close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Раздел 10 ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

код для вставкиСкачать
ISSN 1991-5500. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 3 (46) 2014
Раздел 10
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
Редактор раздела:
СЕРГЕЙ АЛЬБЕРТОВИЧ ПОЛЯКОВ – кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовного права
и процесса Новосибирского государственного технического университета (г. Новосибирск)
УДК 347
Arakelyan F.P. IDENTIFICATION OF AN ADDRESSED PERSON AND CHECK OF HIS CAPACITY WITHIN THE
STAGE OF INITIATION OF NOTARIAL PRODUCTION. In article the basic rules of an identification of a person, who
has addressed a notary, are considered. The procedure of determination of capacity of a person is also considered;
the main problems are revealed in this regard.
Key words: notariate, identification, capacity, powers of the person, notarial legislation.
Ф.П. Аракелян, соискатель ученой степени канд. юр. наук, представитель по гражданским делам Коллегии
адвокатов «Ставрос», г. Ставрополь, E-mail: felix26rus@bk.ru
УСТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ОБРАТИВШЕГОСЯ ЛИЦА
И ПРОВЕРКА ЕГО ДЕЕСПОСОБНОСТИ В РАМКАХ
СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ НОТАРИАЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА
В статье изложены основные правила идентификации лица, которые обратились к нотариусу, приведены
примеры из практики по вопросу установления личности обратившегося лица. Рассматриваются методика определения недееспособности лица, выявлена проблема целесообразности наделения нотариусов правом признания гражданина, обратившегося к нотариусу, недееспособным.
Ключевые слова: нотариат, идентификации, емкости, полномочия лица, нотариального законодательства.
В соответствии с п. 1 ст.19 ГК РФ «гражданин приобретает
и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное
не вытекает из закона или национального обычая» [1]. Пункт 4
ст. 19 ГК РФ гласит о том, что «приобретение прав и обязанностей под именем другого лица не допускается. Имя физического
лица или его псевдоним могут быть использованы с согласия
этого лица другими лицами в их творческой деятельности, предпринимательской или иной экономической деятельности способами, исключающими введение в заблуждение третьих лиц относительно тождества граждан, а также исключающими злоупотребление правом в других формах». Реализация п. 4 ст. 19 ГК
РФ осуществляется путем обязательного установления личности обратившегося лица. Обычно установление личности происходит при предоставлении паспорта или иного документа, удостоверяющего личность. Таким образом, следует отметить, что
на практике практически исключается ситуация приобретения
или отчуждения прав не под своим именем, вероятность того,
что нотариус будет введен в заблуждение также исключается.
Подтверждением этого является и положение пункта 1 ст. 178
ГК РФ: «оспаривание сделки по данному основанию представляется невозможным, но в случае нотариального удостоверения сделки личность контрагента будет с несомненностью установлена» [1].
Примером из практики по вопросу установления личности
обратившегося лица может служить решение Ленинского районного суда г. Ставрополя, которым «удовлетворено заявление
Т. о признании незаконным отказа в совершении нотариального
действия и возложении обязанности совершения нотариального действия. Нотариус отказал в совершении нотариального
действия на основании предъявленного паспорта гражданина
СССР образца 1974 года, указав, что с 01.07.2004 паспорт гражданина СССР утратил свое действие и более не является документом, на основании которого устанавливается личность гражданина Российской Федерации. Суд удовлетворил заявление,
указав, что сроки действия паспорта гражданина СССР образца
1974 года законом не регламентированы» [2] .
Еще одним примером служит решением Шпаковского районного суда г. Ставрополя, которым «не удовлетворено заявление Г. о признании незаконным отказа в совершении нотариального действия и возложении обязанности совершения нотариального действия. Нотариус К. отказал в совершении нотариального действия на основании предъявленного паспорта гражданина Армянской республики, срок действия которого истек
01.12.2007 г. Дата выдачи паспорта была 01.12.1997 г. Иных действительных документов, удостоверяющих личность Г. не представил. Суд отказал в полном объеме в удовлетворении требовании истца, указав, что срок действия паспорта гражданина АР
истек, о чем есть отметка в паспорте» [3].
Приведенная выше судебная практика свидетельствует
о том, что споры, касающиеся правоустанавливающих документов, в основном вытекают из действительности или недействительности этих документов. И очень редко встречаются случаи,
когда подается исковое заявление на недействительность нотариально удостоверенной сделки в связи с тем, что нотариус неправильно установил или не установил личность обратившегося лица. Как было сказано ранее, такие случаи практически исключены. Некоторые гражданско-правовые сделки могут быть
осуществлены не при личном участии граждан, а с участием их
представителей. В этом случае нотариусу необходимо прове389
ISSN 1991-5500. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 3 (46) 2014
рить документы, подтверждающие правомочность представительства. Все данные лиц, выступающих от имени других лиц,
заносятся в нотариально удостоверяемые документы и проговариваются причины, по которым «основное» лицо не участвует в нотариальном процессе лично.
Из установления личности обратившегося лица лично или
через представителя плавно вытекает следующее правило, которое должен соблюсти нотариус – это обязательная проверка
дееспособности лица или проверка полномочий представителей. При предъявлении документа удостоверяющего личность
нотариус обращает внимание на возраст, так как согласно действующему законодательству малолетние граждане не имеют
права совершать гражданско-правовые сделки, для которых законодательством РФ предусмотрен нотариальный порядок удостоверения. Пункт 2 ст.28 ГК РФ запрещает совершать сделки
в нотариальной форме малолетними, даже при условии, что они
являются безвозмездными. Но, следует отметить, что возраст
является отнюдь не единственным критерием определения дееспособности лица. В момент возбуждения нотариального производства, нотариус должен проверить, понимает ли на момент
совершения сделки обратившееся лицо или лица значение своих действий, сущность сделки и последствия ее заключения,
могут ли они руководить своими действиями. Согласно части 1
статьи 16 Основ законодательства РФ о нотариате «нотариус
обязан оказывать физическим и юридическим лицам содействие
в осуществлении их прав и защите законных интересов, разъяснять им права и обязанности, предупреждать о последствиях
совершаемых нотариальных действий, с тем чтобы юридическая неосведомленность не могла быть использована им во вред»
[6]. Нотариус призван защищать действительную волю лица, его
интересы и в случае невозможности установить полную дееспособность лица, нотариусу не представится возможным осуществить эту защиту.
Следует отметить, что наряду с лишением полной дееспособности, законодательством в соответствие с абз. 1 п. 1 ст. 30
ГК РФ предусмотрена ограниченная дееспособность лица. Ограниченно дееспособные лица, так же, как и недееспособные,
не вправе быть стороной нотариально удостоверяемой сделки.
Согласно ч. 1 ст. 2 Основ законодательства РФ о нотариате нотариусом может быть человек, имеющий высшее юридическое
образование, он не может и не должен обладать специальными
медицинскими знаниями, способными определить вменяемо ли
лицо «на внешний вид». Отправлять запросы в медицинские
учреждения с целью выяснения состояния здоровья обратившегося, нотариус также неправомочен. Таким образом, установление нотариусом дееспособности является условным и весьма субъективным.
Примечательным является тот факт, что законодательство
наделяет нотариуса правом инициирования процедуры лишения дееспособности или ее ограничение. Данная инициатива
имеет место быть в случае, если у нотариуса возникли сомнения в том, понимает ли сторона значение своих действий, руководит ли ими. Инициирование заключается в обращении к одному из лиц или к одной из организаций, перечень которых установлен в ст. 281 ГК РФ и в компетенцию которых входит постановка вопроса перед судом о признании лица недееспособным
или ограниченно дееспособным. В зависимости от решения этого
лица или организации нотариус либо удостоверяет сделку, либо
приостанавливает совершение нотариального действия по ее
удостоверению до рассмотрения дела судом [4].
Нотариус г. Москвы С.В. Мальцева отмечает, что «закон
наделил нотариусов правом проверки (выяснения) дееспособности граждан, обратившихся за совершением нотариального
действия, не обеспечив при этом надлежащими способами проведения такой проверки» [5]. В связи с этим она полагает целесообразным наделить нотариусов правом на возбуждение
дела о признании гражданина, обратившегося к нотариусу, недееспособным.
Рассмотрим пример из судебной практики: «У. предъявила
иск к своей дочери З. о признании недействительным завещания, оставленного ее родной сестрой К., по которому К. завещала принадлежавший ей дом З., а также о признании недействительным свидетельства о праве на наследство, выданное нотариусом на дом ответчице, и свидетельства о государственной
регистрации права собственности на дом, выданного Регистрационной палатой. При этом истица указала, что наследодатель
решением суда в 1982 г. была признана недееспособной по причине душевного заболевания, и что она являлась опекуном сестры. Учитывая, что как опекун она не могла от имени опекаемой
составить на себя завещание, было решено, что К. составит
завещание в пользу З., что и было сделано, факт недееспособности наследодателя от нотариуса был скрыт. После оформления наследственных прав З. стала препятствовать истице пользоваться домом, в котором она проживала с сестрой около 20 лет.
Решением суда заявленные требования были удовлетворены,
несмотря на недобросовестные действия истицы как опекуна.
Наследодатель К. не обладала дееспособностью на момент
подписания завещания» [6]. Считаем, что суд пришел к правильным выводам и вынес справедливое, обоснованное и законное
решение, основанное на неопровержимых доказательствах.
Еще одним примером из практики служит решение Клинского городского суда, который «рассмотрел дело по иску прокурора в интересах Т. к А. о признании договора дарения квартиры недействительным, при этом прокурор сослался на следующие обстоятельства. Решением Клинского городского суда от
01.06.1990 г. Р. был признан недееспособным. Несмотря на наличие в паспорте Р. с 1990 г. специальной отметки о его недееспособности, 04.03.1995 г. в нотариальном порядке было осуществлено удостоверение сделки по отчуждению имущества,
а именно 04.03.1995 г. Р. подарил принадлежащую ему на праве
собственности двухкомнатную квартиру А. Однако, являясь недееспособным, Р. был лишен возможности понимать смысл
и последствия той сделки, в которую его вовлекла ответчица,
а потому данный договор дарения является недействительным
с момента его совершения» [6]. Анализ вышеприведенного судебного решения позволил прийти к выводу, что суд, оценив
в совокупности собранные по делу доказательства, совершенно правильно пришел к выводу, что исследуемый договор дарения является ничтожным, так как заключен гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства по решению Клинского городского суда. Таким образом,
договор дарения является ничтожным, а, соответственно, и не
имеет никаких юридических последствий.
Библиографический список
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) (с изменениями на 9 июля 2013) (ФЗ от 30.11.1994 №51-ФЗ) // Официальный интернет-портал правовой информации [Э/р]. – Р/д: www.Pravo.gov.ru
Архив Ленинского районного суда г. Ставрополя.
Архив Шпаковского районного суда Ставропольского края.
Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 № 4462-1, в ред. Федерального закона от
21.12.2013 № 379-ФЗ) // Официальный интернет-портал правовой информации [Э/р]. – Р/д: www. Pravo.gov.ru .-2013.
Мальцева, С.В. Роль нотариата в удостоверении сделок с недвижимым имуществом: автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., – 2004.
Обзор судебной и нотариальной практики Московской области по применению законодательства при рассмотрении вопросов, возникающих из наследственного права от 8 октября 2002 года.
Bibliography
1.
2.
3.
4.
5.
6.
390
Grazhdanskiyj kodeks Rossiyjskoyj Federacii (chastj pervaya) (s izmeneniyami na 9 iyulya 2013) (FZ ot 30.11.1994 №51-FZ) // Oficialjnihyj
internet-portal pravovoyj informacii [Eh/r]. – R/d: www.Pravo.gov.ru
Arkhiv Leninskogo rayjonnogo suda g. Stavropolya.
Arkhiv Shpakovskogo rayjonnogo suda Stavropoljskogo kraya.
Osnovih zakonodateljstva Rossiyjskoyj Federacii o notariate (utv. VS RF 11.02.1993 № 4462-1, v red. Federaljnogo zakona ot 21.12.2013
№ 379-FZ) // Oficialjnihyj internet-portal pravovoyj informacii [Eh/r]. – R/d: www. Pravo.gov.ru .-2013.
Maljceva, S.V. Rolj notariata v udostoverenii sdelok s nedvizhimihm imuthestvom: avtoref. dis. kand. yurid. nauk. – M., – 2004.
Obzor sudebnoyj i notarialjnoyj praktiki Moskovskoyj oblasti po primeneniyu zakonodateljstva pri rassmotrenii voprosov, voznikayuthikh iz
nasledstvennogo prava ot 8 oktyabrya 2002 goda.
Статья поступила в редакцию 19.05.14
ISSN 1991-5500. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 3 (46) 2014
УДК 159.9:61
Medveditskova L.V. ANALYSIS OF THE CAUSES OF OFFICIAL CRIME AMONG THE LAW ENFORCEMENT
OFFICERS OF INTERNAL AFFAIRS BODIES. The article considers a problem of an official crime committed by law
enforcement officers, the main groups of the reasons for a crime, and classification of crime factors.
Key words: law enforcement officer, crime, Russian internal Affairs bodies, malfeasances, causes and
conditions of committing crimes.
Л.В. Медведицкова, канд. юр. наук, доц. каф уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного
права ФГКОУ ВПО «Краснодарский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации»
Ставропольский филиал, г. Ставрополь, E-mail: lusia_stavropol@mail.ru
АНАЛИЗ ПРИЧИН ДОЛЖНОСТНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
СРЕДИ СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
В статье рассматривается проблема должностной преступности сотрудников правоохранительных органов,
рассматриваются основные группы её причин, и приводится классификация факторов преступности.
Ключевые слова: сотрудник правоохранительных органов, преступление, Российские правоохранительные органы, должностная преступность, причины и условия совершения преступлений.
Сегодняшняя преступность приобретает все более организованный и профессиональный характер, многоцелевую и крупномасштабную ориентацию. В занятие преступной деятельностью вовлекаются все новые и новые слои населения, представители различных сфер деятельности. В полной мере это коснулось и лиц, занимающихся предупреждением преступности.
Как отмечает А.И. Долгова: «Криминализируется общество –
криминализируются и его структуры, рассчитанные на борьбу
с преступностью» [1, с. 133].
Полиция, адвокатура, суды и прочая часть общества живут
и действуют в рамках той же системы общественных отношений, испытывают на себе влияние тех же кризисных или конфликтных ситуаций, которые возникают в экономических отношениях, социальной сфере, политике, т.е. во всем, что составляет
суть противоречивого развития общества.
Выполнение надлежащим образом своих профессиональных обязанностей лицами, занимающими государственные должности в Российской Федерации, выступает важнейшим средством, с помощью которого реализуется функция обеспечения
законности и правопорядка в обществе [2].
Однако количество должностных преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел, растет с каждым
годом. Должностные преступления стали серьёзнейшей проблемой для современного общества. Современная криминогенная
обстановка осуществления должностных полномочий представляет реальную угрозу социально-экономическому развитию
государства, его политической стабильности, которая, в свою
очередь, является неотъемлемой составной частью национальной безопасности.
На долю сотрудников органов внутренних дел приходится
наибольшее количество преступлений по сравнению с сотрудниками других правоохранительных структур и составляет около 95% всех преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов страны.
Немалую роль в создании и развитии ситуаций нарушения
сотрудниками требований закона играет негативное общественное мнение о правоохранительных органах. Частично это объясняется недостатками самой правоохранительной системы и личными качествами отдельных сотрудников, многочисленными
фактами злоупотреблений, ставших предметом общественного
внимания. При встрече с сотрудниками правоохранительных
органов граждане испытывают, прежде всего, настороженность
и недоверие [3]. В общественном сознании правоохранительные органы – это крепкая силовая и организованная бюрократичная структура, которая одновременно отягчена корыстолюбием, волокитой, закрыта и черства в отношении рядовых граждан. Сами сотрудники ОВД также отмечают отчужденное и негативное отношение к ним со стороны граждан, находящихся внесферы их служебной деятельности.
Трансформация ценностно-трудовых ориентаций молодежи также привела к падению престижности государственной
и воинской службы, повышению степени отчуждения между полицией и гражданами. Подобной трансформации способствует
то обстоятельство, что полученное образование сегодня вовсе
не служит гарантом подъема по социальной лестнице и не
обеспечивает перехода в вышележащий социальный слой, являясь лишь условием для занятия определенного положения.
Такие ценности, как вознаграждение за труд, признание, престиж, компетенция и ответственность наполняются новым содержанием. Поэтому предпочтение отдается профессиям, предполагающим быстрый успех и обогащение – бизнесу, менеджменту, прикладной экономике, юриспруденции, выдвинувшимся
на передний план в силу экономической трансформации [4].
Сама служба в органах внутренних дел имеет свою специфику и особенности. В частности, существует реальная опасность
нежелательных изменений мировоззрении личности, в системе
ее нравственных ценностей, психическом и физическом состоянии. Причинами профессиональной деформации являются экстремальные, сопряженные с риском для жизни ситуации, постоянные стрессы, дискомфортные условия работы, неустроенный
быт, особые права и полномочия, которые представляются сотруднику для выполнения его служебных обязанностей.
Обращаясь к причинам совершения преступлений сотрудниками органами внутренних дел, можно отметить, что многие
авторы обоснованно выделяют экономические, социальные
и общественно-психологические детерминанты в числе наиболее весомых, имеющих непосредственную причинную связь
с преступностью.
Экономические факторы. Говоря о криминогенных факторах экономического рода, в качестве доминирующих выделяют,
прежде всего, кризисные явления в сфере экономических отношений. Ухудшение материального обеспечения органов внутренних дел привело к резкому увеличению числа фактов взяточничества, коррупции, вымогательства, краж, служебного подлога.
Социальные факторы. В нашем обществе, как и в любом
другом, по-прежнему сохраняется конкуренция индивидов за
расширение или сохранение доступа к материальным, культурным и социальным благам, за обеспечение приемлемого уровня жизни, за достижение престижа и признания, за пользование льготами и привилегиями. В силу процесса перераспределения экономического влияния изменяется характер и содержание отношений между группами и социальными институтами, что
приводит к новым формам социального расслоения.
Социально-экономические факторы. К числу основных социально-экономических факторов относятся следующие: низкая
заработная плата представителей органов государственной власти и местного самоуправления; необеспеченность государственных и муниципальных служащих жильем и другими социальными
благами, то есть их материальная, финансовая и иная социальная
незащищенность со стороны государства; нарушение гарантий
правовой и социальной защиты сотрудников органов и другие.
Социально-психологические. Основными социально-психологическими факторами, оказывающими непосредственное влияние на текучесть кадров в органах внутренних дел, являются:
состояние служебной дисциплины, морально-психологический
климат в коллективах, профессионально-психологическая при391
ISSN 1991-5500. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 3 (46) 2014
годность и мотивационная готовность молодых сотрудников к
службе в органах внутренних дел, недостаточный уровень адаптации молодых сотрудников к условиям служебной деятельности. В период адаптации к условиям служебной деятельности
наибольшие трудности молодые сотрудники испытывают вследствие материальных затруднений, новизны условий службы,
незнакомого коллектива, недостаточного уровня профессиональной подготовленности. Среди субъективных причин молодые
сотрудники отмечали плохое знание своих должностных обязанностей [5].
Следующая большая группа факторов, порождающих преступления среди сотрудников правоохранительных органов, этопричины организационно-управленческого характера. Сюда относятся, прежде всего, проблемы кадров: сменяемость руководителей, низкий уровень профориентационной организации работы, недостатки в организации профессионально-психологического отбора кандидатов на службу в органы внутренних дел, учебу в образовательных учреждениях МВД РФ. А так же: работа с
кадрами, недостатки в системе учета и контроля за деятельностью сотрудников, просчеты в организации управления, руковод-
стве, низкий уровень информированности сотрудников и т.д.
В свою очередь текучесть и неукомплектованность штатов квалифицированными специалистами оказывают большое влияние
на состояние преступности.
На престижность службы в органах внутренних дел немалое значение оказывают и присущие ей отрицательные факторы, среди которых ряд авторов указывает, прежде всего, на: значительные переработки во времени; неупорядоченность рабочего дня, невозможность планировать досуг; недифференцированность оплаты за различные виды труда; неустойчивость должностного положения; большие нагрузки во время работы; характер самой работы; риск и опасность в процессе работы; необходимость оперативного принятия самостоятельных решений.
Необходимо отметить, что мы рассмотрели лишь самые
общие вопросы, связанные с распространением преступности
в сфере правоохранительной деятельности. Безусловно, требуют также дополнительного и более глубокого анализа и особенности детерминации преступности и преступлений в сфере борьбы с преступностью.
Библиографический список
1.
2.
3.
4.
5.
Долгова, А.И. Криминология: учебник. – М., 2009.
Смирнов, А.Ю. Корыстные должностные преступления, совершаемые сотрудниками органов внутренних дел: автореф. дис. … канд.
юр. наук. – Томск, 2010.
Шакалов, И.И. Имидж российских органов внутренних дел в 2012 году: предварительные итоги реформы (по результатам комплексного изучения общественного мнения) // Вестник Адыгейского Государственного Университета: науч. журнал. – Майкоп. – 2012. –
№ 3(105). – Сер. 2. Филология и Искусствоведение.
Тарасов, Н.В. Причины и условия совершения преступлений сотрудниками ОВД // Закон и право, 2002. – № 9.
Медведицкова, Л.В. Криминологическая характеристика и предупреждение насильственных преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов: монография. – М., 2010.
Bibliography
1.
2.
3.
4.
5.
Dolgova, A.I. Kriminologiya: uchebnik. – M., 2009.
Smirnov, A.Yu. Korihstnihe dolzhnostnihe prestupleniya, sovershaemihe sotrudnikami organov vnutrennikh del: avtoref. dis. … kand. yur.
nauk. – Tomsk, 2010.
Shakalov, I.I. Imidzh rossiyjskikh organov vnutrennikh del v 2012 godu: predvariteljnihe itogi reformih (po rezuljtatam kompleksnogo izucheniya
obthestvennogo mneniya) // Vestnik Adihgeyjskogo Gosudarstvennogo Universiteta: nauch. zhurnal. – Mayjkop. – 2012. – № 3(105). – Ser. 2.
Filologiya i Iskusstvovedenie.
Tarasov, N.V. Prichinih i usloviya soversheniya prestupleniyj sotrudnikami OVD // Zakon i pravo, 2002. – № 9.
Medvedickova, L.V. Kriminologicheskaya kharakteristika i preduprezhdenie nasiljstvennihkh prestupleniyj, sovershaemihkh sotrudnikami
pravookhraniteljnihkh organov: monografiya. – M., 2010.
Статья поступила в редакцию 13.05.14
УДК 339.543:342.924
Grechkina O.V., Rubanova N.A. ON THE LEGAL NATURE OF ADMINISTRATIVE COERCIVE MEASURES FOR
VIOLATION OF LICENSING REQUIREMENTS IN EDUCATIONAL ACTIVITIES: POINT OF VIEW. This article assesses
the legal nature of administrative coercive measures for violation of licensing requirements in educational activities.
The algorithm of application of administrative punishment in the form of deprivation of a special right (cancellation of
license) and a number of proposals on improvement of legislation are offered.
Key words: coercive measures, licensing of educational activity, license suspension, revocation of a license.
О.В. Гречкина, д-р юр. наук, проф. каф. правовых дисциплин Южно-Уральского гос. университета
(филиал), г. Озерск, Е-mail: grechkina74@rambler.ru; Н.А. Рубанова, ст. преп. каф. уголовно-правовых
дисциплин Магнитогорского гос. технического университета, г. Магнитогорск, Е-mail: rubanova64@mail.ru
О ПРАВОВОЙ ПРИРОДЕ МЕР АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ ЗА НАРУШЕНИЕ
ЛИЦЕНЗИОННЫХ ТРЕБОВАНИЙ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ТОЧКА ЗРЕНИЯ
В статье дана оценка правовой природе мер административного принуждения за нарушение лицензионных
требований в образовательной деятельности. Предлагается алгоритм применения административного наказания в виде лишения специального права (аннулирование лицензии) и выдвигается ряд предложений по совершенствованию законодательства.
Ключевые слова: меры принуждения, лицензирование образовательной деятельности, приостановление действия лицензии, аннулирование лицензии.
В процессе осуществления лицензионного контроля происходит оценка деятельности лицензиата с точки зрения ее законности и целесообразности. Для органов исполнительной власти
принципиально, чтобы использование карающих средств служило достижению целей предупреждения противоправного де392
яния. Следовательно, если образовательная деятельность осуществляется с нарушением (грубым нарушением) лицензионных
требований и условий – это влечет за собой ответственность,
установленную законодательством Российской Федерации. Законодательство об образовании [1] содержит положения, регла-
ISSN 1991-5500. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 3 (46) 2014
ментирующие условия и порядок осуществления процедуры лицензирования, и нарушение лицензионных требований является основанием для применения мер административной ответственности.
В качестве мер ответственности законодательство об образовании устанавливает приостановление действия лицензии
на право осуществления образовательной деятельности либо
ее аннулирование. К сожалению, законодатель не конкретизировал вид юридической ответственности, что делает вопрос об
отнесении приостановления действия лицензии и ее аннулирование дискуссионным. Справедливо мнение Т.В. Твердовой,
о том, что Закон об образовании 1992 года [2], установив возможность приостановления и аннулирования лицензии на право осуществления образовательной деятельности, не определяет юридические последствия, которые должны возникнуть при
этом у образовательной организации [3]. Не разрешает данную
ситуацию и Закон об образовании 2012 года [1].
Одним из наиболее распространенных в правовой науке
является толкование юридической ответственности как отрицательной реакции государства на совершение правонарушения
[4, с. 314]. Д. В. Коваль отождествляет сущность правовой ответственности с санкцией правовой нормы, в том числе с указанием на показательные меры государственного принуждения [5,
с. 8]. Оппоненты приведенного мнения раскрывают понятие правовой ответственности через реализацию санкции, то есть последствий, установленных законом на случай совершения правонарушений [6, с. 39; 7, с. 12].
В российской юридической литературе советского периода
и современной науке проблемам административной ответственности посвящено большое количество исследований [8; 9; 10,
c. 3-12]. В работах подробно освещается проблема административной ответственности, как одного из видов мер административного принуждения, и выделяются следующие характерные
признаки административной ответственности:
1) специфический порядок установления в связи с множественностью органов государственной власти, уполномоченных
применять меры административной ответственности;
2) основанием ответственности является административное
правонарушение;
3) более широкий круг субъектов ответственности по сравнению с уголовной ответственностью (и физические, и юридические лица);
4) мерой административной ответственности выступает
административное наказание, которое применяется широким
кругом лиц, уполномоченных осуществлять исполнительную
власть. При этом особенностью мер административной ответственности является их применение к неподчиненным органам
власти правонарушителям;
5) меры административной ответственности применяются
в соответствии с законодательством, регламентирующим производство по делам об административных правонарушениях,
которое устанавливает особый процессуальный порядок привлечения к административной ответственности, позволяющий оперативно рассмотреть дело об административном правонарушении и назначить наказание с учетом обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность;
6) ответственность правонарушителя наступает перед государством, которое устанавливает полномочия органов по рассмотрению дел об административных правонарушениях и назначению наказаний;
7) при совершении конкретного административного правонарушения лицо вступает в материально-деликтные правоотношения, а лицо, уполномоченное провести административное
расследование, – в административно-процессуальные.
Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что, административная ответственность – это вид юридической ответственности. При наличии юридического факта – административного
правонарушения, происходит механизм реализации административно-правовой нормы, выраженный в применении правовой
санкции – административном наказании. Из всех видов мер административного принуждения только назначение административного наказания влечет наступление административной ответственности. Таким образом, административная ответственность
– это инструмент реализации административно-правовых санкций уполномоченным органом исполнительной власти к лицам,
совершившим административное правонарушение.
Меры административной ответственности как разновидность административно-принудительных мер наделены карательными свойствами путем назначения административного
наказания, через которые реализуется институт административной ответственности. При этом мера административной ответственности должна отвечать следующим критериям: эффективность и результативность, что позволит оптимизировать правоприменительную практику, совершенствовать законодательство.
Особенно актуально установление степени эффективности примененной меры для административного наказания.
В свою очередь применение мер административного пресечения преследует цели достижения определенного результата правоприменительной деятельности, выполняют правоохранительные функции и являются средством реализации административно-правовых запретов [11, с. 152]. Меры пресечения реализуются в случае необходимости прекращения противоправного деяния, установления личности нарушителя, сохранения
вещественных доказательств, обеспечение исполнения административного наказания.
Меры пресечения имеют ряд признаков, свойственных только мерам пресекательного характера:
1) применение данной группы мер возможно только в случаях реального факта открытого совершения противоправного
деяния;
2) являются мерой реагирования государства, в лице его
уполномоченных органов, на совершаемые противоправные
действия;
3) фактически лишают правонарушителя возможности противоправно действовать;
4) наносят лицу, совершающему противоправные действия,
личностный, физический, имущественный урон;
5) меры пресечения имеют соответствующий круг субъектов их применения;
6) не содержат ограничения субъективных прав [12].
Однако к вопросу о применении мер административного
принуждения (в рамках дела об административном правонарушении) за нарушение лицензионных требований в сфере образования, на наш взгляд, следует подходить достаточно взвешенно. Принцип справедливости наказания и его соразмерности
совершенному деянию, вытекающий из статей 19, 45 и 55 Конституции Российской Федерации, предполагает установление
дифференциации этой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении различных видов
административного принуждения.
В соответствии с пп. 9 ч. 1 ст. 3.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП РФ)
административное приостановление деятельности является
одним из видов мер административной ответственности (административное наказание). Данный вид административного наказания может применяться к образовательным учреждениям
за осуществление деятельности, не связанной с извлечением
прибыли без лицензии (ст. 19.20 КоАП РФ).
Таким образом, с одной стороны приостановление действия лицензии влечет за собой приостановление деятельности образовательного учреждения и является мерой административного наказания, целью которого является предупреждение совершения новых правонарушений, как самим правонарушителем, так и другими лицами. С другой стороны целью приостановления лицензии является не только предупреждение
совершения новых правонарушений, но, в первую очередь, устранение уже выявленных нарушений лицензионных требований и условий.
В этой связи полагаем, что приостановление действия лицензии как мера государственного принуждения имеет двойственную правовую природу. В зависимости от цели применения данной меры административного принуждения, в одном случае это мера административной ответственности, а в другом –
мера административного пресечения. Так, на период до вступления в законную силу судебного решения, в рамках дела об
административном правонарушении, возбужденного органом по
контролю и надзору в сфере образования, может быть применена мера обеспечения производства по делу – временное приостановление действия лицензии образовательной организации.
В данном случае действие лицензии приостанавливается на срок
до вступления в силу судебного решения по делу об админист393
ISSN 1991-5500. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 3 (46) 2014
ративном правонарушении, за совершение которого возможно
назначение административного наказания в виде административного приостановления деятельности либо лишения специального права (аннулирование лицензии).
Дискуссионным является вопрос о том, к какому виду административно-принудительных мер следует относить аннулирование лицензии: к мерам административной ответственности или
к административно-пресекательным мерам? Следует отметить,
что КоАП РФ не предусматривает такого вида административного наказания как аннулирование лицензии, следовательно,
нельзя однозначно утверждать, что аннулирование лицензии
является мерой административной ответственности.
В ч. 1 ст. 3.2 КоАП РФ предусмотрен исчерпывающий перечень видов административных наказаний. Аннулирование лицензии – как вид административного наказания Кодексом не
предусмотрено. Однако, как справедливо отмечает Ю.В. Шилов,
«сам факт отсутствия подобных мер в КоАП РФ еще не свидетельствует о том, что они не применяются совсем. Представляется, что непоследовательная реализация включения всех административных правонарушений в единый кодифицированный
федеральный акт привела к ситуации, когда вне рамок его регулирования остались отдельные правовые нормы и предусматриваемые ими санкции. Эти нормативные установки продолжали и продолжают регулировать определенный круг общественных отношений, а меры ответственности влекут для правонарушителей различного рода негативные последствия» [13].
Ряд ученых рассматривает аннулирование лицензии юридического лица как лишение специального права. Так, по мнению Ю.Н. Мильшина, Д.В. Новохатского аннулирование лицензии по своей правовой природе является мерой направленной
на лишение права заниматься определенным видом деятельности, то есть специального права [14].
Полагаем, что в качестве сходной аннулированию лицензии меры принуждения нельзя рассматривать административное наказание в виде лишения специального права, так как нормы ч. 1 ст. 3.2 КоАП РФ однозначно определяют круг субъектов,
к которым можно применять данный вид административного
наказания – физические лица. В свою очередь законодательство о лицензировании образовательной деятельности не рассматривает физических лиц в качестве субъектов лицензионных отношений.
Следовательно, несмотря на то, что в ст. 93 Закона об образовании 2012 года предлагается в качестве одной из санкций
за совершение образовательных правонарушений (нарушения
лицензионных требований) аннулирование лицензии образовательного учреждения, у судебных органов в данном случае нет
оснований воспользоваться административным наказанием (лишение специального права), предусмотренного ст. 3.8 КоАП РФ,
поскольку как следует из содержания статьи, данное наказание
может быть применено к физическим лицам. Юридические лица
исключаются из числа субъектов применения административного наказания в виде лишения специального права.
В свою очередь нельзя отождествлять аннулирование лицензии с административным приостановлением деятельности
на срок до девяносто суток, так как, в случае административного приостановления деятельности у организации приостанавливается приносящая доход деятельность, не поступают дополнительные средства на ее развитие, а также возникает обязанность установления вынужденного простоя работников по причинам, не зависящим от работодателя и работника. Следовательно, ущемляются права и интересы тех работников организации, вина которых в допущенных организацией нарушениях
отсутствует.
Интерес представляет мнение Г.В. Мельничук, рассматривающего отзыв лицензии и ее аннулирование как тождественные понятия. С точки зрения автора, «наличие разных терминов
применительно к одному и тому же явлению не говорит о существовании разных правовых понятий. Данный вывод делается
исходя из одинаковой правовой регламентации отзыва и аннулирования лицензии» [15]. Данное мнение поддерживают
В.И. Майоров и В. В. Ратников, рассматривая аннулирование
лицензии как отзыв лицензии [16].
Современный толковый словарь дает толкование термина
«аннулирование» (от лат. annullo – уничтожаю) как отмена, объявление недействительным какого-либо акта, договора, прав или
полномочий [17]. Термин «отзыв» происходит от глагола отозвать
и означает прекращение функций кого-либо [18].
394
По мнению ряда ученых «отзыв лицензии означает аннулирование данного разрешения навсегда» [19]. Справедлива точка
зрения С.В. Пыхтина, считающего, что в различных правовых отраслях аннулирование лицензии имеет различную правовую природу, например в банковском праве аннулирование лицензии осуществляется на основании ходатайства кредитной организации
перед Банком России, а, следовательно, не всегда может иметь
принудительный характер [20]. Мы поддерживаем мнение
О.С. Соболь, утверждающей, что аннулирование лицензии можно рассматривать в двух аспектах: как административную санкцию за правонарушение и как правовое последствие добровольного прекращения деятельности юридического лица [21].
Следует отметить, что Пленум Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации разъяснил, что аннулирование лицензии представляет собой специальную принудительную меру,
которая подлежит применению в случаях, когда это вызывает
необходимость защиты конституционных прав и свобод, а также прав и законных интересов других лиц [22].
На наш взгляд аннулирование лицензии надо рассматривать как меру административной ответственности, но не меру
административного пресечения. Поскольку применение мер административного пресечения преследует цели, связанные с достижением определенного результата правоприменительной
деятельности, они выполняют правоохранительные функции
и являются средством реализации административно-правовых
запретов [11, с. 152]. Их реализация обусловлена необходимостью прекращения противоправного деяния, установления личности нарушителя, сохранения вещественных доказательств,
обеспечения исполнения административного наказания. Аннулирование лицензии, как уже отмечалось, преследует цель предупреждение совершения новых правонарушений правонарушителем и содержит специфические признаки административной
ответственности.
Полагаем, что для применения аннулирования лицензии
как меры административной ответственности необходимо принимать во внимание наличие состава административного правонарушения. При этом особое внимание следует уделять вопрос у вины образовательного учреждения, заключающейся
в неустранении нарушений лицензионных требований и условий, выявленных федеральным лицензирующим органом,
а также последствиям аннулирования лицензии для третьих
лиц (например, обучающихся).
Кроме того, при исследовании вопроса о применении к нарушителю меры административного принуждения путем аннулирования лицензии, необходимо учитывать срок, на который
осуществлялось приостановление действия лицензии для устранения нарушений лицензионных требований и условий с позиции достаточности времени для устранения выявленных нарушений. В противном случае слишком малый срок приостановления действия лицензии не позволит в полной мере устранить
нарушения лицензионных требований и условий, и, как следствие, предопределяет применение к нарушителю аннулирования лицензии.
Вышеизложенное позволяет предложить следующие корректировки в действующее законодательство об административных правонарушениях. Так, предлагается ввести в КоАП РФ статью 27.16.1 «Временное приостановление действия лицензии».
Перечень видов административных наказаний следует дополнить таким видом, как аннулирование лицензии, и отнести применение данного наказания к исключительной компетенции судьи. Соответственно, следует в п. 5 ст. 3.2 КоАП РФ «Виды административных наказаний» включить такого субъекта как юридическое лицо. Кроме того, необходимо статью 19.20 КоАП РФ
дополнить частью 4, устанавливающей административную ответственность в виде аннулирования лицензии за совершение
административного правонарушения, предусмотренного частью
3 настоящей статьи, юридическим лицом, ранее подвергнутым
административному наказанию за аналогичное административное правонарушение.
Алгоритм применения административного наказания в виде
лишения специального права (аннулирование лицензии) может
быть следующим.
В случае выявления нарушения требований законодательства об образовании соответствующий орган по контролю и надзору в сфере образования выдает органу или организации, допустившими такое нарушение, предписание об устранении вы-
ISSN 1991-5500. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 3 (46) 2014
явленного нарушения. Такая форма государственного контроля
как внесение предписания проводится в целях предотвращения
правонарушения при наличии достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения,
и является административно-пресекательной мерой.
В указанном предписании устанавливается срок его исполнения, который не может превышать шесть месяцев.
В случае неисполнения предписания, в том числе, если
представленный органом или организацией, допустившими такое нарушение, отчет не подтверждает исполнение этого предписания в установленный им срок или отчет о его исполнении
до истечения срока его исполнения не представлен, орган по
контролю и надзору в сфере образования возбуждает дело об
административном правонарушении (по ч. 1 ст. 19.5) в порядке,
установленном КоАП РФ. В ходе административного разбирательства должностное лицо органа по контролю и надзору
в сфере образования, уполномоченное составлять протокол об
административном правонарушении, на срок, не превышающий
шести месяцев, до рассмотрения дела может применить меру
обеспечения производства в виде временного приостановления
действия лицензии, о чем составляется протокол. При рассмотрении дела судья выносит постановление о назначении административного наказания юридическому лицу – в виде административного штрафа, должностному лицу – в виде административного штрафа либо дисквалификации на срок до трех лет.
В случае, если по результатам проведенной проверки будет установлено, что обстоятельства, послужившие основанием для назначения административного наказания, не устранены, должностным лицом органа по контролю и надзору в сфере
образования, уполномоченным составлять протокол об административном правонарушении, может быть составлен протокол об административном правонарушении (по ч. 4 ст. 19.20 КоАП
РФ) и могут быть применены меры обеспечения производства
по делу об административном правонарушении в порядке, предусмотренном главой 27 КоАП РФ, в том числе – временное
приостановление действия лицензии. При рассмотрении дела
судья выносит постановление о назначении административного
наказания юридическому лицу – в виде лишения специального
права (аннулирования лицензии).
Предложенный алгоритм представляет собой определенную
последовательность процессуальных действий, в том числе
действий, совершаемых при грубом нарушении законодательства либо повторно, в случае невыполнения в установленный
срок законного предписания.
Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что
законодательство об административных правонарушениях
в сфере лицензирования образовательной деятельности должно четко определить правовые последствия применения мер административного принуждения за нарушение лицензионных требований и условий.
Библиографический список
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
Федеральный закoн Рoссийскoй Федерации oт 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Oб oбразoвании в Рoссийскoй Федерации» // Сoбрание
закoнoдательства Рoссийскoй Федерации. – 2012. – № 53 (ч. 1). – Ст. 7598.
Закон Рoссийскoй Федерации от 10.07.1992 N 3266-1 «Об образовании» // Собрание законодательства Рoссийскoй Федерации. –
1996. – № 3. – Ст. 150.
Твердова, Т.В. Правосубъектность образовательного учреждения по гражданскому праву Российской Федерации: автореф. дис. ...
канд. юр. наук. – М., 2003.
Йоффе, О.С. Вопросы теории права / О.С. Йоффе, М.Д. Шаргородский. – М., 1961.
Коваль, Д.В. Административно-деликтные отношения. – Киев, 1979.
Галаган, И.А. Административная ответственность в СССР. – Воронеж, 1970.
Лейст, О.Э. Санкции в советском праве. – М., 1962.
Ямпольская, Ц.А. Субъекты советского административного права: дис. … д-ра юр. наук. – М., 1957.
Бахрах, Д.Н. Административное принуждение в СССР, его виды и основные тенденции развития: автореф. дис. … д-ра юр. Наук. –
М., 1972.
Салищева, Н.Г. Развитие законодательства об административной ответственности / Н.Г. Салищева, Г.В. Вагильски // Правоведение.
– 1981. – № 3.
Гречкина, О.В. Правоприменительная деятельность таможенных органов Российской Федерации / О.В. Гречкина, В.И. Майоров. –
Челябинск, 2005.
Коркин, А.В. Основы института административно-правового принуждения в деятельности сотрудников милиции: дис. … канд. юр.
Наук. – Екатеринбург, 2004; Князьков, А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера
административно-правового пресечения: дис. … канд. юр. наук – Томск, 1998.
Шилов, Ю.В. Отзыв лицензии. Другие меры административной ответственности [Э/р]. – Р/д: http://www.urprofy.ru/node/500.
Мильшин, Ю.Н. Лицензирование как административно-правовой институт: автореф. дис. … канд. юр. Наук. – Саратов, 1999; Новохатский, Д.В. Лицензирование медицинской деятельности: организационно-правовой аспект: дис. … канд. юр. наук – Кисловодск, 2003.
Мельничук, Г.В. Лицензирование как форма государственного регулирования предпринимательской деятельности в России и США:
дис. … канд. юрид. наук. – М., 2007.
Аккредитация высшего учебного заведения: теоретико-правовое исследование: монография / В.В. Ратников, В.И. Майоров. –
М., 2012.
Современный толковый словарь изд. «Большая Советская Энциклопедия» (онлайн версия) [Э/р]. – Р/д: http://www.classes.ru/all-russian/
russian-dictionary-encycl-term-4881.htm.
Большой толковый словарь русского языка /под ред. Д.Н. Ушакова [Э/р]. – Р/д: http://ushakovdictionary.ru.
Бахрах, Д.Н. Административное право: учеб. для вузов / Д.Н. Бахрах, Б.В. Россинский, Ю.Н. Старилов. – М., 2004.
Пыхтин, С.В. Лицензирование банковской деятельности: теоретико-правовые проблемы: автореф. дис. … канд. юр. наук. – М., 2004.
Соболь, О.С. Лицензирование предпринимательской деятельности: правовой аспект: дис. … канд. юр. наук. – М., 2004.
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» // Вестник Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации. – 2004. – № 8.
Bibliography
1.
Federaljnihyj zakon Rossiyjskoyj Federacii ot 29 dekabrya 2012 g. № 273-FZ «Ob obrazovanii v Rossiyjskoyj Federacii» // Sobranie
zakonodateljstva Rossiyjskoyj Federacii. – 2012. – № 53 (ch. 1). – St. 7598.
2. Zakon Rossiyjskoyj Federacii ot 10.07.1992 N 3266-1 «Ob obrazovanii» // Sobranie zakonodateljstva Rossiyjskoyj Federacii. – 1996. – № 3.
– St. 150.
3. Tverdova, T.V. Pravosubjhektnostj obrazovateljnogo uchrezhdeniya po grazhdanskomu pravu Rossiyjskoyj Federacii: avtoref. dis. ... kand.
yur. nauk. – M., 2003.
4. Yjoffe, O.S. Voprosih teorii prava / O.S. Yjoffe, M.D. Shargorodskiyj. – M., 1961.
5. Kovalj, D.V. Administrativno-deliktnihe otnosheniya. – Kiev, 1979.
6. Galagan, I.A. Administrativnaya otvetstvennostj v SSSR. – Voronezh, 1970.
7. Leyjst, O.Eh. Sankcii v sovetskom prave. – M., 1962.
8. Yampoljskaya, C.A. Subjhektih sovetskogo administrativnogo prava: dis. … d-ra yur. nauk. – M., 1957.
9. Bakhrakh, D.N. Administrativnoe prinuzhdenie v SSSR, ego vidih i osnovnihe tendencii razvitiya: avtoref. dis. … d-ra yur. Nauk. – M., 1972.
10. Salitheva, N.G. Razvitie zakonodateljstva ob administrativnoyj otvetstvennosti / N.G. Salitheva, G.V. Vagiljski // Pravovedenie. – 1981. – № 3.
11. Grechkina, O.V. Pravoprimeniteljnaya deyateljnostj tamozhennihkh organov Rossiyjskoyj Federacii / O.V. Grechkina, V.I. Mayjorov. – Chelyabinsk,
2005.
395
ISSN 1991-5500. МИР НАУКИ, КУЛЬТУРЫ, ОБРАЗОВАНИЯ. № 3 (46) 2014
12. Korkin, A.V. Osnovih instituta administrativno-pravovogo prinuzhdeniya v deyateljnosti sotrudnikov milicii: dis. … kand. yur. Nauk. – Ekaterinburg,
2004; Knyazjkov, A.S. Primenenie i ispoljzovanie ognestreljnogo oruzhiya sotrudnikami milicii kak mera administrativno-pravovogo presecheniya:
dis. … kand. yur. nauk – Tomsk, 1998.
13. Shilov, Yu.V. Otzihv licenzii. Drugie merih administrativnoyj otvetstvennosti [Eh/r]. – R/d: http://www.urprofy.ru/node/500.
14. Miljshin, Yu.N. Licenzirovanie kak administrativno-pravovoyj institut: avtoref. dis. … kand. yur. Nauk. – Saratov, 1999; Novokhatskiyj,
D.V. Licenzirovanie medicinskoyj deyateljnosti: organizacionno-pravovoyj aspekt: dis. … kand. yur. nauk – Kislovodsk, 2003.
15. Meljnichuk, G.V. Licenzirovanie kak forma gosudarstvennogo regulirovaniya predprinimateljskoyj deyateljnosti v Rossii i SShA: dis. … kand.
yurid. nauk. – M., 2007.
16. Akkreditaciya vihsshego uchebnogo zavedeniya: teoretiko-pravovoe issledovanie: monografiya / V.V. Ratnikov, V.I. Mayjorov. – M., 2012.
17. Sovremennihyj tolkovihyj slovarj izd. «Boljshaya Sovetskaya Ehnciklopediya» (onlayjn versiya) [Eh/r]. – R/d: http://www.classes.ru/all-russian/
russian-dictionary-encycl-term-4881.htm.
18. Boljshoyj tolkovihyj slovarj russkogo yazihka /pod red. D.N. Ushakova [Eh/r]. – R/d: http://ushakovdictionary.ru.
19. Bakhrakh, D.N. Administrativnoe pravo: ucheb. dlya vuzov / D.N. Bakhrakh, B.V. Rossinskiyj, Yu.N. Starilov. – M., 2004.
20. Pihkhtin, S.V. Licenzirovanie bankovskoyj deyateljnosti: teoretiko-pravovihe problemih: avtoref. dis. … kand. yur. nauk. – M., 2004.
21. Sobolj, O.S. Licenzirovanie predprinimateljskoyj deyateljnosti: pravovoyj aspekt: dis. … kand. yur. nauk. – M., 2004.
22. Postanovlenie Plenuma Vihsshego Arbitrazhnogo Suda Rossiyjskoyj Federacii ot 2 iyunya 2004 g. № 10 «O nekotorihkh voprosakh, voznikshikh
v sudebnoyj praktike pri rassmotrenii del ob administrativnihkh pravonarusheniyakh» // Vestnik Vihsshego Arbitrazhnogo Suda Rossiyjskoyj
Federacii. – 2004. – № 8.
Статья поступила в редакцию 19.04.14
396
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
53
Размер файла
374 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа