом лицо, права которого нарушены, должно доказать:
факт нарушения его авторских или смежных прав;
факт причинения ему физических или нравственных страданий (например,
справкой из лечебного учреждения, письменным заключением специалиста, другим образом);
наличие причинной связи между действиями нарушителя (например, неуказанием или неправильным указанием имени артиста-исполнителя в афише сборного концерта) и наступившими для него вредными последствиями (в виде физических или нравственных страданий).
Компенсация морального вреда возмещается в денежной форме (п. 1 ст. 1101
ГК РФ) независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (п. 3
ст. 1099 ГК РФ).
Обосновывая заявленную в исковом заявлении сумму компенсации, автор или
артист-исполнитель должен объяснить суду, как указанная сумма сможет ком-
80
КОНСУЛЬТАЦИЯ
пенсировать причиненный ему вред (можно указать, например, что деньги будут
потрачены на покупку туристической путевки за рубеж, ибо комфортабельный
отдых поможет забыть о допущенном ответчиком правонарушении; или что
деньги пойдут на выпуск брошюры о творческой деятельности данного лица). В
противном случае многотысячная сумма компенсации будет выглядеть явно надуманной, и суд скорее всего вынесет решение о взыскании с ответчика весьма
незначительной суммы (что подтверждается судебной практикой по делам о возмещении морального вреда).
О применении к нарушителю
одновременно нескольких мер
Из конструкции ст. 49 Закона прямо вытекает, что один из способов защиты,
предусмотренный в подп. 3–5 п. 1 (взыскание убытков, либо всего дохода, либо
компенсации), может применяться одновременно со способами защиты, предусмотренными в подп. 1–2 того же пункта. Правомерным при этом будет выставление требования о взыскании с нарушителя и морального вреда.
И. СИЛОНОВ,
гл. специалист договорно-правового управления
Российского авторского общества
s s s
ВОПРОСЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ
И ИНТЕРЕСОВ МЕЛКИХ АКЦИОНЕРОВ
В результате приватизации государственных и муниципальных унитарных предприятий и организаций в стране сложился многомиллионный слой так называемых мелких акционеров — работников этих предприятий и организаций. Каждый из акционеров владеет весьма незначительным количеством акций, что не
позволяет им в одиночку влиять на принятие общим собранием акционеров решений, формирование органов управления акционерного общества.
Принимаемые крупными инвесторами решения (о реорганизации общества,
увеличении капитала, продаже пакетов акций и т. д.) нередко ущемляют интересы мелких акционеров. Например, дополнительная эмиссия акций приводит, как
правило, к уменьшению размеров дивидендов, приходящихся на одну акцию, а
это прямо затрагивает интересы мелких акционеров.
Мелкие акционеры, являющиеся одновременно работниками общества, заинтересованы в основном в стабильной и высокой зарплате, получении различных
социальных льгот, тогда как крупных инвесторов интересуют дивиденды. Однако размеры дивидендов и фонда потребления работников, — величины, находящиеся в обратной зависимости: чем больше фонд потребления, тем меньше дивиденды, и наоборот.
Поэтому политика органов государственной власти и муниципальных образований, направленная на продажу пакетов акций акционерных обществ, преобразованных из государственных и муниципальных унитарных предприятий, круп-
81
КОНСУЛЬТАЦИЯ
ным инвесторам (часто иностранным), не может не вызывать у работниковакционеров чувства озабоченности. Это в полной мере относится и к руководящим работникам акционерных обществ, поскольку для них весьма вероятна потеря рабочих мест после того, как большинство акций перейдет в собственность
новых владельцев.
Здесь интересы работников-акционеров и руководителей, также являющихся,
как правило, акционерами, совпадают: они заинтересованы в том, чтобы обезопасить общество от его поглощения крупными компаниями.
В этих целях всем акционерам целесообразно полностью использовать заложенные в Федеральном законе "Об акционерных обществах" 1 (далее — Закон)
возможности противодействовать крупным инвесторам.
Права акционеров
Права акционера (акционеров) можно изложить для удобства в виде схемы,
чтобы акционеру не перечитывать многие статьи Закона, обращаться к иным
актам. Каждая последующая группа акционеров обладает теми же правами, что и
предыдущая, а кроме того, дополнительными правами по мере роста количества
принадлежащих ей акций.
Вклад
в уставный
Право акционера на:
капитал
•
получение информации о включении его в список акционеров, имею1 акция
•
•
•
•
•
•
щих право на участие в общем собрании акционеров;
получение информации о проведении общего собрания акционеров
и ознакомление с материалами к этому собранию (ст. 52 Закона);
один голос на общем собрании акционеров 2 (ст. 31 Закона);
информацию о принятых общим собранием акционеров решениях
и итогах голосования по вопросам его повестки дня (ст. 49 Закона);
получение дивидендов при их объявлении (ст. 42 Закона);
подтверждение права на его акции путем получения выписки из реестра акционеров (ст. 46 Закона), а также о процентном соотношении общего количества принадлежащих ему акций к уставному капиталу общества и общему количеству акций данной категории (типа)
(п. 7.9.1 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных
бумаг, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по
рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 года № 27 3 );
доступ к документам общества, предусмотренным п. 1 ст. 89 Закона
(ст. 91 Закона):
— устав общества, изменения и дополнения, внесенные в устав общества, зарегистрированные в установленном порядке; решение о создании общества, свидетельство о государственной регистрации общества;
— документы, подтверждающие права общества на имущество, находящееся на его балансе;
— внутренние документы общества, утверждаемые общим собранием
акционеров и иными органами управления общества;
— положение о филиале или представительстве общества;
— годовой финансовый отчет;
— проспект эмиссии акций общества;
— документы финансовой отчетности, представляемые в соответст-
1 Собрание
законодательства РФ, 1996, № 1, ст. 1; № 25, ст. 2956; 1999, № 22, ст. 2672.
привилегированных акции получают право участвовать в работе общего собрания акционеров
с правом голоса в порядке, предусмотренном ст. 32 Закона.
3 Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, 1997, № 7.
2 Владельцы
82
КОНСУЛЬТАЦИЯ
•
•
1%
•
1 % + 1 акция
•
2%
•
10 %
•
•
•
25 % + 1 акция
•
30 %
•
50 % + 1 акция
•
вующие органы;
— протоколы общих собраний акционеров, заседаний совета директоров (наблюдательного совета), ревизионной комиссии (ревизора) общества;
— списки аффилированных лиц общества с указанием количества и категории (типа) принадлежащих им акций;
— заключения ревизионной комиссии (ревизора), аудитора общества,
государственных и муниципальных органов финансового контроля;
— иные документы, предусмотренные ФЗ "Об акционерных обществах", уставом, внутренними документами, решениями общего собрания
акционеров, совета директоров (наблюдательного совета), органов
управления общества, а также документы, предусмотренные правовыми актами Российской Федерации 4 ;
часть имущества общества при его ликвидации (ст. 23 Закона);
обжалование в суд решения общего собрания акционеров (ст. 49 Закона).
обращение в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного
совета), директору (генеральному директору), члену правления (дирекции), а равно к управляющей организации или управляющему о
возмещении убытков, причиненных обществу (ст. 71 Закона).
получение данных из реестра акционеров об именах (полном наименовании) владельцев, количестве, категории (типе) и номинальной стоимости принадлежащих им акций (п. 7.9.1 Положения о ведении реестра
владельцев именных ценных бумаг).
внесение не более двух предложений в повестку дня годового общего
собрания акционеров; выдвижение кандидатов в совет директоров (наблюдательный совет) и ревизионную комиссию (ревизора) общества
(ст. 53 Закона).
созыв внеочередного общего собрания акционеров (ст. 55 Закона) и
получение данных об имени (наименовании) зарегистрированных в
реестре акционеров владельцев акций, количестве, типе, номинальной
стоимости принадлежащих им акций (включая полученные от номинальных держателей акций сведения об акционерах, в интересах которых они владеют акциями), а также адреса для направления им уведомлений по состоянию реестра на дату, указанную лицами, требующими созыва собрания (п. 5 Указа Президента РФ от 18 августа 1996
года № 1210 "О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера");
требование о проверке (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности общества (ст. 85 Закона);
ознакомление со списком акционеров, имеющих право на участие в
общем собрании акционеров (ст. 51 Закона).
блокирование решений общего собрания акционеров по вопросам
внесения изменений и дополнений в устав общества, утверждения устава в новой редакции; реорганизации общества; ликвидации общества, назначения ликвидационной комиссии и утверждения промежуточного и окончательного ликвидационных балансов; определения предельного размера объявленных акций; совершение крупных сделок в
случаях, предусмотренных ст. 79 Закона (ст. 49 Закона).
проведение нового общего собрания акционеров, созванного взамен
несостоявшегося (ст. 58 Закона).
принятие решений на общем собрании акционеров, за исключением
случаев, когда для принятия решений требуется квалифицированное
4 Согласно п. 2 ст. 91 Закона по требованию акционера общество обязано предоставить ему за плату копии
документов, указанных п. 1 ст. 89, и иных документов общества, предусмотренных правовыми актами Российской Федерации. Размер платы устанавливается обществом и не может превышать стоимости расходов на
изготовление копий документов и оплаты расходов, связанных с направлением документов по почте.
83
КОНСУЛЬТАЦИЯ
75 %
•
большинство голосов (ст. 49 Закона).
полный контроль над обществом, в том числе принятие решений о
внесении изменений в устав, принятие его в новой редакции; о реорганизации и ликвидации общества, заключении крупных сделок (ст. 49
Закона).
Как видим, обладание различным количеством акций предоставляет акционеру различные права. Чтобы усилить степень влияния акционера на дела общества, мелким акционерам целесообразно консолидировать свои акции, передавая их
номинальным держателям акций или представителям акционеров, которые,
участвуя в общих собраниях, выполняют волю своих доверителей.
Номинальный держатель — профессиональный участник рынка ценных
бумаг, который является держателем ценных бумаг (акций) от своего имени, но в
интересах другого лица (акционера), не являясь владельцем этих ценных бумаг
(акций). Права номинального держателя возникают в силу договора с собственником акций. Номинальный держатель регистрируется в системе ведения реестра
акционеров вместо правообладателя (акционера) по его поручению и в его (акционера) интересах. Перед реестродержателем номинальный держатель выступает в качестве доверенного лица акционера-правообладателя.
Номинальный держатель в отношении акций, держателем которых он является в интересах акционера, обязан:
совершать все необходимые действия, направленные на обеспечение получения акционером всех выплат, которые ему причитаются по этим акциям;
осуществлять сделки и операции с акциями исключительно по поручению лица, в интересах которого он является их номинальным держателем, и в соответствии с договором, заключенным с этим лицом.
Представитель акционера, в отличие от номинального держателя акций,
имеет право лишь на участие с правом голоса в общем собрании акционеров по
поручению акционера на основе выданной ему акционером доверенности.
Доверенность на голосование должна содержать сведения о представляемом
(акционере) и представителе (имя или наименование, место жительства или место нахождения, паспортные данные) и быть оформлена в соответствии с требованиями пп. 4 и 5 ст. 185 ГК РФ или заверена нотариально (п. 1 ст. 57 Закона).
Следует особо подчеркнуть, что обычным стало явление, когда к участию в
работе общего собрания акционеров допускаются лишь те представители, которые предъявляют нотариально заверенные доверенности. Это неверно. Согласно
п. 4 ст. 185 ГК РФ доверенность может быть удостоверена организацией, в которой доверитель работает или учится, жилищно-эксплуатационной организацией
по месту его жительства и администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на излечении.
Так как акционером может быть не только физическое, но и юридическое лицо, доверенность от его имени выдается за подписью руководителя или иного
лица, уполномоченного на это его учредительными документами, с приложением
печати этой организации.
Защита интересов акционеров и устав общества
Консолидированные усилия акционеров, заинтересованных в защите своих
интересов от посягательств сторонних инвесторов, должны быть также направлены, пока есть такая возможность, на закрепление в уставах обществ положений
Закона, препятствующих их поглощению. В этой связи отметим, что согласно
84
КОНСУЛЬТАЦИЯ
ст. 48 Закона внесение изменений и дополнений в устав общества, утверждение
устава в новой редакции относятся к исключительной компетенции общего собрания акционеров.
Далее приводятся положения Закона, которые могут быть использованы для
предотвращения потери контроля либо усиления контроля работниковакционеров, иных мелких акционеров над обществом.
I. Уставом общества могут быть установлены ограничения количества акций,
принадлежащих одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости, а
также максимального числа голосов, предоставляемых одному акционеру (ст. 11
Закона).
Уставом общества могут быть определены количество и номинальная стоимость акций, которые общество вправе размещать дополнительно к размещенным акциям (объявленные акции), а также порядок и условия размещения обществом объявленных акций. Дополнительные акции размещаются обществом
только в пределах количества объявленных акций, установленных уставом общества (ст. 27 Закона).
Решение об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций в пределах количества объявленных акций может быть принято советом директоров (наблюдательным советом) общества, если в соответствии с уставом общества или решением общего собрания акционеров ему принадлежит
право принятия такого решения (ст. 28 За- кона).
Приведенные выше положения Закона дают возможность эффективной защиты общества от установления над ним контроля.
1. Уставом может быть ограничено количество акций, принадлежащих одному акционеру (физическому и юридическому лицу), а также их суммарная номинальная стоимость, максимальное число голосов, предоставляемых одному акционеру.
2. Если уставом будет предусмотрено, что решение о выпуске дополнительных акций, которые могут попасть в руки новых владельцев, принимается только
общим собранием, акционеры смогут контролировать этот процесс.
II. Если общество все же осуществило выпуск дополнительных акций, то при
помощи устава возможно сделать так, чтобы все или хотя бы большинство из них
были распределены внутри общества.
1. В этих целях может быть использован способ размещения дополнительных
акций — открытая или закрытая подписка (п. 1 ст. 39 Закона). Следует отдать
предпочтение закрытой подписке, когда акции распределяются среди определенного круга физических и юридических лиц, о которых заведомо известно, что
они не в состоянии взять общество под свой контроль.
При этом необходимо учесть положения абз. 1 и 2 п. 4 ст. 5 Федерального закона от 5 марта 1999 года № 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" 5 :
решение о размещении посредством закрытой подписки акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, принимается только общим собранием голосов,
если необходимость большего числа голосов для принятия этого решения не
предусмотрена уставом акционерного общества;
5 Собрание
законодательства РФ, 1999, № 10, ст. 1163.
85
КОНСУЛЬТАЦИЯ
акционерное общество по требованию акционеров, голосовавших против или
не принимавших участия в голосовании при решении указанного вопроса, обязано выкупить у них акции в соответствии со ст. 72, 73, 75, 76 Закона.
Эти требования не распространяются на размещение только среди акционеров
посредством закрытой подписки акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, если акционеры имеют возможность приобрести их пропорционально количеству принадлежащих им акций.
В связи с изложенным претерпевают соответствующие изменения положения
п. 6 ст. 65 Закона "Компетенция совета директоров (наблюдательного совета)
общества", согласно которому к исключительной компетенции совета относится
увеличение уставного капитала общества путем размещения обществом акций в
пределах количества и категории (типа) объявленных акций, если в соответствии
с уставом общества или решением общего собрания акционеров такое право ему
предоставлено.
Согласно п. 7 ст. 65 Закона к исключительной компетенции совета директоров
относится размещение обществом облигаций и иных ценных бумаг, если иное не
предусмотрено уставом общества.
Теперь, если речь идет о размещении по закрытой подписке ценных бумаг,
конвертируемых в акции, решение вправе принять только общее собрание акционеров большинством в две трети голосов, если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом общества.
2. Согласно ст. 35 Закона уставом общества может быть предусмотрено формирование из чистой прибыли специального фонда акционирования работников
общества. Его средства расходуются исключительно на приобретение акций общества, продаваемых акционерами этого общества, для последующего размещения его работникам.
Формирование этого фонда и размещение акций среди работников — эффективное средство сохранения контроля над обществом. К тому же все вновь поступающие в общество работники становятся со временем его акционерами, что
обеспечивает социальную однородность персонала: все работники объединяются
общими интересами не только в области труда, но и участия в собственности.
3. Согласно ст. 40 Закона в случае размещения обществом посредством открытой подписки голосующих акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, с
их оплатой деньгами уставом общества может быть предусмотрено, что акционеры — владельцы голосующих акций имеют преимущественное право приобретения этих акций в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих
им голосующих акций общества.
Распределение акций при открытой подписке среди своих акционеров также
может служить средством защиты акционерного общества от приобретения этих
акций сторонними инвесторами.
III. В целях защиты интересов акционеров и общества в целом от перехода
его акций в собственность крупных инвесторов целесообразно использовать возможности общего собрания акционеров таким образом, чтобы на решение собрания могли оказать влияние как можно больше акционеров.
1. Руководствуясь ст. 49 Закона, целесообразно предусмотреть в уставе, что
все вопросы, связанные с выпуском и обращением акций общества, должны решаться общим собранием акционеров квалифицированным большинством голосов или единогласно. Заметим, что по вопросу определения предельного размера
объявленных акций (п. 5 ст. 48) решение принимается большинством в три чет-
86
КОНСУЛЬТАЦИЯ
верти голосов акционеров — владельцев голосующих акций, принимающих участие в собрании.
2. Согласно ст. 64 Закона в обществе с числом акционеров — владельцев голосующих акций менее пятидесяти устав общества может предусматривать, что
функции совета директоров осуществляет общее собрание акционеров.
3. В соответствии со ст. 32 Закона устав общества может предусматривать
право голоса по привилегированным акциям определенного типа, если уставом
предусмотрена конвертация акций этого типа в обыкновенные акции. Кроме этого, в уставе общества могут быть определены возможности и условия конвертации привилегированных акций определенного типа в обыкновенные акции.
Эти положения означают, что, внеся соответствующие записи в устав общества, можно предоставить право голоса на общем собрании акционеров тем из них,
которые ранее правом голоса не обладали (владельцы привилегированных акций).
4. Согласно ст. 66 Закона выборы членов совета директоров общества с числом акционеров — владельцев обыкновенных акций более одной тысячи осуществляются так называемым кумулятивным голосованием, при котором сравнительно небольшие группы акционеров получают возможность избрать часть членов совета директоров. В обществах с числом акционеров — владельцев обыкновенных акций менее одной тысячи кумулятивное голосование может осуществляться, если это предусмотрено уставом общества.
IV. В тех случаях, когда приобретение акций общества сторонними инвесторами по каким-либо причинам невыгодно для общества, можно воспользоваться
положениями ст. 29 и 72 Закона — выкупить эти акции у желающих продать
свои акции акционеров, а также погасить акции, которые находятся на балансе
общества.
Согласно ст. 29 Закона уставный капитал общества может быть уменьшен путем сокращения общего количества акций, в том числе путем приобретения и
погашения части акций, в случаях, указанных Законом, если такая возможность
закреплена в уставе общества. Согласно же ст. 72 Закона общество вправе приобретать размещенные им акции по решению совета директоров (наблюдательного совета), если иное не предусмотрено Законом и уставом общества.
V. В целях защиты интересов общества целесообразно также принять меры по
укреплению состава совета директоров, ориентации его деятельности на защиту
этих интересов, имея в виду, что члены совета избираются сроком всего на один
год и не только из числа акционеров общества.
Для этого можно воспользоваться положениями ряда статей Закона.
Статья 66
требования, предъявляемые к лицам, избираемым в состав совета директоров
(наблюдательного совета) общества, могут устанавливаться уставом общества
или внутренним документом, утвержденным общим собранием акционеров;
количественный состав совета директоров (наблюдательного совета) общества определяется уставом общества или решением общего собрания акционеров.
Статья 67
председатель совета директоров (наблюдательного совета) избирается его
членами из их числа большинством голосов от общего числа членов совета, если
иное не предусмотрено уставом общества. Это означает, в частности, что председатель совета может избираться общим собранием акционеров;
87
КОНСУЛЬТАЦИЯ
председатель совета директоров (наблюдательного совета) председательствует на общем собрании акционеров, если иное не предусмотрено уставом общества. Это, в свою очередь, означает, что руководить проведением общего собрания
акционеров может какой-то иной орган, если влияние председателя совета на
участников собрания не в интересах акционеров.
Статья 68
порядок созыва и проведения заседаний совета директоров (наблюдательного
совета) определяется уставом или внутренним документом общества;
уставом общества может быть предусмотрено право решающего голоса председателя при принятии советом директоров (наблюдательным советом) решений
в случае равенства голосов его членов.
Подводя итог, меры по укреплению позиций основной массы акционеров в
целом можно охарактеризовать как защитные. В случае их успешного проведения укрепляются позиции общества на рынке ценных бумаг, а значит, и на рынке
товаров и услуг. В результате повышается, при прочих равных условиях, конкурентоспособность общества, растут его до- ходы.
Право акционеров — владельцев
привилегированных акций участвовать с правом голоса в общем собрании акционеров
При приватизации государственных и муниципальных унитарных предприятий и организаций многие из них были преобразованы в акционерные общества
по так называемому первому варианту предоставления льгот работникам. Это
означало, что всем работникам выдавались безвозмездно привилегированные
акции. Их номинальная стоимость составляла 25 процентов уставного капитала
акционерного общества. Следовательно, общая численность работников — акционеров (теперь и пенсионеров), владеющих привилегированными акциями,
исчисляется миллионами.
Особенность привилегированных акций (ст. 32 Закона) заключается в том, что
их владельцы не имеют права голоса на общем собрании акционеров, если иное
не установлено Законом или уставом общества для определенного типа привилегированных акций общества.
Такое ограничение прав владельцев привилегированных акций привело к тому, что они практически отстранены от участия в работе общих собраний акционеров.
Причина сложившегося положения двоякая. Сами работники-акционе-ры не
знают, как правило, своих прав, а советы директоров и исполнительные органы
обществ не заинтересованы в том, чтобы эти мелкие акционеры принимали участие в принятии решений, отстаивая свои интересы.
В этой связи представляется целесообразным рассмотреть права владельцев
привилегированных акций, дающие им возможность участвовать в работе общего собрания акционеров с правом голоса. Этому вопросу посвящена ст. 32 Закона.
Пунктами 3 и 4 ст. 32 Закона предусмотрены особые условия, при которых
владельцы привилегированных акций могут участвовать с правом голоса в общем собрании акционеров. Все они получают такое право, если собрание рассматривает вопрос о реорганизации и ликвидации общества. Акционеры — владельцы привилегированных акций определенного типа получают такое право,
если рассматривается вопрос о внесении изменений и дополнений в устав обще-
88
КОНСУЛЬТАЦИЯ
ства, ограничивающих их права, включая случаи определения или увеличения
размера дивиденда и (или) определения или увеличения ликвидационной стоимости, выплачиваемых по привилегированным акциям предыдущей очереди, а
также предоставления акционерам — владельцам иного типа привилегированных
акций преимуществ в очередности выплаты дивиденда и (или) ликвидационной
стоимости акций.
Акционеры — владельцы привилегированных акций определенного типа,
размер дивидендов по которым определен уставом, получают право участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, начиная с собрания, следующего за годовым собранием, на котором не
было принято решение о выплате им дивидендов или было принято решение о
неполной выплате дивидендов по их акциям (это право участия в собрании не
распространяется на акционеров — владельцев кумулятивных акций) 6 . Право
участия акционеров — владельцев привилегированных акций определенного
типа в собрании акционеров прекращается с момента первой выплаты по их акциям дивидендов в полном размере.
Следовательно, право на участие в собрании акционеры — владельцы привилегированных акций (за исключением владельцев кумулятивных акций) получают независимо от того, был ли включен в повестку дня годового собрания вопрос о выплате им дивидендов. Важно лишь, чтобы годовое собрание состоялось:
именно на нем согласно подп. 11 ст. 48 Закона рассматривались вопросы об утверждении годового отчета, бухгалтерского баланса, счета прибылей и убытков,
распределении прибыли и убытков общества.
Иные условия участия в собрании для акционеров — владельцев кумулятивных акций определенного типа. Они также получают право участвовать в
общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции,
начиная с собрания, следующего за годовым собранием, но не за всяким годовым
собранием, а только за таким, на котором должно было быть принято решение о
выплате по акциям этих акционеров в полном размере накопленных дивидендов,
но такое решение собранием принято не было или же было принято решение о
неполной выплате дивидендов. Право указанных акционеров участвовать в общих собраниях акционеров прекращается с момента выплаты им всех накопленных дивидендов по принадлежащим им акциям в полном размере.
Текст п. 4 ст. 32 Закона не отвечает на вопрос, каким образом возможно зафиксировать, что собрание должно было решить вопрос о выплате дивидендов
владельцам кумулятивных акций.
В повестке дня годовых собраний акционеров вопрос о выплате ди- видендов, как правило, обозначается в самом общем виде, например:
"О выплате
дивидендов", "О распределении прибыли и убытков общества", которым поглощается вопрос о выплате дивидендов.
Если вопрос о выплате дивидендов вносится в повестку дня годового собрания в такой редакции, а собрание принимает решение по перечню категорий и
типов акций, вносимому на его рассмотрение советом директоров, шансы владельцев привилегированных кумулятивных акций получить накопленные обществом дивиденды весьма невелики. В конечном счете получается, что решение
6 Уставом общества может быть установлено (п. 2 ст. 32 Закона), что невыплаченный или не полностью выплаченный дивиденд по привилегированным акциям определенного ти-па, размер которого установлен в уставе,
накапливается и выплачивается впоследствии (кумулятивные привилегированные акции).
89
КОНСУЛЬТАЦИЯ
вопроса о выплате накопленных дивидендов зависит уже не от собрания, а от
совета директоров общества, тем более что собрание может принять такое решение исключительно по рекомендации совета директоров (п. 3 ст. 42 и п. 12 ст. 65
Закона).
Таким образом, можно полагать, что собрание должно было принять решение
о выплате накопленных дивидендов по акциям определенных типов лишь в том
случае, если конкретно этот вопрос был включен в разосланную акционерам повестку дня годового общего собрания акционеров. Только при соблюдении этого
условия в случае отказа собрания в выплате накопленных дивидендов или принятия им решения об их неполной выплате акционеры — владельцы кумулятивных
привилегированных акций определенного типа получат неоспоримое право
участвовать в последующих собраниях акционеров.
В связи с изложенным заметим, что с точки зрения защиты интересов владельцев кумулятивных акций желательно внести в устав общества положение,
обязывающее совет директоров выносить на решение общего собрания акционеров вопрос о выплате накопленных по таким акциям дивидендов по истечении
определенного срока. При нарушении обществом такого срока акционеры получают возможность обратиться в суд.
В соответствии с п. 5 ст. 32 Закона устав общества может (если общее собрание акционеров сочтет целесообразным принять такое решение) предусмотреть
право голоса по привилегированным акциям определенного типа на собрании
при условии, если уставом уже закреплена возможность конвертации этих акций
в обыкновенные. При принятии такого решения владелец привилегированной
акции обладает на общем собрании акционеров количеством голосов, не превышающим количество голосов по обыкновенным акциям, в которые может быть
конвертирована принадлежащая ему привилегированная акция.
Согласно п. 1 ст. 53 Закона владельцы голосующих акций вправе внести не
более двух предложений (вопросов) в повестку дня годового общего собрания
акционеров. Таким правом обладает лишь акционер (акционеры), являющийся в
совокупности владельцем не менее чем двух процентов голосующих акций
общества. Он должен внести свои предложения в срок не позднее 30 дней после
окончания финансового года, если уставом общества не установлен более поздний срок.
Определение голосующей акции общества дается в п. 1 ст. 49 Закона. Голосующей является обыкновенная или привилегированная акция, предоставляющая
акционеру — ее владельцу право голоса при решении вопроса, поставленного на
голосование. Если привилегированная акция предоставляет ее владельцу более
одного голоса, при определении количества голосующих акций каждый голос по
такой привилегированной акции учитывается как отдельная голосующая акция.
Подсчет голосов на общем собрании акционеров по вопросу, поставленному
на голосование, правом голоса при решении которого обладают акционеры —
владельцы обыкновенных и привилегированных акций, осуществляется по
всем голосующим акциям совместно, если иное не установлено Законом или
уставом общества (п. 2 ст. 49 Закона).
Раздельный подсчет голосов может понадобиться, например, если совет директоров хочет выяснить мнение различных групп акционеров по тем или иным
вопросам деятельности общества. Это может также помочь подтвердить или оп-
90
КОНСУЛЬТАЦИЯ
ровергнуть правильность подсчета счетной комиссией голосов, поданных по тем
или иным вопросам повестки дня собрания.
Раздельный подсчет голосов означает группировку бюллетеней для голосования по группам акционеров, что позволяет при необходимости подтвердить, что
данный акционер голосовал против или не принял участия в голосовании. В определенных Законом случаях это дает ему право требовать выкупа обществом
принадлежащих ему акций.
Судебная защита прав акционеров
Закон об акционерных обществах предоставляет акционерам возможность на
судебную защиту их прав. Так, в соответствии с п. 8 ст. 49 Закона акционер
вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований Закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества, но только в случае, если он не принимал участия в собрании или
голосовал против принятия такого решения и указанным решением нарушены
его права и законные интересы.
Судебная практика свидетельствует, что акционеры часто обращаются в суды
с исками об отмене принятых общими собраниями акционеров решений как
ущемляющих их интересы и законные права. В п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 апреля 1997
года № 4/8 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" (с изменениями от 5 февраля 1998 года) 7 содержится следующее разъяснение.
При рассмотрении исков о признании решения общего собрания акционеров
недействительным следует учитывать, что к нарушениям Закона, которые могут
служить основаниями для удовлетворения иска акционера о признании решения
общего собрания акционеров недействительным, относятся, в частности: несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания акционеров (п. 2 ст. 52 Закона); непредоставление возможности ознакомиться с необходимой информацией, материалами по вопросам, включенным в повестку дня собрания (п. 3 ст. 52 Закона), несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования при заочном его проведении (п. 3 ст. 50 Закона) и др.
Вместе с тем при разрешении таких споров суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного
акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков
данному акционеру (п. 8 ст. 49 Закона).
Если обжалование решения общего собрания акционеров мотивировано нарушениями организационного или процедурного характера, при решении вопроса о признании его недействительным или об оставлении в силе необходимо
иметь в виду, что порядок принятия решений общего собрания акционеров определяется ст. 49 Закона и уставом общества. Если устав не приведен в соответствие с Законом, то на основании п. 3 ст. 94 он применяется в части, не противоречащей Закону.
Казалось бы, повторяя положения Закона, это разъяснение не внесло какихлибо уточнений, касающихся применения положений п. 8 ст. 49 Закона. Однако
такое мнение было бы ошибочным. Данное постановление сыграло значитель7 Вестник
ВАС РФ, 1977, № 6; 1998, № 4.
91
КОНСУЛЬТАЦИЯ
ную положительную роль, подтвердив, что при применении п. 8 ст. 49 необходимо учитывать все положения Закона, регламентирующие организацию и процедуру подготовки и проведения общего собрания акционеров.
Это означает, что любое организационное или процедурное нарушение правил подготовки и проведения собрания может служить основанием для возбуждения иска о признании решения собрания недействительным.
Факты свидетельствуют, что советы директоров (наблюдательные советы) акционерных обществ часто нарушают права акционеров. Причем не только тогда,
когда речь идет о формировании повестки дня годового общего собрания акционеров, но и когда акционерам, ревизионной комиссии, ревизору и аудитору общества предоставлено право требовать созыва внеочередного собрания акционеров (ст. 55 Закона). Нарушения прав акционеров допускают и исполнительные
(единоличные и коллегиальные) органы управления обществ.
В пп. 10 и 11 постановления от 2 апреля 1997 года Пленумы ВС РФ и ВАС РФ
рассмотрели проблему в двух аспектах и по каждому дали соответствующее
разъяснение.
Первый аспект касается рассмотрения дел, связанных с нарушением указанными органами обществ действующего законодательства безотносительно к характеру таких нарушений. В этой связи разъяснено, что неправомерные решения
этих органов могут быть оспорены в судебном порядке не только тогда, когда это
прямо предусмотрено Законом об акционерных обществах (ст. 53, 55 и др.). Такие решения могут быть оспорены в суде также при отсутствии соответствующего указания Закона, если они не отвечают требованиям Закона и иных нормативных правовых актов и нарушают права и охраняемые законом интересы акционера. Ответчиком по такому делу является акционерное общество.
Второй аспект касается многочисленных случаев, когда советы директоров
(наблюдательные советы) акционерных обществ под различными предлогами,
нередко надуманными, отказываются включать предлагаемые акционерами вопросы в повестку дня годового общего собрания акционеров, лишая их тем самым права, предусмотренного ст. 53 Закона. Точно так же они отказывают акционерам, ревизионным комиссиям (ревизорам) и аудиторам обществ в их требованиях о проведении внеочередного общего собрания акционеров, нарушая
тем самым права, предоставленные этим лицам и органам ст. 55 Закона.
Советы директоров (наблюдательные советы) многих акционерных об-ществ
осуществляют такие неправомерные действия вопреки п. 4 ст. 53 и п. 4 ст. 55
Закона, где приводятся перечни оснований, по которым они вправе не включать
вопросы в повестку дня годового общего собрания акционеров и отказать в созыве внеочередного общего собрания акционеров.
В разъяснении сказано, что при рассмотрении дела о признании недействительным решения совета директоров (наблюдательного совета) общества об отказе во включении предложенного акционером вопроса в повестку дня годового
общего собрания акционеров или кандидата в список кандидатур для тайного
голосования по выборам в совет директоров (наблюдательный совет) и ревизионную комиссию (ст. 53 Закона), а также об отказе от созыва внеочередного общего собрания акционеров по требованию лиц, указанных в ст. 55 Закона, необходимо учитывать, что перечень оснований для отказа содержится соответственно в п. 4 ст. 53 и п. 4 ст. 55 Закона и является исчерпывающим. Все другие причины отказа незаконны.
92
КОНСУЛЬТАЦИЯ
Согласно п. 1 ст. 45 Закона внесение записи в реестр акционеров общества
осуществляется по требованию акционера или номинального держателя акций не
позднее трех дней с момента представления документов, предусмотренных правовыми актами Российской Федерации.
Вместе с тем в соответствии с п. 2 ст. 45 Закона отказ от внесения записи в
реестр акционеров общества не допускается, за исключением случаев, предусмотренных указанными выше правовыми актами Российской Федерации. В случае отказа держатель реестра не позднее пяти дней с момента предъявления требования направляет лицу, требующему внесения записи, мотивированное уведомление об отказе. Отказ от внесения записи в реестр акционеров общества
может быть обжалован в суд. По решению суда держатель реестра обязан внести
в указанный реестр соответствующую запись.
Акционеры, которым держатели реестров акционеров по различным причинам отказывают во внесении их в реестры акционеров, часто обращаются с исками в суды. В п. 4 постановления от 2 апреля 1997 года дано следующее разъяснение.
При рассмотрении дел, связанных с требованиями акционеров о внесении их в
реестр акционеров, следует иметь в виду, что согласно ст. 44 и 45 Закона держатель реестра обязан внести соответствующую запись в реестр не позднее трех
дней с момента обращения акционера и представления им документов, предусмотренных правовыми актами Российской Федерации. Перечень таких документов приведен в Федеральном законе от 22 апреля 1996 года "О рынке ценных
бумаг" 8 (ст. 8), Указах Президента РФ от 27 октября 1993 года № 1769 "О мерах
по обеспечению прав акционеров" (п. 2) 9 и от 18 августа 1996 года № 1210 "О
мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера" (п. 6) 10 , Положении о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг № 27 (п. 7.3).
Отказ держателя реестра от внесения записи в реестр акционеров может быть
обжалован акционером в суд. Отказ от внесения соответствующей записи по
мотиву непредставления акционером передаточного распоряжения может быть
признан обоснованным лишь тогда, когда оформление и представление таких
распоряжений обязательно в силу названных выше правовых актов (при переходе права собственности на акции, относящиеся к государственной или муниципальной собственности, либо по сделке, совершенной с участием профессионального участника рынка ценных бумаг). В остальных случаях достаточным
основанием для внесения записи в реестр акционеров являются иные документы,
перечисленные в указанных актах и подтверждающие переход права собственности на акции (надлежаще оформленный договор купли-продажи, договор дарения акций и др.).
Если ведение реестра акционеров поручено специализированному регистратору (п. 3 ст. 44 Закона), в качестве ответчиков по делу должны привлекаться
акционерное общество и специализированный регистратор — держатель реестра.
Владелец акций вправе обратиться с требованием об обязании акционерного
общества (держателя реестра) внести запись о нем в реестр акционеров и в том
случае, если в установленный ст. 45 Закона срок такая запись не внесена и держатель реестра не направил акционеру в пятидневный срок после получения от
8 Собрание
законодательства РФ, 1996, № 17, ст. 1918.
актов Президента и Правительства РФ, 1993, № 44, ст. 4192.
10 Собрание законодательства РФ, 1996, № 35, ст. 4142.
9 Собрание
93
КОНСУЛЬТАЦИЯ
него заявления уведомление с указанием мотивов отказа от внесения его в реестр. Суд в случае необоснованного отказа или уклонения держателя реестра от
внесения в него соответствующей записи по требованию акционера обязывает
держателя реестра внести необходимую запись с той даты, с которой она должна
была быть внесена в соответствии с Законом.
Известны и многочисленные случаи обращения акционеров в суды с исками
по невыплате им дивидендов. В п. 12 постановления от 2 апреля 1997 года дано
следующее разъяснение. При разрешении споров, связанных с требованиями
акционеров о выплате (взыскании с общества) дивидендов, необходимо учитывать порядок их выплаты, а также ограничения на выплату дивидендов, установленные ст. 42 и 43 Закона.
В соответствии с п. 1 ст. 42 Закона общество обязано выплатить акционерам
объявленные дивиденды. В случае задержки их выплаты акционер вправе обратиться в суд с иском о взыскании с общества причитающихся ему сумм. Если
дивиденды за соответствующий период (год, полугодие, квартал) обществом не
объявлены (не принято решение об их выплате), акционер — владелец обыкновенных акций и акционер — владелец привилегированных акций, по которым
размер дивидендов не определен уставом, не имеют оснований требовать взыскания их с общества, поскольку принятие решения о начислении дивидендов
или невыплате их за определенный период является правом общества.
Не подлежат взысканию дивиденды полностью или частично и по искам акционеров — владельцев привилегированных акций, размер которых определен
уставом, если общим собранием акционеров на основании п. 3 ст. 43 Закона принято решение о невыплате или неполной выплате дивидендов по привилегированным акциям данного типа.
О. КРАПИВИН
Отвечаем на вопросы читателей
На вопросы, связанные с исполнительным производством,
отвечает государственный советник юстиции 2-го класса,
заслуженный юрист РФ Л. БЕЛОУСОВ
Судебный пристав-исполнитель вынес постановление о возбуждении исполнительного производства и взыскании с должника исполнительского сбора в размере 7
процентов от суммы, подлежащей взысканию. Должник в срок, обозначенный в
постановлении, не погасил долг по исполнительному документу. Судебным приставом-исполнителем, кроме вынесения постановления о возбуждении исполнительного производства, не было произведено более ни одного исполнительного действия.
Должник и взыскатель заключили мировое соглашение, которое впоследствии
было утверждено судом. Исполнительное производство было прекращено на основании определения суда. Таким образом, отношения между должником и взыскателем были урегулированы, задолженность по исполнительному документу погашена.
94
КОНСУЛЬТАЦИЯ
Должен ли в данном случае судебный пристав-исполнитель взыскивать исполнительский сбор с должника, учитывая, что никакие действия по исполнению данного документа им предприняты не были? Каким образом должно производиться
взыскание исполнительского сбора в этом случае?
В описанной ситуации судебный пристав-исполнитель в соответствии с Федеральным
законом "Об исполнительном производстве" должен взыскать с должника исполнительский сбор, если неисполнение требований исполнительного документа в установленный
судебным приставом-исполнителем срок произошло без уважительных причин.
Согласно ст. 9 Закона судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства обязал должника добровольно исполнить требование
исполнительного документа в установленный им срок, который не может превышать
пять дней со дня возбуждения исполнительного производ- ства.
В этот срок должник долг по исполнительному документу не погасил. Поскольку исполнительский сбор взыскивается только в случае неуважительности причин исполнения
(п. 1 ст. 81 Закона), судебный пристав-исполнитель должен выяснить эти причины, прежде чем взыскивать сбор.
Закон не содержит перечня уважительных причин неисполнения. Во всяком случае,
отсутствие денежных средств на счетах организации любой формы собственности, кроме
учреждения, не является уважительной причиной.
В силу ст. 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам только находящимися в его распоряжении денежными средствами. Если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельно- сти, и приобретенное за
счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и
учитываются на отдельном балансе (п. 2 ст. 298 ГК РФ). В данном случае отсутствие у
такого учреждения денежных средств на счетах также не должно считаться уважительной причиной неисполнения.
Уважительными причинами следует считать такие обстоятельства, которые действовавали в период срока, установленного для добровольного исполнения, как непреодолимая сила (п. 3 ст.401 ГК РФ), а также влекущие отложение исполнительных действий (ï. 2
ст. 19 Закона), отсрочку или рассрочку исполнения (ст. 18 Закона) или обязательное приостановление исполнительного производства (ст. 20 (кроме п. 7) Закона).
Само собой разумеется, что в период действия определения суда или соответствующего акта другого органа, выдавшего исполнительный документ, об отсрочке или рассрочке исполнения, определения суда об отложении исполнительных действий или приостановлении исполнительного производства (ст. 18–22 Закона) исполнительский сбор
не может быть взыскан.
При неуважительности причин неисполнения судебный пристав-исполнитель приводит в исполнение в части исполнительского сбора свое постановление, вынесенное в
порядке ст. 9 Закона, или отдельное, вынесенное одновременно с первым постановлением. Согласно п. 5 ст. 81 Закона постановление о взыскании исполнительского сбора выносится одновременно с вынесением постановления о возбуждении исполнительного
производства. О взыскании исполнительского сбора может быть указано в самом постановлении о возбуждении исполнительного производства.
Исполнительский сбор возможно рассматривать как своеобразную имущественную
санкцию за неисполнение без уважительных причин в установленный судебным приставом-исполнителем срок требования исполнительного документа. Поэтому заключение
между должником и взыскателем мирового соглашения после окончания срока, предоставленного для добровольного исполнения, и прекращение судом по этим основаниям
исполнительного производства (п. 2 ст. 23 Закона), равно как и то обстоятельство, что
судебным приставом-исполнителем кроме вынесения постановления о возбуждении
исполнительного производства другие исполнительные действия не производились, как
95
КОНСУЛЬТАЦИЯ
утверждается в письме, к взысканию исполнительского сбора отношения не имеют и не
могут оказать влияния на его судьбу.
Обычно судебные приставы-исполнители производят взыскание исполнительского
сбора в рамках исполнительного производства, возбужденного по исполнительному документу, по которому с должника взыскан этот сбор.
Однако если исполнительский сбор не был взыскан до окончания такого исполнительного производства, вызванного его прекращением, в данном случае в связи с утверждением мирового соглашения, что предусмотрено подп. 6 п. 1 ст. 27 Закона, судебный
пристав-исполнитель вправе возбудить исполнительное производство по своему постановлению о взыскании исполнительского сбора, которое в соответствии с подп. 7 ï. 1
ст. 7 Закона является исполнительным документом, и взыскать этот сбор.
Несовершение судебным приставом-исполнителем каких-либо действий по исполнительному производству может стать лишь основанием для лишения его вознаграждения,
предусмотренного ст. 89 Закона, которое выплачивается из внебюджетного фонда развития исполнительного производства, формируемого за счет исполнительского сбора, или
привлечения его к дисциплинарной ответственности.
š
Будут ли правомерными действия судебного пристава-исполнителя по взысканию
исполнительского сбора при наличии соответствующего постановления, если
должник погасил задолженность вне рамок ранее возбужденного исполнительного
производства, а взыскатель направил в адрес судебного пристава-исполнителя заявление о возвращении исполнительного документа в порядке подп. 1 п. 1 ст. 26 ФЗ
"Об исполнительном производстве"?
Вправе ли в такой ситуации судебный пристав-исполнитель, руководствуясь п. 2
ст. 27 упомянутого Закона, вынести постановление об окончании исполнительного
производства и в дальнейшем исполнительский сбор по этому исполнительному
производству не взыскивать?
Если должник погасил задолженность по исполнительному документу, по которому
судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство, в период
срока для добровольного исполнения, предоставленного ему в силу требований ст. 9 ФЗ
"Об исполнительном производстве", исполнительский сбор не подлежит взысканию.
Если должник сделал это по истечении срока, предоставленного для добровольного
исполнения, и уважительных причин для неисполнения исполнительного документа в
предоставленный срок у него не имелось, исполнительский сбор подлежит взысканию
(п. 1 ст. 81 Закона) вне зависимости от того, в рамках или вне рамок исполнительного
производства произошло исполнение.
Поступление от взыскателя заявления о возврате исполнительного документа в порядке подп. 1 п. 1 ст. 26 Закона отношения к взысканию или невзысканию исполнительского сбора в данном случае не имеет, поскольку постановление о взыскании исполнительского сбора является самостоятельным исполнительным документом (подп. 7 п. 1
ст. 7 Закона).
Представляется, что отдельное исполнительное производство по нему можно не возбуждать, так как должником по исполнительскому сбору будет то же лицо, что и по основному исполнительному документу, а возбужденное по нему исполнительное производство приобретает характер сводного исполнительного производства (ст. 55 Закона).
Судебный пристав-исполнитель должен убедиться в исполнении исполнительного
документа, сделать на нем соответствующую отметку и возвратить исполнительный
документ, но не взыскателю, а в суд или другой орган, выдавший этот документ (п. 2
ст. 26 Закона), взыскать исполнительский сбор, после чего постановлением окончить
исполнительное производство. В соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 26 и подп. 2 п. 1 ст. 27
Закона взыскателю по его заявлению может быть возвращен только неисполненный ис-
96
КОНСУЛЬТАЦИЯ
полнительный документ. При этом, если заявление последовало после вынесения судебным приставом-исполнителем на законных основаниях постановления о взыскании исполнительского сбора, исполнительский сбор должен быть взыскан.
š
Арбитражный суд вынес решение о взыскании с организации задолженности в Пенсионный фонд РФ. По ходатайству организации суд предоставил отсрочку исполнения данного решения до мая 2000 года. Постановление о взыскании исполнительского сбора вынесено 26 февраля 1999 года. До ноября 1999 года меры по его исполнению
не принимались.
Распространяется ли отсрочка на взыскание исполнительского сбора? Законно
ли его взыскание по истечении восьми месяцев со дня вынесения соответствующего
постановления?
Очевидно, по решению арбитражного суда был выдан исполнительный лист, поступивший к судебному приставу-исполнителю для принудительного исполнения.
По нему было возбуждено исполнительное производство, по которому до предоставления судом отсрочки исполнения решения было вынесено постановление о взыскании
исполнительского сбора.
1. В соответствии с ФЗ "Об исполнительном производстве" постановление судебного
пристава-исполнителя является самостоятельным исполнительным документом (подп. 7
п. 1 ст. 7). Поэтому последующее предоставление судом отсрочки исполнения решения
не распространяется на это постановление.
Согласно ст. 18 упомянутого ФЗ организация могла просить отсрочить исполнение
постановления об исполнительском сборе у вынесшего его судебного приставаисполнителя.
Незаконным могло считаться вынесение судебным приставом-исполнителем постановления о взыскании исполнительского сбора в данном случае лишь в период действия
отсрочки исполнения решения, по поводу которого был взыскан исполнительский сбор.
2. Статьей 13 ФЗ установлен двухмесячный срок совершения исполнительных действий, если они не связаны с обращением взыскания на имущество должника. Однако этот
срок не является пресекательным, по истечении которого взыскание считалось бы невозможным, и поэтому взыскание исполнительского сбора по истечении восьми месяцев со
дня вынесения постановления о нем не может считаться незаконным.
Вместе с тем нарушение требований ст. 13 ФЗ, волокита по исполнению и иные действия судебного пристава-исполнителя по исполнению могут быть обжалованы в судебном порядке в соответствии с п. 1 ст. 90 ФЗ "Об исполнительном производстве".
š
Каким образом взыскивается исполнительский сбор при введении в организации
должника процедуры наблюдения, а также при назначении конкурсного управляющего?
В соответствии со ст. 81 ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнительский
сбор взыскивается постановлением судебного пристава-исполнителя с должника в случае
неисполнения им исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения.
В организации должника процедура наблюдения вводится с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом.
С этого момента приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнения исполнительных документов,
выданных на основании судебных решений о взыскании задолженности по заработной
плате, выплате вознаграждения по авторским договорам, алиментов, а также о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и морального вреда, вступивших в закон-
97
КОНСУЛЬТАЦИЯ
ную силу до момента принятия арбитражным судом упомянутого заявления (ст. 56, п. 1
ст. 57 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)").
Постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании с должника исполнительского сбора является исполнительным документом (подп. 7 п. 1 ст. 7 ФЗ "Об исполнительном производстве") и поэтому в силу приведенных выше норм Закона его исполнение также подлежит приостановлению с момента вынесения арбитражным судом упомянутого определения, что предусмотрено и п. 1 ст. 20 ФЗ "Об исполнительном производстве".
Совершенно очевидно, что приостановление исполнения постановления об исполнительском сборе будет действовать и в тех случаях, когда принудительное исполнение
исполнительного документа (за неисполнение в добровольном порядке которого взыскан
исполнительский сбор) будет продолжено и при введении у должника процедуры наблюдения.
Принятие арбитражным судом решения о признании должника банкротом влечет открытие конкурсного производства, при котором все требования к должнику могут быть
предъявлены только в рамках этого производства, а выполнение обязательств должника
допускается в случаях и в порядке, установленных главой VI ФЗ "О несостоятельности
(банкротстве)" — п. 1 ст. 97, п. 1 ст. 98 названного Закона.
В этом случае ФЗ "Об исполнительном производстве" предписывает необходимость
возобновления судом приостановленного исполнительного производства в отношении
должника (подп. 1 п. 1 ст. 22, ст. 24). Следовательно, производство будет возобновлено
как в части основного исполнительного документа, так и в части постановления о взыскании исполнительского сбора.
К сожалению, названный Закон не содержит нормы, регламентирующей дальнейшие
действия по исполнительным документам возобновленного исполнительного производства при признании должника банкротом, но в аналогичном случае — при ликвидации
должника-организации — предписывает судебному приставу-исполнителю передать
находящиеся у него исполнительные документы в отношении этой организации ликвидационной комиссии для исполнения (п. 2 ст. 61).
В разбираемом случае судебный пристав-исполнитель должен передать их конкурсному управляющему.
В соответствии с нормами главы VI ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" требования исполнительных документов удовлетворяются конкурсным управляющим наряду
с другими признанными требованиями кредиторов в следующей последовательности.
Вне очереди покрываются судебные расходы, расходы, связанные с выплатой вознаграждения арбитражным управляющим, текущие коммунальные и эксплуатационные
платежи должника, а также удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам
должника, возникшим в ходе наблюдения, внешнего управления и конкурсного производства.
Требования остальных кредиторов удовлетворяются в такой очередности:
4 в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми должник
несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, путем капитализации
соответствующих повременных платежей;
4 во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате
труда с лицами, работающими по трудовому договору, в том числе по контракту, и по
выплате вознаграждений по авторским договорам;
4 в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов по обязательствам,
обеспеченным залогом имущества должника;
4 в четвертую очередь удовлетворяются требования по обязательным платежам в
бюджет и внебюджетные фонды;
4 в пятую очередь производятся расчеты с другими кредиторами (ст. 106).
Таким образом, исполнительский сбор при банкротстве организации является требованием пятой очереди и как относящийся к финансовым санкциям, о которых говорится
98
КОНСУЛЬТАЦИЯ
в п. 2 ст. 111 Закона, подлежит взысканию наряду с требованиями кредиторов пятой
очереди по возмещению убытков, взысканию неустоек (штрафов, пени) и применению
иных финансовых (экономических) санкций после погашения задолженности должника и
причитающихся кредиторам процентов. Требования каждой очереди удовлетворяются
после полного удовлетворения требований предыдущей очереди.
При недостаточности денежных средств должника они распределяются между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам требований, подлежащих
удовлетворению (пп. 2, 3 ст. 114).
Представляется очевидным, что в этом случае не может быть применено правило
ст. 77 ФЗ "Об исполнительном производстве", согласно которому с должника сначала
взыскивается исполнительский сбор, погашаются штрафы, наложенные на должника в
процессе исполнения исполнительного документа, возмещаются расходы по совершению
исполнительных действий, а затем удовлетворяются требования взыскателя(лей).
99
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
ПРАКТИКА ЛИКВИДАЦИИ ЮРИДИЧЕСКИХ
ЛИЦ (КОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ)
Порядок ликвидации юридических лиц регламентируется ст. 61–64 Гражданского кодекса РФ, а также Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)".
Ликвидация юридических лиц может быть добровольной или принудительной.
Добровольная ликвидация юридического лица осуществляется по решению учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.
Действующим законодательством налоговым органам предоставлено право на предъявление исков в арбитражные суды о принудительной ликвидации юридических лиц. Это
право закреплено подп. 16 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса РФ, в котором говорится, что
налоговые органы вправе предъявлять в арбитражные суды иски... о ликвидации организации любой организационно-правовой формы по основаниям, установленным законодательством РФ.
Принудительная ликвидация возможна по отношению к юридическим лицам, совершившим налоговые правонарушения 1 , а также осуществляющим свою деятельность без
надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельность, запрещенную законом, либо с
иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов.
Основания ликвидации юридического лица по волеизъявлению налоговых органов.
¶ Денежные расчеты юридического лица с населением при осуществлении торговых операций или оказании услуг на территории РФ без применения ККМ, а
также с нарушением установленного порядка их применения.
Надо подчеркнуть, что при повторном нарушении юридическим лицом норм Закона
РФ "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов
с населением" (ст. 6) или Положения по применению контрольно-кассовых машин при
осуществлении денежных расчетов с населением налоговый орган обязан обратиться в
суд с иском о ликвидации юридического лица
с одновременным приостановлением
его деятельности, связанной с денежными расчетами с населением (см. также п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от
4 августа 1999 года № 10 "О некоторых вопросах
практики применения Закона Российской Федерации "О применении контрольнокассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением" 2 ).
1 В данном случае налоговые правонарушения следует понимать в широком смысле — это нарушения норм
Налогового кодекса РФ, Закона РФ "О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных
расчетов с населением", Кодекса об административных правонарушениях, законов, регулирующих уплату
отдельных налогов (сборов), инструкций и положений, регламентирующих порядок ведения бухгалтерского
учета.
2 Хозяйство и право, 1999, № 11, с. 75.
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
ВАС РФ Письмом от 28 августа 1995 года № С1-7/ОП-506 "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике" (п. 1.2) 3 разъяснил,
что повторным нарушением Закона... является любое нарушение, предусмотренное этим
Законом, при условии, что за первое нарушение на предприятие был наложен штраф.
Наложение штрафа за первое нарушение на должностное лицо предприятия в таком
случае не учитывается.
Налоговый орган, направляя требования о ликвидации предприятия в арбитражный
суд, должен представить все доказательства, в частности: документы, свидетельствующие о том, что за первое нарушение был взыскан штраф именно с юридического лица;
причины, по которым предприятие допустило первое
нарушение Закона; указать, по
истечении какого времени после первого нару- шения допущено второе и последующие
нарушения, их состав и т. п. При этом рассматриваются и условия для ликвидации юридического лица, указанные в ст. 61 ГК РФ.
Так, решением областного арбитражного суда был удовлетворен иск районной ГНИ
о ликвидации ООО в связи с систематическими нарушениями требований Закона РФ "О
применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением".
ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением о пересмотре решения по вновь
открывшимся обстоятельствам. Определением суда в удовлетворении заявления о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам отказано ввиду отсутствия таких обстоятельств.
В апелляционной жалобе ответчик просил указанное определение отменить, полагая, что вновь открывшиеся обстоятельства присутствуют: в деле есть справка районного суда, опровергающая факт правонарушения, а также письмо областной ГНИ, в
котором говорится о незаконности составления двух актов за одно и то же правонарушение.
Данные доводы не были приняты арбитражным судом во внимание, поскольку:
— отсутствие факта правонарушения должно подтверждаться решением суда, а
не справкой, выданной ведущим специалистом;
— ответчиком не представлены доказательства отмены либо признания недействительным постановления руководителя районного ГНИ;
— заявителем пропущены сроки обращения в суд, предусмотренные ч. 1 ст. 193 АПК
РФ.
На основании изложенного в удовлетворении апелляционной жалобы было отказано.
Следует отметить, что налоговые органы редко обращаются в арбитражный суд с исками о ликвидации юридических лиц по данному основанию.
Ë Неоднократные или грубые нарушения юридическим лицом налогового законодательства.
В данном случае налоговый орган заявляет в арбитражный суд иски на основании
конкретных норм налогового законодательства и п. 2 ст. 61 ГК РФ. Иски налоговых органов о ликвидации юридических лиц по указанному основанию являются наиболее распространенными.
ТОО согласно п. 1 ст. 23 Налогового кодекса РФ как налогоплательщик обязано было вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, представлять в налоговый орган по месту учета в установленном порядке
налоговые декларации.
В соответствии со ст. 11 Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской
Федерации" такие же обязанности возлагались на налогоплательщика и до 1 января
1999 года.
3
Вестник ВАС РФ, 1995, № 11, с. 86.
101
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Согласно Положению о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации, утвержденному приказом Минфина РФ от 26 декабря 1994 года № 170, в редакции
от 3 февраля 1997 года [(пп. 29, 75, 76) (в настоящее время отменено)] на налогоплательщика возлагалась обязанность представлять годовую бухгалтерскую отчетность
в установленные сроки налоговому органу. Аналогичные нормы содержатся и в действующем Положении по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в
Российской Федерации, утвержденном приказом Мин-фина от 29 июля 1998 года
№ 34н, зарегистрированном в Минюсте 29 июля 1998 года за № 1598, а также в Федеральном законе от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ "О бухгалтерском учете". Кроме
того, в Инструкции о порядке заполнения форм годовой бухгалтерской отчетности
(приложение 2 к приказу Минфина РФ от 12 ноября 1996 года № 97) предусмотрено,
что налогоплательщик обязан представлять в налоговый орган бухгалтерскую отчетность в любом случае, в том числе при отсутствии у предприятия соответствующих
активов, пассивов.
Однако в нарушение требований указанных нормативных актов, содержащих общие
правила в отношении всех налогов, а также законодательных актов, регулирующих взимание конкретных видов налогов, ответчик длительное время не представлял в ГНИ
декларации и другие документы и сведения, необходимые для исчисления и уплаты налогов.
Требования налоговой инспекции о представлении бухгалтерской отчетности и об
устранении нарушений налогового законодательства не были исполнены ответчиком на
момент рассмотрения спора в арбитражном суде.
Таким образом, ответчик грубо нарушил требования п. 1 ст. 23 Налогового кодекса
и действующие нормы законодательства. Кроме того, ответчик не представил доказательств в обоснование возражений по заявленному иску в нарушение требований
ст. 53 АПК РФ.
На основании изложенного арбитражный суд вынес решение о ликвидации ТОО, возложив обязанности по осуществлению ликвидации юридического лица на его учредителей, а на ГНИ — контроль за внесением записи об исключении ТОО из единого государственного реестра юридических лиц по завершении ликвидации.
Подавляющее большинство исков о ликвидации юридических лиц (коммерческих организаций), заявляемых инспекциями МНС, удовлетворяется в пользу налоговых органов.
Однако во многих решениях о ликвидации юридических лиц, вынесенных арбитражным судом, в резолютивной части присутствует фраза о включении в ликвидационную
комиссию представителя налогового органа, что противоречит действующему законодательству. В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 13 января 2000 года № 50
"Обзор практики разрешения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц (коммерческих организаций)" 4 говорится: "Некоторые арбитражные суды при удовлетворении исков налоговых органов о ликвидации юридических лиц в связи с нарушениями
налогового законодательства возлагали ее проведение на эти органы.
Действующее законодательство не предусматривает возможности возложения обязанностей по осуществлению ликвидации юридического лица на указанные государственные органы при обращении их в суд с такими исками. Соответствующие обязанности
должны возлагаться на лиц или органы, уполномоченные на то законом или учредительными документами юридического лица" (п. 9).
В п. 1 ст. 62 ГК РФ указано, что "учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, обязаны незамедлительно
письменно сообщить об этом органу, осуществляющему государственную регистрацию
юридических лиц, который вносит в единый государственный реестр юридических лиц
сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации".
4
Хозяйство и право, 2000, № 4, с. 80-81.
102
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
О каком органе в данном случае идет речь — об органе юридического лица, уполномоченного принимать решение о ликвидации, или судебном органе, вынесшем решение
о ликвидации юридического лица в принудительном порядке, закон не разъясняет.
ВАС РФ занимает по данному вопросу следующую позицию: "Указания, содержащиеся в п. 1 ст. 62 Кодекса, относятся к случаям, когда решения о ликвидации юридического лица принимаются его учредителями (участниками) либо органом, уполномоченным на то учредительными документами, и не распространяются на судебные органы"
(п. 11) 5 .
Вместе с тем с целью соблюдения прав и законных интересов третьих лиц и для
обеспечения государственного контроля за проведением ликвидации юридического лица,
осуществляемой по решению суда, суды направляют вынесенные ими решения о ликвидации юридических лиц государственным органам, осуществляющим их государственную регистрацию.
Ì Заявление налоговыми органами исков о ликвидации юридических лиц, если
последние не приводят учредительные документы в соответствие с требованиями
Гражданского кодекса РФ, вступившего в силу с 1 января 1995 года.
Пункт 5 ст. 6 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее — Вводный закон) определяет судьбу коммерческих организаций, созданных до 8 декабря 1994 года в не предусмотренной Гражданским кодексом организационно-правовой форме — индивидуальных (семейных)
частных предприятий, а также предприятий, созданных хозяйственными товариществами
и обществами, общественными и религиозными организациями, объединениями, благотворительными фондами, и других, основанных на праве полного хозяйственного ведения, за исключением находящихся в государственной или муниципальной собственности. Указанные предприятия, не являющиеся собственниками имущества, должны были
быть преобразованы до 1 июля 1999 года в хозяйственные товарищества или общества
либо производственные кооперативы. Не преобразованные до 1 июля 1999 года предприятия подлежат ликвидации в судебном порядке.
По данному основанию районные инспекции МНС РФ предъявляют большое количество исков.
Так, районная инспекция МНС РФ обратилась в арбитражный суд с иском о ликвидации ТОО в соответствии с п. 3 ст. 59 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" и ст. 31 НК РФ. ТОО было зарегистрировано в качестве
юридического лица 21 декабря 1992 года и с 9 февраля 1994 года поставлено на налоговый учет в качестве налогоплательщика и включено в государственный реестр предприятий.
Согласно п. 3 ст. 59 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" учредительные документы обществ с ограниченной ответственностью (товариществ с
ограниченной ответственностью), созданных до введения в действие данного Федерального закона, подлежат приведению в соответствие с настоящим Федеральным
законом не позднее 1 июля 1999 года.
В судебное заседание ответчик не представил доказательств приведения учредительных документов товарищества в соответствие с требованиями указан- ного закона, следовательно, на момент рассмотрения данного спора арбитражным судом требования закона не были выполнены. На основании ч. 4 п. 3 ст. 59 ФЗ "Об обществах с
ограниченной ответственностью" товарищества, которые не привели свои учредительные документы в соответствие с законом, могут быть ликвидированы в судебном
порядке по требованию органа, осуществляющего регистрацию юридических лиц, либо
иных государственных органов или органов местного самоуправления, которым право
на предъявление такого требования предоставлено федеральным законом.
5
Хозяйство и право, 2000, № 4, с. 81.
103
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Право налогового органа предъявлять в арбитражный суд иски о ликвидации предприятий по основаниям, установленным законом, как уже отмечалось, предусмотрено
ст. 31 НК РФ.
На основании изложенного арбитражный суд принял решение о ликвидации ТОО.
Другой пример. Районная инспекция МНС РФ обратилась в арбитражный суд с иском о ликвидации индивидуального частного предприятия в соответствии со ст. 6
Вводного закона и ст. 31 НК РФ.
Ответчик в судебном заседании исковые требования признал законными и обоснованными и пояснил, что с 1997 года по настоящее время не осуществляет хозяйственную деятельность и ИЧП не привело свои учредительные документы в соответствие с
требованиями вышеуказанного закона. ИЧП было зарегистрировано в качестве юридического лица 1 февраля 1993 года и с 3 марта 1995 года поставлено на налоговый учет в
качестве налогоплательщика и включено в государственный реестр предприятий.
Как уже отмечалось, в соответствии с п. 5 ст. 6 Вводного закона индивидуальные
(семейные) частные предприятия подлежат до 1 июля 1999 года преобразованию в
хозяйственные товарищества, общества или кооперативы либо ликвидации. В судебное
заседание ответчик не представил доказательств преобразования в хозяйственное
товарищество, общество или кооператив, следовательно, на момент рассмотрения
данного спора в арбитражном суде требование закона о преобразовании предприятия
не было выполнено. При указанных обстоятельствах арбитражный суд принял решение
о ликвидации ИЧП.
В практике нередки случаи, когда налоговые органы заявляют в арбитражный суд иски о ликвидации юридических лиц (коммерческих организаций) по нескольким основаниям одновременно.
В подобных ситуациях судом исследовались как факты нарушения налогового законодательства, так и несоблюдение Вводного закона.
При рассмотрении исков о ликвидации юридических лиц в связи с неприведением
последними учредительных документов в соответствие с требованиями Гражданского
кодекса РФ начиная с 2000 года до вынесения решения о ликвидации юридического лица
истцу необходимо представлять справку регистрирующего органа, подтверждающую,
что ответчик не обращался в регистрирующий орган с заявлением об изменении организационно-правовой формы.
Например, до вынесения решения по делу о ликвидации ТОО арбитражным судом
было вынесено определение об отложении рассмотрения дела, которым суд обязал
истца — районную инспекцию МНС РФ представить справку указанного содержания.
Видимо, в подобных ситуациях арбитражный суд придерживается рекомендаций, изложенных в п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 января 2000 года
№ 50, что, безусловно, правомерно.
Í Осуществление юридическим лицом деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом.
По данному основанию налоговые органы предъявляют иски редко, поскольку при
рассмотрении подобных споров в арбитражном суде, как правило, встает вопрос о признании сделок, совершенных юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие
соответствующей деятельностью, недействительными на основании ст. 173 ГК РФ с
последующим применением п. 2 ст. 167 ГК РФ — двусторонней реституции, то есть
возвратом каждой из сторон всего полученного по сделке.
Процесс доказывания недействительности сделки занимает немало времени, поэтому
юристы налоговых органов неохотно предъявляют такие иски.
Районная ГНИ обратилась в арбитражный суд с иском о ликвидации индивидуальноподросткового клуба (ИПК). Решением в удовлетворении иска отказано: суд пришел к
выводу о том, что деятельность ответчика не требует наличия лицензии. Истец подал
апелляционную жалобу, которую суд удовлетворил. ИПК зарегистрирован 28 января
104
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
1992 года. Согласно п. 1.1 устава ИПК является внешкольным учреждением нового
типа по организации досуга детей и подростков во внеурочное время. На ведение воспитательно-образовательной деятельности ответчику 8 декабря 1992 года была выдана управлением народного образования лицензия сроком действия 3 года и свидетельство государственной аккредитации со сроком действия до 27 января 1998 года. ИПК был
аккредитован как подростковый клуб дополнительного образования, новой лицензии и
свидетельства государственной аккредитации ответчик на момент рассмотрения
спора в суде не имел.
Согласно п. 3 ст. 49 ГК РФ право юридического лица осуществлять деятельность,
на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения
такой лицензии и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами.
Законом РФ "Об образовании" (п. 6 ст. 33) установлено, что право на ведение образовательной деятельности и льготы, установленные законодательством РФ, возникают у образовательного учреждения с момента выдачи ему лицензии.
При указанных обстоятельствах и в соответствии с пп. 2, 3 ст. 61 ГК РФ суд удовлетворил апелляционную жалобу ГНИ и постановил ликвидировать ИПК, обязав ГНИ
осуществить контроль за ликвидацией ИПК.
Таковы основания принудительной ликвидации юридических лиц по волеизъявлению
налоговых органов.
Согласно ст. 61 ГК РФ ликвидация классифицируется: на ликвидацию в добровольном или принудительном порядке.
Однако, на мой взгляд, принудительную и добровольную ликвидацию целесообразнее было бы назвать способами ликвидации юридических лиц, добавив к двум названным третий способ — банкротство.
"Если в ходе осуществления ликвидации юридического лица на основании решения
суда выявляется недостаточность его имущества для удовлетворения требований кредиторов (п. 4 ст. 61 ГК РФ), ликвидационная комиссия (ликвидатор) от имени должника,
кредиторы ликвидируемого юридического лица, а также иные лица, которым в соответствии с законодательством о банкротстве предоставлено право на обращение в арбитражный суд, вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании соответствующего юридического лица банкротом" (Информационное письмо Президиума ВАС
РФ от 5 декабря 1997 года № 23 "О применении пунктов 2 и 4 статьи 61 Гражданского
кодекса Российской Федерации" 6 ).
В то же время в пп. 2 и 3 ст. 8 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" речь идет о том, что руководитель должника, ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязаны обратиться в арбитражный суд с заявлением, если при проведении ликвидации юридического лица установлена невозможность удовлетворения требований кредиторов в полном объеме, причем такое заявление должно быть направлено в арбитражный суд не позднее одного месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств. В противном случае это влечет субсидиарную ответственность руководителя
должника, членов ликвидационной комиссии (ликвидатора) по обязательствам должника
перед кредиторами, возникшим после истечения месячного срока.
Каким же образом соотносятся рекомендации, содержащиеся в Информационном
письме Президиума ВАС РФ от 5 декабря 1997 года № 23, и п. 4 ст. 61 ГК РФ, а также
пп. 2, 3 ст. 8 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"?
Ликвидационная комиссия (ликвидатор) вправе или обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом?
Исходя из смысла ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", кредиторы, в том числе
налоговые органы, в случае недостаточности имущества ликвидируемого юридического
лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании соответствующего
6
Хозяйство и право, 1998, № 5, с. 81.
105
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
юридического лица банкротом, а ликвидационная комиссия (ликвидатор) обязана обращаться в подобной ситуации с заявлением о признании должника банкротом.
Нахождение юридического лица в стадии ликвидации в соответствии со ст. 61 ГК РФ,
будь то добровольная ликвидация или принудительная, не лишает кредиторов права
ставить вопрос о банкротстве должника в судебном порядке при наличии внешних признаков банкротства.
На практике возникли вопросы, связанные с разрешением споров о ликвидации юридических лиц, когда по данным государственного органа, заявляющего иск, соответствующее юридическое лицо не начинало своей деятельности после регистрации либо
прекратило ее, вследствие чего не выполняет требования закона об уплате налогов, представлении отчетности и др.
Фактическое местонахождение органов таких юридических лиц и их учредителей,
как правило, неизвестно, а направляемые арбитражным судом определения о назначении
дел к слушанию возвращаются почтовыми органами с отметкой об отсутствии адресата.
Принимаемые по этим делам решения арбитражного суда остаются неисполненными.
Президиум ВАС РФ Информационным письмом от 13 января 2000 года № 50 (п. 10) 7
разъяснил: "При поступлении в арбитражные суды подобных заявлений судам необходимо иметь в виду, что ликвидация юридических лиц, фактически прекративших свою
деятельность, осуществляется в соответствии со ст. 180 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в порядке, предусмотренном параграфом 2 главы X этого
Закона для проведения процедуры банкротства отсутствующего должника. Условия ликвидации юридических лиц, предусмотренные п. 2 ст. 61 Кодекса, в этих случаях не применяются".
Арбитражным судом вынесено решение о ликвидации ООО. ГНИ обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании ООО несостоятельным (банкротом) в связи
с тем, что ликвидация ООО не проведена, а требования кредиторов
составляют не
менее 500 МРОТ. Арбитражный суд вынес определение о приня-тии к производству
заявления ГНИ о возбуждении дела о банкротстве в отношении ООО.
Рассматривая вопрос о ликвидации юридических лиц (коммерческих организаций),
следует иметь в виду, что к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, правила Гражданского кодекса РФ о ликвидации юридических лиц не применяются (см. также п. 15 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 января 2000 года № 50).
Названную проблему Г. Кулаков затронул в статье "Об отдельных вопросах, возникающих в практике рассмотрения споров, связанных с ликвидацией предприятий" 8 , отметив, что иски налоговых органов об аннулировании свидетельств о праве на занятие
предпринимательской деятельностью и государственной регистрации предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя, об аннулировании государственной регистрации индивидуального предпринимателя, о запрещении индивидуальному
предпринимателю заниматься предпринимательской деятельностью, о прекращении
предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя, о прекращении
действия свидетельства о праве на занятие предпринимательской деятельностью не подлежит рассмотрению судом... Возбужденные по указанным требованиям дела подлежат
прекращению производством в соответствии с требованиями п. 1 ст. 85 АПК РФ. Далее
автор справедливо делает вывод: "Исходя из анализа действующего законодательства,
следует признать, что по спорам, связанным с прекращением деятельности индивидуальных предпринимателей, арбитражным судом могут рассматриваться лишь иски:
— о признании индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом);
— о признании недействительной регистрации индивидуального предпринимателя в
связи с нарушением действующего законодательства при его регистрации;
7
8
Хозяйство и право, 2000, № 4, с. 81.
Вестник ВАС РФ, 1997, № 12, с. 73-80.
106
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
— по искам индивидуальных предпринимателей к органам, уполномоченным на ведение лицензионной деятельности, об оспаривании (отмене) решений указанных органов
о приостановлении действия либо аннулировании лицензии на занятие определенным
видом деятельности".
ГНИ обратилась в арбитражный суд с иском о ликвидации крестьянскофермерского хозяйства, основывая свои требования на ст. 61 ГК РФ. В удовлетворении
иска было отказано. В апелляционной жалобе истец просил решение отменить, а исковые требования удовлетворить, считая крестьянско-фермерское хозяйство юридическим лицом, обязанным представлять налоговым органам баланс и другую отчетность.
Апелляционная коллегия не согласилась с доводами истца по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 4 Вводного закона законы и иные правовые акты РФ, действующие на территории РФ, применяются постольку, поскольку они не противоречат
части первой Кодекса.
Согласно п. 2 ст. 23 ГК РФ глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства. Ни глава 4 ГК РФ, действующая с 8 декабря 1994 года, ни Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", действовавший до этого, не предусматривают такой организационно-правовой формы юридических лиц как крестьянское
(фермерское) хозяйство. Положения Закона РСФСР "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве" противоречат части первой ГК РФ и поэтому применяться не должны.
Постановлением Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда
РФ от 28 февраля 1995 года № 2/1 определено (п. 9) 9 , что крестьянское (фермерское)
хозяйство юридическим лицом не является.
На основании изложенного апелляционной инстанцией арбитражного суда в удовлетворении жалобы ГНИ было отказано.
Подводя итог сказанному, необходимо отметить следующее. В юридической теории и
на практике существует три способа ликвидации юридических лиц: добровольная,
принудительная ликвидация и банкротство (как разновидность банкротства —
ликвидация отсутствующего должника). Основаниями принудительной ликвидации юридических лиц (коммерческих организаций) по волеизъявлению налоговых
органов являются:
1. Осуществление юридическим лицом денежных расчетов с населением при
осуществлении торговых операций или оказании услуг на территории РФ без применения ККМ, а также с нарушением установленного порядка их применения при
условии повторного нарушения.
2. Неоднократные или грубые нарушения юридическим лицом налогового законодательства.
3. Неприведение юридическим лицом учредительных документов в соответствие
с требованиями Гражданского кодекса РФ, вступившего в силу с 1 января 1995
года.
4. Осуществление юридическим лицом деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом.
Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный
реестр юридических лиц.
На сегодняшний день отсутствует единая система государственной регистрации и ведения единого государственного реестра юридических лиц, предусмотренная п. 1 ст. 51
ГК РФ. До сих пор не принят федеральный закон о регистрации юридических лиц. Единственным наиболее полным реестром юридических лиц вне зависимости от их организационно-правовой формы, которая ведется на территории РФ, является единый государ9 Хозяйство
и право, 1995, № 6, с. 127.
107
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
ственный реестр налогоплательщиков (ЕГРН). Правила ведения его закреплены в постановлении Правительства РФ от 10 марта 1999 года № 266. Ведение указанного реестра
осуществляет Министерство РФ по налогам и сборам и его территориальные органы на
основании п. 26 Положения о Государственной налоговой службе РФ, утвержденного
Указом Президента РФ от 31 декабря 1991 года № 340 "О Государственной налоговой
службе" (ред. от 22 июля 1998 года).
Е. МОЛЕВА,
главный специалист отдела правовой работы
и информационной безопасности
Управления МНС РФ по Липецкой области
ВЫХОД УЧАСТНИКА ИЗ ОБЩЕСТВА С
ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ:
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
108
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Статьями 94 Гражданского кодекса РФ и 26 Федерального закона от 8 февраля 1998 года
"Об обществах с ограниченной ответственностью" 1 предусмотрено, что участник обще-
1 Далее
— Закон.
109
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
110
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
ства обладает безусловным правом выхода из него. Он вправе выйти из него в любое
время независимо от согласия других участников общества либо самого общества. Это
правило императивно. Поэтому, как указывается в п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года № 6/8 "О
некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации" 2 , условия учредительных документов обществ с ограниченной
ответственностью, лишающие этого права или ограничивающие его, должны рассматриваться как ничтожные, не порождающие правовых последствий.
Основание для выхода участника из общества — его соответствующее заявление. С
моментом его подачи Закон связывает переход доли выбывающего участника обществу
и, следовательно, прекращение отношений членства и связанных с ними прав и обязанностей участника (ст. 8 и 9 Закона). Именно с момента перехода доли у общества перед
участником, подавшим заявление о выходе, возникает гражданско-правовое обязательство по выплате действительной стоимости его доли. Вышедший участник общества в этом
обязательстве — кредитор, а само общество — должник.
Поскольку возникновение обязательства по выплате вышедшему участнику действительной стоимости его доли связано с заявлением о выходе из общества, с правовой точки зрения весьма важно, в какой форме должно подаваться заявление о выходе и что
следует считать моментом подачи такого заявления.
В п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 года № 90/14 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" 3 разъясняется, что
заявление о выходе из общества должно подаваться в письменной форме. Временем
подачи такого заявления следует рассматривать день передачи его участником как совету
директоров (наблюдательному совету) либо исполнительному органу общества (единоличному или коллегиальному), так и работнику общества, в обязанности которого входит
передача заявления надлежащему лицу, а в случае направления заявления по почте —
день поступления его в экспедицию либо к работнику общества, выполняющему эти
функции.
Существенным является и другое разъяснение, содержащееся в том же пункте постановления от 9 декабря 1999 года № 90/14, которое касается возможности отзыва участником заявления о выходе из общества. Исходя из содержания п. 2 ст. 26 Закона, в постановлении признается, что подача заявления участником общества порождает правовые последствия, предусмотренные этой нормой, которые не могут быть изменены в
одностороннем порядке. Однако данное обстоятельство не лишает участника права в
случае отказа общества в удовлетворении его просьбы об отзыве заявления о выходе из
общества оспорить такое заявление в судебном порядке применительно к правилам о
недействительности сделок, предусмотренным Гражданским кодексом РФ (например, по
мотивам подачи заявления под влиянием насилия, угрозы либо в момент, когда участник
общества находился в таком состоянии, что не был способен понимать значение своих
действий или руководить ими) (п. 16).
Важен с практической точки зрения вопрос о том, кто вправе принимать решение о
выходе из общества и обращаться с таким заявлением от имени участника, являющегося
юридическим лицом.
Поскольку формируют и выражают волю юридического лица его органы (п. 1 ст. 53
ГК РФ), указанные действия должны совершаться именно этими органами. Компетенция
органов юридического лица в зависимости от его вида (организационно-правовой формы) помимо Гражданского кодекса определяется законом об этом виде юридического
лица, иными правовыми актами и учредительными документами. Например, согласно
п. 16 ч. 2 ст. 65 Федерального закона "Об акционерных обществах" к исключительной
2 Хозяйство
3 Хозяйство
и право, 1996, № 9, с. 73.
и право, 2000, № 3, с. 44.
111
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
компетенции совета директоров акционерного общества относится принятие решения об
участии общества в других организациях 4 .
Следовательно, если участником общества с ограниченной ответственностью является акционерное общество, для выхода из него необходимо решение совета директоров
акционерного общества — участника. В противном случае заявление исполнительного
органа акционерного общества о выходе из общества не имеет юридической силы и не
порождает правовых последствий, предусмотренных ст. 26 Закона.
Поэтому судебная практика по делам, связанным с выходом участника — акционерного общества из общества с ограниченной ответственностью, исходит из того, что к
предмету доказывания относится вопрос о наличии соответствующего решения совета
директоров. В частности, при рассмотрении иска ОАО "Ижевский мотозавод "АксионХолдинг" к ТОО "Уральский центр микроэлектроники" о взыскании стоимости части
имущества, соответствующей его доле в уставном капитале товарищества, в связи с выходом из товарищества Арбитражным судом Свердловской области было установлено,
что совет директоров акционерного общества принял решение о выходе общества из
названного товарищества.
В предусмотренных законом случаях с заявлениями о выходе из общества от имени
его участника могут обращаться не только органы юридического лица. Некоторые юридические лица участвуют в гражданском обороте как через свои органы, так и через
иных лиц — "своих участников" (п. 2 ст. 53 ГК РФ). Действия последних признаются
поведением самого юридического лица. В Гражданском кодексе (ст. 72, 84) такими участниками признаются полные товарищи в полных товариществах и товариществах на
вере, если их учредительными документами не установлено иное.
На практике возник вопрос, касающийся выхода из общества финансируемого собственником учреждения. Отделение Пенсионного фонда РФ по Волгоградской области
обратилось в суд с иском к товариществу с ограниченной ответствен-ностью "Республиканский социальный коммерческий банк" о взыскании действительной стоимости его
доли в связи с выходом из товарищества. Ответчик, возражая против исковых требований, сослался на то, что отделение Пенсионного фонда — учреждение и потому не вправе без разрешения собственника осуществлять выход из товарищества.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 мая 1999 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции того же суда от 6 июля 1999 года и
постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 сентября
1999 года, иск удовлетворен.
Обоснованность судебных актов не вызывает возражений.
Отделение Пенсионного фонда — это юридическое лицо (учреждение). Оно в отношении закрепленного имущества осуществляет в пределах, установленных законом, в
соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им. Из материалов дела следовало,
что указанное учреждение не было ограничено собственником в принятии решения о
выходе из числа участников товарищества.
Согласно п. 4 ст. 66 ГК РФ финансируемые собственниками учреждения могут быть
участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах с разрешения собственника, если иное не установлено законом. Буквальное толкование этого положения
подводит к выводу о том, что разрешение собственника необходимо для приобретения
доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью и соответственно
получения статуса участника общества. Отчуждение же участником доли в уставном
капитале, в том числе путем выхода из общества, находится за пределами рассматриваемых ограничений. Поэтому отделение Пенсионного фонда имело право выхода из товарищества без согласия собственника, каковым является государство.
4 В проекте Закона о внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об акционерных обществах"
данное положение отсутствует.
112
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Таким образом, по общему правилу для выхода из общества участника, являющегося
учреждением, не требуется разрешения собственника. Вместе с тем при соответствующем регулировании, например в учредительном документе учреждения, утвержденном
собственником, может быть установлено прямо противоположное правило, требующее
такого решения.
Иногда на практике выход участника из общества оформляется решением общего собрания участников общества. Подобные решения не имеют правового значения и не
влекут юридических последствий.
Конкурсный управляющий Волгоградского коммерческого агропромышленного банка, являющегося обществом с ограниченной ответственностью, обратился в Арбитражный суд Волгоградской области с иском о признании недействительным решения общего
собрания участников банка (общества) о выходе некоторых из них из общества. Иск
мотивировался тем, что указанное решение было принято в период, когда банк фактически являлся неплатежеспособным.
Решением от 7 сентября 1998 года, оставленным без изменений постанов- лением
апелляционной инстанции того же суда от 6 ноября 1998 года и постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 19 января 1999 года, в удовлетворении иска отказано.
Суды исходили из того, что в силу ст. 94 ГК РФ право участника общества на выход
из него не связано какими-либо условиями. Принятие общим собранием участников
решения о выходе некоторых участников из общества не повлекло уменьшения активов
банка. Поэтому было признано, что оснований для признания недействительным решения общего собрания участников не имеется.
В связи со сказанным о правовой силе решения общего собрания участников общества относительно выхода участника общества из него возникает и другой, не менее важный вопрос: применяются ли положения ст. 45 и 46 Закона, устанавливающие особые
требования к сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность, и крупным
сделкам, к выплате выходящему участнику действительной стоимости его доли? Особый
правовой режим подобных сделок предполагает прежде всего необходимость получения
согласия уполномоченных органов общества (общего собрания или совета директоров)
на их совершение. Следовательно, вопрос может быть сформулирован и таким образом:
требуется ли решение уполномоченных органов общества на выплату участнику общества, подавшему заявление о выходе из общества, действительной стоимости его доли,
если имеется заинтересованность общества в совершении такой сделки либо она (сделка)
является крупной? Ответ должен быть отрицательным, поскольку независимо от того,
будет принято такое решение уполномоченными органами общества либо нет, общество
в силу императивных предписаний пп. 2 и 3 ст. 26 Закона должно исполнить обязательство по выплате действительной стоимости доли вышедшему участнику общества.
Статья 94 ГК РФ определяет, что вышедшему участнику должна выплачиваться
стоимость части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале общества.
Безусловно, по смыслу этой нормы речь в ней идет о части чистых активов, причитающейся вышедшему участнику, а не о части имущества общества без учета его обязательств. В противном случае остающиеся участники общества оказываются в худшем
положении, ибо обязательства общества, подлежащие учету, уменьшат часть чистых
активов, соответствующих их доле в уставном капитале.
Однако по этому поводу в судебной практике, особенно по спорам о выходе из общества (товарищества), возникшим до введения Закона в действие (с 1 марта 1998 года),
нередко возникали разногласия.
Так, агропромышленный комбинат "Тюмень" обратился в арбитражный суд с иском о
взыскании 1 167 211 руб. стоимости части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале товарищества с ограниченной ответственностью "Коммерческий банк
"Дружба".
113
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Решением Арбитражного суда Тюменской области от 18 сентября 1998 года исковые
требования удовлетворены частично, взыскано с банка в пользу комбината 13 547 руб., в
остальной части иска отказано.
Постановлением апелляционной инстанции этого же суда от 9 декабря 1998 года решение суда в части отказа в иске отменено. Принято новое решение об удовлетворении
иска в полном объеме. Апелляционная инстанция, в отличие от суда первой инстанции,
вслед за истцом установила, что последнему подлежит выплата части стоимости имущества банка без учета его обязательств.
Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 14
января 1999 года отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе
решение суда первой инстанции.
Суд кассационной инстанции признал правомерным толкование суда первой инстанции о том, что понятие стоимости имущества общества с ограниченной ответственностью (ст. 94 ГК РФ) соответствует стоимости его чистых активов. Исходя из этого, принято решение о выплате истцу стоимости части чистых активов ответчика, соответствующей его доле в уставном капитале.
До принятия и введения в действие Закона в судебной практике возникали и другие
проблемы, связанные с пониманием категории "стоимость части имущества", подлежащей выплате вышедшему из общества участнику.
Например, при рассмотрении требований акционерного общества "Страховая компания "АВСК" к акционерному обществу "Агентство ценных бумаг" — правопреемнику
товарищества с ограниченной ответственностью "Агентство ценных бумаг" (ТОО
"Агентство ценных бумаг" преобразовано в АО "Агентство ценных бумаг" 10 сентября
1997 года) о взыскании стоимости части имущества, соответствующей доле в уставном
капитале товарищества, в связи с выходом из товарищества (заявление было подано 28
июля 1997 года) первая и апелляционная инстанции Арбитражного суда Вологодской
области действительную стоимость доли АО "Страховая компания "АВСК" определили
как сумму, равную его оплаченной доле в уставном капитале и части стоимости имущества (активов) с вычетом размера уставного капитала пропорционально его доле в нем.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 26
августа 1998 года изменил судебные акты, указав, что действительная стоимость доли
истца соответствует части стоимости чистых активов товарищества, пропорциональной
размеру его (истца) доли. Поэтому при исчислении действительной стоимости доли истца не подлежали учету ни сумма, внесенная им в уставный капитал товарищества, ни
размер уставного капитала товарищества.
Развивая и уточняя положения ст. 94 ГК РФ о причитающейся части имущества общества вышедшему участнику, ст. 26 Закона установила, что ему подлежит выплата
действительной стоимости его доли, под которой, как указано в ст. 14 того же Закона,
следует понимать часть стоимости чистых активов общества, пропорциональную размеру его доли в уставном капитале.
Чистые активы — это величина, определяемая путем вычитания из суммы активов
организации суммы ее обязательств, принимаемых к расчету. Как предусмотрено абз. 3
п. 3 ст. 20 Закона, стоимость чистых активов общества определяется в порядке, установленном федеральным законом и издаваемыми в соответствии с ним нормативными документами. Такой закон еще не принят. Поэтому до недавнего времени стоимость чистых активов обществ с ограниченной ответственностью, кроме страховых организаций и
банков, согласно приказу Минфина России от 12 ноября 1996 года № 97 исчислялась в
соответствии с Порядком оценки стоимости чистых активов акционерных обществ, утвержденным приказом Минфина России и ФКЦБ от 5 августа 1996 года №№ 71, 149.
Например, в вышеупомянутом деле по спору между ОАО "Ижевский мотозавод "Аксион-Холдинг" и ТОО "Уральский центр микроэлектроники" стоимость части имущества, подлежащая выплате истцу, подавшему заявление о выходе из товарищества 20
февраля 1997 года, определена пропорционально его доле в уставном капитале товари-
114
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
щества, исходя из стоимости чистых активов товарищества на основании данных бухгалтерской отчетности за 1996 год. При этом расчет чистых активов товарищества, как констатировала кассационная инстанция, был правомерно проведен с учетом требований
приказа от 5 августа 1996 года № 71/149.
Однако необходимо учитывать, что в соответствии с приказом Минфина России от 13
января 2000 года № 4н приказ от 12 ноября 1996 года № 97 признан утратившим силу с 1
января 2000 года и, следовательно, исчисление стоимо- сти чистых активов обществ с
ограниченной ответственностью на сегодняшний день не может осуществляться в порядке, установленном приказом от 5 августа 1996 года № 71/149.
Представляется, что в настоящее время (до принятия требуемых Законом нормативных актов в этой сфере) стоимость чистых активов обществ с ограниченной ответственностью следует определять в соответствии с Указаниями о бухгалтерском учете отдельных операций, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации, утвержденными приказом Минфина России от 28 июля 1995
года № 81 (с изменениями и дополнениями от 12 ноября 1996 года).
Этой позиции придерживается, в частности, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, которая в своем определении по делу о выплате вышедшему
из ТОО "Универсам Новокуйбышевский" участнику П. стоимости имущества, соответствующей ее доле в уставном капитале, указала, что при рассмотрении дела исчисление
чистых активов товарищества правомерно произведено в соответствии с методикой,
утвержденной приказом Минфина России от 28 июля 1995 года № 81.
Положения ст. 94 ГК РФ и ст. 26 Закона о выплате вышедшему участнику стоимости
части имущества (действительной стоимости доли) императивны. Они не могут регулироваться иначе в учредительных документах общества. Если же документы общества
содержат иные правила по этому поводу, они не имеют юридической силы независимо
от того, были они оспорены или нет.
Спор в любом случае разрешается на основании закона. К примеру, в приведенном
деле о выплате вышедшему из ТОО "Универсам Новокуйбышевский" участнику П.
стоимости имущества суд пришел к выводу, что в уставе товарищества не могут содержаться положения, на основании которых стоимость части имущества товарищества,
соответствующей доле выходящего из товарищества участника, может быть по каким-то
основаниям уменьшена.
Наряду с выплатой действительной стоимости доли в денежной форме ст. 26 Закона
говорит еще об одном способе компенсации выбывающему участнику.
С согласия
участника общество может выдать ему в натуре имущество такой же стоимости (натуральная форма).
Из приведенного положения следует, что выходящий участник не вправе требовать
выдачи ему имущества в натуре, в том числе и имущества, внесенного им в оплату своего вклада в уставный капитал 5 . Однако и само общество не может производить выплату
в натуральной форме, если на это нет согласия участника, вышедшего из общества.
Императивными являются не только правило о безусловном праве участника на выход из общества и размере действительной стоимости его доли, подлежащей выплате, но
и другие положения ст. 26 Закона. К таковым следует отнести и правила о порядке, способах и сроке 6 выплаты действительной стоимости доли выходящему участнику 7 .
5 Это касается имущества, переданного в качестве вклада в уставный капитал общества не только в собственность, но и в пользование (на определенный срок). Правда, во втором случае относительно такого имущества учредительным договором могут быть установлены иные правила (п. 4 ст. 15 Закона).
6 В данном случае речь идет об императивности положений ст. 26 Закона о сроке выплаты действительной
стоимости доли применительно к началу срока выплаты — с момента окончания финансового года, в течение
которого подано заявление о выходе из общества, и к окончанию срока выплаты — не позднее шести месяцев с
указанного момента начала срока выплаты. Шестимесячный же период выплаты может быть сокращен уставом
общества.
115
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Императивность норм о порядке, способах и сроке выплаты действительной стоимости доли означает, что к отношениям, связанным с выходом участника из общества после
введения в действие Закона (с 1 марта 1998 года), не подлежат применению положения
учредительных документов обществ с ограниченной ответственностью, устанавливающие иные, чем в ст. 26 Закона, порядок и условия выхода участника из общества. Иллюстрацией к сказанному может служить следующее дело.
Общество с ограниченной ответственностью "Юридическая фирма "Регион", будучи
участником общества с ограниченной ответственностью "Инвестиционно-финансовая
компания "Регион", заявило о выходе из этого общества. 16 марта 1998 года между ними
заключен договор, согласно которому ООО "ИФК "Регион" передает ООО "Юридическая фирма "Регион" в качестве выплаты стоимости части имущества, соответствующей
его доле в уставном капитале общества, долю в общем имуществе по договору простого
товарищества (о долевом участии в строительстве).
Общество с ограниченной ответственностью "Инвестиционно-финансовая ком-пания
"Регион" обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с иском к ООО "Юридическая фирма "Регион" о признании недействительным указанного договора от 16 марта
1998 года.
Решением от 23 июля 1998 года исковые требования удовлетворены.
Апелляционная и кассационная (Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа) инстанции постановлениями соответственно от 4 декабря
1998 года
и от 10 февраля 1999 года решение суда первой инстанции оставили без изменения.
Как видно из материалов дела, договор от 16 марта 1998 года был заключен в период
действия Закона и условия этого договора об определении размера действительной
стоимости и сроках выплаты действительной стоимости доли противоречат положениям
ст. 26 Закона, согласно которым размер действительной стоимости доли устанавливается
на основании данных бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого
было подано заявление о выходе, а выплата этой действительной стоимости должна быть
осуществлена в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого было подано заявление о выходе из общества.
При таких обстоятельствах оспариваемый договор на основании ст. 168 ГК РФ правомерно признан ничтожным.
Если же спор о выходе из общества возник до введения в действие Закона, действуют
разъяснения, содержащиеся в п. 30 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ
от 1 июля 1996 года № 6/8: при применении ст. 94 Гражданского кодекса следует иметь в
виду, что до принятия закона об обществах с ограниченной ответственностью при рассмотрении требований о выплате выходящему из такого общества участнику стоимости
части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале общества, необходимо
руководствоваться порядком, способом и сроками выплаты, предусмотренными учредительными документами соответствующего общества, если указанные условия не противоречат Гражданскому кодексу.
В связи со сказанным может возникнуть вопрос о соотношении ст. 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, устанавливающей применительно к выходу
участника из общества императивные правила, со ст. 94 Гражданского кодекса РФ, согласно которой выплата стоимости части имущества производится в порядке, способом и
в сроки, которые предусмотрены законом об обществах с ограниченной ответственностью и учредительными документами общества (в ст. 94 ГК РФ говорится о диспозитивных началах механизма реализации права выплаты доли вышедшему участнику).
Представляется, что в данном случае следует применять нормы Закона, поскольку
они являются специальными по отношению к общему правилу, содержащемуся в ст. 94
ГК РФ.
7 Необходимо учитывать, что эти правила не влияют на определение размера доли участника общества, а
лишь предусматривают механизм реализации его права на получение компенсации стоимости его доли в имуществе общества при выходе из него.
116
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Такое понимание отражено и в постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ
от 9 декабря 1999 года № 90/14, где применительно к сроку выплаты действительной
доли (не позднее шести месяцев с момента окончания финансового года, если меньший
срок не предусмотрен уставом общества) разъясняется, что положения устава, устанавливающие для выплаты такой доли срок, превышающий шесть месяцев, не должны применяться (п. 16).
К порядку осуществления права выхода участника из общества относится вопрос об
определении действительной стоимости его доли. Согласно ст. 26 Закона действительная
стоимость доли определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества
за год, в течение которого было подано заявление о выходе из общества. Не рассуждая о
целесообразности такого порядка определения действительной стоимости доли 8 , хотелось бы отметить, что участник общества может быть не согласен с размером действительной стоимости его доли, определенным обществом. В этом случае он вправе обратиться в суд с соответствующим требованием.
В судебной практике истцы зачастую представляют суду документ об оценке действительной стоимости принадлежащей им доли, составленный оценщиком и отличающийся от оценки, произведенной обществом. Поэтому при рассмотрении таких требований суд, устраняя противоречивые сведения об одном и том же объекте, проверяет обоснованность доводов участника, а также возражений общества на основании представленных сторонами доказательств, предусмотренных гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством.
В подобных ситуациях по определению суда может быть проведена повторная оценка
действительной стоимости доли (ст. 9 Федерального закона "Об оценочной деятельности
в Российской Федерации"). Повторное заключение оценщика также необязательно для
суда: оно подлежит оценке по общим правилам. Результаты оценки такого заключения и
других доказательств должны быть отражены в решении суда.
Срок для исполнения обязательства по выплате вышедшему участнику действительной стоимости его доли — не позднее шести месяцев с момента окончания финансового
года, в котором подано заявление о выходе, если уставом не предусмотрен меньший
срок. Если общество в случаях, указанных Законом и в установленный им срок, не выплачивает участнику стоимость его доли, последний вправе требовать ее взыскания в
судебном порядке.
Следствие просрочки исполнения обществом обязательства перед вышедшим участником по выплате действительной стоимости его доли в уставном капитале общества —
возможность применения ст. 395 ГК РФ.
До принятия постановления от 9 декабря 1999 года № 90/14 в судебной практике не
было единого подхода в этом вопросе. Исходя из того, что возникающее в силу ст. 26
Закона обязательство по выплате участнику действительной стоимости доли является
денежным, в п. 18 указанного постановления специально оговаривается, что при рассмотрении спора по такому обязательству суд вправе удовлетворить наряду с требованием о взыскании суммы долга и требование о взыскании процентов за неправомерное
пользование чужими денежными средствами в порядке, предусмотренном ст. 395 ГК РФ.
Необходимо отметить, что положения ст. 395 ГК РФ о начислении процентов не
применяются к обязательствам, которые по своему содержанию являются натуральными,
то есть тогда, когда между обществом и вышедшим участником вместо выплаты действительной стоимости доли была достигнута договоренность о выдаче в натуре имущества такой же стоимости.
Право требования действительной стоимости доли, будучи требованием, вытекающим из гражданско-правового обязательства, может быть переуступлено в порядке
ст. 382–390 ГК РФ.
8 На практике, в частности, посредством недобросовестных действий общества и его участников с момента
подачи заявления о выходе и до окончания финансового года активы общества могут быть уменьшены, следствием чего становится нарушение имущественных прав выбывающего участника.
117
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Здесь не действуют положения, установленные ст. 21 Закона применительно к порядку осуществления преимущественного права приобретения доли другими участниками
общества. Как уже указывалось, это связано с тем, что с момента подачи заявления участника о выходе из общества его доля переходит к обществу и одновременно возникает
обязательство общества перед вышедшим участником о выплате действительной стоимости его доли.
К обязательству по выплате вышедшему участнику действительной стоимости его
доли (выплате имущества в натуре) подлежат применению не только нормы Гражданского кодекса об ответственности за неисполнение денежного обязательства (ст. 395) и о
переходе прав кредитора к другому лицу (ст. 382–390), но и другие общие положения
Кодекса, касающиеся, в частности, исполнения обязательств (глава 22), ответственности
за нарушение обязательств (глава 25) и прекращения обязательств (глава 26), с учетом
изъятий, определенных ст. 26 За- кона.
В п. 4 ст. 26 Закона установлено, что выход участника из общества не освобождает
его от обязанности перед ним по внесению вклада в имущество общества, возникшей до
подачи заявления о выходе из него. Речь идет о предусмотренном ст. 27 Закона вкладе,
который не является вкладом в уставный капитал общества и не изменяет размер и номинальную стоимость долей участников в уставном капитале общества. Вместе с тем
вклад в имущество общества влияет на размер чистых активов, исходя из которого определяется действительная стоимость доли каждого участника общества.
Выход участника из общества необходимо отличать от исключения участника, осуществляемого в соответствии со ст. 10 Закона. Оба случая являются частными применительно к регулируемому ст. 23 Закона положению о приобретении обществом доли в
уставном капитале. В чем-то "выход" и "исключение" из общества сходны: в частности,
как при выходе, так и при исключении доля, принадлежавшая участнику, переходит к
обществу. В обоих случаях участнику общества выплачивается действительная стоимость его доли или с его согласия выдается имущество в натуре такой же стоимости.
Отличия между этими двумя категориями содержатся прежде всего в их основаниях.
Для выхода участника из общества таковым является его волеизъявление, которое должно быть добровольным и свободным. Исключение же участника из общества происходит
вопреки его воле, в случае грубого нарушения им своих обязанностей либо его действий
(бездействия), делающих невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняющих. Если выход участника из общества происходит по его инициативе, то исключение — по инициативе общества.
Имеются отличия и в порядке их реализации. Исключение из общества возможно
только в судебном порядке. Для выхода из общества достаточно лишь соответствующего
заявления участника: не требуются судебные решения или решения самого общества.
Во многом с положениями о выходе участника из общества схожи и правила о другом частном случае приобретения обществом доли в уставном капитале. Речь идет о
ситуации, когда уставом общества уступка доли участника третьим лицам запрещена, а
другие участники общества от ее приобретения отказываются, а также при отказе в согласии на уступку доли участнику общества или третьему лицу, если необходимость
получить такое согласие предусмотрена уставом общества (п. 3 ст. 93 ГК РФ и п. 2 ст. 23
Закона).
На практике эти положения законодательства об обществах с ограниченной ответственностью иногда смешиваются.
В частности, при рассмотрении уже упомянутого спора между АО "Страховая компания "АВСК" и АО "Агентство ценных бумаг" (правопреемником ТОО "Агентство ценных бумаг") о взыскании стоимости части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале товарищества, Арбитражный суд Вологодской области применил п. 3
ст. 93 ГК РФ.
Кассационная инстанция в связи с этим отметила, что суд неправильно применил
нормы материального права, поскольку п. 3 ст. 93 Кодекса определяет выплату общест-
118
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
вом его участнику действительной стоимости доли в связи с невозможностью ее отчуждения третьим лицам и потому данные положения к спору о выходе истца из товарищества не подлежит применению.
Помимо отличий при осуществлении приобретения обществом доли в указанных
случаях, они различаются также порядком их реализации.
Так, при выходе действительная стоимость доли определяется по данным бухгалтерской отчетности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе из
общества, а при невозможности уступки доли участнику общества или третьим лицам —
за последний отчетный период, предшествующий дню обращения участника общества с
требованием к обществу о приобретении доли.
Имеются и другие отличия, в частности в сроках исполнения обязательства общества
по выплате действительной стоимости доли (выдаче имущества в на- туре).
И. ФАЙЗУТДИНОВ,
судья Высшего Арбитражного Суда РФ,
кандидат юридических наук
НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРОЦЕССА
ДОКАЗЫВАНИЯ
ПО ДЕЛАМ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА
(На основе анализа практики разрешения споров арбитражными судами) *
Одним из основополагающих принципов арбитражного процесса является принцип
состязательности, истоки которого берут начало в противоположности материальноправовых интересов сторон. В силу этого принципа все арбитражное судопроизводство в
целом проходит в форме спора, состязания сторон и других участвующих в деле лиц,
отстаивающих свою правовую позицию.
В соответствии с принципом состязательности обязанность доказывания в арбитражном процессе возложена на участников спора. Общее правило о распределении обязанностей доказывания установлено в ч. 1 ст. 53 АПК РФ. Оно заключается в следующем:
каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно
ссылается как на основание своих требований и возражений.
Вместе с тем распределение бремени доказывания напрямую зависит от юридической
квалификации спора; при этом первостепенное значение имеют нормы материального
права, установленные законом юридические презумпции.
В данной работе предпринята попытка осветить отдельные нюансы процесса доказывания по одной из, пожалуй, интереснейших категорий дел — о возмещении вреда.
Общеизвестно, что для наступления гражданско-правовой ответственности необходимо установить наличие определенных обстоятельств (условий), типичных для
гражданских правонарушений, к которым относятся:
4 противоправный характер поведения лица, которое полагается причинителем вреда;
4 наличие вреда;
4 причинная связь между противоправным поведением причинителя и наступившими
вредоносными последствиями;
*
Дела рассмотрены судебным составом Высшего Арбитражного Суда РФ.
119
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
4 вина причинителя вреда.
При этом необходимо учитывать, что в гражданском праве наличие состава правонарушения требуется для привлечения к имущественной ответственности по общему правилу, из которого закон устанавливает некоторые исключения 1 : законом могут предусматриваться ситуации, в которых для возложения ответственности достаточно лишь
некоторых условий.
Статья 1064 ГК РФ не содержит прямого указания на противоправность поведения
причинителя вреда как на обязательное условие внедоговорной ответственности. Противоправность поведения в гражданских правоотношениях "означает любое нарушение
чужого субъективного (применительно к деликтным отношениям — абсолютного) права,
влекущее причинение вреда, если иное не предусмотрено в законе" 2 . Обязательства из
причинения вреда основываются на так называемом принципе генерального деликта,
"согласно которому причинение вреда одним лицом другому само по себе признается
противоправным и влечет обязанность возместить этот вред, если иное не установлено
законом. Поэтому кредитор — потерпевший в деликтных обстоятельствах не обязан
доказывать противоправность действий причинителя" 3 .
В качестве примера можно привести следующий спор. ЗАО "Предприятие по ремонту электрооборудования" обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО "Горнообогатительный комбинат" о взыскании ущерба, возникшего от производственной
деятельности ответчика, и об обязании последнего прекратить эту деятельность,
угрожающую новым вредом истцу.
При разрешении спора судом было установлено, что ОАО "Горно-обогати-тельный
комбинат", осуществляя производственный процесс, два раза в месяц производит массовые взрывы в отведенном для этого карьере. В восточной части карьера расположены объекты ЗАО "Предприятие по ремонту электрооборудо- вания".
Осуществляя свою деятельность, ответчик на протяжении нескольких лет нарушал
права истца, причиняя ему ущерб, выражавшийся в вынужденных простоях и неполученных доходах.
Оценив все обстоятельства дела, суд отказал в понуждении ответчика прекратить
означенную деятельность (в соответствии с ч. 2 п. 2 ст. 1065 Гражданского кодекса
РФ), но взыскал с ответчика сумму ущерба, причиненного его вредоносной производственной деятельностью.
Правомерность деяния позволяет освободить причинителя вреда от имущественной
ответственности, за исключением случаев, прямо предусмотренных в законе (как, например, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости). Поэтому, доказав
отсутствие элемента противоправности в своем поведении, должник-причинитель освобождается от возмещения причиненного ущерба.
ЗАО "Торговая фирма" обратилось в арбитражный суд с иском к администрации
города и ЗАО "Строитель" о взыскании ущерба, понесенного в связи с утратой принадлежащего истцу на праве собственности нежилого помещения.
При рассмотрении спора было установлено, что ЗАО "Торговая фирма" приобрело в
собственность нежилое помещение в одном из зданий, находящихся в исторической
части города. В соседнем с ним здании начались работы по реконструкции, осуществляемые ЗАО "Строитель". При производстве работ в подземной части реконструируемого здания произошло перемещение грунта, в результате чего осел фундамент соседнего дома. Возникшие и прогрессирующие деформации в несущих и внутренних стенах
из-за просадок фундамента привели к тому, что дом, частью помещений которого
владело ЗАО "Торговая фирма", грозил обрушением.
1
Гражданское право. В 2-х т. Т. 1 / Под ред. Е. А. Суханова. — М.: БЕК, 1998, с. 439.
Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный). — М.: КОН-ТРАКТ, ИНФРА-М,
1997, с. 656.
3 Гражданское право. В 2-х т. Т. 2 / Под ред. Е. А. Суханова. — М.: БЕК, с. 394.
2
120
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Учитывая сложившуюся чрезвычайную ситуацию, городское управление государственного контроля охраны и использования памятников истории выдало разрешение на
разборку находящегося в аварийном состоянии здания. На основании указанного разрешения администрацией города было издано распоряжение о производстве работ по
разборке указанного дома.
Данное строение было снесено, в результате чего ЗАО "Торговая фирма" лишилось
принадлежащего ему имущества.
Разрешая возникший спор, суд первой инстанции посчитал доказанной противоправность действий администрации города и возложил на нее ответственность за причиненный истцу вред.
Суд апелляционной инстанции расценил действия администрации как совершенные в
состоянии крайней необходимости, то есть правомерные, но не освобождающие от
ответственности за снос вышеуказанного дома, и оставил в силе принятое решение.
Кассационной инстанцией принятые судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение.
При новом разрешении спора в первой инстанции суд учел, что снос зданий, находящихся на исторически значимых территориях города, осуществляется на основе разрешения, выдаваемого городским управлением государственного контроля охраны и
использования памятников истории. Проверив соблюдение установленной процедуры,
предшествовавшей изданию акта о разборке спорного здания, суд пришел к выводу об
отсутствии противоправности в действиях администрации и освободил ее от ответственности за причинение ущерба. Обязанность возмещения вреда была возложена
арбитражным судом на ЗАО "Строитель" как непосредственного причинителя, действия которого повлекли для истца утрату имущества.
Пример иной ситуации. К ЗАО "Межхозяйственный лесхоз" районным лесхозом были
предъявлены исковые требования о возмещении вреда, причиненного лесонарушением,
выразившимся в самовольной рубке леса.
Не оспаривая факта вырубки, ответчик сослался на ее проведение с целью оздоровления лесонасаждений, предупреждения распространения и ликвидации очагов стволовых вредителей, что разрешено Санитарными правилами в лесах Российской Федерации. Однако закрытое акционерное общество не доказало, что им производились именно
выборочные санитарные рубки, не представило доказательств наличия оснований для
их осуществления и соблюдения порядка их проведения.
С учетом того, что ответчик не представил надлежащих доказательств правомерности своих действий, арбитражный суд принял правильное решение о возмещении
лесхозу потерь лесного фонда.
При обращении за защитой нарушенных прав истцу необходимо доказать совокупность двух фактов: возникновение у него ущерба и наличие причинной связи между
действиями правонарушителя и возникшим вредом. При этом следует подчеркнуть, что
недоказанность хотя бы одного из них повлечет за собой отклонение исковых требований.
Под материальным вредом в гражданском праве понимаются имущественные потери
— уменьшение или утрата дохода, уменьшение стоимости поврежденной вещи, необходимость новых расходов и т. д. В силу ст. 1082 ГК РФ он может быть возмещен в натуре
(предоставление вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т. п.)
или в денежном выражении по правилам ст. 15 Кодекса.
Среди всех перечисленных условий ответственности за причинение вреда важнейшим, наверное, следует признать наличие вреда, так как при его отсутствии вопрос об
ответственности вообще не возникнет.
Так, отдел по координации деятельности подразделений государственной противопожарной службы города предъявил в арбитражный суд иск к муниципальному унитарному аварийно-ремонтному предприятию о взыскании ущерба, причиненного пожаром.
121
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Обосновывая исковые требования, отдел по координации ссылался на нарушения муниципальным предприятием правил пожарной безопасности, повлекшие за собой возникновение пожара в чердачном помещении одного из жилых домов. При этом под
ущербом, который причинил ему ответчик, истец подразумевал затраты на выезд и
работу четырех боевых расчетов, эксплуатацию пожарной техники и пожарнотехнического вооружения.
Между тем в соответствии с Федеральным законом "О пожарной безопасности"
выезд подразделений пожарной охраны на тушение пожаров и участие в их ликвидации
осуществляется в безусловном порядке на безвозмездной основе, если иное не установлено законодательством Российской Федерации. Финансирование органов управления и
подразделений Государственной противопожарной службы (за исключением подразделений, создаваемых на основе договоров) осуществляется за счет средств федерального
бюджета.
При таких обстоятельствах денежные суммы, о взыскании которых было заявлено
истцом, не могут рассматриваться в качестве ущерба, причиненного ответчиком.
Данные расходы возникают при выполнении возложенных на пожарную охрану задач и
восполняются из бюджетных средств.
Следовательно, истец ошибочно полагал себя потерпевшим лицом и не доказал возникновение у него вреда. Поэтому арбитражный суд, сделав правильный вывод о том,
что заявленный иск не имеет под собой правовых оснований, отказал в его удовлетворении.
Взаимосвязь причины и следствия — причинная связь — во многих случаях очевидна, но бывают ситуации, когда доказать ее совсем непросто. А при отсутствии причинноследственной зависимости между наступившим вредом и не соответствующими требованиям закона действиями лица, к которому предъявляется иск, невозможно возложение
на последнего внедоговорной ответственности.
Причинная связь между поведением причинителя и наличием ущерба у потерпевшего
может считаться установленной, если имеются надлежащие доказательства того, "что: а)
первое предшествует второму во времени; б) первое порождает второе" 4 .
Районный лесхоз предъявил иск к областному отделению железной дороги о взыскании ущерба, причиненного лесному фонду пожаром. В обоснование исковых требований
лесхоз указывал на тот факт, что отделением железной дороги не соблюдались в полной мере Правила пожарной безопасности, что выразилось в отсутствии минерализованных полос по границе отвода железной дороги.
Вместе с тем из материалов дела следовало, что причина пожара в лесном массиве
выяснена не была (заключение экспертизы содержало несколько предположений, в том
числе о попадании молнии в дерево), не был установлен очаг возгорания и процесс развития пожара (экспертное заключение указывало на невозможность определения направления движения огня: из леса — к полотну железной дороги или наоборот). Нарушения
же ответчиком Правил пожарной безопасности сами по себе не могли быть причиной
возгорания.
При таких обстоятельствах арбитражный суд пришел к выводу о необоснованности заявленного иска и освободил отделение железной дороги от возмещения сумм,
заявленных лесхозом.
В обязательствах по возмещению вреда по-прежнему основное значение сохраняет
принцип ответственности за вину. Вина в гражданском праве имеет весьма значительную
специфику и рассматривается "не как субъективное, психическое отношение лица к своему поведению, а как непринятие им объективно возможных мер по устранению или
недопущению отрицательных результатов своих действий, диктуемых обстоятельствами
конкретной ситуации" 5 .
4 Комментарий
5 Гражданское
к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный), с. 656.
право. В 2-х т. Т. 1, с. 449.
122
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Пункт 2 ст. 1064 ГК РФ предусматривает, что лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения в том случае, если докажет, что вред причинен не по его вине. Таким образом, "нашим правом с целью облегчить процессуальное положение потерпевшего, реально гарантировать ему возмещение вреда" 6 установлена презумпция вины причинителя вреда.
Данная доказательственная презумпция является опровержимой. То есть, сославшись
на соответствующие обстоятельства, ответчик может опровергнуть презумпцию вины
причинителя и будет освобожден от деликтной ответственности; "в противном случае
неизбежно наступает его ответственность перед потерпевшим" 7 независимо от того,
причинен вред умышленно или по неосторожности.
Можно привести следующий пример. В арбитражный суд обратилось АООТ "Деревообрабатывающий комбинат" с исковыми требованиями о взыскании с АООТ "Трансавто" убытков, возникших в результате дорожно-транспортного происшествия.
Из представленных истцом материалов следовало, что у автомобиля "КамАЗ", принадлежащего АООТ "Трансавто", произошло разъединение тягача с прицепом; в результате остановки прицепа на полосе дороги произошло столкновение со следующим в
том же направлении автомобилем "МАЗ", принадлежащим АООТ "Деревообрабатывающий комбинат". Автомобиль истца получил технические повреждения.
Разрешая спор, суд учел, что вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ч. 2
п. 3 ст. 1079 ГК РФ). Поэтому ответственность определялась по правилам ст. 1064
Кодекса — по наличию вины причинителя вреда.
В качестве одного из доказательств отсутствия своей вины в произошедшей аварии
ответчик представил заключение экспертизы, содержащее вывод о том, что крепежный механизм визуально был в технически исправном состоянии, а его разрушение произошло по причине так называемой "усталости металла".
Оценив представленные документы, суд пришел к выводу, что ответчик не мог
предвидеть и предотвратить указанное обстоятельство, поэтому отсутствует его
вина в причинении вреда истцу. При таких обстоятельствах суд принял правомерное
решение об отказе в удовлетворении исковых требований.
С учетом вышеизложенного и в рамках допускаемых отступлений от правил ст. 53
АПК РФ можно утверждать следующее. По искам о возмещении внедоговорного вреда
бремя доказывания распределяется таким образом: истец должен доказать причинение
ему ущерба и причинную связь между поведением причинителя и наступившим вредом,
а на ответчике лежит обязанность доказать правомерность своего поведения и (или) свою
невиновность.
Хотелось бы остановиться на новом для арбитражного процесса критерии — "так называемой обязанности первичного доказывания" 8 , которую нельзя рассматривать в качестве аналога очередности представления и исследования документов и показаний. Речь в
данном случае идет об определении субъекта, которому первым надлежит доказать свою
юридическую позицию, причем представляемые им доказательства должны быть достаточными для окончательного вывода суда о наличии или отсутствии искомых фактов.
В спорах о возмещении вреда начинать должен истец: только после того как он убедит суд в существовании фактов, обосновывающих исковые требования, бремя доказывания и связанный с ним риск поражения переходят к ответчику.
Приведем пример. ООО "Магазин" обратилось в арбитражный суд с иском к Ремонтно-эксплуатационному управлению и Дирекции единого заказчика муниципального
6 Гражданский процесс / Под ред. М. С. Шакарян. — М.: Былина, 1996, с. 156; Гражданский процесс / Под
ред. М. С. Шакарян. — М.: Былина, 1998, с. 188.
7 Гражданское право. В 2-х т. Т. 1, с. 182.
8 Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. — М.: КОНТРАКТ,
1997, с. 118.
123
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
округа города о взыскании убытков, вызванных порчей продуктов в связи с аварией канализационной сети. Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявленного иска.
Оспаривая вынесенное решение, общество с ограниченной ответственностью ссылалось на то, что ответчики не представили доказательств отсутствия их
вины.
Между тем не были установлены причины возникновения залива и характер произошедшей аварии; истец не доказал, что непосредственной причиной аварии канализационной системы, повлекшей негативные последствия, стало неисполнение ответчиками
обязательств по содержанию здания. Как обоснованно указывал арбитражный суд,
общество с ограниченной ответственностью не доказало и причинение ему вреда: акт
об ущербе был составлен истцом без участия представителей ответчиков, доказательств вызова представителей ответчиков для составления двустороннего акта по
факту затопления и причинения ущерба, а также их уклонения от этого не имелось.
Кроме того, утверждение истца о невозможности реализации товаров по санитарногигиеническим нормам также не было подтверждено документально.
Суд кассационной инстанции подтвердил правильность принятого решения, указав,
что бремя доказывания отсутствия вины возлагается на ответчика после того, как
истец докажет факт возникновения обязательств по возмещению вреда.
Практика показывает, что нередко участвующим в деле лицам недостаточно доказать
названный "стандарт" искомых фактов — "предмет исследования не есть одноразово
вычисленная и до конца процесса застывшая схема" 9 . При рассмотрении дела может
возникнуть необходимость в исследовании иных, дополнительных фактов, имеющих по
делу юридическое значение. Суд должен проявлять инициативу в определении, какие из
обстоятельств имеют значение для дела и подлежат доказыванию: от того, насколько
правильно будет очерчен круг фактов, включенных в предмет доказывания, зависит законность и обоснованность выносимого решения.
Проиллюстрировать это утверждение можно следующим примером. Рассмотрев исковые требования ИЧП "Производственно-строительная фирма" к ЗАО "Компания" о
взыскании предстоящих затрат на восстановительный ремонт автомашины, арбитражный суд установил, что в результате произошедшей по вине водителя автомашины
ответчика аварии автомашине истца был причинен значительный ущерб, и удовлетворил иск в сумме, указанной в представленной истцом калькуляции.
При рассмотрении данного дела в апелляционной инстанции арбитражный суд, оценив все имеющиеся в деле материалы и доводы сторон, пришел к выводу, что спорная
машина была истцом утрачена (утилизирована), а потому ее восстановление невозможно. Поскольку индивидуальное частное предприятие не доказало, что предполагаемые расходы на ремонт имущества реальны (то есть имеется вещь, на восстановление
которой им будут понесены расходы), требования о возмещении таких расходов, указал
суд, нельзя рассматривать как имеющие под собой правовое основание. Учитывая, что
истцом заявлялись требования о взыскании затрат на ремонт имущества, которое
утрачено, а не стоимости автомашины, арбитражный суд отменил вынесенное решение и отказал в удовлетворении иска.
Анализ ошибок, допускаемых арбитражными судами при разрешении данной категории споров, позволяет говорить о том, что судьи оставляют без достаточного внимания
содержащиеся в материальных законах частные правила доказывания, что зачастую приводит к необоснованности выносимых решений.
Невозможно закрепить непосредственно в арбитражном процессуальном законодательстве все существующие формулы о бремени доказывания. Процесс доказывания
может наделяться большей гибкостью, приобретать иное содержание, поскольку "нормы
материального права содержат исключения из общего правила, перелагая обязанность
9 Там
же, с. 111.
124
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
доказывания факта или его опровержение не на ту сторону, которая о нем утверждает, а
на противоположную сторону (презумпция)" 10 .
Таким образом, в процессе применения чисто процессуальных формул о бремени доказывания и его распределении между участниками спора наполняется реальным смыслом обязанность судей руководствоваться при рассмотрении дела источниками материального права, установленная ст. 11 АПК РФ.
М. РОЖКОВА,
консультант судебной коллегии
Высшего Арбитражного Суда РФ
10 Учебник
гражданского процесса. — М.: СПАРК, 1996, с. 166.
125
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
804
Размер файла
1 559 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа