close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Номер 6 - Хозяйство и право

код для вставкиСкачать
Ó÷ðåäèòåëè —
Âûñøèé àðáèòðàæíûé ñóä Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè,
Ìèíèñòåðñòâî þñòèöèè Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè
è òðóäîâîé êîëëåêòèâ ðåäàêöèè æóðíàëà
.
Èçäàåòñÿ ñ ÿíâàðÿ 1977 ãîäà
¹ 6 (221) • Èþíü • 1995
Â
ÍÎÌÅÐÅ
.
ÊÎÌÌÅÍÒÀÐÈÈ ÇÀÊÎÍÎÂ
.
Ì. ÁÐÀÃÈÍÑÊÈÉ. Ñäåëêè. Ïðåäñòàâèòåëüñòâî. Ñðîêè. Èñêîâàÿ äàâíîñòü.
(Êîììåíòàðèé ÃÊ ÐÔ)
3
Å. ÑÓÕÀÍÎÂ. Îáùèå ïîëîæåíèÿ î ïðàâå ñîáñòâåííîñòè è äðóãèõ âåùíûõ
ïðàâàõ
(Êîììåíòàðèé ÃÊ ÐÔ)
29
Ì. ÊÓ×ÌÀ. Î çàíÿòîñòè íàñåëåíèÿ â Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè
46
 ÓÑËÎÂÈßÕ ÐÛÍÎ×ÍÎÉ ÝÊÎÍÎÌÈÊÈ
.
Ë. ÕÎËÎÄ. Êîíöåïöèÿ ãîñóäàðñòâåííîãî ðåãóëèðîâàíèÿ â àãðîïðîìûøëåííîì
êîìïëåêñå Ðîññèè
56
Î. ÊÀÁÛØÅÂ, Ñ. ÏÐÎÕÎÐÎÂ. Îöåíêà áàíêîâñêîãî ðèñêà è îïðåäåëåíèå
îïòèìàëüíîé ñòðàòåãèè ðàñïðåäåëåíèÿ ñâîáîäíûõ áàíêîâñêèõ ðåñóðñîâ
63
Ê. ÒÎÒÜÅÂ. Ïóáëè÷íûé äîãîâîð
76
ÐÛÍÎÊ ÖÅÍÍÛÕ ÁÓÌÀÃ
.
Â. ÌÀÌÀÉ. Åùå ðàç îá àêöèÿõ è âûïëàòå äèâèäåíäîâ
84
Ë. ÍÎÂÎÑÅËÎÂÀ. Âåêñåëü. Ïðîáëåìû ïðàêòè÷åñêîãî èñïîëüçîâàíèÿ
91
ВОПРОСЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
.
Â. ÊÎÑÒÞÊ. Î âîïðîñàõ çàùèòû àâòîðñêèõ è ñìåæíûõ ïðàâ
101
В ВЫСШЕМ АРБИТРАЖНОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
.
Ïî ìàòåðèàëàì Ïëåíóìà ÂÀÑ ÐÔ (ïîñòàíîâëåíèÿ îò 28 ñåíòÿáðÿ 1994 ã.
¹¹ 32–36)
118
.
ÎÔÈÖÈÀËÜÍÛÅ ÌÀÒÅÐÈÀËÛ
.
Ïîñòàíîâëåíèå Ïëåíóìà Âåðõîâíîãî ñóäà ÐÔ è Ïëåíóìà Âûñøåãî
àðáèòðàæíîãî ñóäà ÐÔ îò 28 ôåâðàëÿ 1995 ã. ¹ 2/1
124
Ïåðå÷åíü íîðìàòèâíûõ àêòîâ ìèíèñòåðñòâ è âåäîìñòâ, çàðåãèñòðèðîâàííûõ
â Ìèíèñòåðñòâå þñòèöèè Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè â àïðåëå è ìàå 1995 ãîäà
129
.
ÌÍÅÍÈß È ÑÓÆÄÅÍÈß
.
Ä. ÊÍßÇÅÂ. Îòâåòñòâåííîñòü çà ïðîñðî÷êó ïëàòåæà ïî äîãîâîðó êóïëèïðîäàæè ïðîäóêöèè äëÿ ïðåäïðèíèìàòåëüñêîé äåÿòåëüíîñòè
136
Ã. ËÎÁÀÍÎÂ. Ñîâìåñòíàÿ äåÿòåëüíîñòü: ôîðìà, öåëè, îñîáåííîñòè
140
.
ÊÎÍÑÓËÜÒÀÖÈß
.
À. ÁÐÛÇÃÀËÈÍ, Â. ÁÅÐÍÈÊ. Ñîñòàâ è âèäû ôèíàíñîâûõ ïðàâîíàðóøåíèé
ïî ðîññèéñêîìó íàëîãîâîìó çàêîíîäàòåëüñòâó
144
Îòâå÷àåì íà âîïðîñû ÷èòàòåëåé
151
.
ÑÓÄÅÁÍÎ-ÀÐÁÈÒÐÀÆÍÀß ÏÐÀÊÒÈÊÀ
.
Èíôîðìàöèîííîå ïèñüìî Âûñøåãî àðáèòðàæíîãî ñóäà ÐÔ îò 29 äåêàáðÿ 1994
ã. ¹ 03-60
156
© "Õîçÿéñòâî è ïðàâî", 1995
Êîììåíòàðèè çàêîíîâ
Комментарий ГК РФ
CÄÅËÊÈ. ÏÐÅÄÑÒÀÂÈÒÅËÜÑÒÂÎ. ÑÐÎÊÈ.
ÈÑÊÎÂÀß ÄÀÂÍÎÑÒÜ *
Охваченный настоящей статьей круг вопросов составляет
содержание глав 9–12 ГК РФ.
Сделки. С точки зрения гражданского законодательства
предпринимательская деятельность — независимо от того, идет
ли речь о производстве, торговле, транспорте, банковских или
биржевых операциях и т. п., — может быть представлена как
совершение различного рода сделок. Именно по этой причине
включенный в ст. 8 перечень оснований возникновения
гражданских прав и обязанностей начинается со сделок.
Как и любой иной волевой акт, сделка представляет собой
сочетание воли и волеизъявления. Воля дает ответ на вопрос:
"чего я хочу?", а волеизъявление: "что я для этого делаю?" (хочу
обеспечить себя на случай болезни или старости и потому
совершаю сделку по страхованию жизни).
В виде общего правила волеизъявление принимает форму
определенного действия: подписание договора, выдача
доверенности, составление завещания и др. Существуют еще два
способа выражения воли. Так, о воле можно иногда судить
косвенно, имея в виду поведение лица, например по жестам,
совершаемым брокерами на бирже. Соответствующие действия
именуются конклюдентными, то есть такими, "из которых можно
сделать вывод". Сходную роль иногда играет молчание. Но для
этого необходимо, чтобы в законе или в специальном
соглашении сторон содержалось указание на то, имеет ли
молчание определенное значение: "да" или "нет"? Так, из ст. 546
* Ïðîäîëæåíèå. Íà÷àëî ñì. â ¹¹ 1–5 çà 1995 ã.
ГК РСФСР 1964 года вытекает, что наследники, которые на
протяжении шести месяцев не выразят волю принять наследство,
считаются отказавшимися от него (молчание — "нет"). Или
другой пример: возможно заключение договора, который
предусматривает ежемесячные поставки в определенном объеме,
если покупатель не сообщит о своем отказе от получения товара
в течение какого-либо срока до начала очередного срока
(молчание — "да").
ГК впервые специально урегулировал "односторонние
сделки" с учетом значения, которое имеет этот вид сделок в
гражданском обороте, и прежде всего для отношений,
складывающихся в ходе предпринимательской деятельности.
Достаточно указать, что сам договор возникает в результате
осуществления
взаимосвязанных
односторонних
сделок:
предложения заключить договор — оферты и принятия
предложения — акцепта. К односторонним сделкам относятся, в
частности, объявление торгов в виде аукциона или конкурса,
составление векселя, выдача чека и др.
Из общего правила, закрепленного в ст. 155 ГК РФ, следует,
что односторонняя сделка создает у лица, которое ее совершает,
определенную обязанность по отношению к адресату сделки.
Так, из публикации о предстоящем аукционе или конкурсе
вытекают определенные обязанности у организатора. Если
аукцион или конкурс является открытым, то это обязанности по
отношению к любому, кто отзовется, а если закрытым — по
отношению к любому из числа приглашенных. Одна из таких
обязанностей состоит в соблюдении объявленных условий
конкурса (отказ от них возможен лишь в установленном законом
порядке).
Возложить своими односторонними сделками обязанность на
другое лицо можно только в случаях, когда на этот счет есть
прямое указание в законе или соглашении, заключенном именно
с тем, на кого такая обязанность будет возложена. Например, при
транзитной поставке покупатель может направить продавцу
разнарядку, указав в ней, кому, в каком объеме и в какой срок
последний
обязан
отгружать товары. Разнарядка —
односторонняя сделка, обязательная для продавца, поскольку тот
принял на себя соответствующую обязанность по договору с
лицом, выдавшим разнарядку.
На односторонние сделки распространяются общие положения об обязательствах и о договорах. Статья 156 имеет при
этом в виду сделку как особую разновидность правоотношения.
Здесь подразумеваются статьи ГК, которые регулируют вопросы
о сторонах в обязательствах, сроках и формах договора, порядке
его исполнения, ответственности за нарушение и др. В отличие
от этого нормы, которые регулируют договор как основание
возникновения обязательства, по общему правилу к
односторонним сделкам относиться не могут. Имеются в виду, в
частности, статьи глав 28 и 29, в которых речь идет
соответственно о заключении договора, его изменении и
расторжении.
Как и Основы гражданского законодательства (п. 1 ст. 27),
п. 1 ст. 159 ГК признает, что сделка, для которой законом или
соглашением сторон не предусмотрена обязательная письменная
форма, может быть совершена устно. Тем самым свобода выбора
у лица, совершающего сделку, между устной и письменной
формой, является правилом, а обязательная письменная форма —
исключением из него. Письменная форма обязательна только в
случаях, когда на этот счет имеется прямое указание в законе
либо стороны придут к соглашению о необходимости облечь
совершаемую ими сделку в письменную форму.
Устные сделки совершаются с помощью словесного выражения воли лица. К ним приравниваются сделки, заключенные
путем конклюдентных действий, а при наличии ясных указаний
на этот счет в законе или соглашении — путем молчания (пп. 2 и
3 ст. 158).
ГК особо выделяет возможность устного совершения двух
видов сделок. Прежде всего речь идет о сделках, исполняемых
при самом их совершении (например, при приобретении товара в
розничном, а иногда и в оптовом магазине передача товара и его
оплата производятся одномоментно). Пункт 2 ст. 159 не только
разрешает совершение таких сделок устно, но и, как следует из
текста статьи, допускает лишь два исключения из этого правила.
Исполняемая при самом ее заключении сделка не может быть
совершена устно прежде всего в случаях, когда для нее введена
обязательная нотариальная форма либо предусмотрено, что
несоблюдение письменной формы сделки влечет за собой ее
недействительность.
Особо оговорена в ГК (п. 3 ст. 159) возможность устного
совершения сделки, основанной на письменной сделке, при
условии, если ни в законе, ни в ином правовом акте или в самом
договоре по поводу этой сделки не предусмотрена обязательная
письменная форма. Так, в соответствии с письменным договором
поставки в течение года отпуск товаров будет производиться по
мере возникновения потребности у покупателя, выраженной в
устной заявке. И напротив, выдача кредитов на основе открытой
кредитной линии возможна только с помощью совершения
письменной сделки.
Письменная сделка совершается путем составления документа, определяющего содержание сделки и подписанного
непосредственно лицом, от имени которого она совершена, или
тем, кто действует по его полномочию (в частности, по
доверенности). Наряду с общим требованием к письменной
форме сделки предусмотрены и некоторые специальные
требования, относящиеся только к договорам. Такие же
специальные требования к письменной форме могут вводиться
для отдельных видов договоров и иных сделок. Например,
договор перевозки должен оформляться указанным в
соответствующем транспортном уставе или кодексе документом:
накладной, грузовой квитанцией, коносаментом и др.
Существуют установленные формы для договоров, заключаемых
банками, страховщиками, биржами и т. п. Особые требования
могут быть предусмотрены и для некоторых односторонних
сделок (имеется в виду, например, выдача векселя или чека и
др.).
До принятия ГК оставался открытым вопрос, обязательно ли
удостоверять документы, оформляющие сделку, печатью,
составлять их на специальном бланке и т. п. Кодекс впервые дал
на него ответ. Признано, что отсутствие указанных реквизитов не
считается по общему правилу нарушением требований к форме
сделки. Эти реквизиты рассматриваются как "дополнительные
требования", а потому становятся обязательными только в силу
соответствующего указания в законе, ином правовом акте или
соглашении.
Примером такой исключительной нормы может служить п. 5
ст. 185 ГК. В нем содержатся требования к форме доверенности.
В частности, предусмотрено, что доверенность от имени
юридического лица выдается за подписью его руководителя или
иного лица, уполномоченного на это его учредительными
документами, с приложением печати данной организации.
Кодекс учел и существующую практику применения различных современных способов факсимильного воспроизведения
подписи с помощью средств механического или иного
копирования электронно-цифровой подписи и иных аналогов
собственноручной подписи. Однако здесь соблюдена определенная осторожность: их использование признается допустимым, если в законе, ином правовом акте или соглашении
сторон не будут установлены сама возможность подобных
подписей и определенный порядок их использования. Нарушение
хотя бы одного из этих требований может служить достаточным
основанием для оспаривания сделки.
Общее правило относительно обязательности письменной
формы в п. 1 ст. 161 ГК распространяется на те же два случая,
которые были предусмотрены в ст. 44 Кодекса 1964 года. Это
сделки юридических лиц между собой и с гражданами, а также
сделки между гражданами, превышающие установленную в
Кодексе сумму.
Статья 160 ГК, посвященная заключению письменных сделок,
является общей по отношению к ряду других специальных норм.
Наряду с нею есть и другие нормы, предусматривающие
обязательную письменную форму (имеются в виду случаи, когда
письменная форма сделки обязательна независимо от того, кто ее
совершает и какова ее сумма). О такого рода абсолютной
обязательности письменной формы идет речь в ст. 184 ГК
(договор о коммерческом представительстве), в ст. 185 и 187
(доверенность), ст. 331 (неустойка), ст. 339 (договор о залоге),
ст. 362 (поручи-тельство), ст. 380 (задаток), ст. 389 (уступка
требования), ст. 391 (перевод долга), ст. 429 (предварительный
договор) и т. п.
Главным последствием нарушения требования об обязательной письменной форме служит то, что при возникновении
спора о том, была ли сделка вопреки требованиям закона
совершена устно, сторона, утверждающая, что этот факт имел
место, в его подтверждение вправе использовать ограниченный
круг доказательств. Это могут быть любые предусмотренные
гражданским процессуальным законодательством средства
доказывания (объяснения сторон, письменные и вещественные
доказательства, заключение экспертов), кроме свидетельских
показаний. Запрет использования свидетельских показаний
распространяется только на случаи, когда оспаривается сам факт
совершения сделки. Если же спор касается ее содержания или
факта исполнения (неисполнения) стороной, устная форма
сделки не препятствует допуску свидетелей. Таким образом, если
вопреки закону, требующему письменной формы, сделка
совершается устно, то при утверждении типа "денег не брал" (то
есть кредитный договор не заключал) другая сторона не вправе
оспаривать это утверждение ссылкой на свидетельские
показания. В то же время утверждение "деньги брал, но не отдал"
можно оспорить, используя свидетельские показания.
Кодекс 1964 года (ст. 45) предусматривал, что внешнеторговые сделки должны, во-первых, совершаться письменно и,
во-вторых, подписываться в установленном порядке. Он был
определен постановлением Совета Министров СССР от 14
февраля 1978 года и предполагал наличие непременно двух
подписей с советской стороны из числа установленного в
указанном постановлении круга лиц. Основы сохранили только
требование о соблюдении формы внешнеэкономических
(внешнеторговых) сделок, не упомянув о порядке их совершения
(п. 2 ст. 30). Редакция соответствующей нормы вызывала иногда
сомнения по поводу порядка заключения сделок, имея в виду, что
под "формой" можно было понимать и "порядок". Но теперь ГК
снял какие бы то ни было сомнения на этот счет, указав, что для
внешнеэкономических сделок сохраняется только одно требование: "простой письменной формы" (п. 3 ст. 162).
Нотариальное удостоверение сделок признается обязательным в двух случаях: если это предусмотрено либо законом,
либо
соглашением
сторон.
Требование
обязательной
нотариальной формы содержится в ряде статей ГК. В частности,
имеется в виду необходимость нотариального удостоверения
доверенности на право заключения сделки, требующей
нотариальной формы (ст. 185) либо выданной в порядке
передоверия (п. 3 ст. 187), договора об ипотеке (п. 2 ст. 339),
договора уступки требований или перевода долга, если сами
требования или долг основаны на сделке, совершенной
нотариально (п. 1 ст. 389, п. 2 ст. 391). Такие же требования
предъявляются Кодексом 1964 года к договорам купли-продажи,
мены или дарения жилых домов, находящихся в городе либо
поселке городского типа, если хотя бы одна из сторон —
гражданин (ст. 239, 255, 257 ГК РСФСР), к договору дарения
любого имущества свыше определенной суммы (ст. 257) и к
завещанию (ст. 540). Удостоверение сделок, как и другие
нотариальные действия, осуществляется в соответствии с
принятыми 11 февраля 1993 года Основами законодательства о
нотариате нотариусами, работающими в государственных
нотариальных конторах или частнопрактикующими.
В соответствии со ст. 164 ГК РФ сделки с землей и другим
недвижимым
имуществом
подлежат
государственной
регистрации. Указом Президента РФ от 11 декабря 1993 года "О
государственном земельном кадастре и регистрации документов
о правах на недвижимость" признано, что ведение
государственного земельного кадастра, регистрацию и
оформление документов о правах на земельные участки и прочно
связанную с ними недвижимость должны осуществлять Комитет
РФ по земельным ресурсам и землеустройству и его
территориальные органы на местах.
В ст. 164 ГК предусмотрено, что законом может быть
установлена государственная регистрация также и сделок с
движимым имуществом определенных видов. Так, еще до
принятия нового Кодекса, 12 августа 1994 года Правительством
РФ было принято постановление "О государственной
регистрации автомототранспортных средств и других видов
самоходной техники на территории Российской Федерации".
Данным актом был определен круг транспортных средств,
подлежащих государственной регистрации, с учетом размеров
рабочего объема двигателя, максимальной конструктивной
скорости, а также указаны органы, на которые возложена
государственная регистрация (в зависимости от объекта это
подразделения Государственной автомобильной инспекции,
органы государственного надзора за техническим состоянием
самоходных машин и других видов техники в РФ и др.). Там же
определены необходимые для регистрации документы.
Существенную часть соответствующей главы составляют
статьи, посвященные недействительным сделкам. ГК воспроизводит традиционное деление недействительных сделок на
оспоримые и ничтожные.
Оспоримой является сделка, недействительная в силу
решения суда. Ничтожной же признается сделка, недействительная сама по себе независимо от решения суда. В случаях,
когда закон признает сделку ничтожной, функция суда обычно
состоит только в применении к ней предусмотренных в законе
последствий.
Вместе с тем если в суде будет все-таки возбужден спор,
предметом которого служит одно лишь признание сделки
ничтожной (например, вследствие нарушения формы и до того,
как сделка будет исполнена), суд все же, руководствуясь общими
нормами гражданского или соответственно арбитражного
процессуального законодательства, должен принять исковое
заявление и вынести решение по существу заявленного
требования.
Есть и еще некоторые различия между указанными видами
недействительных сделок. Одно из них состоит в том, что
ничтожная сделка недействительна с самого начала ее
совершения, в то время как оспоримая в зависимости от решения
суда признается недействительной с момента ее заключения либо
вынесения решения суда. Различие состоит и в том, что спор о
ничтожности сделки и ее последствиях может возбудить любое
лицо, в то время как оспоримая сделка признается
недействительной только по заявлению заинтересованного лица,
в роли которого может выступать и тот, кто совершил сделку, и
третье лицо (так, при определенных условиях оспаривать
действительность сделки, совершенной арендодателем с
покупателем арендованного имущества, может арендатор).
ГК различает три нежелательных для сторон последствия
недействительности сделок:
— двусторонняя реституция (восстановление прежнего
состояния), которая предполагает, что каждая из сторон передает
другой все приобретенное по сделке в натуре, а если это
невозможно — в виде денежной компенсации;
— односторонняя реституция, при которой одна из сторон
возвращает полученное ею по сделке другой стороне, а та
передает все, что получила или должна была получить по сделке,
в доход Российской Федерации;
— никакой реституции, а все, что обе стороны получили или
должны были получить по сделке, взыскивается в доход
Российской Федерации.
Различаются общие и специальные основания признания
сделки недействительной и такие же общие и специальные
последствия такого признания. Общие основания, о которых идет
речь, закреплены в ст. 168 ГК, которая признает недействительными сделки, не соответствующие закону или иному
правовому акту, то есть указу Президента Россий-ской
Федерации либо постановлению Правительства Россий-ской
Федерации. Последствие недействительности сделки в
соответствии с п. 2 ст. 167 ГК составляет двусторонняя
реституция. По общему правилу сделки, противоречащие закону,
признаются ничтожными. Однако ст. 168 допускает признание
законом сделок оспоримыми. Один из таких случаев
предусмотрен ст. 28 Закона РФ о несостоятельности
(банкротстве) предприятий. Имеется в виду, что по заявлению
конкурсного управляющего арбитражный суд признает
недействительными
определенные
сделки,
совершенные
должником или от его имени, до признания его несостоятельным
(банкротом). Достаточным основанием для признания сделки
недействительной в указанных случаях считается то, что она
направлена на досрочное удовлетворение требований отдельных
кредиторов по ранее возникшим обязательствам, если это
произошло в течение шести месяцев до дня возбуждения
производства по делу о несостоятельности (банкротстве)
предприятия и в тот момент предприятие уже было фактически
несостоятельным (банкротом). Сделка может быть признана
недействительной и независимо от шестимесячного срока, если
она была совершена должником с намерением причинить ущерб
другим кредиторам, и кредиторы, в пользу которых были совершены указанные действия, знали об этом. Такие же
последствия наступают и в отношении сделок, направленных на
удовлетворение кредиторов, срок требований которых наступил в
то время, когда предприятие уже было фактически
несостоятельным (банкротом) и стороны об этом знали.
Наряду с указанными общими существуют и специальные
основания признания сделок недействительными.
К числу специальных оснований относятся:
1) Нарушение требований к содержанию сделки (ст. 169 ГК).
Наряду с правилом о сделках, не соответствующих закону или
иным правовым актам, впервые выделена категория "сделок,
совершенных с целью, противной основам правопорядка и
нравственности". Такого рода сделки относятся к категории
ничтожных. Основанием для признания сделки недействительной
служит то, что лицо действовало умышленно. При этом имеется в
виду не только прямой, но и косвенный умысел (то есть тогда,
когда лицо желало соответствующих последствий, и тогда, когда
сознательно допускало такие последствия). Для гражданского
права характерен, как правило, второй вариант.
Речь в данном случае идет о сделках, подпадающих под
категорию совершенных в противоречии с публичным порядком
в стране. Нарушения законов, которые по своему характеру не
относятся к основам правопорядка, влекут за собой
недействительность сделок по признакам ст. 168 и последствия,
указанные в ст. 166. Статья 169 имеет в виду наряду с "основами
правопорядка" нарушение "основ нравственности". Одного лишь
нарушения
нравственности
для
признания
сделки
недействительной недостаточно.
2) Нарушение формы сделок и требований о ее государственной регистрации (ст. 162, 165 ГК). В законе, в том числе
в Кодексе, в ряде случаев не только предусмотрена обязательная
письменная форма, но и содержится указание на то, что
нарушение этого требования влечет за собой недействительность
сделок. Недействительность сделки в качестве последствия
нарушения требования о письменной форме включена в п. 3
ст. 162
(несоблюдение
простой
письменной
формы,
установленной для внешнеэкономических сделок), а также в
отдельные статьи, относящиеся к обязательственному праву, —
ст. 331, 339, 362 и 429. Кроме того, недействительность устной
сделки может быть предусмотрена и соглашением сторон.
При нарушении требования о нотариальной форме, в отличие
от простой письменной, сделка всегда признается ничтожной;
такой же ничтожной будет считаться и сделка, нарушающая
правила об обязательной государственной регистрации (п. 1
ст. 165).
Однако для некоторых случаев предусмотрена возможность
избежать недействительности указанных сделок: например, когда
соответствующая сделка исполнена полностью или частично, а
сторона, получившая исполнение, уклоняется от нотариального
удостоверения или государственной регистрации. Установлено,
что та из сторон, которая исполнила сделку, вправе обратиться за
защитой своих интересов в суд. Значение решения суда для обеих
ситуаций различно. Соответствующее решение заменяет
нотариальное удостоверение, а следовательно, при признании
судом сделки действительной обращаться в дальнейшем к
нотариусу нет необходимости. В то же время решение суда о
признании действительной сделки, не прошедшей регистрацию,
не может заменить собой регистрацию. Однако такого решения
достаточно для возникновения у соответствующего органа
обязанности осуществить вопреки воле одной из сторон
государственную регистрацию сделки. Такое решение суда
возможно лишь в случае, если соответствующая сделка все же
совершена в установленной форме, но только не прошла
регистрацию (пп. 2–4 ст. 165 ГК). Разумеется, имеется в виду, что
и в том и в другом случае содержание сделки не противоречит
закону, ибо иначе в иске о признании сделки действительной
должно быть отказано.
3) Недействительность сделки, связанная с недееспособностью стороны (ст. 171, 172, 175, 176, 177 ГК).
4) Недействительность сделки юридического лица, выходящей за пределы его правоспособности (ст. 173). Название
комментируемой статьи ýже ее содержания, поскольку в ней
выделены только два случая выхода юридического лица за
пределы его правоспособности. Первый охватывает ситуацию,
когда цели деятельности юридического лица ограничены в
уставе. Имеются в виду явно только те юридические лица,
которые обладают в соответствии со ст. 49 общей правоспособностью, то есть все коммерческие организации, за исключением
унитарных предприятий и иных видов организаций,
предусмотренных законом. Следовательно, речь идет главным
образом о хозяйственных товариществах и обществах, которые
могут в своих учредительных документах предусмотреть
ограничения, запрещающие им совершать определенные сделки
(например, заключать сделки на бирже, сделки, связанные с
какой-либо иной конкретной деятельностью, и т. п.). Сделки, о
которых идет речь, являются оспоримыми и могут быть
признаны
недействительными
по
требованию
самого
юридического лица, его учредителя (участника). ГК
предусматривает два обязательных условия признания
соответствующей сделки недействительной. Во-первых, цели
деятельности должны быть "опреде-ленно ограниченными" и, вовторых, необходимо доказать, что вторая сторона в сделке "знала
или заведомо должна была знать о ее незаконности".
Другой случай связан с отсутствием у юридического лица
необходимой по закону лицензии на занятие определенной
деятельностью. Такого рода сделки ГК также отнес к числу
оспоримых.
Вместе с тем следует иметь в виду, что ст. 49 сохраняет для
некоммерческих, а также унитарных предприятий и иных видов
организаций, предусмотренных законом, принцип специальной
правоспособности, предполагающий возможность иметь только
такие гражданские права, которые соответствуют целям создания
юридического лица.
Основанием для признания недействительными сделок,
выходящих за рамки специальной правоспособности, служит
ст. 168 ГК. Соответственно такого рода сделки являются
ничтожными и должны в соответствии с п. 2 ст. 167 влечь за
собой двустороннюю реституцию. Поскольку в данном случае
нормы о специальной правоспособности носят императивный
характер, сторона лишена возможности оспаривать признание
сделки недействительной, ссылаясь на то, что она не знала и не
должна была знать об ограничении правоспособности ее
партнера по сделке.
5) Несоответствие волеизъявления подлинной воле (ст. 170,
174, 178, 179 ГК). Наряду с традиционными в эту же группу
входят сделки, заключенные без учета существующих
ограничений полномочий лица (ст. 174). Ситуацию, которой
посвящена указанная статья, следует отличать от последствий
действий лица, не имеющего полномочий (ст. 183). В данном
случае лицо действует в рамках полномочий, указанных в
доверенности или в законе, либо очевидных из обстановки, в
которой совершается сделка, но без учета тех ограничений,
которые присутствуют в договоре между представителем и
представляемым или в учредительных документах. Например,
лицо, получившее доверенность на приобретение для
представляемого жилого дома, предупреждено о предельной цене, которая может быть уплачена за дом. В учредительном
договоре закреплено запрещение генеральному директору
заключать сделки по продаже принадлежащей юридическому
лицу недвижимости. Наконец, такое же ограничение может иметь
место и в отношении конклюдентных действий, когда о воле
лица делают вывод исходя из окружающей обстановки (имеются
в виду, в частности, продавец или кассир в магазине).
По общему правилу указанные ограничения не оказывают
влияния на отношения того, кто совершает сделку, или того, от
чьего имени он выступает, с третьими лицами. Исключение
составляют случаи, когда третьему лицу известно или должно
быть известно о существующих ограничениях. Например, если
представляемый при отсутствии соответствующих сведений в
доверенности сообщил третьему лицу — продавцу о предельной
цене за приобретаемый дом, которая может быть включена в
договор, либо продавец недвижимости, заключающий договор,
подписанный генеральным директором акционерного общества,
знает о существовавших ограничениях, так как сам является
акционером общества и участвовал в общем собрании акционеров, которым утвержден устав.
Наконец, возможна ситуация, при которой покупатель в
магазине рассчитывается непосредственно с продавцом, а не с
кассиром, несмотря на выставленное на всеобщее обозрение
объявление, требующее производить оплату только через кассу.
В указанных случаях сделка является оспоримой, но заявителем может быть только тот, в чьих интересах установлено
ограничение. На заявителе лежит бремя доказывания того, что
вторая сторона действительно знала или должна была знать о
существующих ограничениях. Поскольку для данного случая не
установлены
специальные
последствия,
следует
руководствоваться общими, которые выражаются в двусторонней
реституции.
Сроки. Глава 11, посвященная исчислению сроков, в целом
воспроизводит с небольшими изменениями гл. 5 Кодекса 1964
года. Она посвящена различным техническим вопросам,
связанным с порядком определения сроков в сделке и времени их
истечения.
Понятие "срок" имеет двоякое значение. Так называют либо
определенный период времени, либо определенный момент. В
гражданском праве соответствующее понятие используется и в
том и в другом смысле. Например, для договора на снабжение
электрической энергией, теплом или газом срок — определенный
период, а для договора, заключенного пассажиром с органом
транспорта, — это определенный момент (момент отправки).
Со сроком обычно связано возникновение, изменение или
прекращение гражданского правоотношения. Вместе с тем срок
может представлять собой время, в течение которого
правоотношение действует (договор аренды, заключенный на
определенное количество лет); время, в пределах которого может
быть осуществлено право лица (гаран-тийный срок) или
возможность защитить нарушенное или оспоренное право в суде
(имеются в виду сроки исковой давности).
Комментируемая статья устанавливает порядок определения
срока в сделке. Одним из источников для этого признаются
специальные законы. Можно указать также на посвященные
различным ситуациям статьи ГК: 63, 196, 197, 223, 224, 225, 228,
230, 234, 238, 250, 279, 284, 314, 315, 429, 433, 445, 448, 452, 453
и др. Срок может быть предусмотрен кроме закона и иными
правовыми актами (на-пример, действующим Уставом
автомобильного транспорта РСФСР, утвержденным Советом
Министров РСФСР 8 января 1969 года).
Наиболее распространенный случай — указание сроков
лицами, совершающими сделку: срок оплаты, предусмотренный
в векселе, сроки полномочий, которые указаны в доверенности
лица, либо содержащиеся в предварительном договоре сроки
заключения основного договора, сроки исполнения обязательств
сторонами в договорах купли-продажи (поставки), подряда,
подряда на капитальное строительство и т. п.
ГК допускает также установление срока судом. Прямое
указание на подобный случай содержится, в частности, в ст. 42.
Вместе с тем всегда, когда Кодекс предоставляет суду
возможность осуществления определенного права ли-цом (см.
ст. 241, 242 и др.), остается место для конкрети-зации
соответствующего права путем указания определен-ных сроков
для возникновения права, его прекращения и др.
Особое практическое значение имеют нормы ГК, посвященные установлению момента окончания срока, определенного периодом времени — годами, месяцами, неделями, а в
новом ГК также и кварталом.
Исковая давность. Статья 195, которой не было ни в Кодексе
1964 года, ни в Основах, раскрывает сущность исковой давности.
Одинаково понимаемая во все времена и во всех странах исковая
давность представляет собой "срок для защиты права по иску
лица, право которого нарушено". Имеется в виду, что по
истечении соответствующего срока потерпевшая сторона
лишается возможности требовать в суде защиты нарушенного
права.
Исковая давность выражается в установлении временных
пределов для защиты нарушенного права в суде. Соответственно
пропуск срока исковой давности служит сам по себе
достаточным основанием для вынесения судом решения об
отказе в иске (п. 2 ст. 199 ГК). Пропуск срока исковой давности
вместе с тем не оказывает влияния на действительность
защищаемого права. Принадлежащее лицу право существует не
только в пределах сроков исковой давности, но и после их
истечения. Следовательно, если фирма-должник перечислила
фирме-кредитору долг, она не сможет впоследствии требовать
уплаченного обратно, ссылаясь на то, что к моменту платежа
срок уже прошел, поскольку ее долг как таковой сохраняется.
Все дело лишь в том, что должника уже нельзя заставить с
помощью суда исполнить свой долг (ст. 206 ГК).
Указанный признак позволяет отличить сроки исковой
давности от пресекательных (иначе — преклюзивных) сроков.
Суть этих последних состоит в установлении пределов
существования самого нарушенного права. Например, п. 4 ст. 367
ГК устанавливает, что если кто-либо поручится за должника
(чаще всего это бывает в случаях, когда страховая фирма
принимает на себя ручательство перед банком, выдавшим ссуду,
за своевременный ее возврат заемщиком), то при невыполнении
обязательства должником требования к поручителю могут быть
заявлены кредитором (в данном случае банком) только в
пределах одного года (а если срок не был установлен и в
некоторых других случаях — двух лет) со дня заключения
договора (срока исполнения обязательства). После истечения
срока действия основного обязательства "умирает" само право
кредитора по отношению к поручителю. А это означает, что, если
поручитель, несмотря на пропуск указанного срока, по
требованию кредитора погасит долг неисправного должника, он
может взыскать с банка уплаченную сумму обратно. Это
объясняется тем, что прáва требования по отношению к
поручителю в момент уплаты уже не существовало, а значит,
поручитель "платил недолжное".
Такие же пресекательные сроки установлены и в некоторых
других случаях. В качестве примера можно указать на сроки,
предусмотренные для предъявления претензий кредиторами
наследодателя к его наследникам (ст. 554 ГК РСФСР 1964 года),
для принятия наследником наследства (ст. 546 того же Кодекса),
для обращения муниципального органа в суд с требованием о
признании права муниципальной собственности на бесхозяйную
недвижимую вещь (п. 3 ст. 225), для заявления претензий
собственником к лицу, которое взяло на содержание
безнадзорное животное (п. 1 ст. 231), для заявления
собственником утраченной вещи претензий к тому, кто ее нашел
(п. 1 ст. 228).
В соответствии с Кодексом 1964 года в обязанность суда
входило применение исковой давности независимо от того,
ссылается ответчик на это обстоятельство или нет. Однако уже
Основы (п. 1 ст. 43), а теперь и ГК (п. 2 ст. 199) закрепили иной
принцип, совпадающий с Конвенцией об исковой давности в
международной купле-продаже товаров: исковая давность может
применяться только по требованию стороны в споре.
Комментируемая глава определяет правовое значение исковой
давности, сроки исковой давности, а также порядок их
исчисления. Эти вопросы регулируются наряду с Кодексом и в
некоторых других законах. Нормы об исковой давности,
включенные в эти законы, как и в сам Кодекс, носят
императивный характер. Это обстоятельство отмечено и в
Кодексе 1964 года, и в ГК. Имеется в виду ст. 198, исключающая
возможность изменения сроков исковой давности и порядка их
исчисления соглашением сторон. Особо подчеркнуто, что
Кодексом и иными законами устанавливаются основания
приостановления и перерыва течения сроков исковой давности. С
точки зрения ГК лишены юридической силы соглашения сторон,
изменяющие не только указанную в ГК и иных законах
продолжительность сроков исковой давности, но и момент
начала их течения, последствия истечения сроков исковой
давности и др.
Таким же недействительным следует признать и соглашение
сторон либо одностороннее заявление одной из них о том, что
они не будут в случаях спора использовать оговорку о пропуске
срока исковой давности. Этот вывод следует из п. 2 ст. 9,
который признает, что отказ граждан и юридических лиц от
осуществления принадлежащих им прав, а значит, и права
использовать такое возражение, как пропуск срока исковой
давности, не влечет их прекращения. Юридическую силу имеет
только отсутствие соответствующего заявления ответчика о
необходимости применения правил об исковой давности, о
котором шла речь выше.
После принятия ГК сохраняет свое значение содержащееся в
постановлении Высшего арбитражного суда РФ № 23 от 22
декабря 1992 года "О некоторых вопросах применения
арбитражными судами Основ гражданского законодательства
Союза ССР и республик на территории Российской Федерации"
указание на то, что "в качестве заявления стороны о применении
срока
исковой
давности
арбитражным
судом
могут
рассматриваться отказ ответчика от удовлетворения требований
истца по мотивам пропуска срока исковой давности, заявленный
в отзыве на исковое заявление, направленном в арбитражный суд,
или соответствующее заявление, сделанное стороной в заседании
арбитражного суда до принятия им решения. В случаях, если
законодательством предусмотрена обязанность сторон до
обращения в арбитражный суд принять меры к непосредственному (претензионному) урегулированию спора, в качестве
такого заявления стороны арбитражным судом может рассматриваться отказ от удовлетворения требования по мотивам пропуска
срока исковой давности, заявленный стороной в ответе на
претензию" (п. 11) 1 .
В виде общего правила пропуск срока исковой давности
может повлечь за собой утрату потерпевшей стороной
возможности использовать любые способы защиты, как
поименованные в ст. 12 (см. комментарий к этой статье), так и
дополнительно предусмотренные в законе. Иное, то есть
невозможность применения правил об исковой давности,
относящихся к отдельным способам защиты, а равно к
отдельным видам требований (например, о пресечении определенных действий, нарушающих право), также должно быть
предусмотрено в самом ГК либо в другом законе.
Сохраняет свое значение и содержащееся в том же постановлении Высшего арбитражного суда указание: "В связи с
тем, что гражданское законодательство рассматривает признание
недействительным не соответствующего законодательству
ненормативного акта государственного органа в качестве способа
защиты гражданских прав, следует исходить из того, что к
указанным правоотношениям применяется общий срок исковой
давности" (п. 9). Это указание должно быть теперь отнесено в
равной мере и к актам органов местного самоуправления.
Так же, как и Основы, ГК, в отличие от Кодекса 1964 года,
устанавливает единый общий срок исковой давности — в три
года (в Кодексе 1964 года кроме общего срока такой же
продолжительности существовал еще один общий, но
распространявшийся лишь на государственные, кооперативные и
иные общественные организации годичный срок). ГК
предусматривает возможность установления помимо общего
специальных сроков. Если Кодекс 1964 года, а также Основы
допускали только более короткие, чем общие, спе-циальные
сроки, ГК (п. 1 ст. 197) считает возможным предусмотреть в
Кодексе и в других законах как более короткие специальные
сроки, так и более длительные по сравнению с общими.
Примером может служить ст. 181, которая устанавливает для
признания сделок ничтожными более длительный срок (10 лет), а
для признания сделок оспоримыми — более короткий (1 год).
1 Õîçÿéñòâî è ïðàâî, 1993, ¹ 3, ñ. 85.
В ГК отсутствует перечень сокращенных сроков исковой
давности, который был в Кодексе 1964 года. Он заменен общей
отсылкой к законам, предусматривающим такие спе-циальные
сроки.
Сохраняют, однако, свое действие нормы о сокращенных
сроках исковой давности, содержащиеся во второй,
неотмененной части Кодекса 1964 года. Они касаются
предъявления различных требований, в том числе и о взыскании
неустойки. Примером может служить ст. 262 Кодекса 1964 года,
которая
устанавливает
без
каких-либо
исключений
шестимесячный срок давности для всех исков, вытекающих из
поставки продукции ненадлежащего качества. Аналогичные
указания содержатся в ст. 249 того же Кодекса и ст. 94 Основ (в
первой из них речь идет об исках по поводу недостатков
проданной вещи, а во второй — по поводу отступлений
подрядчика от условий договора, ухудшивших работу, или иных
недостатков в работе). Кроме того, в ст. 94 Основ установлен
более длительный срок для требований о недостатках, которые не
могли быть обнаружены при обычных способах принятия работы
(один год со дня принятия работы). Сокращенные сроки
установлены также для требований из договора перевозки.
Для специальных сроков установлен тот же режим, что и
для общих. Это относится, в частности, к возможности их
перерыва, приостановления течения, а также последствиям
истечения (ст. 195, 198–207).
ГК исходит из так называемого субъективного способа
определения начала течения исковой давности. В силу Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже
(ст. 10) право на иск, вытекающее из нарушения договора,
считается возникшим в день, когда имело место такое
нарушение. В отличие от нее ГК вслед за Кодексом 1964 года
предусмотрел, что исковая давность начинает течь с момента,
когда лицо узнало или должно было узнать о допущенном
нарушении (п. 1 ст. 200). Так, если фирма-покупатель
необоснованно пользуется средствами своего контрагента с 1
февраля, а продавец узнал об этом только 5 февраля, срок
исковой давности начинает исчисляться с этой последней даты
(при применении Конвенции течение исковой давности началось
бы с 1 февраля).
ГК предусматривает определенные периоды, на протяжении
которых в силу различных обстоятельств, вызывающих
невозможность либо особые трудности для потерпевшей стороны
защитить
свое
право,
течение
исковой
давности
приостанавливается. В п. 1 ст. 202 ГК содержится исчерпывающий перечень таких обстоятельств. Сюда относятся
случаи, когда, во-первых, предъявлению иска препятствовало
чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях
обстоятельство — непреодолимая сила (имеются в виду явления
стихийного характера, военные действия, забастовки и т. п.); вовторых, одна из сторон — истец или ответчик — находится в
составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;
в-третьих, на основании закона Правительством Российской
Федерации установлена отсрочка исполнения обязательства —
мораторий (например, Указом Президента РФ установлен
мораторий продолжительностью в три года на экспорт
противопехотных мин. Или другой пример: в соответствии с п. 3
ст. 12 Закона о несостоятельности (банкротстве) предприятий на
период проведения внешнего управления имуществом должника
вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов к
должнику); в-четвертых, приостановлено действие закона или
иного
правового
акта
(примером
может
служить
приостановление Верховным Советом РФ действия п. 3 ст. 30
Закона "О собственности в РСФСР", в силу которого государство
должно было нести ответственность за ущерб, нанесенный
собственнику преступлением (со вступлением в силу ГК
указанная статья вместе со всем Законом о собственности
перестала действовать).
Из ст. 198 вытекает возможность установления в законе и
Кодексе и других оснований для приостановления срока исковой
давности. Таким образом, в частности, сохраняют свое действие
ст. 304 и 307 КТМ (первая из них предусматривает
приостановление срока исковой давности по требованиям к
перевозчику на время до получения ответа на претензию или
истечения срока, установленного для ответа, а вторая — по
требованиям, в которых исчисление суммы иска зависит от
расчетов по общей аварии, — на время со дня вынесения
диспашером постановления о наличии общей аварии и до дня
получения диспаши заинтересованным лицом).
Течение срока исковой давности приостанавливается, но
только при условии, если перечисленные в п. 1 ст. 202 ГК
обстоятельства возникли или продолжали существовать в
последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен
шести месяцам или меньше шести месяцев — в течение срока
давности. Со дня прекращения обстоятельства, которое вызвало
приостановление, течение срока исковой давности продолжается.
Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если
срок равен или менее шести месяцев — до срока давности (пп. 2,
3 ст. 202 ГК). Таким образом, если до начала перевода воинской
части на военное положение прошло с момента истечения срока
исковой давности два с половиной года, то после перевода этой
же части вновь на мирное положение оставшийся срок исковой
давности, составляющий пять месяцев, будет увеличен до шести
месяцев.
Перерыв означает, что течение срока исковой давности при
определенных обстоятельствах прерывается и после того, как
действие, вызвавшее перерыв, прекратится, она снова течет, но в
отличие от приостановления уже с самого начала.
Соответственно время до перерыва в расчет не принимается. ГК
предусматривает два обстоятельства, вызывающих перерыв.
Первое — предъявление иска, при этом непременно в
установленном порядке (то есть с соблюдением правил о
подведомственности и подсудности, надлежащих сторонах в
споре, о претензионных сроках и др.).
Второе — совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Действия, о которых идет
речь, могут иметь различный характер. В одних случаях это
сообщение: "признаю долг". В других — совершение
конклюдентных, то есть позволяющих судить о признании,
действий. Один из возможных вариантов — уплата части долга.
Таким образом, если полученный кредит своевременно не
возвращен, исковая давность начинает течь с мо-мента
наступления срока его возврата. Но если должник уплатит часть
долга (при этом размер ее роли не играет), то с момента уплаты
исковая давность начинает течь заново.
Следует обратить внимание на принципиальную новеллу ГК.
Кодекс 1964 года допускал перерыв в течении срока исковой
давности только при условии, если хотя бы одной из сторон в
споре, то есть истцом или ответчиком, выступал гражданин. Тем
самым в отношениях между организациями перерыв мог
наступать только в случаях предъявления иска. Теперь это
ограничение снято, а следовательно, правило о перерыве и
приостановлении расширило свое действие и на отношения
юридических лиц.
В случаях, предусмотренных процессуальным законодательством (ст. 221 ГПК и ст. 105 АПК), суд оставляет поданное
ему заявление без рассмотрения (в частности, он поступает
таким
образом
при
несоблюдении
установленного
претензионного порядка либо если в производстве суда имеется
дело о споре между теми же сторонами о том же предмете и по
тем же основаниям). В этих случаях выносится определение,
устанавливающее, как устранить недостатки, препятствующие
рассмотрению дела. Указанное определение служит основанием
для приостановления течения срока исковой давности. Это
означает, что после вынесения определения, о котором идет речь,
исковая давность течет на оставшийся срок.
Особо выделено оставление без рассмотрения иска,
предъявленного в уголовном деле. В данной ситуации начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности
приостанавливается до момента вступления в законную силу
приговора, которым иск оставлен без рассмотрения. При этом
подчеркнуто, что, если оставшаяся часть меньше шести месяцев,
она удлиняется до шести месяцев.
Особенности приостановления срока исковой давности в
обстоятельствах, охватываемых комментируемой статьей,
состоят в том, что в отличие от приостановления по ст. 202 ГК
продолжительность срока исковой давности, прошедшего до
возникновения обстоятельства, вызвавшего приостановление,
значения в этом случае не имеет.
Срок исковой давности при определенных условиях может
быть восстановлен. Под восстановлением подразумеваются
действия суда, который, несмотря на пропуск срока исковой
давности, считает необходимым защитить нарушенное право.
Для этого суд должен признать причины пропуска срока исковой
давности уважительными.
ГК, в отличие от Кодекса 1964 года, допускает восстановление срока исковой давности только в тех случаях, когда
нарушенное право принадлежит гражданину. Поскольку в ГК
какие-либо оговорки на этот счет отсутствуют, следует признать,
что право суда восстановить сроки исковой давности относится
ко всем гражданам, включая граждан-предпринимателей.
Соответственно восстановление про-пущенных сроков исковой
давности исключено лишь для юридических лиц.
ГК ввел и еще две новеллы. Так, теперь восстановление
сроков исковой давности возможно в случаях, когда причины их
пропуска имели место в последние шесть месяцев срока давности
(если срок исковой давности равен или менее шести месяцев —
то в течение этого срока). Кроме того, Кодекс впервые привел
примерный перечень обстоятельств, которые могут считаться
достаточным основанием для восстановления срока исковой
давности:
тяжелая
болезнь,
беспомощное
состояние,
неграмотность и другие связанные с личностью обстоятельства.
ГК содержит специальные правила, посвященные применению исковой давности к дополнительным требованиям. В
качестве примера дополнительных требований, на которые
распространяется исковая давность, в самом Кодексе названы:
неустойка, залог, поручительство (ст. 207 ГК). В этот перечень
следует включить также еще два способа обеспечения
исполнения обязательств из числа указанных в ст. 329:
удержание имущества должника и задаток. Особенность всех
пяти дополнительных способов обеспечения составляет то, что
они связаны единой судьбой с основным обязательством:
прекращение последнего означает автоматическое прекращение
обязательства дополнительного. Единственное исключение
составляет шестой из перечисленных в той же ст. 329 способов
— банковская гарантия. Складывающееся при этом
обязательство хотя и связано с основным, но обладает
самостоятельной судьбой. В этой связи истечение срока исковой
давности по основному обязательству не оказывает никакого
влияния на требование, основанное на самой банковской
гарантии.
В новом ГК содержится перечень требований, на которые не
распространяется исковая давность (ст. 208). В основном он
совпадает с тем, который был в Кодексе 1964 года (ст. 90) и
Основах (п. 2 ст. 43). Имеются в виду требования о защите
личных неимущественных прав и других нематериальных благ,
требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов, а также
требования о возмещении вреда, причиненного жизни или
здоровью гражданина.
Включение требования о защите нематериальных благ
связано с тем, что они по общему правилу не ограничены во
времени и их нарушение продолжается непрерывно.
Незамкнутый перечень личных неимущественных прав и иных
нематериальных благ содержится в ст. 150 ГК. Она особо
выделяет жизнь и здоровье, достоинство личности, честь и
доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной
жизни, личную и семейную тайну, право свободного
передвижения, выбор места пребывания и жительства, право на
имя, право авторства, иные личные неимущественные права и
другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от
рождения или в силу закона.
Правило о нераспространении исковой давности на требования к банку подразумевает требования любых вкладчиков,
адресованные любым банкам и относящиеся к любым вкладам.
Основная причина, в силу которой соответствующие требования
отнесены к числу не охватываемых исковой давностью, состоит в
их
бессрочном
характере.
Это
дает
основание
распространительно толковать комментируемую норму, имея в
виду под банками иные кредитные учреждения, выполняющие в
силу ст. 1 Закона "О банках и банков-ской деятельности в
РСФСР" отдельные банковские функции.
Так же, как и Основы (ст. 43), комментируемая статья
предусматривает, что требования о возмещении вреда,
причиненного жизни и здоровью, предъявленные по истечении
трех лет с момента возникновения права на возмещение вреда,
удовлетворяются в пределах срока давности, то есть трех лет,
предшествовавших предъявлению иска. Имеется в виду, что,
если право требовать возмещения возникло в 1991 году, а иск
предъявлен в марте 1995 года, он будет удовлетворен частично:
начиная с платежей за февраль 1992 года.
Последние по счету требования из числа не охватываемых
исковой давностью составляют негаторные иски — требования
собственника или владельца имущества, направленные на
устранение всяких нарушений его права, хотя эти нарушения и не
были соединены с лишением владения (например, выстроена
стена, заслоняющая витрину принадлежащего арендатору
магазина). В данном случае, как и в большинстве других,
предусмотренных в комментируемой статье, также имеет место
длящееся непрерывно нарушение, что и служит основанием для
нераспространения исковой давности на возникшее из него
требование. Этот последний случай нераспространения исковой
давности является новеллой ГК.
Представительство. Представительство (глава 10) —
правоотношение, связывающее представителя с представляемым.
Цель представительства — осуществление представителем
сделки. По данной причине в роли представителя выступает
непременно юридическое лицо или дееспособный гражданин.
Следовательно, представлять юридическое лицо может не
филиал и представительство, а только их руководитель,
наделенный для этой цели доверенностью (см. комментарий к
ст. 55 ГК). Представитель действует от имени другого лица —
представляемого. Это означает, что действия представителя сразу
же и непосредственно порождают, изменяют и прекращают
гражданские права и обязанности у представляемого.
Особенность правового по-ложения представителя состоит в том,
что он действует не только в чужом интересе, но одновременно и
от чужого имени. Кодекс не считает представителями тех, кто
выступает хотя и в чужом интересе, но от собственного имени. В
числе последних названы коммерческие посредники, конкурсные
управляющие
при
банкротстве,
душеприказчики
при
наследовании. Те, кто вступают в деловую связь с представителем, должны знать о полномочиях соответствующего
лица. По этой причине, в частности, одна из новелл ГК (ст. 312)
предусмотрела право должника при исполнении обязательства
потребовать доказательств того, что исполнение принимается
либо самим кредитором, либо надлежаще уполномоченным им
лицом. Соответственно на должника возлагается риск
последствий непредъявления им таких требований. В ситуации,
предусмотренной п. 1 ст. 182 ГК, этот риск несет тот, кто создал
соответствующую обстановку (владелец магазина, мастерской и
т. п.).
Представитель, действуя от чужого имени и в чужом интересе, все же выражает свою волю. Указанное обстоятельство
учитывается в п. 3 комментируемой статьи, содержащей общее
правило о запрещении представителю заключать сделку от имени
представляемого для себя лично (например, самому купить
скульптуру, которую представляемый поручит продать). Иное
решение будет означать, помимо прочего, что представитель
действует в собственном интересе.
Наличие полномочий — непременное условие представительства. В этой связи общим является правило, в силу которого
представительство без полномочий не может породить присущие
представительству последствия, то есть создать действиями
одного лица–представителя правá и обязанности у того, от чьего
имени заключена сделка.
Полномочие выражается непосредственно в праве представляемого выступать от чужого имени. Это означает, что объем
прав на выступление от имени другого лица определяется
полученными
представителем
от
представляемого
полномочиями. При отсутствии полномочий у представителя
совершенная им сделка для представляемого является незаключенной. Иное последствие наступает в случаях, когда
заключенная представителем сделка укладывается в рамки его
полномочий, в частности, определенных в доверенности, но
противоречит предварительной договоренности представляемого
с третьим лицом. Например, договором фирмы с третьим лицом
предусмотрено, что руководитель ее филиала будет иметь право
продавать от имени юридического лица лишь движимое
имущество. В этом случае, несмотря на то, что в доверенности
руководителя филиала может содержаться указание на
возможность совершения им любых действий от имени
юридического лица, сделка, по которой филиалом продано
здание, будет признана в соответствии со ст. 174 ГК
недействительной со всеми вытекающими последствиями,
поскольку третье лицо знало о соответствующих ограничениях
(такой же результат наступит, если третье лицо заведомо должно
было знать о существующих ограничениях). Аналогичная
ситуация
складывается
в
отношении
представителей,
назначаемых государством в органы управления акционерного
общества или иного предприятия смешанной формы
собственности, в которых акции (доли) принадлежат государству.
В послед-нем случае в самом Указе Президента РФ "О некоторых
мерах по обеспечению государственного управления экономикой" 2 содержится перечень вопросов, которые представители государства могут решать только с согласия наделенных необходимой компетенцией государственных органов.
ГК впервые упоминает о "коммерческом представи-тельстве". Это новый для нашего гражданского права вид представительства. Коммерческий представитель — всегда
предприниматель, который совершает постоянно и самостоятельно от имени предпринимателей сделки, связанные с
предпринимательской деятельностью. С учетом соответствующего обстоятельства создана конструкция представительства, существенно отличающаяся от традиционной. Одна из
особенностей правового режима, установленного для этого вида
представительства, состоит в том, что коммерческий
представитель вправе заключать помимо обычных также
2 Ñîáðàíèå çàêîíîäàòåëüñòâà ÐÔ, 1994, ¹ 7, ñò. 700.
специальные сделки, которые никто иной, кроме него, совершать
не может. Речь идет о том, что ст. 184 ГК допускает заключение
договора коммерческим представителем, который в одно и то же
время является представителем обеих сторон (продавца и
покупателя, займодавца и заемщика, подрядчика и заказчика,
арендодателя и арендатора и т. п.).
Учитывая особый характер подобного рода отношений,
способных существенно затронуть интересы обеих сторон в
сделке, ГК устанавливает ряд обязательных условий использования такого рода модели. Отсутствие хотя бы одного из них
— достаточное основание для признания сделки, совершенной
коммерческим представителем, незаключенной, то есть
неспособной
породить
какие-либо
последствия
для
представляемых.
К числу таких обязательных условий относятся:
1. Стороны выразили согласие на одновременное коммерческое представительство. Исключения из этого правила
возможны только в установленных законом случаях.
2. Коммерческий представитель должен иметь прямо
выраженные полномочия, предусматривающие его права на
одновременное представительство, выраженное либо в
письменных договорах, которые обе стороны будущей сделки
заключили с коммерческим представителем, либо в выданной
каждому из них доверенности. Коммерческий представитель
наделяется ГК соответствующими правами и вместе с тем на него
возлагаются определенные, вытекающие из характера его статуса
обязанности. Поскольку коммерческое представительство
осуществляется в сфере предпринимательской деятельности,
договоры между коммерческим представителем и теми, кого он
представляет, предполагаются возмездными. При этом
представитель при-обретает право требовать наряду с
вознаграждением также компенсации понесенных им издержек.
Для ограждения интересов обеих сторон установлено, что при
отсутствии в заключенных ими с коммерческим представителем
догово-рах иного вознаграждение и возмещение издержек
должны выплачиваться сторонами в равных долях.
Особо выделена в комментируемой статье обязанность
коммерческого представителя сохранять в тайне сведения о
совершаемых им торговых сделках. Указанная обязанность
сохраняется и после того, как коммерческим представителем
будет исполнено поручение.
ГК допускает установление законом или иным актом
специальных правил о коммерческом представительстве,
действующих в определенной сфере предпринимательской
деятельности. Пока таких специальных актов нет.
Основанием представительства служит обычно доверенность
— письменное уполномочие, которое одно лицо выдает другому,
— для представительства перед третьими лицами. Доверенность
— односторонняя сделка и, следовательно, подчиняется
требованиям, установленным для всех такого рода сделок в
ст. 155 и 156 ГК. Доверенность предъявляется третьему лицу
самим представителем либо направляется представляемым
непосредственно третьему лицу.
Одно из основных требований, предъявляемых к доверенности, — ее форма. Доверенность должна быть непременно
письменной. Если речь идет о доверенности, выданной на
совершение сделок, требующих нотариальной формы (например,
сделок с недвижимостью), она должна быть нотариально
удостоверена. Исключение из этого правила может быть
предусмотрено в законе. Доверенность на совершение сделки, не
требующей нотариального удостоверения, выдается в простой
письменной форме, если иное не предусмотрено законом.
Ранее содержавшееся в ст. 65 Кодекса 1964 года требование о
необходимости нотариального удостоверения доверенностей,
выданных
для
совершения
действий
в
отношении
государственных, кооперативных и общественных организаций, в
новый ГК не включено.
В п. 3 ст. 185 перечислены случаи, когда письменные
доверенности, особым образом оформленные, способны заменить
собой требуемое законом нотариальное удостоверение. Все
такого рода случаи связаны с особым положением, в котором
оказались представляемые.
К доверенностям предъявляются некоторые специальные
требования относительно их формы.
При выдаче доверенности от имени юридического лица
предусмотрена необходимость наличия помимо подписи также
печати организации (п. 5 ст. 185 ГК). Кроме того, установлено,
что доверенность на получение или выдачу денег либо других
имущественных ценностей от имени юридического лица,
находящегося
в
государственной
или
муниципальной
собственности, должна быть скреплена второй подписью
главного (старшего) бухгалтера. Это требование относится
только к доверенностям на право распоряжения денежными или
материальными ценностями.
Доверенность по общему правилу подписывается руководителем. Действительной является, однако, доверенность,
подписанная и любым другим лицом, если оно наделено
соответствующими полномочиями учредительным документом
организации. В этом также состоит одна из новелл ГК.
ГК, как и ранее действовавшее законодательство, устанавливает предельный срок доверенности, который составляет
три года. Доверенность, выданная на больший срок, будет
действительна только в течение трех лет. Отсутствие срока в
доверенности не влечет за собой утраты доверенностью
юридической силы. Такая доверенность действует один год.
Однако со сроком связано другое, уже абсолютно обязательное
требование,
нарушение
которого
влечет
ничтожность
доверенности: наличие даты ее выдачи.
Из приведенного общего правила о предельном сроке теперь
сделано исключение для доверенностей, выдаваемых с целью
совершения действий за границей. Если такая доверенность не
содержит указания на срок ее действия, то, будучи удостоверена
нотариусом, она действует неограниченное время вплоть до ее
отмены представляемым.
В вопросах о передоверии, а также прекращении доверенности ГК воспроизводит в основном нормы, содержавшиеся в
Кодексе 1964 года и Основах 1991 года.
М. БРАГИНСКИЙ,
главный научный сотрудник Института
законодательства и сравнительного
правоведения при Правительстве РФ,
доктор юридических наук, профессор
ÎÁÙÈÅ ÏÎËÎÆÅÍÈß Î ÏÐÀÂÅ ÑÎÁÑÒÂÅÍÍÎÑÒÈ
È ÄÐÓÃÈÕ ÂÅÙÍÛÕ ÏÐÀÂÀÕ
Право собственности представляет собой наиболее широкое по
содержанию вещное право, которое дает возможность своему
обладателю-собственнику и только ему определять содержание и
направления использования принадлежащего ему имущества,
осуществляя над ним полное "хозяйствен-ное господство". В п. 1
ст. 209 ГК правомочия собственника раскрываются с помощью
традиционной для русского гражданского права "триады"
правомочий — владения, пользования и распоряжения,
охватывающих в своей совокупности все возможности
собственника.
Под правомочием владения понимается основанная на законе
(юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное
имущество, содержать его в своем хозяйстве (фактически
обладать им, числить на своем балансе и т. п.).
Правомочие пользования представляет собой основанную на
законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного
использования имущества путем извлечения из него полезных
свойств, его потребления. Оно тесно связано с правомочием
владения, ибо по общему правилу можно пользоваться
имуществом, только фактически владея им.
Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем
изменения его принадлежности, состояния или назначения
(отчуждение по договору, передача по наследству, уничтожение
и т. д.).
У собственника одновременно концентрируются все три
названных правомочия. Но порознь, а иногда и все вместе они
могут принадлежать и не собственнику, а иному законному
(титульному, то есть опирающемуся на определенное
юридическое основание — титул) владельцу имущества, например арендатору. Последний не только владеет и поль-зуется
имуществом собственника-арендодателя по договору с ним, но и
вправе с его согласия сдать имущество в поднаем (субаренду)
другому лицу, внести в имущество улучшения. Вернее говоря, в
определенных рамках распорядиться им. Следовательно, сама по
себе "триада" правомочий еще недостаточна для характеристики
прав собственника.
Правомочия собственника устраняют, исключают всех других
лиц от какого-либо воздействия на принадлежащее ему
имущество, если на то нет его воли. В отличие от этого
правомочия иного законного владельца не только не исключают
прав на то же имущество самого собственника, но и возникают
обычно по воле последнего и в предусмотренных им пределах.
Более того, характеристика правомочий собственника как
"триады" возможностей свойственна лишь нашему национальному правопорядку. Впервые она была законодательно
закреплена в ст. 420 (т. Х, ч. 1) Свода законов Российской
империи, откуда затем перешла в гражданские кодексы 1922 и
1964 годов. В зарубежном законодательстве имеются иные
характеристики этого права. Так, согласно § 903 Германского
гражданского уложения собственник распоряжается вещью по
своему усмотрению; в соответствии со ст. 544 Французского
гражданского кодекса собственник пользуется и распоряжается
вещами наиболее абсолютным образом; в англо-американском
праве, не знающем в силу своего прецедентного характера
легального (законодательного) определения права собственности,
его исследователи насчитывают от 10 до 12 различных правомочий собственника, причем способных в разных сочетаниях
одновременно находиться у различных лиц. Дело, таким образом,
заключается не в количестве и не в названии правомочий, а в той
мере реальной юридической власти, которая предоставляется и
гарантируется собственнику действующим правопорядком.
С этой точки зрения главное, что характеризует правомочия
собственника в российском гражданском праве, — это
возможность осуществлять их по своему усмотрению (п. 2
ст. 209 ГК), точнее, самому решать, что делать с принадлежащим
имуществом, руководствуясь исключительно собственными
интересами.
Некоторыми особенностями обладает содержание права
собственности на землю и другие природные ресурсы (п. 3
ст. 209). Конституционная возможность иметь указанные
объекты в собственности не только государства или муниципальных образований, но и частных лиц предполагает и
возможность их перехода от одних собственников к другим (то
есть оборот земельных участков и участков недр). Однако этот
оборот законодательно ограничен (п. 3 ст. 129) в общественных,
публичных интересах, так же как и содержание прав всякого
землепользователя или природопользователя. Ведь количество и
состав такого рода объектов ограничены в силу очевидных
объективных причин, а их использование всегда поэтому так или
иначе затрагивает интересы общества в целом. Поэтому и
свободное, по усмотрению собственника использование
принадлежащих ему правомочий относительно земельных
участков и иных природных объектов подвергается неизбежным
ограничениям в публичных интересах, причем во всяком
правопорядке.
Так,
собственник
должен
учитывать
природоохранные (экологи-ческие) требования и запреты,
целевое назначение данных объектов, требования закона по их
рациональному
исполь-зованию,
права
и
интересы
соседствующих пользователей и др. Это не ограничение его
права собственности, а установление более точных границ его содержания, которое в любом случае не может быть беспредельным.
Собственник вправе передавать другим лицам свои права
владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему
имуществом, оставаясь его собственником (п. 2 ст. 209 ГК),
например, при сдаче этого имущества в аренду. На этом основана
и предусмотренная в п. 4 ст. 209 ГК возможность передачи
своего имущества в доверительное управление другому лицу,
что, как отмечает закон, не влечет перехода к последнему
(доверительному управляющему) права собственности на
переданное ему имущество. Доверительное управление является,
следовательно,
способом
осуществления
собственником
принадлежащих ему правомочий, одной из форм реализации
правомочия распоряжения, но не установлением нового права
собственности на данное имущество. Поэтому институт
доверительного управления, предусмотренный частью первой ГК
(см. также ст. 38 ГК), не имеет ничего общего с институтом
"довери-тельной собственности" ("траста"), который пытались
внед-рить в отечественное гражданское законодательство под
влиянием чуждых ему англо-американских подходов 1 .
При доверительном управлении, например, опекуном
имуществом своего подопечного такой управляющий использует
чужое имущество, не становясь его собственником и не в своих
интересах, а в интересах собственника или назначенного им
выгодоприобретателя. Такая ситуация может возникнуть как по
указанию закона, так и по договору собственника с
доверительным управляющим, поручающим ему, например, за
вознаграждение использование своих ценных бумаг для
получения соответствующего дохода. При этом управляющий,
которому собственник доверил свое имущество, приобретает
возможности владеть, пользоваться и даже распоряжаться им, в
том числе участвовать с этим имуществом в имущественном
обороте от своего имени, но не в своих интересах.
1 Ñì. ï. 1 Óêàçà Ïðåçèäåíòà ÐÔ îò 24 äåêàáðÿ 1993 ãîäà ¹ 2296 "Î äîâåðèòåëüíîé ñîáñòâåííîñòè (òðàñòå)" // Ñîáðàíèå àêòîâ Ïðåçèäåíòà è
Ïðà-âèòåëüñòâà Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè, 1994, ¹ 1, ñò. 6.
В отличие от этого траст (англ. "trust" — "доверие") —
сложная система отношений, при которой учредитель траста–
собственник (сеттлор) наделяет своими правами управляющего
(трасти), который, выступая в имущественном обороте в роли
собственника,
должен
отдавать
полученный
доход
выгодоприобретателю (бенефициару), действуя в его интересах.
При этом считается, что каждый из названных участников в
определенном объеме имеет правомочия собственника, то есть
каждый из них является субъектом права собственности. Такая
ситуация возможна потому, что в англо-американском праве
имеется свой, особый подход к содержанию и осуществлению
правомочий собственности. Более того, взаимоотношения
учредителя траста и управляющего здесь обычно предполагают
высокую степень доверия, отвечающего неким общим
представлениям о "спра-ведливости", которыми руководствуются
суды при разре-шении возникающих при этом споров и которые
только и дают возможность проконтролировать действия управляющего — трасти. Такие представления о справедливости
выработаны особой ветвью прецедентного права — "правом
справедливости", обычно противопоставляемым "общему праву".
Деления права на "общее право" и "право справедливости" не
знает ни один правопорядок континентальной Европы, включая и
российский, тогда как англо-американскому праву, в свою
очередь,
неизвестно
деление
прав
на
вещные
и
обязательственные.
При оценке "траста" с позиций привычных континентальному правопорядку подходов (что содержалось в п. 4 названного
Указа,
распространившем
на
"право
доверитель-ной
собственности" "правила о праве собственности") неизбежно
возникает парадоксальная ситуация. Ни один из участников
отношений "траста" не обладает всей совокуп-ностью
правомочий собственника, но каждый из них сохраняет у себя
какую-то их часть. Получается, что единое право собственности
как бы "расщепляется" между несколькими субъектами и потому
невозможно сказать, кто же из них все-таки является
собственником переданного "в траст" имущества. Несмотря на
то, что "учредитель траста владеет имуществом в силу права
собственности", к доверительному собственнику "переходят
имущество и все связанные с ним имущественные и личные
неимущественные права, принадлежащие учредителю" (пп. 8 и 9
Указа). Но и доверительный собственник не становится
полноценным собственником, ибо использует это имущество не
по своему усмотрению, а "вправе владеть и распоряжаться доверенным имуществом исключительно в интересах бенефициара" и
"только с целью управления им в соответствии с условиями
договора об учреждении траста" (п. 9 Указа). После прекращения
договора все права на имущество вновь переходят к учредителю
траста.
В англо-американской системе такая ситуация не порождает
противоречий. Там право собственности состоит из дюжины
различных правомочий (элементов) и способно в разнообразных
сочетаниях дать до полутора тысяч вариантов вполне
самостоятельных
"прав
собственности".
Эти
сложные
построения,
основанные
на
многовековых
традициях
прецедентного права и уходящие корнями в феодальный
правопорядок, совершенно чужды континентальной правовой
системе. "Ввести в гражданское законодательство институт
доверительной собственности (траст)", как того требовал п. 1
названного Указа, по сути означало примерно то же самое, что и
"введение" в систему христианских религиозных обрядов
элементов буддизма или магометанства. "Трастовые операции"
банков, о которых упоминает банковское законодательство, как и
сами
заключаемые
ими
"трастовые
договоры",
в
действительности являются слово-употреблением, не имеющим
юридического смысла, ибо обычно скрывают за собой
смешанные договоры, сочетающие элементы отношений
поручения и комиссии, а иногда и других договоров (ср. п. 3
ст. 421 ГК), заключение которых не возбранялось и ранее
действовавшим гражданским законодательством. В этих и
аналогичных им случаях термином "траст" обозначались
отношения, которые в действительности не только не имели, но и
не могли иметь ничего общего с классической конструкцией
траста в англо-американском понимании. Фактически этим
Указом создавался очередной юридический "козлотур" (вроде
"арендного подряда"), "соединявший" в себе несоединимые
элементы различных правовых систем. В связи с принятием
части первой ГК, за-крепившей институт доверительного
управления имуществом собственника, Указ Президента РФ от
24 декабря 1993 года следует считать утратившим силу как
противоречащий закону (п. 5 ст. 3 ГК).
Что же касается самой возможности использования в нашем
правопорядке института "доверительной собственности" (траста),
который
по-прежнему
пытаются
навязать
некоторые
законопроекты, следует сказать, что они оставляют без ответа два
главных вопроса, неизбежно возникающих при любых попытках
применения траста. Кто в такой ситуации становится (или
остается)
собственником,
"по
своему
усмотрению"
использующим свое имущество и несущим при этом бремя и
риск такого использования? И как "собственнику" (или
выгодоприобретателю)
проконтролировать
действия
управляющего ("доверительного собственника"), имеющего все
возможности использовать чужое имущество в своих интересах,
а не в интересах выгодоприобретателя, как это предписано ему
законом или договором? Поскольку "траст" и в англоамериканской системе используется во взаимосвязи с другими
присущими этой системе институтами и конструкциями, его
"введение" у нас ставит альтернативу: либо ломать всю правовую
систему (в частности, вводя "право справедливости" и
отказываясь от деления прав на вещные и обязательственные),
либо не признавать эту заведомо неприемлемую идею. В п. 4
ст. 209 ГК этот выбор сделан в пользу второго варианта.
В отношениях собственности тесно переплетаются две
стороны: "благо" обладания имуществом и получения доходов от
его использования и "бремя" несения связанных с этим расходов,
издержек и риска. В этом смысле собственность действительно
обязывает владельца быть заботливым хозяином и расчетливым
коммерсантом, а отсутствие такого "бремени" риска и потерь
никогда не сделает владельца настоящим хозяином. Поэтому
ст. 210 ГК специально подчеркивает необходимость для
собственника нести бремя содержания своего имущества (охрана,
ремонт и поддержание в должном состоянии и т. п.), если только
законом или договором это "бремя" или его часть не возложены
на иное лицо (например, охрана имущества — на специально
нанятых лиц или организацию, управление имуществом банкрота
— на конкурсного управляющего и т. д.).
Собственник несет также риск случайной гибели или порчи
своего имущества, то есть его утраты или повреждения при
отсутствии чьей-либо вины в этом (ст. 211 ГК). По сути, этот
риск также составляет часть указанного выше "бремени"
собственника. С этой точки зрения названное правило закона
корреспондирует правилам ст. 223 и 224 ГК, определяющими
момент перехода права собственности на приобретателя
имущества по договору, ибо с этого момента на приобретателя
переходит и указанный в ст. 211 ГК риск, если, конечно, иное не
предусмотрено законом или договором. Перенос риска
случайной гибели или порчи имущества на других лиц возможен
по договору собственника с ними (например, по условиям
конкретного арендного договора), а также в силу указания закона
(в частности, такой риск может нести опекун как доверительный
управляющий имуществом собственника-подопечного, а также
унитарное предприятие как субъект права хозяйственного ведения).
Субъектами права собственности могут быть любые субъекты
гражданского права: граждане, юридические лица (кроме
унитарных предприятий и финансируемых собственником
учреждений), государственные и муниципальные (публичные)
образования. Не могут, однако, выступать в этом качестве
образования, не имеющие гражданской (имущественной)
правосубъектности, в частности трудовые и иные "коллективы",
различные "общины" и тому подобные объединения граждан
(физических лиц), не имеющие никакого собственного
имущества, обособленного от имущества их участников. Если же
такое имущество потребуется создать и обособить, произвести
это можно будет лишь предусмотренным законом способом, то
есть создав один из видов юридических лиц, а тогда речь пойдет
о собственности этого юридического лица. Поэтому никакой
"коллектив-ной" или иной "формы собственности" Кодекс не
пре-дусматривает.
Более того, он исходит из того, что понятие "форма
собственности" — экономическая, а не юридическая категория.
Наличие разных "форм собственности" неизбежно влечет
появление разных прав собственности, как это имело место
ранее, когда нахождение имущества в государственной или иной
форме "социалистической" собственности предоставляло ее
субъекту неизмеримо бóльшие возможности, чем форма "личной
собственности". Обеспечить же "равенство всех форм
собственности" в юридическом смысле просто невозможно. Так,
в государственной собственности может находиться любое
имущество, в том числе изъятое из оборота (п. 2 ст. 129 ГК);
государство может приобретать имущество в собственность
такими способами (налоги, сборы, пошлины, реквизиция,
конфискация, национализация), которых опять-таки лишены
граждане и юридические лица. С другой стороны, юридические
лица и публично-правовые образования отвечают по своим
долгам всем своим имуществом, а граждане — за
установленными законом изъятиями (приложение 1 к
Гражданскому процессуальному кодексу).
В действительности речь должна идти о принадлежности
имущества на праве собственности различным субъектам —
гражданам, юридическим лицам, публично-правовым образованиям, причем с совершенно одинаковым объемом правомочий, а не о появлении разных "форм собственности" и
соответствующих им разных "прав собственности". Иными
словами, существует лишь одно право собственности с единым,
одинаковым для всех набором правомочий (содер-жанием), у
которого могут быть лишь различные субъекты.
С этой точки зрения право частной собственности является
общим, собирательным понятием для права собственности
частных
(негосударственных,
непубличных)
владельцев
имущества, преследующих при его использовании свой частный,
а не государственный или муниципальный (публич-ный) интерес.
В этом смысле оно противостоит праву государственной и
муниципальной (публичной) собственнос-ти, не несет в себе
никакой политэкономической нагрузки. Не случайно ГК, в
отличие от ранее действовавшего Закона о собственности, но
следуя традициям правопорядков развитых стран, отказался от
использования самого этого термина.
В п. 1 ст. 212 ГК, упоминающем о различных "формах
собственности", воспроизводится конституционная формула, в
действительности не имеющая гражданско-правового смысла.
Она сводится фактически к провозглашению частной и
публичной собственности. Упоминание в ней об "иных формах
собственности" является результатом недоразумения, которое
может дать базу лишь для чисто умозрительных,
политэкономических
построений
(типа
"коллективной",
"арендной" или "общинной" собственности), не имеющих
реального юридического смысла. Ведь речь идет о принадлежности имущества субъектам гражданского права, а никаких
иных имущественно обособленных субъектов, кроме граждан,
юридических
лиц
и
публично-правовых
образований,
нормальный имущественный оборот не признает. Следовательно,
реальной имущественной базы ни для каких "иных" субъектов
(или "форм собственности") не возникает.
Юридическое содержание имеет прежде всего п. 2 ст. 212 ГК,
как раз и устанавливающий наличие одного права собственности
с различным (но не безграничным) субъ-ектным составом. При
этом права всех собственников согласно п. 4 ст. 212 защищаются
равным образом, что действительно свидетельствует о равенстве
их возможностей. Что же касается неизбежных особенностей
возникновения,
прекращения
и
осуществления
права
собственности на имущество в зависимости от его субъектного
состава, исключающих полное равенство возможностей
собственников, то они в соответствии с п. 3 ст. 212 теперь могут
устанавливаться лишь законом, но не подзаконными актами.
Законом же могут определяться и виды имущества, находящегося
только в собственности публично-правовых образований, то есть
изъятого из оборота. Все это призвано исключить
необоснованные
различия
в
возможностях
различных
собственников как участников единого имущественного оборота.
Все граждане и юридические лица являются частными
собственниками принадлежащего им имущества. В этом качестве
они могут быть собственниками любого имущества, в том числе
различных видов недвижимости, включая земельные участки,
предприятия как имущественные комплексы (ст. 132 ГК), а также
иметь в собственности оборудование, транспортные средства и
другие "средства производства".
Объектом права собственности граждан и юридических лиц
не может быть только имущество, изъятое из оборота, поскольку
оно составляет объект исключительной собственности
федерального государства. По действующему законодательству
таким имуществом являются богатства континентального шельфа
и морской экономической зоны, отдельные природные объекты,
некоторые виды вооружений, памятников истории и культуры и
т. д. Конституция провоз-гласила возможность иметь в частной
собственности не только землю (земельные участки), но и другие
природные ресурсы (п. 2 ст. 9, п. 2 ст. 36). Однако действующее
законодательство пока не предусматривает возможности иметь в
частной собственности участки недр или лесов. В любом случае
виды объектов, которые не могут принадлежать на праве
собственности гражданам и юридическим лицам, должны быть
прямо указаны в законе (п. 2 ст. 129 ГК), но не в подзаконном
акте. Это же касается и объектов, которые могут находиться в
собственности частных лиц только по специальному
разрешению, то есть ограниченных в обороте (абз. 2 п. 2 ст. 129
ГК).
В соответствии с п. 2 ст. 213 ГК не подлежат ограничению
количество, а также стоимость объектов права собственности
граждан и юридических лиц, если только такое ограничение не
вызывается целями защиты основ конституционного строя,
нравственности, здоровья, прав и законных интересов других
лиц, обеспечения обороны страны и без-опасности государства
(абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК). Таким образом, Кодекс предусматривает
весьма широкие возможности для развития частной
собственности и создает ей необходимые правовые гарантии.
В пп. 3 и 4 ст. 213 ГК вновь прямо подчеркивается, что
юридические лица (за исключением унитарных предприятий и
финансируемых собственниками учреждений) являются едиными
и единственными собственниками своего имущества, в том числе
имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их
участниками (членами), что вытекает также из правил пп. 2 и 3
ст. 48, п. 1 ст. 66, п. 2 ст. 117, п. 1 ст. 118 ГК. Никакой долевой
или иной собственности учредителей (участников, членов) на
имущество юридического лица по общему правилу не возникает
(если, разумеется, речь не идет об имуществе унитарных
предприятий или учреждений, либо об имуществе, прямо
переданном в пользование, а не в собственность юридического
лица). В ином случае теряет смысл сама конструкция
юридического лица, ибо оно не сможет стать имущественно
обособленным субъектом (собственником) — полноценным
участником имущественного оборота.
Кодекс подчеркивает также, что такие некоммерческие
юридические лица, как общественные и религиозные организации, благотворительные и иные фонды, допускаемые в
имущественный (гражданский) оборот со строго целевым
назначением, предусмотренным их уставами, вправе использовать принадлежащее им на праве собственности
имущество лишь для достижения тех целей, которые прямо
предусмотрены их учредительными документами (п. 4 ст. 213). В
этом смысле они, будучи частными собственниками, тем не
менее в большей степени ограничены в своих возможностях,
нежели иные частные собственники. Более того, в случае их
ликвидации участники таких организаций не получают прав на
"ликвидационную квоту" (то есть распределение части
имущества, оставшейся после удовлетворения требований
кредиторов), поскольку соответствующее имущество должно
быть использовано для целей, прямо указанных в их
учредительных документах.
Применительно к праву государственной собственности
ст. 214 ГК развивает правила, установленные ранее действовавшим Законом о собственности. Прежде всего, сохраняется
правило о множественности субъектов государственной
собственности, в роли которых выступают Российская Федерация
в целом (в отношении имущества, составляющего федеральную
собственность) и ее субъекты — республики, края, области и т. д.
(в отношении имущества, составляющего их государственную
собственность). В соответствии с п. 5 ст. 214 ГК закон должен
определить порядок отнесения государственного имущества к
собственности Федерации и ее субъектов. До принятия
специального закона по этому вопросу в соответствии со ст. 4
Закона о введении в действие части первой ГК сохраняют силу
постановление Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 года "О
разграничении государственной собственности в Российской
Федерации на федеральную собственность, государственную
собственность республик в составе Российской Федерации,
краев, областей, автономной области, автономных округов,
городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную
собственность" 2 и Положение об определении пообъектного
состава федеральной, государственной и муниципальной
собственности и порядке оформления прав собственности,
утвержденное распоряжением Президента РФ от 18 марта 1992
года 3 .
Следует подчеркнуть, что субъектами права государственной
собственности
выступают
именно
соответствующие
государственные (публично-правовые) образования в целом, то
есть Российская Федерация и входящие в ее состав республики,
края, области и т. д., но не их органы власти или управления (п. 3
ст. 214 ГК). Последние выступают в имущественном обороте от
имени определенного государст-венного образования и в
соответствии со своей компетенцией осуществляют те или иные
конкретные правомочия публичного собственника (ст. 125 ГК).
Иначе говоря, собственником имущества, например, области
является не областная администрация или областной
2 Âåäîìîñòè Ñúåçäà íàðîäíûõ äåïóòàòîâ ÐÑÔÑÐ è Âåðõîâíîãî Ñîâåòà
ÐÑÔÑÐ, 1992, ¹ 3, ñò. 89.
3 Âåäîìîñòè Ñúåçäà íàðîäíûõ äåïóòàòîâ ÐÔ è Âåðõîâíîãî Ñîâåòà ÐÔ,
1992, ¹ 13, ñò. 697.
законодательный орган, а сама соответствующая область,
представленная в тех или иных имущественных отношениях
областным комитетом по управлению имуществом, фондом
областного имущества, областным управлением финансов и т. д.
Все названные государственные органы могут участвовать в
имущественных отношениях и от собственного имени — в роли
государственных (госбюджетных) учреждений (ст. 120 ГК), то
есть как некоммерческие юридические лица, распоряжающиеся
закрепленным за ними имуществом в рамках права оперативного
управления (ст. 296, 298 ГК).
Находящееся в государственной собственности имущество
подразделяется на две части. Одна часть закрепляется за
государственными юридическими лицами — предприятиями и
учреждениями — на ограниченных, но вполне самостоятельных
вещных правах хозяйственного ведения или оперативного
управления. Это "распределенное" государственное имущество
составляет базу для участия этих организаций в обороте в
качестве самостоятельных юридических лиц. Оно не может
служить для обеспечения покрытия возможных долгов
государства, ибо предприятия и учреждения как юридические
лица не отвечают своим имуществом по долгам учредившего их
собственника-государства — этим имуществом они отвечают по
своим собственным долгам перед своими кредиторами (если речь
не идет о казенных предприятиях и учреждениях, где возможна
дополнительная ответственность государства по их долгам, но
все равно исключается их имущественная ответственность по
долгам государства) (ст. 56, п. 5 ст. 113, п. 5 ст. 115, п. 2 ст. 120
ГК).
Имущество,
не
закрепленное
за
государственными
предприятиями и учреждениями ("нераспределенное" государственное имущество), прежде всего средства соответствующего бюджета, составляют государственную казну того
или иного государственного (публично-правового) образования.
Кодекс понимает под казной именно "нераспре-деленное"
государственное имущество, а не орган государ-ства
(казначейство). Это имущество может быть объектом взыскания
кредиторов государства-собственника по его обязательствам.
Поэтому на первом месте и названы бюджетные средства,
которые реально составляют объект такого взыскания. Эти же
средства служат источником дополнительной (субсидиарной)
ответственности государства (публично-правового образования)
по долгам его казенных предприятий и учреждений при
недостатке у них денежных средств для расчетов со своими
кредиторами.
В п. 2 ст. 214 ГК установлен особый режим земли и
природных ресурсов. Он заключается в данном случае в том, что
государственной собственностью объявлена вся та земля и все те
природные ресурсы, которые прямо не переданы в частную
собственность граждан и юридических лиц либо в
муниципальную (публичную) собственность. Иначе говоря,
установлена
своеобразная
презумпция
(предпо-ложение)
государственной собственности на землю и другие природные
ресурсы, что исключает их существование в качестве
бесхозяйного имущества (ст. 225 ГК). С другой стороны, этим
правилом закона установлены известные ограничения частной
собственности на землю и другие природные ресурсы в том
смысле, что они могут быть объектом частной и даже
муниципальной собственности лишь в той мере, в какой это
прямо допускается государством.
Субъектами права муниципальной собственности в п. 1
ст. 215 ГК объявлены городские и сельские поселения и другие
муниципальные образования. Конкретизировать это понятие
должен будущий закон о местном самоуправлении, не
относящийся к числу гражданско-правовых законов. Однако уже
на базе норм Кодекса можно сделать по крайней мере два
очевидных вывода по этому вопросу. Во-первых, субъектами
муниципальной
собственности
являются
различные
муниципальные (публично-правовые) образования в целом, а не
их органы управления. Во-вторых, муниципальная собственность
не является разновидностью государственной собственности, ибо
ее субъекты не являются государственными образованиями.
Однако она относится к публичной, а не к частной
собственности, поскольку ее субъекты — муниципальные
образования — являются публично-правовыми образованиями.
Иное дело, что от имени соответствующего муниципального
образования–собственника его правомочия в соответствии со
своей компетенцией могут осуществлять те или иные его органы
(п. 2 ст. 215, ст. 125 ГК), что не делает их собственниками
соответствующего имущества. Как и государственные органы,
органы муниципальных образований могут выступать в
имущественном обороте и в качестве самостоятельных
юридических лиц — муниципальных учреждений, обладающих
самостоятельным вещным правом оперативного управления на
закрепленное за ними имущество (ст. 296 ГК). Частью этого
имущества — денежными средствами — они будут отвечать по
своим обязательствам. При осуществлении ими правомочий
собственника — муниципального образования — они получают
возможность в той или иной мере распоряжаться имуществом
этого
собственника,
поступающим,
выбывающим
или
составляющим его казну, и именно имущество казны, в первую
очередь средства соответствующего бюджета, составляет базу
самостоятельной имущественной ответственности такого
муниципального (публичного) собственника по своим долгам.
В связи с этим муниципальное имущество, подобно государственному, также делится на две части (п. 3 ст. 215 ГК).
Одна часть закрепляется за муниципальными предприятиями и
учреждениями на самостоятельных,
хотя и ограниченных
вещных правах хозяйственного ведения и оперативного
управления, а другая, нераспределенная часть составляет казну
соответствующего муниципального образования. С точки зрения
интересов
имущественного
оборота
такое
разделение
муниципального имущества имеет значение прежде всего для
обоснования раздельной имущественной ответственности
муниципального образования и созданных им юридических лиц
по их долгам.
В ст. 217 ГК указывается на возможность приватизации
государственного и муниципального имущества, то есть его
переход в установленном законом порядке из публичной в
частную собственность. При этом следует иметь в виду, что
объектом приватизации может стать любое недвижимое
имущество, определенное в этом качестве специальным законом,
кроме
имущества,
составляющего
исключительную
собственность федерального государства, то есть изъятого из
оборота. Переход движимого имущества от публично-правовых
образований к частным лицам обычно совершается в порядке
традиционных гражданско-правовых сделок по отчуждению
имущества, прежде всего по договорам купли-продажи,
заключаемым и оформляемым по общим правилам гражданского
законодательства. Исключением здесь являются только
принадлежащие публично-правовым образованиям акции
акционерных обществ, которые могут отчуждаться в частную
собственность граждан и юридических лиц не только в общем
порядке, предусмотренном гражданским законодательством, но и
в специальном порядке, предусмотренном законодательством о
приватизации.
Что же касается перехода в частную собственность принадлежащих публично-правовым образованиям долей участия
(паев) в обществах с ограниченной ответственностью и в
хозяйственных товариществах, а также патентов и иных объектов
"интеллектуальной собственности" (что предусмотрено в ст. 1
Закона о приватизации государственных и муниципальных
предприятий), то здесь речь идет о переходе к другим лицам
прав, а не вещей, что и с точки зрения общего гражданского
законодательства требует особого оформления (см. ст. 382–390
ГК).
Переход из публичной в частную собственность таких
объектов недвижимости, как предприятия (имущественные
комплексы), жилые квартиры, земельные участки, предусмотрен
специальными законами. Они же устанавливают условия и
порядок оформления такого перехода, включая оформление
права собственности. Поэтому общие правила ГК о
приобретении
и
прекращении
права
собственности
распространяются на эти отношения только при отсутствии
специальных указаний в законодательстве о приватизации. По
существу, это означает, что в соответствии с общим правилом об
исключении специальным законом действия общего закона
отношения приватизации в основном выведены из-под действия
правил Кодекса.
В ст. 216 ГК закрепляются более развернутые и четкие, чем в
ранее действовавшем Законе о собственности, понятие и виды
ограниченных вещных прав. Такие права на имущество
принадлежат лицам, не являющимся его собственниками, но тем
не менее получающим возможность в том или ином
(ограниченном) отношении использовать чужое имущество в
своих интересах без посредничества собственника, в том числе
иногда и помимо его воли.
Вещные права как отдельная разновидность гражданских
прав обычно противопоставляются правам обязательственным. В
этом качестве основной чертой всех вещных прав выступает их
абсолютный характер, в силу которого субъекты данного права
самостоятельно воздействуют на соответствующее имущество
без содействия каких-либо иных лиц, а все другие участники
имущественных отношений должны не препятствовать им в
осуществлении таких возможностей. В отличие от этого в
обязательственных правоотношениях, имеющих относительный
характер, управомоченное лицо, например арендатор, может
воздействовать на чужое имущество в своих интересах только
при посредстве иного лица–собственника, дозволяющего это по
условиям заключенного договора. В вещных (абсолютных)
правах обязанными лицами являются все участники
имущественных отношений, которые несут лишь пассивную
обязанность, обычно выражающуюся в запрете нарушения этих
прав. В обязательственных отношениях обязанное лицо —
должник — обычно играет активную роль, совершая по
требованию своего контрагента-кредитора необходимые ему
действия.
Вещные права оформляют непосредственное отношение лица
к вещи в том смысле, что для осуществления своего права такое
лицо не нуждается в посредничестве других лиц.
Обязательственные права осуществляются путем исполнения
обязанным лицом требований управомоченного, например, по
передаче ему имущества, право на которое, следовательно,
невозможно осуществить без действий обязанного лица.
Очевидно, что "траст" не может быть отнесен ни к той, ни к
другой группе имущественных прав, будучи порождением иной
правовой
системы.
"Доверительное
управление"
по
действующему законодательству (ст. 38, п. 4 ст. 209 ГК)
возникает на основе соответствующего договора и не относится к
числу вещных прав.
В таком смысле вещные права, включая право собственности
как наиболее широкое, всеобъемлющее из них, давно известны
не только русскому законодательству, но и законодательству
других стран континентальной Европы, прежде всего его
германской ветви (им, в частности, посвящена книга третья
Германского гражданского уложения). В ст. 216 ГК эта категория
использована в более узком смысле — для обозначения иных,
кроме права собственности, вещных прав. Поэтому в п. 2 данной
статьи говорится об их принадлежности лицам, не являющимся
собственниками имущества.
В этой связи новый ГК устанавливает еще один важный
признак таких ограниченных (по сравнению с правом собственности) вещных прав. В п. 3 ст. 216 указывается на
принципиальное их сохранение даже при смене собственника
имущества. Иначе говоря, эти права сохраняются при переходе
права собственности на соответствующее имущество, как бы
обременяя его, то есть следуют за имуществом, а не за его
собственником.
Общность вещных прав и права собственности заключается и
в общих для них средствах правовой защиты. В соответствии с
п. 4 ст. 216 ГК ограниченные вещные права защищаются от их
нарушения вещно-правовыми способами, присущими защите
права собственности, причем такая защита предоставляется их
обладателям по отношению к любым другим лицам, включая и
самого собственника (ст. 305 ГК). С этой точки зрения наличие
ограниченных вещных прав на имущество является известным
ограничением прав на это имущество самого собственника.
Поскольку характер и содержание ограниченных вещных
прав, как и само их возникновение, обычно не зависят от воли
собственника, а определяются непосредственно законом,
последний должен сам установить все их разновидности. Если в
обязательственных отношениях, возникших на основе договора,
участники в значительной мере вольны в определении их
содержания и условий, включая установление условий хотя и не
предусмотренных законом, но не противоречащих ему, то в
вещных отношениях это невозможно, поскольку они возникают
не только по воле их участников.
В связи с этим в п. 1 ст. 216 ГК установлен в принципе
исчерпывающий перечень ограниченных вещных прав. К ним
отнесены две группы таких прав: вещные права по использованию чужих земельных участков (право пожизненного
наследуемого владения, право постоянного (бессрочного)
пользования и сервитуты, которые могут обременять также
здания и сооружения) и вещные права юридических лиц на
хозяйствование с имуществом собственника (право хозяйственного ведения и право оперативного управления).
Исходя из изложенных выше признаков ограниченных
вещных прав, к ним следует также отнести предусмотренные
ст. 292 ГК права членов семьи собственника жилого помещения
(тем более что в заголовке гл. 18 ГК, где расположены эти
правила, речь идет о "других вещных правах на жилые
помещения"), а также право залогодержателя на заложенное
имущество (ср., например, ст. 347 ГК). Несмотря на отсутствие
прямых указаний в ст. 216 ГК, вещно-правовая природа этих
прав не вызывает сомнений. Не колеблет она и вывода об
исчерпывающем перечне ограниченных вещных прав, ибо
названные права также предусмотрены законом.
Ограниченные вещные права на землю урегулированы в
гл. 17 ГК, которая будет введена в действие только со дня
введения в действие нового Земельного кодекса (ст. 13 Закона о
введении в действие части первой ГК). Поэтому в настоящее
время эти правила не действуют. Что же касается ограниченных
вещных прав юридических лиц на хозяйствование с имуществом
собственника, то им также посвящена отдельная глава нового ГК.
В силу значительной специфики эта группа ограниченных
вещных прав нуждается в особом, самостоятельном
рассмотрении.
Е. СУХАНОВ,
заведующий кафедрой гражданского права,
декан юридического факультета МГУ,
доктор юридических наук, профессор
(Продолжение следует)
О ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ *
Статья 36. Размер пособия по безработице для граждан,
потерявших работу и заработок, уволенных
из
Вооруженных Сил, внутренних,
железнодорожных
войск, органов государственной безопасности и внутренних
дел
Эта статья Закона по сравнению со ст. 33 (п. 1) называет более
широкий круг лиц, получающих пособие по безработице в
процентном отношении к среднему заработку. В него помимо
граждан, уволившихся (уволенных) с работы, вошли и лица,
уволенные с военной службы. Для того, чтобы разобраться, к
кому из бывших военнослужащих относится ст. 36, вспомним,
что военная служба может проходить по контракту и по призыву
(см. ст. 1 Закона РФ от 22 января 1993 года "О статусе
военнослужащих"). К лицам, проходившим военную службу по
призыву, применить ст. 36 вряд ли можно. Во-первых, их
* Ïðîäîëæåíèå. Íà÷àëî ñì. â ¹¹ 9–12 çà 1994 ã., ¹¹ 1–5 çà 1995 ã.
денежное довольствие, получаемое в период военной службы, не
превышает минимальную заработную плату. Во-вторых, они или
вообще ранее не работали (были призваны в армию по окончании
школы, среднего специального учебного заведения), или имели в
своей трудовой деятельности длительный (бо-лее одного года)
перерыв. А о таких безработных гражда-нах говорит ст. 37
Закона, определяя для них пособие по безработице в размере
установленного законом минималь-ного размера оплаты труда.
Таким образом, ст. 36 может быть отнесена к тем, кто
проходил военную службу по контракту.
В статье 36 упоминаются лица, проходившие военную службу
в органах государственной безопасности. Поскольку в настоящее
время это ведомство упразднено, ст. 36 следует применять к
уволенным с военной службы из тех ведомств, в которые было
преобразовано Министерство безопасности. В частности, речь
может идти о проходивших военную службу в Федеральной
пограничной службе, Службе внешней разведки, Федеральной
службе
контрразведки,
Федеральном
агентстве
правительственной связи и информации.
При назначении пособия по безработице в процентном отношении к среднему заработку причина расторжения трудового
договора значения не имеет. Важно только, чтобы период
оплачиваемой работы был не менее 12 календарных недель в
течение 12 месяцев, предшествующих началу безработицы (см.
п. 1 ст. 33 Закона).
Процентное соотношение пособия по безработице и среднего
заработка неодинаково в течение всего периода безработицы,
если он продолжается более трех месяцев. Статья 36 Закона
устанавливает следующую градацию размеров пособия по
безработице: первые три месяца оно составляет 75 процентов,
следующие четыре месяца — 60 процентов, в дальнейшем (до
истечения первоначального срока выплаты пособия, если
безработному подходящая работа не была подобрана) — 45
процентов среднемесячного заработка за последние два месяца
по последнему месту работы. Понижающая шкала размера
пособия по безработице имеет целью стимулировать
безработного активно включиться в поиск работы, а не только
возлагать надежды на службу занятости.
Поскольку выплата предприятием среднего заработка высвобожденным работникам не включается в срок выплаты
пособия по безработице, то и нет оснований начинать выплату
пособия таким работникам (после трех месяцев получения
среднего заработка по месту работы) с 60 процентов заработка. В
этом случае выплату пособия по безработице надо начинать с 75
процентов, через три месяца снизить до 60, через следующие
четыре месяца — до 45 процентов среднего заработка. Так же
следует определять сумму пособия по безработице и тем, кому в
соответствии с действующим законодательством выплата
среднего заработка по месту работы предусмотрена на более
длительный период — шесть месяцев, год.
Период, на который выплата пособия по безработице была
отложена или приостановлена в соответствии со ст. 38 Закона,
может отразиться на размере пособия, если это произошло в
первые семь месяцев получения пособия. Это связано с тем, что
время откладывания и приостановки выплаты пособия
включается в общий период выплаты пособия (см. пп. 3 и 4 ст.
38). Так, если гражданину, который был уволен за прогул,
выплата пособия была отложена на три месяца, то, как следствие
этого, пособие он начнет получать в размере 60 процентов
среднего заработка.
Если безработный был трудоустроен, но через непродолжительный период времени еще раз оказался без работы, он
вновь при обращении в службу занятости признается
безработным. Следовательно, предыдущая выплата пособия по
безработице на его размере отражаться не должна. Выплата
пособия и в этом случае начинается с 75 процентов среднего
заработка, если, конечно, соблюдено условие о наличии
определенного стажа работы.
Срок выплаты пособия по безработице в процентном отношении к среднему заработку ограничен 12 месяцами, а для лиц
предпенсионного возраста — 24 месяцами. В целом же срок
выплаты пособия согласно ст. 34 (п. 2) и ст. 35 (п. 1) может быть
более продолжительным. Когда после шестимесячного перерыва
(см. ст. 34 Закона) служба занятости возобновляет выплату
безработному пособия, его размер уже не определяется в
процентном отношении к заработку, а составляет минимальный
уровень оплаты труда.
Как уже говорилось в комментарии к ст. 33 Закона, если
средний заработок по последнему месту работы окажется меньше
минимального уровня оплаты труда, установленного в стране,
базовая сумма пособия по безработице дотягивается до
минимума оплаты труда и уже к ней начисляются надбавки на
иждивенцев. Так же следует поступать, если ниже минимального
уровня оплаты труда окажется не средний заработок, а расчетная
сумма пособия (то есть 75, 60, 45 процентов среднего заработка).
Пособие по безработице, исчисленное в процентном отношении к среднемесячному заработку гражданина, не может быть
выше среднего заработка, сложившегося в республике, входящей
в состав РФ, крае, области, автономной области, автономном
округе, городах Москве и Санкт-Петербурге.
Корректировку среднего заработка органы службы занятости
не производят. Основанием для определения размера пособия по
безработице служит справка о среднем заработке за последние
два месяца по последнему месту работы, выданная бухгалтерией
предприятия (см. ст. 3 Закона).
В случае, если предприятие вместо заработной платы оплачивает труд своих работников продукцией собственного
производства, расчет среднего заработка для определения
размера пособия по безработице производится исходя из
стоимости товаров в денежном выражении по ценам, обычно
применяемым для отпуска потребителю. При необходимости
сведения о свободных рыночных ценах рекомендуется получать
в органах ценообразования или торговых инспекциях.
Основанием для подсчета среднего заработка предпринимателей и членов крестьянских (фермерских) хозяйств является
сумма доходов, с которой взимается подоходный налог.
В случае, если перед увольнением гражданин работал по
договору подряда и все выплаты осуществлялись в последние
месяцы или по окончании работ, среднемесячный заработок
определяется путем деления всей суммы заработка на число
месяцев, в течение которых выполнялась работа по договору.
Если необходимо выплатить сумму пособия по безработице
за неполный месяц, надо сначала подсчитать полную месячную
сумму пособия. Эта сумма делится на количество календарных
дней данного месяца и умножается на то число календарных
дней, за которое гражданину надо выплатить пособие.
Статья 37. Размер пособия для иных категорий безработных
граждан
Эта статья Закона называет три категории граждан, сумма
пособия по безработице которым определяется на уровне
минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом. К этим гражданам относятся:
ищущие работу впервые;
имеющие длительный перерыв в трудовой деятельности;
работавшие ранее, но не имеющие 12-недельного периода
оплачиваемой работы в течение 12 месяцев, предшествующих
началу безработицы.
Искать работу впервые могут как те, кто пришел в службу
занятости после окончания общеобразовательных школ и не
имеет профессии, специальности, так и те, кто получил
профессиональную подготовку в системе профессиональнотехнического образования, в средних специальных и высших
учебных заведениях. Всем им пособие по безработице выплачивается в размере минимальной заработной платы.
Однако для тех безработных, кто завершил профессиональную подготовку и переподготовку в учебных заве-дениях
по направлению службы занятости, есть одна ого-ворка: они
имеют право на пособие по безработице, первоначальный размер
которого не должен быть ниже выплачиваемой им во время
учебы стипендии (о размерах стипендий см. ст. 32 Закона).
К длительно не работавшим ст. 37 Закона относит лиц, у
которых перерыв в трудовой деятельности составлял более
одного года. У таких граждан нет необходимости подсчитывать
имеющийся у них трудовой стаж — размер их пособия сразу
выходит на уровень минимальной заработной платы. К тому же
требуемый в соответствии со ст. 36 Закона 12-недельный стаж
работы подсчитывается только в пределах 12 месяцев,
предшествующих началу безработицы (см. п. 1 ст. 33 Закона).
О надбавках на иждивенцев к пособию по безработице, назначенному в размере минимальной заработной платы, сказано в
комментарии к ст. 33 Закона.
Статья 38. Приостановка и прекращение выплаты
по безработице
пособия
Статья 38 Закона предусматривает не только приостановку и
прекращение выплаты пособия по безработице, как значится в ее
наименовании, но и откладывание выплаты пособия и
сокращение его размера.
В соответствии с п. 2 ст. 38 выплата пособия прекращается:
при трудоустройстве безработного; при прохождении профессиональной подготовки, повышения квалификации и переподготовки по направлению службы занятости с выплатой
стипендии; при получении пособия по безработице обманным
путем; при осуждении лица, получающего пособие по
безработице, к наказанию в виде лишения свободы или принудительного лечения по решению суда; при назначении в
соответствии с пенсионным законодательством пенсии (кроме
пенсии по инвалидности III группы).
Данная часть ст. 38 имеет непосредственную связь с теми
статьями Закона, которые определяют понятия "заня-тость
граждан", "занятые граждане", правила присвоения статуса
безработного, порядок направления граждан на профессиональную подготовку, повышение квалификации, переподготовку
и выплаты им в этот период стипендии (ст. 1–3, 23, 32).
Проиллюстрируем эту связь на примере с трудоустройством
граждан. Если безработный поступил на работу (по направлению
ли службы занятости или самостоятельно — не имеет значения),
он переходит в категорию занятых граждан, а значит, получать
пособие по безработице он уже не может.
Такой же вывод напрашивается применительно к лицам, попавшим на профессиональную подготовку, повышение квалификации или переподготовку. Однако не всегда при такой
учебе на смену пособию по безработице приходит стипендия —
известны случаи, когда обучение по направлению службы
занятости проходит без выплаты стипендии. В связи с этим
необходимо обратить внимание на то, что при профессиональной
подготовке, повышении квалификации и переподготовке по
направлению службы занятости выплата пособия прекращается,
если обучение проходит с выплатой стипендии.
Граждане, которые были трудоустроены, снимаются с учета с
даты их трудоустройства. В случае выявления факта сокрытия
безработным
его
трудоустройства
(подтвержден-ного
соответствующими
документами)
центром
занятости
принимается решение о снятии гражданина с учета также с даты
трудоустройства. С этого же дня прекращается выплата пособия
по безработице.
С безработными, которые заключили договор с центром
занятости о прохождении профессионального обучения или об
организации собственного дела (индивидуальной трудовой
деятельности), прекращается работа по их трудоустройству со
дня заключения такого договора.
Граждане, с которыми прекращается работа по содействию в
трудоустройстве, снимаются с учета в качестве безработных; им
выдается справка о времени безработицы, которое засчитывается
в трудовой стаж.
Прекращение выплаты пособия по безработице при получении его обманным путем возможно при наличии трех условий:
противоправности действий со стороны безработного
(например, работник представил трудовую книжку, скрыв, что
имеет второй ее экземпляр, находящийся на предприятии, где он
продолжает трудиться);
вины работника в форме умысла;
причинной связи между действиями безработного и назначением ему пособия по безработице.
Если обманные действия гражданина не привели к выплате
ему пособия по безработице, поскольку на них своевременно
обратили внимание сотрудники центра занятости, прекращать
выплату пособия по безработице, назначенного на законных
основаниях, нет причин.
В соответствии с п. 3 ст. 38 Закона выплата пособия по безработице может быть отложена на срок до трех месяцев в
случаях:
отказа в период безработицы от двух вариантов подходящей
работы;
увольнения за нарушение трудовой дисциплины и другие виновные действия, предусмотренные трудовым законодательством;
длительного (более одного месяца) отсутствия безработного в
месте постоянного проживания без уведомления службы
занятости.
Понятие "подходящая работа" уже рассматривалось ранее.
Под увольнением за нарушения трудовой дисциплины при
применении ст. 38 следует понимать расторжение трудового
договора по инициативе администрации: за систематическое
неисполнение
работником
без
уважительных
причин
обязанностей, возложенных на него трудовым договором или
правилами внутреннего трудового распорядка (п. 3 ст. 33 КЗоТ);
за прогул (в том числе отсутствие на работе более трех часов в
течение рабочего дня) без уважительных причин (п. 4 ст. 33
КЗоТ); за появление на работе в нетрезвом состоянии, в
состоянии наркотического или токсического опьянения (п. 7
ст. 33 КЗоТ); за совершение по месту работы хищения,
установленного вступившим в законную силу приговором суда
или постановлением органа, в компетенцию которого входит
наложение административного взыскания или применение мер
общественного воздействия (п. 8 ст. 33 КЗоТ); в случае
однократного грубого нарушения трудовых обязанностей
работником, несущим дисциплинарную ответственность в
порядке подчиненности (п. 1 ст. 254 КЗоТ); в результате утраты
доверия к работнику, непосредственно обслуживающему
денежные и товарные ценности, за совершенные им виновные
действия (п. 2 ст. 254 КЗоТ).
Перечень случаев, при наличии которых выплата пособия по
безработице может быть отложена, является исчерпывающим и
расширительному толкованию не подлежит. Это значит,
например, что нельзя отложить выплату пособия по безработице
гражданину, ранее направленному на профессиональную
подготовку, отчисленному с учебы из-за нарушения учебной
дисциплины и вновь обратившемуся в службу занятости.
В отличие от п. 2 ст. 38, где о прекращении выплаты пособия
в упомянутых там случаях говорится весьма категорично,
решение вопроса об откладывании выплаты пособия отдано
службе занятости (об этом говорит выражение: "Выплата
пособия может быть отложена..."). Ей же предстоит решать
вопрос и о сроке (в пределах трех месяцев) откладывания
выплаты пособия по безработице. Сказанное означает, что
служба занятости с учетом материального положения
безработного может и не применять штрафную санкцию,
ограничить применение данной санкции одним-двумя месяцами.
Приостановка выплаты пособия по безработице (п. 4 ст. 38),
сокращение его размера (п. 5 ст. 38) также являются правом, а не
обязанностью службы занятости.
Выплата пособия по безработице может быть приостановлена
на срок до трех месяцев в двух случаях — при трудоустройстве
безработного на временную работу или работу с неполным
рабочим днем (неделей) без уведомления службы занятости и
при нарушении условий его регистрации и перерегистрации в
качестве безработного.
Временная работа предполагает прием на работу граждан на
срок до двух месяцев, а для замещения временно отсутствующего работника, за которым сохраняется его место
(должность), — до четырех месяцев.
Разъяснение по поводу неполного рабочего времени дано в
комментарии к ст. 2 Закона (см. "Хозяйство и право", 1994, № 9,
с. 4–5).
Гражданам, признанным безработными, назначается прохождение перерегистрации в центре занятости не реже двух раз в
месяц.
Центр занятости может устанавливать различные сроки прохождения безработными перерегистрации, в том числе с
указанием определенного периода времени, в течение которого
гражданин должен пройти перерегистрацию, а также с указанием
конкретного дня и часа посещения центра. Центры занятости,
находящиеся в сельской местности, при отсутствии для граждан
подходящей работы могут устанавливать иные формы
прохождения безработными перерегистрации (выездные пункты
регистрации по месту жительства гражданина, регистрации в
местных
государственных
органах
власти,
сообщение
гражданина по телефону и др.).
Безработным, которым отложена или приостановлена выплата пособия по безработице, назначается посещение центра
занятости для перерегистрации в порядке, указанном выше.
Наличие у безработного уважительных причин, препятствующих перерегистрации в службе занятости не реже двух раз в
месяц, нарушение ее срока не могут служить основанием для
приостановки выплаты пособия.
Бывает так, что безработному приостановлена выплата пособия за нарушение сроков перерегистрации, срок приостановки
еще не истек, а он вновь не является в центр занятости в
назначенный день. Можно ли за второе нарушение еще раз
приостановить выплату пособия? Служба занятости и в этом
случае вправе приостановить выплату пособия на срок до трех
месяцев. При этом не принимается во внимание, что окончание
срока, предшествующего приостановке выплаты пособия, еще не
наступило. Например, служба занятости приостановила выплату
пособия до 5 апреля. Безработный 21 марта не явился на
перерегистрацию,
что
дает
службе
занятости
право
приостановить выплату пособия уже с 22 марта на срок до трех
месяцев.
Период, на который выплата пособия была отложена или
приостановлена, засчитывается в общий период выплаты пособия
по безработице. Иными словами, первоначальный срок выплаты
пособия в пределах 12 месяцев сократится до девяти месяцев,
если безработному, уволенному, скажем, за прогул, служба
занятости отложила выплату пособия на три месяца.
Этот период не включается и в общий трудовой стаж, поскольку согласно ст. 30 Закона в общий трудовой стаж засчитывается время, в течение которого безработный получал
пособие по безработице.
На основании п. 5 ст. 38 Закона размер пособия по безработице может быть сокращен на 25 процентов на срок до одного
месяца при неявке без уважительных причин на переговоры о
трудоустройстве с работодателем в течение трех дней со дня
направления службой занятости и при отказе без уважительных
причин явиться в орган службы занятости для получения
направления на работу (учебу).
Решение о прекращении, откладывании, приостановке выплаты пособия по безработице или снижении его размера
принимается службой занятости с обязательным уведомлением
безработного. Гражданин, полагающий, что действия органа
службы занятости неправомерны, может обжаловать их в
порядке, определенном ст. 11 Закона.
М. КУЧМА,
кандидат юридических наук
(Окончание следует)
 óñëîâèÿõ ðûíî÷íîé ýêîíîìèêè
ÊÎÍÖÅÏÖÈß ÃÎÑÓÄÀÐÑÒÂÅÍÍÎÃÎ ÐÅÃÓËÈÐÎÂÀÍÈß
 ÀÃÐÎÏÐÎÌÛØËÅÍÍÎÌ ÊÎÌÏËÅÊÑÅ ÐÎÑÑÈÈ *
Механизм регулирования рынка продовольствия
помощью государственных закупочных
залоговых операций
и
с
При применении механизмов гарантированных цен и залоговых
операций формирование государственных продовольственных
ресурсов происходит автоматически, являясь "по-бочным
продуктом" системы государственной поддержки.
Проведение государственных закупочных и залоговых
операций является не только способом поддержания доходов
сельскохозяйственных товаропроизводителей, формирования
государственных
продовольственных
ресурсов,
но
и
регулирования рынка, поддержания условий нормальной
конкуренции на нем. При неблагоприятной рыночной конъюнктуре, то есть при общем понижении цен и ухудшении
условий реализации, государство увеличивает объем своих
закупочных и залоговых операций, которые изымают "лишнюю"
продукцию с рынка, тем самым стабилизируя цены и облегчая
реализацию остальной продукции. В зависимости от состояния
рыночной конъюнктуры объемы государственной закупочной
интервенции могут превышать ранее предусмотренные квоты
гарантированной реализации. Однако в этом случае закупки
производятся по среднесложившимся рыночным ценам.
При резком повышении цен и обострении дефицитности
рынка, вызванных различными причинами (в том числе в случае
криминальной закрытости рынка, наблюдаемой сегодня в
Москве), государство уменьшает объемы залоговых и
закупочных операций и проводит при необходимости товарные
интервенции (массовые распродажи сельскохозяйственной
* Îêîí÷àíèå. Íà÷àëî ñì. â ¹ 5 çà 1995 ã.
продукции и продовольствия из своих запасов по регулируемым
ценам).
Для регионов, где наблюдаются заметное повышение цен и
обострение дефицита сельскохозяйственной продукции и
продовольствия,
а
создание
интервенционных
запасов
проблематично, следует применять интервенцию цен, то есть
скупать продукцию по расчетным ценам, ориентируя
потребителей относительно ее уровня.
Из продовольственных фондов, образуемых в результате
проведения
политики
государственного
регулирования
продовольственного рынка, снабжаются также спецпотребители,
регионы с экстремальной ситуацией и при необходимости
крупные промышленные центры. Товарные интервенции
позволяют, таким образом, поддержать условия нормальной
конкуренции и компенсировать недостаточную развитость
инфраструктуры рынка. При этом они не должны препятствовать
нормальной рыночной деятельности.
Иные формы поддержки сельскохозяйственного
производства
Государственные закупочные и залоговые операции не
исключают возможности применения прямого дотирования и
субсидирования отдельных производств, имеющих стратегическое значение для сельскохозяйственного производства в
целом (племенного дела в животноводстве и птицеводстве,
селекционного дела и семеноводства в растениеводстве,
производства экологически чистых и диетических продуктов
питания и т. д.), а также расположенных в регионах с экстремальными условиями. Не исключается и компенсация части
стоимости материально-технических ресурсов и услуг,
используемых при производстве отдельных продуктов.
Таким образом, государственная поддержка и регулирование
производства большей части товарной продукции в зонах
специализации осуществляется в форме гарантированных
закупочных и залоговых операций, а поддержка стратегически
важных, редких, экстремальных производств — с помощью иных
механизмов. Для их применения необходимо решение
Правительства Российской Федерации о поддержке отдельного
производства в рамках государственной программы.
Одновременно с применением гарантированных цен и
залоговых операций государство способствует проведению
фундаментальных научных исследований в АПК, поддерживает
профилактику инфекционных заболеваний животных, борьбу с
вредителями растений и т. д.
Государственное регулирование
взаимоотношений
между сельским хозяйством
и сферами переработки и
торговли
Государственное регулирование в АПК подразумевает также
упорядочение взаимоотношений между сельским хозяйством и
сферами переработки и торговли. В настоящее время
монопольное положение последних привело к снижению доли
сельскохозяйственных товаропроизводителей в структуре
розничной цены соответствующих продуктов без адекватного
углубления переработки сырья и улучшения качества услуг.
Кроме прямого антимонопольного регулирования, от которого
нецелесообразно отказываться, следует также регулировать
уровень доходности в переработке и торговле, ограничивать
объем средств, направляемых на потребление, проводить
эффективную налоговую и кредитную политику.
Регулирование доходов перерабатывающих предприятий
может производиться следующими методами:
— ограничение уровня рентабельности в молочной промышленности, например, до 70 процентов к затратам на
переработку, в мясной — до 85 процентов с одновременным
регулированием потребления через установление норматива
отчислений в фонд потребления (по молочной промышленности
до 50 процентов, по мясной — до 45 процентов);
— установление твердых коэффициентов — соотношений
между ценами на сельскохозяйственное сырье и конечную
продукцию
пищевой
и
перерабатывающей
отраслей
промышленности;
— одновременное ограничение уровня рентабельности,
применение нормативов отчислений в фонд потребления и
коэффициентов — соотношений между ценами на конечную
продукцию и сырье.
Регулирование доходности торговли следует осуществлять
установлением предельных торговых наценок, методами
налогообложения, а также административным путем — через
систему
государственного
лицензирования
торговой
деятельности.
.
Содействие созданию
инфраструктуры
рыночной
Особое место в политике государственной поддержки и
регулирования занимает работа по развитию рыночной инфраструктуры. В настоящее время построение рынка серьезно
тормозится ее отсутствием — не существует необходимой в
рыночных условиях информационной системы, систем оптовой
торговли, отвечающих новым требованиям, надежных средств
телекоммуникации и т. д. Без них существование и развитие
рынка сельскохозяйственной продукции просто невозможно.
Нехватка информации, отсутствие четких правил поведения
субъектов рынка и соответствующих структур приводят к его
криминализации и закрытости, что может носить необратимый
характер.
Политика государственного протекционизма
Государство должно проводить также умеренную протекционистскую политику по отношению к отечественным
сельскохозяйственным
товаропроизводителям.
Необходимо
создать гибкую систему регулирования импорта сельскохозяйственной продукции и продуктов питания для обеспечения
равных условий для конкуренции по продуктам, внутренние
цены на которые при сложившемся обменном курсе сопо-ставимы с мировыми, и системы защиты по продуктам,
внутренние цены на которые выше мировых.
При угрозе массированного импорта дешевой сельскохозяйственной продукции и продовольствия, ведущего к
уничтожению соответствующих отечественных производств,
следует применять квоты на импорт (они не устанавливаются в
случае импорта нетрадиционной для России продукции,
производство которой является неэффективным по объективным
причинам).
Политика государственного протекционизма не может
подменяться попытками полностью "закрыть" продовольственные рынки России от любого импорта. Умелую таможенную политику целесообразно использовать для стимулирования рационализации отечественного производства,
повышения его эффективности, внедрения новых форм хозяйствования, его концентрации в специализированных зонах и
т. д. Она должна стать также составной частью антимонопольной
политики.
При разработке протекционистских мер необходимо
учитывать, что отечественные товаропроизводители сегодня еще
не готовы вступить в конкурентную борьбу с более
организованными импортерами. Слабая их конкурентоспособность обусловлена множеством объективных причин, в том
числе:
отсталой в техническом отношении материально-технической
базой АПК, состояние которой с 1992 года неуклонно
ухудшается;
структурными диспропорциями и ухудшением условий
межотраслевого обмена в народном хозяйстве, делающими
сельскохозяйственную продукцию относительно дорогой;
относительно высокой энерго-ресурсоемкостью аграрной
продукции и низкой производительностью труда в сельскохозяйственном производстве;
неэффективными формами хозяйствования, слабо приспособленными к работе в рыночных условиях;
высоким уровнем монополизма в экономике, не позволяющим сельскому хозяйству приспосабливаться к требованиям
рынка;
практическим отсутствием у непосредственных товаропроизводителей опыта поведения в рыночных условиях и
ориентации в конъюнктуре рынка и т. д.
Кроме того, природно-климатические условия Россий-ской
Федерации резко отличаются от имеющихся в странах,
занимающих доминирующее положение на мировом рынке и
определяющих цены и основные пропорции обмена на нем.
В рамках протекционистской политики используются как
традиционные фиксированные таможенные пошлины, так и
переменные таможенные сборы (компенсационные сборы), а
также налоги на импорт продукции. Для их установления на
основе средних цен реализации внутри страны рассчитывается
пороговая
(защитная)
цена
для
отдельных
видов
сельскохозяйственной продукции и продовольствия.
Фиксированные таможенные пошлины или налоги на импорт
продукции позволяют увеличить стоимость импортных товаров,
пересекающих границу. Однако регулирование с их помощью
недостаточно гибко и оперативно и ограничивается условиями
ГАТТ.
Более
предпочтительным
является
применение
переменных таможенных сборов, равных разнице между
пороговой и таможенной ценой. Переменные (компенсационные)
сборы широко используются в ЕС.
Переменные таможенные сборы лучше применять при
регулировании импорта отдельных важнейших видов сельскохозяйственной продукции и продовольствия.
В зависимости от требований экономической политики
государства, ее приоритетов целесообразно использовать
механизм корректировочных коэффициентов к переменным
таможенным сборам. Такой механизм позволяет задавать в
зависимости от стратегических задач условия конкуренции
между завозимыми извне и отечественными товарами, повышая
или понижая цены реализации импортной продукции внутри
страны. Например, если необходимо стимулировать рост
производства какого-либо продукта внутри страны, переменный
таможенный сбор повышается на 5–10 процентов, обеспечивая
при всех прочих равных условиях преимущество в цене
отечественному товару и, соответственно, стимулируя рост его
производства. Если нужно стимулировать снижение затрат на
производство
какого-либо
продукта,
производимого
в
достаточных количествах, сбор снижается на 5–10 процентов,
ставя импортную продукцию в более выгодные условия и,
следовательно, вынуждая отечественных товаропроизводителей
повышать эффективность производства и снижать затраты.
Адаптация сельскохозяйственных товаропроизводителей к
рыночным условиям
Государство проводит политику адаптации сельскохозяйственных товаропроизводителей к рыночным условиям. В ее
рамках организуются консультационные маркетинговые службы
и
группы
специалистов
по
отдельным
отраслям
сельскохозяйственного производства. Оказывается помощь в
организации материально-технического снабжения. Отдельным
направлением такой политики является помощь производителям
наиболее эластичной сельскохозяйственной продукции, то есть
продукции, спрос на которую подвержен максимальным
колебаниям в зависимости от доходов населения. В настоящее
время таким продуктом, например, является шерсть. При
абсолютном падении платежеспособного спроса населения,
вызвавшем переключение его в основном на продукты первой
необходимости, потребление шерсти в стране критически упало.
В этой ситуации целесообразно сохранить племенное ядро и
ведущие хозяйства отрасли методами, описанными выше. По
отношению ко всем прочим овцеводческим хозяйствам могут
применяться меры стимулирования снижения производства через
выплату из расчета средних сложившихся рыночных цен премий
за непроизведенную продукцию. Такие премии выплачиваются
при выполнении товаропроизводителями определенных условий
(прежде всего соблюдении заданных объемов снижения
производства) и используются ими для своевременного
перепрофилирования хозяйств. При этом учитываются национальные и традиционно сложившиеся особенности производства на данной территории, от которых зависит возможность
перепрофилирования.
Серьезной угрозой при проведении государственной
политики регулирования и поддержки является консервация
сложившихся нерациональных и экстенсивных систем хозяйствования, уровня его ресурсоемкости, затратности и т.д.
Существование такой опасности лишний раз свидетельствует
о том, что механизм государственного регулирования и
поддержки является достаточно тонким и применять его следует
осторожно.
Для мер, применяемых внутри страны, основное значение в
этом контексте имеют уровни целевого дохода, целевой и
гарантированной цен, залоговых ставок и рентабельности,
учитываемой при их определении, а также масштабы
государственных гарантий.
Регулируемые цены должны обеспечивать нормально
работающему сельскохозяйственному предприятию, расположенному в зоне массового товарного производства, доход,
минимально достаточный для ведения воспроизводства. Если
товаропроизводитель получает завышенный доход через
механизмы государственной поддержки, у него исчезает
заинтересованность в поиске более выгодных свободных каналов
реализации продукции, повышении технологического уровня
производства, росте эффективности и т. д.
Объемы квотирования должны быть увязаны с возможностью
реализации продукции на свободном рынке и устанавливаться на
уровне
немного
ниже
необходимого,
вынуждающем
сельскохозяйственных товаропроизводителей вести поиск
возможностей реализации, расширять рынки сбыта.
При проведении политики государственного протекционизма
указанной опасности можно избежать путем применения
описанного выше механизма переменных таможенных сборов и
поправочных коэффициентов к ним. С помощью последних
можно обеспечить условия мягкой конкуренции национального
сельскохозяйственного производства с внеш-ним рынком.
На основе данной концепции подготовлен проект фундаментального Федерального закона о государственном
регулировании агропромышленного комплекса.
Л. ХОЛОД,
начальник управления ценовой политики
Министерства сельского хозяйства
и продовольствия РФ
ÎÖÅÍÊÀ ÁÀÍÊÎÂÑÊÎÃÎ ÐÈÑÊÀ È ÎÏÐÅÄÅËÅÍÈÅ
ÎÏÒÈÌÀËÜÍÎÉ ÑÒÐÀÒÅÃÈÈ ÐÀÑÏÐÅÄÅËÅÍÈß
ÑÂÎÁÎÄÍÛÕ ÁÀÍÊÎÂÑÊÈÕ ÐÅÑÓÐÑÎÂ
Деятельность банков в условиях рыночной экономики неизбежно
связана с риском. Поэтому в банковском деле большое внимание
уделяется проблеме оценки уровня рис-ка, которым
сопровождаются различные банковские опе-рации.
Данная проблема имеет экономический и юридический
аспекты.
Экономический (или финансовый) аспект заключается в том,
что при правильной оценке риска (соответственно при выборе
правильного решения о заключении или отказе от сделки) банк
либо получает прибыль, либо избегает убытков. Напротив, при
неправильной оценке риска (при неверном заключении или
отказе от сделки) банк либо терпит убытки, либо упускает
прибыль. Поэтому проблема оценки риска непосредственно
связана с одной из главных задач банка — определения
наилучшей (оптимальной) стратегии заключения сделок,
обеспечивающей максимальный рост прибыли за счет
правильного выбора из всех потенциально возможных сделок их
отдельного наилучшего (по показателям прибыли и надежности)
множества.
Юридический аспект проблемы связан с правомерностью
(или допустимостью) риска. Должен ли банковский служащий,
принявший конечное решение о заключении сделки,
впоследствии не выполненной клиентом и поэтому принесший
значительные убытки банку и его акционерам (учредителям),
нести ответственность за принятое им решение? Очевидно,
должен, если его решение лежало в области неправомерного
риска, граничило с авантюризмом и халатностью.
Но как провести точную грань между правомерным и
неправомерным риском?
Один из подходов к решению этой проблемы предложен в
данной статье. Он базируется на основных положениях теории
статистических решений 1 и поэтому обладает рядом достоинств.
Во-первых, предлагаемый подход применим ко всем видам
банковских операций, так как вводит и позволяет определить для
сделок любого вида количественную меру банковского риска,
которая дает возможность в каждом конкретном случае оценить
и сравнить последствия и целесообразность тех или иных
операций.
Во-вторых, данный подход дает возможность формализовать
и накапливать опыт банка по заключению сделок различного
вида. При этом могут использоваться и аккумулироваться
заключения экспертов, а также применяться уже существующие
методики анализа сделок, что позволяет учесть наиболее полное
множество факторов, влияющих на исход сделок 2 .
В-третьих, излагаемый подход позволяет определить без
разделения по видам то отдельное множество сделок из всех
потенциально возможных, которое обеспечит банку получение
максимальной средней прибыли при минимуме риска, что
соответствует реализации оптимальной стратегии распределения
свободных банковских ресурсов.
Применение аппарата статистических решений в банковском
деле становится возможным благодаря тому, что вводится
количественная мера надежности банковских сделок. В качестве
таковой предлагается использовать вероятности выполнения
1 Âàëüä À. Ïîñëåäîâàòåëüíûé àíàëèç: Ïåð. ñ àíãë. / Ïîä ðåä. Á. À. Ñåâîñòüÿíîâà. Ì.: Ôèçìàòãèç, 1960; Âàëüä À. Ñòàòèñòè÷åñêèå ðåøàþùèå
ôóíêöèè. Ïîçèöèîííûå èãðû: Ïåð. ñ àíãë./ Ïîä ðåä. Í.È. Âîðîáüåâà,
È. Í. Âðóáëåâñêîé.— Ì.: Íàóêà, 1967.
2 Êàáûøåâ Î. Ïðàâîìåðíîñòü ïðåäïðèíèìàòåëüñêîãî ðèñêà // Õîçÿéñòâî è
ïðàâî, 1994, ¹ 3.
различных условий сделки. Методы математической статистики
позволяют определить численные значения указанных
вероятностей, они предусматривают классификацию сделок и
клиентов банка и регистрацию результатов сделок в специальной
базе данных, которую далее будем называть базой данных
банковских сделок. Эти методы предполагают как использование
экспертного опроса, так и статистическую обработку результатов
состоявшихся сделок. Причем в банковском деле возможно
оптимальное совместное использование информации из этих
двух основных ее источников, которое выражается в
преобладании экспертных оценок при определении уровня
надежности
крупных,
довольно
редких
по
своим
характеристикам банковских операций, и, наоборот, в
превалировании статистических оценок указанных вероятностей
при анализе часто осуществляемых, типичных по своим
характеристикам банковских операций.
Оценки вероятностей выполнения различных условий сделок
позволяют определить средние (наиболее вероятные) значения
прибыли и убытков для каждой банковской операции.
Рассчитанная по этим вероятностям величина среднего убытка
для конкретной сделки и определяет численное значение
соответствующего ей банковского риска. Поэтому банк может до
заключения сделок определить значения банковского риска для
каждой сделки и выбрать наилучшую группу сделок из всех
возможных по критерию минимума банковского риска (далее
покажем, что такой выбор соответствует также критерию
максимума средней прибыли).
Раскрывая принципы реализации изложенного подхода,
примем некоторые упрощения.
Во-первых, ограничимся рассмотрением только кредитных
сделок.
Во-вторых, предположим, что на основании уже выработанных показателей платежеспособности 3 (кредитоспособ-ности)
все множество заемщиков конкретного банка разделено на J
классов и оценка их надежности может быть выполнена
3 Ñì.,íàïð.: ßíèøåâñêàÿ Â.Ì., Ñåâðóê Â.Ò., Ëóêà÷åð Ò.Ã. Àíàëèç ïëàòåæåñïîñîáíîñòè ïðåäïðèÿòèé: Ïðàêòè÷åñêîå ðóêîâîäñòâî äëÿ ãîñóäàðñòâåííûõ è èíûõ ïðåäïðèÿòèé. — Ì., 1991; Áàíêîâñêîå äåëî / Ïîä ðåä.
Ëàâðóøèíà Î.È. — Áàíêîâñêèé è áèðæåâîé íàó÷íî-êîíñóëüòàöèîííûé
öåíòð, 1992; Êèðèñþê Ã.Ì., Ëÿõîâñêèé Â.Ñ. Îöåíêà áàíêîì
êðåäèòîñïîñîáíîñòè çàåìùèêà // Äåíüãè è êðåäèò, 1993, ¹ 4.
методами статистического анализа результатов состоявшихся
сделок без привлечения экспертов.
В-третьих, будем считать, что после заключения кредитной
сделки могут иметь место только два события — или заемщик
возвращает ссужаемую сумму в срок, или он ее не возвращает
вообще.
Заметим, что предлагаемая методика применима и ко всем
другим видам банковских сделок; она позволяет также учесть
различные возможные исходы этих сделок (для кредитных
сделок, например, невозврат части кредита, неуплату процентов
по ссуде, нарушение ее сроков и т. п.). Однако изложение этой
методики с учетом многообразия указанных факторов
существенно усложнится и потребует довольно громоздких
выкладок.
Для принятых упрощений статистическую оценку вероятности возврата ссужаемой стоимости в срок заемщиками класcа
kj, 1<j<1, где J — общее число классов, можно получить по
формуле
P*j=mj/Mj.
Здесь mj — количество тех кредитных сделок с заемщиками
класса kj, условия которых были выполнены; Mj — общее
количество кредитных сделок с заемщиками класса kj. Величины
mj и Mj хранятся в базе данных банковских сделок и изменяются
с течением времени. Причем, как будет показано на конкретном
примере, по мере увеличения числа заключенных сделок (Mj)
значение вероятности возврата заемщиками класса kj ссужаемой
стоимости в срок уточняется, что соответствует накоплению
опыта кредитора при заключении сделок с заемщиками
соответствующего класса.
Возможность использования этого опыта (формализован-ного
в виде вероятностей соблюдения клиентами условий сделок)
рассмотрим на простом примере, результаты которого затем
перенесем на более сложный случай.
Пусть в банк обратились два заемщика — n1 и n2. Каждый из
них соответственно принадлежит к классам k1 и k2 и предлагает
заключение кредитной сделки на ссужаемые стоимости
размерами σ1 и σ2. В результате обработки информации базы
данных банковских сделок по формуле, приведенной выше,
определено, что заемщики класса k1 возвращают ссужаемую
стоимость в срок с вероятностью P1, а класса k2 — с
вероятностью P2. Далее решения банка относительно каждого
заемщика будем обозначать символом l с индексами,
соответствующими
номерам
заемщиков.
При
этом
положительным решениям о заключении сделки будет
соответствовать значение 1, а отрицательным — 0. Например,
решению о выдаче кредита первому заемщику будет
соответствовать запись l1=1, а решению об отказе от выдачи
кредита этому заемщику — запись l1=0. Всего в
рассматриваемом случае со стороны кредитора возможны четыре
решения. Первое решение состоит в том, чтобы выдать кредит
обоим заемщикам: l1=1, l2=1; второе — выдать кредит только
первому заемщику: l1=1, l2=0; третье — выдать кредит второму
заемщику: l1=0, l2=1; четвертое — отказать в выдаче кредита как
первому, так и второму заемщику: l1=0, l2=0. Какое из указанных
решений выбрать банку?
Очевидно, что кредитора прежде всего интересуют последствия принятия того или иного решения. Эти последствия
определяются возможными действиями каждого заемщика по
соблюдению условий кредитной сделки, которые будем
обозначать символом ϕ с соответствующими индексами. При
этом запись ϕj=1, j=1,2 будет означать, что заемщик nj, j=1,2
вернет ссуженную ему сумму в срок, а запись ϕj=0, j=1,2 будет
означать, что заемщик nj, j=1,2 вообще откажется от выполнения
своих обязательств. Если кредитная сделка с заемщиком nj, j=1,2
будет заключена, указанные действия могут привести к
следующим результатам: при ϕj=1, j=1,2 банк получит прибыль
sj, j=1,2; при jj=0, j=1,2 банк потерпит убыток cj. Если кредитная
сделка с заемщиком nj, j=1,2 не будет заключена, то при ϕj=1, j=
1,2 банк понесет убыток sj, а при ϕj=0, j=1,2 он не получит
прибыли и не понесет убытка.
Для случая двух заемщиков с их стороны возможны четыре
комбинации действий по соблюдению условий кредитных
сделок: j1=1, j2 =1; j1=1, j2=0; j1=0, j2=1; j1=0, j2=0. Поэтому
каждое вышеуказанное решение кредитора может привести к
четырем различным результатам, общую группу которых,
основываясь на приведенных рассуждениях, представим в виде
таблицы возможных последствий решений кредитора (таблица
1).
Таблица 1
Решения
кредитора
l1=1, l2=1
Последствия
решений
кредитора
Возможные действия заемщиков по
соблюдению условий кредитной сделки
ϕ1=1,
ϕ2=1
ϕ1=1,
ϕ2=0
ϕ1=0,
ϕ2=1
ϕ1=0,
ϕ2=0
общая прибыль
общий убыток
s1+s2
0
s1-c2
c2
s2-c1
c1
-(c1+c2)
c1+c2
общая прибыль
общий убыток
s1
s2
s1
0
-c1
c1+c2
-c1
c1
общая прибыль
общий убыток
s2
s1
-c2
c2
s2
0
-c2
c2
общая прибыль
общий убыток
0
s1+s2
0
s1
0
s2
0
0
.
l1=1, l2=0
.
l1=0, l2=1
.
l1=0 ,l2=0
.
Если кредитор обладает информацией о том, что действия
заемщиков по выполнению условий сделки будут иметь
детерминированный характер (вероятность возврата кредита
заемщиком nj, j=1,2 равна нулю или единице), он может
воспользоваться этой таблицей, исключая из рассмотрения те
действия заемщиков, вероятность которых равна нулю.
Очевидно, что при этом имеет смысл выбирать такое решение,
последствия которого обеспечивают банку максимальную
прибыль (далее будет показано, что этому решению
соответствует минимальный банковский риск). Так, из данных,
представленных в первом столбце таблицы 1, следует, что
оптимальным решением при j1=j2=1 (т. е. при P1=P2=1) является
довольно очевидное — l1=1, l2=1.
Однако на практике, как правило, действия заемщиков по
соблюдению условий кредитных сделок имеют рандомизированный (случайный) характер, то есть 0<Pj<1, j=1,2. В этих
условиях кредитор не может исключить из рассмотрения ни одну
группу действий заемщиков из четырех возможных и,
следовательно, использовать для принятия решений таблицу 1.
Доступная ему при этом информация (вероятности Pj, а также
размеры величин возможной прибыли sj и убытков cj, j=1,2) дает
возможность определить лишь средние значения последствий
принимаемых им решений:
.
е(l1,l2)=P1P2 (l1s1+l2s2)+P1 (1–P2) (l1s1–l2c2)+(1–P1) P2
(l2s2-l1c1)-(1-P1) (1–P2) (l1c1+l2c2), l1, l2=0,1,
К(l1, l2)=Р1P2 ([1–l1] s1+[1-l2] s2)+P1(1–P2)
([1–
l1]s1+l2c2)+(1-P1)P2([1–l2]s2+l1c1)+(1-P1) (1–P2) (l1c1+l2c2), l1,
l2=0,1,
.
где е(l1, l2) — средняя прибыль, зависящая от решений
кредитора l1, l2
и рассчитываемая для каждой из четырех
возможных комбинаций этих решений; К (l1, l2) — рассчитываемый средний убыток, определяемый решениями кредитора
l1 и l2.
Сущность вычисляемого значения средней прибыли
поясним с использованием численных значений рассмотренных
величин. Пусть в базе данных кредитных сделок имеется
информация о результатах выдачи кредитов заемщикам классов
k1 и k2, из которой следует, что заемщики обоих классов в 100
случаях выдачи кредитов выполняют условия кредитной сделки
90 раз. Согласно выражению, приведенному выше, это означает,
что оценки вероятностей возврата кредита в срок заемщиками n1
и n2 равны P*1=P*2=90/100=0,9. Предположим, что кредитор
принял решение о заключении кредитных сделок с обоими заемщиками. Тогда с учетом полученных значений вероятностей
возможных действий заемщиков можно ожидать, что в 100
подобных случаях кредит будет возвращен обоими заемщиками
примерно 100 P1Р2=81 раз; только первым заемщиком 100⋅P1 (1–
P2)=9 раз; только вторым заемщиком также 100⋅(1–P1) P2=9 раз и
вообще не будет возвращен обоими заемщиками 100⋅(1–P1) (1–
P2)=1 раз. Рассмотрим последствия перечисленных действий.
При возвращении кредита обоими заемщиками банк получит
прибыль s1+s2 81 раз, то есть от этих действий заемщиков
суммарная прибыль в 100 случаях выдачи кредита составит
величину 81 (s1+s2). При возвращении кредита только первым
заемщиком банк получит прибыль s1-c2 9 раз, то есть от этих
действий заемщиков суммарная прибыль банка в 100 случаях
выдачи кредитов составит величину 9 (s2 – c2). Аналогично
этому можно получить, что при возвращении кредита только вторым заемщиком суммарная прибыль составит величину 9 (s2 –
c1). Несоблюдение условий сделки обоими заемщиками приведет
к отрицательной прибыли (убытку) — (c1+c2) 1 раз, то есть
суммарная прибыль от таких действий заемщиков в указанных
100 случаях будет равна — 1 (c1+c2). Таким образом, общая
суммарная прибыль, определяемая результатами выдачи кредита
обоим заемщикам 100 раз, составит величину:
S(l1=1,l2=1)=81(s1+s2)+9(s1-c2)+9(s2-c1)-1(c1+c2).
Такой же результат кредитор получил бы при условии, что в
каждом случае прибыль составляла величину:
.
А(l1=1, l2=1)=S(l1=1, l2=1)/100=0,81(s1+s2)+0,09 (s1c2)+0,09(s2-c1)-0,01(c1+c2).
.
Сопоставив приведенное выражение с выражением для е (l1,
l2) при l1=l2=1 и приняв во внимание то, что цифры перед
скобками получены в результате выполнения операций P1P2 , P1
(1-P2), (1-P1)P2 и (1-Р1) (1-Р2), нетрудно заметить, что значение
А (l1, l2), определяющее итоговую прибыль кредитора, равно
величине средней прибыли при принятии решений l1 и l2.
Исходя из этого можно заключить, что среднее значение
прибыли е (l1, l2), по существу, определяет итоговый
положительный результат, который получит кредитор при
выборе решений l1 и l2. Аналогичный смысл имеет и значение
среднего убытка К(l1, l2), которое до заключения сделок
характеризует итоговый отрицательный результат от принятия
решений l1 и l2.
Таким образом, средние значения прибыли и убытков
позволяют
кредитору количественно оценить
возможные
последствия своих решений в той ситуации, когда действия
заемщиков по соблюдению условий сделки носят случайный
характер. Поэтому конкретная величина среднего убытка К (l1,
l2) определяет размеры банковского риска при принятии
кредитором решения l1, l2. Иными словами, вычисляемый
средний убыток как функция переменных l1, l2=0,1 и является
оценкой банковского риска, который имеет место при принятии
соответствующего решения относительно предлагаемых сделок.
Сравнивая между собой конкретные рассчитанные до выдачи
кредитов значения средней прибыли или убытков для различных
возможных решений, кредитор может выбрать такое решение l1=
g , l2=h, g,h=0,1, которое обеспечит ему в результате заключения
некоторого числа подобных сделок максимальное значение
прибыли или, что то же самое, минимум среднего убытка, то есть
минимум банковского риска (соответствие оптимального
решения как минимуму банковского риска, так и максимуму
средней прибыли будет доказано ниже).
Полученный результат соответствует основным положениям теории статистических решений и распространяется на
случай, когда в банк обращается N заемщиков. Однако
повторение приведенных выше выкладок для значительного
числа N довольно громоздко. Это объясняется тем, что при
увеличении числа заемщиков существенно возрастает число
возможных решений кредитора. Так, при рассмотрении условий
сделок с N=10 заемщиками кредитор должен выбрать одно из
1024 решений и столько же действий возможно со стороны
заемщиков. Поэтому приведем без вывода выражение,
позволяющее на основе ЭВМ выбирать оптимальную стратегию
выдачи кредитов для произвольного числа N заемщиков. Это
выражение имеет вид:
.
[P2, 1-P2]
...
[l1*, l2*,...,lN*] = maх [[P1, 1-P1]
,1-PN]] × [[l1s1, –l1c1] ⊕ [l2s2,– l2c2] ⊕ ... ⊕
[PN
N
N
[lNsN,– lNcN]]т– H [F–∑ ljsj] ∑ sj,
j=1
j=1
где [l1*,l2*,...,lN*] — вектор оптимальных решений кредитора (оптимальная стратегия выдачи кредитов); L —
множество возможных состояний вектора [l1, l2,..., lN], число
которых равно 2N;
и ⊕ — символы прямого умножения и
сложения матриц 4 [Рj, 1 – Рj], [lj sj, – ljcj], 1<J<J; [А]т —
символ транспонирования матрицы А; H(х)=0 при х>0, H(х)=1
при х<0 — асимметричная единичная функция; F — сумма
средств, выделенная банком для выдачи кредитов; sj, 1<J<J —
размер cсужаемой стоимости, на получение которой претендует
заемщик nj. Первое слагаемое в приведенном выражении
определяет значение средней прибыли е(l1,...,lN), а наличие
второго слагаемого в этом выражении связано с тем, что
кредитор не может заключать договоры на большую сумму
средств, чем та, которой он располагает.
Покажем, что решение, принимаемое в соответствии с
рассматриваемым выражением, обеспечивает не только
максимум средней прибыли, но и минимум средних убытков, то
4 Êîðí Ð., Êîðí Ò. Ñïðàâî÷íèê ïî ìàòåìàòèêå äëÿ íàó÷íûõ ðàáîòíèêîâ è
èíæåíåðîâ: Ïåð. ñ àíãë. / Ïîä ðåä. È.Ã. Àðàìàíîâè÷à. 5-å èçä. Ì.: Íàóêà,
1984.
есть минимум банковского риска. Значение среднего убытка для
случаев N заемщиков определяется выражением:
.
.
К(l1,...,lN)= [ [Р1,1–P1] [P2,1–P2] ... [PN,1 – PN] × [(1–
l1)s1,l1c1)] ⊕ [(1–l2)s2, l2c2] ⊕ ... ⊕ [(1–lN)sN,lN cN],
перегруппировав члены которого можно получить, что
величина К (l1,...,lN) образуется разностью
N
К(l1,..., lN) =∑ Pjsj– е (l1,..., lN).
j=1
Первый член правой части представленной формулы является
постоянной величиной и не зависит от вектора принимаемых
решений l1,.., lN. Поэтому средний убыток К (l1,...,lN) будет тем
меньше, чем больше значение величины средней прибыли e
(l1,..., lN). Это заключение подтверждает вывод о том, что
решение, обеспечивающее максимум средней прибыли, кроме
того является оптимальным по критерию минимума средних
убытков.
Чтобы проиллюстрировать динамику процесса выдачи
кредитов, основанного на использовании предложенной методики, рассмотрим результаты статистического моделирования,
отражающие развитие этого процесса. Моделирование
выполнялось с использованием ЭВМ для трех классов заемщиков
k1, k2 и k3. Имитация зарегистрированных в базе данных
кредитных сделок ранее имевших место действий заемщиков
этих классов выполнялась при помощи датчика случайных чисел.
При этом генерация j1, j2 и j3 осуществлялась таким образом,
что они с заданными в начале моделирования (но неизвестными
воображаемому кредитору) вероятностями возврата кредита в
срок Р1=0,9, Р2=0,95, Р3=0,99 принимали значения 1 и с
вероятностями (1–P1)=0,1, (1–P2)=0,05, (1–P3)=0,01 — значения
ноль. Это позволило воспроизвести случайный характер
действий заемщиков по выполнению своих обязательств. Для
наглядности одна из полученных реализаций действий
заемщиков класса k1 в каждом М-ом случае (1<M<50)
заключения предыдущих сделок представлена на рис. 1.
Сформированная таким образом информация базы данных
кредитных сделок обрабатывалась по приведенной в начале
статьи формуле для вычисления оценок вероятностей Р1*, Р2*,
Р3*. Эволюция этих оценок представлена на рис. 2, из которого
видно, что по мере увеличения числа М известных результатов
заключения кредитных сделок с заемщиками классов k1, k2 и k3
величины указанных оценок приближаются к истинным
значениям вероятностей P1, P2 и P3. Этот процесс соответствует
этапу накопления опыта кредитора заключения сделок с
заемщиками рассматриваемых классов.
Проанализируем теперь, к какому результату приведет
использование этого опыта при выборе оптимальной стратегии
выдачи кредитов. Пусть кредитор имеет возможность
заключения кредитных сделок на сумму F=1000 условных
денежных единиц (у.д.е.), а заемщик n1 класса k1 предлагает
заключение кредитной сделки на сумму s1=1000 у.д.е., заемщик
n2 класса k2 — на сумму s2=300 у.д.е. и заемщик n3 класса k3 —
на сумму s3=200 у.д.е. Значение прибыли от выдачи кредита при
выполнении заемщиком своих обязательств примем равным 20
процентам от суммы. Это означает, что s1=200 у.д.е., c1=1200
у.д.е., s2=60 у.д.е., c2=360 у.д.е., s3=40 у.д.е., c3=240 у.д.е.
Значения убытков c1, 1<j<3, считаются равными sj+0,2sj, исходя
из того, что при отказе j-го заемщика от возврата ссуженной
стоимости кредитор теряет не только сумму sj , но и 20
процентов от нее, так как выдача этой суммы другому заемщику
могла бы принести соответствующую прибыль.
В указанном случае кредитор может принять одно из пяти
решений:
l1=1, l2=0, l3=0; l1=0, l2=1, l3=1; l1=0, l2=1, l3=0; l1=0, l2=0,
l3=1; l1=0, l2=0, l3=0; (решения l1=1, l2=1, l3=0; l1=1, l2=0, l3=1;
l1=1, l2=1, l3=1 исключаются, так как кредитор располагает
суммой средств меньшей, чем s1+s2, s1+s3 и s1+s2+s3).
В рассматриваемой ситуации преимущества того или иного
решения не являются очевидными. Так, первый заемщик
предлагает заключение кредитной сделки на наибольшую сумму
средств, следовательно, при заключении кредитной сделки с этим
заемщиком (это соответствует отказу двум другим заемщикам)
кредитор может получить наибольшую прибыль, но вместе с
этим
первый
заемщик
имеет
несколько
меньшую
кредитоспособность, чем два других, поэтому заключение
кредитной сделки с заемщиками n2 и n3 сопровождается
меньшим риском. Однако, с другой стороны, заключение
кредитной сделки с этими заемщиками (т.е. отказ первому
заемщику) сулит прибыль в два раза меньшую, чем решение,
отдающее предпочтение первому заемщику (см. значения s1, s2
и s3 ).
В эти противоречивые рассуждения вносят ясность значения
средней прибыли, вычисленные по изложенной выше методике
для каждого из пяти возможных решений. Эти значения,
рассчитанные для нашего примера, представлены на рис. 3, из
которого следует, что максимальное значение средней прибыли
обеспечивается при выборе решения l1=0, l2=1, l3=1
(при
выдаче кредита второму и третьему заемщикам).
е(l1, l2, l3),
Оптимальное
у.д.е.
решение
l1=1, l1=0,
l2=0 , l2=1,
l3=0 l3=1
l1=0,
l2=1,
l3=0
l1=0,
l2=0,
l3=1
l1=0,
l2=0,
l3=0
Решения
кредитора
Справедливость этого выбора подтверждают изображенные
на рис. 4 эволюции суммарной прибыли кредитора S в M
подобных случаях, которые были получены в результате
статистического моделирования действий заемщиков по
выполнению условий кредитных сделок.
Кривая, нанесенная сплошной линией, показывает, как при
увеличении числа М рассмотренных случаев изменялась итоговая
прибыль кредитора S (l1=0, l2=1, l3=1), имеющая место при
принятии оптимального решения l1=0, l2=1, l3=1, а кривые,
нанесенные пунктирной линией, отражают изменение итоговой
прибыли кредитора при выборе трех других неоптимальных
решений. На основании сравнительного анализа указанных
реализаций можно заключить, что выбор решений, отличных от
оптимального, принес бы кредитору существенно меньшую
прибыль.
Таким образом, предложенная методика выбора оптимальной
стратегии распределения свободных банковских средств
позволяет банку накапливать опыт заключения сделок различных
видов. Этот опыт формализуется в специальной базе данных в
виде количественных оценок надежности клиентов и сделок
различных классов. Указанные оценки представляют собой
значения вероятностей соблюдения клиентами условий сделок.
Эти вероятности в соответствии с рассмотренной методикой
используются для оценивания (прогнозирования) значений
банковского риска (среднего убытка) и средней прибыли для
каждой возможной группы предлагаемых сделок. Рекомендуемое
правило использования этих величин (правило выбора
оптимальной стратегии распределения банковских средств)
учитывает, прежде всего, последствия возможных решений банка
и обеспечивает получение им максимальной средней прибыли от
предлагаемых сделок, что также соответствует минимуму
банковского риска.
Очевидно, что приведенные в этой статье рассуждения не
позволяют в полной мере учесть все возможности повышения
прибыли банка от заключения различных сделок, поскольку не
принималась во внимание зависимость прибыли от сроков
возврата ссуды заемщиками, инфляции, перспектив заключения
новых сделок и т. д.
Кроме того, эти рассуждения определяют правило принятия
только
положительных
или
отрицательных
решений
относительно каждой сделки. Однако на практике банку
предоставляется и возможность различных изменений условий
сделок. Указанные обстоятельства не рассматривались, чтобы не
затруднять изложение сути методики оценки банковского риска и
выбора
оптимальной
стратегии
заключения
сделок,
базирующейся на основных положениях теории статистических
решений.
О. КАБЫШЕВ,
С. ПРОХОРОВ,
кандидат технических наук
ПУБЛИЧНЫЙ ДОГОВОР
Современная практика экономической деятельности нуждается,
как известно, в разнообразных правовых формах организации и
регулирования хозяйственных связей. Договор применяется в
этой плоскости давно и успешно, являясь юридическим
инструментом обустройства хозяйственной жизни. Однако такая
традиционность существования и оформления договорных
взаимоотношений между хозяйствующими субъектами не
исключает введения новых, ранее не упоминавшихся в
законодательстве правовых понятий и категорий. К такого рода
новеллам следует отнести и категорию публичных договоров, в
обобщенном виде попавшую в арсенал действующего
экономического законодательства с вступлением в силу части
первой нового Гражданского кодекса Российской Федерации
(далее — ГК РФ).
Понятие публичного договора
Под публичным договором в ст. 426 ГК РФ понимается
договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению
работ или оказанию услуг, которые такая организация по
характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении
каждого, кто к ней обратится.
Физические и юридические лица свободны в установлении
своих прав и обязанностей на основе договора и в определении
любых не противоречащих законодательству условий договора.
Являясь соглашением сторон, классический договор строится
на основе соблюдения принципа свободы договора, что
соответствует духу конкурентных начал рыночных отношений.
Гарантией реализации этих базовых положений служит
законодательно оформленный в п. 1 ст. 421 ГК РФ запрет на
какое-либо понуждение к заключению договоров. Исключение из
него сделано лишь для двух категорий обстоятельств:
1) когда обязанность заключить договор предусмотрена
законом, в том числе и ГК РФ;
2) когда обязанность заключить договор принята по воле
самого участника обязательственных отношений.
Добровольно принятое обязательство по заключению того
или иного договора вполне соответствует пониманию последнего
как соглашения двух или нескольких лиц об установлении,
изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей
(п. 1 ст. 420 ГК РФ). Такое обязательство возникает, например, из
предварительного договора юридически равных сторон (ст. 429
ГК РФ). Но не всегда юридическое равенство сторон,
гарантированное правовой нормой, столь же сильно подкреплено
экономически. В этом случае следует адресоваться к категории
публичного договора, относящегося именно к той группе
перечисленных выше обстоятельств, когда обязанность
заключить договор предусмотрена законом. Гражданский кодекс
(п. 3 ст. 426) не допускает отказа коммерческой организации от
заключения публичного договора при наличии возможности
предоставить потребителю соответствующие товары, услуги или
выполнить для него определенные работы. А при необоснованном уклонении коммерческой организации от заключения публичного договора другая сторона вправе обратиться
в суд с требованием о понуждении заключить договор.
Участники и условия публичного договора
Таким образом, путем введения категории (типа) публичного
договора законодатель пытается обеспечить оптимальное удовлетворение в определенных сферах потребностей экономически
слабой стороны, то есть в основном массового потребителя.
Следовательно, именно потребители выступают на стороне
контрагента коммерческой организации, которая, сообразуясь с
характером своей хозяйственной деятельности, должна осуществлять конкретные действия (продать товар, выполнить работу,
оказать услугу) в отношении каждого, кто к ней обратится.
Областью экономической активности такого рода организаций
является обычно сфера удовлетворения общественных нужд
(напри-мер, перевозка транспортом общего пользования, услуги
связи, энергоснабжение, медицинское и иное обслужива-ние).
Данная
сфера
деятельности
и
определяет
объекты
зарождающихся обязательств.
Содержание возникающих при этом правоотношений состоит
в обязанности данной организации заключить и исполнить
договор. Подобная обязанность предусмотрена и в ст. 26 Закона
РФ "О защите прав потребителей". В ней прямо закреплено, что
исполнитель, занимающий доминирующее положение на рынке,
обязан заключить с потребителем договор на выполнение работ
или оказание услуг, за исключением случаев, если он докажет,
что их выполнение (оказание) выходит за рамки его уставной
деятельности или производственных возможностей. При этом
доминирующий на рынке субъект должен организовывать свою
производственную или иную хозяйственную деятельность так,
чтобы потребности граждан удовлетворялись надлежащим образом и бесперебойно. Из приведенной нормы видно, что
обязанность по заключению договоров на выполнение работ или
оказание услуг связывается не только с фактическим характером
деятельности
субъекта
хозяйствования
или
его
производственными возможностями (как это предусмотрено в
пп. 1, 3 ст. 426 ГК РФ), но и с рамками его уставной
деятельности. Здесь следует уточнить, что в настоящее время в
соответствии с п. 1 ст. 49 и п. 2 ст. 52 ГК РФ допускается существование как общей, так и специальной правоспособности
юридических лиц. Предмет и цели деятельности коммерческой
организации
обязательно
определяются
учредительными
документами лишь в особых, предусмотренных законом случаях.
Видимо, поэтому ст. 426 ГК РФ связывает реализацию норм о
публичных договорах с характером фактической деятельности
субъекта, а не с ее формальным отражением в учредительных
документах. Но вместе с тем и ранее в судебной практике
учитывалось, что деятельность исполнителя, соответствующую
уставным задачам, даже при отсутствии прямых указаний об
этом в учредительных документах нельзя расценивать как
выходящую за рамки уставной.
Кроме того, адресатом обязанностей, изложенных в ст. 26
Закона о защите прав потребителей, является не любой
хозяйствующий субъект, а исключительно с доминирующим
положением на федеральном или региональном товарных рынках
в сфере выполнения работ или оказания услуг. Напротив, в
ст. 426 ГК РФ такой специальный субъект не упоминается, что
позволяет распространить ее положения на более широкий
субъектный состав.
Общая норма ст. 26 Закона о защите прав потребителей была
отражена и в подзаконных актах, то есть в правилах оказания
отдельных видов услуг, утвержденных Правительством
Российской Федерации. Так, п. 33 Правил предоставления услуг
телеграфной связи (утверждены постановлением Правительства
РФ от 23 апреля 1994 года № 347) закрепил за хозяйствующим
субъектом
с
доминирующим
положением
в
сфере
предоставления определенной услуги телеграфной связи
обязанность заключить соответствующий договор. Основаниями
для освобождения от нее не могли служить обстоятельства,
свидетельствующие
о
ненадлежащей
организации
производственного процесса. К ним Пленум Верховного суда РФ
в своем постановлении от 29 сентября 1994 года № 7 "О практике
рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" отнес,
например, отсутствие у ответчика на время обращения
потребителя необходимого количества сырья и материалов,
комплектующих изделий, запасных частей. В настоящее время,
используя терминологию ст. 426 ГК, ссылки на приведенные
обстоятельства мо-гут рассматриваться как необоснованное
уклонение
ком-мерческой
организации
от
заключения
публичного дого-вора.
Согласно положениям ГК РФ условия договора могут
определяться:
— по усмотрению сторон, заключающих конкретный договор;
— примерными условиями, разработанными для договоров
соответствующего вида, опубликованными в печати и
применяемыми сторонами договора;
— соответствующими обычаями делового оборота;
— обязательными для сторон правилами, содержащимися в
правовых актах.
Применительно к типу публичного договора особое значение
приобретают последние правила, установленные законом и
иными правовыми актами, действующими в момент его
заключения. Такого рода правила (типовые договоры,
положения), обязательные для сторон при заключении и
исполнении публичных договоров, вправе издавать в случаях,
предусмотренных законом, Правительство РФ. В качестве
примера можно назвать Правила предоставления услуг по вывозу
твердых
и
жидких
бытовых
отходов
(утверждены
постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1994 года
№ 1099), Правила предоставления гостиничных услуг в
Российской
Федерации
(утверждены
постановлением
Правительства РФ от 15 июня 1994 года № 669) и др. В них, в
частности, определяются:
— обязательный и дополнительный объем предоставляемых
услуг;
— их качественные характеристики;
— специальные права и обязанности хозяйствующего
субъекта — исполнителя;
— льготы для отдельных категорий потребителей;
— ценообразовательная процедура.
Остановимся подробнее на двух последних элементах,
имеющих важное значение при формировании условий публичного договора.
Цена как составляющая договорных отношений определяется
соглашением сторон или регулируется уполномоченными
государственными
органами.
Поэтому
возможность
государственного регулирования цен (тарифов) закладывается и в
области использования публичного договора. Например, в
Федеральном законе "О связи", в Правилах предоставления услуг
телеграфной связи оговаривается, что по отдельным видам услуг
и для определенных хозяйствующих субъектов тарифы
регулируются государством.
Но существует, к сожалению, и такая практика, когда органы
исполнительной власти на местах осуществляют не
предусмотренное законодательством регулирование цен и
тарифов. Данные действия недопустимы и не имеют под собой
какой-либо правовой основы. Чтобы внести определенность в
этот вопрос и избежать в дальнейшем неправомерных
ограничений прав предприятий в области ценообразования,
необходимо, на наш взгляд, нормативно оформить перечень сфер
хозяйственной деятельности и ее результатов (товаров, работ,
услуг), относительно которых предусмотрен тот или иной
механизм государственного регулирования цен (тарифов).
Одновременно целесообразно определить комплекс правомочий
государственных органов в области ценового регулирования и
контроля за его реализацией, а также разграничить их между
федеральными органами исполнительной власти и органами
исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
Законодательная база для подобной системы ценового
регулирования начала формироваться в нашей стране
одновременно с выходом федеральных законов "О связи" (ст. 21),
"О государственном регулировании тарифов на электрическую и
тепловую энергию в Российской Федерации" (ст. 2, 5–6), а также
Указа Президента РФ от 28 февраля 1995 года № 221 "О мерах по
упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)" и
одноименного постановленияя Правительства РФ от 7 марта 1995
года № 239. В них намечается переход к государственному
регулированию цен в основном только на продукцию
естественных монополий 1 и определяется перечень сфер и
полномочий органов исполнительной власти федерального и
регионального уровней в области ценового регулирования. В
дальнейшем предстоит осущест-вить их детализирование и
наполнить конкретным содержа-нием многие юридические
категории.
1 Åñòåñòâåííàÿ ìîíîïîëèÿ è åå ñôåðû îïðåäåëåíû â Óêàçå Ïðåçèäåíòà ÐÔ
îò 28 ôåâðàëÿ 1995 ãîäà ¹ 220.
Проблемы ценового регулирования в области применения
публичных договоров тесно связаны и с вопросами потребительских льгот, большинство из которых носит ярко
выраженный ценовой характер. Вообще предоставление какихлибо льгот (в том числе и ценовых) для отдельных категорий
потребителей, сообразуясь с принципом равнодоступности,
является исключением из общего правила, сформулированного в
п. 2 ст. 426 ГК РФ. Цена товаров (работ, услуг), а также иные
условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для
всех потребителей. Льготы как исключение из действующего
правового режима предоставляются только в случаях,
предусмотренных либо законом, либо иными правовыми актами,
и должны касаться не отдельных потребителей, а их категорий
(групп). Согласно п. 5 той же статьи ГК условия договора, не
соответствующие указанным требованиям, ничтожны. Кроме
потребительских существуют льготы для самих предприятий. Например, в соответствии со ст. 7 Закона о конкуренции органам
исполнительной власти запрещается необоснованно наделять
отдельного
хозяйствующего
субъекта
или
нескольких
хозяйствующих субъектов льготами, ставящими их в
преимущественное положение по отношению к другим хозяйствующим субъектам, работающим на рынок того же товара.
Такой запрет необходим с целью создания объективных условий
для добросовестной конкуренции на рынке. Там же, где она по
экономическим причинам нерентабельна (например, при
естественной монополии), должна действовать специальная
система регулирования. Будучи ее составной частью, публичный
договор сможет стать правовой формой воздействия государства
на сферы естественной монополии 2 . Тем более, что многие из
них прямо перечислены в анализируемой ст. 426 ГК РФ и,
следовательно, совпадают с областью применения публичного
договора.
В целом же принцип установления одинаковых условий
публичного договора для всех потребителей позволяет избежать
различного рода злоупотреблений, дискриминаций потребителей
(особенно со стороны регулируемых монополий) и применить
типовые договорные формы.
Заключение публичного договора
2 Ïîäðîáíåå ñì.: Òîòüåâ Ê. Ãîñóäàðñòâåííàÿ è åñòåñòâåííàÿ ìîíîïîëèè //
Çàêîí, 1995, ¹ 4, ñ. 60–63.
Правовые нормы части первой ГК РФ закрепляют целый ряд
ограничений для коммерческих организаций, обозначенных в п. 1
ст. 426, по заключению публичных договоров. Среди них важно
отметить следующие.
1. Коммерческая организация не вправе устанавливать
необоснованные с точки зрения действующего законодательства
преимущества одного лица перед другим в отношении
заключения публичного договора. Такое преимущество должно
быть предусмотрено законом или иными правовыми актами
(например, в виде внеочередного обслуживания).
2. Коммерческая организация не вправе отказаться от
заключения публичного договора, если у нее имеются возможности для предоставления потребителю необходимых
товаров, услуг, работ. Необоснованное уклонение коммерческой
организации от заключения публичного договора, то есть
незаключение обязанным предприятием конкретного договора
без достаточных на то причин, рассматривается как правовое
основание для обращения потребителя в суд с требованием о
понуждении заключить договор и о возмещении причиненных
убытков. Сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения
договора, должна возместить такие убытки согласно ст. 15 и п. 4
ст. 445 ГК РФ.
Для реализации указанных норм, как видно, будет иметь
ключевое значение, насколько производственно и юридически
обоснованно
уклонение
соответствующей
коммерческой
организации от заключения публичного договора. Практика
применения предшествующего нынешнему ГК законодательства
в сфере обязательного заключения договоров (прежде всего в
связи со ст. 26 Закона о защите прав потребителей)
свидетельствует, что обязанное юридическое лицо, принявшее
все зависящие от него меры по надлежащей организации своей
хозяйственной деятельности, в принципе может быть
освобождено от обязанности заключить договор по мотивам
невозможности исполнения конкретного заказа потребителя, так
как его выполнение превышает производственные (например,
технологические) возможности предприятия.
Итак, появление в нашем законодательстве специального
института публичного договора обусловлено необходимостью
защиты интересов потребителей как экономически слабой
стороны. В наибольшей степени интересы потребителей
обеспечиваются с помощью добросовестной конкуренции. В тех
сферах, где она по тем или иным причинам отсутствует,
потребитель нуждается в особой защите, а предприятия — в
продуманной системе регулирования. Публичный договор
применяется и в том, и в другом случае. Поэтому его можно
рассматривать как составную часть системы государственного
регулирования экономических отношений в России.
К. ТОТЬЕВ,
аспирант МГЮА
Ðûíîê öåííûõ áóìàã
ЕЩЕ РАЗ ОБ АКЦИЯХ И ВЫПЛАТЕ
ДИВИДЕНДОВ
Новый Гражданский кодекс (часть первая), принятый Государственной Думой 21 октября 1994 года, к общему сожалению,
не дал определения понятию "акция".
В действующих и не противоречащих новому ГК нормативных актах содержатся различные варианты этого понятия.
Так, по п. 43 Положения об акционерных обществах, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 25
декабря 1990 года (в редакции от 15 апреля 1992 года), под
акцией подразумевается "ценная бумага, удостоверяющая право
собственности на долю в уставном капитале общества".
В Положении о выпуске и обращении ценных бумаг и
фондовых биржах в РСФСР, утвержденном постановлением
Правительства РСФСР от 28 декабря 1991 года № 78, говорится:
"Акции акционерных обществ — любые ценные бумаги,
удостоверяющие право их владельца на долю в собственных
средствах акционерного общества, на получение дохода от
деятельности и, как правило, на участие в управлении этим
обществом".
Наиболее исчерпывающее, на мой взгляд, понятие акции
дается в ст. 36 Основ гражданского законодательства Союза ССР
и республик: "акцией признается ценная бумага, удостоверяющая
право ее держателя (акционера) на получение части прибыли
акционерного общества в виде дивидендов, на участие в
управлении делами акционерного общества и на часть
имущества, оставшегося после его ликвидации".
С принятием нового Гражданского кодекса (гл. 7) акции
могут быть как именными, так и на предъявителя.
В отличие от других ценных бумаг, выпускаемых акционерным обществом (облигаций, векселей), акции обладают
следующими отличительными признаками:
а) имеют бессрочное время существования, то есть
действительны и активны, пока существует выпустившее их
акционерное общество;
б) по истечении какого-либо срока предприятие-эмиссионер
(акционерное общество) не обязано выкупать выпущенные им
акции.
Однако в судебной практике встречаются случаи, когда
решением суда с акционерных обществ взыскивается стоимость
акций да еще с применением коэффициента инфляции
потребительских цен. С таким подходом согласиться нельзя,
поскольку в соответствии с п. 8 неотмененного Положения об
акционерных обществах "акционеры не вправе требовать от
общества возврата их вкладов, за исключением случаев,
предусмотренных настоящим Положением или уставом
общества".
Из приведенной выше нормы следует, что взыскание
стоимости акций (выкуп акций обществом) возможно, если это
содержится в уставе общества или установлено в Положении об
акционерных обществах. Таких случаев выкупа акций обществом
Положением об акционерных обществах по недоработке
законодателя не предусмотрено.
Что же касается применения коэффициента инфляции
потребительских цен при взыскании стоимости акций, то с таким
выводом согласиться нельзя, поскольку в нормативных актах
регламентирован иной порядок увеличения уставного капитала
(стоимости акций) посредством его переоценки (письмо
Минфина РФ от 5 мая 1993 года № 56, постановление Совета
Министров–Правительства РФ от 25 ноября 1993 года № 1233 "О
переоценке основных фондов (средств) предприятий и
организаций", письмо Минфина РФ от 7 февраля 1994 года № 14,
постановление Правительства РФ от 14 февраля 1994 года № 98);
в) удостоверяют право собственности на долю в уставном
капитале общества;
г) обыкновенные (простые) акции не имеют ежегодного
гарантированного дохода;
д) обыкновенные (простые) акции дают право на участие в
управлении акционерным обществом;
е) могут продаваться по цене ниже номинальной.
Законодательством акции классифицируются на обыкновенные (с правом голоса) и привилегированные (без права
голоса).
Акционеры в силу их владения акциями приобретают права,
которые можно подразделить на следующие группы: общие;
особые права владельца обыкновенных акций; особые права
владельца привилегированных акций.
Общие права владельца акций:
— свободно переуступать принадлежащие ему акции (в
АООТ);
— получать долю чистой прибыли — дивиденды, подлежащие распределению между акционерами в порядке,
предусмотренном уставом АО;
— приобретать часть имущества общества, оставшуюся после
его ликвидации, пропорционально числу имеющихся у него
акций соответствующей категории;
— получать от органов управления обществом необходимую
информацию по всем вопросам, включенным в повестку дня
общего собрания;
— получать копию протокола общего собрания и копию
реестра акционеров;
— обращаться в суд с заявлением о признании недействительным решения общего собрания акционеров;
— узнавать информацию о размере уставного капитала,
количестве, номинальной стоимости, категории выпущенных
акций, о дроблении и консолидации акций;
— получать данные о выплате дивидендов и депозитарии,
номинальном держателе акций;
— на внесение владельца акции в реестр акционеров.
Особые права владельца обыкновенных акций:
— принимать участие в общих собраниях лично либо через
представителей:
— передавать право голоса своему представителю на
основании нотариально удостоверенной доверенности;
— избирать, быть избранным или выдвигать своих представителей в органы управления или контрольные органы
общества при условии владения обыкновенными акциями в
количестве, установленном уставом;
— требовать при количестве не менее 10 процентов голосов
по акциям созыва чрезвычайного собрания акционеров,
внеочередного заседания совета директоров, проверки
ревизионной комиссией деятельности общества.
Особые права владельца привилегированных акций:
— получать фиксированные дивиденды;
— иметь первоочередное право по сравнению с владельцами
обыкновенных акций на получение доли имущества, оставшегося
после ликвидации общества;
— принимать участие в общих собраниях общества лично без
права голоса.
По действующему законодательству владельцем акции
(акционером) можно стать по различным основаниям: посредством купли-продажи акций, дарения, наследования, мены,
получения их в процессе приватизации, в счет удовлетворения
кредиторской задолженности.
Собственник акций (акционер) вправе продать, подарить,
завещать, обменять принадлежащие ему на праве частной
собственности акции. Отчуждение акций посредством куплипродажи, дарения, мены имеет свои особенности.
Купля-продажа акций
Сделки купли-продажи акций подлежат регистрации. Право
собственности по такой сделке у нового владельца акций
возникает в момент регистрации сделки. Постановлением Совета
Министров РСФСР от 25 декабря 1990 года № 601
предусмотрено, что сделка купли-продажи акций оформляется
путем заполнения бланка установленной формы с подписями
сторон и посредника.
Сделки с акциями, совершаемые без участия инвестиционных
посредников, совершаются в простой письменной форме (Указ
Президента РФ от 27 октября 1993 года № 1769). Внесение
записи о новом владельце акций в этом случае является
регистрацией сделки.
Письмом Минфина от 6 июля 1992 года № 53 утверждена
Инструкция о правилах совершения и регистрации сделок с
ценными бумагами, в которой установлена процедура
регистрации сделки купли-продажи акций с участием инвестиционных институтов, банков, фондовых бирж. Такие договоры
нотариально не удостоверяются. Названная инструкция не
применяется к акционерным обществам закрытого типа.
С участников сделки купли-продажи акций, как с продавца,
так и с покупателя, взимается налог на операции с ценными
бумагами в размере 3 рублей с каждой 1000 рублей фактической
суммы сделки.
Договор купли-продажи акций служит основанием к внесению записи о новом собственнике акций в реестр акционеров.
Отказ от внесения записей в реестр акционеров может быть
обжалован в ревизионную комиссию акционерного общества, в
суд или арбитражный суд. По решению ревизионной комиссии,
суда или арбитражного суда держатель реестра акционеров в
двухдневный срок с момента получения решения обязан внести в
реестр соответствующую запись.
В акционерных обществах закрытого типа в силу ст. 97
Гражданского кодекса РФ 1994 года отчуждение (купля-продажа)
акций возможно при наличии согласия других акционеров.
Акционеры
закрытого
акционерного
общества
имеют
преимущественное право приобретения акций, продаваемых
другими акционерами этого общества.
Устав акционерного общества закрытого типа может
допускать переуступку акций как другим акционерам, так и
третьим лицам, либо только другим акционерам.
Можно предположить следующую схему переуступки акций:
1. Акционер, желающий расстаться со своими акциями,
должен найти потенциального покупателя и согласовать с ним
условия переуступки акций.
2. Затем акционер обращается с письменным заявлением к
генеральному директору. В заявлении в соответствии со ст. 250
ГК РФ указываются:
— потенциальный покупатель;
— категория и число акций, предполагаемых к переуступке;
— цена и прочие условия, на которых предлагаются акции.
3. Генеральный директор должен в установленный уставом
срок собрать общее собрание акционеров по вопросу
переуступки акций.
4. Общее собрание акционеров принимает решение о
разрешении переуступки акций. После этого оформляется
договор купли-продажи.
Дарение акций
Дарение — это односторонняя сделка. В соответствии со ст.
156 ГК РФ "к односторонним сделкам соответственно
применяются общие положения об обязательствах и договорах
постольку,
поскольку
это
не
противоречит
закону,
одностороннему характеру и существу сделки".
Судебная практика показывает, что наиболее оспоримыми
являются договоры дарения. Хотя ст. 161 ГК РФ и
предусмотрено, что сделки граждан между собой на сумму,
превышающую не менее чем в десять раз установленный законом
минимальный размер оплаты труда, могут совершаться в простой
письменной форме, договоры дарения акций, на мой взгляд,
независимо от суммы сделки все же должны быть нотариально
удостоверены.
Договор дарения является основанием к внесению записи в
реестр акционеров о новом собственнике акций.
При дарении акций взимается только налог на имущество,
переходящее в порядке дарения (письмо Госналог-службы РФ и
Минфина РФ от 8 декабря 1993 года "О некоторых вопросах
налогообложения, возникающих в связи с использованием
ценных бумаг", зарегистрированное Мин-юстом РФ 22 декабря
1993 года, рег. № 440).
Наследование акций
Наследование акций возможно как по закону, так и по
завещанию. Наследник должен в шестимесячный срок с момента
открытия наследства обратиться в нотариальную контору с
заявлением о принятии наследства. По истечении шести месяцев
наследник получает свидетельство о праве на наследство.
Свидетельство служит основанием к внесению записи в реестр
акционеров о новом собственнике. С момента регистрации
нового владельца акций он становится их собственником.
В случае, если акционер-наследодатель не оплатил стоимость
акций и не внесен в реестр акционеров, право собственности у
него не возникло, следовательно, наследники не могут
претендовать на акции, оставшиеся от наследодателя.
С наследника при принятии наследства в виде акций взимается налог на имущество, переходящее в порядке наследования. Ставки налога предусмотрены Законом РСФСР" О
налоге на имущество, переходящее в порядке наследования или
дарения".
Мена акций
В соответствии с действующим законодательством мена
акций как имущества возможна, но при этом необходимо
соблюдение ряда условий: заключение письменного договора,
его нотариальное удостоверение, обязательное проставление в
договоре стоимости акций и имущества, на которое они
меняются.
Договор мены является основанием для внесения записи о
новом собственнике акций в реестр акционеров.
В соответствии с еще действующей ч. 2 ст. 255 ГК РСФСР
1964 года "каждый из участвующих в договоре мены считается
продавцом имущества, которое он дает, и покупателем
имущества, которое он получает". Из этого следует, что по
договору мены со сторон договора взимается налог на операции с
ценными бумагами.
Хотелось бы остановиться еще на двух ключевых вопросах —
о возможности принудительного изъятия акций у акционера
и о конвертации акций.
Прекращение права собственности на акции возможно лишь
по основаниям, предусмотренным ст. 235 ГК РФ. Если у
акционера принудительно изымаются акции, за исключением
случаев, предусмотренных подп. 1, 2, 5, 6 п. 1 ст. 235 ГК, ему
возмещаются убытки в полном объеме. Если же акционер не
согласен с денежной суммой, которая выплачивается ему взамен
акций, он может оспорить ее в судебном порядке.
Под конвертацией акций подразумевается превращение акций
одной категории в другую при соблюдении ряда условий:
— устав акционерного общества должен содержать положение о возможности выпуска акций различных категорий и
их конвертации;
— порядок конвертации должен быть подробно описан в
специальном документе: либо в проспекте эмиссии, либо в
положении о конвертации;
— конвертация акций возможна только с согласия собственника;
— конвертация происходит по решению общего собрания
акционеров с обязательным согласием на нее не менее 3/4
присутствующих акционеров на правомочном собрании.
Выплата дивидендов
Действующими нормативными актами дано несколько
определений понятия "дивиденд". Наиболее точно раскрывающее
его содержание дано в Положении о порядке выплаты
дивидендов по акциям и процентов по облигациям, утвержденном Министерством экономики и финансов РФ 10
января 1992 года. В нем говорится: "дивидендом является часть
чистой
прибыли
акционерного
общества,
подлежащая
распределению среди акционеров, приходящаяся на одну
простую или привилегированную акцию".
Дивиденд может выплачиваться ежеквартально, раз в полгода
или раз в год. Размер дивиденда по простым акциям не может
быть больше рекомендованного Советом директоров общества,
но может быть уменьшен общим собранием акционеров.
Окончательный размер дивидендов устанавливается общим
собранием акционеров.
Фиксированный дивиденд по привилегированным акциям
устанавливается обществом при их выпуске.
Общее собрание акционеров и Совет директоров общества
вправе принимать решение о нецелесообразности выплаты
дивидендов по простым акциям по итогам периода или за год в
целом. На дивиденд имеют право акции, приобретенные не
позднее чем за 30 дней до официальной даты его выплаты.
Общество объявляет размер дивидендов без учета налогов с
них.
"Доходы, получаемые в виде процентов по акциям и иным
ценным бумагам, подлежат налогообложению у источников этих
доходов. Банки и иные организации, выплачивающие дивиденды
и проценты, обязаны сообщать в соответствующие налоговые
органы сведения о таких доходах и удержанных суммах
подоходного налога, подлежащих включению в налоговую
декларацию" (п. 8 письма Госналогслужбы РФ и Минфина РФ от
8 декабря 1993 года).
Известны случаи, когда администрацией общества акционер
— работник общества лишается дивидендов за трудовой
проступок. Это незаконно, поскольку выплата дивидендов
связана с правом собственности акционера на акции, а не с
трудовыми отношениями. Кроме того, размер дивидендов (или
решение их не выплачивать) устанавливается (принимается)
общим собранием акционеров в отношении всех акционеров по
результатам работы общества, поэтому индивидуализация
невыплаты дивидендов не допускается.
В. МАМАЙ,
помощник председателя
Ростовского областного суда
ВЕКСЕЛЬ. ПРОБЛЕМЫ
ПРАКТИЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
Восстановление вексельного обращения в стране, в которой
почти забыли о существовании этого рыночного инструмента, не
может не сталкиваться с огромными трудностями. Навыки
работы с векселем утрачены. Поколения юристов учились по
пособиям, отводившим характеристике векселя пару страниц.
В странах, где традиция использования векселя не прерывалась, законодательство создает нормальное "жизнен-ное
пространство" для вексельного обращения. С учетом
национальных особенностей устанавливаются нормы о вексельной дееспособности, порядке изготовления и исполь-зования
вексельных бланков, предъявлении векселей к пла-тежу,
совершении протестов, налогообложении операций с векселями и
т. д.
В России в настоящее время основным регулирующим работу
с векселем нормативным актом является Положение о
переводном и простом векселе, введенное в действие
постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 года
№ 104/1341 в связи с присоединением СССР к Женевской
конвенции, устанавливающей единообразный закон о переводном и простом векселях. Предназначался данный акт исключительно для обслуживания международных расчетов 1 .
Неоднократные указания о необходимости скорейшей
разработки и принятия российского законодательного акта о
вексельном праве до сих пор не реализованы. В результате
Положение практически не имеет связи с внутренней правовой
системой. Естественно, что его действие парализуется
отсутствием норм, обеспечивающих механизм реализации.
Интересы обеспечения нормального вексельного оборота
требуют ускоренного вексельного процесса и быстрого
имущественного
исполнения
решений. Законодательство
1 Äåéñòâèå Ïîëîæåíèÿ íà òåððèòîðèè Ðîññèè áûëî ïîäòâåðæäåíî ïîñòàíîâëåíèåì Ïðåçèäèóìà Âåðõîâíîãî Ñîâåòà ÐÑÔÑÐ îò 24 èþíÿ 1991 ãîäà
¹ 1451–I "Î ïðèìåíåíèè âåêñåëÿ â õîçÿéñòâåííîì îáîðîòå ÐÑÔÑÐ",
êîòîðîå òàêæå ðàçðåøàëî ïðåäïðèÿòèÿì, îðãàíèçàöèÿì è ó÷ðåæäåíèÿì
èñïîëüçîâàòü âåêñåëü äëÿ îôîðìëåíèÿ ñäåëîê ïî òîâàðíûì êðåäèòàì
âíóòðè ñòðàíû.
большинства стран устанавливает оперативный, упрощенный и
достаточно формализованный порядок рассмотрения споров,
возникающих из вексельных обязательств. В наших условиях
предъявление искового требования к вексельному должнику —
процесс более сложный и длительный, чем предъявление любого
иного иска.
В соответствии со ст. 44 Положения о переводном и простом
векселе отказ в акцепте или в платеже должен быть удостоверен
актом, составленным в публичном порядке. Инструкция о
порядке совершения нотариальных действий государственными
нотариальными конторами РСФСР, утвержденная приказом
Министерства юстиции РСФСР от 6 января 1987 года № 01/1601, устанавливает, что для составления акта о протесте векселя
нотариальная контора предъявляет к плательщику требование о
платеже или акцепте векселя. Акт составляется в случае
получения отказа плательщика оплатить или акцептовать вексель
или в случае неявки плательщика в нотариальную контору для
оплаты.
Другие обязанные по векселю лица информируются о
совершенном протесте в порядке, определенном ст. 45
Положения: векселедержатель должен в течение четырех дней,
следующих за днем протеста, известить своего индоссанта (то
есть лицо, от которого он получил вексель) и векселедателя.
Каждый индоссант должен в течение двух дней поставить в
известность своего индоссанта о полученном извещении.
Но даже при соблюдении такого порядка для предъявления
иска к вексельному должнику требуется предъявить ему
претензию,
поскольку
действующее
процессуальное
законодательство не устанавливает каких-либо исключений для
такого рода исков.
Для обеспечения строгости и оперативности исполнения по
вексельным обязательствам несомненно следует исключить
необходимость соблюдения претензионного порядка по данной
категории споров. В этих же целях в процессуальное
законодательство могли бы быть включены нормы, устанавливающие для споров, связанных со взысканием задолженности по опротестованным векселям:
— сокращенный срок рассмотрения;
— немедленное исполнение решений и установление запрета
на предоставление отсрочки и рассрочки исполнения;
— обязательное применение мер по обеспечению иска и
обеспечению исполнения по ходатайству истца. Возможность
отказа со стороны суда в применении этих мер должна быть
исключена;
— окончательный характер решений по делам о взыскании
задолженности по векселю на сумму менее 10 минимальных
зарплат;
— предоставление всех объяснений, заявлений и ходатайств
сторон только в письменной форме и предоставление суду права
рассмотреть спор без вызова сторон.
Хотелось бы напомнить, что Положение о государственном
нотариате 1926 года предоставляло нотариальным конторам
право учинять на опротестованном векселе исполнительную
надпись. Такой порядок получения вексельной задолженности
существовал наряду с судебным. Думается, что его
восстановление способствовало бы обеспечению оперативности,
упрощению процедуры взыскания.
Одним из условий строгого и публичного вексельного
процесса является открытая информация о фактах неплатежей по
векселю. Для этого необходимо установление правила об
обязательном опубликовании данных о совершенных протестах.
Действующее законодательство не выделяет требования
кредиторов по вексельным обязательствам при установлении
очередности погашения требований путем обращения взыскания
на имущество должника. Такое положение нуждается в
изменении.
Для
преимущественной защиты интересов
вексельных кредиторов требования, основанные на опротестованных векселях, необходимо выделить в отдельную
очередь, следующую за требованиями, обеспеченными залогом, и
предшествующую остальным имущественным требованиям, не
основанным на векселе.
Практическая реализация содержащихся в Положении о
переводном и простом векселе норм существенно осложняется в
связи с наличием в нем юридических конструкций и терминов, не
используемых в российской правовой системе. Судебная
практика и торговые обычаи, связанные с векселем, только
начинают складываться.
Вексель как абстрактное обязательство. В теории
гражданского права принято деление сделок на каузальные и
абстрактные — по степени зависимости сделки от ее основания.
Основанием сделки является та непосредственная хозяйственная
цель, которую стороны имели в виду при совершении сделки. К
примеру, в договоре купли-продажи вещи целью (основанием)
сделки для покупателя является передача вещи, обещанная
продавцом. Основанием (целью) обязательства продавца
является получение цены, обещанной покупателем. В договоре
займа основанием обязательства заемщика является возврат
имущества того же рода и качества и в том количестве, в каком
оно было ранее передано заимодавцем.
Каузальная сделка содержит указание на тот хозяйственный
результат, для достижения которого она совершается. Если же
этот результат является недозволенным (противо-правным) либо
отсутствует, сделка недействительна. К примеру, одно лицо дает
другому лицу расписку в получении денег с обязательством
возврата, в то время как средства фактически не получены.
Основание сделки отсутствует, следовательно, нет и самой
сделки.
В абстрактной сделке нет указания на непосредственный
хозяйственный результат, на который она направлена, и ее
действительность не зависит от основания.
Классическим примером абстрактной сделки являлся договор
стипуляции в римском праве. Такой договор заключался в устной
форме: вопрос будущего кредитора ("обе-щаешь дать..?") и ответ
со стороны лица, соглашающегося быть должником по
обязательству ("обещаю").
Если необходимые требования относительно порядка
заключения стипуляции соблюдались, обязательство возникало
независимо от того, какое материальное основание привело
стороны к заключению договора, какую хозяйственную цель они
преследовали и достигнута ли цель, имевшаяся в виду
сторонами 2 .
Однако система, лишающая должника права доказывать, что
основание, по которому он принял на себя обязательство, не
осуществилось, работала недолго и под влиянием потребностей
практики, учитывающей возможности злоупотреблений со
стороны кредитора, в дальнейшем была смягчена. Должнику
было предоставлено право доказывать отсутствие факта платежа
валюты долга или иное отсутствие основания. Практическое
значение при заключении абстрактной сделки имело
2 Íîâèöêèé È.Á. Ðèìñêîå ïðàâî. — Ì.: Àññîöèàöèÿ "Ãóìàíèòàðíîå çíàíèå", 1993, ñ. 157–159.
распределение обязанностей доказывания: кредитор не должен
был доказывать наличие и правомерный характер основания, но
должник мог доказывать отсутствие основания. Такое
доказательство для должника нередко затруднительно. Пока
отсутствие основания не было доказано, кредитор мог
осуществить свое право.
На вексель нередко указывают как на пример абстрактного
обязательства, поскольку в соответствии с установленными
правилами (см. ст. 1 Положения о переводном и простом векселе)
не допускается включение в вексель ссылки на основание его
выдачи.
На практике абстрактный характер вексельного обязательства
понимается иногда весьма упрощенно. Так, А. В. Макеев
отмечает, что "вексель полностью отрешен от условий сделки, в
результате которой он возник; в установленной для него форме
для каких-либо упоминаний об этом нет места. В этом состоит
его абстрактность: по нему дóл-жно платить вне зависимости от
чего-либо, в том числе от причин появления" 3 . В. В. Ильин
указывает, что должник по векселю не может при невыполнении
своих вексельных обязательств ссылаться на неисполнение
векселедержателем каких-либо требований должника, не
изложенных непосредственно в тексте векселя 4 .
Возможны ситуации, когда поставщик, получив от покупателя вексель в оплату за якобы поставленную продукцию,
отгрузку не производит либо поставляет товар, не соответствующий условиям договора. Однако при наступлении срока
платежа вексель предъявлялся поставщиком покупа-телю. При
отказе последнего платить по векселю предъяв-лялся иск в
арбитражный суд. Возражения покупателя о фактической
бестоварности
векселя поставщик считал воз-можным
проигнорировать, так как вексель выдан, он со-держит ничем не
обусловленное обязательство заплатить. Следовательно, никакие
ссылки покупателя на ненадлежащее исполнение договора,
вызвавшего выдачу векселя, не должны приниматься во
внимание судом. Так ли это? Действительно ли вексельное право
исключает возможность для должника по векселю доказывать
отсутствие основания сделки?
3 Ìàêååâ À. Â. Âåêñåëü â ôèíàíñîâî-õîçÿéñòâåííîé äåÿòåëüíîñòè. Â êí.:
Âåêñåëü è âåêñåëüíîå îáðàùåíèå â Ðîññèè. Ì.: Áàíêöåíòð, 1994, ñ. 28.
4 Èëüèí Â. Â. Òåðìèíû, èñïîëüçóåìûå â âåêñåëüíîì îáðàùåíèè. — Òàì æå,
ñ. 169.
Необходимо отметить, что современные правовые системы не
знают полностью абстрактных обязательств. Как правило,
законодательство лишь ограничивает, но не устраняет
возможные возражения, которые должник может выдвигать
против требований кредитора в отношениях по абстрактным
сделкам. Так решается вопрос и в вексельном праве.
Рассмотрим отношения, возникающие между векселедателем
и первым векселеприобретателем. В основе их отношений всегда
лежит определенная хозяйственная сделка — купли-продажи,
поставки и т. п. Исполнение вексельного обязательства в
отношениях между ними не может быть оторвано от того
хозяйственного эффекта, на который была направлена основная
сделка. К примеру, при использовании векселя для оформления
сделок по поставке продукции в кредит с взиманием с
покупателей процентов выдача покупателем поставщику векселя
является способом расчета, но не означает, что платеж совершен
и отношения по расчетам закончены. Расчеты по договору могут
считаться оконченными только после оплаты покупателем
полученных поставщиком векселей.
Выдача векселя не прекращает, если только иное прямо не
установлено соглашением сторон, обязательства покупателя
оплатить товар. Новации этого обязательства не происходит.
Поэтому если вексельное обязательство по каким-либо
причинам, связанным, к примеру, с дефектом формы векселя,
окажется недействительным, выданная ценная бумага теряет
свою силу как вексель. Однако гражданско-правовое
обязательство, вытекающее из договора между сторонами,
сохраняется. Вексель будет рассматриваться как обыкновенная
расписка должника, выданная в подтверждение долга.
Следовательно, при выдаче векселя сохраняет силу та
хозяйственная сделка, которая лежала в основе при выдаче
ценной бумаги.
В рассматриваемых нами отношениях между обязанным
лицом и первым приобретателем векселя лишение должника
права представлять возражения против требования платежа по
векселю, основанные на базовой сделке, приводит к абсурдному
результату. Если вексель являлся бестоварным (или
безденежным), после удовлетворения требований первого
приобретателя к обязанному лицу, лишенному права доказывать
отсутствие реального долга, в последующем должно быть
удовлетворено требование обязанного лица, основанное на
хозяйственной (базовой) сделке, о возврате кредитором
неосновательно полученного. Такое перемещение имущества не
имеет никакого смысла и ничем не оправдано.
М. М. Агарков отмечал, что в отношениях между обязанным
лицом и первым приобретателем, связанными между собой
хозяйственной сделкой, возражения, основанные на этой сделке,
всегда могут быть сделаны 5 .
Следовательно, необходимо признать право должника по
векселю возражать против требований первого векселедержателя
с помощью ссылок на обстоятельства, лежащие в основе
вексельного обязательства. Возражения должника (например,
представление им доказательств безденежности векселя) могут
парализовать действие векселя, поскольку обязательство по
векселю имеет характер дополнительного к основной сделке и
подчинено ее действию.
Абстрактный характер векселя в рассматриваемом нами
отношении проявляется лишь в переложении бремени доказывания. В отличие от обычной ситуации, когда кредитор обязан
доказать наличие основания обязательства, кредитор по векселю
таких доказательств представлять не должен. Обязанность
доказывать отсутствие либо недозволенный характер основания
сделки, лежащей в основе вексельного обязательства, возлагается
на должника.
Иначе складывается ситуация, когда вексель выходит из рук
первого приобретателя и права по векселю переуступаются
другому лицу по передаточной надписи — индоссаменту.
Приобретатель векселя (индоссант) приобретает самостоятельное
право требования к должнику по векселю. Это право обычно не
зависит от прав его предшественника. Так, если первый
приобретатель лишен возможности получить платеж по векселю
от векселедателя из-за недееспособности последнего, в случае
передачи (индоссирования) векселя первый приобретатель будет
нести самостоятельную ответственность перед последующим
приобретателем за исполнение вексельного обязательства.
Вексельное право в целях защиты интересов добросовестного
приобретателя векселя устанавливает определенные ограничения
на возражения, которые могут быть выдвинуты обязанным
лицом.
5 Àãàðêîâ Ì. Ì. Ó÷åíèå î öåííûõ áóìàãàõ. — Ì.: Èçä-âî "ÁÅÊ", 1994, ñ.
207.
Статья 17 Положения о переводном и простом векселе
устанавливает, что лица, к которым предъявлен иск по переводному векселю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к
векселедержателю или к предшествующим векселедержателям,
если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал
сознательно в ущерб должнику. Это правило в силу ст. 77
Положения применяется и к простому векселю.
Мы видим, что Положение прямо указывает, какие возражения для вексельного должника исключены. Иные возражения допускаются. Так, должник по векселю может основывать возражения на своих личных отношениях с векселедержателем. Этими возражениями могут быть, в частности,
ссылки на уже произведенный данному векселедержателю
платеж, не отмеченный на векселе, на наличие встречного
требования и возможность зачета, на предостав-ленную данному
должнику векселедержателем отсрочку.
Кроме того, если векселедержатель обращает требование по
векселю к лицу, от которого он получил вексель по передаточной
надписи (индоссаменту) и с которым он связан определенной
хозяйственной сделкой, во исполнение которой выдан вексель, в
силу изложенных выше соображений следует признать право
должника выдвигать возражения, основанные на базовой сделке.
Статья 17 Положения допускает также возможность ссылки
должника на свои личные отношения с предшественником
векселедержателя, если последний получил бумагу (вексель) в
результате злонамеренного соглашения с предшествующим
держателем. Такая ситуация может иметь место, когда
предшествующий держатель, зная об имеющихся у должника
возражениях и невозможности в связи с этим лично получить
платеж по векселю, чтобы парализовать эти возражения, передает
(индоссирует) вексель другому лицу. Новый приобретатель
также должен действовать умышленно, то есть отдавать себе
отчет в том, что вексель передается ему для того, чтобы сделать
невозможными возражения должника против предыдущего
держателя, и действовать намеренно в целях причинения ущерба
должнику. Если в действиях векселедержателя будет установлен
умысел на причинение ущерба должнику, должник приобретает
право защищаться от предъявленного ему векселедержателем
требования с помощью возражений, направленных против
предшествующего держателя. К примеру, предшествующему
держателю платеж уже был произведен, но в векселе он не
отмечен и вексель не был возвращен должнику, а
векселедержатель, действуя недобросовестно либо по ошибке,
передает вексель другому лицу по передаточной надписи. Если в
действиях нового приобретателя будет доказано наличие умысла
на причинение должнику ущерба, должник может ссылаться
против его требований на уже произведенный предшествующему
держателю платеж.
Если же векселедержатель, приобретая вексель, действовал
без цели причинить ущерб должнику, должник не может
ссылаться на свои отношения с предшествующим держателем
даже в случае причинения ему ущерба вследствие передачи
векселя.
Имеются ли у лица, исполнившего вексельное обязательство
по требованию добросовестного векселедержателя, какие-либо
меры защиты против первого приобретателя, пустившего в
оборот бестоварный или безденежный вексель? В зависимости от
наличия или отсутствия вины в действиях первого приобретателя
векселедатель, оплативший вексель, может предъявить к нему
иск либо о возмещении убытков, возникших вследствие
нарушения того хозяйственного договора (либо сделки), во
исполнение которого вексель был выдан, либо о взыскании сумм,
неосновательно сбереженных первым приобретателем за счет
средств
векселедателя
(ст.
133 Основ гражданского
законодательства).
Особые правила относительно возможных возражений
установлены для случаев передачи векселя в залог. В соответствии со ст. 19 Положения если индоссамент содержит
оговорку "валюта в обеспечение", "валюта в залог" или всякую
иную оговорку, имеющую в виду залог, векселедержатель может
осуществлять все права, вытекающие из переводного векселя.
Обязанные лица не могут заявлять против такого
векселедержателя возражений, основанных на их личных
отношениях к индоссанту (т.е. залогодателю), если только
векселедержатель (то есть залогодержатель), получая вексель, не
действовал сознательно в ущерб должнику.
Если индоссамент содержит оговорку, имеющую в виду
простое поручение (к примеру, "для получения платежа", "на
инкассо", "доверяю получить", "для инкассирования", "валюта на
инкассо"), такая запись только уполномочивает индоссата на
получение денег по векселю, на совершение действий, связанных
с протестом и т. п., но не делает индоссата собственником
векселя. Против лица, которому вексель передан по
препоручительному индоссаменту, обязанные лица могут
заявлять только такие возражения, которые могли бы быть
противопоставлены индоссанту (то есть поручителю).
Следует также иметь в виду, что любой вексельный должник
при предъявлении требования любым векселедержателем может
ссылаться на обстоятельства, нашедшие отражение в тексте
векселя, например на уже совершенный платеж, отметка о
котором внесена в вексель, либо на дефект формы векселя, либо
на отсутствие непрерывного ряда передаточных надписей.
Подобные возражения вытекают из самого характера векселя как
формального документа и не связаны с хозяйственной сделкой,
лежащей в основе выдачи векселя.
Л. НОВОСЕЛОВА,
кандидат юридических наук
Âîïðîñû çàêîíîäàòåëüñòâà
О ВОПРОСАХ ЗАЩИТЫ АВТОРСКИХ И
СМЕЖНЫХ ПРАВ
Авторское право — это совокупность правовых норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные права и
обязанности, возникающие в связи с созданием и использованием
произведений науки, литературы и искусства.
Юридическим фактом, влекущим возникновение автор-ских
прав, для автора служит факт создания произведения в
результате творческой деятельности. Для других физичес-ких и
юридических лиц основанием приобретения прав на
произведение служит договор с его автором. Права таких лиц,
приобретенные ими по договору, не являются автор-скими, хотя
по объему и уровню их защиты могут быть равнозначны правам
самого автора.
Авторский договор, как и любой гражданско-правовой
договор, представляет собой соглашение двух или более лиц,
направленное на установление, изменение или прекращение
взаимных прав и обязанностей. К таким договорам применимы
все нормы обязательственного права, за исключением тех,
которые
несовместимы
с
особенностями
отношений,
возникающих при использовании результатов творческой
деятельности.
Отношения, связанные с созданием и использованием
произведений науки, литературы и искусства (авторское право),
фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций
эфирного или кабельного вещания (смежные права),
регулируются Законом Российской Федерации "Об авторском
праве и смежных правах", принятом 9 июля 1993 года и
вступившим в действие с 3 августа этого же года.
Согласно постановлению Верховного Совета РФ от 9 июля
1993 года № 5952–I "О порядке введения в действие Закона
Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах"
106
впредь до принятия соответствующих правовых актов
Российской Федерации и приведения законодательства
Российской Федерации в соответствие с упомянутым Законом
законодательство Российской Федерации и бывшего Союза ССР
применяется постольку, поскольку оно не противоречит данному
Закону.
Этим же постановлением признан не действующим на
территории Российской Федерации раздел IV Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых
Верховным Советом СССР 31 мая 1991 года.
В соответствии со ст. 2 Закона РФ "Об авторском праве и
смежных правах" законодательство по данным отношениям
состоит из самого Закона, являющегося частью гражданского
законодательства Российской Федерации, действующих на всей
территории Российской Федерации издаваемых в соответствии с
названным Законом других актов законодательства Российской
Федерации, Закона РФ "О правовой охране программ для
электронных вычислительных машин и баз данных", а также
принимаемых на основе этого Закона законодательных актов
республик в составе Российской Федерации.
В случаях, когда международным договором, в котором
участвует Российская Федерация, установлены иные правила,
чем те, которые содержатся в указанном Законе, применяются
правила международного договора.
Российская Федерация является в качестве правопреемницы
СССР членом Всемирной конвенции об авторском праве в
редакции 1952 года (с 27 мая 1973 года) и членом Конвенции
1974 года о распространении несущих программы сигналов,
передаваемых через спутники (с 20 января 1989 года).
Присоединению к другим важнейшим международным
соглашениям в области охраны авторских и смежных прав
(Бернская, фонограммная, Римская конвенции) препятствовало
законодательство бывшего СССР. С принятием Закона РФ "Об
авторском праве и смежных правах" эти препятствия устранены.
В настоящее время проводится работа, направленная на
присоединение России к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 года,
Конвенции об охране производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 года и к
Международной (Римской) конвенции об охране интересов
107
артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций 1961 года.
По заключению Всемирной организации интеллектуаль-ной
собственности (ВОИС) 1 с принятием Закона "Об авторском
праве и смежных правах" регулирование названных отношений в
России полностью соответствует требованиям указанных
конвенций, что дает ей возможность стать их членом.
В Москве с 21 по 23 июня 1994 года проходил международный симпозиум по практической реализации авторских прав,
организованный Верховным судом РФ, Высшим арбитражным
судом РФ, Генеральной прокуратурой РФ, Комитетом по
образованию, культуре и науке Государственной Думы РФ,
Министерством внутренних дел РФ, Министерством юстиции РФ
и Всемирной организацией интеллектуальной собственности.
Основное внимание на нем было уделено изучению состояния
дел в России, касающихся авторских и смежных прав, анализу
проблем в данной области, задачам, направленным на защиту
обладателей таких прав от различного рода нарушений.
В целом состояние дел в области охраны интеллектуальной
собственности в России охарактеризовано как крайне сложное.
Рыночные отношения в сфере производства интеллектуального
продукта складываются как полулегальные или нелегальные.
Незаконное использование произведений литературы, искусства,
фонограмм и др. ("пиратство") привело к появлению
организованной преступности в этой области. По оценкам
экспертов уровень "пиратства" в индустриях видео-, кино- и
звукозаписи) в 1994 году достигал 100 процентов, в других
1 ÂÎÈÑ ÿâëÿåòñÿ îäíèì èç 16 ñïåöèàëèçèðîâàííûõ ó÷ðåæäåíèé, âõîäÿùèõ â
ñèñòåìó ÎÎÍ. Åå ÷ëåíàìè ÿâëÿþòñÿ 135 ãîñóäàðñòâ.
Ðîññèéñêàÿ Ôåäåðàöèÿ êàê ïðàâîïðååìíèöà ÑÑÑÐ ÿâëÿåòñÿ ó÷àñòíèöåé
Êîíâåíöèè, ó÷ðåæäàþùåé Âñåìèðíóþ îðãàíèçàöèþ èíòåëëåêòóàëüíîé
ñîáñòâåííîñòè.
Öåëÿìè ÂÎÈÑ ÿâëÿþòñÿ ñîäåéñòâèå îõðàíå èíòåëëåêòóàëüíîé ñîáñòâåííîñòè âî âñåì ìèðå è îáåñïå÷åíèå àäìèíèñòðàòèâíîãî ñîòðóäíè÷åñòâà
ìåæäó
ñîþçàìè,
çàíèìàþùèìèñÿ
âîïðîñàìè
èíòåëëåêòóàëüíîé
ñîáñòâåííîñòè.
 îáëàñòè àâòîðñêîãî ïðàâà è ñìåæíûõ ïðàâ ÂÎÈÑ âûïîëíÿåò àäìèíèñòðàòèâíûå ôóíêöèè Áåðíñêîãî Ñîþçà (ïî îõðàíå ëèòåðàòóðíûõ è õóäîæåñòâåííûõ ïðîèçâåäåíèé), Ðèìñêîé êîíâåíöèè (ïî îõðàíå èíòåðåñîâ
àðòèñòîâ-èñïîëíèòåëåé, ïðîèçâîäèòåëåé ôîíîãðàìì è îðãàíèçàöèé òåëåðàäèîâåùàíèÿ), Æåíåâñêîé êîíâåíöèè (îá îõðàíå èíòåðåñîâ ïðîèçâîäèòåëåé
ôîíîãðàìì îò íåçàêîííîãî âîñïðîèçâåäåíèÿ èõ ôîíîãðàìì), Áðþññåëüñêîé
êîíâåíöèè (î ðàñïðîñòðàíåíèè íåñóùèõ ïðîãðàììû ñèãíàëîâ, ïåðåäàâàåìûõ
÷åðåç ñïóòíèêè).
108
индустриях (программы для ЭВМ, книги) — 95. Вследствие
неполучения государством доходов от налога на добавленную
стоимость и на прибыль лишь в области продажи
видеопродукции потери государственной казны составили около
150 млн. долларов.
Аналогичные проблемы существуют и во многих других
государствах. По данным Международной федерации фонографической промышленности 2 ежегодные убытки записывающей промышленности всего мира от
контрафакции
составляют примерно 2 млрд. американских долларов, или около
10 процентов оборота всей промышленности. В странах, где
контрафакция широко распространена, прибыль, заработанная
несанкционированными операциями, иногда в несколько раз
превышает
прибыль
местной
звукозаписывающей
промышленности.
Создавшееся положение усугубляется ростом должностных
преступлений, коррупцией, усилением контроля уголовных
элементов за распространением названной продукции.
Насколько важна для экономики любого государства охрана
авторских прав, видно из следующих данных. Американская
индустрия авторского права — программного обеспечения,
кинематографическая, телевизионная и видео, музыки и
звукозаписи, издательская — составляет 5 процентов экономики
США и примерно 5 процентов рабочих мест. Индустрия
авторского права в других развитых странах составляет до 3
процентов их экономики.
Состояние охраны авторских прав отражается на экономике
не только развитых стран. Так, самая большая в мире по
количеству кинофильмов кинематографическая индустрия
Индии, зрелая издательская и музыкальная индустрия, а также
разрастающаяся
индустрия
программного
обеспечения
экспортируют более 50 процентов своей продукции. Хотя точные
цифры еще не подсчитаны, специалисты полагают, что
2 Ìåæäóíàðîäíàÿ ôåäåðàöèÿ ôîíîãðàôè÷åñêîé ïðîìûøëåííîñòè (ÌÔÔÏ)
îðãàíèçîâàíà áîëåå øåñòèäåñÿòè ëåò òîìó íàçàä ñ öåëüþ ñîäåéñòâèÿ è çàùèòû çâóêîçàïèñûâàþùåé ïðîìûøëåííîñòè âñåãî ìèðà. Â íàñòîÿùåå âðåìÿ
â íåå âõîäÿò áîëåå 1000 ÷ëåíîâ çâóêîçàïèñûâàþùèõ êîìïàíèé 72 ñòðàí.
Îäíîé èç ãëàâíûõ çàäà÷, ïîñòàâëåííûõ ÌÔÔÏ â ðàçëè÷íûõ ÷àñòÿõ ñâåòà,
ÿâëÿåòñÿ ïîääåðæêà åå ÷ëåíîâ â áîðüáå ïî èñêîðåíåíèþ íåçàêîííîãî
çàâëàäåíèÿ àâòîðñêèìè ïðàâàìè èõ ÷ëåíîâ.
109
индийская индустрия авторского права представляет собой
значительную часть экономики этой страны.
О серьезности проблемы пиратства и необходимости использования всех имеющихся в распоряжении каждого государства правовых мер в борьбе с ним свидетельствуют расчеты
Международного альянса по интеллектуальной собственности
(МАИС). Согласно этим расчетам торговые убытки США в 1993
году, вызванные пиратством, составили 7096,6 млн. долларов
США, в том числе в отношениях с Россией: по кинофильмам —
40 млн. долларов; по пластинкам и музыке — 300; по
программному обеспечениию — 49; по книгам — 55 (всего более
400 млн. долларов).
Если посмотреть на эти цифры под углом интересов России,
это будет означать, что огромные суммы являются прямыми
доходами нелегального бизнеса, а следовательно, в бюджет
государства не поступают в виде налогов на прибыль и
добавленную стоимость значительные денежные средства. Кроме
того, они служат одним из источников финансирования
организованных преступных групп (в том числе и в других
странах — членах СНГ).
Широко распространяемая (в основном низкопробная)
интеллектуальная продукция западного производства вытесняет с
рынка легальные издательства, киностудии и другие российские
фирмы, приводит к падению производства национальных
интеллектуальных ценностей.
"Пиратство" в отношении западных производителей создает
напряженность в межгосударственных и внешнеторговых
отношениях.
Решение проблем, которые стоят перед Россией в области
охраны интеллектуальной собственности, осложняется из-за
отсутствия координационного центра по объединению усилий
органов МВД, МИД, МВЭС, таможенных органов, налоговой
полиции, прокуратуры и судов в борьбе с "пиратством", а также
специального органа, отвечающего за соответствующую
государственную политику и разрабатывающего такую политику;
недостатка знаний о достижениях мирового опыта в правовой
охране интеллектуальной собственности; отсутствия методик по
определению размеров убытков, вызванных нарушением
авторских прав; низкой правовой культуры и, как следствие,
слабой активности лиц в защите своих законных прав и
интересов.
110
Кардинальному улучшению состояния дел в области защиты
авторских и смежных прав может способствовать создание в
Российской Федерации Межведомственного совета по вопросам
охраны интеллектуальной собственности; введение в дополнение
к Закону РФ "Об авторском праве и смежных правах" уголовных
и административных санкций за нарушение авторских и смежных
прав; разработка международного документа по борьбе с
"пиратством" в рамках СНГ; ускорение присоединения России к
Бернской конвенции об охране литературных и художественных
произведений, Конвенции об охране интересов производителей
фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм.
Участвовавший в работе симпозиума помощник Генерального директора Всемирной организации интеллектуальной
собственности (ВОИС) д-р Михай Фичор отметил, что авторское
право как область права, которая регулирует охрану
литературных и художественных произведений, а также смежные
права — права артистов-исполнителей, производителей
фонограмм и органов вещания, становится все более важным
элементом правовой системы многих стран.
Проведенные в последние годы в ряде государств исследования показали, что деятельность, связанная с авторскоправовой охраной, дает около 3–5 процентов валового национального продукта. Эта величина равна, а иногда даже
превышает совокупную продукцию отдельных отраслей
промышленности, а в некоторых странах всю сельскохозяйственную продукцию. Деятельность по созданию, распространению и использованию литературных и художественных
произведений выходит за рамки обычных экономических отношений — она необходима для развития общества в целом,
составляет основу его культурного развития.
Неукротимый рост новых технологий ставит перед международной системой авторского права значительное число
новых проблем. ВОИС рассматривает их, проводя многочисленные исследования и заседания, направленные на их
разрешение. В последнее время она активно участвовала в работе
трех всемирных симпозиумов: по искусственному интеллекту,
проходившему в Стэнфордском университете (1991 г.), по
цифровой технологии — в Гарвардском университете (1993 г.) и
по перспективам развития авторских и смежных прав — в
Париже в Лувре (1994 г.), в которых принимали участие около
600 человек, представлявших более 60 стран мира.
111
В результате большой практической и аналитической работы
ВОИС пришла к выводу, что важнейшими задачами в области
авторского права и смежных прав, стоящими перед странами
Центральной и Восточной Европы и Центральной Азии,
являются:
— модернизация законов по авторскому праву с учетом
положений существующих международных конвенций, и в
первую очередь Бернской конвенции, а также новых международных стандартов;
— принятие соответствующих положений, предусматривающих охрану смежных прав (прав исполнителей, производителей фонограмм и органов вещания);
— присоединение соответствующих стран к международным
авторско-правовым конвенциям и др.
Помощник Генерального директора ВОИС также отметил,
что Закон РФ об авторском праве и смежных правах
соответствует указанным требованиям, и теперь перед нашей
страной стоят только две нерешенные задачи. Первая из них —
это присоединение Российской Федерации к международным
конвенциям и прежде всего к Бернской конвенции (в настоящее
время членами Бернского союза являются 106 государств).
Вторая — это применение нового закона, создание и введение
в действие соответствующей системы, обеспечивающей
практическую реализацию авторских и смежных прав.
Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах" содержит
положения, которые могут служить хорошей основой для
эффективной борьбы с разного рода нарушениями в области
интеллектуальной собственности. С вступлением его в действие
ушла в прошлое норма о возможности принудительного выкупа
авторского права государством; авторам предоставлено право
разрешать публичное исполнение созданных ими произведений,
их показ по телевидению или в кино, трансляцию по радио; более
полно решены вопросы, касающиеся охраны смежных прав, прав
авторов на неприкосновенность, правового режима служебных
произведений, ставок авторского вознаграждения, авторских
договоров и др.
В Законе содержится ряд новых положений, касающихся
сферы действия авторского права. Так, в ст. 5 определено, что
произведение считается опубликованным в Российской
Федерации, если в течение 30 дней после даты первого
112
опубликования за пределами Российской Федерации оно было
опубликовано на территории Российской Федерации.
При предоставлении на территории Российской Федерации
охраны произведению в соответствии с международными
договорами Российской Федерации автор произведения
определяется по закону государства, на территории которого
имел место юридический факт, послуживший основанием для
обладания авторским правом.
Участник симпозиума Ричард Ессиг, вице-президент
Международной группы "Саймон и Шустер" (США), отметил,
что нарушение прав в области интеллектуальной собственности
имеет место в той или иной степени во всех странах мира. В
некоторых государствах количество таких нарушений огромно. В
целях повышения эффективности борьбы с ними он, в частности,
предложил русским держателям лицензий на право издания
соответствующих книг при выявлении фактов нарушения
американской стороной их прав связываться с американскими
представителями, выдавшими лицензию, через Ассоциацию
американских издателей (ААИ) 3 , которая совместно с
Международным информационным центром по авторским
правам (INCINC) окажет таким держателям соответствующую
помощь.
Ассоциация американских издателей координирует работу
американских издателей по пресечению "пиратства" на
одиннадцати крупнейших заокеанских рынках. Ее главным
мотивом в этой деятельности является убежденность в том, что
"пиратство" эквивалентно краже, в результате которой
обворовывается все общество, авторы и издатели лишаются
справедливого вознаграждения, доходов; государство недополучает огромные суммы вследствие неуплаты налогов.
Новым в Законе РФ "Об авторском праве и смежных правах"
является также и то, что авторское право не распространяется на
идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции,
принципы, открытия, факты (ст. 6).
3 Àññîöèàöèÿ àìåðèêàíñêèõ èçäàòåëåé (ÀÀÈ) èìååò 230 êîðïîðàòèâíûõ
÷ëåíîâ, ðàñïîëîæåííûõ ïî âñåé òåððèòîðèè ÑØÀ, è ÿâëÿåòñÿ òîðãîâîé àññîöèàöèåé èíäóñòðèè êíèãîèçäàòåëüñòâà. Ó÷àñòíèêè ÀÀÈ ïóáëèêóþò êíèãè
â ëþáîé ñôåðå. Ãëàâíûå ôóíêöèè àññîöèàöèè — óëó÷øåíèå ñòàòóñà
êíèãîèçäàòåëüñòâà â ìèðå, ïîìîùü â îõðàíå àâòîðñêèõ ïðàâ ñâîèõ ó÷àñòíèêîâ è ñâîáîäû íàïèñàííîãî ñëîâà âî âñåì ìèðå.
113
Среди произведений, не являющихся объектами автор-ского
права, Закон предусмотрел официальные переводы официальных
документов, ввел новую категорию — "сооб-щения о событиях и
фактах, имеющих информационный характер".
Согласно ст. 9 Закона авторское право на произведение
науки, литературы и искусства возникает в силу факта его
создания. Для возникновения и осуществления авторского права
не требуется регистрации произведения, иного специального его
оформления или соблюдения каких-либо формальностей.
Новеллой, содержащейся в указанной статье, является то, что
при отсутствии доказательств иного автором произведения
считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или
экземпляре произведения.
Если произведение опубликовано анонимно или под
псевдонимом (за исключением случаев, когда псевдоним автора
не оставляет сомнения в его личности), издатель, имя или
наименование которого обозначено на произведении, при
отсутствии доказательств иного считается представителем автора
в соответствии с данным Законом и в этом качестве имеет право
защищать права автора и обеспечивать их осуществление. Это
положение действует до тех пор, пока автор такого произведения
не раскроет свою личность и не заявит о своем авторстве.
В том случае, когда произведение соавторов образует одно
неразрывное целое, ни один из них не вправе без достаточных к
тому оснований запретить использование произведения.
Существенно изменены виды и объем авторских прав.
Впервые в авторском праве России предусмотрено право автора
на защиту своей репутации и на отказ от ранее принятого
решения об обнародовании произведения — право на отзыв
(ст. 15 Закона). Правом на отзыв автор произведения вправе
воспользоваться только при условии возмещения пользователю
причиненных таким решением убытков, включая упущенную
выгоду.
В части имущественных прав Закон предоставляет автору
исключительные права на использование произведения в любой
форме и любым способом, содержит перечень действий, которые
вправе осуществлять автор при применении предоставленных
ему исключительных прав на использование произведения.
Право автора на вознаграждение в отличие от ст. 479 ГК
РСФСР и ст. 135 Основ гражданского законодательства
конкретизируется нормой, согласно которой размер и порядок
114
исчисления авторского вознаграждения за каждый вид
использования произведения устанавливается в авторском
договоре, а также в договорах, заключаемых организациями,
управляющими
имущественными
правами
авторов
на
коллективной основе, с пользователями. Согласно ст. 27 Закона
авторское право действует в течение всей жизни автора и 50 лет
после его смерти, кроме случаев, предусмотренных указанной
статьей. Право авторства, право на имя и право на защиту
репутации автора охраняются бессрочно. Исчисление названных
сроков начинается с 1 января года, следующего за годом, в
котором имел место юридический факт, являющийся основанием
для начала их течения.
Закон предусматривает передачу (переход) авторских прав к
другим лицам в двух случаях: в порядке наследования и по
авторскому договору.
При этом не переходит по наследству право авторства, право
на имя и право на защиту репутации автора произведения.
Право на защиту авторских прав наследниками сроком не
ограничивается. Если наследники отсутствуют, такую защиту
осуществляет специально уполномоченный орган Российской
Федерации.
По авторскому договору могут передаваться как исключительные, так и неисключительные права. В первом случае
такой договор разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах
только лицу, которому эти права передаются, и дает такому лицу
право запрещать подобное использование произведения другими
лицами. Во втором случае пользователю разрешается
использование
произведения
наравне
с
обладателем
исключительных прав, передававшим такие права, и(или)
другими лицами, получившими разрешение на использование
этого произведения таким же способом.
В соответствии со ст. 6bis Бернской конвенции об охране
литературных и художественных произведений независимо от
имущественных прав автора и даже после уступки этих прав он
имеет право требовать
признания своего авторства на
произведение и противодействовать всякому извращению,
искажению или иному изменению этого произведения,
способному нанести ущерб чести или репутации автора.
115
Права, передаваемые по авторскому договору, считаются
исключительными, если в договоре прямо не предусмотрено
иное.
Предметом авторского договора не могут быть права на
использование произведения, неизвестные на момент заключения
договора, а также права на использование произведений, которые
автор может создать в будущем.
Если в авторском договоре содержатся условия, ограничивающие автора в создании в будущем произведений на данную
тему или в данной области, они являются недействительными.
Такими
же
являются
условия
авторского
договора,
противоречащие положениям Закона РФ "Об авторском праве и
смежных правах".
Поскольку Закон не предусматривает авторского права
юридических лиц, этот вопрос решает постановление Верховного
Совета РФ от 9 июля 1993 года № 5352–I "О порядке введения в
действие Закона Российской Федерации "Об авторском праве и
смежных правах". Постановлением предусмотрено, что авторское
право юридических лиц, возникшее до введения в действие
Закона, прекращается по истечении 50 лет с момента
правомерного обнародования произведения или его создания,
если оно не было обнародовано. Что касается радио- и
телепередачи (передачи в эфир), в отношении которых не истек
50-летний срок с момента правомерного обнародования или
создания, если они не были обнародованы, то авторские права
юридических лиц охраняются в течение оставшегося срока как
объекты смежных прав.
Новым Законом значительно усилены меры, направленные на
защиту авторских прав. Введены нормы, предусматривающие
конфискацию материалов и оборудования, использованных для
производства незаконных экземпляров произведения, изъятие
незаконных экземпляров и т. п.
Этот Закон как гражданско-правовой акт не содержит в себе
норм об уголовной и административной ответственности за
нарушение авторских и смежных прав. Такие нарушения
являются предметом регулирования специальных отраслей права,
к которым отсылает Закон в случае необходимости применения к
нарушителям мер уголовного или административного характера.
На значимость уголовно-правовых санкций как одного из
важных факторов предупреждения нарушений авторских прав
указал участник симпозиума исполнительный директор
116
Международного альянса по интеллектуальной собственности
(МАИС) Эрик Х. Смит.
Он отметил, что Россия, приняв новый современный законодательный акт об авторском праве, сделала первые шаги к
охране своих индустрий авторского права и к приведению своей
торговой практики в соответствие с международным режимом
защиты авторского права. Уровень нарушения авторских прав в
России очень высок. Это отражается не только на российских
владельцах авторского права, но и на российской экономике,
теряющей огромные суммы вследствие неполучения налогов.
Решение этой проблемы возможно путем последовательного
проведения в жизнь нового Закона, целевого применения
правоохранительных мер, направленных на незамедлительное
устранение выявляемых фактов правонарушений, и привлечения
нарушителей к ответственности. Для повышения эффективности
последнего средства необходимо ужесточение штрафных санкций и применение к нарушителям мер тюремного заключения.
Как свидетельствует опыт МАИС, который ведет свою
деятельность более чем в 80 странах мира, наиболее эффективными средствами в борьбе с нарушеними авторских и
смежных прав являются:
— издание законов и применение сильных сдерживающих
уголовных санкций;
— предоставление соответствующим правоохранительным
органам права на проведение необходимых оперативных мер по
выявлению нарушений;
— предоставление этим органам правомочий на конфискацию
незаконной продукции, а также используемого в ее производстве
оборудования;
— предоставление суду полномочий на запрет незаконной
деятельности, остающийся в силе до конца проведения судебного
разбирательства;
— упрощение подтверждения авторских и смежных прав и
ускорение судебного разбирательства;
— предоставление права суду принимать решение о
конфискации, уничтожении товаров, нарушающих авторское
право, или передаче их владельцу авторского права.
Страны, которые приняли данные меры, смогли взять под
свой контроль вопросы, связанные с нарушением авторских и
смежных прав. Одним из главных факторов достижения ими
117
контроля над данной проблемой явилось введение строгих
уголовных санкций против нарушителей.
Подтверждением важной роли уголовных мер в сдерживании
нарушений авторского права являются успехи в этой области,
достигнутые в таких неблагоприятных в данном отношении
странах, как Южная Корея, Италия, Тайланд, Тайвань.
В США за нарушение авторского права, совершенное
отдельным лицом "умышленно и с целью коммерческого
преимущества или частной финансовой выгоды", законодательством предусмотрены штраф до 250000 долларов США и
заключение до 10 лет (за совершение таких деяний организацией
— штраф до 500 000 долларов США и тюремное заключение до
10 лет).
Наказание в виде тюремного заключения до двух лет за такие
нарушения предусматривает законодательство Греции, до трех —
Сингапура, до четырех — Франции, до пяти — Польши, Венгрии,
до шести — Португалии.
Строгие меры уголовного воздействия предусматривает
законодательство Малайзии. За нарушение прав на воспроизводство, распространение, публичное исполнение и показ, а
также импорт или обладание, не направленное на "част-ное или
домашнее использование" такой продукцией, мо-жет быть
применено тюремное заключение до 10 лет. Лицам, которые
изготовляют или "обладают любым приспособлением,
используемым на изготовление пиратских экземпляров или
предназначенным для этой цели", установлено тюремное
заключение до 20 лет.
При этом с целью повышения эффективности борьбы с
такими нарушениями в законодательстве многих стран, в
которых они приобрели огромный размах, предусматривается
презумпция вины лиц, нарушивших авторские права. Так,
сингапурский Акт об авторском праве 1987 года предусматривает, что лицо, изготавливающее или торгующее
несанкционированными копиями, о которых оно знает или
благоразумно должно знать, что они являются несанкционированными копиями "виновно в преступлении". Малайский Акт
об авторском праве 1987 года идет еще дальше в этом вопросе,
возлагая на обвиняемое лицо бремя доказывания того, что оно
действовало по чистой совести и не имело разумных оснований
полагать, что авторское право было или могло бы быть
нарушено.
118
Таким же образом решается этот вопрос гонконгским Указом
об авторском праве, кенийским Законом об авторском праве,
нигерийским Декретом об авторском праве и др. Для
установления факта нарушения авторского права по упомянутым
сингапурскому акту и кенийскому закону достаточно выявить у
нарушителя не менее трех несанкционированных копий.
Значительно увеличивается размер наказания в случае
повторного нарушения авторских прав. Так, согласно малайзийскому Акту об авторском праве за любое последующее
нарушение виновное лицо подвергается штрафу в двойном
размере за каждую несанкционированную копию (до 20 000
малайских рингитов) и (или) тюремному заключению до 10 лет
(за первый раз — до 5 лет), а в соответствии с тайландским
Актом об авторском праве любое лицо, прежде осужденное за
нарушение этого акта, подвергается двойному наказанию, если
оно совершит это же нарушение в течение 5 лет со дня
освобождения от наказания.
Обладателю исключительных авторских прав предоставляется целый комплекс мер, направленных против их нарушителей. К ним относится право требовать от нарушителя
признания прав; восстановления положения, существовавшего до
нарушения права, и прекращения действий, нарушающих право
или создающих угрозу его нарушения; возмещения убытков,
включая упущенную выгоду; взыскания доходов, полученных
нарушителем вследствие нарушения авторских и смежных прав,
вместо возмещения убытков; выплаты компенсации вместо
возмещения убытков или взыскания доходов и др.
Кроме того, суду, арбитражному суду предоставлено право
взыскивать с нарушителя в соответствующий бюджет штраф в
размере 10 процентов от суммы, присужденной в пользу истца.
Наряду с возмещением убытков, взысканием доходов или
выплатой компенсаций суд, арбитражный суд может вынести
решение
о
конфискации
контрафактных
экземпляров
произведения или фонограммы, а также материалов и
оборудования, используемых для их воспроизведения. При этом
контрафактные экземпляры произведения или фоно-граммы
могут быть переданы обладателю авторских или смежных прав.
В целях обеспечения иска по делам о нарушении автор-ских и
смежных прав суду или судье единолично предоставлено право
выносить определения о запрещении ответчику либо лицу, в
отношении которого имеются достаточные основания полагать,
119
что оно является нарушителем, совершать определенные
действия, налагать арест и изымать контрафактные экземпляры
произведений и фонограмм, а также материалы и оборудование,
предназначенные для их изготовления и воспроизведения.
Так, по данным соответствующих американских ассоциаций,
в 1993 году было произведено более 900 конфискаций
кинофильмов (конфисковано почти 303 тыс. видеокассет), около
14 тыс. конфискаций кассет звукозаписи (число конфискованных
кассет, грампластинок, компактных дисков, видеоклипов
составило более 36 млн. единиц).
Несмотря на солидную юридическую базу, уровень "пиратства" программного обеспечения в США, по сообщению
"Бизнес Софтуэар Аллаянс", представляющей интересы девяти
компаний, изготавливающих примерно 75 процентов пакетов
программного обеспечения, составляет 35 процентов, что
приносит индустрии убытки размером в 2,2 млрд. долларов
США.
За этот же период двумя главными ведомствами США
(Федеральным бюро расследований и таможенной службой)
произведено соответственно 60 осуждений, в результате которых
индустрии авторского права были избавлены от потенциальных
экономических убытков на сумму 75 млн. долларов США,
совершено более 2000 арестов произведений, охраняемых
законодательством
по
интеллектуальной
собственности,
стоимостью более 45,8 млн. долларов США.
До принятия Закона РФ "Об авторском праве и смежных
правах" вопросы охраны смежных прав регулировались всего
тремя статьями Основ гражданского законодательства (ст. 141–
143), что само по себе не позволяло сколько-нибудь полно
регламентировать данные отношения. Новым Законом их
регулированию уделен целый раздел, состоящий из 9 статей,
дающих возможность осуществлять всестороннюю и полную
защиту субъектов смежных прав.
Такими субъектами в соответствии со ст. 36 Закона являются
исполнители, производители фонограмм, организации эфирного
и кабельного вещания.
Кроме прав, предусмотренных Законом для названных
субъектов, им предоставлен ряд исключительных прав.
Для исполнителя в отношении его исполнения или постановки это право на имя; право на защиту исполнения или
постановки от всякого искажения или иного посягательства,
120
способного нанести ущерб чести и достоинству исполнителя;
право на использование исполнения или постановки в любой
форме, включая право на получение вознаграждения за каждый
вид использования исполнения или постановки.
Использование исполнения или постановки в порядке исключительного права означает, что только исполнитель вправе
осуществлять или разрешать осуществлять следующие действия:
передавать в эфир или сообщать для всеобщего сведения по
кабелю исполнение или постановку, если используемые для
такой передачи исполнение или постановка не были ранее
переданы в эфир или не осуществляются с использованием
записи; запись ранее не записанных исполнения или постановки;
воспроизводство записи исполнения или постановки; передачу в
эфир или по кабелю записи исполнения или постановки, если
первоначально эта запись была произведена не для коммерческих
целей; сдачу в прокат опубликованной в коммерческих целях
фонограммы, на которой записаны исполнение или постановка с
участием исполнителя.
Согласно п. 3 ст. 37 Закона исключительное право исполнителя на воспроизводство записи исполнения или постановки не распространяется на случаи, когда первоначальная
запись исполнения или постановки была произведена с согласия
исполнителя; воспроизведение исполнения или постановки
осуществляется в тех же случаях, для которых было получено
согласие исполнителя при записи исполнения или постановки, а
также если воспроизведение исполнения или постановки
осуществляется в тех же целях, для которых была произведена
запись в соответствии с положениями ст. 42 Закона.
Для производителя фонограммы в отношении его фонограммы это исключительные права на ее использование в
любой форме, включая право на получение вознаграждения за
каждый вид использования фонограммы.
Только производитель фонограммы вправе осуществлять или
разрешать
осуществлять
воспроизводство
фонограммы,
переделку или переработку ее любым иным способом,
распространение (продажу, сдачу в прокат и т. д.) фоно-граммы,
импортирование ее в целях распространения, включая
экземпляры фонограммы, изготовленные с разрешения ее
производителя.
Без согласия производителя фонограммы, опубликованной в
коммерческих целях, и исполнителя, исполнение которого
121
записано на такой фонограмме, но с выплатой вознаграждения,
допускается только публичное исполнение фонограммы,
передача ее в эфир и сообщение фонограммы для всеобщего
сведения по кабелю.
Для организаций эфирного вещания в отношении их передач
это право использования передачи в любой форме и дачи
разрешения на ее использование, включая право на получение
вознаграждения за предоставление такого разрешения.
Исключительное право дачи разрешения на использование
передачи означает, что организация эфирного вещания может
разрешать передавать в эфир ее передачу другой организации
эфирного вещания, сообщать передачу для всеобщего сведения
по кабелю, записывать передачу, воспроизводить ее запись,
сообщать передачу для всеобщего сведения в местах с платным
входом.
Как исключение, право организации эфирного вещания на
воспроизводство записи передачи не распространяется на случаи,
когда запись передачи была произведена с согласия организации
эфирного вещания и осуществление передачи осуществляется в
тех же целях, в которых была произведена ее запись в
соответствии со ст. 42 Закона.
Для организаций кабельного вещания в отношении их передач Закон предусматривает такие же права и исключения из
них, какие предусмотрены для организаций эфирного вещания.
Статьей 42 Закона установлен перечень случаев, когда
допускается использование исполнения, постановки, передачи в
эфир, передачи по кабелю и их записей, а также воспроизведение
фонограмм
без
согласия
исполнителя,
производителя
фонограммы, организации эфирного или кабельного вещания и
без выплаты вознаграждения.
При этом такие ограничения смежных прав могут иметь
место, если они применяются без ущерба нормальному
использованию фонограммы, исполнения, постановки, передачи
в эфир или по кабелю и их записей, а также включенных в них
произведений литературы, науки и искусства и без ущемления
законных интересов исполнителя, производителя фонограммы,
организации эфирного или кабельного вещания и авторов
указанных произведений.
Срок действия смежных прав установлен для исполнителя,
производителя фонограммы, организаций эфирного и кабельного
вещания в течение 50 лет соответственно после первого
122
исполнения или постановки, первого опубликования либо первой
записи фонограммы, первой передачи в эфир или по кабелю.
Права исполнителя на имя и на защиту исполнения или
постановки от всякого искажения или иного посягательства
охраняются бессрочно.
(При подготовке статьи были использованы материалы
симпозиума по практической реализации автор-ских прав,
проходившего в Москве в 1994 году).
В. КОСТЮК,
заместитель начальника отдела анализа и обобщения
судебно-арбитражной практики ВАС РФ
 Âûñøåì àðáèòðàæíîì ñóäå
Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè
ПО МАТЕРИАЛАМ ПЛЕНУМА ВАС РФ
(постановления от 28 сентября 1994 года №№ 32, 33, 34, 35, 36)
123
Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации
рассмотрел протест Председателя Высшего арбитражного суда
Российской
Федерации
на
определение,
решение
и
постановление Вологодского областного арбитражного суда и
постановление надзорной коллегии ВАС РФ по делу № 01-14/7.
Пленум установил следующее. Череповецкий коммерческий
акционерный банк обратился в Вологодский областной
арбитражный суд с иском к Череповецкому агентству
медицинской страховой компании "Медстрахсер-вис" и
индивидуальному частному предприятию "Ярт" о взыскании
39 456 000 руб., из которых 24 000 000 — не возвращенный
предприятием "Ярт" кредит и 15 456 000 руб. — проценты за
пользование кредитом по состоянию на 15 июня 1993 года.
По ходатайству истца из числа ответчиков суд исключил ИЧП
"Ярт" и привлек в качестве второго ответчика меди-цинскую
страховую компанию "Медстрахсервис".
Иск удовлетворен за счет медицинской компании "Медстрахсервис". В отношении Череповецкого агентства производство по делу прекращено со ссылкой на то, что оно не
является юридическим лицом.
Основанием для удовлетворения иска являются договор о
взаимоотношениях и договор страхования, согласно которым в
случае невозврата предприятием "Ярт" кредита и невыплаты
процентов за пользование им страховщик дол-жен выплатить
банку страховое возмещение.
Постановлением № 32 от 28 сентября 1994 года Пленум ВАС
РФ удовлетворил протест Председателя ВАС РФ, в ко-тором
предлагалось отменить определение об исключении из числа
ответчиков ИЧП "Ярт" и решения в части взыскания суммы иска
с медицинской компании "Медстрахсервис" и передать дело на
новое рассмотрение. Пленум исходил из того, что судом не
исследован вопрос о том, можно ли считать заключенным
договор страхования при условии, что он заключен агентством
компании, не являющимся юриди-ческим лицом, от своего имени
и, кроме того, не утвер-жден Советом учредителей компании.
• • •
Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации
рассмотрел протест Председателя Высшего арбитражного суда
Российской Федерации на решения Костромского об-ластного
124
арбитражного суда и постановление надзорной коллегии ВАС РФ
по делу № 1219/9.
Пленум установил следующее. Администрация г. Шарьи
(город районного подчинения) обратилась в Костромской
областной арбитражный суд с иском о признании недействительными решений администрации Шарьинского района о
регистрации 26 предприятий, расположенных в г. Шарье,
мотивируя свои требования тем, что регистрация предприятий,
находящихся на территории города, должна осуществляться не
районной, а городской администрацией.
Костромской областной арбитражный суд признал эти
решения недействительными.
Кассационная и надзорная инстанции оставили решение суда
без изменения. Пленум ВАС РФ постановлением № 33 от 28
сентября 1994 года удовлетворил протест Председателя ВАС РФ,
в котором предлагалось отменить все состоявшиеся по делу
решения и производство по делу прекратить, исходя из
следующего.
В соответствии со ст. 3 АПК РФ арбитражный суд принимает
к своему производству дела по заявлениям государственных и
иных органов в случаях, предусмотренных законодательными
актами РФ, в защиту охраняемых законом прав и интересов
организаций и граждан-предпринимателей, государственных и
общественных интересов.
Из материалов дела видно, что между администрацией
г. Шарьи и администрацией Шарьинского района как органами
управления возник спор относительно их компетенции. Такие
споры арбитражному суду неподведомственны.
В данном случае спор мог быть разрешен еще в суде общей
юрисдикции.
• • •
Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации
рассмотрел протест Председателя Высшего арбитражного суда
Российской Федерации на определение и постанов-ление
Саратовского областного арбитражного суда и поста-новление
надзорной коллегии ВАС РФ по делу № Упр-0/7.
Пленум установил следующее. Саратовский областной
арбитражный суд отказал Государственной налоговой инспекции
по г. Энгельсу Саратовской области в принятии искового
125
заявления о взыскании в городской бюджет с ТОО "Иволга"
42 120 руб. — стоимость автомобиля, принадлежащего
государству в лице Энгельсского городского Совета народных
депутатов и утраченного ответчиком.
Надзорная коллегия ВАС РФ оставила определение без
изменения, сославшись на ст. 25 Основ гражданского законодательства, согласно которой от имени государства в отношениях, регулируемых гражданским законодательством,
участвуют органы управления государственным имущест-вом,
финансовые и иные специально уполномоченные ор-ганы.
В протесте Председателя ВАС РФ предложено отменить все
состоявшиеся решения и направить дело для рассмотрения по
существу.
Постановлением № 34 от 28 сентября 1994 года Пленум ВАС
РФ удовлетворил протест по следующим основаниям.
Решением Энгельсского городского суда автомобиль признан
бесхозяйным, но до оценки реализации передан на хранение
ответчику, который его утратил.
Действующим законодательством на налоговые органы
возложены контроль за поступлением в бюджет средств и
обязанность осуществлять работу по учету, оценке и реализации
конфискованного бесхозяйного имущества.
Поскольку средства от реализации являются бюджетными,
налоговая инспекция правомерно предъявила в арбитражный суд
иск о взыскании утраченного ответчиком бесхозяйного
имущества.
• • •
Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации
рассмотрел протест Председателя Высшего арбитражного суда
Российской Федерации на решение Ростовского областного
арбитражного суда и постановление надзорной коллегии ВАС РФ
по делу № 13/71.
Пленум установил следующее. Крестьянское хозяйство
"Нива-2" обратилось в Ростовский областной арбитражный суд с
иском об обязании предприятия "Кагальницкагропром-снаб"
доукомплектовать проданный комбайн "Дон-1500" жаткой и
кондиционером и взыскать пеню за просрочку исполнения
обязательств.
Иск удовлетворен на основании того, что сторонами был
заключен договор купли-продажи сельхозтехники.
126
Постановлением надзорной коллегии ВАС РФ решения
Ростовского арбитражного суда отменены и в иске отказано со
ссылкой на то, что крестьянское хозяйство не вправе истребовать
имущество из чужого незаконного владения, поскольку не
является его собственником. Во взыскании пени также отказано в
связи с отсутствием договорных отношений между сторонами.
Постановлением № 35 от 28 сентября 1994 года Пленум ВАС
РФ удовлетворил протест Председателя ВАС РФ, в котором
предложено отменить все состоявшиеся решения и дело
направить на новое рассмотрение, исходя из следующего.
Поскольку крестьянское хозяйство "Нива-2" оплатило счет
ответчика на комбайн с жаткой, а ответчик частично выполнил
обязательство, передав комбайн хозяйству, следует признать, что
в силу ст. 58, 74 Основ гражданского законодательства между
сторонами был заключен договор купли-продажи.
Требование истца доукомплектовать комбайн жаткой и
кондиционером основано на ст. 234 ГК РСФСР, согласно которой
в случае, если продавец в нарушение договора не передает
покупателю проданную вещь, покупатель вправе требовать ее
передачи в натуре и возмещения убытков, причиненных
задержкой исполнения.
• • •
Пленум Высшего арбитражного суда Российской Федерации
рассмотрел протест Председателя Высшего арбитражного суда
Российской Федерации на постановление надзорной коллегии
ВАС РФ по делу № 45-150к Московского город- ского
арбитражного суда.
Пленум установил следующее. Товарищество с ограниченной
ответственностью
"Агропромэкономика"
обратилось
в
Московский городской арбитражный суд с иском к Российскому
страховому товариществу с ограниченной ответственностью
(РСТ) "Роспотребрезерв" и третьему лицу — Федеральной
службе России по надзору за страховой деятельностью о
взыскании 225 млн. руб., не оплаченных авалистом векселей.
Московский городской арбитражный суд удовлетворил иск за
счет РСТ "Роспотребрезерв", обосновав решение тем, что векселя
оформлены путем заполнения векселедержателями и авалистом
типовых
бланков
простых
векселей,
утвержденных
постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 24
июня 1991 года № 1451–I "О применении векселя в
127
хозяйственном обороте РСФСР", а сроки платежа соответствуют
требованиям ст. 33 Положения о переводном и простом векселе.
Постановлением надзорной коллегии ВАС РФ решение и
постановление Московского арбитражного суда отменены и в
иске отказано, исходя из того, что срок платежа, указанный в
спорных векселях, не соответствует ни одному из сроков,
предусмотренных ст. 33 Положения о переводном и простом
векселе,
следовательно,
спорные
векселя
являются
недействительными.
Поэтому авалист согласно ст. 32 Положения ответственность
по таким векселям не несет. РСТ "Роспотребрезерв" не может
быть признан и поручителем, поскольку отсутствует письменный
договор-поручительство с кредитором по обеспечиваемым
обязательствам.
Постановлением № 36 от 28 сентября 1994 года Пленум ВАС
РФ удовлетворил протест Председателя ВАС РФ, в котором
предложено отменить постановления надзорной коллегии и
оставить в силе решения и постановления Московского
арбитражного суда, по следующим основаниям.
Российским страховым товариществом "Роспотреб-резерв" на
всех выданных ему векселях им учинено век-сельное
поручительство — аваль.
Статья 33 Положения о переводном и простом векселе
относительно срока применяется как к переводному, так и к
простому векселю (ч. 1 ст. 77 Положения). Переводной вексель,
содержащий иное назначение срока, чем указанный в ч. 1 ст. 33
Положения, либо последовательные сроки
платежа, в
соответствии
с
ч. 2
ст. 33
Положения
признается
недействительным.
Что касается авалиста, то он, как указано в ст. 32 Положения,
отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль. При этом его
обязательство действительно и в случае, если обязательство,
которое он гарантировал, окажется недействительным по какому
бы то ни было основанию, но иному, чем дефект формы.
Согласно рекомендациям Банка России по использованию
векселей в хозяйственном обороте от 9 сентября 1991 года сроки
платежа являются вексельным реквизитом, а не формой векселя.
Нельзя считать дефектом формы векселя указание в нем иных
сроков платежа, чем предусмотрено в ст. 33 Положения.
Следовательно, векселедержатель вправе предъявлять к авалисту
128
требования о платежах по всем трем векселям даже в случае
признания их недействительными.
Дорогие читатели!
В июне 1995 года редакция журнала "Хозяйство и
право" издает Комментарий части первой Гражданского
кодекса
Российской
Федерации
для
предпринимателей.
Авторами Комментария являются научные и практические работники, принимавшие непосредственное участие в подготовке Кодекса (профессора М. И. Брагинский, Е. А. Суханов, К. Б. Ярошенко, заместитель Председателя Высшего арбитражного суда РФ, кандидат юридических наук В. В. Витрянский, кандидат юридических
наук В. П. Звеков).
.
По вопросам оптовой продажи обращаться по
адресу: 119847, Москва, Зубовский бульвар, 17,
Фонд "Правовая культура".
Телефон: 246-06-50, факс: 246-28-06.
.
Приобрести Комментарий можно в редакции
журнала "Хозяйство и право".
Телефон: 292-07-00.
129
Îôèöèàëüíûå ìàòåðèàëû
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Пленума Верховного суда
Российской
Федерации
и Пленума Высшего арбитражного суда
Российской Федерации
г. Москва
№ 2/1
28 февраля 1995 г.
Î íåêîòîðûõ âîïðîñàõ, ñâÿçàííûõ ñ ââåäåíèåì â äåéñòâèå
÷àñòè ïåðâîé Ãðàæäàíñêîãî êîäåêñà Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè
В связи с введением в действие части первой Гражданского
кодекса Российской Федерации Пленум Верховного суда
Российской Федерации и Пленум Высшего арбитражного суда
Российской Федерации
П О С Т А Н О В Л Я Ю Т:
Разъяснить в порядке судебного толкования, что:
1. Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации 1 введена в действие с 1 января 1995 года, за исключением положений, для которых Федеральным законом "О
введении в действие части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации" установлены иные сроки введения в
действие.
Глава 17 Кодекса будет введена в действие со дня введения в
действие Земельного кодекса Российской Федерации, принятого
Государственной Думой Федерального Собрания Российской
Федерации.
Глава 4 Кодекса введена в действие со дня официального
опубликования части первой Кодекса, то есть с 8 декабря 1994
года.
1 Äàëåå — ÷àñòü ïåðâàÿ Êîäåêñà.
130
Действие статьи 234 Кодекса (приобретательная давность)
распространено и на случаи, когда владение имуществом
началось до 1 января 1995 года и продолжается в момент
введения в действие части первой Кодекса.
2. В соответствии со статьей 2 Федерального закона "О
введении в действие части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации" с 1 января 1995 года признаны
утратившими силу перечисленные в данной статье нормы
Гражданского кодекса РСФСР 1964 года, а также законы РСФСР
"О собственности в РСФСР" и "О предприятиях и
предпринимательской деятельности" (кроме статей 34 и 35).
Однако судам, арбитражным судам (далее — судам),
осуществляющим защиту нарушенных или оспариваемых прав в
соответствии с подведомственностью дел, установленной
процессуальным законодательством, следует иметь в виду, что
нормы законов, признанные утратившими силу в соответствии со
статьей 2 названного выше Федерального закона, подлежат
применению при разрешении споров к тем правам и
обязанностям, которые возникли до введения в действие части
первой Кодекса.
3. Впредь до приведения законов и иных правовых актов,
действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с частью первой Кодекса законы и иные правовые акты
Российской Федерации, а также Основы гражданского
законодательства Союза ССР и республик и иные акты законодательства Союза ССР, действующие на территории
Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они
не противоречат части первой Кодекса.
При разрешении споров судам необходимо учитывать, что к
возникшим с 1 января 1995 года правам и обязанностям
постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации
и Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации,
содержащие разъяснения по применению законодательства,
применяются только в части, не противоречащей части первой
Кодекса.
4. Изданные до введения в действие части первой Кодекса
нормативные акты Президента Российской Федерации,
Правительства
Российской Федерации и применяемые на
территории Российской Федерации постановления Правительства
СССР по вопросам, которые согласно части первой Кодекса
131
могут регулироваться только федеральными законами, действуют
впредь до введения в действие соответствующих законов.
С учетом этого положения судам следует иметь в виду, что до
принятия части второй Гражданского кодекса Российской
Федерации
или
федеральных
законов,
регулирующих
соответствующие правоотношения, Положение о поставках
продукции производственно-технического назначения и Положение о поставках товаров народного потребления, утвержденные постановлением Совета Министров СССР от 25
июля 1988 года, транспортные уставы и кодексы, а также иные
правовые акты и акты министерств и ведомств по указанным
выше вопросам применяются на территории Российской
Федерации в части, не противоречащей части первой Кодекса.
5. При разрешении споров, связанных с учреждением и
регистрацией юридических лиц после 7 декабря 1994 года,
необходимо руководствоваться главой 4 первой части Кодекса,
имея в виду, что после указанной даты коммерческие
организации могли быть созданы только в организационноправовых формах, предусмотренных данной главой Кодекса.
Создание юридических лиц, являющихся коммерческими
организациями, после официального опубликования части
первой Кодекса в иных организационно-правовых формах
рассматривается как нарушение установленного законом порядка
их образования. Акты о регистрации таких юридических лиц в
силу закона должны признаваться недействительными.
6. Начиная с 8 декабря 1994 года реорганизация или
ликвидация юридического лица может осуществляться только в
соответствии со статьями 57–65 Кодекса. В противном случае
решение о реорганизации или ликвидации юридического лица, а
также акт о регистрации юридического лица, созданного в
результате реорганизации другого юридического лица,
признаются судом недействительными.
7. В соответствии с пунктом 5 статьи 6 Федерального закона
"О введении в действие части первой Гражданского кодекса
Российской
Федерации"
к
унитарным
предприятиям
(индивидуальные частные предприятия, предприятия профсоюзных, общественных, религиозных организаций и т. п.), не
находящимся в государственной или муниципальной собственности, до их преобразования в хозяйственные товарищества, общества или кооперативы применяются нормы об
132
унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного
управления (статьи 113, 115, 296, 297 Кодекса).
В связи с этим судам следует учитывать, что при недостаточности имущества таких предприятий их кредиторы вправе
предъявлять иски к собственникам имущества (учредителям
предприятий), которые несут субсидиарную ответственность по
долгам унитарных предприятий, основанных на праве
оперативного управления.
8. При разрешении споров необходимо иметь в виду, что
начиная с 8 декабря 1994 года созданные ранее государственные
и муниципальные предприятия обладают имуществом на праве
хозяйственного ведения и могут распоряжаться недвижимостью
только с согласия собственника.
Сделки, совершенные такими предприятиями без согласия
собственника после 7 декабря 1994 года и направленные на
отчуждение недвижимого имущества или распоряжение им иным
способом, являются ничтожными (статья 168 Кодекса).
Органы, уполномоченные собственником управлять государственной или муниципальной собственностью, вправе
обращаться в суды с исками о признании таких сделок недействительными или о применении последствий недействительности ничтожных сделок (статья 12 Кодекса).
9. Крестьянское (фермерское) хозяйство не является
юридическим лицом.
Вместе с тем глава крестьянского (фермерского) хозяйства,
осуществляющего деятельность без образования юридического
лица, признается предпринимателем с момента государственной
регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства (пункт 2
статьи 23 Кодекса) и соответственно к его предпринимательской
деятельности
применяются
правила
Кодекса,
которые
регулируют деятельность юридических лиц, являющихся
коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона,
иных правовых актов или существа правоотношений. Поэтому
споры с участием главы крестьянского (фермерского) хозяйства
подведомственны арбитражным судам.
10. В силу статьи 9 Федерального закона "О введении в
действие части первой Гражданского кодекса Российской
Федерации" нормы Кодекса об основаниях и последствиях
недействительности сделок применяются к сделкам, по которым
соответствующие требования рассматриваются судом после 1
133
января 1995 года, независимо от времени совершения этих
сделок.
При рассмотрении указанных споров необходимо иметь в
виду, что в данной статье Федерального закона речь идет о
сделках, совершенных до 1 января 1995 года, решения о
признании недействительными которых принимаются после этой
даты.
11. При разрешении споров следует исходить из того, что
сроки исковой давности, установленные частью первой Кодекса,
применяются к искам, по которым предусмотренные ранее
действовавшим законодательством сроки давности не истекли к 1
января 1995 года.
В связи с тем, что глава 6 Гражданского кодекса РСФСР 1964
года признана утратившей силу, предусмотренные в статье 79
этой главы сокращенные сроки исковой давности по искам о
взыскании неустойки (штрафа, пени), а также по искам,
вытекающим из поставки некомплектной продукции, с 1 января
1995 года применению не подлежат. Если по таким искам
сокращенные сроки исковой давности к указанной дате не
истекли, по ним применяется общий (трехгодичный) срок
давности.
Сокращенные сроки исковой давности, определенные
Гражданским кодексом РСФСР 1964 года по искам о недостатках
проданных вещей (статья 249), по искам, вытекающим из
поставки продукции ненадлежащего качества (статья 262), по
искам о недостатках выполненной по договору подряда работы
(часть первая статьи 365), по искам, вытекающим из перевозки
грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта
(статья 384), подлежат применению, поскольку указанные статьи
Кодекса 1964 года продолжают действовать.
Предусмотренные статьями 249, 365 (часть первая), 384
Гражданского кодекса РСФСР 1964 года сроки исковой давности
не применяются к отношениям между потребителемгражданином, приобретающим и использующим товары,
заказывающим либо имеющим намерение приобрести или
заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, и
предприятием, учреждением, организацией либо гражданиномпредпринимателем, осуществляющим изготовление и продажу
товаров, выполнение работ, оказание услуг. Для этих
правоотношений Законом Российской Федерации от 7 февраля
1992 года "О защите прав потребителей" установлены
134
специальные (как сокращенные, так и более длительные по
сравнению с общим сроком) сроки исковой давности для
предъявления требований по поводу недостатков товара и
недостатков в выполненной работе (оказанной услуге).
12. Заявление стороны в споре о применении срока исковой
давности является основанием к отказу в иске при условии, что
оно сделано на любой стадии процесса до вынесения решения
судом первой инстанции и пропуск указанного срока
подтвержден материалами дела. При этом необходимо
учитывать, что заявление о применении срока исковой давности
не препятствует рассмотрению заявления истца-гражданина о
признании уважительной причины пропуска срока исковой
давности и его восстановлении, которое суд вправе
удовлетворить при доказанности обстоятельств, указанных в
статье 205 части первой Кодекса.
Судам следует иметь в виду, что срок исковой давности,
пропущенный юридическим лицом, а также гражданиномпредпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, не подлежит
восстановлению независимо от причин его пропуска.
ПЕРЕЧЕНЬ
нормативных актов министерств
и ведомств, зарегистрированных
в Министерстве юстиции Российской
Федерации в апреле и мае 1995 года
Разъяснение "О порядке регистрации транспортных средств
филиалами и представительствами юридического лица" от 28
марта 1995 года № 1/1465 Министерства внутренних дел
Российской Федерации
Рег. № 822. 03.04.95 г.
Постановление от 30 марта 1995 года № 18 "О распространении на работников старательских артелей, акционерных
обществ, малых предприятий и товариществ с ограниченной
135
ответственностью выплаты полевого довольствия" Министерства
труда Российской Федерации
Рег. № 823. 04.04.95 г.
Постановление от 16 февраля 1995 года № 18-18 "Об
утверждении Порядка проведения государственной экспертизы
проектов строительства объектов с привлечением иностранного
капитала в Российской Федерации" Министерства строительства
Российской Федерации
Рег. № 824. 05.04.95 г.
Постановление от 26 мая 1994 года № 12 "Об утверждении
Правил выдачи лицензий на проведение работ по обязательной
сертификации и применение знака соответствия" Комитета
Российской Федерации по стандартизации, метрологии и
сертификации
Рег. № 825. 05.04.95 г.
Постановление от 21 сентября 1994 года № 15 "Об
утверждении Порядка проведения сертификации продукции в
Российской Федерации" Комитета Российской Федерации по
стандартизации, метрологии и сертификации
Рег. № 826. 05.04.95 г.
Приказ от 22 марта 1995 года № 174 "О порядке таможенного
оформления товаров, происходящих из государств — участников
СНГ и ввозимых из этих государств в Российскую Федерацию"
Государственного таможенного комитета Российской Федерации
Рег. № 827. 05.04.95 г.
Порядок переоформления и погашения задолженности
предприятий и организаций АПК по централизованным кредитам, выданным в 1993–1994 годах, утвержденный 27 марта
1995 года № 23 Министерством финансов Российской Федерации
и 27 марта 1995 года № 4-25/191 Министерством сельского
хозяйства и продовольствия Российской Федерации
Рег. № 828. 05.04.95 г.
Порядок внесения в бюджет лицензионных сборов за
производство, розлив, хранение и оптовую продажу алкогольной
продукции, разработанной 30 марта 1995 года № 28
Министерством финансов Российской Федерации; № 1-10/372
Государственной инспекцией по обеспечению государственной
монополии на алкогольную продукцию при Правительстве
Российской
Федерации;
№ ВГ-6-04/173
Государственной
налоговой службой Российской Федерации
Рег. № 829. 10.04.95 г.
136
Указание от 30 марта 1995 года № 1-4-У "О некоторых
вопросах, связанных с применением пункта 1 статьи 1 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи
с принятием Закона Российской Федерации "О статусе
военнослужащих" Министерства социальной защиты населения
Российской Федерации
Рег. № 830. 12.04.95 г.
Инструкция о радиологическом контроле качества кормов,
утвержденная
Главным
государственным
ветеринарным
инспектором Российской Федерации 1 декабря 1994 года
Министерства сельского хозяйства и продовольствия Российской
Федерации
Рег. № 831. 14.04.95 г.
Инструкция о порядке погашения за счет средств федерального бюджета части задолженности по начисленным в 1994
году процентам за централизованные кредиты, выданные
сельскохозяйственным товаропроизводителям всех форм
собственности, разработанная 7 апреля 1995 года № 33
Министерством финансов Российской Федерации; 5 апреля 1995
года № НП-4-25/233 Министерством сельского хозяйства и
продовольствия Российской Федерации; 7 апреля 1995 года
№ 13-3-2/498 Центральным банком Российской Федерации
Рег. № 832. 14.04.95 г.
Указание от 24 марта 1995 года № 01-12/539 "О порядке
таможенного оформления транспортных средств отдельных
категорий физических лиц" Государственного таможенного
комитета Российской Федерации
Рег. № 833. 17.04.95 г.
Приказ от 2 марта 1995 года № 136 "Об утверждении
Положения о таможенном режиме вывоза отдельных товаров в
государства — бывшие республики СССР" Государственного
таможенного комитета Российской Федерации
Рег. № 834. 17.04.95 г.
Приказ от 14 марта 1995 года № 02-02/06 "О введении в
действие Правил размещения страховых резервов" Федеральной
службы России по надзору за страховой деятельностью
Рег. № 835. 18.04.95 г.
Приказ от 2 марта 1995 года № 137 "Об утверждении
Временных правил регистрации и учета таможенными органами
транспортных средств, зарегистрированных в других странах и
137
временно находящихся на территории Российской Федерации
сроком до 6 месяцев" Государственного таможенного комитета
Российской Федерации
Рег. № 836. 18.04.95 г.
Порядок внесения сбора за обследование организаций на
соответствие требованиям, предъявляемым к производству,
розливу, хранению и оптовой продаже алкогольной продукции,
разработанный Министерством финансов Российской Федерации
31 марта 1995 года № 36; Государственной инспекцией по
обеспечению государственной монополии на алкогольную
продукцию при Правительстве Российской Федерации 31 марта
1995 года № 1-8/356; Государственной налоговой службой
Российской Федерации 31 марта 1995 года № ВГ-4-04/13н
Рег. № 837. 21.04.95 г.
Правила сертификации кормов и кормовых добавок на
соответствие установленным требованиям, утвержденные 23
августа 1994 года Комитетом по стандартизации, метрологии и
сертификации
Рег. № 838. 21.04.95 г.
Приказ от 13 апреля 1995 года № 248 "Об освобождении от
уплаты налога на добавленную стоимость и специального налога
при ввозе на территорию Российской Федерации отдельных
товаров" Государственного таможенного комитета Российской
Федерации
Рег. № 839. 24.04.95 г.
Приказ от 11 апреля 1995 года № 108 (Не для печати)
Комитета Российской Федерации по драгоценным металлам и
драгоценным камням
Рег. № 840. 24.04.95 г.
Приказ от 13 апреля 1995 года № 189-ДСП "Об утверждении
Временной
инструкции
об
организации
деятельности
федеральных органов налоговой полиции по предупреждению
преступлений и правонарушений" Департамента налоговой
полиции Российской Федерации
Рег. № 841. 25.04.95 г.
Постановление от 17 апреля 1995 года № 21 "Об утверждении
Положения об условиях оплаты труда водолазов и других
работников организаций, финансируемых из бюджетных
источников, за подводные работы на малых глубинах"
Министерства труда Российской Федерации
Рег. № 842. 25.04.95 г.
138
Указание от 25 апреля 1995 года № П-4-8-7 "Об установлении
минимального размера пособия по безработице и стипендии на
период профессиональной подготовки (переподготовки) граждан
по направлению службы занятости" Федеральной службы
занятости России
Рег. № 843. 27.04.95 г.
Правила подачи возражений и их рассмотрения в Апелляционной палате Роспатента, утвержденные 19 апреля 1995 года
Комитетом Российской Федерации по патентам и товарным
знакам
Рег. № 844. 27.04.95 г.
Дополнения к Инструкции о порядке расчетов за электрическую и тепловую энергию, разработанные 13 апреля 1995
года № ВК-2080 Министерством топлива и энергетики
Российской Федерации
Рег. № 845. 27.04.95 г.
Приказ от 7 апреля 1995 года № 53 "Об утверждении
"Инструкции о порядке осуществления контроля за эффективностью рыбозащитных устройств и проведения наблюдений
за гибелью рыбы на водозаборных сооружениях" Комитета
Российской Федерации по рыболовству
Рег. № 846. 27.04.95 г.
*
*
*
Приказ от 29 марта 1995 года № 42 "О внесении изменений в
Положение о порядке рассмотрения ходатайств о даче согласия
ГКАП России на государственную регистрацию объединений
страховщиков"
Государственного
комитета
Российской
Федерации по антимонопольной политике и поддержке новых
экономических структур
Рег. № 847. 03.05.95 г.
Указание от 12 апреля 1995 года № 35/ВП-4-15/12н
Министерства финансов Российской Федерации и Государственной налоговой службы Российской Федерации "О внесении
изменений в пункт 2 письма Министерства финансов Российской
Федерации и Государственной налоговой службы Российской
Федерации от 31 августа 1994 года № 119/ВП-4-15/102н "О
порядке направления дивидендов по акциям, закрепленным в
федеральной,
государственной
собственности
субъектов
Российской Федерации, на финансирование содержания объектов
социально-культурного и коммунально-бытового назначения, а
139
также использования взимаемого на их содержание
установленного налога"
Рег. № 848. 03.05.95 г.
Приказ от 21 марта 1995 года № 167 "О первоочередных
мерах по реализации Соглашения о Таможенном союзе между
Российской
Федерацией
и
Республикой
Беларусь"
Государственного таможенного комитета Российской Федерации
Рег. № 849. 04.05.95 г.
Инструкция по применению Закона Российской Федерации
"О плате за землю" от 17 апреля 1995 года № 29 Государственной
налоговой службы Российской Федерации
Рег. № 850. 06.05.95 г.
Письмо "О начислении страховых взносов на стоимость
форменной одежды (обмундирования)" от 25 апреля 1995 года
№ 1506/1-34 Министерства социальной защиты населения
Российской Федерации и от 20 апреля 1995 года № ЛЧ-0611/2321-ИН Пенсионного фонда Российской Федерации
Рег. № 851. 11.05.95 г.
Указание от 17 апреля 1995 года № 01-12/599 "О реализации
приказа ГТК России от 18 мая 1994 года № 206 "Об утверждении
Положения о порядке применения Конвенции МДП, 1975 г."
Государственного таможенного комитета Российской Федерации
Рег. № 852. 11.05.95 г.
Правила рассмотрения и регистрации договоров об уступке
патента и лицензионных договоров о предоставлении права на
использование изобретения, полезной модели, промышленного
образца, утвержденные 21 апреля 1995 года Комитетом
Российской Федерации по патентам и товарным знакам
Рег. № 853. 12.05.95 г.
Положение о порядке внесения и размерах платы за
оформление лицензий в области связи в Российской Федерации,
утвержденное 25 апреля 1995 года Министерством связи
Российской Федерации
Рег. № 854. 12.05.95 г.
Письмо от 10 мая 1995 года № ВГ-4-14/17н "О неприменении
к налогоплательщику финансовых санкций за нарушение
налогового законодательства в случае самостоятельного внесения
им в отчетность исправлений допущенных ошибок"
Государственной налоговой службы Российской Федерации
Рег. № 855. 18.05.95 г.
140
Порядок формирования и использования федерального фонда
государственной финансовой поддержки завоза продукции
(товаров) в районы Крайнего Севера и приравненные к ним
местности, разработанный Министерством финансов Российской
Федерации 2 февраля 1995 года № 8; Министерством Российской
Федерации по делам национальностей и региональной политики
2 февраля 1995 года № 01-277; Министерством экономики
Российской Федерации 23 января 1995 года № АШ-1-Д;
Государственной налоговой службой Российской Федерации 3
февраляя 1995 года № ВП-6-15/57
Рег. № 856. 24.05.95 г.
Приказ-постановление от 17 мая 1995 года № 128/25 "О
печатях и штампах для оформления медицинских документов"
Министерства здравоохранения и медицинской промышленности
Российской Федерации и Фонда социального страхования
Российской Федерации
Рег. № 857. 24.05.95 г.
Указание от 22 мая 1995 года № 1-5-У "О порядке применения Федерального закона "Об улучшении пенсионного
обеспечения участников Великой Отечественной войны и вдов
военнослужащих, погибших в Великую Отечественную войну,
получающих пенсию по Закону РСФСР "О государственных
пенсиях в РСФСР" Министерства социальной защиты населения
Российской Федерации
Рег. № 858. 25.05.95 г.
Инструкция от 15 мая 1995 года № 30 "О порядке исчисления
и уплаты налогов, поступающих в дорожные фонды"
Государственной налоговой службы Российской Федерации
Рег. № 859. 25.05.95 г.
Приказ от 18 мая 1995 года № 65 "Об утверждении Инструкции о порядке переоформления лицензий на право
пользования недрами" Комитета Российской Федерации по
геологии и использованию недр
Рег. № 860. 25.05.95 г.
Приказ от 15 мая 1995 года № 318 "Об утверждении
Положения об информировании и консультировании по таможенным вопросам" Государственного таможенного комитета
Российской Федерации
Рег. № 861. 29.05.95 г.
Письмо от 23 мая 1995 года "О внесении изменений в
Порядок направления предприятиями, учреждениями, орга141
низациями, гражданами, иностранными юридическими лицами и
гражданами средств в государственные внебюджетные
экологические фонды, утвержденный Минфином России от 22
декабря 1992 года № 9-5-12 и Минприроды России от 21 декабря
1992 года № 04-04/72-6344" Министерства охраны окружающей
среды и природных ресурсов Российской Федерации и
Министерства финансов Российской Федерации
Рег. № 862. 30.05.95 г.
142
Ìíåíèÿ è ñóæäåíèÿ
ÎÒÂÅÒÑÒÂÅÍÍÎÑÒÜ ÇÀ ÏÐÎÑÐÎ×ÊÓ ÏËÀÒÅÆÀ
ÏÎ ÄÎÃÎÂÎÐÓ ÊÓÏËÈ-ÏÐÎÄÀÆÈ ÏÐÎÄÓÊÖÈÈ
ÄËß ÏÐÅÄÏÐÈÍÈÌÀÒÅËÜÑÊÎÉ ÄÅßÒÅËÜÍÎÑÒÈ
На страницах журнала "Хозяйство и право" в 1993–1994 годах
прошла дискуссия о юридическом содержании договора поставки
и его соотношении с договором купли-продажи 1 .
Различные авторы пришли в целом к единой позиции,
выделив характерные признаки договора поставки в современном
гражданском праве и признав договор поставки вполне
самостоятельным типом договора, отличным от договора куплипродажи. Эту позицию разделят, наверное, и читатели журнала
"Хозяйство и право".
Увы, не столь однозначно понимание вытекающих из этого
следствий, особенно тех, что связаны с ответственностью по
договорам поставки и купли-продажи.
Напомним, что постановлением Президиума Верховного
Совета РФ и Правительства РФ от 25 мая 1992 года № 2837–I "О
неотложных мерах по улучшению расчетов в народном хозяйстве
и повышении ответственности предприятий за их финансовое
состояние" 2 с 1 июля 1992 года введена пеня за просрочку
платежа поставщикам в размере 0,5 процента от суммы
просроченного платежа за каждый день просрочки, если
договором на поставку между поставщиком и покупателем не
установлен
иной
размер
ответственности.
Этим
же
постановлением предусмотрено, что за задержку зачисления на
счета клиентов платежа по вине банка с данного банка взимается
1 Êíÿçåâ Ä. Ê âîïðîñó î ñîîòíîøåíèè äîãîâîðîâ êóïëè-ïðîäàæè è ïîñòàâêè
// Õîçÿéñòâî è ïðàâî, 1993, ¹ 8; Àíäðååâà Ë. Íà ïåðåêðåñòêå ìíåíèé //
Õîçÿéñòâî è ïðàâî, 1994, ¹ 2; Áðûçãàëèí À. Äîãîâîð ïîñòàâêè: íîâîå
ñîäåðæàíèå â íîâîé ýêîíîìèêå // Õîçÿéñòâî è ïðàâî, 1994, ¹ 8.
2 Âåäîìîñòè Ñúåçäà íàðîäíûõ äåïóòàòîâ ÐÔ è Âåðõîâíîãî Ñîâåòà ÐÔ,
1992, ¹ 23, ñò. 1252.
143
в пользу поставщика пеня за каждый день просрочки зачисления
в размере 0,5 процента в день. Таким образом, законодатель, как
явствует из текста постановления, ввел неустойку за
неисполнение именно договора поставки.
Высший арбитражный суд РФ принял решение рекомендовать нижестоящим судам экстраполировать нормы этого
постановления на договоры купли-продажи продукции (товаров)
для предпринимательской деятельности. При этом Высший
арбитражный суд сослался на п. 2 ст. 79 Основ гражданского
законодательства Союза ССР и республик, где говорится, что к
договору поставки применяются правила о договоре куплипродажи, если иное не предусмотрено законодательными актами
или договором (п. 1 Информационного письма Высшего
арбитражного суда РФ от 20 марта 1993 года № С-13/ОП-98 3 ).
К сожалению, и в дальнейшем Высший арбитражный суд РФ
продолжал придерживаться этой позиции, давая все новые рекомендации о возможности распространения норм постановления
на
договоры
купли-продажи
продукции
для
предпринимательской деятельности: об ответственности покупателя за просрочку оплаты товара при участии в расчетах
плательщика (п. 3 Информационного письма Высшего
арбитражного суда РФ от 28 апреля 1994 года № С1-7/ОП-299 4 );
об ответственности банка за задержку зачисления средств и о
возможности взыскания неустойки только в пользу поставщика
(продавца) (п. 5 Обзора практики рассмотрения споров,
связанных с ответственностью коммерческих банков и их
клиентуры за нарушение правил совершения расчетных операций
— Приложение к письму Высшего арбитражного суда РФ от 11
апреля 1994 года № С1-7/ОП-234 5 ); о применимости норм
материального права об ответственности за просрочку
исполнения денежного обязательства (п. 4 Информационного
письма Высшего арбитражного суда РФ от 23 июля 1993 года
№ С-13/ОП-245 6 ). Эти рекомендации широко применяются на
практике всеми арбитражными судами.
Между тем такой подход противоречит букве закона, причем
как действовавшей на момент принятия постановления главе 24
3 Õîçÿéñòâî è ïðàâî, 1993, ¹ 6, ñ. 147–148.
4 Õîçÿéñòâî è ïðàâî, 1994, ¹ 7, ñ. 146–148.
5 Âåñòíèê Âûñøåãî àðáèòðàæíîãî ñóäà Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè, 1994, ¹ 6,
ñ. 88–89.
6 Õîçÿéñòâî è ïðàâî, 1993, ¹ 11, ñ. 150–151.
144
ГК РСФСР, так и вступившим с 3 августа 1992 года в силу на
территории России Основам гражданского законодательства
Союза ССР и республик.
Используя в постановлении термин "договор поставки",
законодатель мог иметь в виду только такой договор, легальное
определение которого имелось в действовавшей в то время
ст. 258 ГК РСФСР. Тогда договор поставки охватывал любую
сделку между организациями по передаче продукции (товаров) в
собственность (оперативное управление), производимую в
момент, не совпадающий с моментом заключения договора, и
почти полностью включал в себя выделяемые ныне Высшим
арбитражным судом "договоры купли-продажи продукции
(товаров) для предпринимательской деятельности" (кроме
договоров
с
участием
граждан-предпринимателей
без
образования юридического лица). Нормы о договоре поставки
были сгруппированы в главе 24 ГК РСФСР, отдельно от норм о
договоре купли-продажи (глава 21), и договор поставки считался,
как и сейчас, самостоятельным договором, регулируемым
отдельными от договора купли-продажи нормативными актами
(в частности, Положениями о поставках).
После вступления в силу Основ гражданского законодательства юридическая сущность договора поставки значительно
изменилась, но, как мы видим по итогам состоявшейся
дискуссии, самостоятельное значение договора поставки ничуть
не уменьшилось. И если до 3 августа 1992 года подобное
толкование нормы постановления Высшим арбитражным судом
могло быть оправдано хотя бы в части отношений между
организациями, то с изменением легального определения
договора поставки всякая аргументация такого толкования закона
со стороны Высшего арбитражного суда, на мой взгляд, стала
безосновательной. Между тем это расширительное толкование
было дано в марте 1993 года, когда Высший арбитражный суд
мог руководствоваться в качестве законодательной базы только
Основами.
Действительно, договор поставки "вышел" из договора куплипродажи и в своей основе сходен с ним. Это и неудивительно:
ведь и купля-продажа, и поставка суть отношения по возмездной
передаче имущества в собственность (иное вещное право).
Отталкиваясь от этого, законодатель применяет к ним сходные
методы регулирования.
145
Однако сходство экономической сущности договоров куплипродажи и поставки не означает их тождества в юридическом
смысле. Нормы о договоре поставки являются нормами
специальными, и нормы о договоре купли-продажи
распространяются на правоотношения по поставке субсидиарно,
то есть только в том случае, когда законодательство об
отношениях по поставке не регулирует какой-либо вопрос.
Но если к договорам поставки применяются нормы о договорах купли-продажи, то это не означает, что к договорам
купли-продажи можно применять нормы о договорах поставки.
Иначе это влекло бы нивелирование различий между договорами
купли-продажи и поставки и утрату ими своего самостоятельного
по отношению друг к другу значения.
Распространение действия постановления не только на
договор поставки, но и на договор купли-продажи продукции для
предпринимательской деятельности вступает в противоречие с
изложенными
выше
соображениями.
Приняв
такую
рекомендацию, Высший арбитражный суд вышел за рамки
действующего законодательства.
Какая же ответственность предусматривается законодательством за неоплату (просрочку оплаты) продукции покупателем
по договору купли-продажи для предпринимательской
деятельности? Считаю, что в этом случае может применяться
только норма ст. 395 части первой Гражданского кодекса РФ, в
соответствии с которой за просрочку в уплате денежных средств
подлежат уплате проценты на сумму этих средств в размере
существующей в месте нахождения кредитора учетной ставки
банковского процента на день исполнения денежного
обязательства (либо на день предъявления иска или вынесения
решения). Причем проценты взимаются по день уплаты
просроченной суммы в пределах общего трехгодичного срока
исковой давности, поскольку, отменив действие раздела I старого
ГК РСФСР, предусматривавшего сокращенные сроки исковой
давности, законодатель в новом Гражданском кодексе не
установил таких сроков.
Иных законодательных актов, устанавливающих ответственность за просрочку платежа по договору купли-продажи
продукции (товаров) для предпринимательской деятельности, не
существует. Сохранившаяся до сих пор норма п. 5 постановления
Совета Министров СССР от 21 апреля 1980 года № 323 "О
процентных ставках за пользование банковским кредитом" (в
146
редакции постановления Совета Министров СССР от 25 июля
1988 года № 888 7 ), предусматривающая ответственность в
размере 0,04 процента от суммы просроченного платежа за
каждый день просрочки, не может быть применена, поскольку
эта неустойка взыскивается по просроченным платежам за
поставленные товарно-материальные ценности, оказанные услуги
и выполненные работы. Использование законодателем термина
"поставленные", на мой взгляд, лишает кредитора по договору
купли-продажи права применять эту материальную норму — по
тем же основаниям, что и постановление от 25 мая 1992 года.
Равным образом неприменимо постановление от 25 мая 1992
года к банкам, задержавшим зачисление на счет продавца
платежа по договору купли-продажи. К банкам в этом случае
может применяться штраф в таком же размере — 0, 5 процента
несвоевременно зачисленной суммы за каждый день просрочки,
но только на основании Положения о штрафах за нарушение
правил совершения расчетных операций, утвержденного
постановлением Совета Министров СССР от 16 сентября 1983
года № 911.
Думается, что Пленуму Высшего арбитражного суда РФ
стоит еще раз вернуться к рассмотрению вопроса о применимости постановления от 25 мая 1992 года к договорам куплипродажи, а арбитражным судам руководствоваться в своей
практической деятельности только самим законом и ничем
другим.
Д. КНЯЗЕВ,
начальник юридического отдела
АО "Спинкс"
г. Тула
СОВМЕСТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:
ФОРМА, ЦЕЛИ, ОСОБЕННОСТИ
Нередко некоторые юристы-практики под совместной деятельностью
понимают смешанную деятельность хозяйствующих субъектов,
оформленную договором. Такой подход к совместной деятельности
7 ÑÏ ÑÑÑÐ, 1988, ¹¹ 24–25, ñò. 70.
147
представляется весьма упрощенным и требует некоторого пояснения.
Этому виду деятельности посвящены главы 18 Основ гражданского
законодательства и 38 ГК РСФСР. Совместная деятельность возникает
на основе договора, когда ряд лиц-участников, намереваясь достичь
определенной цели, объединяют имущество и усилия (ст. 122 Основ).
Сам договор, его форма должны удовлетворять требованиям ст. 161
ГК РФ. В частности, сделки юридических лиц между собой и с
гражданами
должны
совершаться
в
письменной
форме.
Рассматриваемые сделки могут быть возмездными или безвозмездными
в зависимости от цели, преследуемой участниками.
Если цель коммерческая, договор о совместной деятельности
является возмездным; если же цель не направлена на извлечение
прибыли, такая сделка считается безвозмездной, поскольку стороны
(участники) будут нести расходы, пропорциональные своим вкладам,
либо в соотношениях, определенных договором.
Совместная деятельность может осуществляться как с созданием
юридического лица, так и без такового.
Если стороны не образовали юридического лица, они, определив в
договоре цель, порядок обособления имущества, а также правила
взаимодействия, приступают к ее достижению.
Если участники (стороны) договора решили осуществлять совместную деятельность посредством создания юридического лица, то до
начала согласованных действий это лицо должно регистрироваться в
установленном порядке. Организационно-правовая форма такого лица,
очевидно, может быть предусмотренной законодательством, в том числе
в виде полного товарищества.
По всей вероятности, неотъемлемым условием договора о
совместной деятельности является его цель. На первый взгляд цель
совместной деятельности не относится к сложным понятиям, подлежащим какой-либо детализации. Однако при ближайшем рассмотрении становится очевидной необходимость разобраться в
некоторых его особенностях.
Прежде всего надо ответить на вопрос, сколько должно быть целей
при заключении договора о совместной деятельности — одна или более.
Думается, что одна, поскольку в ст. 122 Основ говорится о том, что
стороны объединяются для достижения хозяйственной или другой цели.
Кроме того, из положений указанной статьи Основ вытекает, что
цель может быть любой, лишь бы она не противоречила законодательству.
В связи с этим представляется целесообразным поделить все цели на
коммерческие и некоммерческие, конечные и перманентные.
Наиболее простым случаем, на мой взгляд, является тот, когда под
"флагом" коммерческой цели объединились коммерческие организации,
а некоммерческой — соответственно некоммерческие организации. В
этой ситуации их фактическая деятельность не противоречит их
148
правоспособности, поэтому не возникает оснований для признания
совместной деятельности (суммы юридических действий, совершенных
с обусловленной целью) недействительной.
Представляет интерес случай, когда некоммерческая цель объединила коммерческую и некоммерческую организации. По-видимому,
деятельность
коммерческой
организации
может
признаваться
правомерной, поскольку носит единичный характер, что не противоречит условиям п. 1 ст. 50 ГК РФ.
Возможен ли обратный вариант: коммерческая цель объединяет
коммерческую и некоммерческую организации? Думается, на этот
вопрос можно дать положительный ответ только в одном случае: когда
для достижения поставленной коммерческой цели создается
коммандитное товарищество, причем вкладчиком (коммандитис-том)
выступает некоммерческая организация.
Характеризуя конечную и перманентную цель, важно выделить
следующие признаки.
Конечная цель — это будущий результат, достигаемый в обозримом
будущем. Перманентная цель по своей сути является видом
деятельности организации, поэтому договор о совместной деятельности,
содержащий такую цель, по-моему, следует относить к учредительному
договору,
объединяющему
участников
для
осуществления
определенного вида деятельности.
Когда стороны наметили цель, необходимо предпринять конкретные
шаги для ее материализации. Основой для этого служит объединенное
имущество и усилия, которые требуется приложить к данному
имуществу. По сути, должна происходить трансформация, то есть
преобразование имущества и усилий в иное, более ценное имущество.
Однако, как мне кажется, следует помнить, что цель может быть и
неимущественной — в виде работы или услуги. В этом случае
трансформации имущества в результате реализации договора о
совместной деятельности не происходит.
Имущество участников договора о совместной деятельности
находится в режиме общей долевой собственности и подлежит учету на
отдельном балансе у того участника, которому поручено ведение общих
дел (ст. 124 Основ).
В силу п. 2 ст. 123 Основ лицо, которому поручено ведение общих
дел, действует на основании доверенности, выданной остальными
участниками договора.
При образовании юридического лица для достижения цели совместной деятельности складочный капитал учитывается на балансе
этого лица. Разумеется, никакой доверенности указанному лицу не
требуется.
Когда предприниматели определились с общей целью, выяснили, кто
и какую долю имущества вносит, возникает вопрос: целесообразно ли
149
создавать юридическое лицо, которое достигнет намеченного
результата, либо в этом нет необходимости.
Ответ на этот вопрос зависит, в частности, от установлений налогового законодательства. Как только будет зарегистрировано
юридическое лицо, появляется новый налогоплательщик, обязанный
вносить в бюджет соответствующие налоги.
Представим себе такую ситуацию: два участника с целью осуществления совместной деятельности создали юридическое лицо.
Предположим, это лицо получило прибыль П, с которой уплачивается
налог на прибыль. Возьмем от суммы прибыли 22 процента — тогда в
распоряжении юридического лица останется П(1 – 0,22).
Участники юридического лица поделят эту величину пропорционально вкладам либо иным условиям договора. Допустим, они
поделили чистую прибыль П(1 – 0,22) пополам. То есть в распоряжении
каждого участника останется 0,5П(1 – 0,22). С этой суммы берется налог
на прибыль, который составит 0,5П(1 – 0,22) × 0,22. Значит, в
распоряжении каждого участника останется: 0,5П(1 – 0,22) – 0,5П(1 –
0,22) 0,22 = 0,5П(1 – 0,22)2 = 0,3042 П.
Если бы стороны не создавали юридическое лицо, каждый из них
получил бы 0,5П(1 – 0,22)=0,39 П.
Отсюда можно сделать вывод, что при создании юридического лица
(при тех условиях, о которых сказано выше) на каждых десяти тысячах
рублей прибыли теряется 858 рублей в виде налоговых платежей в
бюджет.
Получив доход, участники должны его распределять. Согласно
ст. 125 Основ распределение прибыли, убытков и других результатов
совместной деятельности между участниками договора о совместной
деятельности осуществляется по согласованию между ними.
Отсюда, как мне кажется, следует, что на практике возможны
ситуации, когда стороны объединили имущество в одной пропорции, а
распределение прибыли может производиться в ином соотношении.
Возникает и такой вопрос: возможны ли ситуации, когда участники,
решив осуществлять совместную деятельность, объединили только
усилия, но не имущество. Видимо, подобное обязательство, если оно не
противоречит законодательству, имеет право на существование (ст. 421
ГК РФ), но в силу требований ст. 122 Основ, которая определяет, что для
совместной деятельности нужно соблюсти триединое условие — цель,
имущество, "усилия", такое обязательство нельзя относить к
обязательствам по совместной деятельности.
Г. ЛОБАНОВ,
консультант Высшего арбитражного суда РФ
150
Êîíñóëüòàöèÿ
ÑÎÑÒÀÂ È ÂÈÄÛ ÔÈÍÀÍÑÎÂÛÕ ÏÐÀÂÎÍÀÐÓØÅÍÈÉ
ÏÎ ÐÎÑÑÈÉÑÊÎÌÓ ÍÀËÎÃÎÂÎÌÓ
ÇÀÊÎÍÎÄÀÒÅËÜÑÒÂÓ *
СОКРЫТИЕ ИЛИ ЗАНИЖЕНИЕ ПРИБЫЛИ
Как было указано ранее, в налоговом законодательстве отсутствует нормативное определение многих налоговых правонарушений, в том числе
таких, как "сокрытие дохода
(прибыли)" и "занижение дохода (прибыли)".
Именно поэтому налоговые инспекции не делают никаких
различий между двумя самостоятельными видами нарушений:
"сокрытие" и "занижение" дохода (прибыли). Данный момент
представляется принципиальным, в частности, когда речь идет об
Указе Президента РФ от 27 октября 1993 года № 1773 "О
проведении налоговой амнистии в 1993 году", в соответствии с
п. 3 которого тройные штрафные санкции применяются в случае
выявления после 30 ноября 1993 года только сокрытых от
налогообложения доходов, но не зани-женных.
Действительно, в плане применения ответственности в
соответствии с подп. "а" п. 1 ст. 13 Закона об основах на-логовой
системы нарушения в виде "сокрытия" или "зани-жения"
являются равнозначными. Вообще же эти правона-рушения тесно
между собой взаимосвязаны, хотя и нетож-дественны. Любое
сокрытие в конечном счете влечет за со-бой занижение, но не
любое занижение обусловлено со-крытием. Более корректно
было бы говорить о "сокрытии дохода" и "занижении
налогооблагаемой базы".
На то, что это самостоятельные виды правонарушений,
указывают следующие обстоятельства. Вышеназванные нарушения были действительно равнозначными до 1 января 1992
* Îêîí÷àíèå. Íà÷àëî ñì. â ¹ 5 çà 1995 ã.
151
года, когда действовал Закон СССР "О налогах с преприятий,
объединений и организаций". В ст. 37 этого Закона,
устанавливающей основные виды налоговых правонарушений,
"занижение" было указано в скобках, что позволяло
рассматривать данные термины как синонимы. Однако в
подп. "а" п. 1 ст. 13 Закона об основах налоговой системы данные
правонарушения выделены путем перечисления и разделения их
союзом "или", что свидетельствует о том, что законодатель
рассматривает эти нарушения в качестве самостоятельных.
Кроме того, ст. 1622 Уголовного кодекса РФ предусматривает
уголовную ответственность только за сокрытие полученных
доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения, в то
время как за "занижение" уголовная ответственность не
предусмотрена,
что
опять
же
свидетельствует
о
нетождественности данных категорий.
Таким образом, мы считаем, что в соответствии с Указом
Президента РФ от 27 октября 1993 года № 1773 "О проведении
налоговой амнистии в 1993 году" применение повышенных
штрафных санкций возможно только за сокрытие дохода, а не за
занижение прибыли, сокрытие или неучет иного объекта
налогообложения. Установление в ходе документальной
проверки фактов сокрытия дохода (прибы-ли) является тем
квалифицирующим признаком, при наличии которого и
возможно применение мер ответственности по упомянутому
Указу Президента РФ.
Необходимо отметить, что подобные коллизии должны найти
скорейшее разрешение в налоговом законодательстве. Кроме
того, мы считаем, что "сокрытие прибыли (дохода)" не должно
иметь материального состава, как в примере с занижением, в чем
мог бы проявиться более активный и самостоятельный характер
сокрытия, и санкции к данному правонарушению должны носить
такой же активный и избирательный характер.
СОКРЫТИЕ ИЛИ НЕУЧЕТ .ИНОГО ОБЪЕКТА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
Фактически данные правонарушения тесно взаимосвязаны
между собой и не имеют принципиальных отличительных
особенностей, что позволяет рассмотреть их совместно.
Касаются они всех иных объектов налогообложения, за
исключением прибыли, которая выделена законодателем в
отдельную норму. Да и меры ответственности у этих и рассмотренных выше правонарушений различны. Если в первом
152
случае взысканию в бюджет подлежит сумма сокрытой или
заниженной прибыли (дохода) и штраф в том же размере, то в
данном случае взыскивается сумма налога и штраф в размере
налога.
У каждого налога есть свой самостоятельный объект налогообложения, который устанавливается законодательст-вом,
регулирующим конкретный вид налога.
Однако по этому виду налогового правонарушения в целом на
практике возникла довольно-таки сложная ситуация, которая
касается толкования этой нормы.
Дело в том, что большинство налоговых инспекций интерпретировали эту норму весьма оригинально и стали
применять ее во всех случаях, когда, по их мнению, наблюдается
"сокрытие" (занижение) налога" (?!). В частности, достаточно
ознакомиться с письмом ГНС РФ от 29 октября 1993 года № ВЗ4-05/169н "О применении штрафных санкций за занижение
(сокрытие) налога на добавленную стоимость, подлежащего
взносу в бюджет".
Эта "творческая" терминология очень часто встречается во
многих актах налоговых проверок. Однако вывод здесь должен
быть однозначным — такой вид налогового правонарушения, как
"сокрытие (занижение) налога", действующим налоговым
законодательством
не
предусмотрен.
Да
и
вообще
представляется, что сам по себе налог сокрыть невозможно:
можно или сокрыть объект налогообложения, неправильно
рассчитать налогооблагаемую базу (занижение объекта
налогообложения) или неправильно рассчитать сумму налога.
Можно в конце концов вообще не исчислять налог при наличии
соответствующего объекта (как это, в частности, получилось у
многих совместных предприятий по сбору за использование
наименований "Россия" и "Россий-ская Федерация") или
исчислять налог, но не уплачивать его в бюджет.
В соответствии со ст. 10 Закона об основах налоговой
системы обязанность уплатить налог появляется у налогоплательщика при наличии у него объекта налогообложения. Поэтому
если у налогоплательщика по данным его бухгалтерского учета
возникает какой-либо объект налогообложения, наступает и
обязанность исчислить соответствующий налог и уплатить его в
установленные сроки в бюджет. Иными словами, нет в
законодательстве
такого
самостоятельного
налогового
правонарушения, как сокрытие налога.
153
Следовательно, применение штрафных санкций в соответствии с подп. "а" п. 1 ст. 13 Закона об основах налоговой
системы возможно не за любой факт недоплаты налога в бюджет,
а только в случае, когда недоплата возникла в результате
сокрытия или неучета объектов налогообложения. Если же
последние указаны правильно, но сумма налога рассчитана
предприятием неверно, должны применяться иные штрафные
санкции — пени.
Допустим, НДС, подлежащий взносу в бюджет, может быть
недоплачен в результате сокрытия реализации, а также и
вследствие неправильного определения налогооблагаемой базы,
выражающегося в неправомерном списании стоимости тех или
иных материалов, работ и услуг на производственные расходы. В
последнем случае применение штрафных санкций за сокрытие
объекта налогообложения является неправомерным, так как в
данном случае объект обложения НДС — обороты по реализации
— нельзя счи-тать сокрытым или неучтенным. В этой ситуации
действу-ющим налоговым законодательством предусмотрен
поря-док применения штрафных санкций не за сокрытие
объекта налогообложения, а за несвоевременную уплату налога.
Что касается письма ГНС РФ от 29 октября 1993 года № ВЗ-405/169н "О применении штрафных санкций за занижение
(сокрытие) налога на добавленную стоимость, подлежащего
взносу в бюджет", то оно, мало того, что касается нарушения, не
предусмотренного налоговым законодательством, так еще и
фактически берет на себя функции толкования закона, что входит
в компетенцию исключительно высшей законодательной власти,
и, таким образом, применению не подлежит.
ОТСУТСТВИЕ УЧЕТА ОБЪЕКТОВ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
И
ВЕДЕНИЕ УЧЕТА ОБЪЕКТА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
С
НАРУШЕНИЕМ УСТАНОВЛЕННОГО ПОРЯДКА, ПОВЛЕКШИЕ ЗА СОБОЙ
СОКРЫТИЕ ИЛИ ЗАНИЖЕНИЕ ДОХОДА ЗА ПРОВЕРЯЕМЫЙ ПЕРИОД
Здесь необходимо отметить, что в соответствии с налоговым
законодательством сумма налога определяется плательщиками на
основании бухгалтерского учета и отчетности самостоятельно.
Поэтому можно сделать вывод о том, что ответственность
предприятия за нарушения в сфере ведения бухгалтерского учета
наступает только в том случае, когда они повлекли налоговые
нарушения, а именно сокрытие или занижение дохода за
проверяемый период.
154
Данный вывод обосновывается следующим. Нам представляется, что сам по себе бухгалтерский учет является
производным от реально осуществляемых хозяйственных
операций, лишь их описанием, и при неправильном их отражении
в учете сами эти операции незаконными не становятся.
Если госналогинспекция в результате документальной
проверки обнаруживает неправильное ведение учета, она в
соответствии с п. 1. 3 Письма ГНС РФ от 6 октября 1993 года
№ ВГ-6-14/344
"Рекомендации
по
применению
государственными налоговыми инспекциями санкций за нарушения
налогового законодательства" в акте проверки должна изложить
конкретные данные о выявленных нарушениях порядка ведения
учета, а также указать обязательные для выполнения
налогоплательщиком требования по их устранению.
Иными словами, сами по себе бухгалтерские нарушения,
которые не привели к нарушению налогового законодательства,
не могут являться основанием для применения каких-либо
штрафных санкций.
ЗАДЕРЖКА УПЛАТЫ НАЛОГА
Данное нарушение касается сроков уплаты налогов, и
представляется, что ответственность за него должна наступать
всегда, когда в результате каких-либо правонарушений бюджет
не получил в установленный срок причитающихся ему сумм
налоговых платежей. В частности, это может выражаться:
— в занижении при расчете каких-либо объектов налогообложения;
— в применении не той ставки налогообложения, которая
предусмотрена законом (например, предприятие по прибыли от
посреднических операций применяет ставку 35 процентов вместо
45 процентов);
— в неисчислении, неперечислении или задержке в перечислении необходимых сумм налога.
НЕУПЛАТА АВАНСОВЫХ НАЛОГОВЫХ ПЛАТЕЖЕЙ
Особо хотелось бы остановиться на проблеме, касающейся
начисления пени на авансовые налоговые платежи. Долгий спор
вокруг этого вопроса был разрешен в п. 6 Письма Высшего
арбитражного суда РФ от 31 мая 1994 года № С1-7/ОП-370,
согласно которому в случае неперечисления в бюджет авансовых
взносов по налогам с налогоплательщика взыскивается пеня,
155
установленная подп. "в" п. 1 ст. 13 Закона об основах налоговой
системы.
Однако данная позиция представляется, на наш взгляд, далеко
не бесспорной. Фактически арбитражная практика установила
ответственность за нарушение, которое не предусмотрено
действующим налоговым законодательством. Достаточно
сказать, что после выхода в свет этого письма многие налоговые
органы сосредоточились на проведении проверок только по
одному вопросу — своевременности уплаты авансовых
платежей.
В соответствии с подп. "в" п. 1 ст. 13 Закона об основах
налоговой системы применение пени возможно в случае
задержки уплаты налога. При этом квалифицирующим
признаком для применения указанной нормы является задержка
уплаты именно налога, а не авансовых платежей.
Сумма налога определяется налогоплательщиком на основании бухгалтерского учета и отчетности самостоятельно, а
уплата налога производится по расчетам. В течение отчетного
периода налогоплательщик производит авансовые взносы по
предполагаемому
налогу.
Обязанность
же
уплатить
непосредственно налог возникает у налогоплательщика при
наличии у него объекта налогообложения (ст. 11 Закона об
основах налоговой системы).
Иными словами, необходимо четко разделять две категории,
имеющие самостоятельное значение, —"налог" и "авансовый
платеж
по
налогу".
Действующим
же
налоговым
законодательством какой-либо специальной ответственности за
задержку уплаты авансовых налоговых платежей не предусмотрено, поэтому и распространение ответственности,
предусмотренной за неуплату налога, на этот вид платежа
является необоснованным расширительным толкованием закона.
Тем более, что в соответствии со ст. 13 Закона об основах
налоговой системы налогоплательщик несет ответственность
только в случаях, установленных законом.
Действительно, авансовые взносы являются способом уплаты
налога (хотя подобная терминология вообще отсутствует в
действующем налоговом законодательстве), но все же это не
налог. Налогом авансовые взносы становятся только при
возникновении объекта налогообложения, то есть в конце
отчетного периода по представленному налогоплательщиком
расчету. Если же объект налогообложения у налогоплательщика
156
не появится, авансовые платежи должны быть ему или
возвращены, или зачтены в счет предстоящих платежей, что по
отношению к "настоящему" налогу просто невозможно. В
противном случае реальна абсурдная ситуация: в конце отчетного
периода обязанность уплатить налог у плательщика не наступила,
или даже создались условия, когда необходимо налог возместить
из бюджета (например, в связи с отсутствием налогооблагаемой
прибыли или переплаты НДС), а пеню за неуплату авансовых
платежей по этому "невозникшему" налогу с него взыщут.
В заключение хотелось бы отметить, что рассмотренные в
данной статье проблемы квалификации нарушений в сфере
налогового законодательства подводят к выводу о том, что для
той системы налогового права, которая в настоящий момент
сформировалась в стране, необходима качественная реформация.
В этой связи представляется, что разработка и принятие
кодифицированного акта по налогообложению, о котором уже
неоднократно говорилось в прессе, позволили бы существенно
преобразовать и упорядочить развитие налоговых отношений в
обществе, а также разрешить многие существующие и
продолжающие возникать в области налогообложения
юридические и экономические проблемы.
ПРИЛОЖЕНИЕ
Список основных ведомственных документов, регламентирующих порядок и
условия применения мер финансовой ответственности:
1. Письмо ГНС РФ и Минфина РФ от 1 октября 1992 года № ИЛ-6-01/331,
04-01-09 "О порядке применения штрафных санкций".
2. Письмо ГНС РФ от 3 марта 1993 года № ВГ-6-14/104 "О порядке
применения финансовой санкции".
3. Письмо ГНС РФ и Комиссии Совета Республики по бюджету, планам,
налогам и ценам от 20 июля 1993 года № ВГ-4-01/105н, 5.1/1035 "О неприменении
штрафных санкций за несвоевременное представление справок об авансовых
взносах налога в бюджет исходя из предполагаемой прибыли".
4. Письмо ГНС РФ от 25 сентября 1993 года № ИЛ-4-08/63 "О порядке
обеспечения взыскания административных штрафов за нарушения налогового
законодательства".
5. Письмо ГНС РФ от 6 октября 1993 года № ВГ-6-14/344 "О рекомендациях
по применению санкций за нарушение налогового законодательства".
6. Письмо ГНС РФ от 29 октября 1993 года № ВЗ-4-05/169н "О применении
штрафных санкций за занижение (сокрытие) налога на добавленную стоимость,
подлежащего взносу в бюджет".
7. Письмо ГНС РФ и Минфина РФ от 2 декабря 1993 года № 139, ВГ-401/193н "О применении штрафных санкций за нарушение порядка определения
налогооблагаемой прибыли".
157
8. Письмо ГНС РФ от 5 марта 1994 года № ВГ-6-14/72 "Разъяснения по
отдельным вопросам, связанным с применением мер ответственности за
нарушения налогового законодательства".
МАТЕРИАЛЫ АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ
1. Письмо Государственного арбитража РСФСР от 21 октября 1991 года
№ С-13/ОПР-374 "Обзор практики разрешения споров по искам налоговых
инспекций".
2. Письмо Высшего арбитражного суда РФ от 23 ноября 1992 года № С13/ОП-329 "О практике разрешения споров, связанных с применением налогового
законодательства".
3. Постановление Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 22 октября
1993 № 28 по делу № У-5/К-158.
4. Письмо Высшего арбитражного суда РФ от 25 февраля 1994 года № ОЩ7/ОП-118 "О некоторых вопросах подведомственности споров по искам
налогоплательщиков к органам налоговой полиции".
5. Письмо Высшего арбитражного суда РФ от 31 мая 1994 года № С1-7/ОП370 "Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, касающихся
общих условий применения ответственности за нарушения налогового законодательства".
6. Письмо Высшего арбитражного суда РФ от 31 мая 1994 года № С1-7/ОП373 "Обзор практики разрешения споров, возникающих в сфере налоговых
отношений и затрагивающих общие вопросы приме-нения налогового
законодательства".
А. БРЫЗГАЛИН,
директор Центра экономических экспертиз
"Налоги и финансовое право",
кандидат юридических наук
В. БЕРНИК,
главный специалист Центра
г. Екатеринбург
следует
руководствоваться
Соглашением о размере государственной пошлины и порядке
ее взыскания при рассмотрении
хозяйственных споров между
субъектами
хозяйствования
разных государств, совершенным
в г. Ашхабаде 24 декабря 1993
года.
Названное
Соглашение
вступило в силу с момента его
подписания и действует на
территории одиннадцати государств — членов СНГ: Азербайджанской Республики, рес-
Отвечаем
на вопросы
читателей
В каком порядке уплачивается
государственная
пошлина
и
приводятся в исполнение ре-шения
арбитражных
судов,
если
ответчик
находится
на
территории одного из государств
— членов СНГ?
При решении вопроса об
уплате государственной пошлины
158
руководствоваться
законодательством этих стран по данному
вопросу.
Вопросы исполнения решений
судебных органов регулируются
Соглашением
о
порядке
разрешения споров, связанных с
осуществлением
хозяйственной
деятельности, совершенным в
г. Киеве 20 марта 1992 года.
По состоянию на 1 марта 1995
года оно ратифицировано семью
государствами:
Российской
Федерацией,
Беларусью,
Украиной, Узбекистаном, Кыргызстаном, Казахстаном, Арменией.
Согласно ст. 7 Соглашения
решения, вынесенные компетентными судами своего государства
— участника СНГ, подлежат
исполнению на территории других
государств
—
участников
Содружества
Независимых
Государств.
Решения в части обращения
взыскания на имущество ответчика подлежат исполнению на
территории другого государства
органами, назначенными судом
либо
определенными
законодательством этого государства.
Приведение в исполнение
решения производится по ходатайству заинтересованной стороны.
К такому ходатайству должны быть приложены: надлежащим образом заверенная ко-пия
решения,
о
принудительном
исполнении которого возбуж-дено
ходатайство;
официальный
документ о том, что решение
вступило в законную силу, если
публик
Армения,
Беларусь,
Грузия,
Казахстан,
Молдова,
Таджикистан, Узбекистан, Кыргызской Республики, Российской
Федерации, Туркменистана.
Согласно названному Соглашению хозяйствующие субъекты, находящиеся на тер-ритории
разных
государств,
при
обращении в суд другого государства уплачивают государственную пошлину в размере 10
процентов от суммы иска в
валюте иска.
Стороны установили в качестве единого денежного эквивалента при уплате госпошлины в
судебно-арбитражные
органы
государств — участников Содружества рубль. Курсы национальных валют к рублю определяются национальными банка-ми
соответствующих государств —
участников СНГ.
При этом истцы вправе уплачивать государственную пошлину как в национальной валю-те
государства нахождения ист-ца,
так и в рублях Российской
Федерации с пересчетом по соответствующему курсу национальных валют.
Национальным банкам государств,
подписавших
Соглашение,
поручено
обеспечить
беспрепятственную оплату госпошлины в указанном порядке и
взыскание денежных сумм по
решениям судебно-арбитраж-ных
органов.
При подаче исковых заявлений
в
судебно-арбитражные
органы
государств
бывшего
Союза ССР, не подписавших
названное Соглашение, следует
159
пондентские счета центральных
(национальных)
и
уполномоченных коммерческих и иных
банков.
это не видно из самого решения;
доказательства извещения дру-гой
стороны о процессе; исполнительный документ.
С целью обеспечения бесперебойности расчетов в режиме
использования взаимной конвертируемости
национальных
валют и формирования на этой
основе
платежной
системы
двенадцатью государствами —
членами СНГ (Азербайджан-ская
Республика, Республика Армения,
Беларусь,
Грузия,
Казахстан,
Молдова,
Таджикис-тан,
Узбекистан,
Кыргызская
Республика, Российская Федерация, Туркменистан, Украина) 21
октября 1994 года в г. Москве
совершено
Соглаше-ние
о
создании
Платежного со-юза
государств
—
участников
Содружества Независимых Государств.
Одним из принципов формирования Платежного союза
является обеспечение
гарантированной конвертации национальной валюты в валюты других
Сторон по социально значимым
платежам, в числе которых
указаны суммы, выплачиваемые
на
основании
реше-ний,
определений и постанов-лений
судебных органов, а также
возмещение расходов су-дебным и
арбитражным орга-нам.
Участники платежной системы по своему выбору могут
использовать в качестве валюты
платежа
как
национальные
валюты Сторон, так и другие
валюты.
Расчеты между сторонами
осуществляются через коррес-
_______
Подведомственны
ли арбитражным судам иски налогоплательщиков — юридических лиц
и предпринимателей о признании
недействительными
актов
органов налоговой по-лиции, а
также
постановлений
этих
органов
о
наложении
административного
ареста
на
имущество налогоплательщика?
На
основании
Закона
Российской Федерации "О федеральных
органах
налоговой
полиции" федеральные органы
налоговой полиции для выполнения возложенных на них за-дач
вправе, в частности, нала-гать
административный
арест
на
имущество
юридических
и
физических лиц с последующей
реализацией этого имущества в
установленном порядке в слу-чаях
невыполнения
указанными
лицами обязанностей по уплате
налогов,
сборов
и
других
обязательных
платежей
для
обеспечения своевременного поступления сумм сокрытых налогов, сборов и других обязательных платежей в соответствующий бюджет, а также осуществлять в случаях необходимости проверки налогоплательщиков в полном объеме с
составлением актов по результатам этих проверок. Утверждение актов проверок и применение соответствующих санк-ций
осуществляются
начальни-ком
160
субъект не лишается возможности
защиты
нарушенного
права
собственности. Поэтому налогоплательщик — юридическое
лицо или предприниматель на
основании ст. 22 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации вправе обратиться в арбитражный суд с
иском о признании недействительным постановления органа
налоговой полиции о наложении
административного ареста на
имущество.
При рассмотрении иска арбитражный суд должен решить
вопрос о законности наложения
ареста на имущество и с учетом
оценки всех материалов дела
принять соответствующее решение.
органа налоговой полиции или его
заместителем.
Кроме того, федеральные
органы налоговой полиции при
исполнении служебных обязанностей
пользуются
правами,
предоставленными
законодательством должностным лицам
налоговых органов.
Таким образом, федеральные
органы
налоговой
полиции
выполняют функции как правоохранительных органов, так и
государственных налоговых инспекций. Если налогоплательщик
—
юридическое
лицо
или
предприниматель считает, что
утвержденный в установленном
порядке акт проверки органа
налоговой полиции нарушает его
законные права и интересы, он
вправе обратиться в арбитражный
суд с иском о признании
недействительным этого акта.
В том случае, когда по такому
акту государственной на-логовой
инспекцией с налого-плательщика
произведено спи-сание денежных
средств в виде финансовых
санкций
или
по
другим
основаниям, иск о воз-врате
списанных сумм может быть
предъявлен к соответству-ющему
органу налоговой поли-ции. При
признании исковых требований
налогоплательщика
обоснованными они подлежат
удовлетворению. В резолютивной части решения следует указывать о возврате суммы из соответствующего бюджета.
Если на имущество хозяйствующего субъекта органом
налоговой
полиции
наложен
административный арест, такой
_______
Вправе ли арбитражный суд
принять к рассмотрению иск-вое
заявление организации, если она
после
получения
от
вышестоящего
таможенного
органа решения по жалобе на
постановление
нижестоящего
таможенного органа пропус-тила
10-дневный срок, уста-новленный
ст. 371 Таможен-ного кодекса
Российской Фе-дерации?
Согласно ст. 371 Таможенного кодекса РФ постановление
таможенного органа Россий-ской
Федерации
о
наложении
взыскания за нарушение таможенных правил может быть обжаловано предприятием, учреждением, организацией, а также
лицом, занимающимся предпринимательской деятельностью без
образования юридического лица, в
161
заемщику кредита и направлении
кредитных средств для выдачи на
расчетный счет заемщика ("счет
юридического лица по основной
деятельности") целевой характер
заемных средств, определенный
сторонами в кредитном договоре,
утрачивается,
средства
"обезличива-ются".
Следовательно, кредит при наличии на
расчетном
счете
заемщика
картотеки
первоочередных
платежей в бюджет и внебюджетные фонды должен быть
направ-лен на удовлетворение
насто-ящих требований, а не на
це-ли, на которые запрашивался и
выдавался.
Банк же считает такую позицию
спорной.
Н. Иванова
(г. Лесосибирск)
Способы передачи банком
кредита в распоряжение заемщика
по договору банковской ссуды
(кредитному договору) могут
быть различными. Один из них —
перечисление суммы кредита на
расчетный счет заемщика.
Вместе с тем отношения
между заемщиком и банком, в
котором у заемщика открыт
расчетный счет, регулируются
договором расчетного счета.
Кроме того, указанные отношения регулируются нормативными актами, регламентирующими порядок открытия, ведения, закрытия расчетного счета.
Так, в соответствии с подп. "а"
п. 1 Указа Президента РФ от 23
мая 1994 года № 1005 "О дополнительных мерах по нормализации расчетов и укреплению
платежной дисциплины в народ-
отношении которых оно вынесено, или их адвокатами либо
представителями в течение 20
дней со дня вынесения постановления. Такая жалоба подается
в
вышестоящий
таможенный
орган.
Если заявитель не согласен с
решением вышестоящего таможенного органа, кодекс предоставляет ему право обжаловать это
решение и (или) постановление о
наложении
взыскания
в
установленном порядке, то есть
обратиться в более высокую
инстанцию таможенного органа
или в арбитражный суд.
В соответствии с частью
третьей
названной
статьи
пропущенные по уважительным
причинам сроки обжалования
могут быть восстановлены по
заявлению лица, в отношении
которого вынесено постановление, его адвоката либо представителя вышестоящим таможенным органом Российской Федерации или Высшим арбитражным
судом
РФ.
Учитывая,
что
дальнейшее обжалование при
пропуске сроков возможно только
после
их
восстановления,
арбитражные
суды
могут
принимать к своему производству
заявления
о
признании
недействительными решений таможенных органов после восстановления указанных сроков
соответствующим
таможенным
органом.
_______
По мнению специалистов налоговой службы и казначейства
нашего города, при выдаче банком
162
изменениями, внесенными письмом Центрального банка Рос-сии
от 15 февраля 1995 года № 143).
Согласно
п. 1.1
письма
Центробанка России от 30 июня
1994 года № 98 платежи в
бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды наряду с
выплатами денежных средств на
неотложные нужды, осуществляемыми юридическими лицами,
производятся в первоочередном
порядке.
ном хозяйстве" Центробанком
России был установлен временный
порядок
использования
средств юридических лиц, поступающих на их расчетные (текущие) счета (письмо Центробанка России "О выполнении
Указа Президента Российской
Федерации от 23 мая 1994 года "О
дополнительных
мерах
по
нормализации
расчетов
и
укреплению платежной дисциплины в народном хозяйстве" от 30
июня
1994
года
№ 98
с
163
Ñóäåáíî-àðáèòðàæíàÿ ïðàêòèêà
ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО ВАС РФ
от 29 декабря 1994 года № 03-60
О закупках и поставках сельскохозяйственной
продукции, сырья и продовольствия
для
государственных нужд
Высший арбитражный суд Российской Федерации в порядке
информации сообщает, что Государственная Дума Федерального
Собрания Российской Федерации 26 октября 1994 года приняла
Федеральный
закон
"О
закупках
и
поставках
сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для
государственных нужд". Закон одобрен Советом Федерации 17
ноября 1994 года и подписан Президентом Российской
Федерации 2 декабря 1994 года. Опубликован в "Российской
газете" от 15 декабря 1994 года № 243.
.
1. Указанный Федеральный закон устанавливает общие
правовые и экономические принципы и положения формирования, размещения и исполнения на договорной основе заказов
на закупку и поставку сельскохозяйственной продукции, сырья и
продовольствия для государственных нужд предприятиями,
организациями и учреждениями, расположенными на территории
Российской Федерации, независимо от форм собственности.
.
2. Пунктом 3 статьи 2 закона предусмотрено, что сель- скохозяйственная продукция, сырье и продовольствие являются
собственностью товаропроизводителей и реализуются ими по
своему усмотрению, исходя из экономической выгоды.
.
3. Статьей 3 закона устанавливаются федеральный и региональный фонды сельскохозяйственной продукции, сырья и
продовольствия. Сельскохозяйственная продукция, сырье и
продовольствие, поступившие в федеральный фонд, являются
собственностью Российской Федерации независимо от места их
164
хранения, а поступившие в региональные
собственностью субъектов Российской Федерации.
фонды
—
.
4. Государственные заказчики для формирования федерального фонда определяются Правительством Российской
Федерации, а для формирования региональных фондов —
органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Определены права государственных заказчиков (статья
4).
.
5. Статья 6 регламентирует порядок расчетов. Предусмотрено, что расчеты юридических лиц, являющихся потребителями (покупателями) сельскохозяйственной продукции,
сырья и продовольствия для государственных нужд, с товаропроизводителями (поставщиками), находящимися на территории Российской Федерации, производятся посредством
инкассовой формы расчетов, если иной порядок расчетов не
предусмотрен в договорах.
При наличии устойчивых хозяйственных связей расчеты
осуществляются посредством обязательных платежей не реже
трех раз в месяц.
.
6. Вопросы ответственности за неисполнение и ненадлежащее
исполнение обязательств регулируются статьей 8. В частности,
установлена ответственность за неисполнение обязательств по
объему закупок и поставок, за несвоевременную оплату
продукции.
Предусмотрено, что споры, возникшие между товаропроизводителями (поставщиками) и потребителями (покупателями) при заключении, изменении, расторжении и испол-нении
договоров, в том числе споры о возмещении причи-ненных
убытков, рассматриваются судом или арбитражным судом в
установленном порядке.
.
7. Признаны утратившими силу статья 2 в части, касающейся
государственной поддержки производства и переработки зерна, и
часть третья статьи 3 Закона Российской Федерации "О зерне" от
14 мая 1993 года № 4973–I (Ведомости Съезда народных
депутатов Российской Федерации и Верховного Совета
Российской Федерации, 1993, № 22, ст. 799).
165
ПО МАТЕРИАЛАМ НАДЗОРНОЙ КОЛЛЕГИИ
ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В связи с просрочкой в оплате стоимости поставленной продукции предприятие обратилось к производственному объединению с иском о взыскании пени.
Краевой арбитражный суд иск удовлетворил, сославшись на
то, что факт просрочки оплаты продукции документально
подтвержден.
Производственное объединение обратилось в Высший
арбитражный суд Российской Федерации с заявлением, в
котором просило принести протест на это решение, сославшись
на то, что истцом нарушен пункт договора, которым
предусмотрена предварительная оплата 100 процентов суммы
договора за три месяца до периода поставки.
При рассмотрении заявления установлено, что поставка
продукции произведена на основании телеграммы объединения с
просьбой об отгрузке продукции в связи с производственной
необходимостью и невозможностью внесения предоплаты ввиду
временных финансовых трудностей. Оплата счета объединением
гарантировалась.
Учитывая, что, по существу, истцом не были в одностороннем порядке нарушены условия договора, Высший арбитражный суд Российской Федерации не нашел оснований для
принесения протеста.
*
*
*
Предприятие обратилось в областной арбитражный суд с
иском к акционерному обществу о взыскании штрафа за
нарушение сроков возврата тары. Решением суда в иске
предприятию отказано по мотиву отсутствия между сторонами
договорных отношений.
Истец в заявлении о принесении протеста настаивает на
взыскании штрафа, ссылаясь на наличие договорных отношений
с ответчиком.
Высший арбитражный суд Российской Федерации не нашел
оснований для принесения протеста.
166
Из материалов дела следует, что отгрузка продукции
произведена истцом на основании письма ответчика без номера и
даты, которое не может служить доказательством заключения
сторонами договора поставки, так как ими не определены
существенные условия договора, которые в силу ст. 58 Основ
гражданского законодательства (ст. 432 ГК РФ) и обусловливают
его наличие. К существенным условиям договора относятся
условия о предмете договора, количестве и качестве товара,
сроках поставки и цене. При отсутствии любого из этих условий
в договоре он считается незаключенным. В ходе рассмот-рения
дела установлено, что некоторые из перечисленных
существенных условий сторонами не согласованы.
Поскольку порядок заключения договоров установлен в
законодательном порядке (ст. 58 Основ гражданского законодательства, введенных в действие с 3 августа 1992 года),
Высший арбитражный суд Российской Федерации признал, что
иск заявлен неправомерно.
*
*
*
В соответствии с заключенным договором объединение
поставило комбинату строительных материалов уголь. Произведенной сверкой расчетов установлена недоплата, в связи с
чем объединение обратилось в арбитражный суд с иском к
комбинату о взыскании недоплаченной суммы.
Решением областного арбитражного суда исковые требования
объединения удовлетворены со ссылкой на то, что принятие
ответчиком к предварительной оплате счетов поставщика, в
которых стоимость угля, возмещение расходов (в том числе по
погрузке и доставке продукции) превышали размеры,
обусловленные договором, свидетельствует о том, что комбинат
согласился с этими расценками, то есть стороны произвели
предусмотренную договором корректировку цен.
Кассационная коллегия этого же суда решение отменила,
мотивируя это тем, что корректировка цен сторонами не
производилась.
Объединение обратилось с заявлением о принесении протеста
в порядке надзора в Высший арбитражный суд Российской
Федерации.
167
При рассмотрении заявления установлено следующее.
Сторонами в договоре предусмотрено, что в связи с постоянной
инфляцией и ростом индекса цен поставщик и покупатель не
позднее чем за 15 дней до начала каждого месяца производят
корректировку цен на продукцию. Фактически такая
корректировка не производилась. Стоимость поставленного угля,
расчеты за который производятся в порядке предварительной
оплаты, необходимо было согласовать ис-ходя из условий
заключенного договора. Из письма ответчика, в котором он
гарантирует оплату поставленной продукции, также не вытекает,
что расчеты за уголь будут производиться без совместной
корректировки цен, то есть исходя из предложенных
поставщиком цен. Поэтому кассационной коллегией обоснованно
сделан вывод о том, что принятие ответчиком к предварительной
оплате счетов за поставленную продукцию не означает
проведение сторонами корректировки цен согласно договору.
При таких условиях Высший арбитражный суд Российской
Федерации не нашел оснований для принесения протеста.
_________________________________________________________________
Для замены экземпляра журнала с полиграфическим браком следует обращаться
в типографию-изготовитель, адрес которой указан в выходных сведениях
журнала.
_________________________________________________________________
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:
В.Д.Карпович (главный редактор), Т.М.Брагинская,
В.Г.Кузнецов, Т.Н.Петрова, Т.Л.Свириденко, М.К.Юков
168
_________________________________________________________________
Технический редактор В.Г.Авдеева
__________________________________________________________________________
Подписано к печати 15.06.95. Формат 84 x 108 1/32. Офсетная печать.
Бумага типогр. № 2. Усл.печ.л. 8,4. Усл. кр.-отт. 8,61.
Уч.-изд.л. 10,6. Тираж 30 950 экз. Заказ № 189 .
Адрес редакции;
103809, ГСП, Москва,К-9, Пушкинская ул., д.9, строение 8
Телефоны: 292-07-00, 292-15-73 (отдел писем)
__________________________________________________________________________
Отпечатано в Московской типографии № 13 Комитета РФ по печати
107005, Москва, Денисовский пер., д.30
__________________________________________________________________________
169
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
90
Размер файла
1 199 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа