close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Тихомиров А.В. Вопросы привлечения юриста

код для вставкиСкачать
Тихомиров А.В. Вопросы привлечения юриста медицинскими организациями
//Главный врач: хозяйство и право. – 2008. – № 4. - С.20-27.
Независимое агентство «РейтОР» обнародовало рейтинг качества
юридического образования в России. Результаты говорят о том, что с одной
стороны в России огромное количество юристов и специалистов в области
юриспруденции, а с другой – их катастрофически не хватает1.
Действительно, сейчас многие вузы «верстают» в юристы всех
платежеспособных желающих, некоторые – прицельно (например, только
врачей).
Однако, во-первых, не становится юристом обладатель диплома о
соответствующем образовании – для этого нужно поработать юристом. Врач
с юридическим образованием – всего лишь врач с юридическим
образованием.
Во-вторых, всеядность в юриспруденции уже невозможна – специализация
не в любой и каждой, но лишь в определенной сфере деятельности породила
юриспруденцию в образовательном, туристическом, строительном, торговом,
игровом и т.д. бизнесе. Сформировалась подобная специализация юристов и
в здравоохранении. Юрист, специализирующийся в оптовой торговле – не
специалист в области охраны здоровья. Равно как юрист на рынке торговли
медицинской техникой или лекарственными средствами не является
специалистом на рынке оказания медицинских услуг. Развивая известную
среди юристов поговорку, что тот не юрист, кто не цивилист2, он нуждается в
необходимой зауженной углубленности познаний, навыков, умений и опыта.
В-третьих, помимо профессионального уровня юрист в соответствующей
сфере бизнеса должен иметь профильный уровень прикладной ориентации на
экономику и управление в этой сфере, то есть руководствоваться интересами
этого бизнеса. Дальше больше такой юрист перестает представлять интересы
любой другой стороны, противоположной этому бизнесу (например,
потребителей-пациентов
или
поставщиков).
Формируются
специализированные институты корпоративных юристов, как и юристов
консьюмеристских3 образований.
Однако объективность процесса специализации юристов на рынке вовсе не
препятствует объективной реальности предложения со стороны юристов
медицинским организациям. В учреждениях здравоохранения обычно это –
административный ресурс: при существующем перепроизводстве юристов
едва ли не у каждого из руководителей органов управления
здравоохранением или самих главных врачей учреждений здравоохранения
находится родственник-юрист, либо в поисках приработков обслуживать
учреждения здравоохранения подряжаются юристы органов управления
здравоохранением. В частных медицинских организациях дело нередко
обстоит так же, а если нет, то выбор юриста основывается вовсе не на его
уровне и потенциале, а на разнообразных субъективных критериях. В
1
ИА "Клерк.Ру" 01.03.2007
цивилист – специалист по гражданскому праву (civil law)
3
организаций потребителей
2
результате медицинская практика привлекает не того юриста, которого
нужно, а того, кто подвернулся.
Под понятием юриста медицинской организации подразумевается юрист
по найму, юридическая фирма или адвокат.
Наиболее сговорчивым и непритязательным, понятно, является юрист по
найму. Будучи трудоустроен в медицинской организации (особенно в
учреждении здравоохранения), он не претендует на приличную оплату труда,
но и ожидать от него можно не больше, чем на эту зарплату. Как правило,
такой юрист подрабатывает еще в нескольких (вовсе не обязательно
медицинских) организациях и отсчитывает свою работу в часах,
проведенных на рабочем месте.
Юридическая фирма имеет более широкий спектр возможностей по
сравнению со штатным юристом, поскольку в каждой из них представлены
юристы, специализирующиеся на разных аспектах юридической
деятельности. Это не означает, однако, что они специализируются на
медицине, а тем более – на разных аспектах медицинской деятельности. И,
несмотря на то, что обычно их предложение объемно, многогранно и
многообещающе, на практике сбывается лишь его небольшая часть. Ставки
юридических фирм обычно соответствуют размеру обещаний и редко –
действительным возможностям.
Адвокат обладает еще более широким арсеналом возможностей, но как
профессионал обычно сужается до необходимого и достаточного уровня
предложения, предусмотрительно относя дополнительные предложения к
предмету отдельных договоров. Это позволяет ограничить цену договора
рамками
его
предмета.
Будучи
в
кругу
других
адвокатов,
специализирующихся каждый на отдельных аспектах действительно
широкого круга видов деятельности, в случае необходимости он всегда
пригласит нужного специалиста-адвоката, с которым заключается
соответствующий договор. В такой ситуации, если возникает необходимость
в привлечении нескольких адвокатов, их вознаграждения в сумме достаточно
высоки.
Однако владеющих спецификой медицинской деятельности в адвокатском
корпусе практически нет. В этом отношении равно юристы по найму,
юридические фирмы или адвокаты обладают абсолютным сходством. Речь
может идти лишь о степени понимания всеми этими юристами того, что
нужно медицинской организации, и о том, насколько такое понимание будет
соответствовать ее ожиданиям в результате их деятельности.
В этой связи перед медицинскими организациями, имеющими намерение
получить эффективную юридическую помощь, встает проблема выбора, т.е.
разрешения неопределенности в условиях множественности альтернатив.
Соответственно, важны показатели, на основании которых может
формироваться такой выбор.
Подобными показателями выступают запасы знаний, умений, навыков и
опыта в отдельных областях юридической деятельности по обслуживанию
товаропроизводителей в сфере охраны здоровья. Определенным образом
сгруппированные, они позволяют определить, в чем и в каких пределах
компетентен юрист.
Такие показатели, во-первых, могут быть разнесены по двум основным,
присущим юридической профессии, группам: материально-правовые и
процессуально-правовые виды деятельности.
Специализация в материальном праве предполагает, по преимуществу,
аналитическую работу.
Специализация в процессуальном праве состоит в участии в
соответствующих процедурах и процессах.
Во-вторых, подобные показатели могут дифференцироваться по
профильному уровню прикладной ориентации юриста в сфере охраны
здоровья – общему, полному и особому – в зависимости от его интеграции в
экономическую и управленческую сферу деятельности обслуживаемой
медицинской организации. Не следует смешивать такой уровень с уровнем
(низким, средним, высоким) профессионального мастерства юриста.
Общий уровень юриста свидетельствует, что он владеет юриспруденцией
для обслуживания организаций в минимально необходимом для этого
объеме.
Полный уровень юриста говорит о том, что он профессионально свободен
в обслуживании организаций.
Особый уровень юриста предполагает, скорее, его надорганизационное
существование на рынке. Иными словами, это – не юрист обслуживающий
одну или несколько организаций на абонементных или иных условиях. Это –
юрист, свободно владеющий состоянием рынка в целом, к которому можно
обращаться по особо серьезным и масштабным основаниям.
Юрист – это не слуга по особым поручениям. И даже не «домашний
доктор» для медицинского бизнеса. Это прежде всего – консельери,
советник. Позиция юриста интересна для медицинского бизнеса тем, что как
сторонний наблюдатель извне он способен подсказать то, что не очевидно
для замыленного рутиной взгляда руководителя. Но ровно поэтому давно
специализирующийся в медицине юрист, который одинаково знает правовую
и фактическую сторону дела со всеми ее изъянами, причем
воспроизводящимися до мелочей в разных медицинских организациях,
становится со временем полноценным медицинским бизнес-экспертом.
Обычно руководителю медицинской организации приходится метаться:
это – дело юриста, это – экономиста, это другого специалиста, зачастую
просто неизвестно, какого. Получить искомое в одном лице практически не
представляется возможным. Но ровно эти функции и способны выполнять
медицинские бизнес-эксперты, когда сложится такой профессиональный
институт.
В-третьих, подобные показатели могут быть разделены на две основные
группы: общая юридическая практика в сфере охраны здоровья и
медицинская специализация.
Юристы общей практики в сфере охраны здоровья могут блестяще владеть
правом, но не спецификой медицинской деятельности, медицинского бизнеса
и медицинского рынка.
Юристы с медицинской специализацией, понятно, имеют, как правило,
высшее медицинское образование. Уровень владения медицинской
спецификой определяется также предшествующим опытом практической
работы в качестве врача (фельдшера, медсестры).
Таким образом, в целом можно выделить 36 показателей, на которые
можно опираться при выборе юриста для обслуживания медицинской
организации в зависимости от ее потребностей (рис.1).
1. Хозяйственные отношения. Это комплекс гражданско-правовых
договоров, в которые вступает медицинская организация при осуществлении
хозяйственной деятельности, с различными контрагентами – поставщиками и
заказчиками.
2. Трудовые отношения. Это отношения с работниками, в том числе на
условиях трудовых договоров. В этой части юрист курирует работу отдела
кадров при его наличии.
3. Налоговые отношения. Это отношения с налоговыми органами в части
бухгалтерского и налогового учета. В этой части юрист курирует
бухгалтерию медицинской организации.
4. Претензионные процедуры. В отношениях с контрагентами –
поставщиками и заказчиками – возникают договорные споры о неисполнении
или ненадлежащем исполнении договоров. Разрешение таких споров и
наложение штрафных санкций или применение иных способов обеспечения
исполнения обязательств по договору происходит в досудебном порядке или
выносится на рассмотрение суда.
5. Трудовые процессы. В отношениях с работниками могут возникать
споры, которые разрешаются в судебном порядке.
6. Административные процедуры. Таковых – множество: от проверок до
истребования/представления документов и т.д.
7. Правовая экспертиза документов. В любой организации существует
свой документооборот, циркулируют входящие и исходящие документы. Во
входящих документах нередко содержатся предписания, требования,
указания. Требуется определение их правомерности, чтобы стала возможна
адекватная реакция. Нередко представляются бланки договоров с
контрагентами, которые необходимо проработать с учетом интересов
медицинской организации. Порой руководитель составляет исходящие
документы так, что это грозит ему и возглавляемой им организации
соответствующими санкциями.
Уровень
Общий
Материальное право
Процессуальное право
Общая юридическая практика
хозяйственные отношения
претензионные процедуры
трудовые отношения
трудовые процессы
Полный
Особый
Общий
Полный
Особый
налоговые отношения
правовая экспертиза документов
юридический аудит состояния
медицинского бизнеса
правовое сопровождение бизнесадминистрирования
бизнес-экспертиза
административные процедуры
административные процессы
гражданско-правовые
процессы
арбитражные процессы
корпоративные процедуры
процедуры слияния и
бизнес-прогнозирование
поглощения
дью дилидженс
процедуры бизнес-экспансии
Медицинская специализация
регистрационные,
организация информирования
лицензионные и другие
пациента
разрешительные
административные процедуры
документирование отношений и
процедуры и процессы по
определения, измерения и оценки
потребительским основаниям
медицинских услуг
медицинских дел
составление проф- и сервиспроцедуры надзорных
стандартов медицинской
проверок
организации
административные процессы и
составление договора о возмездном
споры с административными
оказании медицинских услуг
органами
арбитражные процессы с
процессное построение
плательщиками за
медицинского бизнеса
медицинские услуги
юридический аудит безопасности
процессы по ятрогенным
медицинского бизнеса
основаниям медицинских дел
процедуры формирования
оценка уровня и подготовка
рыночных механизмов
менеджмента медицинских
противодействия
организаций
потребительскому
экстремизму
экспертиза и сопровождение
процедуры формирования
проектов развития медицинского
инвестиционнобизнеса
инновационных комплексов
позиционирование
процедуры формирования
товаропроизводителей в системе
новых институтов и их
координат медицинского рынка
интеграции в рыночную среду
Рис.1. Вопросы юриста, обслуживающего медицинские организации.
8. Юридический аудит состояния медицинского бизнеса. Любой аудит
проводится для выяснения соответствия фактического положения дел
предписанному. Юридический аудит призван обеспечить соответствие
деятельности и документации медицинской организации установленным
юридическим правилам.
9. Правовое сопровождение бизнес-администрирования. С прежних
времен традиционное отношение отечественных руководителей к юристу как
к прислуге за рубежом всегда имело противоположный характер, и
менеджмент к юристам всегда относился как к партнерам. Участие
квалифицированного юриста в принятии управленческих решений позволяет
выигрывать, где можно, и не проигрывать там, где нельзя.
10.
Административные
процессы.
Поскольку
любые
акты
административных органов (в том числе, в порядке административных
проверок) могут быть обжалованы в суде, можно требовать признания
недействительным акта государственного органа или органа местного
самоуправления или неприменения судом акта государственного органа или
органа местного самоуправления, противоречащего закону, постольку
участие в административных процессах является одном из способов защиты
прав медицинской организации.
11.
Гражданско-правовые
процессы.
Поскольку
получателем
медицинских услуг всегда является пациент, физическое лицо, постольку
инициируемые им судебные споры в судах общей юрисдикции всегда
возможны. Представительство юристом интересов медицинской организации
в таких спорах служит целям защиты ее прав.
12. Арбитражные процессы. В экономических отношениях с
поставщиками и заказчиками всегда возможно возникновение споров,
подведомственных арбитражным судам. Представительство юристом
интересов медицинской организации в таких спорах также служит целям
защиты ее прав.
13. Бизнес-экспертиза. Квалифицированный юрист может выступать в
качестве бизнес-эксперта, изучая организацию конкретного бизнеса, выявляя
уязвимости и предлагая пути их преодоления и необходимых улучшений.
14. Бизнес-прогнозирование. Представляя организацию конкретного
бизнеса, его положение на рынке и состояние самого рынка,
квалифицированный юрист может обосновать сценарии развития наиболее
вероятных событий на рынке и предложить упреждающие меры подготовки к
ним.
15. Дью дилидженс. Определение юридической чистоты сделок в
последнее время получило широкое распространение как в потребительских,
так и в деловых отношениях. Если же речь идет о крупных,
многомиллионных сделках, цена ошибки в которых крайне высока, участие
юриста в детальной проработке того, кто является контрагентом, каковы его
возможности участия в такой сделке, какова история объекта сделки,
необходимо ли страхование рисков и т.д., является чрезвычайно важным. В
настоящее время дью дилидженс практически поглощено бизнес- (деловой,
корпоративной) разведкой.
16. Корпоративные процедуры. Поскольку большинство медицинских
организаций являются коммерческими, постольку отношения менеджмента и
участников (учредителей, получателей дивидендов) не всегда ясные, ровные
и сбалансированные. Определяющие их корпоративные процедуры
допускают множество неожиданностей. Участие квалифицированного
юриста в этих процедурах в допущенном законом качестве позволяет в
значительной степени упорядочить их и проводить в конструктивном ключе.
17. Процедуры слияния и поглощения. В интересах конкретного бизнеса
порой возникает необходимость влиться в другой или объединиться с другим
бизнесом. Бывает и недружественное поглощение более мелкого более
крупным бизнесом. В таких случаях участие юриста позволяет сохранить или
не чрезмерно утратить ценность капиталов более слабого бизнеса.
18. Процедуры бизнес-экспансии. Организация сетевого бизнеса,
создание холдингов и конгломератов, как и филиалов и представительств,
зачастую выливается в длительные последовательные многоходовые
комбинации разрастания бизнеса, которые состоят из одиночных этапов
(операций, транзакций), каждой из которых необходимо придать юридически
надлежащую форму.
19. Организация информирования пациента. Пожалуй, проще всего к
этому подходят равно медики и юристы, хотя последствия ненадлежащей
предварительной информированности пациента о том, что с ним будет в
результате лечения и как оно отразится на состоянии его здоровья, наиболее
перспективны
неблагоприятными
для
медицинских
организаций
последствиями. Разумеется, речь не идет об экстренных, ургентных
мероприятиях, но пока пациент в состоянии понимать значение своих
действий и принимать решения, он может их принимать лишь на основании
знания действительного положения дел и прогноза тех утрат для
собственного здоровья, которым рискует самостоятельно, соглашаясь на
медицинское пособие. Понятно, что записи типа «На операцию согласен»
или «О последствиях предупреждена», производимые в медицинской
документации – всего лишь свидетельство дремучести того, кто их составил,
но не подписавшихся под ними пациентов. Потому что последствия в этом
случае практически неизбежны: о каких последствиях предупрежден, на
операцию в каком объеме и ради чего – согласен? Это не индульгенция
медикам как дозволение делать все, что заблагорассудится. Это может быть
не более чем разрешением правообладателя предпринять в отношении его
здоровья как объекта права только то, на что он готов и чем согласен
поступиться ради этого. И излагаться такая информация должна не в
медицинских терминах, а в общепринятых словах в строгих юридических
рамках. Понятно, что беседа, принимаемая медиками за информирование
пациента, с точки зрения потребительского законодательства таковым не
является. Участие юриста в таких случаях необходимо не на момент
информирования пациента и осуществления лечебного процесса, а задолго до
момента принятия решения пациентом – как готовый к подписанию из числа
многих бланк, возможно многостраничный, по каждому отдельному
медицинскому вмешательству стандартизированного объема.
20. Документирование отношений и определения, измерения и оценки
медицинских услуг.
Наверное, главным в работе юриста в отношениях медицинской
организации с потребителем является документирование этих отношений.
Поскольку в большинстве случаев оплату медицинских услуг в пользу
пациентов производят третьи лица (страховщики, работодатели, родители,
благотворители и т.д.), постольку двусторонние отношения между
медицинской организацией и пациентом складываются с участием третьего
лица – плательщика, выступающего на стороне пациента, в пользу которого
он платит. Это означает, что часть документов оформляется в отношениях
медицинской организации с пациентом, часть – в отношениях медицинской
организации с плательщиком, и часть – в отношениях пациента и
плательщика. Соответственно, в едином договоре есть блок о платежах, т.е.
об оплате медицинских услуг; есть блок о товаре, т.е. о медицинской услуге
как о продукте; есть блок о здоровье, т.е. об объекте защиты законом.
На деле в медицинских организациях документы разнесены по двум
частям. Договоры (обычно в учреждениях здравоохранения) находятся у
экономистов. Все остальные функции выполняет медицинская документация,
в то время как она отражает не более чем исполнение обязательств по
договору.
Тем самым экономистам нужен лишь блок о платежах, хотя блок о товаре
и блок о здоровье (если присутствует) содержатся в том же договоре,
который лежит в администрации медицинской организации, а практические
медики предоставлены сами себе, не испытывая никакой нужды в знании
содержания договора. Иными словами, договор – сам по себе, лечебный
процесс – сам по себе.
И все бы ничего, если б не досадные оказии, учащающиеся год от года – то
жалобы пациентов, то судебные процессы, а то и вообще на всю страну
телевидение осрамит.
Возникает вопрос о том, соответствует ли договору то, что
предпринимается медицинской практикой. А если договор – пустое место, то
у медицинской организации попросту нет средств, чтобы опровергнуть даже
надуманные притязания недовольных пациентов, не то что обоснованные. В
какой-то мере этому помогает сейчас судебная медицина, однако и ее
реформа в порядке трансформации из советской безответственности в реалии
капиталистической ответственности не за горами.
Проходят и золотые деньки безответственности обязательного
медицинского страхования, когда платят не за товар, а за искусственные
грошовые номинации (койко-день, посещение, обследование), обрастающие
горами приписок. Не столько то, насколько создано продукции (медицинских
услуг), сколько то, насколько достаточно приписок для прожитья от ее
оплаты – вот что заботит сейчас руководство учреждений здравоохранения.
Не лучше обстоят дела и в частной медицине: раскладывания по
отдельным звеньям технологии оказания медицинской помощи (особенно в
стоматологии) считается достаточным для обозначения медицинской услуги
как товара.
Между тем услуга потому становится товаром, что являет собой ценность
для потребителя. В условиях неразвитой конкуренции и никудышное
предложение пользуется спросом. Но впереди и вступление России в ВТО, и
реорганизация учреждений здравоохранения, что повлечет молниеносное
возрастание конкуренции.
Тем самым определение медицинской услуги как товара – не который
продают, поскольку производят, а который производят, чтобы покупали –
становится насущной необходимостью.
Медицинскую
услугу
как
товар
следует
определить,
т.е.
продемонстрировать ее ценность, полезность для потребителя. Возможно
отдельной медицинской услуге или нескольким из них дать особое название.
Медицинскую услугу необходимо ввести в круг измеряемых величин. Это
прежде всего границы, с которых каждая из них начинается и до которой
продолжается, после чего услуга является завершенной. Это также
параметры объема и содержания медицинской услуги, в том числе и ее
сервисных атрибутов.
Медицинская услуга должна быть доступна оценке. Это означает, что
определенность и измеримость медицинской услуги позволяет любому и в
любой момент дать ей однозначную оценку: выполнена или не выполнена,
выполнена с отклонениями и т.д.
Понятно, что определение, измерение и алгоритмы оценки каждой
медицинской услуги должны быть должным образом документированы. Это
– тоже функция юриста медицинской организации.
21. Составление проф- и сервис-стандартов медицинской организации.
В силу двойственности медицинской услуги обычно происходит смешение
потребительской и медицинской ее составляющих. И потребительской мерой
пытаются оценивать медицинскую часть, и наоборот. Чтобы такого не
происходило, нужны внутриорганизационные стандарты.
В медицинской части – при заведомой известности предлагаемых
медицинских услуг и входящих в их состав собственно медицинских пособий
– вполне доступно составить перечень и изложить применяемые
медицинские технологии с возможными вариациями. Трудоемкость создания
такого внутриорганизационного проф-стандарта позволит однозначно
утверждать, как должно проводиться конкретное медицинское пособие, и
сопоставить с тем, как оно в действительности проведено. Это избавит от
множества вопросов, в том числе предотвратит немало проблем с
судмедэкспертизой в случае судебных споров. Это – дело профессионаловмедиков, однако участие юриста в формализации проф-стандарта
обязательно
В потребительской части, т.е. в части товарно-денежных отношений,
возможно создание сервис-стандарта. В соответствии с ним, например,
ожидание в приемной более 15 минут обязывает персонал предложить
чашечку чая или кофе, запаздывание назначенного приема предполагает
небольшой подарок – фирменный сувенир и т.п., а перенос приема означает
10%-ную скидку при оплате медицинских услуг. Способов существует
множество. Конечно, это – дело маркетолога, но участие юриста в
формализации сервис-стандарта также обязательно.
22. Регистрационные, лицензионные и другие разрешительные
административные процедуры.
В настоящее время нет проблемы с регистрацией организаций. Существует
множество организаций, опосредующих процесс регистрации юридического
лица любой организационно-правовой формы или индивидуального
предпринимателя. Вместе с тем, используя стандартные формы уставов и
других учредительных документов, они допускают юридически
непростительные некорректности в формулировках. Кроме того, каждая
организация создается как самостоятельный бизнес-проект. Поэтому
индивидуализирующие отличия должны быть формализованы в
учредительных документах, поскольку могут сказаться впоследствии –
вплоть до необходимости их изменений.
Что касается лицензионной процедуры, то в настоящее время это –
деятельность
наиболее
монополизированной
государственнокапиталистической структуры. При лицензионных органах существуют
специализированные консалтинговые учреждения для добровольнопринудительного отъема средств у лицензиатов. Праву места в этой
процедуре практически не остается.
23. Процедуры и процессы по потребительским основаниям
медицинских дел.
В силу смешения медицинской и потребительской составляющих
медицинской услуги, пациент нередко выказывает недовольство в том, что к
медицинской помощи отношения не имеет. Обособление от собственно
медицинской помощи сервиса и пр. не всегда обладает очевидностью. В
значительной степени это – дело договора. Однако часто бывает, что
медицинская услуга оказывается с вещью (например, эндопротезы,
купленные пациентом самостоятельно вне этой медицинской организации).
Или собственно обслуживание пациента осуществляется несколькими
организациями, медицинской в том числе, а пациент в своем недовольстве
этого не различает. Или в порядке аутсорсинга другая организация оказывает
дополнительные услуги, вызвавшие недовольство пациента. Таких вариантов
может быть множество, и последствия из них могут вытекать как
договорные, так и внедоговорные (деликтные, из причинения вреда).
Поэтому вся структура обслуживания при оказании собственно медицинской
помощи должна быть детально формализована и понятна как граница
компетенций участников обслуживания, так и граница обслуживания и
медицинской помощи. Формализация всей структуры обслуживания – дело
юриста, а отсюда – и однозначное определение ответчика по
потребительским обязательствам в суде в случае спора.
24. Процедуры надзорных проверок.
Надзорные проверки, число которых руководство страны обещает
существенно сократить, в медицинском бизнесе зачастую вызывают подобие
катаклизма. Слабая осведомленность руководства медицинских организаций,
кто, что и как вправе проверять, способствует злоупотреблениям со стороны
сотрудников проверяющих органов. Присутствие юриста при проверке,
выяснение оснований, контроль за соблюдением процедуры их проведения
позволяет существенно снизить или свести к нулю «выявленные недостатки»
и соответствующие им санкции.
25. Составление договора о возмездном оказании медицинских услуг.
Составление договора об оказании медицинских услуг, наверное, самое
сложное, трудоемкое и требующее особенного, комплексного и
многопланового профессионализма, но самое непривлекательное для юриста.
Дело в том, что договор не приобрел ценности в медицине такой, как в
реальной экономике. А действительная ценность договора в медицине во
много крат выше, чем в реальной экономике.
Дело в том, что именно медицина имеет дело со здоровьем как с объектом
профессионального воздействия при оказании медицинских услуг. И потому
именно для медицинской организации, а не для пациента важен договор,
чтобы по нему выверять исполнение обязательств и исключать якобы
возникновение внедоговорных (деликтных) обязательств.
В силу малоценности для медицины вообще и конкретной медицинской
организации в частности составленный для одной из них бланк договора
распространяется сначала во всех близлежащих, а затем – и в отдаленных
медицинских организациях. Бланк договора не имеет правовой защиты, и
упущенная выгода его разработчика слишком велика.
Отсюда юрист, владеющий договоротворчеством в медицине, предпочтет
отказаться составлять полноценный договор и в лучшем случае ограничится
наименее затратным его подобием. Страдает, разумеется, только
медицинский бизнес.
26. Процессное построение медицинского бизнеса.
Бизнес-процессы, равно производственные, управленческие и другие,
складываются в зависимости от множества факторов, и от множества
факторов нарушаются. Основной способ поддерживать их в надлежащем
состоянии, судить об отклонениях (сбоях) и предотвращать их, достигать
максимальной работоспособности участвующих в них ресурсов – это создать
отправную точку, модель, т.е. формализовать их как средство для сравнения.
Понятно, что роль юриста в документировании бизнес-процессов
чрезвычайно высока.
27. Юридический аудит безопасности медицинского бизнеса.
Медицинский бизнес, как правило, слишком мал для создания
специального подразделения риск-менеджмента, а также для привлечения
или содержания службы безопасности. В этой связи необходимость
обнаружения фактических и юридических уязвимостей ложится на юриста.
28. Административные процессы и споры с административными
органами.
Органы исполнительной власти или органы местного самоуправления
издают те или иные акты, некоторые из которых откровенно или не
откровенно противоречат закону. Аналогичная ситуация – при надзорных
проверках. Акты этих органах подлежат обжалованию в суде. Это – функция
юриста медицинской организации.
29. Арбитражные процессы с плательщиками за медицинские услуги.
По экономическим спорам хозяйствующие субъекты – и медицинские
организации, и в отношении медицинских организаций, в частности –
обращаются в арбитражные суды. В последнее время появилась практика
формирования третейских судов при торгово-промышленных палатах с теми
же функциями, в том числе в здравоохранении и медицинском страховании.
Представительство медицинской организации в таких процессах в этом
случае – функция юриста.
30. Процессы по ятрогенным основаниям медицинских дел.
Самые сложные своей медицинской спецификой – медицинские дела. Будь
то в уголовном или гражданском процессе установление преступления или
деликта, вытекающих из существа медицинской помощи как
профессионального воздействия на здоровье пациента, является наиболее
непростым для правоохранительной и судебной практики. Знание
особенностей ятрогенного деликта помогает выстраивать линию защиты или
представительства.
31. Оценка уровня и подготовка менеджмента медицинских
организаций.
В настоящее время отсутствует система определения профессиональной
пригодности менеджмента медицинских организаций. Руководители
медицинского бизнеса продолжают мыслить врачебными категориями. Это
приводит зачастую к фатальным для бизнеса последствиям. Известно, что по
общей статистике за первый год существования выживает 20% вновь
образованных предприятий. Но за первым годом следуют второй, пятый,
десятый. Жизненный цикл медицинских организаций, и без того короткий за
счет нелепицы привязки лицензирования к аренде помещений и т.д.,
укорачивается еще больше из-за непрофессионализма менеджмента.
Например, руководитель одной из частных клиник, по-видимому,
страдающий традиционным врачебным снобизмом, вложил немало денег в
лицензирование того вида деятельности, который не пошел. А ведь всего-то
следовало изучить потенциальный спрос. А для этого необходимо было уже
знать рынок. И все это – из-за элементарной неосведомленности в
маркетинге и пренебрежения к нему. И это – частный, хотя и частый случай.
Но дело в том, что обучением управлению предпринимательством в
малом, а тем более – в медицинском бизнесе не занимается никто. Для
образования малый бизнес слишком малоинтересен, а медицинский – тяжел
своей спецификой. Поэтому ценностную, практическую, прикладную
информацию об управлении медицинским бизнесом накапливают
фактически только специализирующиеся на это юристы, наблюдающие весь
негатив неграмотного руководства и со стороны видящие, что необходимо,
чтоб его преодолеть.
Чтобы руководитель имел не собственную субъективную уверенность, что
ему, как врачу – все по плечу, необходима независимая оценка его знаний и
умений, а потому – и сегодняшних пределов в деле управления бизнесом.
Опытный, грамотный, сведущий в состоянии рынка юрист – великое
подспорье для этих целей.
А получив действительную оценку своего уровня, руководитель
медицинского бизнеса понимает, чего ему не хватает, чтобы соответствовать
позиции и повысить уровень управленческого мастерства. Подготовка по
соответствующим направлениям – так же возможная функция юриста.
32. Экспертиза и сопровождение проектов развития медицинского
бизнеса.
Организационное развитие – одна из задач бизнеса. Однако в медицинском
бизнесе эта задача решается хаотично, волюнтаристски (как правило, не
менеджментом, а владельцами бизнеса) и противоречиво. Плановое
стратегическое развитие вообще игнорируется тогда, когда ему противостоит
воля капитала, не подкрепленная теорией бизнес-администрирования.
Менеджмент шарахается от предкризисной бизнес-экспансии до
невыгодного полудружественного слияния-поглощения. Между тем на рынке
формируется – хотя и очень немногочисленный – корпус медицинских
бизнес-экспертов – естественно, из числа юристов. И непредвзятое мнение
специалиста, и поддержку разработки и ведения проекта можно получить у
таких юристов - медицинских бизнес-экспертов.
33. Позиционирование товаропроизводителей в системе координат
медицинского рынка.
Рынок представляет собой систему. Однако системообразование рынка –
это не простое соответствие спроса предложению, равновесие конкурентной
среды и видение упорядочения со стороны государства. При всем
многообразии операторов и продуктов на рынке их характеризует некая
общность – по разным группам разных параметров в разных ракурсах.
Обнаружение такой общности, ее ранжирование по ряду параметров,
создание картины рынка по определенной схеме представляет собой
рейтинги, которые широко используются в реальной экономике. По разным
показателям составляется стереометрическая панорама, в которой каждый
товаропроизводитель и его продукт находит текущее место. Это –
динамичная картина, она меняется в зависимости от множества влияющих
факторов. Но это – вполне объективная картина, и чем больше создающих ее
показателей используется, тем более она надежна.
А создание такой картины начинается с аналитической или экспертной
оценки сходных параметров товаропроизводителей и их продукта в разных
источниках доступной информации. И производят такую оценку для
объективации их в последующем в рейтинги – вновь медицинские бизнесэксперты.
34.
Процедуры
формирования
рыночных
механизмов
противодействия потребительскому экстремизму.
Формирование путей противодействия потребительскому экстремизму в
здравоохранении приобретает все большую актуальность.
Первым среди них является формализация факторов и механизмов
рискообразования в медицине (т.е. создание технических регламентов в
здравоохранении).
Вторым
является
социализация
здравоохранения
(создание
координационных советов между производителями и потребителями
медицинских услуг, между производителями медицинских услуг и
публичными структурами).
Без участия юриста подобные крупные задачи не могут быть решены.
35. Процедуры формирования инвестиционно-инновационных
комплексов.
Все новое оплачивается не только на этапе создания, но и на этапе
внедрения в практику. В настоящее время Россия, подобно Африке, является
площадкой для клинических испытаний всевозможных западных лекарств.
Засилье зарубежной медицинской техники означает лишь, что наша
медицина пополняет экономику других стран, и отнюдь не означает, что все
это не может производиться в России.
Для этого и нужно формирование инвестиционно-инновационных
комплексов в здравоохранении, чтобы отечественная медицина могла не
только догонять, но и развиваться опережающими темпами, пополняя
экономику своей страны.
Пути этого – в активизации эндаумента, в создании структур грантового
привлечения научных сообществ, в формировании структур привлечения
венчурных капиталов, в формировании внедренческих институтов и в
стимулировании страхования их рисков.
Без участия юриста подобные крупные задачи также не могут быть
решены.
36. Процедуры формирования новых институтов и их интеграции в
рыночную среду.
Формирование новых институтов – условие адаптации здравоохранения к
существующим реалиям. Прежние институты изжили себя.
В соответствии со структурой рынка медицинских услуг можно выделить
финансовые (платежные) институты, структурные институты практического
здравоохранения (производителей медицинских услуг) и инфраструктурные
институты рынка медицинских услуг.
В перспективе развития платежных институтов, во-первых, по мере роста
несостоятельности медицинского страхования приобретут значение
больничные кассы. Во-вторых, увеличивающееся недоверие к публичным
институтам и рост такового к институтам социальным потребует
существенного изменения законодательного оформления и практики
деятельности благотворительных фондов. В-третьих, по мере развития
экономического оборота в здравоохранении потребуется создание
институтов отраслевой концентрации капиталов.
Структурные
институты
производителей
медицинских
услуг
предположительно
будут
развиваться
по
пути
специализации
(диверсификации функций) товаропроизводителей, кооперации (между
медицинскими организациями, с операторами медицинского рынка в целом,
с операторами смежных рынков) и партнерства (участия в общих проектах –
корпоративного и договорного).
Инфраструктурные институты имеют перспективу развития сети
институтов сбора (экономического мониторинга) и накопления (анализа)
рыночной информации, институтов подготовки и переподготовки
менеджмента медицинских организаций, институтов организационного
развития.
Для всего многообразия подобных задач нужно множество юристов как
медицинских бизнес-экспертов.
Таким образом, выбор юриста для обслуживания медицинской
организации определяется вполне объективными, твердыми и ясными
критериями. Все определяется тем, будет ли на них ориентироваться
руководитель медицинской организации и, если нет, по каким мотивам.
Такими могут быть мотивы по неосведомленности, сугубо личные и
экономические. Настоящая работа, представляется, позволяет не только
преодолеть неосведомленность, но и в значительной степени в силу этого
сократить значение личных мотивов. На самом деле, определяющими
являются экономические мотивы, которые, как известно, вытекают из
принципа трех «Э»: экономия пути, экономия времени, экономия средств.
Проблема в том, что в большинстве случаев на рынке ищут дешевизны. А
в силу неосведомленности, не знают, во-первых, кому платить (т.е. кого
привлекать), сколько платить и чего ожидать взамен. В результате платят
тому, не кому надо, и много, а тому, кому надо, платят мало или не
приглашают. Имеют либо начинающего, либо всеядного юриста, не
сведущего ни в медицине, ни в управлении бизнесом. И в итоге получают то,
что никак не удовлетворяет собственные экономические интересы: заплатили
мало – мало получили, заплатили много – получили не то. Не говоря о том,
что экономической пользы от такого юридического обслуживания также нет.
Конечно, беда и в том, что пока не структурировался и сам рынок
юридических и иных консалтинговых услуг в здравоохранении. Не
сложились еще рейтинги специалистов в этой области, нет четких
ориентиров о направленности их деятельности, не возник институт
медицинских бизнес-экспертов. Скудный и требующий поиска выбор
таковых на фоне широчайшего предложения прочих создает затруднения.
Единственно необходимая информация расставляет все по своим местам, и
чем более корректной и насыщенной она будет, чем ее будет больше, тем
легче станет выбор нужных специалистов, и тем проще руководителям
находить искомое для нужд медицинского бизнеса.
В целом, структурированное представление о вопросах юриста,
обслуживающего медицинские организации, позволяет руководителю не
только понимать пределы возможностей конкретных специалистов, но и
формулировать собственные необходимости возглавляемой организации, а
также ориентироваться на экономические вложения и отдачу от деятельности
привлекаемых специалистов.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
25
Размер файла
220 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа