close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Экономическое взаимодействие

код для вставкиСкачать
УНИВЕРСИТЕТ
ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
ВЫСШАЯ ШКОЛА РАЗВИТИЯ
Институт государственного управления и политики
Экономическое взаимодействие
России и стран Центральной Азии:
тенденции и перспективы
Ирина Синицина
ДОКЛАД №5, 2012 г.
УНИВЕРСИТЕТ
ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
Институт государственного управления и политики
ДОКЛАД №5, 2012 г.
Экономическое взаимодействие
России и стран Центральной Азии:
тенденции и перспективы
Ирина Синицина
Резюме
В настоящей работе анализируются основные аспекты
экономического взаимодействия России и стран Центральной
Азии (включая Афганистан): вопросы торговли между Россией и
странами региона, товарная структура и динамика товарооборота
за последнее десятилетие; функционирующие в отношениях
между странами торговые режимы; российские инвестиции в
страны региона, экономическое значение трудовой миграции из
стран региона для России, роль России в развитии человеческого
потенциала стран региона; масштабы российской помощи странам
региона; экономическая политика и стратегия России по развитию
отношений со странами региона; а также некоторые вопросы влияния
отношений со странами Центральной Азии на экономическое
развитие России.
Ключевые слова
Россия, Центральная Азия, международная торговля, торговые
режимы, иностранные инвестиции, международная миграция,
внешнеэкономическая политика.
Коды JEL: F10, F14, F15, F22, F24, F35
Институт государственного управления и политики был основан в 2011 г. для содействия проведению систематических детальных исследований по ключевым вопросам
социально-экономического развития Центральной Азии и выработке практических
альтернатив государственной политики.
Данная работа подготовлена в рамках проекта «Региональное сотрудничество и укрепление доверия в Афганистане и Центральной Азии», выполненного при поддержке
Министерства иностранных дел и международной торговли Канады.
Институт государственного управления и политики входит в состав Высшей школы
развития Университета Центральной Азии. Университет Центральной Азии был основан в 2000 г. Президенты Республики Казахстан, Кыргызской Республики и республики Таджикистан и Его Высочество Ага-Хан подписали Международный Договор
и Устав, учреждающие этот светский и частный университет; Договор и Устав ратифицированы парламентами стран и зарегистрированы в ООН. Университет строит одновременно три кампуса в Текели (Казахстан), Нарыне (Кыргызстан) и Хороге
(Таджикистан), которые откроют свои двери для студентов и магистрантов в 2016 г.
Доклады Института государственного управления и политики представляют собой
собрание оригинальных рецензируемых исследований по широкому кругу проблем
социально-экономического развития, государственного управления и государственной политики в Центральной Азии.
Об авторе
Ирина Синицина, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник
Института экономики и политических исследований РАН, действительный член CASE;
специализируется на вопросах социально-экономического развития, исследованиях
макроэкономической и финансовой сбалансированности стран Центральной и
Восточной Европы и СНГ.
Все права защищены © 2012
Университет Центральной Азии
улица Токтогула, 138
Бишкек 720001
Кыргызская Республика
Полную ответственность за все результаты, интерпретации и выводы, сделанные в данной работе, несет автор; они не обязательно отражают точку зрения Университета Центральной Азии
Текст и данные, приведенные в этой публикации, могут быть воспроизведены при условии надлежащего цитирования источника, из которого они взяты.
Содержание
Содержание
3
Введение...............................................................................................................................................................6
1. Взаимная торговля между Россией и странами ЦА....................................................................7
1.1. Динамика торговли России со странами региона ЦА..................................................................7
1.2. Роль России как торгового партнера для стран региона ЦА...................................................8
1.3. Роль стран региона ЦА в торговле России......................................................................................10
1.4. Товарная структура торговли России со странами региона ЦА.........................................12
1.5. Торговля России с Казахстаном – региональным партнером по ТС.................................18
2. Торговые режимы и меры технического регулирования.................................................... 20
2.1. Зона свободной торговли: история формирования и основные положения.............20
2.2. Таможенные пошлины в отношениях с третьими странами . ............................................23
2.3. Торговые режимы в странах региона, не входящих в ЕврАзЭС .........................................24
2.4. Торговый режим ТС: формирование единого товарного рынка ......................................26
2.5. Меры технического регулирования и контроля.........................................................................27
3. Инвестиционное и производственное сотрудничество........................................................ 30
3.1. Объем взаимных инвестиций ...............................................................................................................30
3.2. Структура по секторам...............................................................................................................................33
3.3. Проблемы в развитии инвестиционного сотрудничества....................................................40
4. Трудовая миграция из Центральной Азии и ее влияние на баланс трудовых
ресурсов в России................................................................................................................................... 43
4.1.Трудовая миграция в Россию из региона ЦА.................................................................................43
4.2. Влияние миграции на баланс трудовых ресурсов......................................................................45
4.3. Политика привлечения рабочей силы в РФ...................................................................................48
4.4. Динамика денежных переводов из России в страны ЦА.........................................................51
5. Роль России в развитии человеческого капитала стран региона ................................... 53
6. Участие России в помощи странам региона............................................................................... 58
6.1. Участие России в помощи странам региона ЦА...........................................................................58
6.2. Ресурсная поддержка стран региона в ходе инициирования интеграционных
процессов...........................................................................................................................................................61
6.3. Переформатирование механизмов финансового и технического содействия в
регионе . .............................................................................................................................................................63
7. Экономическая стратегия России в регионе.............................................................................. 64
7.1. Стратегии в отношении интеграционных процессов в регионе ЦА................................64
7.2. Стратегии в отношении трудовой миграции................................................................................65
7.3. Стратегии привлечения ПИИ, крупные инвестиционные проекты с
участием России.............................................................................................................................................67
8. Влияние сотрудничества со странами ЦА на экономическое развитие России ........ 69
8.1. Выгоды России от интеграции .............................................................................................................69
8.2. Транзит, сотрудничество в сфере инфраструктуры и транспорта....................................70
8.3. Заинтересованность России в сотрудничестве в нефтегазовой сфере..........................71
8.4. Совместное инвестирование в объекты, представляющие взаимный интерес . ....72
8.5. Значение импорта из ЦА для России и российского экспорта в эти страны для
функционирования экспортных производств стран ЦА........................................................73
8.6. Приграничное сотрудничество и безопасность...........................................................................76
9. Вместо заключения . ................................................................................................................................ 77
Приложения...................................................................................................................................................... 82
Литература........................................................................................................................................................ 86
4
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Таблицы
Таблица 1. Значение России как торгового партнера для стран региона ЦА (в %)......................... 9
Таблица 2. Удельный вес отдельных стран ЦА в российской торговле с регионом,
1995–2010 гг (%)............................................................................................................................................ 9
Таблица 3. Закупки газа Группой «Газпром» в странах ЦА в 2000–2010 гг........................................ 16
Таблица 4. Торговля Казахстана с Россией, 2008–2011 гг. (в текущих ценах).................................. 19
Таблица 5. Условия для ведения бизнеса в России и странах ЦА
(место в рейтинге среди 183 стран, 2012).................................................................................... 40
Таблица 6. Распределение иностранных работников, осуществлявших легальную
трудовую деятельность в России в 2005–2010 гг., по основным видам
экономической деятельности.............................................................................................................. 46
Таблица 7. Официальная международная помощь развитию, предоставленная
странам ЦА (млн долл., в текущих ценах)..................................................................................... 59
Рисунки
Рисунок 1. Динамика взаимного товарооборота России и стран ЦА в
2000–2011 гг. (в текущих ценах)........................................................................................................ 8
Рисунок 2. Значение стран региона ЦА во внешней торговле России в
1995–2010 гг., %........................................................................................................................................ 10
Рисунок 3. Товарная структура экспорта из РФ в страны ЦА в 1995–2010 гг............................... 12
Рисунок 4. Товарная структура экспорта из РФ в отдельные страны ЦА в 2010 г..................... 13
Рисунок 5. Доля стран региона ЦА в экспорте отдельных групп товаров из РФ
(весь российский экспорт товаров данной группы = 100), в %.................................... 14
Рисунок 6. Структура экспорта промышленных товаров из РФ в страны ЦА
по глубине переработки (доля в общем объеме экспорта, %)....................................... 15
Рисунок 7. Товарная структура импорта РФ из стран ЦА в целом, 1995–2010 гг....................... 16
Рисунок 8. Товарная структура импорта РФ из отдельных стран ЦА в 2010 г............................. 17
Рисунок 9. Доля стран ЦА в российском импорте отдельных товарных групп
(весь российский импорт товаров данной группы = 100), в %..................................... 18
Рисунок 10. Поступления инвестиций из России в экономику стран ЦА
(млн долл.)................................................................................................................................................... 30
Рисунок 11. Поступления инвестиций из стран ЦА в экономику России
(млн долл.)................................................................................................................................................... 32
Рисунок 12. Динамика валового притока иностранных работников в Россию
(по основным странам)........................................................................................................................ 44
Рисунок 13. Страны – крупнейшие экспортеры рабочей силы в Россию в 2010 г......................... 45
Рисунок 14. Переводы из России, осуществленные через системы денежных
переводов (млн долл.).......................................................................................................................... 52
Рисунок 15. Численность студентов из стран ЦА, обучавшихся в российских
государственных вузах на условиях общего приема
(на начало учебного года).................................................................................................................. 56
Сокращения
Сокращения
USAIDАгентство международного развития США
АТРАзиатско-Тихоокеанский регион
ВВПВаловый внутренний продукт
ВППВсемирная продовольственная программа ООН
ВТОВсемирная торговая организация
ГАТТГенеральное соглашение по тарифам и торговле
ГПЗГазоперерабатывающий завод
ГСМГорюче-смазочные материалы
ЕАБРЕвразийский банк развития
ЕАЭСЕвразийский экономический союз
ЕврАзЭСЕвразийское экономическое сообщество
ЕПСЕвропейская политика соседства
ЕСЕвропейский Союз
ЕЭКЕвразийская экономическая комиссия
ЕЭПЕдиное экономическое пространство
ЗСТ Зона свободной торговли
КТСКомиссия Таможенного союза
МВФ Международный валютный фонд
МГС Межгосударственный совет по стандартизации
МГСН Совет по техническому нормированию в области строительства
МОГО Международная организация гражданской обороны
МСБ Малый и средний бизнес
ОДКБОрганизация Договора о коллективной безопасности
ПИИПрямые иностранные инвестиции
ПРООНПрограмма развития ООН
РНБРежим наибольшего благоприятствования
РФРоссийская Федерация
СНГ Содружество независимых государств
СП Совместное предприятие
СРП Соглашение о разделе продукции
ТК Таможенный кодекс
ТППТоргово-промышленная палата РФ
ТСТаможенный союз
ФМС Федеральная миграционная служба РФ
ФТС Федеральная таможенная служба
ЦА Центральная Азия
ШОС Шанхайская организация сотрудничества
ЮНИСЕФДетский фонд ООН
ЮНКТАДКонференция ООН по торговле и развитию
ЯТЦЯдерный топливный цикл
5
6
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Введение
В состав рассматриваемого региона входят разнородные страны, пять из которых –
Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан – имеют с Россией
общую семидесятилетнюю советскую историю, и Афганистан, переживший многолетний период гражданской войны.1
С точки зрения географического положения, регион все еще во многом остается своеобразным тупиком для транзита товаров из России в соседние с ним страны, что
связано с отсутствием выхода к океану и со всё еще слабым развитием шоссейной,
железнодорожной и трубопроводной инфраструктуры, связывающей регион со странами за пределами бывшего СССР, несмотря на заметный прогресс, достигнутый за
последние годы.
После распада СССР экономические связи России со странами региона были резко
оборваны и до настоящего времени не восстановились в своем прежнем объеме. Пять
стран бывшего СССР вступили в СНГ, однако Туркменистан приостановил свое членство, оставаясь до настоящего времени в статусе наблюдателя. В 2008 г. Афганистан
объявил о своем намерении стать членом СНГ и в настоящее время имеет статус наблюдателя в Межпарламентской Ассамблее СНГ. В 2010 г. Казахстан стал членом Таможенного Союза с Россией и Беларусью, а с 2012 г. – участником формирующегося
интеграционного объединения – Евразийского экономического союза (ЕАЭС).
Четыре страны входят в состав ОДКБ (Узбекистан приостановил свое членство в июне
2012 г.), а Туркменистан в 1995 г. заявил о своем нейтралитете. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан – члены ЕврАзЭС, а Узбекистан приостановил свое членство в
этой организации (см. Таблица П1).
Страны региона, в котором проживает свыше 96 млн человек (2010 г.), демонстрируют чрезвычайно пеструю картину сложившихся в них уровней экономического
развития, что предопределяет для России базовые рамки ее сотрудничества с этими
странами. Сама являясь (по классификации Всемирного банка) страной со средневысоким уровнем душевого дохода, Россия взаимодействует здесь со странами с низким
уровнем дохода – Афганистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном, в которых проживают почти 49% населения региона (в том числе в Афганистане – 36%), со странами
со средне-низким уровнем дохода – Туркменистаном и Узбекистаном (около 35% населения) и лишь в Казахстане (17% населения) регистрируется аналогичный России
уровень развития. Общая характеристика экономического потенциала и уровня развития стран ЦА представлена в Таблица П2.
Среди стран региона – богатые углеводородным сырьем Казахстан, Туркменистан и
Узбекистан и государства, испытывающие острый дефицит топливно-энергетических ресурсов – Таджикистан, Кыргызстан и Афганистан. Страны ЦА, в первую оче-
1
Автор выражает благодарность Роману Могилевскому, Михаилу Демиденко и Баходыру Ганиеву
за полезные замечания, комментарии и предложения при подготовке настоящего текста. За все
ошибки несет ответственность автор.
1. Взаимная торговля между Россией и странами ЦА
7
редь Казахстан, обладают значительными запасами каменного угля, железной руды,
руд цветных металлов, особенно медных и полиметаллических, ртути, сурьмы, золота, урана. Таджикистан и Кыргызстан обладают большим гидроэнергетическим
потенциалом. Наличие ресурсов делает страны этого региона привлекательными
партнерами для внерегиональных акторов (ЕС, Китай, США, отчасти Турция), экономическое и политическое влияние которых в регионе за последние два десятилетия
существенно возросло.
Объективно все еще оставаясь стержнем постсоветской конструкции экономических
отношений в регионе, Россия, со своей стороны, на протяжении последнего двадцатилетия не использовала имевшиеся возможности для интеграции региона и во многом
утратила роль ведущего игрока на этом пространстве. Этому способствуют и сложные
процессы становления государственности в странах, образовавшихся после распада
СССР и не имевших до этого такого исторического опыта. Всё это заметно осложняет
для России условия для расширения экономического, культурного и гуманитарного
сотрудничества со странами региона и его экономической реинтеграции.
1. Взаимная торговля между Россией и странами ЦА
1.1. Динамика торговли России со странами региона ЦА
Вплоть до своего распада Советский Союз являлся двигателем развития стран региона ЦА и оказал решающее влияние на формирование его современного облика. Распад
СССР в 1991 г. привел к ослаблению экономических связей РФ со странами ЦА. В 1992
г. объемы товарооборота РФ и ЦА2 уменьшились в среднем в 10 раз по сравнению с
1991 г. и до 1998 г. сохранялись на относительно низком уровне (6–9 млрд долларов в
год)3. После финансово-экономического кризиса в России в 1999 г. объем товарооборота составил 45,6% уровня 1996 г., в том числе российский экспорт в страны региона
сократился значительно сильнее (42,4%), чем импорт из этих стран (65,8% уровня
1996 г.). В 2000–2003 гг. торговые связи находились по сути в состоянии стагнации, а
их интенсификация просматривается только с 2003 г. За 2003–2008 гг. товарооборот
России с этими странами увеличился в 5,2 раза – почти до 40 млрд долл., в т.ч. экспорт из России возрос в 4,5 раза, а импорт, прежде всего за счет закупок природного
газа, – в 6,2 раза4. Увеличению объемов товарооборота России со странами ЦА в 2003–
2008 гг. способствовали процессы политического сближения Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана с Россией. В 2008–2009 гг. в результате мирового
финансово-экономического кризиса объем взаимной торговли заметно сократился
2
3
4
Здесь и далее в состав региона ЦА включен Афганистан.
Paramonov, V. and Strokov, A. “Central Asia: Existing and Potential Oil and Gas Trade”. U.K. Defence
Academy. ARAG Paper 08/03E, Central Asia Series. Shrivenham, U.K., 2008.
Здесь и далее, если не оговорено иначе, совокупные данные о товарообороте между Россией и
странами ЦА за 2005–2010 гг. приводятся с учетом оценки стоимости закупок природного газа
ОАО «Газпром» в Казахстане, Узбекистане и Туркменистане, не отражаемых в официальной
статистике. При расчетах авторы опирались в первую очередь на данные внешнеторговой
статистики России и стран ЦА, а в их отсутствие – на данные UNCTADStat, которые в
подавляющем большинстве применительно к рассматриваемому региону являются оценочными.
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
8
(на 20%, в т.ч. экспорт из России в регион снизился на 28%, а импорт из стран региона – примерно на 12%). В посткризисный период товарооборот вновь начал расти,
превысив в 2011 г., по оценкам, уровень 2008 г. Динамика взаимного товарооборота,
а также российского экспорта в страны региона и импорта из этих стран в 2000–2011
гг. отражена на Рисунке 1.
Рисунок 1. Динамика взаимного товарооборота России
и стран ЦА в 2000–2011 гг. (в текущих ценах)
25
Млрд. долл.
20
15
10
5
0
2000
2005
2006
2007
Импорт в РФ из стран ЦА
2008
2009
2010
2011
Экспорт из РФ в страны ЦА
Рассчитано по данным национальной статистики стран ЦА, Росстата и UNCTADStat.
Оценки стоимости закупок газа сделаны на основе данных, опубликованных ОАО
«Газпром» (http://www.gazprom.ru/about/production/central-asia/), сообщений СМИ и
отраслевой аналитики. Данные по импорту за 2011 г. приведены без учета закупок
природного газа в странах ЦА ввиду отсутствия соответствующих данных.
1.2. Роль России как торгового партнера для стран региона ЦА
Россия занимает важное место во внешней торговле стран региона ЦА, однако масштабы торгово-экономического присутствия России в отдельных странах различны
(см. Таблица 1). Эти различия касаются как собственно объемов двусторонней торговли, так и значения торговли с Россией для конкретных стран региона. Если учитывать поставки природного газа, то в наибольшей степени зависит от торговли с Россией экономика Узбекистана (доля России в товарном экспорте в 2010 г. – свыше 50%
и в импорте – почти 25%), причем на протяжении последних 15 лет эта зависимость
возрастала. Высока экспортно-импортная зависимость от России и у Казахстана: более 13% совокупного экспорта страны и 43% ее импорта. Однако если доля импорта
из России в Казахстане растет, то значение его экспорта в РФ заметно (почти вдвое)
снизилось по сравнению с 2000 г. Стабильно высок удельный вес России и в импорте Кыргызстана (свыше 30%), хотя роль РФ как экспортного рынка для кыргызских
товаров имеет тенденцию к снижению. Схожие тенденции отмечаются и в российскотаджикской торговле. Из-за сокращения закупок природного газа заметно снизилась
роль России и в экспорте Туркменистана – с 40% в 2006г. до 28% в 2010 г.
1. Взаимная торговля между Россией и странами ЦА
9
Таблица 1. Значение России как торгового партнера для стран региона ЦА (в %)
Доля РФ в экспорте, %
Афганистан
Казахстан
По официальной статистике
Оценка*
Кыргызстан
Таджикистан
Туркменистан
По официальной статистике
Оценка*
Узбекистан
По официальной статистике
Оценка*
Доля РФ в импорте, %
Афганистан
Казахстан
Кыргызстан
Таджикистан
Туркменистан
Узбекистан
1995
7,5
2000
3,7
2005
1,7
2006
3,9
2007
2,4
2008
2,8
2009
3,8
2010
5,7
2011
8,9
45,1
…
22,8
12,7
1,.9
…
16,5
33,0
10,5
11,2
22,2
9,1
9,8
10,6
17,3
4,6
9,8
11,5
17,8
6,6
8,7
10,8
16,7
8,8
8,2
13,7
11,1
10,2
9,6
13,4
14,7
8.5
8,7
…
14,8
7,2
6,4
…
34,1
…
1,5
9,3
1,4
29,6
1,0
37,6
1,1
38,0
1,0
33,0
2,2
23,5
0,9
…
…
…
32,0
…
27,9
31,8
27,7
34,2
25,6
33,5
20,2
36,0
18,9
43,3
27,1
42,1
12,4
…
5,0
49,9
21,9
17,3
9,6
…
1,9
48,4
23,9
15,6
13,5
14,1
3,5
38,0
34,2
19,2
10,0
26,3
2,6
38,
33,8
24,6
10,6
26,4
3,1
35,5
34,9
32,0
10,3
26,8
5,7
36,3
36,6
32,0
15,9
22,4
10,1
31,3
35,9
30,9
11,6
20,5
10,7
39,
33,6
32,3
9,3
24,5
15,9
42,7
27,2
22,6
10,2
20,0
* С учетом закупок газа ОАО «Газпром» на основе данных, опубликованных ОАО «Газпром» (http://
www.gazprom.ru/about/production/central-asia/), сообщений СМИ и отраслевой аналитики.
Наиболее высокие объемы товарооборота между Россией и Казахстаном. Решающий
вклад в российско-казахстанское экономическое сотрудничество вносит добыча и
транспортировка углеводородов, их переработка и сфера энергетики. На второе место после сокращения закупок газа в Туркменистане (на который приходится свыше
90% туркменских поставок в Россию) вышел Узбекистан, где природный газ также
стал важнейшей статьей экспорта. Торговля с Кыргызстаном и Таджикистаном пока
не играет заметной роли в общем контексте торгово-экономических связей России со
странами региона ЦА. Относительное значение отдельных стран региона в их экспорте и импорте в Россию отражено в Таблице 2.
Таблица 2. Удельный вес отдельных стран ЦА в российской
торговле с регионом, 1995–2010 гг. (%)
Афганистан
Казахстан
Кыргызстан
Таджикистан
1995
Экспорт Импорт
0,5
0,2
61,1
69,3
4,1
3,0
3,9
3,4
2000
Экспорт Импорт
0,3
0,1
74,3
45,4
3,1
2,2
3,2
6,7
2005
Экспорт Импорт
1,2
0,1
76,8
57,5
4,4
2,7
3,0
1,5
2010
Экспорт Импорт
3,1
0,1
69,8
47,1
6,2
1,4
4,9
0,6
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
10
1995
Экспорт Импорт
2,9
3,2
27,5
20,9
100,0
100,0
Туркменистан
Узбекистан
Итого
2000
Экспорт Импорт
7,4
22,2
11,6
23,4
100,0
100,0
2005
Экспорт Импорт
3,4
8,8
11,2
29,3
100,0
100,0
2010
Экспорт Импорт
4,4
15,4
11,7
35,3
100,0
100,0
Рассчитано на основе данных Росстата, национальной статистики
стран ЦА и UNCTADStat с учетом закупок газа ОАО «Газпром».
Несмотря на снижение товарооборота между Россией и отдельными странами региона, Россия по сей день остается важным торговым партнером для стран ЦА, что
обусловлено ее ведущей ролью как рынка сбыта продукции добывающей и обрабатывающей промышленности и аграрного сектора стран региона ЦА, как крупного работодателя для их граждан. На практике это означает постоянный интерес к сохранению и продолжению сотрудничества с Россией у значительной группы предприятий
и предпринимателей из государств ЦА.
1.3. Роль стран региона ЦА в торговле России
Доля стран ЦА в совокупном товарообороте России постепенно снижалась с 6,2% в
1995 г. до 4,1% в 2005 г., после чего вновь начала возрастать, достигнув своего пика в
кризисном 2009 г. (6,7%), что было обусловлено прежде всего ростом закупок постоянно дорожавшего природного газа «Газпромом». На протяжении всего рассматриваемого периода доля этих стран в совокупном российском импорте заметно превышала их значение в экспорте РФ, хотя начиная с середины 2000-х гг. разрыв между этими
двумя показателями несколько сократился (см. Рисунок 2).
Рисунок 2. Значение стран региона ЦА во внешней торговле России в 1995–2010 гг., %
12%
10%
8%
6%
4%
2%
0%
1995
2000
2005
2006
Доля стран ЦА в экспорте РФ
2007
2008
2009
2010
Доля стран ЦА в импорте РФ
Примечания те же, что и к Рисунку 1.
2011
1. Взаимная торговля между Россией и странами ЦА
11
Некоторое снижение доли взаимной торговли в середине 2000-х гг. было связано с
тем, что на фоне высоких темпов экономического роста в России расширялся спрос
на изделия обрабатывающей промышленности, оборудование, технологии, товары
народного потребления, покрывавшийся за счет увеличения импорта из дальнего зарубежья. Интенсификация товарообмена стран ЦА со странами дальнего зарубежья,
так же как и во всем СНГ, привела к относительному замедлению развития их взаимной торговли, что затормозило интеграционные процессы и усилило центробежные
тенденции в регионе. С другой стороны, низкая конкурентоспособность большинства
обрабатывающих производств на фоне растущих мировых цен на основные сырьевые
товары и материалы способствовала закреплению их преимущественно сырьевой,
низкотехнологичной международной специализации. Эти процессы привели к сближению структуры экономик и экспорта ряда стран региона, что также сильно снижало стимулы к интеграции.
В годы кризиса сокращение товарооборота со странами дальнего зарубежья вылилось в некоторый рост значения взаимной торговли стран региона, однако в течение
кризисного 2009 г. в торгово-экономических отношениях России со странами региона ЦА отмечалось обострение экономических противоречий. Наиболее резонансным
стал российско-туркменский газовый конфликт (см. Раздел 3).
Характерной чертой российского экспорта в страны ЦА, тесно связанной с его товарной структурой (см. ниже), является существенно более высокая степень диверсификации товарных поставок по сравнению с экспортом в дальнее зарубежье. Так, например, Казахстан входит в тройку стран с самым высоким показателем диверсификации
по экспорту России (после Украины и Белоруссии в 2008 г.) и характеризуется 188
позициями с величиной экспорта свыше 10 млн долл. по 4-значным кодам товарной
номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД), а по продукции машиностроения соответствующий показатель диверсификации еще выше и имеет тенденцию к росту5. Это обстоятельство принципиально для оценки значения стран ЦА
для России, поскольку характеризует эти страны как основных потребителей широкой номенклатуры товаров обрабатывающей промышленности России, которая не
является конкурентоспособной на рынках дальнего зарубежья.
В результате в середине 2000-х гг. Россия вновь стала основным партнером Казахстана по импорту (сумма торгового оборота возросла до 10 млрд долларов), а также
опустилась со второго на третье место в его экспорте, пропустив вперед ЕС и Китай.
В настоящее время РФ является основным торговым партнером Узбекистана и Таджикистана, а также вторым по важности торговым партнером Кыргызстана после
Китая. В связи со снижением закупок туркменского газа «Газпромом» Россия, ранее
занимавшая первое место среди крупнейших торговых партнеров Туркменистана, с
2010 г. переместилась на второе, уступив первенство Ирану6.
5
6
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю «Экономические интересы и задачи России в СНГ».
М.: Экон-Информ, 2010.
Министерство экономического развития РФ. Туркменистан. Пресс-релиз, 2011. http://www.
economy.gov.ru/wps/wcm/connect/add0848047c397299e7fff0b17164af7/turkmenistan.doc?MOD=AJ
PERES&CACHEID=add0848047c397299e7fff0b17164af7
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
12
1.4. Товарная структура торговли России со странами региона ЦА
В структуре взаимного товарооборота России и стран региона резко преобладают
топливно-сырьевые ресурсы. Доля энергоносителей в товарообороте РФ и ЦА учетом закупок газа ОАО «Газпром» увеличилась с 25,4% в 2005 г. до 33% в 2010 г. (с 3,6
млрд до 11,7 млрд долл.). Тем не менее, объем торговли в топливном секторе в натуральном выражении остается ниже, чем во времена СССР. Эти потоки энергии имеют
двусторонний характер: по далеко неполным данным ЮНКТАД, экспорт энергоносителей (уголь, сырая нефть, нефтепродукты и электроэнергия) из РФ в страны ЦА в
2007–2010 гг. составлял 2,9 – 5,5 млрд. долларов, что сопоставимо с объемами импорта энергоносителей из этих стран. Сама Россия потребляет только небольшое количество центральноазиатского топлива, транспортируя основную его часть в Украину
и Западную Европу. Основная сфера интересов России в регионе – контроль над топливными ресурсами7. Присутствие России на рынке энергоресурсов ЦА постепенно
нарастает с 90-х гг. Первоначально деятельность РФ сосредотачивалась в Казахстане,
но уже в начале 2000-х гг. Газпром начал проникать на рынки Узбекистана и Туркменистана, а с 2005 г. также и на кыргызский и таджикский рынки8.
Хотя в структуре экспорта РФ в страны региона доля готовой продукции выше, чем
в импорте, это не меняет общей картины сырьевой ориентации торгово-экономических связей этих стран. Так, в структуре экспорта из РФ в страны ЦА в 2010 г. на
топливо приходилось почти 31% товарных поставок, а с учетом поставок сельскохозяйственного сырья, руд и металлов доля сырьевого экспорта достигла почти 40%.
Характерно, что доля таких поставок в общем объеме российского экспорта в страны
региона в последние годы заметно возросла (см. Рисунок 3).
Рисунок 3. Товарная структура экспорта из РФ в страны ЦА в 1995–2010 гг.
100%
Прочие промышленные товары
Текстильная и швейная продукция
80%
Продукция черной металлургии
Машины и транспортное оборудование
60%
Химические продукты
40%
Топливо
Руды и металлы
20%
0%
С.-х. сырье
Продовольствие
1995
2000
2005
2010
Составлено по: UNCTADStat.
7
8
Ларуэль, М. «Россия в Центральной Азии: давняя история, новые трудности?» Рабочий доклад
Europe - Central Asia Monitoring (EUCAM) No. 3 (октябрь 2009), http://www.eucentralasia.eu/
fileadmin/user_upload/PDF_RU/Working_Papers_RU/WP3-RU.pdf.
Paramonov, V. and Strokov, A. «Central Asia...» 2008:2.
1. Взаимная торговля между Россией и странами ЦА
13
В ряде случаев Россия поставляет в регион отдельные виды сырьевых ресурсов «в обмен» на импорт природного газа (поставки газа из ЦА в Россию осуществляются частично за валюту, а частично – за те или иные российские товары, в том числе сырье). В случае, например, с Туркменистаном это во многом объяснялось и сильной зависимостью
газодобывающей отрасли этой страны (главного источника валютных поступлений) от
транспортировки газа через территорию России, а также поставок оборудования и комплектующих для его добычи и транспортировки9. Другим примером взаимных сырьевых
поставок могут служить случаи, когда страны приобретают друг у друга те виды ресурсов,
которыми не располагают (или располагают в недостаточном количестве). В частности,
Узбекистан поставляет в Россию хлопковое волокно, газ, вольфрамовый и молибденовый концентраты и получает из России алюминий и сырье, необходимое для функционирования предприятий черной металлургии. Топливно-сырьевая зависимость от России
высока во всех странах региона, кроме Туркменистана и Узбекистана (см. Рисунок 4).
Рисунок 4. Товарная структура экспорта из РФ в отдельные страны ЦА в 2010 г.
100%
90%
80%
Прочие промышленные товары
70%
Продукция черной металлургии
60%
Машины и транспортное оборудование
50%
Химические продукты
40%
Топливо
30%
Руды и металлы
20%
С.-х. сырье
10%
Продовольствие
0%
KZ
KG
TJ
TM
UZ
AF
Составлено по: UNCTADStat.
Рынок стран региона важен для России с точки зрения экспорта готовой продукции.
Здесь реализуется значительная доля российского экспорта продовольствия, машин и
транспортного оборудования, а в последние годы и текстильной продукции. На протяжении почти всего периода 2000-х гг. значение региона как потребителя российской
готовой продукции было весьма заметно: здесь потреблялось от 10 до 17% совокупного объема ее экспорта Россией, в т.ч. до 27% экспортируемых машин и транспортного
оборудования (см. Рисунок 5). Однако к концу десятилетия доля промышленных товаров в общем объеме российского экспорта в ЦА постепенно начала снижаться (с 66% в
2005 г. до 52% в 2010 г.), уступая место сырьевым и топливным товарам. Так, почти
вдвое сократилась доля машин и транспортного оборудования – с 30% в начале 2000-х
гг. до 17% в 2010 г. (см. Рисунок 3).
9
Парамонов, В., Строков, А. «Торгово-экономические отношения между Россией и странами
Центральной Азии: история и современность», 2010, http://ceasia.ru/ekonomika/ torgovoekonomicheskie-otnosheniya-mezhdu-rossiey-i-stranami-tsentralnoy-azii-istoriya-i-sovremennost.html
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
14
Рисунок 5. Доля стран региона ЦА в экспорте отдельных групп товаров
из РФ (весь российский экспорт товаров данной группы = 100), в %
35%
30%
25%
20%
15%
10%
5%
0%
1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
Экспорт всего
Продовольствие
Топливо
Машины и транспортное оборудование
Сырьевые товары
С.-х. сырье
Промышленные товары
Текстильная продукция
Составлено по: UNCTADStat.
Особенно чувствительным для России было сокращение доли в совокупном экспорте
в страны региона (как, впрочем, и в страны СНГ в целом) продукции высокой степени
обработки и готовых изделий. Доля высокотехнологичной продукции в российском
экспорте в эти страны сократилась почти вдвое (с 19% в 1997 г. до 10% в 2010 г.),
среднетехнологичных товаров – с 30% в 2002 г. до 16% в 2010 г. При этом доля низкотехнологичных товаров возросла с 16,6% в 2002 г. до 22,4% в 2009 г. (см. Рисунок 6).
Отмеченные негативные тенденции сужения рынков сбыта продукции российской
обрабатывающей промышленности в странах региона эксперты связывают с растущей конкуренцией со стороны стран дальнего зарубежья, предлагающих во многих
случаях более качественные и технически совершенные товары (зачастую и более дешевые), лучше отвечающие потребностям развивающихся и нуждающихся в модернизации экономик этих стран.10
Не последнюю роль сыграли в этом и институциональные ограничители развития российского экспорта, в первую очередь, слабое развитие таких инструментов стимулирования ВЭД, как механизмы поддержки экспорта. Дело в том, что
существующая в России государственная гарантийная схема в известной степени
дискриминирует государства СНГ, и в частности, страны региона ЦА, относя их к
самой высокой группе риска с минимальными предельными объемами гарантирования. Это в известной мере снижает приоритетность сотрудничества и заинтересованность российских предприятий. Так, для предоставления государственных
гарантий в интересах развития российского экспорта промышленной продукции
10
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
1. Взаимная торговля между Россией и странами ЦА
15
страны-партнеры поделены на четыре категории по степени риска (от минимальной 0-й до 3-й категории, из которых 1–3 охватывают страны, не располагающие
кредитным рейтингом инвестиционного класса и для которых устанавливаются
лимиты гарантирования). В соответствующем перечне иностранных государств
Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан отнесены к категории 3
– группе самого высокого риска с предельными ежегодными объемами финансирования от 10 до 50 млн долл.11 Такое распределение лимитов не учитывает внешнеэкономические приоритеты России и обусловлено скорее чисто бухгалтерской
задачей формирования лимитов с учетом состояния взаимных расчетов между
странами. Слабо ориентированы на стимулирование сотрудничества со странами
региона и другие программы поддержки экспорта: механизм возмещения из федерального бюджета части процентных ставок по экспортным кредитам; предоставление субсидий на поддержку субъектов МСБ, производящих и реализующих
товары, предназначенные для экспорта.
Рисунок 6. Структура экспорта промышленных товаров из РФ в страны
ЦА по глубине переработки (доля в общем объеме экспорта, %)
35%
30%
25%
20%
15%
10%
5%
0%
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
Трудоемкие товары и продукты переработки природных ресурсов
Низкотехнологичные товары
Среднетехнологичные товары
Высокотехнологичные товары
Составлено по: UNCTADStat.
Наблюдавшийся в течение второй половины 2000-х гг. рост доли стран региона в
российском импорте (см. Рисунок 2) был обусловлен, прежде всего, 3–4-кратным
возрастанием стоимости импорта энергоносителей из стран ЦА, в первую очередь,
природного газа, даже при снижении в конце десятилетия объемов его закупок
«Газпромом» (Таблица 3).
11
Правительство РФ. Распоряжение от 25.04.2008 № 566-р. Перечень иностранных государств,
экспорту промышленной продукции в которые в 2008–2010 годах оказывается государственная
гарантийная поддержка с учетом предельных ежегодных объемов гарантирования, http://base.
garant.ru/12160087/
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
16
Таблица 3. Закупки газа Группой «Газпром» в странах ЦА в 2000–2010 гг.
Год
2000
2005
2006
2007
2008
2009
2010
Казахстан
Узбекистан
Туркменистан
Объем
Цена, долл./
Объем
Цена, долл./
Объем
Цена, долл./
закупок,
тыс. куб.м
закупок,
тыс. куб. м
закупок,
тыс. куб. м
млрд куб. м
(оценка)
млрд куб. м
(оценка)
млрд куб. м
(оценка)
1
30
…
…
20
30
6.2
50
6
45
3.8
60
7.2
65
9.3
60
41
65
8.5
130
9.6
100
42.6
110
9.6
190
14.2
180
42.3
140
10.1
290
15.4
300
11.8
260
12.4
230
13.9
220
10.7
190
Источники: ОАО «Газпром» (http://www.gazprom.ru/about/production/
central-asia/), сообщения СМИ и отраслевая аналитика
На протяжении 2000-х гг. постоянно происходило снижение доли импорта из этих
стран сельскохозяйственного и другого сырья при росте удельного веса топливных
товаров. Соответственно, в общей структуре импорта РФ из стран ЦА доля энергоносителей возросла с 40% в 2000 г. до 61% в 2010 г. при шестикратном за тот же период
сокращении доли импорта сельскохозяйственного сырья и двукратном – продовольствия и рудного сырья. При этом несколько увеличился удельный вес продукции химической и текстильной промышленности, черной металлургии и машин и особенно
машин и оборудования (см. Рисунок 7), что, как правило, означало заметный рост импорта и в денежном, и натуральном выражении.
Рисунок 7. Товарная структура импорта РФ из стран ЦА в целом, 1995–2010 гг.
100%
90%
Прочие промышленные товары
80%
Продукция черной металлургии
70%
Машины и транспортное оборудование
60%
Химические продукты
50%
Топливо
40%
Руды и металлы
30%
20%
C.-х. сырье (вкл. текстильное волокно)
10%
Продовольствие
0%
1995
2000
2005
2010
Рассчитано по UNCTADStat с коррекцией на закупки газа ОАО «Газпром».
Импорт из стран региона ЦА по значению для российской экономики можно подразделить на следующие товарные группы (см. Рисунки 7 и 8):
1. Взаимная торговля между Россией и странами ЦА
17
• энергоносители, в первую очередь, природный газ, предназначенные в основном
для реэкспорта в Украину и страны Восточной и Западной Европы;
• сырье и полуфабрикаты, дефицитные в России (марганцевая руда, хромиты, глинозем, хлопок, шелк, шерсть, бахчевые и т.д.) или более выгодные для использования в отдельных регионах по сравнению с российской продукцией (например,
уголь и железная руда из Казахстана для использования на уральских металлургических заводах в России);
• готовая продукция, дополняющая внутренний рынок и умеренно конкурирующая с
отечественной продукцией (например, цинк, свинец, алюминий, сортовой прокат);
• готовая продукция, занимающая существенную долю на внутреннем рынке и в
некоторых случаях вытесняющая товары отечественных производителей, например, легковые автомобили Uz-Daewoo (продажи в России – 93 тыс. в 2011 г.), недорогая одежда, пшеница, фрукты, овощи, орехи, сушеная и соленая рыба.
Рисунок 8. Товарная структура импорта РФ из отдельных стран ЦА в 2010 г.
100%
90%
Прочие промышленные товары
80%
Пряжа, ткани и одежда
70%
Продукция черной металлургии
60%
Машины и транспортное оборудование
50%
Химические продукты
40%
Топливо
30%
Руды и металлы
20%
C.-х. сырье (вкл. текстильное волокно)
10%
Продовольствие
0%
KZ
KG
TJ
TM
UZ
AF
Рассчитано по UNCTADStat с коррекцией на закупки газа ОАО «Газпром».
Помимо импорта природного газа из Туркменистана и Узбекистана, Россия эффективно использует возможность импорта дешевого топлива (прежде всего, угля) из Казахстана, высвобождая тем самым дополнительные ресурсы для экспорта. Страны ЦА
являются важными поставщиками хлопка – основного сырья для российской легкой
промышленности, играют равнозначную странам дальнего зарубежья роль в снабжении России дефицитной плодоовощной продукцией (правда, большая часть импорта
которой носит неорганизованный характер). Постоянно возрастает значение стран
ЦА и как поставщиков легковых автомобилей, а также текстильной и швейной продукции, конкурентоспособной на российском рынке (см. Рисунок 9)12.
12
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
18
Рисунок 9. Доля стран ЦА в российском импорте отдельных товарных
групп (весь российский импорт товаров данной группы = 100), в %
90%
80%
1995
70%
2000
2005
2010
60%
50%
40%
30%
20%
10%
0%
Продовольствие
С.-х.
сырье
Руды и
металлы
Энергоносители
Химичес- Машины
кие
и
продукты транспортное
оборудование
Продукция
черной
металлургии
Текстильное
волокно,
пряжа,
ткани и
одежда
Рассчитано по UNCTADStat с коррекцией на закупки газа ОАО «Газпром»..
Доля машин и оборудования и других технологичных товаров в структуре российского импорта из стран региона невысока (Рисунок 9), хотя, несомненно, рынок России и
других стран СНГ играет важную роль для развития технологичных отраслей в странах ЦА. Согласно данным национальной статистики, в 2011 г. 73,8% совокупного экспорта Казахстана по статьям «Машины и оборудование» и «Транспортные средства»
приходилось на страны СНГ, тогда как на другие страны мира – 26,2%. В Кыргызстане
на Россию приходилось 32,8% совокупного экспорта по тем же статьям (2010). Свои
потребности в высококачественных инвестиционных и потребительских товарах, которые государства ЦА не в состоянии предложить, Россия удовлетворяет за счет импорта из стран дальнего зарубежья.
1.5. Торговля России с Казахстаном – региональным партнером по ТС
Казахстан неизменно входит в десятку основных российских торговых партнеров.
Согласно данным национальной статистики, доля России в казахстанском экспорте
в целом за последние годы уменьшилась и составляет 8–9%13, тогда как в импорте,
напротив, возросла с 31,3% в 2009 г. до почти 43% в 2011 г (Таблица 4). Объем взаимной торговли в 2011 г. после некоторого спада в 2009–2010 гг. составил почти 24 млрд
долл., на 19% превысив максимальный предкризисный уровень 2008 г. Тем не менее,
баланс взаимной торговли для Казахстана в 2011 г. остался отрицательным — сальдо
более 8,5 млрд долл.
13
Данные национальной статистики, по всей видимости, не включают стоимости закупок
казахстанского природного газа Группой «Газпром». По оценке авторов, доля России в
казахстанском экспорте с учетом поставок газа составляет около 14%, а размер отрицательного
сальдо в торговле с РФ – около 4 млрд долл.
1. Взаимная торговля между Россией и странами ЦА
19
Таблица 4. Торговля Казахстана с Россией, 2008–2011 гг. (в текущих ценах)
2008
Экспорт в РФ
Импорт из РФ
Товарооборот
млн
долл.
6228.1
13765.6
19993.7
2009
%к
итогу
8.8
36.3
18.3
млн
долл.
3547.0
8896.5
12443.5
2010
%к
итогу
8.2
31.3
17.4
Млн
долл.
5714.9
12258.9
17973.8
2011
%к
итогу
9.5
39.4
19.7
млн
долл.
7668.1
16185.4
23853.5
%к
итогу
8.7
42.7
18.9
Источник: Агентство РК по статистике, 2012.
Анализ товарной структуры торговли России и Казахстана свидетельствует о его
ярко выраженном топливно-сырьевом характере. По данным Таможенного союза,
наибольший удельный вес в экспорте Казахстана в РФ в 2011 г. занимали металлические руды (30,9% общего объема экспорта в Россию), минеральное топливо (26,9%),
черные металлы и изделия из них (12%). Импортировал Казахстан из России в основном минеральное топливо (26,9% общего объема товарного импорта из РФ), машины
и оборудование (15%), черные металлы и изделия из них (12,3%).14
Значительная роль товарообмена энергоносителями во многом связана с унаследованной от СССР структурной и технологической взаимозависимостью энергетического сектора национальных экономик. Так, казахстанская нефть из-за высокого содержания серы (за исключением нефти Тенгизского месторождения) практически
непригодна для переработки на казахстанских нефтеперерабатывающих заводах, так
как они рассчитаны на переработку нефти, не содержащей серы. Поэтому значительную часть своей нефти Казахстан поставляет на российские предприятия, а российская нефть поступает в Казахстан для переработки на казахстанских предприятиях.
Кроме того, между Россией и Казахстаном имеет место значительный «обмен» углем.
Так, уголь Кузнецкого бассейна (Россия) поставляется в приграничные области северо-восточного Казахстана, а уголь Экибастузского месторождения (Казахстан) – в
близлежащие российские районы. К тому же между областями северного Казахстана
и приграничными российскими областями имеет место интенсивный «обмен» электроэнергией, так как населенные пункты (и предприятия) всех вышеуказанных областей еще с советских времен связаны в единую энергетическую сеть.
Приведенные примеры свидетельствуют о том, что сложившаяся интенсивность
торговли между Россией и Казахстаном во многом связана с инерцией традиционных хозяйственных связей в рамках бывшего СССР; однако, по оценкам экспертов, ее
структура одновременно свидетельствует о высокой степени исчерпания потенциала
взаимной торговли15.
Российские эксперты подчеркивают, что сохранение в структуре экспорта России и
Казахстана высокой роли энергоносителей не способствует развитию интеграционных процессов между странами интеграционной группировки. Сохраняется угроза,
14
15
Таможенный союз. «Об итогах внешней и взаимной торговли государств-членов Таможенного
союза в 2011 году», 2012, http://www.tsouz.ru/db/stat/Analitika/Documents/Analytics_2011.pdf
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
20
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
что в рамках ЕЭП будет реализована только энергетическая интеграция, как имеющая непосредственную экспортную направленность16. Углубление интеграционных
процессов возможно за счет расширения взаимных поставок в рамках внутриотраслевой производственной кооперации, сопровождающихся модернизацией экономик
стран-участниц. В противном случае значимость стран ТС и региона в целом как торговых партнеров друг для друга будет снижаться.
2. Торговые режимы и меры технического регулирования
2.1. Зона свободной торговли: история формирования и основные
положения
Усилия по либерализации торговли и движения факторов производства на постсоветском пространстве, а также выработке общих правил торгово-экономического сотрудничества и ведения хозяйственной деятельности в регионе СНГ предпринимались с
начала 1990-х гг. Но вплоть до последнего времени в основе взаимодействия стран
региона лежали заключенные еще в конце прошлого века двусторонние соглашения
о свободной торговле. В 1994 г. Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан,
Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Узбекистан и Украина подписали Соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ), предусматривавшее отмену тарифных и
нетарифных ограничений во взаимной торговле и устранение многочисленных торговых барьеров. Однако это соглашение фактически не работало, поскольку не все
страны, в том числе и Россия, его ратифицировали. В 1999 г. эти же страны подписали
Протокол об изменениях и дополнениях к Соглашению о ЗСТ – рамочный документ,
который необходимо было адаптировать к законодательству каждого государства,
согласно которому вместо действовавшего в СНГ двустороннего режима свободной
торговли вводился многосторонний, отменялись все таможенные пошлины и количественные ограничения на ввоз/вывоз товаров во взаимной торговле государствучастников ЗСТ, устанавливался порядок разрешения споров и т.д.
Однако тогда многосторонний режим свободной торговли до конца сформировать
не удалось: участники так и не приступили к согласованию общего перечня изъятий
из режима свободной торговли, который в соответствии с условиями этого международного договора должен был стать его составной частью. Не все участники ратифицировали оба документа (Соглашение о ЗСТ и Протокол к нему), что затормозило
реализацию масштабной зоны свободной торговли, и между партнерами продолжал
действовать режим свободной торговли, зафиксированный в соответствующих двусторонних соглашениях.
16
Суздальцев, А. «Оценка и прогноз развития интеграционных процессов на постсоветском
пространстве» (Выступление на XIII Апрельской международной научной конференции по
проблемам развития экономики и общества. Москва, 3–5 апреля, 2012),
http://regconf.hse.ru/uploads/4b0dcde26b9c083eb08f46edaec1dc187e32ef6e.doc
2. Торговые режимы и меры технического регулирования
21
До последнего времени режим свободной торговли в СНГ опирался на двусторонние
и многосторонние преференциальные торговые соглашения (около 110 соглашений), в которых фиксировались изъятия из режима свободной торговли, что хотя и
способствовало сокращению количества тарифных и нетарифных ограничений при
импорте товаров, но не защищало от различных дискриминационных последствий.
Очередным этапом развития режима свободной торговли стал переход к ее более понятному и устойчивому режиму на многосторонней основе. 18 октября 2011 г. главами правительств восьми государств-участников СНГ (Армения, Беларусь, Казахстан,
Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Украины), на долю которых приходится
свыше 90% взаимной торговли стран СНГ, подписан Договор о зоне свободной торговли (далее – Договор о ЗСТ)17. В июне 2012 г. Договор о ЗСТ был подписан Узбекистаном. Решено продолжить консультации и переговоры о присоединении к Договору
с Азербайджаном, Узбекистаном и Туркменистаном18.
Договор о ЗСТ полностью базируется на принципах и соглашениях ГАТТ/ВТО. В нем
зафиксированы все существующие на сегодня изъятия из режима свободной торговли, а также содержатся положения о неприменении таможенных пошлин и неувеличении ставок пошлин для товаров, находящихся в изъятии из режима свободной торговли. Количество таких изъятий при импорте существенно сокращено. Фактически
это только три товара: спирт, сахар и табачные изделия – и пошлины на них сохранятся до 1 января 2015 г. Кроме того, зафиксированы даты отмены существующих на сегодня изъятий по импорту и предусмотрен основанный на международной практике
механизм разрешения споров путем создания сторонами независимой комиссии экспертов19. Детально и со ссылкой на статью ГАТТ изложены положения, регулирующие
свободу транзитных перевозок, а также обязательства сторон разработать отдельное
Соглашение по трубопроводному транзиту.
Договор о ЗСТ фиксирует обязательства сторон руководствоваться правилами и принципами Соглашения по применению санитарных и фитосанитарных мер ВТО. В договоре содержится положение о подготовке Протокола, определяющего обязательства
сторон в отношении правил и процедур регулирования сферы государственных закупок. Ст.9 Договора посвящена применению антидемпинговых и компенсационных мер
во взаимной торговле и направлена на устранение практики субсидирования экспорта. Прозрачность государственной помощи предприятиям обеспечивается путем ежегодного информирования других сторон об общей сумме, распределении, конкретных
случаях и схем предоставления государственной помощи. В соответствии со Статьей
17
18
19
На 15.07.2012 Договор о ЗСТ был ратифицирован двумя государствами – Россией (в апреле
2012 г.) и Беларусью (в мае 2012 г.). Договор вступит в силу через 30 дней с даты получения
уведомления о третьей ратификации.
«РФ спустя 18 лет ратифицирует Договор о зоне свободной торговли в СНГ» 28 марта 2012 .
http://top.rbc.ru/economics/28/03/2012/643742.shtml
Возникавшие между Россией и странами СНГ торговые споры разрешались до настоящего
времени на двустороннем уровне, причем весьма часто политическими средствами.
Многосторонний механизм урегулирования взаимных претензий в СНГ отсутствовал.
Специальные защитные расследования против российских товаров были возбуждены в 2008–
2009 гг. Казахстаном (кондитерские изделия, вата, кровельные материалы) и Киргизией (сахар
белый, мука) (см. Кулик и др., 2010).
22
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
XIX ГАТТ 1994 и Соглашением ВТО по защитным мерам в случае угрозы причинения
ущерба отечественным производителям, допускается применение временных защитных мер во взаимной торговле промышленными и сельскохозяйственными товарами.
Стороны договорились «заморозить» экспортные пошлины на существующем уровне
и через шесть месяцев после вступления Договора о ЗСТ в силу приступить к переговорам по их поэтапной отмене. Стороны согласились также не использовать технические, санитарные и фитосанитарные меры в качестве барьеров для торговли.
Договор фиксирует отмену количественных ограничений во взаимной торговле государств-участников СНГ в форме квот, лицензий или других мер, то есть нетарифные
ограничения полностью отменяются. Важными положениями Договора о ЗСТ является взаимное предоставление национального режима внутренних налогов, сборов,
законов и правил, регулирующих куплю-продажу, перевозки, распределение, использование, а также переработку товаров на внутреннем рынке.
Как следует из изложенного выше, большая часть стран региона ЦА присоединились
к соответствующему нормам ВТО стандартному режиму свободной торговли. Пять
стран региона являются членами ЗСТ (Россия, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и
Таджикистан); Туркменистан находится вне зоны ЕврАзЭС и имеет лишь рамочное
соглашение о свободной торговле с Россией от 1992 г. Торговые отношения с Афганистаном формируются на общих основаниях.
Исходя из потребностей защиты внутреннего рынка, а иногда и в качестве ответной
меры на дискриминационные и другие шаги извне, ущемляющие интересы производителей, отдельные страны региона используют нетарифные меры регулирования.
Так, с 2008–2009 гг. Казахстан использует налоговые средства регулирования импорта алкогольной продукции из России. Узбекистан до января 2010 г. сдерживал ввоз
автотранспортных средств категорий «М2», «М3», «N2» техническими барьерами20.
ЗСТ и защита экспорта. Характерной чертой Договора о ЗСТ является его ориентация
на защиту рынков стран, входящих в Таможенный союз21, от экспорта из стран с низкими ввозными барьерами. В заключительной статье Договора указывается на возможность введения импортных пошлин в части отдельных товаров в размере ставки
режима наибольшего благоприятствования в случае, если один из участников заключает соглашения с третьими странами, ведущие «к росту импорта в объемах, которые
наносят ущерб или угрожают нанести ущерб промышленности ТС». Комментируя подписание Договора, зам. главы Минэкономразвития РФ А. Лихачев прямо признал, что
данное положение Договора направлено против тех стран, которые могут заключить и
начать реализовывать соглашения о зоне свободной торговли со странами Евросоюза22.
20
21
22
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
Характерно, что в Договоре впервые в международном праве ТС получил международное
признание. В Договоре прямо указано, что не только государства-члены договора, но и
Таможенный союз (Россия – Беларусь – Казахстан) обладают равными правами.
Ивженко, Т. «Янукович оказался вне игры Путина». Независимая газета, 23 марта 2012,
http://www.ng.ru/cis/2012-03-23/7_yanukovich.html
2. Торговые режимы и меры технического регулирования
23
О «защитной» функции ЗСТ СНГ свидетельствует, в частности, сохранение РФ многочисленных изъятий из режима свободной торговли (около 100 экспортных пошлин). В
число таких изъятий вошли нефть и нефтепродукты (ставка пошлины рассчитывается
по специальной формуле), природный газ – 30%, СПГ – €40 за тонну. Сохраняются пошлины на вывоз продуктов нефтехимии, необработанную древесину, цветные металлы, цемент, а также спирт, ракообразных, тунца и семена подсолнечника. Этот перечень
примерно соответствует списку исключений, на которые РФ рассчитывает при присоединении к ВТО. Как и в случае ВТО, в договоре закреплено обязательство отказа от этих
изъятий в будущем. Так, из режима свободной торговли исключена (до 31.12.2020 г., т. е.
как и в случае режима вступления РФ в ВТО) промышленная сборка автомобилей в РФ.
Казахстан сохранил более 40 изъятий из договора – это нефть (спецформула), газ –
30%, шерсть – 10%, алюминий – 15%, но не менее €100 за тонну. У Таджикистана 16
позиций, среди них мясо, овощи, фрукты, хлопок-волокно, электроэнергия, кожа и
алюминий23.
Очевидно, сохранение защитных мер является временной мерой. Отмена экспортных
пошлин предполагается в рамках ЕЭП. На настоящем же этапе, по всей видимости, эти
меры необходимы для сохранения потенциала сотрудничества и потоков взаимной торговли на фоне изменений торговых режимов стран-участниц ЗСТ с третьими странами.
2.2. Таможенные пошлины в отношениях с третьими странами
В целом уровень тарифной защиты рассматриваемой группы стран ЦА сравнительно
невысок. Таможенно-тарифные режимы стран, ранее входивших в состав Советского
Союза, со времени обретения независимости стали значительно отличаться друг от
друга: от очень либерального режима в Кыргызстане и достаточно либерального в
Казахстане и Таджикистане до ограничительного в Узбекистане.
Конец 2000-х гг. характеризовался заметной либерализацией торгового режима в
России. Так, в 2008 г. Россия сохраняла сравнительно высокий уровень внешней тарифной защиты, создававший реальные преимущества для партнеров из СНГ: среднеарифметический импортный тариф РФ составлял около 11% по сравнению с 8%
в Таджикистане, 6% в Казахстане и менее 5% в Кыргызстане. Однако уже через два
года, в 2010 г., ситуация существенно изменилась и наметилось сближение уровня тарифной защиты рассматриваемых стран: уровень внешней тарифной защиты России
снизился до 9,5%, в то время как в Казахстане он заметно вырос. Доля беспошлинных
позиций в общем числе позиций несельскохозяйственного импорта в России также
увеличилась, а в Казахстане, напротив, сократилась. В течение краткого периода в
России заметно сократились тарифы на импорт продукции общего машиностроения,
а также электротехнического и электронного оборудования (см. Таблица П3).
23
Сапожков, О., Бутрин, Д. «ТС защитил себя от ВТО в зоне свободной торговли СНГ». Коммерсантъ,
Коммерсант, 14.11.2011, http://www.kommersant.ru/doc-y/1815767
24
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Ожидаемое в связи с предстоящим вступлением в ВТО снижение тарифной защиты России24 в определенной степени создает для стран ЦА ситуацию, когда они будут испытывать более ощутимую конкуренцию со стороны третьих стран на российском рынке. А
между тем, беспошлинный доступ на емкий и растущий внутренний рынок РФ имеет
очень большое значение для ее региональных партнеров. Тем не менее, принимая во
внимание тот факт, что большинство стран ЦА существенно снизили традиционные тарифные и нетарифные барьеры, низкий уровень внутрирегиональной торговли может
быть связан не только с недостатком экспортных ресурсов, но и, по оценкам международных экспертов, с препятствиями институционального характера. Большинство
стран региона ЦА имеют низкие рейтинги по показателям международной торговли,
в частности, по количеству документов и дней, требуемых на прохождение процедур
экспорта и импорта (см. Таблица 5). Издержки, связанные с экспортом или импортом, в
регионе заметно выше, чем в других странах с переходной экономикой25.
2.3. Торговые режимы в странах региона, не входящих в ЕврАзЭС
Уровень тарифной защиты импорта Туркменистана в целом невысок: среднеарифметическое значение тарифа в 2010 г. составляло всего 6,1%, а доля беспошлинных позиций
в общем числе позиций импорта – 80,1%. Вместе с тем, широко используется практика
защиты туркменских товаропроизводителей с помощью повышенных (иногда существенно по сравнению с внутренними) ставок акцизов на некоторые импортируемые
товары. Такие ставки применяются и в отношении некоторых товаров, импортируемых
из РФ. Так, ставки акцизов на импортные российские товары (пиво, отдельные виды алкогольной продукции) на практике существенно превышают установленные регулирующими органами ставки акцизов на аналогичные товары туркменского производства:
например, на пиво солодовое – в 5 раз, на спиртные напитки – в 2,5–6 раз. Акцизный
налог взимается также с импортных российских табачных изделий и легковых автомобилей. Использование дифференцированных ставок акцизов ведет к снижению конкурентоспособности подакцизной продукции российских производителей по сравнению
с аналогичной туркменской продукцией и вытеснению их с рынка Туркменистана.
Часть товарного импорта из России регулируется двусторонним соглашением о свободной торговле с Россией от 1992 г., изъятия из которого оформляются ежегодными соглашениями. Режим свободной торговли между Россией и Туркменистаном
де-факто действует с большими ограничениями. Консультации с министерством торговли и внешнеэкономических связей, министерством финансов Туркменистана по
вопросу выравнивания ставок акцизов на туркменские товары и аналогичную российскую продукцию пока результатов не дали. К мерам нетарифного регулирования в
Туркменистане относится также лицензирование. Закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» (2008 г.) предусматривает лицензирование импорта и реализации спирта, алкогольной продукции, табачных изделий, химической продукции
и автотранспортных средств.
24
25
По оценкам ЕЭК, в результате вступления в ВТО уже в 2012 г. уровень тарифной защиты в РФ в
среднем снизится до 7,5–7,8% по сравнению с 10% по итогам 2011 г. (“Новые пошлины”, 2012).
IMF. «Regional Economic Outlook: Middle East and Central Asia». Wash., D.C., April., 2011
2. Торговые режимы и меры технического регулирования
25
В соответствии с постановлением президента Туркменистана от 2008 г., экспортными пошлинами облагаются ковровые изделия ручной выработки, некоторые минеральные удобрения, цветные металлы и изделия из них, пшеница, пшеничная мука,
макаронные изделия, рис. Применяются и количественные ограничения (включая
полный запрет на вывоз, например, газовых кислородных баллонов) на ряд наименований сельскохозяйственной продукции (овощей и фруктов), экспорт которых носит
сезонный характер. Вся экспортируемая из страны продукция подлежит обязательной сертификации26.
В плане экономического взаимодействия России со странами региона ЦА несколько
особняком стоит Афганистан, где торговый режим активно формировался лишь в течение последнего десятилетия. В стране, в основном по религиозным причинам, все
еще сохраняются запреты на импорт значительного количества наименований товарной номенклатуры, используются сезонные ограничения, квоты и другие нетарифные
барьеры. Однако требования по лицензированию были существенно упрощены, и процесс получения лицензии на импорт значительно облегчен. В целом, торговая политика
страны формируется как либеральная: среднеарифметический тариф в 2010 г. составлял всего 5,6%, однако доля беспошлинных позиций в общем числе позиций импорта
– лишь 0,5%27. В 2004 г. Афганистан подал заявление на вступление в ВТО28.
В 2011 г. Россия стала основным экспортером нефтепродуктов в Афганистан, что во
многом было обусловлено введением нефтяного эмбарго Ираном, который по политическим мотивам блокировал, а позже ограничил доставку ГСМ на территорию
республики. Однако объемы российского экспорта нельзя назвать устойчивыми, поскольку ситуация меняется в связи с контрабандными поставками дешевого низкооктанового иранского бензина, который успешно конкурирует с более дорогими нефтепродуктами из РФ. В настоящее время на торговлю между Россией и Афганистаном
отрицательно влияет повышение пошлин, введенное афганской стороной в мае 2011
г. Пошлина на нефтепродукты составила 60 долл. за 1 тонну, на сжиженный газ – 7
долл. за тонну, на муку – 10 долл. за тонну. Поскольку, в отличие от иранского направления, российский импорт в основном легален, эти пошлины приводят к заметному
росту цен на товары из стран СНГ на афганском рынке, что ведет к быстрому замещению этих товаров контрабандными поставками с южного и западного направлений29.
Южный коридор (через афганско-пакистанскую границу) сегодня имеет большое
преимущество перед северным транзитом, так как 60% товаров, идущих через афганско-пакистанскую границу, являются контрабандными и повышение импортных
26
27
28
29
Министерство экономического развития РФ. Портал внешнеэкономических связей. «Процедуры
доступа на рынок. Туркменистан», б.д. http://www.ved.gov.ru/exportcountries/pages/market_
access/countries/211.
ЦАРЭС. «Торговля в странах ЦАРЭС: Предложение по исследованию торговли в регионе для
оценки необходимости пересмотра Стратегического плана действий по торговой политике»,
2011 http://www.carecprogram.org/ru/index.php
ЦАРЭС. «Налоги на внешнюю торговлю в странах ЦАРЭС. Справочный документ к совещанию»
ККТП ЦАРЭС, Сент. 2006, http://www.carecprogram.org/uploads/docs/Trade-Taxes-CARECCountries-ru.pdf
ЦИСА. «Российско-афганская экономическая деятельность в 2011 г.» Экспертная группа ЦИСА.
05 июл., 2011, http://www.afghanistan.ru/doc/20419.html
26
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
пошлин, как правило, не оказывает влияния на объем проходящих через него товарных потоков. В свою очередь, торможение грузов на территории Узбекистана по различным причинам также приводит к росту контрабанды с территории Пакистана30.
2.4. Торговый режим ТС: формирование единого товарного рынка
Формально ТС начал работу с 1 января 2010 г., а на практике – с 1 июля 2010 г., когда
вступил в силу общий для всех стран-участниц Таможенный кодекс (ТК) и был отменен таможенный, транспортный, санитарно-карантинный, ветеринарный и фитосанитарный контроль во внутренней торговле членов ТС. Единым ТК введено понятие
«Единая таможенная территория ТС»; созданы единые условия таможенного транзита на всей территории ТС; отменено таможенное оформление во взаимной торговле и
поэтапно – пограничный таможенный контроль товаров, происходящих с территории
государств-членов ТС, и товаров третьих стран, выпущенных в свободное обращение
на единой таможенной территории.
Изменения режима торговли России с Казахстаном начались уже с января 2010 г.,
когда вступил в силу Единый таможенный тариф на базе унификации национальных таможенных тарифов и приступила к практической деятельности Комиссия ТС.
Впоследствии были введены единые механизмы регулирования внешней торговли,
существенно облегчен контроль на российско-казахстанском участке границы. Страны-участницы ТС взяли на себя обязательство воздерживаться от применения нетарифных ограничений. С 1 сентября 2010 г. вступил в действие механизм зачисления
и распределения ввозных таможенных пошлин, по которому норматив распределения для Казахстана составил 7,33%, Беларуси – 4,7%, Российской Федерации – 87,97%
сумм ввозных таможенных пошлин ТС31.
Однако формирование ТС создало определенные проблемы на его внешних границах.
Так, для соседних стран региона, не вошедших в ТС, формирование единой таможенной
границы существенно затрудняет традиционную для ЦА челночную торговлю. Обозреватели обращают внимание на то, что ТС становится препятствием в развитии торговли между Китаем и Казахстаном и мешает реэкспорту китайских потребительских
товаров из Кыргызстана в Казахстан и Россию. В настоящее время последствия создания ТС для этих торговых отношений не ясны, в том числе и потому, что объемы такой
торговли очень трудно поддаются измерению, учитывая ее неформальный характер.
По мнению официальных российских представителей, Россия должна быть уверена,
что товар, который зайдет на территорию страны-члена ЗСТ, не будет реэкспортирован
без пошлин на территорию ТС под видом собственного товара. Возникшая ситуация с
Кыргызстаном, который имеет упрощенный таможенный режим с Китаем, осложняется тем, что официально декларируется товарооборот примерно 0,5 млрд долл., тогда
как, по оценкам, реальный объем китайского экспорта в КР в последние годы достигал
30
31
Дауд, М. «Афганские транспортные проекты становятся локомотивами новой региональной
интеграции», 09 июн., 2011, http://afghanistan.ru/doc/20259.html
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
2. Торговые режимы и меры технического регулирования
27
7 млрд долл. Это означает, что китайские товары широкого потребления, преимущественно одежда и обувь, завозятся на территорию ТС под видом кыргызских товаров.
Поэтому Россия, как член ТС, вынуждена была поставить вопрос об ужесточении таможенного режима на границе Казахстана и Кыргызстана, где все товары теперь проходят
жесткий контроль правил происхождения32. С другой стороны, из-за ввода в действие
новых таможенных тарифов, предусмотренных правилами ТС, на границе Казахстана и
Кыргызстана сложилась напряженная ситуация, связанная со сложностями для вывоза
кыргызскими швейниками собственной продукции за пределы страны33.
Таким образом, унификация торговых режимов внутри ТС влечет за собой проблему
их унификации и с другими странами- членами ЗСТ, и поэтому интересам двух других
государств-членов ЕврАзЭС, подписавших Договор о ЗСТ – Кыргызстана и Таджикистана – отвечает их присоединение к интеграционному ядру – ТС.
В декабре 2009 г. на неформальном саммите в Алматы президенты Беларуси, Казахстана и России утвердили План действий на 2010–2011 гг. по переходу на новую ступень
интеграции и формированию Единого экономического пространства (ЕЭП) трех стран
и Евразийского экономического союза. Весь пакет документов, формирующих ЕЭП, подписан в декабре 2010 г., ратифицирован сторонами и вступил в силу с 1 января 2012 г.
Принятие этих документов и выполнение правительствами сторон обязательств по соглашениям обеспечит с 1 января 2016 г. полноценное функционирование ЕЭП, которое
отличается от режима свободной торговли тем, что позволяет перемещать без пошлин
и других барьеров не только товары, но также услуги, людей и капитал.
По оценкам экспертов, формирующийся на основе ТС Евразийский экономический
союз – это «добротная и реальная интеграционная перспектива»34. Однако не стоит
забывать, что при вступлении в это объединение его членам придется смириться с
определенным ущемлением суверенитета. При этом неизбежно обострятся как проблемы собственно национальных, так и лоббистских и нередко коррупционных интересов отдельных групп национальных элит в странах – потенциальных членах ЕАЭС.
2.5. Меры технического регулирования и контроля
При формировании интеграционных объединений у государств проявляется потребность не только во взаимной адаптации условий торговли, но и в совместном регулировании процессов взаимодействия национальных экономик и обеспечении благоприятствующих факторов для деятельности хозяйствующих субъектов. К ним относятся
согласованная тарифная политика на транспорте, создание единой системы антимоно32
33
34
Глазьев, С.Ю. «Взрывные» ласточки Таможенного союза. Интервью РГРК «Голос России», 02 авг.,
2011 http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/6320486/54058901.html
Кривошапко, Ю. ««Тройка» станет квартетом. В 2012 году к Таможенному союзу может
присоединиться Киргизия». Российская газета, 24.11.2011,
http://www.rg.ru/2011/11/23/kirgizia-site.html
Панфилова, В. «Отложенная партия Ислама Каримова. Ташкент не спешит в Евразийский союз и
ждет итогов президентских выборов в России». Независимая газета, 08 дек., 2011, http://www.
ng.ru/cis/2011-12-07/1_karimov.html
28
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
польного регулирования и арбитража, взаимное признание лицензий и др. К первоочередным направлениям такого регулирования относится также сфера применения технических требований, санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер.
C созданием СНГ его участники, подписав в 1992 г. Соглашение о проведении согласованной политики в области стандартизации, метрологии и сертификации, взяли на
себя обязательства проводить согласованную политику в этой сфере. Этим же целям
содействовало и создание в рамках СНГ двух организаций – Межгосударственного совета по стандартизации, метрологии и сертификации (МГС) и МГСН (Совета по техническому нормированию в области строительства). Благодаря этому страны СНГ обладают сегодня обширным фондом межгосударственных стандартов (включающим
20570 нормативных документов), уровень гармонизации которого с международными и европейскими стандартами (ISO/CEN) составляет около 40%35.
C развитием интеграционных процессов в рамках ЕврАзЭС между его членами было
подписано Соглашение о проведении согласованной политики в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер (от 25.01.2008), а формирование ТС поставило в практическую плоскость вопрос о разработке Соглашения о
единых принципах и правилах технического регулирования в Республике Беларусь,
Республике Казахстан и Российской Федерации, которое было подписано 18 ноября
2010 г. и вступило в силу для РФ с 1 июля 2011 г.36 Основные положения этого соглашения сводятся к следующим:
• технические регламенты ТС имеют прямое действие на всей территории ТС;
• продукция, на которую распространяется техрегламент ТС, выпускается в обращение при условии, что она прошла необходимые процедуры оценки (подтверждения) соответствия (в форме регистрации, испытания, экспертизы или в иной
форме), установленные техрегламентом ТС;
• обязательное подтверждение соответствия продукции требованиям техрегламентов ТС осуществляется в формах декларирования соответствия или сертификации;
• продукция, соответствующая требованиям техрегламентов ТС и прошедшая процедуры оценки, должна будет маркироваться единым знаком обращения продукции на рынке государств – членов ТС;
• если продукция соответствует техрегламенту ТС, стороны Соглашения не могут
предъявлять дополнительные требования (процедуры оценки) при обращении
такой продукции на их территории;
• действие техрегламента ТС или его части прекращается с даты вступления в силу
техрегламента ЕврАзЭС на аналогичную продукцию.
35
36
Зажигалкин, А.В. «Создание системы технического регулирования Таможенного союза».
Национальная система стандартизации: состояние и перспективы развития. Презентация на
конференции (Москва, 18-21 апр. 2011), www.tk322.ru/download/Zazhigalkin_TK_322.pps
Помимо данного рамочного соглашения на середину апреля 2012 г. было подписано уже 7
соглашений и 12 документов более низкого уровня, регулирующих техническую политику ТС.
Основными являются Соглашение по техническим барьерам в торговле, Соглашение о взаимном
признании аккредитации органов по сертификации и Соглашение по фитосанитарным мерам.
Определен также список из 47 первоочередных технических регламентов, 24 из которых уже
разработаны и приняты, по 14 идет согласование. Разработанные регламенты уже охватывают
70% взаимопоставляемой в ТС продукции (Казимирко-Кириллова, 2012).
2. Торговые режимы и меры технического регулирования
29
Соглашением предусматривается, что техрегламенты ТС разрабатываются и принимаются исключительно с целью защиты жизни и здоровья человека, имущества,
окружающей среды, жизни и здоровья животных и растений, а также для предупреждения действий, вводящих в заблуждение потребителей. Кроме того, они могут разрабатываться для обеспечения энергетической эффективности и ресурсосбережения.
Принимать техрегламенты ТС в иных целях Соглашение не позволяет.
Отметим, что данный подход соответствует модели технического регулирования, принятой в Евросоюзе, которая позволяет принимать такие требования к безопасности
продукции, которые формулируются в обобщенном виде, и предоставляет производителям свободу в выборе способов достижения этой безопасности. Важно также, что
европейские стандарты являются добровольными, а не обязательными. Однако если
компания отказывается от использования общепризнанного добровольного стандарта, то она обязана самостоятельно доказать соответствие уровня безопасности своей продукции требованиям соответствующей директивы ЕС. Именно такой подход и
был реализован при формировании системы технического регулирования в ТС37.
Соглашение обязывает его стороны сформировать единый перечень продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные требования в рамках ТС. Такой перечень, включающий 61 наименование продукции, утвержден Решением Комиссии Таможенного союза (КТС) от 28.01.2011 «О Едином перечне продукции, в отношении которой
устанавливаются обязательные требования в рамках Таможенного союза». Кроме того,
ст. 8 Соглашения устанавливает, какие организации вправе проводить работы по оценке (подтверждению) соответствия продукции требованиям техрегламентов ТС.
Предполагается, что по мере введения в действие технических регламентов ТС/ЕврАзЭС будут отменяться национальные технические регламенты, объекты регулирования которых совпадают с объектами технических регламентов ТС/ЕврАзЭС. Также
будет прекращена разработка национальных регламентов сторон, по которым идет
параллельная работа на межгосударственном уровне.
Создавая подобную систему технического регулирования, страны-члены ТС исходили из потенциальной возможности участия в этой системе не только членов ЕврАзЭС (т.е. Кыргызстана и Таджикистана), но и других стран СНГ, в том числе стран ЦА
– Узбекистана и Туркменистана. Эта возможность обеспечивается тем, что в качестве
доказательной базы для подтверждения соответствия требованиям техрегламентов
ТС были выбраны международные и межгосударственные стандарты (в т.ч. межгосударственные стандарты СНГ, которые доступны для любой страны на постсоветском
пространстве), а в случае, если они еще не приняты, – лучшие национальные стандарты, гармонизированные с европейскими требованиями.
37
Саламатов, В.Ю. «Таможенный союз – новые возможности интеграции и внедрения
инновационных решений на постсоветском пространстве», 23 нояб., 2011, http://www.
minpromtorg.gov.ru/industry/metrology/88
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
30
3. Инвестиционное и производственное сотрудничество
3.1. Объем взаимных инвестиций
Инвестиционное сотрудничество России со странами региона развивается достаточно высокими темпами: даже по явно заниженным данным Росстата38, объем накопленных инвестиций РФ в страны ЦА (в текущих ценах) вырос, несмотря на кризис,
за 2005–2010 гг. в 4,4 раза, а ежегодные поступления инвестиций – в 2,2 раза (Рисунок
10); показатели совокупных инвестиций стран ЦА в российскую экономику увеличились в 1,5 и 2,2 раза соответственно (Рисунок 11). Как показывает анализ доступных
данных национальной статистики, динамика инвестиций по отдельным странам является крайне нестабильной. Приток инвестиций в отдельные годы может возрасти
(под влиянием крупных сделок или межправительственных соглашений) в десятки и
даже сотни раз, а затем вернуться на прежний уровень. Тем не менее, имеющиеся данные позволяют сделать вывод, как минимум, об абсолютном росте инвестиционных
потоков между Россией и странами региона.
Рисунок 10. Поступления инвестиций из России в экономику стран ЦА (млн долл.)
2000
1800
1600
1400
1200
1000
800
600
400
200
0
Узбекистан
Таджикистан
Кыргызстан
Казахстан
2005
2006
2007
2008
2009
2010
Источник: данные Росстата за соответствующие годы.
Примечание: показаны все виды инвестиций: прямые, портфельные и прочие (торговые и иные
кредиты, в т.ч. кредиты правительств иностранных государств под гарантии Правительства РФ),
без учета органов денежно-кредитного регулирования, коммерческих и сберегательных банков.
38
Данные Росстата, которые постоянно корректируются, учитывают далеко не все реальные
инвестиции. Они включают только инвестиции нефинансовых предприятий, не принимают
во внимание реинвестиции, а также операции по приобретению активов на вторичном
рынке, которые могут существенно превосходить первоначальные инвестиции. Еще более
существенным является тот факт, что значительная часть инвестиций российских компаний
осуществляется через иностранные бизнес-структуры, и официальная статистика относит
такие инвестиции к соответствующим иностранным юрисдикциям. Согласно данным Росстата,
львиную долю российских инвестиций в странах ЦА (от 93 до 100%) составляют инвестиции,
относящиеся к категории «прочих». К последним относятся: торговые кредиты, кредиты,
полученные от международных финансовых организаций, кредиты правительств иностранных
государств под гарантии правительства РФ и пр. То же самое относится и к инвестициям стран
ЦА в экономику России.
3. Инвестиционное и производственное сотрудничество
31
Вместе с тем абсолютные размеры такого сотрудничества пока сравнительно невелики. Относительно заметное взаимовлияние можно проследить главным образом
в российско-казахстанских отношениях, а также в отдельных секторах экономики
(топливный сектор, добыча рудного сырья и телекоммуникации). В странах, по которым доступна соответствующая национальная статистика (Казахстан, Кыргызстан),
удельный вес России в суммарных накопленных иностранных инвестициях на протяжении 2000-х гг. несколько вырос, но остается, тем не менее, намного ниже, чем ее
доля в совокупном товарообороте этих стран.
По данным Агентства РК по статистике, доля России в валовом притоке прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Казахстан составила в 2010 г. лишь 3,7% (шестое место
среди зарубежных партнеров), сократившись на 0,6 п.п. по сравнению с 2007 г. Что же
касается размера накопленных ПИИ в экономике Казахстана, то Россия с долей в 1,4%
(3,5 млрд долл.) не входила в 2010 г. даже в список десяти крупнейших зарубежных
партнеров. Тем не менее, в Казахстане действует порядка 6 тыс. предприятий с российским капиталом, т.е. больше, чем на всем постсоветском пространстве. Это связано
не столько с интенсивностью сотрудничества, сколько с особой ролью компаний из
приграничных районов, на которые в Казахстане приходится почти 2/5 общего объема торговли с Россией39.
Аналогичная картина характерна и для Кыргызстана: на протяжении второй половины 2000-х гг. Россия занимала 5-е – 6-е места по валовому притоку ПИИ, и лишь в
2010 г. вышла по этому показателю на второе место после Канады (97,4 и 205,4 млн
долл. соответственно), что было связано с масштабной помощью на восстановление
экономики страны после апрельских и июльских событий 2010 г. (Национальный
статистический комитет Кыргызской Республики, 2011). По объему же накопленных
инвестиций в экономику Кыргызстана России принадлежит только 7-е место – после
Казахстана, Великобритании, Германии, Китая, Турции и США.
В Узбекистане и Таджикистане, напротив, Россия занимает первое (или одно из первых) мест по вложенным прямым инвестициям. По данным Агентства по статистике
Таджикистана, за период с 2005 по 2010 г. компании РФ внесли прямых инвестиций
в Республику на общую сумму более 380 млн долл40. Объем прямых российских инвестиций, поступивших в узбекскую экономику, вырос с 603,7 млн долл. в 2009 г. до 688
млн долл. в 2011 г., что составляет свыше четверти валового притока ПИИ в страну41.
В Таджикистане зарегистрировано свыше 60 СП с участием российских партнеров,
тогда как на территории Узбекистана действуют 848 предприятий с участием российского капитала, в том числе четверть из них (210 предприятий) созданы в 2008–2010
39
40
41
Хейфец, Б.А. «Российский бизнес в странах ЕврАзЭс: модернизационный аспект».
М.: Экономика., 2011: 173
Сафаров, Н. «Таджикистан: торговля и инвестиции в 2010 году», 3 дек., 2010, http://almaz2002.
livejournal.com/16284.html
«О деятельности по продвижению инвестиционных и инновационных проектов российских
компаний в Узбекистане» (б.д.), http://www.ved.gov.ru/exportcountries/pages/rus_projects/
countries/214
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
32
гг. Общий объем российских инвестиций при формировании их уставного капитала
составляет около 500 млн долл42.
На порядок менее интенсивно инвестиционное сотрудничество России с Туркменией
и Афганистаном. По данным Межгосударственного статистического комитета СНГ, на
начало 2011 г. общий объем российских инвестиций в Туркменистан оценивался на
уровне 1,6 млн долл. США. Все эти инвестиции носят характер инвестиционных кредитов и поступали преимущественно для финансирования проектов развития связи
и транспорта Туркменистана. За исключением нефтегазового сектора, в настоящее
время значимых совместных российско-туркменских инвестиционных проектов нет.
ПИИ из Туркменистана в экономику России также отсутствуют43. Согласно данным
Российско-афганского делового совета, российские компании вкладывают в Афганистан не более 10 млн долл. в год (всего около 40 млн за 2007–2010 гг.), причем преимущественно в небольшие быстро окупающиеся проекты. Это обусловлено высокой
оценкой рисков при долгосрочном ведении бизнеса в ИРА, связанных как с угрозой
снижения уровня безопасности в стране после вывода иностранных войск, так и с политической нестабильностью44.
Рисунок 11. Поступления инвестиций из стран ЦА в экономику России (млн долл.)
2500
2000
Узбекистан
1500
Таджикистан
1000
Кыргызстан
Казахстан
500
0
2005
2006
2007
2008
2009
2010
Источник и примечания те же, что и к рисунку 10
Что касается обратных потоков инвестиций, то бизнес из стран ЦА, несомненно, усилил свое влияние на российскую экономику в последние предкризисные годы. При
этом особенно выделяются казахстанские (более 3/4 всех инвестиций из стран региона – 1-е место среди стран СНГ в 2010 г.) (Рисунок 11), хотя объемы прямых инвестиций по-прежнему весьма невелики. Росту казахстанских инвестиций в Россию
42
43
44
Министерство внешних экономических связей, инвестиций и торговли Республики Узбекистан.
«Торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество Республики Узбекистан с Российской
Федерацией», б.д. http://www.mfer.uz/rus/mejdunarodnoe_sotrudnichestvo/ sotrudnichestva_s_
zarubejnimi_stranami/sotrudnichestva_s_stranami_sodrujestva_nezavisimix_gosudarstv_sng/
rossiyskaya_federaiya/
Министерство экономического развития РФ. Портал внешнеэкономических связей. «Обзор
деятельности по продвижению инвестиционных и инновационных проектов», б.д. Туркменистан.
http://www.ved.gov.ru/exportcountries/pages/rus_projects/countries/211
ЦИСА, 2011
3. Инвестиционное и производственное сотрудничество
33
благоприятствовали в прошлые годы не только финансовый перегрев экономики от
высоких нефтяных доходов, но и их поддержка на высоком государственном уровне.
Основные сферы инвестиций из Казахстана на территории России – это финансы и
банки, строительство и недвижимость, торговля45. Низкая инвестиционная активность узбекских компаний на внешних рынках связана в первую очередь со спецификой валютного законодательства страны, не предусматривающего возможности
вывоза капитала, а также неконвертируемостью местной валюты. Следует также отметить, что большинство крупнейших узбекских компаний являются государственными либо со значительным государственным участием. Объем инвестиций, поступивших в 2010 г. из Афганистана в Россию, сопоставим с российскими инвестициями
в эту страну и составил 7,9 млн долл.
3.2. Структура по секторам
Российский капитал в регионе ЦА сконцентрирован прежде всего в добыче энергоресурсов – нефти и природного газа. Хотя точные данные отсутствуют, объем российских вложений в этот сектор в предкризисный период (2006 г.) оценивался в достаточно скромные (по сравнению с другими международными игроками) 4–5 млрд
долларов, 80% из которых было инвестировано в Казахстан и 10% – в Узбекистан. До
кризиса предполагалось, что российские компании увеличат свое финансовое присутствие в регионе к 2012 г. до 15 млрд долл., в основном в развитие инфраструктуры
транспорта и хранения46.
В Казахстане особую активность проявляет «ЛУКОЙЛ», который участвует в семи проектах по добыче нефти и газа на суше47, в трех геологоразведочных проектах на шельфе казахстанского сектора Каспийского моря48, является крупным (12,55%) акционером Каспийского трубопроводного консорциума, а также осуществляет оптовый сбыт
нефтепродуктов. С 1995 г. российская компания в общей сложности инвестировала в
экономику Казахстана более 6 млрд долл., в т.ч. по 360 млн долл. – в 2010 и 2011 гг49. В
настоящее время на долю Казахстана приходится порядка 40% зарубежных доказанных запасов компании; казахстанские проекты дают более 90% нефти и более 40%
газа, добываемых «ЛУКОЙЛом» за пределами России.
45
46
47
48
49
Так, в Москве аффилированной с Казкоммерцбанком компанией Capital Partners была построена
гостиница международного класса «Ritz-Carlton», которая в 2011 г. была продана казахской
инвесткомпании «Верный капитал». Крупнейшие частные (до кризиса) банки Казахстана – «БТА
Банк» и «Казкоммерцбанк» создали на территории России сети дочерних банков, основным
направлением деятельности которых стали кредитование недвижимости и ипотечные займы.
Ларуэль, М. «Россия в Центральной Азии: давняя история, новые трудности?» Рабочий доклад
Europe - Central Asia Monitoring (EUCAM), 3 окт., 2009, http://www.eucentralasia.eu/fileadmin/user_
upload/PDF_RU/Working_Papers_RU/WP3-RU.pdf.
Нефтегазоносные месторождения «Арман», «Каракудук», «Северные Бузачи» (Мангистауская
область), «Карачаганак» (Западно-Казахстанская область), «Кожасай» и «Алибекмола»
(Актюбинская область), «Кумколь» (Кызылординская область).
«ЛУКОЙЛ отказался от двух из трех проектов по геологоразведке на шельфе Казахстана» 17 авг.,
2011, http://www.newskaz.ru/economy/20110817/1806238.html
«ЛУКОЙЛ вложит в Казахстан в 2011 г. треть миллиарда долларов» 5 июл, 2011, http://www.
vestifinance.ru/articles/168
34
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Менее удачно пока развивается в Казахстане деятельность другой крупнейшей российской нефтяной компании – «Роснефть», работающей в республике под брендом «РН –
Эксплорейшн». В 2005 г. она подписала СРП сроком на 55 лет по перспективной структуре «Курмангазы» на шельфе Каспия на границе России и Казахстана (с извлекаемыми
ресурсами нефти, оценивавшимися в 0,5–1,8 млрд т), однако по результатам разведочного бурения в 2006–2009 гг. признаков углеводородов выявлено не было50. В 2011 г.
было расторгнуто СРП по разведке и разработке запасов Адайского блока (регион Атырау) из-за неперспективности дальнейшего проведения разведочных работ51.
Под угрозой находится также будущее совместного масштабного проекта «Газпрома»
и казахстанского «КазМунайГаза» по переработке казахстанского газа из месторождения «Карачаганак» на Оренбургском газоперерабатывающем заводе (ГПЗ). Это связано с решением президента Назарбаева, объявленным в январе 2012 г., о начале строительства на Карачаганаке собственного ГПЗ с целью «уйти от зависимости по газу…,
сколько бы нам это ни стоило»52. Одним из условий формирования СП, выдвинутых
российской стороной, было гарантирование поставок в Оренбург карачаганакского
газа в объеме не менее 15 млрд куб. м в год. Однако даже третья стадия расширения
карачаганакского проекта, к которой намерен приступить консорциум Karachaganak
Petroleum Operating, предполагает увеличение добычи газа лишь до 16 млрд куб. м в
год. Поэтому запуск ГПЗ на месторождении лишит Казахстан возможности транспортировать в Оренбург объемы сырья, необходимые для создания СП53.
В Туркменистане для России представляет интерес только газовый сектор. ИТЕРА –
единственная российская компания, непосредственно участвующая в освоении энергоресурсов, хотя «Лукойл» и ТНК-BP также пытаются проникнуть на рынок Туркменистана. Присутствие России остается ограниченным, так как Ашхабад допускает
иностранные вложения только в морских месторождениях, являющихся наиболее дорогостоящими и трудными с технической точки зрения54. Поскольку статус Каспийского моря остается неопределенным, такие месторождения также являются наиболее сложными в геополитическом плане. Российско-туркменское сотрудничество
ограничивается экспортом туркменского газа в Россию через трубопровод Центр–
Средняя Азия, значение которого после взрыва на газопроводе в 2009 г. заметно упало из-за того, что «Газпром» вчетверо (до 11 млрд куб. м в 2010 г.) сократил объемы
закупок, перестав быть основным покупателем туркменского газа55.
В 2010 г. на первые позиции по объему контрактов на поставку газа в Россию (15,5
млрд куб. м) впервые вышел Узбекистан, где действуют две крупнейшие российские
50
51
52
53
54
55
«Грезы вокруг одного Эльдорадо. «Роснефть» собирается уйти из казахстанского супернефтепроекта Курмангазы» 26 мая, 2009, http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1243311840
Бутырина, Е. ««Роснефть» и Sinopec вышли из СРП по проекту Адайского блока», 27 июн., 2011
http://www.nomad.su/?a=4-201106270014
«Построив ГПЗ на Карачаганаке, Казахстан выразит свое отношение к Таможенному союзу»
31 янв., 2012, http://www.rusenergy.com/ru/news/news.php?id=57638
«Построив ГПЗ», 2012
Ларуэль, М., 2009
Панфилова, В. «Туркмения выбила «Газпром» с рынка Китая». Независимая газета, 25 нояб., 2011,
http://www.ng.ru/cis/2011-11-25/7_gazprom.html
3. Инвестиционное и производственное сотрудничество
35
компании – «ЛУКОЙЛ» и «Газпром», которые не только занимаются закупками газа,
но и развивают собственные проекты добычи: в совокупности на их долю и родственных им структур приходится более 20% общего объема товарного газа Узбекистана,
или примерно 13 млрд из 63 млрд куб. м. По оценкам, в 2010 г. общий объем российских инвестиций в нефтегазовую отрасль республики составлял более 2 млрд долл., а
в целом российские инвестиции составляли около 60% всех иностранных капиталовложений в экономику Узбекистана56.
В Кыргызстане и Таджикистане инвестиции российских энергокомпаний представлены
прежде всего «Газпромом», который (через свои дочерние структуры) занял фактически
монопольное положение на розничных рынках нефтепродуктов этих стран57. Помимо
того, «Газпром» с 2010 г. ведет геологоразведочные работы на трех участках в Таджикистане (Саргазон, Западный Шаамбары и Сарыкамыш), с 2011 г. возобновил геологоразведку двух месторождений нефти и газа (Кугарт и Майлуу-Сай–IV) в Кыргызстане с
объемом инвестиций свыше 100 млн долл., а также предполагает в ближайшем будущем
приобрести два кыргызских госпредприятия – «Киргизнефтегаз» и «Киргизгаз»58.
Взаимовыгодным является сотрудничество России и стран ЦА, в первую очередь Казахстана, в сфере освоения минеральных ресурсов. Казахстан обладает крупными запасами разнообразных полезных ископаемых, однако большая отдаленность от важнейших региональных рынков и морских путей делает экспорт многих видов сырья
неконкурентоспособным. РФ, располагающая значительными перерабатывающими
мощностями и имеющая дефицит по некоторым видам сырья, выступает для Казахстана важным рынком сбыта.
Особое значение имеет двустороннее сотрудничество в атомной сфере, которое базируется на двух взаимосвязанных тенденциях – стремлении России получить доступ
к казахстанским месторождениям урана, с одной стороны, и усилиях Казахстана, нацеленных на воссоздание в республике полного ядерно-топливного цикла (ЯТЦ) с соответственным снижением зависимости от России– с другой. После распада СССР из
единой структуры ЯТЦ на территории Казахстана осталась лишь часть переделов –
добыча природного урана (почти 29% мировой добычи, 1-е место в мире), аффинаж
(первичная очистка) и выпуск топливных таблеток. Все остальные стадии топливной
сборки ведутся за пределами республики – в России. Между тем в структуре стоимости одной тепловыделяющей сборки (около $1 млн) на долю закиси-окиси урана приходится лишь 35%59.
56
57
58
59
Жмарев, Г. «Как дальше будут развиваться российско-узбекские экономические отношения?»
5 мар., 2012, http://fincake.ru/blogs/hercy/posts/4467.html
На «Газпром нефть –Таджикистан» приходится до 90% импортных поставок нефтепродуктов
в республику. В феврале 2012 г. после одобрения парламентом Кыргызстана две дочерние
компании «Газпрома» фактически получили монопольное право на беспошлинные поставки из
России (85% потребности республики), а также контроль за распределением и потреблением
нефти и нефтепродуктов в Кыргызстане (Балаева, 2012).
««Газпром» потратит 3 млрд рублей на геологоразведку в Киргизии», 7 сент., 2011 http://www.
vesti.ru/doc.html?id=562275&tid=89698
Смирнов, С. «Мирный атом Казахстана». Международный деловой журнал Kazakhstan, 1 (2011),
http://www.investkz.com/journals/76/812.html
36
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Поэтому, стремясь стать вертикально интегрированной компанией, а не только поставщиком природного урана, «Казатомпром» встраивает недостающие звенья ЯТЦ как
путем создания собственных мощностей, так и за счет приобретения их за рубежом. В
рамках комплексной программы российско-казахстанского сотрудничества уже в 2012
г. будет организован совместный Центр по обогащению урана на базе крупнейшего в
мире предприятия этого профиля – Уральского электрохимического комбината, в котором Казахстану выделяется определенная доля (обсуждается пакет на уровне 30%)60.
Со своей стороны, Россия в марте 2009 г. провела консолидацию всех собственных
уранодобывающих активов в Казахстане. Российский урановый холдинг «Атомредметзолото» (АРМЗ), входящий в корпорацию «Росатом», стал владельцем 50% доли
ТОО «Каратау» и 25% акций АО СП «Акбастау», которые он контролирует через принадлежащую ему компанию «Эффективная энергия Н.В.». В дальнейшем, в 2009–2010
гг., АРМЗ получил контроль над 51% акций канадской компании Uranium One, которая владеет 70%-ной долей в казахстанских месторождениях урана Акдала и Инкай
и 30% месторождения Хорасан. В результате уже в 2009 г. более 25% произведенного
АРМЗ урана приходилось на казахстанские СП, и эта доля будет возрастать61. Развитие
межгосударственной кооперации по схеме «добыча урана в Казахстане – обогащение
в России» открывает пути сотрудничества двух государств в других смежных сферах
– таких, как создание единой компании по продаже на мировом рынке природного и
низкообогащенного урана, строительство атомных станций на территории ЦА и т. д.
В 2007 г. российская группа «Ренова» выиграла тендер по покупке за 4 млн долл.
72,23% акций Кара-Балтинского горнорудного комбината в Кыргызстане – крупнейшего в ЦА предприятия по переработке урансодержащей руды, выпускающего товарную закись-окись урана. Комплексное развитие комбината будет осуществляться на
базе переработки его собственных хвостохранилищ с целью получения дополнительного уранового сырья и решения экологических проблем. Объем инвестиций в развитие комбината оценивается в 30 млн долл62.
Среди других проектов в области горнодобычи следует выделить введение в эксплуатацию в сентябре 2008 г. российским «Мечелом» горно-обогатительного комбината
«Восход-хром», перерабатывающего руду месторождения «Восход» в Казахстане (1,3
млн т хромовой руды в год). Это стало возможным после приобретения «Мечелом» в
апреле 2008 г. за 1,5 млрд долл. британской компании Oriel Resources, которая владела в Казахстане Шевченковским никелево-кобальтовым месторождением в Кустанайской области и месторождением хромитовых руд «Восход»63.
60
61
62
63
««Росатом»: решение по «Центру обогащения урана» будет принято в первой половине 2012
года», 17 Фев., 2012, http://pronedra.ru/atom/2012/02/17/rosatom/
Асаметова, A.M., Винокуров, Е.Ю. (2011). «Сотрудничество России и Казахстана в атомноэнергетическом комплексе». Отраслевой обзор, Алматы: Евразийский банк развития, 11 (2011)
http://www.eabr.org/general/upload/docs/publication/analyticalreports/full_version_11_rus.pdf
«Кара-Балтинский горнорудный комбинат в 2009 году произвел 2574 тонн урана» 29 Янв., 2010
http://www.atomic-energy.ru/news/2010/01/29/8564
Лукьянчиков, В. «ГМК Казахстана становится все более русским». Международный деловой
журнал Kazakhstan 5/6 (2008), http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1238992740
3. Инвестиционное и производственное сотрудничество
37
Российские инвесторы присутствуют и в золотодобывающей промышленности Казахстана. «Северсталь-Групп» с 2007 г. участвует в разработке казахстанских золотоносных
месторождений «Суздальское» (100%) и «Жерекское» (75%), а также месторождения
молибдена «Шорское» (50%). В августе 2008 г. «Северсталь» приобрела 100% акций казахстанского предприятия «Балажал», разрабатывающего одноименное золотоносное
месторождение. Сумма сделки оценивается в 25–30 млн долл64. Продолжается сотрудничество «Русала» и «Самрук-энерго», которые на экибастузском СП «Богатырь Комир»
совместно разрабатывают угольные разрезы «Богатырь» и «Северный», дающие примерно 69% экибастузского угля. Сегодня на СП они реализуют программу технического
перевооружения с объемом инвестиций 390 млн евро, в результате которого производственная мощность компании возрастет к 2018 г. на 19% – до 50 млн т65.
В Кыргызстане и Таджикистане на одно из первых мест выходит сотрудничество с
Россией в осуществлении крупномасштабных инвестиционных проектов в сфере
энергетики. Наиболее крупным из реализованных проектов является сооружение
в Таджикистане Сангтудинской ГЭС-1 мощностью 670 МВт, которая была введена в эксплуатацию летом 2009 г. В настоящее время Сангтудинская ГЭС-1 на 75%
принадлежит России (через «Росатом» и «ИНТЕР РАО ЕЭС»), которая вложила в ее
сооружение около 680 млн долл., тогда как таджикская сторона – около 120 млн
долл.66 В то же время ряд других кооперационных проектов либо уже не один год
находятся на стадии обсуждения, либо заморожены или находятся в «подвешенном» состоянии. Так, после расторжения в 2007 г. таджикской стороной договора с «Русалом» об участии в строительстве Рогунской ГЭС Таджикистан, не найдя
других инвесторов, приступил к самостоятельному осуществлению этого проекта
стоимостью 2,2–2,5 млрд долл. В Кыргызстане Россия в 2011 г. в очередной раз
подтвердила готовность инвестировать более 2,1 млрд долл. в строительство ГЭС
«Камбарата-1». Однако вопрос о сооружении данной ГЭС затягивается, и строительство этого объекта уже предложено передать инвесторам из Казахстана67. До
сих пор не решен вопрос и о сотрудничестве между «Интер РАО ЕЭС», «РусГидро» и
«Электрическими станциями» Кыргызстана в строительстве Нарынских ГЭС–1, 2,
3 и Акбулунской ГЭС. Важным фактором, сдерживающим российские инвестиции,
является позиция Узбекистана, который резко выступает против строительства
ГЭС в Таджикистане и в Кыргызстане, ссылаясь на экологические угрозы – возможное снижение стока Амударьи и Сырдарьи68.
Далеко не полностью используются возможности инвестиционного сотрудничества в
машиностроении и других обрабатывающих отраслях. В силу ряда причин (см. ниже)
64
65
66
67
68
Смирнов, Д. ««Северсталь» углубляется в Казахстан». Коммерсантъ, 12 Авг., 2008 http://www.
kommersant.ru/doc/1010437
«К 2018 году производственная мощность «Богатырь Комир» увеличится на 19%» 27 сентября,
2011. http://www.automan.kz/265464-k-2018-godu-proizvodstvennaja-moshhnost-bogatyr.html
«Сангтудинская ГЭС-1. Сделано Россией для Таджикистана», 3 фев., 2012, http://blog.rushydro.
ru/?p=5342
«Киргизия предложила Казахстану выступить третьим партнером в проекте строительства ГЭС
Камбар-Ата-1», 22 февраля, 2012, http://rosinvest.com/novosti/906032
«Узбекистан пытается притормозить энергетические планы Таджикистана» 4 апреля, 2011,
http://tjknews.com/?p=4442
38
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
примеры таких инвестиций единичны и далеко не всегда являются удачными. Среди
перспективных проектов следует выделить соглашение о приобретении государственным «Уралвагонзаводом» (УВЗ) пакета акций «Востокмашзавода» (Усть-Каменогорск)
и долей Казахской вагоностроительной компании, которой принадлежит вагоностроительный завод в Экибастузе, подписанное в 2011 г. с казахским государственным оператором железнодорожной сети КТЖ. В модернизацию этих предприятий УВЗ предполагает вложить около 200 млн долл., что позволит ему стать крупнейшим производителем
вагонов в Казахстане69. На рассмотрении в Астане находится также меморандум по созданию совместного производства вагонов с компанией «РУСАЛ»70.
АВТОВАЗ и казахстанский завод «АЗИЯ АВТО» подписали в ноябре 2011 меморандум о
стратегическом партнерстве, который предусматривает создание производства полного цикла по выпуску легковых автомобилей из модельного ряда АВТОВАЗа на площадке в Восточно-Казахстанской области. Запуск первой очереди производства (90
тыс. автомобилей в год) планируется в 2015 г., второй очереди (еще 30 тыс.) – в 2017
г.; в создание нового завода предполагается инвестировать около 514 млн долл71. На
базе ТОО «Комбайновый завод «Вектор» в Акмолинской области уже организовано
сборочное производство комбайнов VECTOR компании «Ростсельмаш», партнером которого выступает «Казсервис». На текущий момент уровень локализации производства в Казахстане составляет 23%, а при увеличении годового выпуска до 500 комбайнов достигнет 50%72.
Взаимодействие в авиакосмической области – одно из наиболее перспективных направлений сотрудничества России с Казахстаном, обладающим для этого материальными, интеллектуальными и финансовыми ресурсами. В конце 2005 г. в Астане было
создано СП «Байтерек» (Тополь), учредителями которого являются: со стороны России – ГКНПЦ им. М.В. Хруничева, а со стороны Казахстана – Комитет госимущества
и приватизации. «Байтерек» ведет разработку технического и стартового комплекса
на базе ракеты-носителя тяжелого класса «Ангара», который в перспективе выйдет
на международный рынок коммерческих космических услуг. При этом ракеты предоставляет российская сторона, а финансирование проекта будет осуществляться за
счет бюджетного кредита (около 200 млн долл.), предоставленного Казахстаном. Первый пуск с комплекса «Байтерек» намечен на 2015 г., максимальная частота запусков
составит 12 раз в год73. С ноября 2011 г. Россия и Казахстан осуществляют эксплуатацию уже второго казахстанского спутника связи «КазСат-2», запущенного на орбиту с
помощью российской ракеты-носителя.
69
70
71
72
73
Попов, Е., Панченко, А. «УВЗ заедет в Казахстан. Он рассчитывает стать там крупнейшим
производителем вагонов». Коммерсантъ, 21.11.2011, http://kommersant.ru/doc/1820889
«СП по производству вагонов будет создано Казахстаном и российским «РУСАЛом»», 10 июня,
2011, http://newskaz.ru/economy/20110610/1571044.html
«В Казахстане в 2015 году запустят производство автомобилей Lada», 10 нояб., 2011. http://www.
newskaz.ru/economy/20111110/2108725.html
«Ростсельмаш открыл сборочное производство в Казахстане», 29 июл., 2010, http://www.i-mash.
ru/news/nov_otrasl/9701-rostselmash-otkryl-sborochnoe-proizvodstvo-v.html
Хейфец, 2011: 182
3. Инвестиционное и производственное сотрудничество
39
Среди авиационных проектов можно назвать проект казахстанско-российской компании АО «Як Алакон», которая в Алматинской области в 2011 г. приступила к сборке
легких пассажирских самолетов ЯК-58 и сельскохозяйственных А-31. Общий объем
инвестиций этого проекта составляет около 60 млн долл. В Карагандинской области
начато строительство завода казахстанско-российской компании «КазАвиаСпектр»
по сборке самолетов «Фермер» для сельскохозяйственных работ (стоимость проекта
– около 65 млн долл., период его реализации – 2010–2016 гг.)74.
Не удалось, к сожалению, организовать кооперацию в сфере авиастроения с Узбекистаном, в рамках которой межправительственным соглашением предусматривалось
вхождение Ташкентского авиационного производственного объединения имени Чкалова (ТАПОиЧ) в состав российской OAK в обмен на 51% его акций и развертывание
на базе объединения производства ближнемагистральных самолетов Ил-114 и транспортных Ил-76. В октябре 2010 г. правительством Узбекистана, контролирующим
76,6% акций ТАПОиЧ, была инициирована процедура банкротства предприятия, на
базе которого предполагается открыть производство автомобилей GM-Uzbekistan75.
В целом, тем не менее, удельный вес российских инвестиций в высокотехнологичные
проекты в Казахстане (и тем более в других странах ЦА) чрезвычайно невысок, особенно в сравнении с другими зарубежными инвесторами. Пожалуй, единственной сферой, где российские компании занимают лидирующие позиции, является мобильная
связь и телекоммуникации. В Казахстане работают несколько российских операторов
мобильной связи, которые строят сети «третьего поколения». Это «ВымпелКом», владеющий контрольным пакетом (74,9%) «КаР-Тел», и кипрский оффшор с российскими
корнями Eventis Telecom Holding, у которого в собственности находятся 49% акций
Eventis Telecom Kazakhstan. В Кыргызстане с 2010 г. компания ООО «Sky Mobile» (торговые марки Mobi и Bitel, ок. 1,5 млн. абонентов) входит в группу компаний «ВымпелКом Лтд». Упоминавшийся выше Eventis Telecom Holdings по решению суда в 2012
г. вступил во владение 51% акций крупнейшего в КР сотового оператора Megacom76.
Другая российская компания – «МегаФон» владеет 75% акций совместного российско-таджикского ЗАО «МегаФон – Таджикистан» (прежде ТТ mobile), число абонентов
которого в 2012 г. перешагнуло за миллион77, а «Вымпелком» выкупил за 12 млн долл.
контрольный пакет акций (60%) таджикской сотовой компании «Таком». В телекоммуникационной отрасли Узбекистана лидерами также являются дочерние компании
российских операторов «МТС» и «ВымпелКом».
Возможности сотрудничества в агросфере используются крайне слабо. Среди перспективных направлений следует выделить совместное развитие инфраструктуры
продовольственного рынка (строительство хранилищ, оптовых рынков, терминалов
74
75
76
77
«Сборку легких вертолетов планируется организовать в Астане в 2012 году», 20 дек., 2010, http://
newskaz.ru/economy/20101220/997144.html
«Узбекское правительство обанкротит производителя Ил-76», 13 окт., 2010, http://lenta.ru/
news/2010/10/13/tapo/
««Питерские связисты» поделили Киргизию с сыном свергнутого президента», 28 фев., 2012,
http://biz.cnews.ru/news/top/index.shtml?2012/02/28/479226
«МегаФон в Таджикистане отметил миллионного абонента», 18 янв., 2012, http://www.moscow.
megafon.ru/publications/20120118-1346.html
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
40
и др.), сокращение числа посредников при продвижении продукции от производителей к покупателям на основе создания системы регулярных межбиржевых торгов и
других форм электронной торговли, а также заключение прямых контрактов между
участниками единой товаропроводящей системы аграрного рынка78.
В силу географического положения стран ЦА актуализируется углубление сотрудничества в сфере транспорта, который становится ограничителем развития взаимных
торгово-экономических связей. Основными направлениями сотрудничества являются совместное развитие транспортной инфраструктуры и, в частности, создание на
основе современных технологий международных транспортных коридоров (МТК),
формирование общего транспортного пространства, которое пока не перешло в практическую плоскость из-за существующих трудностей в согласовании интересов, а также ограниченных финансовых возможностей стран-участниц79.
Таким образом, инвестиционная активность российского бизнеса в регионе в целом
характеризуется низким уровнем инвестирования обрабатывающей промышленности и, в частности, производств с высокой добавленной стоимостью. Это закрепляет
преимущественно сырьевую экспортную специализацию стран ЦА, что крайне неэффективно и, в конечном счете, противоречит долгосрочным экономическим интересам как России, так и стран региона.
3.3. Проблемы в развитии инвестиционного сотрудничества
Степень привлекательности той или иной национальной экономики для иностранных инвестиций во многом определяется условиями для развития бизнеса, интегральные и частные характеристики которых приводятся в публикациях международных организаций. В частности, в ежегодных докладах Всемирного банка итоговое
место страны в международном рейтинге этих условий складывается из экспертных оценок различных аспектов ведения бизнеса в данной стране. Как видно из
Таблицы 5, страны ЦА в этом рейтинге не занимают высоких мест, однако можно отметить существенный прогресс за последние годы Казахстана и Кыргызстана, реализовавших ряд важных институциональных реформ, и серьезное обратное движение
России (а также Таджикистана и Узбекистана).
Таблица 5. Условия для ведения бизнеса в России и странах
ЦА (место в рейтинге среди 183 стран*, 2012)
Качество среды для
развития бизнеса в
целом
Создание новой
компании
78
79
Россия
120 (96)
111 (33)
Казахстан Кыргызстан Таджикистан Узбекистан Афганистан
47 (63)
70 (90)
147 (133)
166 (147)
160 (162)
57 (40)
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
17 (41)
70 (166)
96 (70)
30 (17)
3. Инвестиционное и производственное сотрудничество
Получение
разрешения на
строительство
Защита инвесторов
Простота уплаты
налогов
Доступность
кредитов
Условия для
экспорта и импорта
Россия
178 (163)
41
Казахстан Кыргызстан Таджикистан Узбекистан Афганистан
147 (119)
62 (143)
177 (85)
145 (138)
162 (…)
111 (60)
105 (98)
10 (46)
13 (66)
13 (33)
162 (150)
65 (172)
168 (154)
133 (118)
157 (155)
183 (173)
63 (30)
98 (159)
78 (48)
8 (65)
177 (143)
159 (159)
150 (174)
160 (143)
176 (172)
171 (173)
177 (163)
183 (169)
179 (152)
*
В скобках – место в рейтинге 2007 г. среди 181 страны.
Источники: World Bank (2006, 2012).
Пожалуй, наиболее серьезным препятствием на пути взаимодействия бизнес-структур
России и стран ЦА является сохраняющийся, а в ряде случаев даже усиливающийся протекционизм в межгосударственных торговле и инвестициях. Одним из инструментов
сдерживания экспансии российского бизнеса является намеренное завышение «цены
входа» на рынок, отпугивающее потенциальных инвесторов. Это особенно актуально
на современном этапе, когда отдельные страны региона планируют приватизировать
ряд крупных активов, представляющих интерес для российского бизнеса. Нередко у
российских компаний возникают проблемы с получением лицензий и разрешений на
осуществление своей хозяйственной деятельности. В ряде случаев происходит вытеснение российских компаний из уже начатых ими проектов, ощущается избыточное давление различных проверяющих органов. Известны факты отмены результатов тендеров на реализацию отдельных проектов, которые уже выиграли российские компании,
и даже прямых рейдерских атак местного бизнеса, широко использующего административный ресурс. В то же время в странах региона еще не сложилась не зависимая от
других ветвей власти судебная система, что затрудняет отстаивание интересов российских компаний путем арбитража. В результате, как показывает практика, даже крупные
российские инвесторы не могут в ряде случаев чувствовать себя достаточно защищенными в странах ЦА. Очевидно, что в таких условиях вход на рынок и нормальная работа
на нем без соответствующей поддержки практически невозможны.
Справедливости ради следует отметить, что с подобными проблемами сталкиваются
и компании из государств ЦА в России, где также велика роль административного ресурса и других неэкономических факторов. В отдельных случаях справедливые нарекания партнеров вызывают и действия самих российских компаний, которые не всегда вовремя выполняют взятые на себя обязательства. Особенно остро это проявилось
во время кризиса 2008–2009 гг., когда некоторые российские инвесторы столкнулись
с серьезными финансовыми проблемами. Нередко крупные российские компании не
без оснований воспринимаются в странах ЦА как угроза конкуренции для национального бизнеса, так как они склонны монополизировать рынок и лоббировать свои интересы, а также политические интересы России80.
80
Хейфец, 2011: 210-216.
42
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
К числу существенных издержек неэкономического свойства, характерных для рынков стран региона, российские эксперты относят также политические амбиции национальных элит, зачастую не подкрепленные экономическими реалиями. Высокая
конъюнктурность мотиваций этих элит нередко приводит к тому, что малейшие изменения политической ситуации в регионе зачастую влекут за собой отказ от ранее
принятых обязательств. Это повышает риски для бизнеса, а также усиливает коррупцию, которая даже при общем отношении инвесторов к этому явлению в принимающих странах как к накладным расходам представляет значимый барьер для развития
бизнеса, особенно в связи с финансовым кризисом. Для руководства менее развитых
стран региона зачастую характерны завышенные оценки своей инвестиционной привлекательности, возникающие из-за отсутствия у них достоверной информации в
силу фаворитизма чиновников и отсутствия независимого мониторинга81.
К числу факторов технико-экономического характера, оказывающих негативное влияние на инвестиционный климат в странах ЦА, относятся многочисленные сложности
с трансграничным пересечением грузов (недостаток пограничных пунктов пропуска,
длительное таможенное оформление грузов, отсутствие унификации требований по
сертификации продукции и т.п.). В сочетании с высокими транспортными тарифами
это приводит к значительному удорожанию поставляемой продукции и делает в ряде
случаев экономически нецелесообразным товарообмен по конкретным сделкам. Сотрудничеству с бизнес-структурами стран ЦА мешают сохраняющийся в ряде стран
(Узбекистан, Туркменистан) сложный механизм налогообложения, а также жесткое
валютное регулирование, затрудняющее российским компаниям репатриацию выручки. Имеются сложности в осуществлении финансовых взаиморасчетов и прямых
денежных трансфертов и т.п. Недостаточно развиты и механизмы межгосударственного регулирования инвестиционных потоков, поощрения и взаимной защиты капиталовложений. Это заметно осложняет деятельность более мощных в финансовом
отношении российских инвесторов, ведет к непредсказуемости результатов приватизационных и иных инвестиционных сделок по важным для России активам.
Вместе с тем, в последнее время улучшение инвестиционного климата в отдельных
странах ЦА, особенно в Казахстане, приводит к росту инвестиций российских предприятий МСБ, особенно в обрабатывающие отрасли, торговлю и сферу услуг. Если в
2009–2010 гг. количество действующих российских предприятий в РК сокращалось,
то только за первый квартал 2011 г. здесь зарегистрировались и начали работать более 400 российских компаний (в основном представители МСБ), т.е. прирост составил
7–8%. Такая ситуация, как считают представители ТПП РФ, связана с более благоприятным налоговым климатом для МСБ в Казахстане по сравнению с Россией. Однако
это еще не означает выравнивания условий для ведения бизнеса в двух странах ТС:
это произойдет только после создания Единого экономического пространства82.
81
82
Козиевская, Е.В., Яценко, Е.Б. и др., «Перспективы участия российского бизнеса в содействии
международному развитию в странах СНГ (на примере Киргизии и Таджикистана)». Вестник
международных организаций: образование, наука, новая экономика 2 (2011): 101–112.
«Казахстан открыт для российского бизнеса – представитель ТПП РФ ». Торгово-промышленные
ведомости 12 (2011), http://www.kazakhstanlive.ru/news.php?ID=732.
4. Трудовая миграция из Центральной Азии
43
4. Трудовая миграция из Центральной Азии и ее влияние на баланс
трудовых ресурсов в России
4.1. Трудовая миграция в Россию из региона ЦА
Основными факторами формирования миграционных потоков в Россию из отдельных стран ЦА выступают разница в среднедушевых доходах и заработной плате, а
также высокая безработица и бедность в большинстве стран региона (см. Таблица
П4). Так, например, средняя зарплата в Таджикистане в конце 2000-х гг. составляла
10% российского уровня, а в Кыргызстане и Узбекистане – чуть более 20%. На протяжении всего предкризисного периода наиболее близким к РФ в регионе по уровню
заработной платы был Казахстан, в который также направлялось значительное число
мигрантов из стран ЦА. Характерно, что в 2000–2008 гг., несмотря на повсеместный
рост заработной платы, региональные различия принципиально не изменились83.
Развитию процессов миграции в регионе способствовали сохранение безвизового режима со странами СНГ, сравнительная легкость пересечения границ, простота трудоустройства, наличие растущих диаспор, взаимное признание дипломов об образовании, ментальная и языковая общность. Немаловажным фактором был также высокий
прирост населения: за 1992–2008 гг. прирост населения в трудоспособном возрасте
(15–60 лет) в Кыргызстане составил свыше 1 млн человек, тогда как число занятых
увеличилось лишь на 300 тыс. человек; в Узбекистане прирост населения в рабочих
возрастах превысил рост числа занятых на 3 млн человек84.
С момента распада СССР и до 2010 г. из республик ЦА в Россию выехало на постоянное
место жительства (ПМЖ) более 2 млн человек, в основном русскоязычное население.
В 2000-е гг. в потоке миграции на ПМЖ увеличивалась доля коренных народов стран
Средней Азии85.
По оценкам, общее число иммигрантов в РФ составляло в конце 2000-х гг. около 12,3
млн человек, учтенных официальной статистикой86; кроме того, еще от 5 до 8 млн
человек въехало в страну нелегально. В посткризисной России доля мигрантов (с учетом нелегальной миграции) в общей численности занятых оценивается примерно в
8–10%, что соответствует уровню таких европейских стран, как Германия и Австрия87.
83
84
85
86
87
Денисенко, М.Б., Мкртчян, Н.В. «Миграционный потенциал Средней Азии». Материалы работы 7-й
Рабочей комиссии по подготовке «Стратегии-2020», 2011,
http://strategy2020.rian.ru/load/366063112
Денисенко, М.Б., Мкртчян, Н.В., 2011
Денисенко, М.Б., Мкртчян, Н.В., 2011
World Bank, «Migration and Remittances Factbook 2011». Washington DC: World Bank, Nov., 2010
Поставнин, В.А., Власова, Н.И., Матвеева, И.Г. «Анализ процессов привлечения иностранной
рабочей силы в Российскую Федерацию». Стратегия 2020. Группа 21. Развитие экономической
и социальной интеграции в постсоветском пространстве. Материал для обсуждения, 2011
http://2020strategy.ru/g21/documents/32580296.html
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
44
Учет нелегальной миграции в России затруднен и о ее объеме можно говорить лишь
оценочно.
Рисунок 12. Динамика валового притока иностранных
работников в Россию (по основным странам)
700
600
ты с. чел.
500
400
300
200
100
0
1995
2000
Киргизия
2005
Молдова
2006
Таджикистан
2007
2008
Узбекистан
2009
Украина
2010
Китай
Источники: ФМС России, Росстат.
Приток трудовых мигрантов в РФ из стран региона ЦА устойчиво рос в течение
всего докризисного периода. Наиболее высокими темпами росла численность иностранной рабочей силы из региона ЦА (Узбекистана, Таджикистана, Киргизии)
(Рисунок 12). В 2005 г. на долю этих трех государств приходилось 16,8% общего миграционного потока в Россию и более 34,3% из стран СНГ. В 2006 г. эти показатели
выросли до 23,4% и 44% соответственно. В 2007 г. они уже составляли 41% и 61%.
По итогам 2010 г. граждане этих трех государств составили 55% числа всех легальных иностранных работников в России и 72% работников из СНГ. По данным ФМС
России (2009 г.), из 6,3 млн иностранцев, прибывших в Россию на срок от 3 месяцев
и более, граждан Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана насчитывалось 2 млн
человек. В результате отмечалось существенное усиление азиатской составляющей
трудовой миграции в РФ, а основными поставщиками рабочей силы из стран региона ЦА в России (2010 г.) были: Узбекистан (31% мигрантов), Таджикистан (16%)
и Кыргызстан (7%) (см. Рисунок 13). По оценкам, на Россию ориентировано около
85% трудовых мигрантов из Кыргызстана, почти все трудовые мигранты из Таджикистана и большая часть мигрантов из Узбекистана, что в 2009 г. составляло в
Кыргызстане примерно 17% экономически активного населения, в Таджикистане
– почти 37%, в Узбекистане – 15% занятого населения88.
88
Денисенко, М.Б., Мкртчян, Н.В., 2011; Поставнин, В.А., Власова, Н.И., Матвеева, И.Г., 2011
4. Трудовая миграция из Центральной Азии
Рисунок 13. Страны – крупнейшие экспортеры рабочей силы в Россию в 2010 г.
2.5%
2.8%
7.5%
3.6%
7.2%
11.4%
4.4%
2.8%
16.4%
10.2%
31.2%
45
Азербайджан
Армения
Киргизия
Молдова
Таджикистан
Узбекистан
Украина
Вьетнам
Китай
Турция
Прочие государства
Источник: Росстат.
4.2. Влияние миграции на баланс трудовых ресурсов
Сохранение положительного миграционного баланса в РФ в настоящее время необходимо для России хотя бы для поддержания постоянной численности населения страны. Дело в том, что в связи с обострением демографического кризиса в результате
естественной убыли Россия теряет население. В этом плане трудовая миграция одновременно компенсирует эту естественную убыль и заполняет освободившиеся (либо
вновь образовавшиеся) социальные и экономические ниши. Так, в 2009 г. миграционный приток покрыл убыль населения вследствие смертности: впервые за постсоветский период наблюдался прирост населения РФ на 25 тыс. человек, в то время как
число выданных разрешений на получение гражданства достигло 330 тыс.89. Напротив, в 2010 г. полного замещения миграционным приростом естественной убыли, в
отличие от 2009 г., не наблюдалось. Прироста хватило на 61,9% естественной убыли90.
Трудовая миграция в настоящее время становится важным элементом в балансировании спроса и предложения труда в России. Дело в том, что наряду со снижением
общей численности населения в России начиная с 2006 г. сокращается численность
населения в трудоспособном возрасте: в 2009 г. оно сократилось на 973 тыс. человек,
в 2010 г. – еще на 769 тыс. человек. По среднему (достаточно консервативному) варианту прогноза численность трудоспособного населения сократится к 2020 гг. на 9,1
млн человек, т.е. на 10,4% по отношению к состоянию на 1 января 2011 г.91. Это означает, что в ближайшие десятилетия значение трудовой миграции для России еще более
возрастет. Эту убыль не удастся компенсировать ни с помощью мер демографической
политики, ни за счет роста производительности труда и модернизации производства.
89
90
91
Головнин, М.Ю., Якушева, А.Е. (2011). «Региональные эффекты мирового экономического кризиса
на пространстве СНГ: канал денежных переводов мигрантов». Евразийская экономическая
интеграция, 2 (май 2011): 11.
Институт Гайдара. «Российская экономика в 2010 году. Тенденции и перспективы».
М.: Институт Гайдара 32 (2011).
Институт Гайдара, 2011
46
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
По прогнозам, убыль населения в трудоспособных возрастах с учетом миграционного
притока составит в 2011–2025 гг. 10,4 млн человек, а без учета притока за счет миграций – от 13,5 млн. Очевидно, что потенциальная миграция из стран ЦА не покроет эту
убыль даже наполовину, поскольку в силу прогнозируемого исчерпания свободных
трудовых ресурсов в странах региона возможность компенсационного притока может
сократиться. Так, совокупный прирост населения Кыргызстана при отсутствии миграций за этот период прогнозируется в объеме 0,8 млн человек, Таджикистана – 1,6
млн, Узбекистана – 4,0 млн и Туркменистана – 0,7 млн человек92.
Труд мигрантов, как правило, востребован на рабочих местах, характеризующихся плохими или тяжелыми условиями труда, сезонностью, низкими заработками, к которым
местное население не проявляет интереса. По данным ФМС, более 80% иностранных
мигрантов стабильно занято в пяти основных видах экономической деятельности – в
строительстве, оптовой и розничной торговле, ремонте автотранспортных средств,
мотоциклов, бытовых изделий, сельском хозяйстве, обрабатывающих производствах,
на транспорте и связи (см. Таблицу 6).
Таблица 6. Распределение иностранных работников, осуществлявших
легальную трудовую деятельность в России в 2005–2010 гг.,
по основным видам экономической деятельности
Вид деятельности
Строительство
Сельское хозяйство
Обрабатывающие производства
Оптовая и розничная торговля
Транспорт и связь
Другие виды деятельности
2005
38,7%
4,8%
6,9%
30,5%
4,7%
14,4%
2006
40,8%
7,2%
9,1%
26,7%
4,6%
11,6%
2007
40,2%
6,5%
9,2%
19,2%
4,4%
20,5%
2008
42,0%
6,6%
12,2%
17,0%
3,9%
18,4%
2009
39,4%
7,9%
11,9%
18,4%
4,2%
18,2%
2010
36,3%
9,1%
13,5%
16,6%
4,3%
20,3%
Источники: данные ФМС России, Росстат.
Некоторые экономические ниши закрепились за мигрантами в силу ряда обстоятельств (согласие на неформальные виды деятельности, невысокая стоимость труда и др.), благодаря которым они смогли вытеснить или, по крайней мере, понизить
долю занятого в этих сферах коренного населения. К таким сферам относятся строительные и ремонтные работы, жилищно-коммунальное хозяйство, торговля, дорожные работы. Эксперты отмечают диффузию этого явления по территории России: закрепление этих видов деятельности за мигрантами из стран СНГ началось в Москве,
позже распространилось сначала в другие города с населением свыше 1 млн человек, а
затем и в другие крупные города. По оценкам, на настоящий момент сферы занятости
коренного и приезжего населения, особенно в Москве, фактически не пересекаются.
Значительная часть мигрантов занята в неформальной экономике; нерегулируемые
92
Денисенко, М.Б. «Международная миграция в России – осознаваемая необходимость». Материалы
работы 7-й рабочей комиссии по подготовке «Стратегии 2020», 2 Июн., 2011,
http://strategy2020.rian.ru/g7_docs/20110602/366079666.html
4. Трудовая миграция из Центральной Азии
47
потоки мигрантов создали благоприятную среду для развития различных сопутствующих форм теневой экономической деятельности93.
Кризисное сокращение спроса на рабочую силу в экономике и стремление предотвратить рост безработицы выразились в снижении общего количества квот на въезд
мигрантов в 2009 г. на 50% (с 3,9 млн до 1,95 млн человек). Однако новые квоты были
использованы в 2009 г. лишь на 82%. Численность официально зарегистрированных
мигрантов за время кризиса сократилась в три раза – с 13,5 млн человек в 2008 г. до
4,5 млн человек в 2009г.94.
Во время кризиса произошло массовое выбытие мигрантов из легального в теневой
сектор экономики. По оценкам, с начала 2008 г. по середину 2010 г. от 2 до 3 млн мигрантов лишились работы. Падение спроса на рабочие места в России и Казахстане
сузило возможности для трудоустройства мигрантов из стран ЦА, однако ситуация
в этих республиках была еще менее благоприятной и не стимулировала возвращение мигрантов на родину. Так, формально принятые правительствами этих стран
меры по борьбе с безработицей (например, в Таджикистане было решено создать
180 тыс. новых рабочих мест) на практике вылились в скрытые увольнения95. В итоге в среднем в страны ЦА вернулось только около 20% уехавших оттуда трудовых
мигрантов, а доля нелегалов в России и Казахстане во время кризиса достигла, по
разным оценкам, 65–80%96.
Кризис усилил ориентацию российской миграционной политики на краткосрочную
трудовую миграцию, что не соответствует стратегическим интересам России и препятствует эффективному замещению убыли трудоспособного населения миграционными ресурсами. Это противоречит реально сложившимся моделям поведения трудовых мигрантов – более 60% из них большую часть года проводят в России, в том числе
1/3 ориентирована на постоянное проживание97.
По мере снижения собственных ресурсов, а также роста и реструктуризации экономики РФ спрос на рабочую силу будет становиться все более диверсифицированным
по секторам и потребует более квалифицированной рабочей силы. Вместе с тем, эксперты отмечают снижение образовательного уровня прибывающих в РФ трудовых
мигрантов. Почти половина из них не имеют профессионального образования и без
специальной подготовки могут заниматься только неквалифицированным трудом.
Кроме того, растет культурная дистанция между ними и российским населением.
Вновь прибывающие мигранты все хуже знают русский язык: по опросам Центра
миграционных исследований, в 2008 г. более 20% мигрантов считало, что недостаточно знают язык для жизни в России и еще столько же вообще обходились без общения на русском языке98.
93
94
95
96
97
98
Головнин, М.Ю., Якушева, А.Е., 2011
Зубченко, Е. «Незваные гости». Новые Известия, 14 окт., 2009
Смольякова, Т. «Неохота к перемене мест». Российская газета, 1 февраля 2010
Головнин, М.Ю., Якушева, А.Е., 2011
Поставнин, В.А., Власова, Н.И., Матвеева, И.Г., 2011
Поставнин, В.А., Власова, Н.И., Матвеева, И.Г., 2011
48
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Одновременно эксперты отмечают, что несмотря на обнадеживающие прогнозы роста в регионе ЦА численности населения в миграционно-активных возрастах (от 15
до 45 лет) – примерно на 4 млн. человек в 2011–2030 гг., состояние человеческого капитала в регионах государств ЦА ухудшается, снижаются качество образования, уровень знания русского языка, профессионально-квалификационная подготовка99.
Интересным примером обмена трудовыми ресурсами является взаимодействие РФ с
Казахстаном, который, точно так же, как и Россия, является страной, принимающей
мигрантов из Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. Количество трудовых мигрантов из Казахстана в России исчисляется всего десятками тысяч человек, которые, как
правило, едут в приграничные области на краткосрочные работы. Однако существует
и обратный поток из России в Западный Казахстан, в основном из городов Поволжья
и южного Урала. На работу в Казахстан из России едут квалифицированные специалисты – нефтяники, энергетики, работники банковского сектора. А поскольку около четверти населения Казахстана (около 4 млн человек) – русские, эксперты высоко
оценивают потенциал их возможного трудоустройства в России100.
4.3. Политика привлечения рабочей силы в РФ
Центральная проблема российской миграционной политики – ориентация на долгосрочную тенденцию пополнения трудового потенциала РФ за счет внешнего притока
рабочей силы, а также на отбор мигрантов необходимой квалификации и создание
для них разнообразных каналов для переезда в Россию на ПМЖ, на работу и учебу,
поддерживаемых мерами адаптации и интеграции. Между тем, характерная черта миграционной политики современной России – ее непоследовательность, противоречивость и отсутствие видения долгосрочных целей развития101.
До настоящего времени концепцию миграционной политики РФ разработать так и не
удалось. В начале 2000-х гг. был подготовлен проект концепции, однако в итоге был
принят лишь краткий документ, относящийся к регулированию миграционных процессов. В 2006 г. были предприняты попытки радикальной либерализации миграционной политики в отношении граждан стран СНГ. Однако на практике новые нормы
были почти сразу же заблокированы поправками в законы, подзаконными актами и
ведомственными инструкциями.
Низкий уровень развития институтов регулирования трудовой миграции и слабое информационное сопровождение предопределяют высокую долю теневого сектора как
в структуре занятости мигрантов, так и при пересечении ими границы, в процессах
трудоустройства, в организации условий труда и проживания на территории РФ. Рос-
99
100
101
Денисенко, М.Б., Мкртчян, Н.В., 2011
«Миграция из Казахстана России не грозит», 10 дек., 2010, http://news.mail.ru/inworld/
kazakhstan/politics/4939582/
Гонтмахер, Е.Ш., Денисенко, М.Б.,Зубаревич, Н.В. и др. «Обретение будущего. Стратегия 2012».
Институт современного развития – ИНСОР. М.: ЭКОН-ИНФОРМ, 2011, http://www.insor-russia.ru/
files/Finding_of_the_Future%20.Summary.pdf
4. Трудовая миграция из Центральной Азии
49
сийские работодатели, как правило, заинтересованы в сохранении теневой миграции,
поскольку отсутствие необходимости выплачивать социальный налог обусловливает низкую стоимость труда и дает им значительные конкурентные преимущества. В
свою очередь, слабая осведомленность мигрантов о своих правах, а также отсутствие
у работников правовых и социальных гарантий делает их по сути беспомощными на
российском рынке труда.
Применение практики квотирования числа мигрантов (общего и по национальному
признаку) в РФ создает парадоксальную ситуацию, при которой значительное число
мигрантов находится на нелегальном положении при наличии большого числа официально заявленных незанятых рабочих мест. Попытка вывести их из тени, внедрив
практику патентов, когда мигрант, работающий по найму в частном секторе (помощь
по дому, строительство, ремонт и т.п.), обязан приобрести соответствующий патент,
также не стимулирует большинство мигрантов к легализации, поскольку стоимость
патента (1000 руб. в месяц) относительно высока.
В настоящее время в РФ вновь идет активное обсуждение проекта Концепции государственной миграционной политики, который в своей основе исходит из острой
необходимости для России привлечения новой рабочей силы. Главная идея проекта – снятие бюрократических барьеров и отмена системы квотирования, которая на
практике часто стимулирует нелегальную миграцию, придание миграционной политике большей гибкости, а также обеспечение расширенного притока необходимой РФ
квалифицированной рабочей силы.
На практике и массовая трудовая миграция, и разработка новой Концепции наталкиваются на широкое распространение в РФ ксенофобии102. Приток культурно более далеких и менее адаптивных мигрантов ставит перед миграционной политикой задачи
создания системы адаптации и интеграции трудовых мигрантов, которая в настоящее время практически отсутствует, несмотря на созданное в 2010 г. при ФМС России
Управление содействия интеграции.
Инструменты для реализации принципа отбора мигрантов в России в полной мере
не разработаны, при открытых границах с большинством стран региона ЦА проводить отбор мигрантов затруднительно, и на территорию России в основном попадают работники низкой квалификации. Изменение структуры спроса на рабочую силу
нашло отражение лишь в новых квотах на въезд мигрантов по тем или иным специальностям. Кроме того, не нормируется число инженеров, преподавателей, научных
сотрудников, однако количество таких мигрантов крайне невелико, и речь здесь идет
в первую очередь о специалистах из дальнего зарубежья, а не из региона ЦА.
По оценкам российских экспертов, Россия упустила шанс привлечения значительного
количества образованной и квалифицированной рабочей силы, которую представляли соотечественники, желавшие вернуться в Россию после развала Союза, в том числе
102
Графова, Л. «Мигранты нужны. И точка. Началось обсуждение проекта долгожданной Концепции
государственной миграционной политики». Российская газета, 6 апр., 2011, http://www.
rg.ru/2011/04/06/grafova.html
50
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
и из стран ЦА. Фактически запретительные барьеры получения гражданства (Закон о
гражданстве от 2002 г.) по существу вытолкнули их на Запад. Программа содействия
добровольному переселению соотечественников (2006 г.) также оказалась неэффективной попыткой поддержать иммиграционный приток населения в Россию. В целом
эффект этой программы оказался в 20 раз ниже ожидаемого: 10 тыс. человек вместо
200 тыс.103. Программа «Соотечественник» призвана способствовать изменению профессиональной и социальной структуры мигрантов и переселению в РФ русскоязычного населения, оставшегося в новых независимых государствах после распада СССР
или эмигрировавшего в дальнее зарубежье позднее. Однако число таких потенциальных мигрантов невелико, а степень их мобильности слишком низка и продолжает постоянно снижаться. И хотя ожидается, что в течение следующего двадцатилетия в РФ
из стран ЦА выедет половина остающегося там русскоязычного населения, это существенно не улучшит ситуацию с притоком в РФ образованных мигрантов, поскольку
в этом потоке доля молодежи уже будет невелика, а значительная часть будет представлена людьми в предпенсионном и пенсионном возрастах.
Несмотря на существование масштабных миграционных потоков из региона ЦА, интеграционные процессы в сфере миграции развиваются слабо и говорить о существовании общего рынка труда и единого миграционного пространства пока рано. Речь
идет, прежде всего, о несогласованности миграционной политики РФ и стран-доноров,
а также о существенных различиях в нормативно-правовой базе в сфере миграции.
В странах до настоящего времени отсутствует достоверная информация о реальных
объемах миграционных потоков между ними и об объеме денежных переводов мигрантов, а также имеются значительные различия в системах профессиональной подготовки кадров. Серьезным препятствием является снижение распространения русского языка (см. Раздел 5).
В числе первоочередных задач взаимодействия РФ со странами региона ЦА в плане
формирования миграционной политики – формирование единого пространства в области профессионального обучения, применения единых программ профессиональной подготовки и переподготовки трудящихся-мигрантов, разработки и применения
единого порядка сертификации их профессиональных знаний, умений и навыков, а
также повышения информированности трудовых мигрантов о возможностях трудоустройства за рубежом. Второй важный блок вопросов – взаимодействие в сфере защиты трудовых и социальных прав трудящихся-мигрантов, в том числе в области их
медицинского и пенсионного обеспечения.
Новые возможности для отработки нормативно-правовой базы для интеграции в сфере миграции открываются для стран региона ЦА с созданием ТС и ЕЭП. В рамках формирования правовой базы ЕЭП трех государств уже принято Соглашение о правовом
статусе трудящихся-мигрантов и членов их семей, предполагающее свободное перемещение, трудоустройство и наем рабочей силы между тремя странами, не требую103
«Стратегия-2020: Новая модель роста – новая социальная политика. Промежуточный доклад о
результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии
России на период до 2020 года». М., авг., 2011, http://www.hse.ru/data/2012/02/21/1263128561/
doklad_08.pdf
4. Трудовая миграция из Центральной Азии
51
щее получения специальных разрешений ни работодателю, ни мигранту. Соглашение
о сотрудничестве по противодействию нелегальной трудовой миграции из третьих
государств защищает интересы общего рынка труда трех стран-членов. Этот пример
может стать моделью формирования миграционного пространства стран региона ЦА
в рамках инициируемых здесь интеграционных процессов.
Российские эксперты104 подчеркивают, что для координации развития единого миграционного пространства важным является создание наднациональной структуры
практиков и экспертов. Такой структурой могла бы стать Международная комиссия
по миграции, состоящая из представителей миграционных ведомств, экспертов в сфере миграции и представителей гражданского общества государств Содружества, или
созданная в 2009 г. по инициативе Всемирного банка сеть практиков в сфере денежных переводов и трудовой миграции МИРПАЛ, в которой в числе девяти стран СНГ
участвуют также четыре страны региона ЦА – Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан
и Узбекистан. Основными задачами этой сети являются: совершенствование методологии учета объемов трудовой миграции и денежных переводов, совершенствование
управления потоками трудовой миграции и содействие проведению скоординированной миграционной политики в целях создания единого миграционного пространства в рамках СНГ.
4.4. Динамика денежных переводов из России в страны ЦА
На сегодняшний день в государствах СНГ отсутствует достоверная информация об
объемах денежных переводов трудовых мигрантов, что затрудняет проведение эффективной миграционной политики как в РФ, так и в государствах их постоянного
проживания. Определенное представление об объемах переводов денежных средств
в страны региона дают данные о трансграничных операциях физических лиц – нерезидентов, а также о движении средств через различные системы денежных экспресспереводов105, доступные из статистики платежного баланса ЦБ РФ. Однако и эти показатели не позволяют в полной мере оценить объем переводов трудовых мигрантов,
поскольку, с одной стороны, не учитываются вывоз валюты самими мигрантами, теневые и полутеневые способы передачи денег в страны региона и т.д.; тем не менее,
они позволяют проанализировать региональную структуру отчислений. С другой
стороны, эти данные включают переводы средств, полученных от продаж овощей и
фруктов малым бизнесом, и некоторые другие поступления.
Так, по показателю объема отправленных за рубеж денежных переводов физических
лиц – резидентов и нерезидентов из общей суммы 12,8 млрд долл. (2010 г) на страны
региона ЦА приходится около половины всех отправлений из России (см. рисунок 14).
104
105
Власова, Н.И. (2011). «Интеграция в сфере миграции на пространстве СНГ». Стратегия
2020. Документы экспертной группы № 7, 2 июн., 2011, http://strategy2020.rian.ru/g21_
docs/20110602/366079241.html
Переводы, осуществленные через системы денежных переводов: Anelik, BLIZKO, Coinstar
Money Transfer, Contact, InterExpress, Migom, MoneyGram, PrivatMoney, UNIStream, Western Union,
АзияЭкспресс, АЛЛЮР, Блиц, Быстрая Почта, Золотая Корона, ЛИДЕР, Почта России.
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
52
Объем переводов в регион ЦА рос в последние годы наиболее динамично: за 2006–
2010 гг. он возрос почти вдвое, в то время как совокупный объем таких переводов из
России – в 1,5 раза. Основная часть переводов из России в регион ЦА производится в
три страны: Узбекистан (40%), Таджикистан (38%) и Кыргызстан (18%) (2010 г.). За
последние годы наиболее динамично росли перечисления в Узбекистан, что в первую
очередь связано с ростом численности трудовых мигрантов из этой страны.
Рисунок 14. Переводы из России, осуществленные через
системы денежных переводов (млн долл.)
3000
2500
2000
2006
2007
2008
2009
2010
1500
1000
500
0
KZ
KG
TJ
TM
UZ
Составлено по данным ЦБ РФ.
Характерно, что несколько сократившись в кризисном 2009 г. (до 48,9% совокупного объема переводов из России), удельный вес этих перечислений в 2010 г.
вновь возрос и достиг предкризисного уровня (50,3%). Тем не менее, динамика
объемов переводов оказалась крайне зависимой от кризисного спада производства в России. На фоне восстановления объемов производства в реальном секторе
российской экономики объемы денежных переводов трудовых мигрантов в 2010 г.
оставались ниже предкризисного уровня. Особенно это касается переводов в Таджикистан (88% докризисного уровня), поскольку перед мигрантами стоит проблема возвращения на рабочие места, которые они занимали в предкризисный
период, а также сохраняется сложившийся во время кризиса пониженный уровень
заработной платы.
Значение этих переводов для экономического развития стран региона весьма велико:
по данным международной статистики, в докризисный период, например, в Таджикистане объем поступавших из-за рубежа трансфертов составлял в 2007 г. 48% ВВП,
а в Кыргызстане – 27%106. Узбекистан, который не предоставляет официальной статистики, также, по оценкам, в высокой степени зависит от отчислений эмигрантов
(около 13% ВВП в 2008 г.)107. В кризисный период значимость поступающих из-за ру-
106
107
По данным платежных балансов соответствующих статистических комитетов и
Межгосударственного статистического комитета СНГ.
International Crisis Group. “Central Asia: Migrants and the economic crisis”. Asia Report 183 (2010),
Jan. 5, http://www.crisisgroup.org/en/regions/asia/central-asia/183-central-asia-migrants-and-theeconomic-crisis.aspx
5. Роль России в развитии человеческого капитала стран региона
53
бежа переводов мигрантов, выраженная в процентах от ВВП, в экономике стран – реципиентов платежей несколько снизилась. Так, в Таджикистане этот показатель за
два кризисных года (2008–2009) снизился до 37%. Иными словами, объем переводов
в долларовом выражении снижался более быстрыми темпами, чем ВВП. В 2010 г. объем трансфертов вновь начал расти: в Узбекистан – на 22% по сравнению с 2009 г. (до
1,4 млрд долл.), в Таджикистан – на 29% (до 2,4 млрд долл.) и на 25% в Кыргызстан108.
Эти перечисления способствуют сокращению бедности в странах исхода, сглаживанию различий в уровне жизни этих стран, что в конечном итоге является серьезным
фактором стабилизации социальной обстановки в регионе ЦА.
В странах-реципиентах – России и Казахстане – от труда мигрантов – выходцев из ЦА
региона зависит значительная часть производства (например, в таких отраслях, как
строительство). Развитие интеграционных процессов в миграционной сфере имеет
особое значение для РФ, на долю которой приходится около 80% трудовых мигрантов
из стран ЦА109.
5. Роль России в развитии человеческого капитала стран региона
За последние 20 лет роль России как лидера в формировании человеческого капитала
в республиках ЦА заметно снизилась. В частности, резко сократилась культурно-просветительская роль России, что было связано с сужением возможностей для обучения
студентов из этих стран в российских вузах, культурных, научных и просто человеческих контактов, обмена информационными ресурсами и т.д.
В результате произошло снижение роли русского языка как средства делового общения, а перевод национального делопроизводства на национальные языки и сокращение численности русскоговорящих меньшинств (например, в Узбекистане) резко
уменьшили ежедневные потребности в свободном владении русским языком. Так,
по данным выборочных обследований, в 2007 г. свободно владели русским языком в
Казахстане 67% обследованных, в Кыргызстане – 38%, в Таджикистане – 35% и в Узбекистане – лишь 27%.110 Сократились возможности обучения детей и молодежи на
русском языке из-за снижения количества русскоязычных школ (хотя в отдельных
странах эти процессы идут с разной интенсивностью). Вместе с тем, преобладание
обучения на русском языке в высшей школе пока сохраняется в Казахстане (почти во всех вузах ведется обучение на русском языке) и в Кыргызстане (свыше 70%
студентов обучаются на русском языке). В то же время, например, в Таджикистане
преподавание на русском, хотя и ведется в 26 вузах страны, но в них обучается лишь
108
109
110
Asian Development Bank. “Asian Development Outlook 2011: South-South Economic Links».
Manila, 2011
Власова, Н.И. «Интеграция в сфере миграции на пространстве СНГ». Стратегия 2020. Документы
экспертной группы № 7, 2 июн., 2011, http://strategy2020.rian.ru/g21_docs/20110602/366079241.html
Некоммерческое партнерство «Международное исследовательское агентство «Евразийский
монитор». Некоммерческий фонд «Наследие Евразии». Русский язык в новых независимых
государствах. Краткий предварительный отчет о результатах исследования, окт. 2007,
http://www.russkiymir.ru/export/sites/default/russkiymir/ru/fund/docs/doklad.pdf
54
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
около 20% студентов республики. В результате не только сократилось влияние России в этих странах, но и заметно расширился культурно-цивилизационный отрыв
отдельных стран от России.
Роль России в культурном и цивилизационом развитии региона постепенно замещается влиянием других стран и международных объединений – Китаем, США, ЕС, а
также ближними к региону – Ираном и Турцией. У молодежи стран региона появляются возможности физической мобильности для получения образования, используя
известные в Европе проекты TEMPUS и Erasmus Mundus. В Кыргызстане, Казахстане действуют государственные программы, в рамках которых одаренным студентам
предоставляется государственная стипендия для обучения в университетах Европы
и США. Университеты стран региона ЦА заключают двусторонние договора с учебными заведениями Европы на платное обучение своих студентов, в ряде стран открываются филиалы западных университетов и т.д. Примеров такого сотрудничества можно привести много. Молодежь, ориентированная на получение образования, уезжает
для обучения на Запад. В результате по возвращении на родину молодежь (особенно
из Казахстана и Кыргызстана), получившая образование вне СНГ и, как правило, пополняющая собой научную, производственную и управленческую элиту этих стран,
объективно критически настроена в отношении приоритетности сотрудничества с
Россией и возможностей последней сыграть реальную роль в модернизации, в технико-технологическом развитии, прогрессе, во внедрении технологий и развитии политических и общественных институтов в этих странах.
Снижение роли России как центрального образовательного ядра для молодежи из
стран региона обусловлено, в частности, тем, что на фоне быстрого роста мирового
экспорта услуг образования доля России на этом рынке остается крайне невысокой
и имеет тенденцию к снижению (по данным ОЭСР, только за 2004–2007 гг. она снизилась с 3 до 2%). Количество иностранных студентов в России составляет около 2%
общего количества студентов, в то время как, например, в Великобритании – около
18%, в Австрии и Франции – примерно 15%, в Германии – 13%. Эксперты отмечают
также, что российское образование постепенно утрачивает имидж элитарного даже в
отношении ведущих вузов, что связано не только с сокращением числа качественных
вузов, но и с недостаточным количеством специальностей. Немаловажными факторами являются также чрезмерная централизация, излишняя бюрократизация и администрирование, а также низкий уровень автономии российских вузов и их слабая
материально-техническая база111.
Попытки сохранить (или сформировать новое) единое образовательное пространство предпринимались в рамках СНГ неоднократно, однако подписываемые договоры и соглашения так и не достигали желаемой цели. Внимание к сотрудничеству
в этой сфере было обращено лишь в 2005 г., когда были подписаны Декларация и
Соглашение о гуманитарном сотрудничестве стран СНГ. В 2006 г. семь стран-членов
СНГ, в том числе Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, создали Межго-
111
Ракишева, Б.И., Полетаев, Д.В. «Учебная миграция из Казахстана в Россию как один из аспектов
стратегического сотрудничества в рамках развития Таможенного союза». Евразийская
экономическая интеграция, 3 (Авг. 2011): 12.
5. Роль России в развитии человеческого капитала стран региона
55
сударственный фонд гуманитарного сотрудничества, поддержавший несколько научно-образовательных проектов. Тем не менее, взаимодействие России со странами
региона ЦА в гуманитарной сфере оказалось, по оценкам экспертов, одним из самых
отстающих секторов сотрудничества. Количество студентов из этих стран, обучающихся в России, в целом невелико и далеко не соответствует потенциалу российского высшего и профессионального образования. И российские эксперты, и эксперты
из стран региона указывают на то, что Министерство образования и науки РФ занимается вопросами учебной миграции только в рамках государственного заказа.
Признавая позитивность процесса академической мобильности, Россия поддерживает ее неадекватно и недостаточно112.
В результате, хотя приток студентов из стран региона в последние годы и вырос,
общий его объем остается невысоким как в контексте интенсивности процесса миграции студентов из стран ЦА в третьи страны, так и учитывая потенциал отрасли
высшего образования в России и сложившиеся на предыдущем этапе развития многолетние традиции (см. Рисунок 15). Одним из главных препятствий эксперты называют недостаток финансовой поддержки113. На каждую страну региона ЦА приходится примерно 100–180 бесплатных мест в российских вузах. На весь Кыргызстан
приходится всего около 50–70 мест, а с учетом аспирантов и докторантов различных специальностей квота, например, на 2007/08 год составила 330 мест. Учитывая
количество желающих, а также численность населения стран ЦА, численность русскоязычного населения в регионе, которое пока еще предпочитает обучать своих
детей в России, объема выделяемых квот явно недостаточно. При поступлении же
в российские вузы на общих основаниях (в т.ч. по результатам сдачи российского
ЕГЭ) у абитуриентов из стран ЦА возникают проблемы в связи с различиями образовательных стандартов, поскольку курсы для подготовки к поступлению для них
отсутствуют. Учитывая невысокий уровень жизни в странах региона, рассчитывать
на получение платного образования в России может лишь ограниченный круг населения. Неудивительно, что при наличии грантов (или других возможностей для
бесплатного обучения), многие предпочитают уехать на учебу в Европу, США или
другие страны. Не последнюю роль играет и тот факт, что все большее количество
абитуриентов рассматривает образование в этих странах как более качественное
и обеспечивающее лучшие возможности для последующего трудоустройства. Так,
например, как минимум 2300 таджиков учатся в исламских странах, в т.ч. 1500 студентов – в Пакистане и Саудовской Аравии. Даже в Казахстане в рамках правительственной программы «Болашак», организующей обучение казахских студентов за
рубежом, большинство абитуриентов все чаще выбирают вузы США и Европы. Так,
среди обладателей стипендий, получивших их с апреля 2007 г. по июнь 2008г., ЕС
выбрали 46,6%, США – 29%, тогда как Россию – только 9,5% студентов114.
112
113
114
Ракишева, Б.И., Полетаев, Д.В., 2011
Старчак, М.В. «Российское образование на русском языке как фактор влияния России в
Центральной Азии: Что происходит и что делать», 2008, http://www.fondedin.ru/dok/starchak.pdf
Старчак, М.В., 2008
56
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Рисунок 15. Численность студентов из стран ЦА, обучавшихся в российских
государственных вузах на условиях общего приема (на начало учебного года)
20
18
ты с. чел.
16
14
Казахстан
12
Киргизия
10
Таджикистан
8
Туркмения
6
Узбекистан
4
2
0
1995/96
2000/01
2005/06
2007/08
2008/09
2009/10
2010/11
Источник: Росстат.
Часто нежелание получать высшее образование в России связано с проблемами взаимного признания дипломов. Соответствующие договоры о признании дипломов о
высшем образовании и ученых степенях существуют только с Казахстаном и Кыргызстаном, да и то только с отдельными вузами, включенными в специальный список115.
Среди других обстоятельств, воздействующих на предпочтения в выборе страны для
обучения и заставляющих отказаться от обучения в России, обследование среди потенциальных абитуриентов в Казахстане выявило не только материально-технические недостатки собственно процесса обучения и организации быта в России, но и
высокий уровень ксенофобии, бесцеремонное поведение правоохранительных органов, общий низкий уровень общественной безопасности. Неблагоприятный климат
в отношении иностранных студентов характеризовался также отсутствием работы с
выпускниками вузов, в том числе с иностранными, логически не выстроенной государственной политикой по отношению к образовательной миграции и недостаточным участием государства в этом процессе116. Тем не менее, эксперты отмечают, что
поскольку многие научные школы России пока удерживают ведущие позиции в мире,
в этих странах сохраняется восприятие российского образования как качественного,
и Россия все еще остается привлекательной площадкой для получения образования
детьми среднеобеспеченных граждан региона ЦА.
При выборе места учебы в России казахстанские абитуриенты, а именно они составляют основной поток студентов и аспирантов в Россию из стран региона, традиционно выбирают образование в вузах Москвы и Санкт-Петербурга, а из остальных городов – те, которые расположены ближе к границе с Казахстаном (Новосибирск, Омск,
Барнаул, Томск), а также университетские центры Поволжья. Абитуриенты казахской
национальности, кроме всего прочего, нередко интересуются не только наличием
(отсутствием) общественных казахских культурных центров в тех городах, где они
115
116
Старчак, М.В., 2008
Ракишева, Б.И., Полетаев, Д.В., 2011
5. Роль России в развитии человеческого капитала стран региона
57
хотят поступать в вузы, но главным образом взаимоотношениями местной власти с
казахской диаспорой117.
Проблема учебной миграции тесно связана с остро стоящей в настоящее время в
России проблемой профессиональной подготовки трудовых мигрантов, поскольку
углубление сотрудничества в сфере образования должно соответствовать изменению парадигмы иммиграционной политики России, которая стремится постепенно
изменить структуру трудовой иммиграции за счет привлечения более квалифицированной рабочей силы. Так, упоминавшееся выше обследование потенциальных абитуриентов в Казахстане показало, что удельный вес желающих учиться в России заметно выше среди русскоязычного населения республики, а среди выбравших такое
обучение значительна доля студентов, рассматривающих обучение как возможность
вернуться на свою историческую родину. Так, учебная миграция с последующим трудоустройством в России сыграли заметную роль в укреплении казахской диаспоры в
РФ, а также способствовали укреплению связей между предпринимателями России и
Казахстана. В свою очередь, казахская диаспора Москвы и Санкт-Петербурга сформировалась именно в результате образовательной миграции в советский период118. Несмотря на очевидные преимущества этой формы привлечения квалифицированной
рабочей силы, до настоящего времени инициативы развития сотрудничества в сфере
образования, ориентированные на профессиональную подготовку трудовых мигрантов из стран региона ЦА, переквалификацию необходимых специалистов на местах,
организацию стажировок, курсов подготовки и т.д., остаются минимальными.
Реализуемая в настоящее время Россией политика учебной миграции, таким образом,
способна лишь в ограниченной степени способствовать повышению качества человеческого капитала путем подготовки специалистов высшей квалификации в российских вузах для стран региона ЦА, поскольку далеко не полностью использует российский научно-образовательный потенциал. Более того, по мере вовлечения этих стран
в международные сети образования все более отчетливо проявляется тенденция к
снижению этого влияния и усилению позиций других, более сильных поставщиков
образовательных услуг.
Вместе с тем, утрачивая эти позиции в регионе, Россия одновременно упускает потенциальные возможности воздействовать на развитие сотрудничества в регионе в
будущем, поскольку утрачиваются возможности расширения влияния России в этих
странах через распространение русского языка, достижений российской науки, российской культуры и ценностей. Возвращаясь домой, выпускники российских вузов
«приносят» с собой толерантное отношение к России, сформированное у них на межличностном коммуникативном уровне. В противном случае Россия лишается прямого
контакта с будущими поколениями управленцев центральноазиатских стран, а новая
молодая элита в этих странах будет хуже понимать российские реалии119. Одновременно со сменой поколений это ведет к постепенному ослаблению культурных и
исторических связей с Россией, к утрате контакта с русскоязычными диаспорами в
117
118
119
Ракишева, Б.И., Полетаев, Д.В., 2011
Ракишева, Б.И., Полетаев, Д.В., 2011
Старчак, М.В., 2008
58
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
странах ЦА, потенциал которых здесь значителен. По оценкам, в Казахстане проживает более 6 млн русских, в Кыргызстане – 1 млн, а в Таджикистане – 0,4 млн человек120.
Влияние на развитие человеческого потенциала в странах региона Россия могла бы
оказать, усиливая свое присутствие на культурном и информационном поле этих
стран, в том числе с помощью поддержки русского языка, сохраняющего свою функцию средства межнационального общения, программ поддержки русскоязычного населения, развития культурных, научных и информационных связей и т.д. Эксперты
отмечают невысокую активность России в этой сфере и значительные неиспользованные резервы такого взаимодействия.
6. Участие России в помощи странам региона
6.1. Участие России в помощи странам региона ЦА
В последние годы заметно выросла роль России как донора Международной ассоциации развития (108 млн долл. в 2010 г.) и источника официальной помощи развитию
(472,3 млн долл., из которых 64% было предоставлено на двусторонней и 36% – на многосторонней основе). В число приоритетных направлений российской помощи в 2010 г.
входили продовольственная безопасность и сельское хозяйство (98,2 млн долл.), борьба со СПИДом и инфекционными заболеваниями (более 80 млн долл.), а также энергетическая безопасность, развитие образования, сельского хозяйства и др.121
Значительная часть российской помощи направляется и на содействие развитию
стран с низким уровнем доходов в регионе ЦА. Это, однако, не исключает выделения
со стороны России дополнительных объемов помощи этим странам в рамках межгосударственных структур – СНГ и ЕврАзЭС. Важную роль при этом должно сыграть налаживание взаимодействия со специализированными учреждениями ООН, Всемирным
банком и другими организациями, активно работающими в регионе. В этом направлении уже делаются первые шаги. В феврале 2010 г. Министерство финансов России
и Всемирный банк подписали соглашение о реализации совместной программы поддержки стран Центральной Азии и Восточной Европы в целях преодоления бедности
и достижения устойчивого социального развития122. Государство могло бы принять
участие в софинансировании некоторых значимых проектов бизнеса (например, в области образования или здравоохранения) за счет средств бюджета, выделяемых на
содействие международному развитию.
Об общих объемах международной официальной помощи, оказываемой странам ЦА,
можно судить по данным, приведенным в Табл. 7. При этом помощь России странам
120
121
122
Хейфец, Б.А., 2011
В 2009 г. объемы выделяемой Россией помощи были примерно на 40% выше, что было связано
с необходимостью смягчить удар глобального финансово-экономического кризиса, в первую
очередь в бывших советских республиках (Provost, 2011).
Хейфец, Б.А., 2011
6. Участие России в помощи странам региона
59
региона, оказываемая на двусторонней основе, далеко не столь значительна, как
можно было бы ожидать исходя из общего прошлого и ставящихся задач интеграции:
ни в одной из стран ЦА Россия не входила в десятку крупнейших доноров, предоставлявших международную помощь в 2009–2010 гг. Это обстоятельство соответствует в
целом невысокому участию РФ в программах международной помощи развитию как
на двусторонней, так и многосторонней основе.
Таблица 7. Официальная международная помощь развитию,
предоставленная странам ЦА (млн долл., в текущих ценах)
Афганистан
Казахстан
Кыргызстан
Таджикистан
Туркмения
Узбекистан
2000
2001
2002
2003
2004
135,97
404,64
1287,73
1590,7
2303,1
188,74
156,66
187,22
278,47
214,71
187,94
185,61
123,5
165,29
31,48
185,75
2005
2006
2007
2008
2009
2817,89 2955,78
3964,6
4865,08 6235,28
267
228,01
170,41
204,2
332,55
297,86
200,1
261,37
267,88
310,55
274,56
359,93
314,69
168,32
148,09
248,29
251,48
241,21
222,08
290,64
408,89
72,61
40,52
28,56
37,1
30,37
24,71
28,48
18,13
39,88
153,88
189,25
194,55
245,82
169,7
149,21
169,76
187,25
190,3
Источник: UNCTADStat.
Официальная международная помощь развитию включает те гранты или
кредиты, предоставленные странам, входящим в перечень развивающихся
стран, утвержденный Комитетом содействия развитию ОЭСР, которые:
• предоставлялись официальным сектором;
• имели своей основной целью содействие экономическому развитию и росту благосостояния;
• предоставлялись на льготных финансовых условиях (для кредитов – наличие
грантового элемента в размере не менее 25% суммы кредита).
Можно привести немало примеров двусторонней помощи, предоставленной Россией
отдельным республикам региона в экстренных случаях. Так, в начале 2012 г. Россия
(вместе с рядом государств) предоставила экстренную гуманитарную помощь Таджикистану для преодоления последствий аномальных погодных условий в зимний период. Уже в январе–феврале Таджикистан получил гуманитарную помощь на сумму
более 6 млн долл. от 22 государств мира. Однако среди стран-доноров в этой акции
на Россию приходилось лишь 18,1%, т.е. почти столько же, сколько на Нидерланды
(15,1%), а наибольшую по стоимости помощь оказал Египет – 35,3%.123 По итогам 2011
г. гуманитарную помощь Таджикистану на сумму более 86,3 млн. долл. США оказало
41 государство мира. Участие России в этой помощи также было невелико – 6,3%, в то
время как среди стран - доноров наибольший удельный вес по стоимости пришелся
на США – 70,6%124.
Общий объем гуманитарной помощи, предоставленной Россией Киргизии после
апрельских и июньских событий 2010 г. на двусторонней основе, оценивается в 25
123
124
Медведев поручил срочно оказать гуманитарную помощь Таджикистану, 30.03.2012,
http://www.rosbalt.ru/main/2012/03/30/963825.html
Махмадбекова, Л. «41 государство мира оказало гуманитарную помощь Таджикистану», 17 янв.,
2012, http://khovar.tj/rus/society/31374-41-gosudarstvo-mira-okazalo-gumanitarnuyu-pomoschtadzhikistanu.html
60
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
млн долл., включая оказание помощи гражданам Киргизии, временно переместившимся на территорию Узбекистана, поставку 20 тыс т дизтоплива и 1,5 т семян озимой пшеницы. Кроме того, 8 млн долл. было направлено Киргизии через международные организации: 2 млн долл. – через Всемирную продовольственную программу
(ВПП) для оказания продовольственной помощи (совокупные расходы этой программы на помощь Киргизии в 2010 г. – 6 млн долл.); 1 млн долл. – через ПРООН для проведения восстановительных работ на юге страны; 1 млн долл. – в ВОЗ для содействия
в медицинском обеспечении населения; 1 млн долл. – в ЮНИСЕФ для обеспечения
водоснабжения, санитарии и поддержки системы образования; 3 млн долл. – в Международную организацию гражданской обороны (МОГО) для содействия оснащению
пожарно-спасательных подразделений МЧС Киргизии и оказания помощи пострадавшим. Кроме того, в рамках ежегодного добровольного взноса России в ВПП за 2010 г.
Киргизии было дополнительно выделено еще 5 млн долл.; кроме того, в 2010 г. Россией было выделено Киргизии два гранта – 20 и 10 млн долл. В рамках поддержки
экономики Киргизии с февраля 2011 г. были отменены таможенные пошлины на экспортируемые из России ГСМ125.
Вместе с тем, на фоне совокупных объемов международной помощи республике в
этот период предоставленная Россией помощь выглядит не слишком солидно. Так, на
восстановление экономики, а также разрушенного юга республики международные
финансовые организации приняли решение выделить Киргизии 1,1 млрд долл. на 30
месяцев. Из них 60 млн были предоставлены в 2010 г. в качестве скорой помощи для
республики126. Евросоюз также принял решение о поддержке Киргизии (118 млн евро
в 2010–2013 гг.), а в связи с кризисной ситуацией в республике на обеспечение социальной стабильности и восстановление конституционной инфраструктуры Еврокомиссия в срочном порядке выделила стране 12 млн евро127.
В силу известных исторических причин и соображений безопасности вопросы помощи России Афганистану стоят несколько иначе. Россия сотрудничает со светскими
властями Афганистана с начала 1990-х гг. После вывода советских войск сначала СССР,
а затем и Россия поставляли боеприпасы бойцам Северного альянса, противодействовавшим мусульманским экстремистам. Безвозмездной передачей боеприпасов и вооружения Россия оказывает стране помощь в становлении полиции и армии. Помимо
этого, РФ помогает западным странам осуществлять поставки грузов для международных сил содействия безопасности в стране, в том числе предоставляя свою территорию для транзита военных грузов. По словам вице-премьера Сергея Иванова, общая сумма военно-технической поддержки Афганистану составила 200 млн долл.128.
125
126
127
128
Посольство РФ в Киргизии. «Гуманитарная помощь Киргизии», б.д.,
http://www.kyrgyz.mid.ru/gum.html
«Международные доноры решили выделить Киргизии $1,1 млрд» , 27 июл., 2010,
http://ria.ru/world/20100727/258965652.html 27/07/2010
«Евросоюз выделит Киргизии 118 млн евро в 2010-2013 годах» 27 июл., 2010,
http://ria.ru/world/20100727/259053997.html 27/07/2010
«Военно-техническая помощь России Афганистану», 5 нояб, 2011,
http://rgbw.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=7197&Itemid=42
6. Участие России в помощи странам региона
61
Афганистан также регулярно получает гуманитарную помощь из России. В течение
десяти лет Россия стабильно поставляла туда технику и продукты питания (в целом
на сумму около 50 млн долл.). Только в 2009–2010 гг. в эту страну на безвозмездной
основе было направлено около 30 тыс. тонн пшеничной муки, а в декабре 2009 г. в дар
афганской стороне была передана автомобильная техника – 50 КАМАЗов и 2 пожарные машины в счет взноса РФ в фонд ВПП ООН129. Кроме того, в 2010 г. Россия списала
Афганистану 11,6 млрд долл. советских долгов.
Вопросы помощи в восстановлении экономики обсуждаются в рамках российскоафганской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Так, на мартовском (2012 г.) заседании комиссии в Москве обсуждалось
участие российского бизнеса в семи проектах, осуществленных во времена СССР в
Афганистане советскими строителями. Речь идет о восстановлении второй очереди
ГЭС в уезде Сораби провинции Кабул, политехнического университета (ранее Кабульский политехнический институт), домостроительного комбината и создании
транспортной компании в Кабуле. Также Афганистан с помощью России намерен
восстановить энергоснабжение в городе Мазари-Шариф, цементный завод в уезде
Джабаль ус-Сирадж провинции Парван, а также тоннель на перевале Саланг, связывающий северные провинции Афганистана с Кабулом130. До настоящего времени большинство проектов Россия вынуждена проводить через Агентство США по
международному развитию (USAID)131.
6.2. Ресурсная поддержка стран региона в ходе инициирования
интеграционных процессов
В условиях, когда ряд государств региона сталкиваются с серьезными проблемами
экономического и социального развития (Киргизия, Таджикистан), участие в интеграционных проектах становится для них одним из наиболее выгодных вариантов
получения внешней помощи, кредитной и ресурсной поддержки. По оценкам российских экспертов, для этих стран участие в интеграционных проектах превращается в
своеобразный бартер – обмен входа в проект на подключение к системе дотаций и
преференций. Разноуровневая и разноскоростная интеграция оставляет немало возможностей для того, чтобы участвующие в интеграционных процессах страны могли
в двустороннем переговорном формате с Россией получать те или иные преимущества, что в итоге объективно подрывает интеграционные проекты132.
В свою очередь, для России возможность сформировать интеграционную группировку под своим руководством связана с использованием собственных финансовых и сырьевых ресурсов, а также емкого внутреннего рынка. В результате дота-
129
130
131
132
«Лавров: Россия списала Афганистану более $11 млрд госдолга» , 5 дек, 2011,
http://www.bfm.ru/news/2011/12/05/lavrov-rossija-spisala-afganistanu-bolee-11-mlrd-gosdolga.html
«Афганистан просит Россию помочь восстановить экономику», 1 мар., 2012,
http://www.vestifinance.ru/articles/8215
«Россия списала Афганистану 11 млрд долларов «советских долгов»» , 5 дек, 2011,
http://www.newsru.com/finance/05dec2011/afgan.html
Суздальцев, А., 2011.
62
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
ционная составляющая российских интеграционных инициатив будет возрастать.
Готовность России как основного инициатора интеграции идти на солидные расходы по предоставлению все большего объема экономических уступок и преференций выводит для нее проблему цены интеграции на уровень серьезной политической проблемы. По оценкам экспертов, политическая воля руководства России к
созданию интеграционной группировки ТС – ЕЭП создаёт идеальную среду для получения партнерами по интеграции экономических уступок со стороны РФ. Строительство ТС – ЕЭП на основе субсидий и дотаций призвано заменить отсутствие у
России собственного притягательного имиджевого проекта и перекрыть влияние
центробежных сил в регионе133.
Финансовое содействие России для стран СНГ в целом никогда не было критически
важным, поскольку, как правило, демонстрировало невысокую эффективность. Получая такое содействие, правительства государств СНГ не предпринимали достаточных
системных шагов по модернизации экономики и созданию внутренних механизмов
макроэкономической стабильности. С другой стороны, и в России практически отсутствовали общепринятые в мире институты и инструменты государственной финансовой поддержки экспорта, инвестиций и технического содействия экономическому
развитию зарубежных стран, что снижало эффективность экономической помощи. Государственные кредиты оформлялись либо межправительственными соглашениями
и предоставлялись для поддержания макроэкономической стабильности, урегулирования чрезвычайных ситуаций, реализации крупных проектов (т.е. носили точечный
характер, были не в состоянии генерировать общую консолидацию интеграционных
связей), либо предоставлялись опосредованно, через взносы России в международные финансовые организации, в которых национальность донора, с учетом российского небольшого влияния в них, терялась134.
Современное состояние интеграционных процессов в регионе, так же как и ситуация
экономического кризиса, серьезно ограничивающая финансовые ресурсы помощи,
которую может оказать Россия, очевидно, требует серьезных изменений в применяемых ею механизмах финансового содействия нуждающимся странам региона. При
их построении, по всей видимости, необходимо будет учитывать такие новые для интеграционных процессов реалии, как существование иных, помимо России, центров
экономического притяжения для стран-участниц.
Во время кризиса в странах региона усилилось присутствие многосторонних и внерегиональных международных финансовых институтов с разнообразными пакетами
финансовой помощи и кредитной поддержки. Так, в рамках антикризисных финансовых пакетов МВФ (на конец 2009 г.) для Таджикистана и Киргизии было выделено по
0,1 млрд долл. По оценкам экспертов, Россия пока просто не может предложить своим
партнерам, в том числе и в регионе ЦА, больший объем помощи, а тем более на таких
же благоприятных условиях, как Китай, Евросоюз или ведущие исламские страны. В
период кризиса эти, и без того не слишком сильные, рычаги обеспечения интересов
России в регионе еще более ослабли. Тем не менее, для смягчения негативных послед-
133
134
Суздальцев, А., 2012
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
6. Участие России в помощи странам региона
63
ствий мирового кризиса Россия в 2009 г. подписала соглашение о выделении льготного кредита на 300 млн долл. на поддержку киргизского бюджета со ставкой 0,75%
годовых, сроком на 40 лет и семилетней отсрочкой выплаты, а также о безвозмездной финансовой помощи в размере 150 млн долл.135 Одновременно была предпринята
попытка урегулирования вопроса о государственном долге Киргизии перед Россией:
предполагалось, что часть задолженности будет погашена имуществом, а оставшаяся
часть списана. Кроме того, было подписано соглашение о строительстве Камбаратинской ГЭС-1 и о привлечении для осуществления этого проекта российских инвестиций на сумму 1,7 млрд долл. Однако до настоящего времени вопрос о задолженности
так и остался неурегулированным, а реализация инвестиционного проекта до сих пор
не началась.
6.3. Переформатирование механизмов финансового и технического
содействия в регионе
Усиление многосторонних международных финансовых институтов на пространстве
ЦА, а также превосходящие финансовые возможности других игроков в регионе ЦА
подталкивают Россию к переформатированию механизмов финансового и технического содействия в ЦА, т.е. к выведению этих процессов с двустороннего уровня на
региональный. Для стимулирования интеграции в регионе, состоящем из качественно различающихся национальных экономик, были избраны коллективные финансовые институты, которые призваны выполнять стабилизирующие, адаптационные и
консолидирующие функции в отношении общего экономического пространства этих
стран. Так, для реализации совместных антикризисных мер в 2009 г. учреждены Евразийский банк развития (ЕАБР) с уставным капиталом св. 1,5 млрд долл. (взнос РФ
– 1 млрд долл.) и Антикризисный фонд ЕврАзЭС, акционерами которого стали Россия,
Казахстан, Белоруссия, Армения, Таджикистан и Киргизия. Общий размер Фонда запланирован на уровне 10 млрд долл., из которых 7,5 млрд долл. вносит РФ (в 2010 г.
ресурсы Фонда составили 8,5 млрд долл.). Средства Фонда направляются в том числе на поддержку стран-участниц с низким уровнем подушевого дохода на условиях,
сопоставимых с критериями предоставления официальной международной помощи
развитию. Управление средствами фонда осуществляется Советом фонда, в который
входят министры финансов стран-участниц, совместно с ЕАБР.
ЕАБР уполномочен осуществлять кредитование межгосударственных проектов за счет
средств фонда. Так, в августе 2010 г. Управляющий по решению Совета Фонда предоставил первый финансовый (стабилизационный) кредит объемом 70 млн долл. Республике Таджикистан. Основная цель кредита – поддержание бюджетного финансирования
социальных секторов (образование, здравоохранение, социальная защита) на уровне
не ниже докризисного, а также поддержка реформ управления государственными финансами и госслужбы, которые включены в Антикризисную программу Таджикистана.
На рассмотрении находится еще 12 проектов на общую сумму около $2 млрд.136.
135
136
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
«Антикризисный фонд ЕврАзЭС», Коммерсантъ, 10.02.2012, http://kommersant.ru/doc/1869625
64
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Упорядочить работу по предоставлению Россией помощи развитию на двусторонней
основе призван создаваемый с 1 января 2012 г. новый федеральный орган исполнительной власти – Российское агентство международного развития (РАМР). Агентство
будет подчиняться Минфину и разрабатывать, реализовывать и координировать проекты в сфере содействия развитию, в том числе заниматься поставкой оборудования,
подготовкой специалистов, строительством различных объектов, осуществлять мониторинг и контроль реализации программ помощи иностранным государствам, проводить оценку их эффективности. Одной из основных задач РАМР станет обеспечение
подключения российских компаний к реализации финансируемых РФ проектов по
линии международной помощи с целью «привязки» экономики государств-получателей к российским товарам, технологиям, услугам и комплектующим137.
7. Экономическая стратегия России в регионе
7.1. Стратегии в отношении интеграционных процессов в регионе ЦА
Создание полноценной зоны свободной торговли (ЗСТ) в рамках СНГ и формирование ТС, ЕЭП и далее (к 2015 г.) – Евразийского экономического союза (ЕАЭС), пока
с Белоруссией и Казахстаном, но с перспективой расширения проекта на другие
страны постсоветского пространства выводит экономическую интеграцию между
этими странами на качественно новый уровень. Такая глубина интеграции предполагает устранение имеющихся ограничений доступа на национальные рынки
стран-участниц, либерализацию валютной и финансовой политик, а также проведение согласованной макроэкономической, налоговой, денежно-кредитной, торговой,
таможенной и тарифной политики.
Российская концепция интеграции, по замыслу, сочетает «постсоветский» вектор интеграции с «западным» и «восточным» векторами. Так, в своей программной статье В.
Путин рисует перспективу, при которой ЕАЭС (создаваемый на базе ТС) должен стать
эффективным трансконтинентальным звеном, способствующим развитию континентальной экономической интеграции «от Лиссабона до Владивостока» и «от Атлантики до Тихого океана»138. Создаваемая система ТС – ЕЭП отличается определенной
жесткостью и опирается в значительной степени на опыт Евросоюза. Характерно, что
в концепции ЕЭП европейская и постсоветская интеграция не рассматриваются как
взаимоисключающие. Наоборот, подразумевается значительный уровень трансмиссии институтов из ЕС (например, сближение стандартов), что может стать полезным
и для сотрудничества между самими странами постсоветского пространства139.
137
138
139
“Moscow Crafting Its Own International Aid Agency”, The Moscow Times, Aug. 29, 2011
Путин, В.В. «Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня».
Известия, 3 октября, 2011
Чернышев, С. «На пути к единой Евразии». Россия в глобальной политике 3 (2010): 36–47. http://
www.globalaffairs.ru/number/Na-puti-k-edinoi-Evrazii-14872
7. Экономическая стратегия России в регионе
65
Создание ТС и ЕЭП было проведено в жестком временном графике, призванном решать возникающие проблемы между партнерами по проекту (Россия, Казахстан, Белоруссия) в максимально сжатые сроки. Форсированное продвижение ТС – ЕЭП несет
в себе риски несоответствия нормативно-правовой базы вновь создаваемых интеграционных проектов с аналогичной базой остальных стран региона. Даже на предшествующем уровне интеграции – в ЕврАзЭС – интеграционные процессы имеют
разноскоростной и разноуровневый характер. В силу этого даже здесь до сих пор не
полностью завершено создание ЗСТ, а ныне действующий режим в ряде случаев основывается на двусторонних соглашениях, которые не всегда тщательно выполняются140. Процесс объединения евроазиатского пространства осложняется тем, что оно
в большинстве своем состоит из стран с невысоким уровнем развития (подробнее о
стратегии формирования таможенных режимов см. Раздел 2).
Укреплению позиций России в регионе может способствовать ее участие в крупных
трехсторонних проектах (в сфере энергетики, транспорта, создания общей инфраструктуры, охраны окружающей среды в приграничных районах и др.) стран ЦА с участием третьих заинтересованных сторон. Однако примеров таких инициатив пока не
просматривается.
Использование потенциала сотрудничества с остальными странами, как отмечается в
«Стратегии 2020», будет реализовываться путем заключения рамочных соглашений
России (Таможенного союза) с ведущими региональными организациями и отдельными странами в рамках региональных структур межгосударственного диалога либо
в формате двусторонних межгосударственных соглашений.
7.2. Стратегии в отношении трудовой миграции
Новая концепция российской миграционной политики до 2025 г. пока только разрабатывается (подробнее см. Раздел 4). На уровне политических деклараций в рамках
ЕЭП на перспективу провозглашается задача создания общего рынка труда и единого
миграционного пространства.
На практике же, несмотря на существенное увеличение миграционных потоков,
интеграционные процессы в сфере миграции на пространстве СНГ развиваются
неудовлетворительно. Согласно итогам работы экспертных групп по разработке
«Стратегии-2020»141, в настоящее время миграционное законодательство не соответствует реальным потребностям экономического и демографического развития, интересам работодателей и российского общества в целом. Оно имеет ограничительный
характер и не нацелено на привлечение мигрантов, обладающих востребованными
в стране образовательными, профессионально-квалификационными, социально-демографическими и другими характеристиками. Законодательство ориентировано
на приток временных иностранных работников («гастарбайтеров»), понятие «имми140
141
Кавешников, Н.Ю. (2011). «Развитие институциональной структуры Евразийского
экономического сообщества». Евразийская экономическая интеграция, 2 (май, 2011)
Стратегия-2020, 2011
66
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
грант» не получило законодательного определения, программы постоянной миграции отсутствуют (за исключением малоэффективной программы содействия переселению соотечественников), получение разрешений на временное проживание и вида
на жительство затруднено. Законодательство не предусматривает разработку и внедрение иммиграционных программ для разных категорий иностранцев (родственники, экономические мигранты, в т.ч. работники высокой квалификации, инвесторы,
бизнесмены, самозанятые, отдельные категории беженцев).
Система привлечения временных трудовых мигрантов неэффективна, несмотря на
их большую численность. Она не дифференцирует иностранных работников по срокам пребывания: рабочие контракты с иностранцами ограничены одним годом. Отсутствуют специальные программы каникулярной и сезонной миграции. Система
квотирования не определяет потребности в иностранной рабочей силе и исключает
работодателя из процесса отбора мигрантов, представляя собой по сути лишь дополнительную бюрократическую процедуру, разделяющую мигрантов и работодателей.
Законодательные ограничения для занятости во время обучения и после его завершения снижают привлекательность получения образования в России для иностранных
студентов. В России отсутствуют механизмы селекции (отбора) мигрантов с определенными демографическими, социокультурными, экономическими характеристиками, обладающих высоким потенциалом для адаптации и интеграции в российское
общество.
Поскольку все мигранты рассматриваются как временные, программы интеграции
отсутствуют как таковые. При обсуждении проблем миграции на всех уровнях власти
и в общественных дискуссиях говорится о необходимости специальной предмиграционной подготовки (профессиональное обучение, изучение русского языка, законов,
истории и культуры России), которую мигранты должны проходить у себя на родине
и которая должна быть увязана с потребностями российского рынка труда. Однако
на практике инициативы по взаимодействию российских служб, бизнес-структур, неправительственных организаций с соответствующими организациями в странах – поставщиках рабочей силы минимальны.
Новые аспекты миграционной политики должны быть нацелены на повышение эффективности регулирования миграционных процессов. Концепция, предложенная в
«Стратегии 2020», предусматривает открытие новых каналов миграции, практическое применение разнообразных систем отбора мигрантов, продолжение работы по
совершенствованию законодательного и институционального обеспечения различных форм миграции, формирование и закрепление в обществе понимания новой роли
миграции и новых подходов к управлению миграционными потоками.
Одно из необходимых изменений в миграционной политике заключается в смещении акцентов на долгосрочную и постоянную иммиграцию высококвалифицированных специалистов, работников востребованных на рынке труда профессий, инвесторов, предпринимателей, студентов. Новой для России должна стать
поддержка семейной миграции и воссоединения семей мигрантов. В отношении
различных категорий постоянных мигрантов потребуется разработка специаль-
7. Экономическая стратегия России в регионе
67
ных иммиграционных программ, позволяющих им получить статус резидентов и
успешно интегрироваться в российское общество. Изменения в государственной
миграционной политике потребуют выстраивания системы правовых статусов
иностранных граждан с акцентом на статус резидента (вид на жительство), введения специального правового статуса для долгосрочных временных мигрантов,
предоставляемого без учета квот. Решение задачи повышения миграционной привлекательности РФ также повлечет за собой необходимость совершенствования
законодательства, разработки мер, направленных на повышение социальной защищенности иностранных граждан.
7.3. Стратегии привлечения ПИИ, крупные инвестиционные проекты с
участием России
Общий инвестиционный климат и качество институциональной среды в большинстве стран региона остается достаточно низким, несмотря на возросшую привлекательность региона для зарубежных вложений (см. Таблицу 5), что тормозит инвестиционное сотрудничество. Вместе с тем, объясняя невысокую активность в странах
региона, российские инвесторы нередко ссылаются на государственный протекционизм, нежелание сотрудничать со стороны национального бизнеса, стремящегося сохранить контроль над активами для извлечения ренты (подробнее см. Раздел 3.3).
Они рассчитывают на усиление государственной поддержки инвестиций и опережающую либерализацию инвестиционных потоков, которой будет способствовать (наряду с действующим соглашением от декабря 2008 г. о поощрении и взаимной защите
инвестиций в государствах-членах ЕврАзЭС) также формирование договорно-правовой базы ЕЭП в сфере инвестиций и предпринимательской деятельности142.
Стратегия инвестиционной деятельности России в регионе ЦА ориентируется преимущественно на государственный уровень принятия решений. А это означает, что привлечение к таким проектам субъектов МСБ хотя и декларируется, но на практике крайне
ограничено, что заметно снижает инвестиционный потенциал. Как отмечают эксперты,
сотрудничество между Россией и странами ЕврАзЭС развивается по особым правилам,
когда решающим фактором становится личная договоренность и отношения руководителей государств. А такие договоренности обычно диктуются не экономическими
и политическими интересами государств, а лоббистскими возможностями отдельных
компаний, близких к властным структурам, без одобрения которых на самом высоком
уровне не может быть реализована ни одна сколько-нибудь серьезная сделка143.
Сказанное одновременно означает высокую политическую составляющую в выборе
проектов и направлений инвестиционного сотрудничества и, следовательно, слабую
их проработку с точки зрения стратегии взаимодействия экономик этих стран. Кроме того, вследствие высокой ориентированности экономик стран ЦА (Казахстан, Туркменистан, Узбекистан) на энергосырьевой экспорт при низкой степени переработки
сырья и углеводородов, в настоящее время такой характер проектно-инвестиционно-
142
143
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
Хейфец, Б.А., 2011
68
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
го сотрудничества этих стран региона ЦА с Россией не может принципиально повлиять на углубление региональной экономической интеграции. На это обстоятельство
неоднократно обращали внимание многие обозреватели и эксперты144.
К числу важнейших факторов, определяющих характер инвестиционной стратегии
России в странах ЦА, эксперты относят следующие:
• несогласованность позиций ведомств РФ, влияющих на последовательность действий государства в отношении стран СНГ в целом и ЦА в частности;
• экстренный, чрезвычайный, избирательный, бессистемный и нерегулярный характер поддержки присутствия и действий российских компаний со стороны российского государства;
• непоследовательность и непредсказуемость действий органов государственной
власти стран ЦА (и, как следствие, нарушение достигнутых договоренностей), вытекающие из их так называемой многовекторной внешнеполитической ориентации;
• в отдельных случаях – непоследовательность российского бизнеса (сегодня есть
интерес к региону, завтра – нет), а также порой «неоколониальный» подход к странам ЦА («это не суверенные государства, а зависимые от внешних сил страны»)145.
В подобной ситуации говорить об участии российских компаний в долгосрочных бизнес-проектах, ориентированных на длительную перспективу, вряд ли представляется
возможным.
Экономический кризис со всей очевидностью показал, что назрела потребность в разработке инвестиционной стратегии России в регионе ЦА, определяющей ключевые,
стратегически важные для функционирования российских отраслей и производств
активы в этих странах, а также тактику, механизмы и инструменты налаживания
взаимовыгодного сотрудничества в управлении такими активами. Это важно и для
выстраивания эффективных цепочек приращения стоимости во главе с российскими компаниями, и для стимулирования интеграционных процессов за счет развития
производственно-технологической и сбытовой кооперации146.
144
145
146
Парамонов, В., Строков, А. Россия – Центральная Азия: нефтегазовое направление экономической
интеграции, 2 апреля 2010, http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1270208400
Козиевская, Е.В., Яценко, Е.Б. и др., 2011
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
8. Влияние сотрудничества со странами ЦА на экономическое развитие России
8. Влияние сотрудничества со странами ЦА на экономическое
развитие России
69
Если для многих стран региона роль российского рынка чрезвычайно важна, то для
России относительное значение взаимодействия со странами региона выражено менее явно. Это, в частности, проявляется в том, что до настоящего времени не восстановлены качественные и количественные показатели объема взаимной торговли, характерные для советского периода. Тем не менее, по ряду позиций Россия уже сегодня
крайне заинтересована в налаженных направлениях сотрудничества, а еще больше –
в потенциальных направлениях взаимодействия, развитие которых даст толчок формированию взаимодополняемости народнохозяйственных комплексов.
8.1. Выгоды России от интеграции
Инициируя интеграционные процессы в регионе (подписание соглашения о ЗСТ, образование ТС, постепенная гармонизация договорно-правовой базы сотрудничества
в масштабах ЕЭП, с одной стороны, и отношений с Евросоюзом – с другой; движение в
сторону ЕЭП), Россия преследует не только политические (укрепление международного статуса России как центра региональной интеграционной группировки), но и
чисто экономические цели:
• освоение емких, лишённых барьеров, рынков сбыта в странах региона (почти 62
млн потребителей без Афганистана и 96 млн потребителей, включая Афганистан),
доля которых в российском импорте должна возрасти, причем не столько за счет
энергоносителей и металлов, сколько за счет взаимных поставок готовой продукции, включая машины и оборудование;
• создание благоприятной среды для приобретения российским капиталом активов (прежде всего, в экспортно-ориентированных и наукоемких отраслях), совместное формирование регионального рынка финансирования инвестиционных
проектов;
• реализация крупных совместных инфраструктурных проектов в энерготранзите
и на транспорте (в т.ч. создание в перспективе современных транспортных коридоров «Восток-Запад» и «Север-Юг»), а также проектов в промышленности и агросфере;
• координация, а в перспективе и проведение единой политики в области регулирования рынка рабочей силы, включая социальное обеспечение трудящихся мигрантов;
• формирование в России регионального финансового центра и центра биржевой
торговли с расчетами в единой валюте.
ТС и ЕЭП открывает российскому капиталу доступ к ресурсам Казахстана, а также
повышает востребованность транзитного статуса России в широтном направлении.
Одновременно должна снизиться конкуренция между казахстанскими и российскими
предприятиями; кроме того, в рамках ЕЭП у России появится возможность для координации усилий на мировых рынках энергоносителей147.
147
Суздальцев, А., 2012
70
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Вместе с тем инициируемые Россией интеграционные проекты представляют собой
лишь долгосрочные цели. Сегодня партнеры РФ по интеграционным проектам в большей степени заинтересованы в открывающихся возможностях для получения дешевых
энергоносителей, решения транзитных проблем, открытом и неограниченном доступе
на российский рынок. Задачи создания единого рынка, экономического и валютного
союза с едиными правилами макроэкономической и валютной политики (что будет
означать определенное ограничение национального суверенитета в пользу наднациональных органов интеграционной группировки) остаются пока делом будущего.
Одним из индикаторов неблагополучия в структуре созданного ТС и формирующегося ЕЭП является низкий объем взаимной торговли оборудованием и технологиями, а интеграционные проекты ТС (и в большей степени ЕЭП) по сути остаются
группировками, экспортирующими на внешние рынки сырье и энергоносители (см.
раздел 1). Так, импорт оборудования и технологий Казахстана ориентирован не на
Россию, а на третьи страны – ЕС и Китай. Успех интеграции, следовательно, будет
связан с темпами модернизации экономики России, что позволит партнерам в странах ЦА реализовывать интеграционные проекты, обеспечивающие модернизацию
их экономик.
Новые интеграционные режимы не всегда благоприятствуют деятельности российских ТНК на территории стран региона. По оценкам экспертов, с бюрократизированными режимами в этих странах бизнесу зачастую легче договориться, минуя интеграционные структуры. Можно предположить, что новая система окажется крайне
противоречивой и запутанной (как минимум, в среднесрочной перспективе), что может стать сдерживающим фактором для взаимодействия. Для российского бизнеса во
многих случаях создание формальной институциональной среды вообще не является преимуществом: наоборот, в условиях слабо формализованных и неопределенных
правил он чувствует себя значительно увереннее148.
8.2. Транзит, сотрудничество в сфере инфраструктуры и транспорта
Обладая развитой трубопроводной системой и реализуя новые проекты в этой области, Россия заинтересована, с одной стороны, в наращивании собственного транзитного потенциала, используя особенности географического положения ЦА и обеспечивая транзит нефти и газа из республик ЦА на мировой рынок (прежде всего в
Европу). С другой стороны, Россия заинтересована и в использовании инфраструктурной сети для экспортных поставок в ЦА и Западный Китай через территорию Казахстана. Это возможно путем развития экспортной инфраструктуры в странах ЦА, в
т. ч. через совместные (международные) управляющие структуры149. В этом контексте
для перспектив развития сотрудничества России не только с регионом ЦА, но и со
всем Каспийским регионом исключительно важно возобновление конструктивного
взаимовыгодного диалога России с Туркменией.
148
149
Либман, А.М., Головнин, М.Ю., 2010
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
8. Влияние сотрудничества со странами ЦА на экономическое развитие России
71
Чрезвычайно выгодным для России в перспективе может стать сотрудничество со
странами региона ЦА в сфере транспорта и коммуникаций. Для этого необходимо
преодолеть географическую оторванность региона от основных внешнеторговых потоков (на Европу и в Китай), которые в настоящее время замкнуты на Россию. В настоящее время объемы грузовых перевозок между Россией и странами ЦА невелики,
намного ниже, чем в советский период. Поэтому, если страны ЦА в настоящее время
используют российские транспортные коммуникации (в основном железные дороги
и трубопроводы) для своего экспорта и импорта, то Россия при сложившейся в настоящее время структуре ее внешней торговли (в основном экспорт сырья и энергоносителей на мировой рынок) использует транспортные услуги стран ЦА крайне ограниченно150. По мере преодоления экономико-географической изоляции стран ЦА и
внутренних районов РФ в ходе реализации проектов сухопутных транспортных коммуникаций в рамках взаимодействия ЕврАзЭС и ШОС Россия сможет извлекать экономическую выгоду из транзита через регион ЦА. Развитие многостороннего сотрудничества в регионе в сфере транспорта позволит ей обеспечить стратегически важный
короткий и доступный сухопутный выход через территорию Афганистана на рынки
Южной Азии. По оценкам экспертов, транспортно-коммуникационная интеграция в
рамках ЕврАзЭС и ШОС в долгосрочной перспективе может привести к формированию мощного экономического блока, включающего Россию, Китай и страны ЦА151.
8.3. Заинтересованность России в сотрудничестве в нефтегазовой сфере
Россия заинтересована в использовании уникального потенциала природных ресурсов стран региона, причем не только энергоносителей, но и стратегического сырья для
реструктуризации и модернизации своей промышленности. Российский капитал пока
еще недостаточно присутствует в разработке этих ресурсов (подробнее см. Раздел 3).
По сути, нефтегазовое направление интеграции могло бы стать ключевым, а возможно, и единственным реальным направлением для активизации региональных интеграционных процессов. Разработчики энергетической стратегии интеграции исходили из того, что Россия и Казахстан – два крупнейших на постсоветском пространстве
производителя нефти и газового конденсата – экспортируют свыше 70% общего объема их добычи. В свою очередь, Туркменистан экспортирует на внешние рынки около
67% общего объема добываемой в стране нефти и примерно 75% природного газа152.
Однако в развертывании энергетической интеграции существует ряд серьезных проблем, которые осложняют использование ярко выраженной экспортно-сырьевой
ориентации России, с одной стороны, и Казахстана и Туркменистана – с другой. Дело
в том, что на фоне долгосрочных потребностей мировой экономики в нефти и газе
150
151
152
Парамонов, В., Строков, А. «Экономические отношения между Россией и Центральной Азией:
основные проблемы», 24 октября, 2010, http://www.ceasia.ru/ekonomika/ekonomicheskieotnosheniya-mezhdu-rossiey-i-tsentralnoy-aziey-osnovnie-problemi.html
Парамонов, В. «Перспективы сотрудничества стран Центральной Азии и России в транспортнокоммуникационной сфере: основные рекомендации для ЕврАзЭС и ШОС», 14 мая, 2011,
http://www.bsc-sw.com/articles.aspx?i=17#17
Парамонов, В., Строков, А., 2010
72
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
углеводородные запасы и экспортные возможности России и стран ЦА относительно
невелики. По данным British Petroleum, нефтяные запасы России и стран ЦА составляют примерно 5–5,5% мировых, и при нынешнем уровне добычи их хватит примерно
до 2020 г., тогда как соответствующие показатели для стран ОПЕК составляют около
75% и более 100 лет. Аналогичная ситуация складывается и с газовым потенциалом.
Экспортные возможности стран Среднего и Ближнего Востока по природному газу
значительно выше, чем у России и государств ЦА153. Таким образом, углеводородные
ресурсы России и стран ЦА имеют большее стратегическое значение для них самих и
их партнеров на постсоветском пространстве, чем для мирового рынка.
Формирование энергетического интеграционного пула России и региона ЦА осложняется и тем, что освоение этих месторождений здесь в инвестиционном плане менее привлекательно по сравнению с другими регионами мира. Большая часть запасов
российского газа расположена в труднодоступных районах, на шельфе Северного Ледовитого океана либо в малоосвоенных районах Сибири, где условия добычи резко
отличаются от условий большинства главных поставщиков углеводородов на мировой рынок. Немаловажным является и тот факт, что Россия и страны ЦА находятся
на периферии мировой сети транспортировки углеводородного сырья, тогда как основные мировые производители углеводородов расположены на побережье океанов,
что существенно облегчает задачу доставки нефти и газа основным мировым потребителям. Ситуация усугубляется фрагментацией регионального экономического пространства ЦА, что еще более повышает транспортные издержки.
В отличие от большинства стран мира, где нефть и природный газ в основном направляются на промышленную переработку, в России и государствах ЦА эти ресурсы в основном используются как топливо. В этих странах доля углеводородов (в основном
природный газ и мазут) в топливно-энергетическом балансе составляет свыше 2/3 и
используется главным образом для производства электроэнергии154.
В этих условиях стремление России и отдельных стран ЦА к увеличению объемов экспорта этих ресурсов и войти в число крупнейших поставщиков углеводородов на мировом рынке вызывает много вопросов относительно экономической эффективности для России этого направления интеграционной стратегии, особенно в средне- и
долгосрочной перспективе.
8.4. Совместное инвестирование в объекты, представляющие взаимный
интерес
В то время как инвестиции из стран ЦА не являются пока значимым ресурсом для
реального сектора экономики России, активная инвестиционная позиция в этих
странах и адресная работа по стратегически важным для РФ активам в этом регионе
представляют для России серьезный интерес и являются важными условиями устойчивого развития ряда отраслей российской экономики. Для России еще сохраняется
153
154
Парамонов, В., Строков, А., 2010
Парамонов, В., Строков, А., «Центральная Азия...», 2010
8. Влияние сотрудничества со странами ЦА на экономическое развитие России
73
возможность эффективной кооперации со странами ЦА в ряде отраслей, прежде всего
в сфере добычи и переработки полезных ископаемых, энергетике155.
По оценкам, к наиболее перспективным сферам деятельности совместных предприятий со странами ЦА, которые могли бы дать существенный экономический эффект
из-за гораздо более низких производственных издержек в условиях региона по сравнению с Россией, относятся:
• текстильная и легкая промышленность на базе производимого в регионе текстильного сырья;
• машиностроение, в т.ч. сельскохозяйственное и текстильное, а также авиастроение и электроника;
• аграрное производство, поскольку климат стран ЦА позволяет выращивать культуры, которые в российских условиях выращивать нерентабельно;
• цветная металлургия, поскольку основные запасы имеющих промышленное значение цветных металлов залегают в ЦА, в т.ч. и практически отсутствующие в России хром, марганец и др.;
• атомная энергетика, поскольку почти все потенциально рентабельные для освоения залежи урановых руд на постсоветском пространстве находятся в Казахстане
и Узбекистане156.
Между тем в плане финансирования крупных инновационно-индустриальных проектов Россия вплоть до последнего времени отдавала предпочтение политическим
декларациям, а также сотрудничеству в военной и нефтегазовой сфере как менее дорогостоящим инициативам по сравнению с развитием более продвинутых форм экономического сотрудничества157.
8.5. Значение импорта из ЦА для России и российского экспорта в эти
страны для функционирования экспортных производств стран ЦА
Значение поставок из стран региона для России во многом связано с ярко выраженной топливно-сырьевой ориентацией взаимной торговли России и стран ЦА (см. Раздел 1.). Так, традиционной международной специализацией России были переработка
рудного материала и производство рафинированного металла из сырья, импортируемого из этих стран (например, медных и полиметаллических руд из Казахстана). Однако наличие собственных ресурсов, причем с низкой себестоимостью производства,
а также низкие издержки на рабочую силу и природоохранную деятельность уже в
настоящее время подталкивают эти страны к расширению технологической цепочки
– от экспорта руды и минералов к поставкам обогащенного продукта, рафинированных металлов и т.д., особенно с помощью инвестиций из третьих стран. В результате эти страны, перемещаясь в сферу традиционной международной специализации
России, выходят на международные рынки, где вступают в прямую конкуренцию с
155
156
157
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
Парамонов, В., 2011
Парамонов, В. «Россия – Центральная Азия: экономической интеграции нет и не будет», 30 марта,
2008, http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1206874260
74
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Россией. Например, первичный рафинированный алюминий производится и в Таджикистане, и в Казахстане, и в Узбекистане. Отмена Казахстаном вывозной пошлины на
нелегированный алюминий стала очередным шагом на пути более полной экспортоориентированной переработки добываемого сырья на своей территории. Менее обеспеченные собственным сырьем, но все более ориентирующиеся на экспорт рафинированных металлов Таджикистан (алюминий) и Узбекистан (медь, цинк, алюминий)
в перспективе могут создать дополнительное напряжение в ресурсообеспечении
цветной металлургии России, притягивая дополнительные потоки руд и концентратов. Киргизия, являвшаяся в основном поставщиком концентратов, также намерена
осваивать переработку сырья на своей территории158.
Таким образом, по мере наращивания объемов производства в добывающей промышленности и отраслях первичного передела (особенно в ресурсо- и энергоемких секторах), а также развития транспортной инфраструктуры региона, государства ЦА смогут составить ощутимую конкуренцию России на евразийском и глобальном рынках.
Аналогичный сценарий воспроизводится в нефте- и газохимии, в производстве минеральных удобрений, ряде других отраслей. Оптимальным подходом для России
в сложившейся ситуации была бы совместная с партнерами из стран региона реализация проектов в сферах традиционной экспортной специализации РФ. Это позволило бы избежать нерациональной конкуренции за рынки и более эффективно
влиять на уровень цен159.
Учитывая уровень развития экономик стран региона и, соответственно, невысокую
диверсификацию их экспортных производств, в ближайшей перспективе вряд ли
можно ожидать значительного увеличения поставок промышленной продукции из
стран ЦА на российские рынки. Заметным на емком рынке России экспортным потенциалом среди этих стран обладает лишь Казахстан, экспортирующий в РФ помимо
сырья также значительные объемы минеральных удобрений, продуктов неорганической химии, труб и проката черных металлов (см. Рисунок 4).
При общей тенденции снижения доли России в суммарном экспорте стран региона по
широкому кругу товаров, не входящих в группу сырья и первичных промышленных
полуфабрикатов, ориентация поставщиков из региона на российский рынок по ряду
товарных групп несколько возросла, что проявилось в росте поставок из этих стран
в Россию продовольствия и товаров текстильной промышленности (см. Раздел 1.4).
Особенно сильной является зависимость аграрного сектора этих стран от поставок
в Россию, выступающую в качестве важного экспортного рынка для их сельхозпродукции. Так, по данным ЮНКТАД, на страны ЦА приходится свыше 90% российского
импорта пшеницы, около 70% – ячменя, 7% – импорта муки и 12–13% российского
импорта овощей и фруктов.
Тем не менее, экспортный потенциал аграрного сектора стран региона не в состоянии
в сколько-нибудь серьезной степени удовлетворить потребности емкого российского
158
159
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю., 2010
8. Влияние сотрудничества со странами ЦА на экономическое развитие России
75
рынка в продовольствии. Так, даже Казахстан, крупнейший (после России) региональный поставщик продовольствия на рынки стран ЕврАзЭС, в торговле продовольствием с Россией имеет отрицательное сальдо: импорт в семь раз превышает экспорт. Российский рынок испытывает потребность в экологически чистой продукции, особенно
в мясе, овощах, молочных продуктах, но Казахстан пока не в состоянии соответствовать этим требованиям в силу невысокого технико-технологического уровня производства и недостаточной конкурентоспособности продукции160.
Исследования показали, что конкурентоспособностью на рынке региона ЕврАзЭС обладают казахстанские пшеница, ячмень и рис, в то время как, например, другие зерновые культуры (рожь, гречиха, просо) в настоящее время не могут эффективно конкурировать с выращенными в России и Беларуси. Основным фактором, сдерживающим
экспорт зерна из Казахстана на российский рынок, является неэффективная товарнологистическая система, приводящая к удорожанию товаров. Тем не менее, достаточно конкурентоспособны на рынках ЕврАзЭС овощные (репчатый лук, капуста, ранние
томаты, огурцы) и бахчевые культуры, яблоки161.
Современный технологический уровень стран региона не позволяет рассматривать
сотрудничество с ними как фактор, стимулирующий модернизацию в России. Однако
для России важно, чтобы сотрудничество в регионе ЦА обеспечивало рынки сбыта для
российских технологически сложных и инновационных товаров, товаров обрабатывающей промышленности, машин и оборудования, на которые есть спрос на рынке стран
ЦА. Это поддерживает те производства в России, которые по объективным обстоятельствам не являются конкурентными на европейских рынках. На современном этапе, решая проблемы модернизации своего производственного потенциала, Россия заинтересована в развитии экспорта в страны ЕврАзЭС новых товаров и услуг, которые будут
появляться в ходе успешного решения ею модернизационных задач, в том числе с помощью иностранных инвестиций и технологий. Здесь уже имеются некоторые результаты, и они должны качественно увеличиться уже в ближайшие годы. Так, в феврале
2011 г. с калужского завода Volkswagen начались поставки автомобилей в Казахстан162.
Вместе с тем, эксперты отмечают, что на рынках не только членов ТС, но и всего постсоветского пространства российская промышленная продукция все чаще проигрывает в конкуренции с аналогичной продукцией из Китая, в результате чего наблюдается
сокращение экспорта отдельных ее видов, например, в Казахстан, и разрушение кооперационных связей между предприятиями трех стран-членов ТС. Характерно, что
шансы сохранения на определенное время рынка сбыта промышленных товаров и
оборудования из России эксперты связывают с расширением состава ТС–ЕЭП163.
Особо следует отметить такое, пока не реализованное, но потенциально чрезвычайно выгодное для России направление сотрудничества, как предоставление широкого
160
161
162
163
Григорук, В.В. «Казахстан на продовольственном рынке ЕврАзЭС». Евразийская экономическая
интеграция, 3 (Авг. 2011)
Григорук, В.В., 2011
Хейфец, Б.А., 2011
Суздальцев, А., 2012
76
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
спектра образовательных услуг для региона ЦА. Расширение этого направления взаимодействия способствовало бы, с одной стороны, удовлетворению спроса на такие
услуги со стороны стран региона, а с другой – обеспечило бы более полное использование значительного потенциала российского высшего и среднего специального
(профессионального) образования, которое в настоящее время испытывает дефицит
молодежи соответствующих возрастов.
8.6. Приграничное сотрудничество и безопасность
Из всех стран региона Россия непосредственно граничит только с Казахстаном, однако
по протяженности эта граница – 7,5 тыс. км – одна из самых длинных в мире. Однако
потенциал приграничного сотрудничества России с Казахстаном используется далеко
не полностью, что связано с характером самих приграничных территорий, которые в
обеих странах не относятся к районам интенсивного хозяйственного освоения. Тем не
менее, по оценкам экспертов, приграничное сотрудничество должно превратиться в
один из основных инструментов развития региональной экономики, укрепления безопасности и добрососедских отношений со странами ЦА. Например, для граничащей с
регионом Тюменской области сотрудничество со странами ЦА открывает возможности выхода регионального крупного и среднего бизнеса на новые рынки продукции
машиностроения, деревообработки, агропромышленного комплекса. Так, развивается сотрудничество Тюменской области с Казахстаном и Узбекистаном в лесной, легкой
и химической промышленности, в машиностроении и животноводстве164. По оценкам
экспертов, более 70% оборота казахстанско-российской торговли продовольствием
осуществляется с участием представителей приграничных территорий.
К проблемам экономического взаимодействия России с регионом ЦА вплотную примыкает проблема обеспечения безопасности в плане противодействия наркотрафику, масштаб которого с территории региона в Россию уже сегодня, по оценкам, сопоставим с совокупным объемом взаимного товарооборота (порядка 20 млрд долл.). В
России эта проблема теневого взаимодействия с регионом (наряду с потерями гуманитарного порядка) приобрела и чисто экономический характер, подогревая теневой
криминальный сектор и способствуя развитию коррупции и организованной преступности не только в РФ, но и в странах ЦА. В связи с ликвидацией таможенного досмотра на границе с Казахстаном, через который в Россию поступает основная масса
героина из Афганистана (на который, в свою очередь, приходится 74% общемирового
объема производства опия) и Таджикистана, возникла проблема технического оснащения таможенных служб на южной границе Казахстана.
В соответствии с межгосударственными договоренностями, участники ТС должны
обеспечить контроль на своей внешней границе, причем технически на южной границе это сделать проще. Причина в том, что протяженность границ Казахстана с южными соседями, через которых осуществляется наркотрафик, вдвое меньше, чем с
Россией; кроме того, на севере граница проходит по голой степи, а на юге – по есте-
164
Девятков, А.В. «Центральная Азия и Россия: развитие трансграничных связей», 16 июн, 2010,
http://www.bsc-sw.com/articles.aspx?i=0#0
9. Вместо заключения
77
ственным преградам в виде горных хребтов. Казахстан уже объявил о своем намерении потратить на укрепление южной границы в течение ближайших двух лет около
95 млн долл. Отметим, что стоимость одного стационарного инспекционно-досмотрового таможенного комплекса, позволяющего рентгеном просвечивать автотранспорт
и контейнеры, составляет порядка 9 млн долл.165
По всей видимости, организация системы эффективного противодействия наркотрафику невозможна без тесного сотрудничества России и стран ЦА с государствами-участниками антитеррористической коалиции в Афганистане. В этой связи представляет интерес т.н. «Центральноазиатская антинаркотическая инициатива» (CACI),
представленная США в октябре 2011 г. В ее основе – создание в пяти странах региона
целевых групп по силовому противодействию наркотрафику, обучение и подготовку
которых будет осуществлять Управление по борьбе с наркотиками США. Сами оперативные группы, как предполагается, будут сотрудничать с афганскими и российскими
коллегами при проведении совместных операций по перехвату наркотрафика и сбору
улик против наркоторговцев166.
9. Вместо заключения
1. С большинством стран ЦА Россию связывает общее прошлое. Тем не менее, объективная экономическая взаимозависимость России и стран региона, сложившаяся в
бывшем СССР и опиравшаяся на централизованно планировавшиеся товарные и инвестиционные потоки, за прошедшие десятилетия не стала основой для восстановления достигнутого на предшествующем этапе развития экономических связей, основные количественные и качественные показатели которых значительно уступают
советскому уровню.
2. Россия перестала быть единственным и доминирующим игроком в регионе
и более не является безальтернативным стратегическим партнером для развития
стран ЦА. Экономически эту роль готовы взять на себя прежде всего Китай и Евросоюз. Их проникновение в экономику и степень влияния на формирование экономической политики стран ЦА возрастают. Третьи страны начинают воздействовать
на формирование экономической среды, к которой России приходится приспосабливаться, взаимодействуя с новыми акторами на территории стран региона и по
рынкам сбыта промышленной продукции, и по инвестиционным проектам. А учитывая слабые институты стимулирования ВЭД, преимущественно «верхушечное»
принятие решений о взаимодействии в крупных инвестиционных проектах, а также снижающийся потенциал производственной модернизации, Россия не всегда
в состоянии успешно с ними конкурировать. В этой ситуации Россия вынуждена
будет строить свои интеграционные планы с учетом необходимости взаимодей165
166
Василивецкий, А. «Россия на игле. «»Героиновая река»» из ЦА грозит стать водопадом», 14 апр.,
2011, http://procella.ru/index.php?newsid=2606
Фасхутдинов, Г. «Москва предлагает Центральной Азии «Корпорацию развития»», 1 апр. 2012,
http://www.dw.de/dw/article/0,,15849665_page_0,00.html
78
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
ствия с ЕС и Китаем и пытаться преобразовать сферу нарастающих противоречий
в сферу взаимовыгодного партнерства.
3. Фрагментация экономического пространства ЦА на национальные сегменты.
Подобная фрагментация, как по объективным, так и по субъективным причинам предопределяет замкнутость региона в системе сухопутного транспортного сообщения в
Евразии. Условия экономического взаимодействия стран региона ЦА с другими странами связаны с географической удаленно-стью региона от евразийских транзитных
коммуникаций. Основные сухопутные коммуникации в Евразии идут в обход ЦА, а
сухопутные транспортные артерии на территории региона (в первую очередь, железные и автомобильные дороги) в основном используются странами ЦА для собственных экспортно-импортных операций, в то время как другие евразийские страны,
включая Китай и Россию, используют их в меньшей степени. Сами государства ЦА не
предпринимают согласованных и скоординированных усилий по выходу из экономико-географической изоляции и, более того, в ряде случаев вольно или невольно даже
способствуют ее дальнейшей консервации.
В перспективе по мере преодоления географической изоляции благодаря интенсивному транспортно-коммуникационному освоению территории, в т.ч. и с помощью
заинтересованных третьих стран, принципиально изменится транзитное значение
региона, что резко повысит его привлекательность и создаст новые стимулы для развития многостороннего сотрудничества, в т.ч. и с Россией.
4. Препятствия для расширения взаимодействия. Препятствия в общем виде сводятся к следующим:
• Сложившаяся модель взаимодействия, ориентированная преимущественно на сотрудничество в топливном и добывающем секторах, с трудом движется в направлении диверсификации направлений сотрудничества и пока слабо ориентирована на модернизацию национальных народнохозяйственных комплексов, что во
многом снижает долгосрочный потенциал сотрудничества и заинтересованность
национальных элит в его развитии.
• Серьезным препятствием для развития сотрудничества является его сильная
ориентация на инициативы сверху и, следовательно, слабое привлечение к нему
предприятий МСБ (в т.ч. в силу недостаточного развития этого сектора в самой
России), которые могли бы создать критическую массу для прорыва в экономических отношениях и нащупать сферы взаимного интереса даже в условиях в целом
неблагоприятного климата для ведения бизнеса в большинстве стран региона.
• Россия не располагает достаточными ресурсами и не достигла уровня экономической привлекательности, необходимого для того, чтобы «замкнуть на себя»
основные внешнеэкономические интересы всех или большинства стран региона
ЦА. Это одновременно предполагает, что попытки инициировать интеграционные процессы в этом регионе могут быть успешными при условии, что в них будет
определено место внешних партнеров.
• Настороженное отношение к приезжим из ЦА в России, иногда переходящее в ксенофобию.
• Противоречия между самими странами, например, при реализации крупных гидроэнергетических проектов.
9. Вместо заключения
79
• Регион ЦА включает в себя разные по уровню развития страны с разной степенью
заинтересованности во взаимодействии с Россией, что предопределяет различную степень вовлеченности в совместные с Россией проекты. Высоко также влияние политической составляющей в принятии в этих странах решений об участии
в проектах сотрудничества.
5. В России заинтересованность в развитии сотрудничества со странами ЦА связана не только с геополитическими факторами, но и с ситуацией собственно внутри
страны. Нынешний демографический кризис, сокращение населения Сибири и тенденция к концентрации хозяйственной деятельности в европейских регионах страны
подталкивают к укреплению взаимодействия с регионом ЦА. Следовательно, в интересах России налаживание координации, а в перспективе и проведение единой политики в области регулирования рынка рабочей силы, включая социальное обеспечение трудящихся мигрантов. Россия заинтересована в расширении рынков сбыта в
странах региона, доля которых в российском экспорте может в перспективе возрасти
за счет поставок широкой номенклатуры изделий обрабатывающей промышленности, в т.ч. машин, оборудования, наукоемких товаров и услуг. В результате осуществления инвестиционных проектов Россия может увеличить объем накопленных в экономике каждой из стран региона ПИИ, в первую очередь в реальном секторе, а за счет
этого расширить экспорт кооперационной продукции, оборудования и технологий (с
использованием современной логистики и инструментов продвижения экспорта).
Особо следует выделить заинтересованность России в сотрудничестве с Афганистаном, главным лейтмотивом которого сегодня является объективная заинтересованность в стабилизации ситуации в республике. Речь идет о таких конкретных мерах,
как совместное восстановление линий электропередач, ГЭС, ремонт дорог и заводов,
строительство хранилищ для пшеницы, возобновление работы школ и др.
6. Стимулы, связанные с заинтересованностью стран региона в развитии сотрудничества с Россией, обусловлены, в частности, тем, что она могла бы способствовать удовлетворению спроса стран ЦА на инвестиции, обеспечивающие модернизацию экономики в различных экономических секторах, а не только в топливном и сырьевом.
Россия является емким, пока еще не в полной мере используемым, рынком сбыта продукции аграрного сектора стран региона и крупным работодателем для их граждан.
Резкое падение цен на промышленное сырье и полуфабрикаты на мировом рынке изза кризиса еще ярче выявило значение российского рынка в обеспечении сбалансированного развития экономик стран ЦА.
Большинство стран региона заинтересованы также в восстановлении гуманитарного
и культурного сотрудничества между РФ и регионом, которое существенно сузилось,
а также в развитии институциональной среды для создания более защищенных условий для миллионов трудовых мигрантов в России. Сохраняющиеся многочисленные
русскоязычные меньшинства в странах ЦА заинтересованы в развитии различных
форм гуманитарного взаимодействия с Россией, а также в поддержании роли русского языка в регионе.
80
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Россия пока остается привлекательной для потенциальных студентов из стран ЦА.
Сотрудничество в подготовке специалистов из стран региона и реформирование систем высшего образования в этих странах остаются важными задачами для России. А
поскольку в настоящее время активную роль в продвижении высшего образования
в регионе начинает играть ЕС, то наиболее перспективным с точки зрения развития
этих систем в странах ЦА было бы тесное взаимодействие России и ЕС в программах
обмена студентами, открытии факультетов своих университетов в этих странах или
организация дистанционного обучения.
7. Перспективы развития интеграционных процессов в регионе. Эти перспективы в рамках ЕЭП тесно связаны с уровнем конкурентоспособности российской экономики. Без модернизации, при закреплении имеющегося сегодня отставания во многих ключевых сферах НТП неизбежно будут расти центробежные процессы, а страны
региона будут все более ориентироваться на внешних партнеров (ЕС, Китай, Иран,
Турция и т.д.). В свою очередь, структурная и технологическая модернизация экономики России способствовала бы ориентации экономик стран ЦА постсоветского
пространства на российский модернизационный тренд, создав динамичный и привлекательный интеграционный имидж России. В этом случае отпала бы необходимость стимулировать участие партнеров по интеграции нерыночными механизмами
– таможенными уступками, энергетическими и сырьевыми субсидиями и дотациями,
банковскими кредитами.
8. Настороженное отношение к интеграционным процессам со стороны стран
региона. Отношение к инициативам развития региональной интеграции в разных
странах ЦА неодинаково и часто окрашено политическими соображениями. Так, Таджикистан и Узбекистан не демонстрируют ярко выраженного желания участвовать
в региональных интеграционных группировках под эгидой России, что нередко выражается в выдавливании из региона российских инвесторов167. Позиция Казахстана,
наиболее развитой страны региона, в отношении интеграции несколько отлична и
опирается на геополитические соображения. Российские эксперты168 склонны считать, что в настоящее время с вводом в строй трубопроводов в обход России (через
южный Кавказ), развитием значимого банковского сектора и др. зависимость Казахстана от России заметно снизилась. Поэтому его быстрое продвижение по пути от ТС
к ЕЭП, предполагающее значительно более высокую степень наднационального регулирования (Евроазиатская экономическая комиссия), пока еще нельзя считать безусловно решенным.
9. «Догоняющая» интеграция. Хотя Россия и не в полной мере реализует свой потенциал содействия экономическому развитию стран региона, она пока остается «локомотивом» и ключевым звеном экономической интеграции в ЦА. Именно она интенсифицировала формально-юридическое оформление интеграционных процессов,
связанное с заключением ряда договоров (о создании ЕврАзЭС, ЗТС, ТС, ТС-ЕЭП) на
167
168
Libman, A. “Russian Federalism and Post-Soviet Integration: Divergence of Development Paths.” EuropeAsia Studies 63 (2011):1323–1355.
Vinokurov, E. “The Evolution of Kazakhstan’s Position in Relations with Russia in 1991-2010”, MPRA
Working Paper 22187, 27 April, 2010, http://mpra.ub.uni-muenchen.de/22187/
9. Вместо заключения
81
постсоветском пространстве, в которые в той или иной мере были вовлечены страны
региона. По инициативе России происходит и постепенная гармонизация договорноправовой базы сотрудничества в масштабах СНГ, с одной стороны, и двусторонних отношений стран-членов СНГ с Евросоюзом на базе принципа общего экономического
пространства – с другой; инициирована унификация стандартов и др. Важная задача,
которую ставит перед собой российское руководство, – стать интеграционным центром на территории бывших советских республик. Однако вплоть до последнего времени интеграционные инициативы в регионе не были особенно успешными. Во многом утрачена поддержка интеграции и в самом обществе. В странах ЦА уже выросло
новое поколение, далекое от России, получившее образование не в российских вузах,
а на Западе. В этой связи, подчеркивают российские эксперты, если Россия не окажется в полной мере готовой сыграть роль активного инициатора развития сотрудничества, это автоматически повлечет свертывание интеграционных проектов в ТС.
В импорте
В экспорте
В импорте
В экспорте
В импорте
В экспорте
В импорте
В экспорте
89,2
7,0
94,3
0,3
1,2
5,3
16,9
30
26,6
15,3
53,8
38,4
2273
12174
0,6
0,2
8,5
3,8
10,1
70,6
79,6
14,1
5,37
16,32
1,2
25,3
17,7
3,4
17,5
1,5
55,2
9,4
8,3
53,1
2163
6,88
Таджикистан
НД
1,1
10,6
8,7
0,3
0,9
74,3
88,2
13,8
0,2
2,1
8274
5,04
4,1
14,5
10,9
11,2
9,8
23,1
70,7
37,4
0,6
19,0
3114
28,16
Туркменистан Узбекистан
НСД
НСД
1,1
17,3
16,2
39,5
32,7
0,7
49,7
33,8
49,6
19.6*
1207
34,39
Афганистан
НД
0,9
2,1
13,1
2
1,5
64,4
69
14,7
…
26,9
19840
141,75
Россия
ВСД
Примечания: ВСД – страны с доходами выше среднего уровня; НСД – страны с доходами ниже среднего уровня; НД – страны с низким уровнем дохода.
* данные за 2008 г.
Составлено по: World Development Indicators, UNCTADStat.
Доля пром. товаров, %
Доля топлива, %
Доля продовольствия, %
Классификация
Всемирного банка по
уровню дохода
Население, млн чел.
(2010)
Доход на душу
населения по ППП,
международные
доллары
Внешняя
задолженность, % ВНД
Официальная помощь
развитию, % ВНД
Доля с.-х. сырья, %
Кыргызстан
НД
Казахстан
ВСД
Таблица П1. Основные показатели экспортного потенциала и уровня развития стран региона ЦА и России (2010)
Приложения
82
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
+
+
+
+
Ассоциированный
член с 2006
Статус наблюдателя
при МПА СНГ с 2006
Казахстан
Узбекистан
Таджикистан
Кыргызстан
Туркменистан
Афганистан
+
Россия
СНГ
+
Членство
приостановлено
с 2008
+
+
+
ЕврАзЭС
+
Таможенный
Союз – ЕЭП
+
+
+
+
+
Зона свободной
торговли СНГ
+
+
+
ОДКБ
+
Членство
приостановлено
с 06.2012
+
Таблица П2. Участие стран региона ЦА в интеграционных образованиях и соглашениях
+
+
+
+
+
ШОС
Заявка о
вступлении
(2006)
Протокол о
присоединении
(ноябрь 2011)
Заявка о
вступлении
(1996)
Заявка о
вступлении
(1994)
Заявка о
вступлении
(2011)
+ (1998)
ВТО
+
+
+
+
+
+
ЦАРЭС
Приложения
83
Составлено по: WTO (2009, 2011).
Примечания:
* данные за 2006 г.
** данные за 2009 г.
I – продукция общего машиностроения; II – электротехническое и электронное оборудование; III – транспортное оборудование.
Данные по Туркменистану и Афганистану отсутствуют.
III
II
I
Россия
Казахстан
Кыргызстан
Таджикистан
Узбекистан
Среднеарифметическое значение тарифа по ставкам РНБ
2008
10,8
6
4,7
7.9*
15,5
2010
9,5
9,2
4,6
7,8
15,4
Среднеарифметическое значение тарифа по несельскохозяйственным товарам
2008
10,2
4,9
4,2
7.4*
14,9
2010
8,9
8,5
4,2
7,4
14.9**
Доля беспошлинных позиций в общем числе позиций несельскохозяйственного импорта
2008
11,5
26,8
51,4
…
1,5
2010
14,5
17,9
51,7
1
3.7**
Среднеарифметическое значение тарифа по группам машин и оборудования
2008
4,2
0,7
2,6
…
9,4
2010
3,4
3,3
2,2
5
8**
2008
8,8
1,5
3,4
…
13,4
2010
7,4
6,2
3,4
5
12.6**
2008
10,4
2,1
4,8
…
12,6
2010
11,1
10,5
4,7
5,1
12.9**
Таблица П3. Сравнение импортных тарифных профилей России и стран ЦА (2008–2010)
84
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
0.719
0.349
0.714
0.598
0.580
0.669
0,617
Россия
Афганистан
Казахстан
Кыргызстан
Таджикистан
Туркменистан
Узбекистан
65
155
64
109
112
87
102
2010
Место среди 169
стран по уровню
развития
человеческого
потенциала
Коэффициент
ежегодного
естественного
прироста
населения (%)
2005–
2010–
2010
2015
-0,4
–0,3
2,7
3,2
0,9
0,7
1,5
1,1
2,2
1,9
1,4
1,2
1,4
1,2
0,0
…
0,2
3,4 (2007)
21,5 (2004)
24,8 (1998)
46,3 (2003)
2000–2009
Население,
живущее за чертой
бедности (менее
чем на 1,25 долл. в
день по ППС, %)
6,6
8,2
2,2*
…
0,2*
6,3
2007
Уровень
безработицы
* зарегистрированная безработица
Источники: Доклад о развитии человека (ПРООН) за 2009, 2010, 2011 гг. Данные по безработице – из баз данных
Всемирного банка (World Development Indicators) и Международной организации труда.
2010
Год
Индекс
развития
человеческого
потенциала
Таблица П4. Некоторые показатели социального развития России и стран ЦА
…
0,7
-0,1
-0,3
-0,6
-0,1
-0,3
2005–2010
Чистый
коэффициент
международной
миграции (%)
0,4
…
0,1
21,7
35,1
….
…
2009
Приток
денежных
поступлений от
миграции (%
ВВП)
Приложения
85
86
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Литература
ADB (2011). Asian Development Outlook 2011: South-South Economic Links. Manila, Asian Development Bank.
IMF (2011). Regional Economic Outlook: Middle East and Central Asia. Wash., D.C., April.
International Crisis Group (2010). Central Asia: Migrants and the economic crisis. Asia Report No.
183, January 5, http://www.crisisgroup.org/en/regions/asia/central-asia/183-central-asia-migrants-and-the-economic-crisis.aspx
IWPR: Узбекистан пытается притормозить энергетические планы Таджикистана (2011, 4
апреля), http://tjknews.com/?p=4442
Libman, A. (2011). Russian Federalism and Post-Soviet Integration: Divergence of Development
Paths. Europe-Asia Studies 63:1323–1355.
Moscow Crafting Its Own International Aid Agency (2011). The Moscow Times, August 29.
Paramonov, V. and Strokov, A. (2008). Central Asia: Existing and Potential Oil and Gas Trade. U.K.
Defence Academy. ARAG Paper 08/03E, Central Asia Series. Shrivenham, U.K.
Provost, C. (2011). The rebirth of Russian foreign aid. The Guardian, 25 May.
Vinokurov, E. (2010). The Evolution of Kazakhstan’s Position in Relations with Russia in 1991-2010,
MPRA Working Paper No. 22187, 27 April, http://mpra.ub.uni-muenchen.de/22187/
World Bank (2006). Doing Business 2007. Wash., D.C.: The World Bank.
World Bank (2010). Migration and Remittances Factbook 2011. World Bank, November.
World Bank (2012). Doing Business 2012. Wash., D.C.: The World Bank.
WTO (2009). World Trade Organization, International Trade Centre and UNCTAD. World Tariff Profiles 2009. Geneva: WTO.
WTO (2011) World Trade Organization, International Trade Centre and UNCTAD. World Tariff Profiles 2011. Geneva: WTO.
Zabortseva, Ye. (2011). Transformation of Russia–Kazakhstan Post-Soviet Political Relations: from
Chaos to Integration? Paper presented at 10th Biennial Conference of the Australasian Association
for Communist and Post-communist Studies, 3–4 February, Canberra, http://cais.anu.edu.au/sites/
default/files/Zabortseva_Transformation%20of%20Russia.pdf
Агентство РК по статистике (2012). Агентство Республики Казахстан по статистике.
Предварительные данные за 2011 год. Статистический сборник. Астана.
Аналитический центр «Разумные решения» (2007). Экономическое присутствие России и
Китая в Центральной Азии, 16.06, http://analitika.org/ca/geopolitics/536-2007061410515987.
html
Антикризисный фонд ЕврАзЭС (2012), Коммерсантъ, № 24 (4809), 10.02, http://kommersant.
ru/doc/1869625
Асаметова, A.M., Винокуров, Е.Ю. (2011). Сотрудничество России и Казахстана в атомноэнергетическом комплексе. Отраслевой обзор № 11. Алматы: Евразийский банк развития,
http://www.eabr.org/general/upload/docs/publication/analyticalreports/full_version_11_rus.pdf
Афганистан просит Россию помочь восстановить экономику (2012, 1 марта), http://www.
vestifinance.ru/articles/8215
Балаева, Е. (2012). Интеграция во имя «Газпрома», 29.02, http://www.respublika-kz.info/news/
politics/20998/
Литература
87
Бутырина, Е. (2011). "Роснефть" и Sinopec вышли из СРП по проекту Адайского блока, 27.06,
http://www.nomad.su/?a=4-201106270014
В Казахстане в 2015 году запустят производство автомобилей Lada (2011, 10 ноября). http://
www.newskaz.ru/economy/20111110/2108725.html
Вардомский, Л.Б. (ред.) (2010). Национальные особенности проявления мирового
финансового кризиса в постсоветских странах. М.: ИЭ РАН.
Василивецкий, А. (2011). Россия на игле. "Героиновая река" из ЦА грозит стать водопадом, 14
апреля, http://procella.ru/index.php?newsid=2606
Власова, Н.И. (2011). Интеграция в сфере миграции на пространстве СНГ. Стратегия
2020. Документы экспертной группы № 7, 2 июня, http://strategy2020.rian.ru/g21_
docs/20110602/366079241.html
Военно-техническая помощь России Афганистану (2011, 5 ноября), http://rgbw.ru/index.
php?option=com_content&task=view&id=7197&Itemid=42
«Газпром» потратит 3 млрд рублей на геологоразведку в Киргизии (2011, 7 сентября).
http://www.vesti.ru/doc.html?id=562275&tid=89698
Глазьев, С.Ю. (2011). «Взрывные» ласточки Таможенного союза. Интервью РГРК «Голос
России», 02.08, http://rus.ruvr.ru/radio_broadcast/6320486/54058901.html
Головнин, М.Ю., Якушева, А.Е. (2011). Региональные эффекты мирового экономического
кризиса на пространстве СНГ: канал денежных переводов мигрантов. Евразийская
экономическая интеграция, №2 (11), май.
Гонтмахер, Е.Ш., Денисенко, М.Б.,Зубаревич, Н.В. и др. (2011). Обретение будущего. Стратегия
2012. Институт современного развития – ИНСОР. М.: ЭКОН-ИНФОРМ, http://www.insor-russia.
ru/files/Finding_of_the_Future%20.Summary.pdf
Графова, Л. (2011). Мигранты нужны. И точка. Началось обсуждение проекта долгожданной
Концепции государственной миграционной политики. Российская газета, 6 апреля, http://
www.rg.ru/2011/04/06/grafova.html
Грезы вокруг одного Эльдорадо. "Роснефть" собирается уйти из казахстанского супернефтепроекта Курмангазы (2009, 26 мая), http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1243311840
Григорук, В.В. (2011). Казахстан на продовольственном рынке ЕврАзЭС. Евразийская
экономическая интеграция, № 3 (12), август.
Дауд, М. (2011). Афганские транспортные проекты становятся локомотивами новой
региональной интеграции, 09.06, http://afghanistan.ru/doc/20259.html
Девятков, А.В. (2010). Центральная Азия и Россия: развитие трансграничных связей, 16
июня, http://www.bsc-sw.com/articles.aspx?i=0#0
Денисенко, М.Б. (2011). Международная миграция в России – осознаваемая необходимость.
Материалы работы 7-й рабочей комиссии по подготовке «Стратегии 2020», 2 июня, http://
strategy2020.rian.ru/g7_docs/20110602/366079666.html
Денисенко, М.Б., Мкртчян, Н.В. (2011). Миграционный потенциал Средней Азии. Материалы
работы 7-й Рабочей комиссии по подготовке «Стратегии-2020», http://strategy2020.rian.ru/
load/366063112
Евразийский монитор (2007). Некоммерческое партнерство «Международное
исследовательское агентство «Евразийский монитор». Некоммерческий фонд «Наследие
Евразии». Русский язык в новых независимых государствах. Краткий предварительный
отчет о результатах исследования, октябрь, http://www.russkiymir.ru/export/sites/default/
russkiymir/ru/fund/docs/doklad.pdf
88
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Евросоюз выделит Киргизии 118 млн евро в 2010-2013 годах (2010, 27 июля), http://ria.ru/
world/20100727/259053997.html 27/07/2010
Жмарев, Г. (2012). Как дальше будут развиваться российско-узбекские экономические
отношения? 05.03, http://fincake.ru/blogs/hercy/posts/4467.html
Зажигалкин, А.В. (2011). Национальная система стандартизации: состояние и перспективы
развития. Презентация на конференции «Создание системы технического регулирования
Таможенного союза». Москва, 18-21 апреля, www.tk322.ru/download/Zazhigalkin_TK_322.pps
Злобин, Н., Соловьев, В. (2012). Интервью радиостанции «Эхо Москвы», 10 апреля, http://
www.echo.msk.ru/programs/personalno/874378-echo/
Зубченко, Е. (2009). Незваные гости. Новые Известия, 14 октября.
Иванов, В. (2011). Наркотики на $20 млрд ежегодно проходят через страны Центральной
Азии, 25 марта, http://procella.ru/index.php?newsid=2222
Ивженко, Т. (2012). Янукович оказался вне игры Путина. Независимая газета, 23.03, http://
www.ng.ru/cis/2012-03-23/7_yanukovich.html
Институт Гайдара (2011). Российская экономика в 2010 году. Тенденции и перспективы
(Выпуск 32). М.: Институт Гайдара.
К 2018 году производственная мощность "Богатырь Комир" увеличится на 19% (2011, 27
сентября). http://www.automan.kz/265464-k-2018-godu-proizvodstvennaja-moshhnost-bogatyr.
html
Кавешников, Н.Ю. (2011). Развитие институциональной структуры Евразийского
экономического сообщества. Евразийская экономическая интеграция, №2 (11 ), май.
Казахстан открыт для российского бизнеса – представитель ТПП РФ (2011). Торговопромышленные ведомости, 2011, № 12, http://www.kazakhstanlive.ru/news.php?ID=732.
Казимирко-Кириллова, А. (2012). Что ждет Таможенный союз после ВТО, 13.04, http://www.
rgtr.ru/news/2012/04/13/news_1366.html
Кара-Балтинский горнорудный комбинат в 2009 году произвел 2574 тонн урана (2010, 29
января), http://www.atomic-energy.ru/news/2010/01/29/8564
Киргизия предложила Казахстану выступить третьим партнером в проекте строительства
ГЭС Камбар-Ата-1 (2012, 22 февраля). http://rosinvest.com/novosti/906032
Козиевская, Е.В., Яценко, Е.Б. и др. (2011). Перспективы участия российского бизнеса
в содействии международному развитию в странах СНГ (на примере Киргизии и
Таджикистана). Вестник международных организаций: образование, наука, новая
экономика, 2011, № 2 (33), с. 101–112.
Косикова, Л.С. (2008). Интеграционные проекты России на постсоветском пространстве:
идеи и практика. М.: ИЭ РАН.
Кривошапко, Ю. (2011). «Тройка» станет квартетом. В 2012 году к Таможенному союзу
может присоединиться Киргизия. Российская газета, № 5640 (264), 24.11, http://www.
rg.ru/2011/11/23/kirgizia-site.html
Кулик, С.А., Спартак, А.Н., Юргенс, И.Ю. (2010). Экономические интересы и задачи России в
СНГ. М.: Экон-Информ.
Лавров: Россия списала Афганистану более $11 млрд госдолга (2011, 5 декабря), http://www.
bfm.ru/news/2011/12/05/lavrov-rossija-spisala-afganistanu-bolee-11-mlrd-gosdolga.html
Ларуэль, М. (2009). Россия в Центральной Азии: давняя история, новые трудности? Рабочий
доклад Europe - Central Asia Monitoring (EUCAM) No. 3, октябрь, http://www.eucentralasia.eu/
fileadmin/user_upload/PDF_RU/Working_Papers_RU/WP3-RU.pdf.
Литература
Либман, А.М., Головнин, М.Ю. (2010). Тенденции инвестиционного взаимодействия стран
СНГ и мировой экономический кризис. Евразийская экономическая интеграция, №4 (9),
ноябрь.
89
ЛУКОЙЛ вложит в Казахстан в 2011 г. треть миллиарда долларов (2011, 5 июля). http://www.
vestifinance.ru/articles/168
ЛУКОЙЛ отказался от двух из трех проектов по геологоразведке на шельфе Казахстана
(2011, 17 августа). http://www.newskaz.ru/economy/20110817/1806238.html
Лукьянчиков, В. (2008). ГМК Казахстана становится все более русским. Международный
деловой журнал Kazakhstan №5/6, http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1238992740
Махмадбекова, Л. (2012). 41 государство мира оказало гуманитарную помощь Таджикистану,
17.01, http://khovar.tj/rus/society/31374-41-gosudarstvo-mira-okazalo-gumanitarnuyu-pomosch-tadzhikistanu.html
МВЭСИТ РУ (б.д.). Министерство внешних экономических связей, инвестиций и торговли
Республики Узбекистан.Торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество
Республики Узбекистан с Российской Федерацией, http://www.mfer.uz/rus/mejdunarodnoe_
sotrudnichestvo/ sotrudnichestva_s_zarubejnimi_stranami/sotrudnichestva_s_stranami_sodrujestva_nezavisimix_gosudarstv_sng/rossiyskaya_federaiya/
МегаФон в Таджикистане отметил миллионного абонента (2012, 18 января). http://www.
moscow.megafon.ru/publications/20120118-1346.html
Международные доноры решили выделить Киргизии $1,1 млрд (2010, 27 июля), http://ria.
ru/world/20100727/258965652.html 27/07/2010
Миграция из Казахстана России не грозит (2010, 10 декабря). http://news.mail.ru/inworld/
kazakhstan/politics/4939582/
МЭР РФ (2011). Туркменистан. Пресс-релиз, http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/
add0848047c397299e7fff0b17164af7/turkmenistan.doc?MOD=AJPERES&CACHEID=add0848047c
397299e7fff0b17164af7
МЭР РФ (б.д.a). Министерство экономического развития РФ. Портал внешнеэкономических
связей. Туркменистан. Процедуры доступа на рынок, http://www.ved.gov.ru/exportcountries/
pages/market_access/countries/211.
МЭР РФ. (б.д.b). Министерство экономического развития РФ. Портал внешнеэкономических
связей. Туркменистан. Обзор деятельности по продвижению инвестиционных и
инновационных проектов, http://www.ved.gov.ru/exportcountries/pages/rus_projects/countries/211
Национальный статистический комитет Кыргызской Республики (2011). Деятельность
предприятий с иностранными инвестициями в Кыргызской Республике, 2006–2010. Бишкек.
www.logincee.org/file/24897/library
Новые пошлины в связи со вступлением РФ в ВТО станут известны в мае. (2012, 11 апреля),
http://ria.ru/economy/20120411/623178515.html
О деятельности по продвижению инвестиционных и инновационных проектов российских
компаний в Узбекистане (б.д.), http://www.ved.gov.ru/exportcountries/pages/rus_projects/
countries/214
ООН выделила на продовольственную помощь Киргизии $6 млн в этом году (2010, 23
декабря), http://ria.ru/world/20101223/312408367.html
Панфилова, В. (2011a). Туркмения выбила "Газпром" с рынка Китая. Независимая газета,
25.11, http://www.ng.ru/cis/2011-11-25/7_gazprom.html
90
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Панфилова, В. (2011b). Отложенная партия Ислама Каримова. Ташкент не спешит в
Евразийский союз и ждет итогов президентских выборов в России. Независимая газета,
08.12, http://www.ng.ru/cis/2011-12-07/1_karimov.html
Парамонов, В. (2008) Россия – Центральная Азия: экономической интеграции нет и не будет,
30 марта, http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1206874260
Парамонов, В. (2011). Перспективы сотрудничества стран Центральной Азии и России в
транспортно-коммуникационной сфере: основные рекомендации для ЕврАзЭС и ШОС, 14
мая, http://www.bsc-sw.com/articles.aspx?i=17#17
Парамонов, В., Строков, А. (2010 a). Торгово-экономические отношения между Россией и
странами Центральной Азии: история и современность, 21.09, http://ceasia.ru/ekonomika/
torgovo-ekonomicheskie-otnosheniya-mezhdu-rossiey-i-stranami-tsentralnoy-azii-istoriya-i-sovremennost.html
Парамонов, В., Строков, А. (2010 b). Россия – Центральная Азия: нефтегазовое направление
экономической интеграции, 2 апреля, http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1270208400
Парамонов, В., Строков, А. (2010 с). Экономические отношения между Россией и
Центральной Азией: основные проблемы, 24 октября, http://www.ceasia.ru/ekonomika/ekonomicheskie-otnosheniya-mezhdu-rossiey-i-tsentralnoy-aziey-osnovnie-problemi.html
«Питерские связисты» поделили Киргизию с сыном свергнутого президента (2012, 28
февраля). http://biz.cnews.ru/news/top/index.shtml?2012/02/28/479226
Попов, Е., Панченко, А. (2011). УВЗ заедет в Казахстан. Он рассчитывает стать там
крупнейшим производителем вагонов. Коммерсантъ, №217/П (4758), 21.11, http://kommersant.ru/doc/1820889
Посольство РФ в Киргизии (б.д.) Гуманитарная помощь Киргизии, http://www.kyrgyz.mid.ru/
gum.html
Поставнин, В.А., Власова, Н.И., Матвеева, И.Г. (2011). Анализ процессов привлечения
иностранной рабочей силы в Российскую Федерацию [Стратегия 2020. Группа 21. Развитие
экономической и социальной интеграции в постсоветском пространстве. Материал для
обсуждения], http://2020strategy.ru/g21/documents/32580296.html
Построив ГПЗ на Карачаганаке, Казахстан выразит свое отношение к Таможенному союзу
(2012, 31 января). http://www.rusenergy.com/ru/news/news.php?id=57638
Правительство РФ (2008). Распоряжение от 25.04 № 566-р. Перечень иностранных
государств, экспорту промышленной продукции в которые в 2008–2010 годах оказывается
государственная гарантийная поддержка с учетом предельных ежегодных объемов
гарантирования, http://base.garant.ru/12160087/
Путин, В.В. (2011). Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое
рождается сегодня. Известия, 3 октября.
Ракишева, Б.И., Полетаев, Д.В. (2011). Учебная миграция из Казахстана в Россию как один
из аспектов стратегического сотрудничества в рамках развития Таможенного союза.
Евразийская экономическая интеграция, №3 (12), август.
«Росатом»: решение по «Центру обогащения урана» будет принято в первой половине 2012
года (2012, 17 февраля). http://pronedra.ru/atom/2012/02/17/rosatom/
Росбалт (2012). Медведев поручил срочно оказать гуманитарную помощь Таджикистану,
30.03, http://www.rosbalt.ru/main/2012/03/30/963825.html
Россия списала Афганистану 11 млрд долларов «советских долгов» (2011, 5 декабря), http://
www.newsru.com/finance/05dec2011/afgan.html
Литература
Ростсельмаш открыл сборочное производство в Казахстане (2010, 29 июля). http://www.imash.ru/news/nov_otrasl/9701-rostselmash-otkryl-sborochnoe-proizvodstvo-v.html
91
РФ спустя 18 лет ратифицирует Договор о зоне свободной торговли в СНГ (2012, 28 марта).
http://top.rbc.ru/economics/28/03/2012/643742.shtml
Саламатов, В.Ю. (2011). Таможенный союз – новые возможности интеграции и внедрения
инновационных решений на постсоветском пространстве, 23.11, http://www.minpromtorg.
gov.ru/industry/metrology/88
Сангтудинская ГЭС-1. Сделано Россией для Таджикистана (2012, 3 февраля). http://blog.
rushydro.ru/?p=5342
Сапожков, О., Бутрин, Д. (2011). ТС защитил себя от ВТО в зоне свободной торговли СНГ.
Коммерсантъ, № 212 (4753), 14.11, http://www.kommersant.ru/doc-y/1815767
Сафаров, Н. (2010). Таджикистан: торговля и инвестиции в 2010 году, 03.12, http://
almaz2002.livejournal.com/16284.html
Сборку легких вертолетов планируется организовать в Астане в 2012 году (2010, 20
декабря). http://newskaz.ru/economy/20101220/997144.html.
Смирнов, Д. (2008). «Северсталь» углубляется в Казахстан. Коммерсантъ,12.08 http://www.
kommersant.ru/doc/1010437
Смирнов, С. (2011). Мирный атом Казахстана. Международный деловой журнал Kazakhstan,
2011, №1, http://www.investkz.com/journals/76/812.html
Смольякова, Т. (2010). Неохота к перемене мест. Российская газета, 1 февраля, № 5098 (19).
СП по производству вагонов будет создано Казахстаном и российским «РУСАЛом» (2011, 10
июня). http://newskaz.ru/economy/20110610/1571044.html
Старчак, М.В. (2008). Российское образование на русском языке как фактор влияния России в
Центральной Азии: Что происходит и что делать, http://www.fondedin.ru/dok/starchak.pdf
Стратегия-2020 (2011). Стратегия-2020: Новая модель роста – новая социальная политика.
Промежуточный доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам
социально-экономической стратегии России на период до 2020 года. М., август, http://www.
hse.ru/data/2012/02/21/1263128561/doklad_08.pdf
Стратегия-2020 (2012). Стратегия-2020: Новая модель роста - новая социальная политика.
Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социальноэкономической стратегии России на период до 2020 г., 13 марта,
Суздальцев, А. (2012). Оценка и прогноз развития интеграционных процессов на
постсоветском пространстве. Выступление на XIII Апрельской международной научной
конференции по проблемам развития экономики и общества. Москва, 3–5 апреля, http://regconf.hse.ru/uploads/4b0dcde26b9c083eb08f46edaec1dc187e32ef6e.doc
Таможенный союз (2012). Об итогах внешней и взаимной торговли государств-членов
Таможенного союза в 2011 году, http://www.tsouz.ru/db/stat/Analitika/Documents/Analytics_2011.pdf
Узбекское правительство обанкротит производителя Ил-76 (2010, 13 октября). http://lenta.
ru/news/2010/10/13/tapo/
Фасхутдинов, Г. (2012). Москва предлагает Центральной Азии "Корпорацию развития", 1
апреля, http://www.dw.de/dw/article/0,,15849665_page_0,00.html
Хейфец, Б.А. (2011 a). Модернизационная ориентация сотрудничества России со странами
ЕврАзЭС и новые задачи бизнеса. Евразийская экономическая интеграция, №3 (12), август.
92
Экономическое взаимодействие России и стран Центральной Азии
Хейфец, Б.А. (2011b). Российский бизнес в странах ЕврАзЭс: модернизационный аспект. М.:
Экономика.
ЦАРЭС (2006). Налоги на внешнюю торговлю в странах ЦАРЭС. Справочный документ к
совещанию ККТП ЦАРЭС (сентябрь), http://www.carecprogram.org/uploads/docs/Trade-TaxesCAREC-Countries-ru.pdf
ЦАРЭС (2011). Торговля в странах ЦАРЭС: Предложение по исследованию торговли в регионе
для оценки необходимости пересмотра Стратегического плана действий по торговой
политике, http://www.carecprogram.org/ru/index.php
ЦИСА (2011). Экспертная группа ЦИСА. Российско-афганская экономическая деятельность в
2011 г. 05.07. http://www.afghanistan.ru/doc/20419.html
Чернышев, С. (2010). На пути к единой Евразии. Россия в глобальной политике. № 3, с. 36–47.
http://www.globalaffairs.ru/number/Na-puti-k-edinoi-Evrazii-14872
Подготовлена к печати отделом по связям с общественностью УЦА
Отпечатано компанией VRS, Бишкек, Кыргызская Республика
www.ucentralasia.org
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
989
Размер файла
2 078 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа