close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Права продавца в отношении товара при неуплате цены

код для вставкиСкачать
РОССИЙСКИЙ ЕЖЕГОДНИК СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВА, № 1, 2007
В. А. Слыщенков*
Права продавца в отношении товара при неуплате цены покупателем
Пункт 1 ст. 454 ГК РФ устанавливает: «По договору купли-продажи одна
сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой
стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за
него определенную денежную сумму (цену)» (курсив мой. — В. С.). На
основании
договора
Обязательственной
купли - продажи
конструкции
возникает
купли - продажи
обязательство .
предшествовала
господствовавшая в архаичном торговом обороте вещная купля-продажа,
простой обмен товара на наличные.1 С понятием обязательственной куплипродажи
связано
разграничение
между
обязанностями
сторон
(обязательственный элемент купли-продажи) с одной стороны и переходом
права собственности на товар (вещный элемент купли-продажи) — с другой.
Возникновение обязательства непосредственно не влечет за собой изменение в
принадлежности права собственности: продавец лишь обязуется произвести
передачу товара в будущем, а покупатель обязуется уплатить цену.
Неисполнение обязательства одной из сторон купли-продажи дает
другой
стороне
право
приостановить
свое
исполнение
(возражение
о
неисполненном договоре) в соответствии с принципом синаллагмы, взаимной
cвязи обязательств на обеих сторонах договора.2 Потерпевшая сторона вправе
также взыскать убытки, прибегнуть к другим средствам правовой защиты
против несправного контрагента. В центре внимания настоящей статьи
находятся, однако, не средства правовой защиты в случае неисполнения
договора как таковые, а права продавца на товар в ситуации неуплаты
покупателем цены. Проблема прав продавца на неоплаченный товар связана с
более
общим
вопросом
о
соотношении
и
взаимном
влиянии
Кандидат юридических наук, преподаватель Московской Международной Высшей
Школы Бизнеса (МИРБИС).
**
1
См. об этом: Pringsheim F. The Greek Law of Sale. Weimar, 1950. P. 86.
2
См. об этом: Дождев Д. В. Римское частное право: Учебник для вузов. М., 1996. С. 486.
1
обязательственного и вещного элементов в купле-продаже; более конкретно —
с вопросом о том, насколько переход собственности на товар должен зависеть
от исполнения покупателем обязанности по оплате цены товара. Следует ли
предоставить продавцу, в дополнение к обязательственному требованию
против покупателя об уплате цены, определенные права на проданный товар?
Действующее российской законодательство содержит интересный и богатый
материал для соответствующего анализа.
1. Средства правовой защиты продавца по действующему российскому
законодательству. Права продавца, не получившего цены товара, в отношении
товара основаны на принципе синаллагмы, или, пользуясь терминологией
Гражданского
обязательств»
кодекса
(ст.
РФ ,
на
принципе
Принцип
328).
« встречного
синаллагмы
служит
исполнения
источником
для
возражения о неисполненном договоре (exceptio non adimpleti contractus).3 Пункт
2 ст. 328 ГК РФ формулирует возражение о неисполненном договоре
следующим
образом:
обусловленного
«В
случае
договором
непредоставления
исполнения
обязанной
обязательства
стороной
либо
наличия
обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не
будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит
встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства
либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения
убытков». Следовательно, продавец вправе отложить поставку товара (или
отказаться от договора), если покупатель не оплачивает товар (или если
существует неопределенность в отношении возможности покупателя оплатить
цену,
например,
если
покупатель
находится
в
просрочке
по
другим
соглашениям). Иные платежи, к которым может быть обязан покупатель,
например неустойка, плата за сервисное обслуживание товара и пр., не
являются
встречным
следовательно,
исполнением
просрочка
этих
по
отношению
платежей
не
к
поставке
представляет
товара,
продавцу
указанного права.
Представляется важным отметить еще следующее. Пункт 1 ст. 328 ГК РФ
определяет встречное исполнение как исполнение, которое «обусловлено»
3
См. об этом: Rabel E. Das Recht des Warenkaufs. Berlin, 1957. Bd. 1. S. 128 ff.; Bd. 2. S. 36 ff.
2
исполнением, следуемым от другой стороны. Это положение не должно
толковаться так, как будто сам договор обусловлен встречным исполнением, т.
е. возникновение обязанности одной стороны к исполнению зависит от
исполнения этого договора другой стороной. В договоре купли-продажи
стороны обязываются безусловно, тогда как неисполнение с одной стороны
просто дает другой стороне основание отложить свое исполнение или
отказаться от договора.
ГК РФ предусматривает несколько правовых механизмов, защищающих
продавца, не получившего цену товара. Во-первых, п. 2 ст. 328 ГК РФ
управомочивает продавца, помимо прочих средств гражданско-правовой
защиты, удерживать вещь, пока последняя находится во владении продавца,
до того момента, пока покупатель не оплатит цену товара. Во-вторых, хотя в
соответствии с п. 1 ст. 224 ГК РФ вещь считается переданной покупателю в
момент сдачи вещи перевозчику для отправки покупателю, тем не менее
продавец вправе переадресовать поставку в ходе перевозки.4 Продавец вправе
переадресовать груз, несмотря на то что покупатель уже стал собственником
товара в момент, когда груз поступил перевозчику (п. 1 ст. 223, п. 1 ст. 224 ГК
РФ).5
В-третьих, продавец имеет право залога на товар, поставленный
покупателю по договору купли-продажи в кредит (п. 5 ст. 488 ГК РФ). Вчетвертых, согласно ст. 491 ГК РФ продавец вправе сохранить за собой право
собственности. Наконец, если покупатель не оплачивает товар, продавец
вправе расторгнуть договор (во внесудебном порядке;6 п. 4 ст. 486 ГК РФ) и
потребовать возмещения убытков (ст. 15 ГК РФ).
См. ст. 110 Воздушного кодекса РФ, ст. 78 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ,
ст. 31 Устава железнодорожного транспорта РФ (хотя Устав уполномочивает как
грузоотправителя, так и грузополучателя переадресовывать груз).
4
5 Возможность для отправителя распоряжаться грузом в силу указанных положений
Воздушного кодекса и других законодательных актов независимо от сохранения за ним права
собственности основывается, очевидно, на том обстоятельстве, что между перевозчиком и
грузоотправителем существуют договорные отношения. Указанные законодательные
положения не предполагают зависимость права переадресовывать груз от принадлежности
права собственности; см. по этому вопросу также: Ломидзе О. Г. Правонаделение в
гражданском законодательстве России. СПб., 2003. С. 38, Богданова Е. Е. Признание права
собственности на предмет договора купли-продажи // Нотариус. 2005. №4.
Комментарий к гражданскому кодексу Российской
(постатейный) / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 2005, С. 1010.
6
Федерации
части
первой
3
Право продавца, не получившего цену товара, удерживать вещь до
момента платежа непосредственно основано на конструкции возражения о
неисполненном договоре (exceptio non adimpleti contractus).7 При этом важно
отделить это право удержания от института удержания, предусмотренного
ст. 359–360 ГК РФ для отношений между должником и кредитором в целом.
Статья 359 ГК РФ кодифицирует отдельный правовой институт. Например, в
немецком праве аналогичный институт, предусмотренный § 273 Германского
гражданского
уложения
(ГГУ)
не
применяется
к
синаллагматическим
договорам.8
То обстоятельство, что к договору купли-продажи не применяются ст. 359
и 360, а применяется только п. 2 ст. 328, ведет к двум последствиям. Во-первых,
товары, которые остаются у продавца в соответствии с п. 2 ст. 328, не
приравниваются к вещам, находящимся в залоге. Следовательно, продавец не
обязан продавать вещь на публичных торгах. Если покупатель не уплатил цену,
продавец вправе отказаться от исполнения договора (п. 4 ст. 486 ГК РФ) и
сохранить вещь у себя. Представляется, что в этом случае, если право
собственности перешло к покупателю до уплаты цены, продавец опять
становится собственником в силу закона. Во-вторых, как уже было отмечено
выше, продавец вправе воспользоваться правом по п. 2 ст. 328 ГК РФ лишь при
неуплате цены, но не других платежей, подлежащих уплате покупателем,
поскольку только уплата цены представляет собой встречное исполнение (по
отношению к поставке товара).
Различие между возражением о неисполненном договоре, когда оно
фактически приводит к оставлению вещи у продавца, и удержанием вещи по
ст. 359 ГК РФ связано с тем, что право удержания, предусмотренное ст. 359 ГК
РФ, не является институтом обязательственного права, будучи вместо этого
вещным обременением. Кредитор в обеспечение обязательств должника не
может налагать обременение на свое собственное имущество,9 отсюда следует,
7
Rabel E. Das Recht des Warenkaufs. Bd. 2. S. 37.
8
Markesinis B. S., Lorenz W., Dannemann G. The German Law of Obligations. Vol. 1. The Law of
Contracts and Restitution: A Comparative Introduction. Oxford, 1997. P. 651, 654.
Сарбаш С. В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. М.,
1998. С. 187 (со ссылкой на составителей проекта русского Гражданского уложения 1905 г.).
9
4
что ст. 359 ГК РФ применяется к случаю, когда кредитор удерживает не свое
собственное, а чужое имущество. Это определенно не является типичным
случаем купли-продажи. С. В. Сарбаш подчеркивает, что ст. 359 не может
применяться к купле-продаже. В частности, он пишет: «...в том случае, если
право собственности принадлежит продавцу, мы будем иметь дело с
удержанием “своей” вещи и, соответственно, реализацией собственной вещи с
публичных
торгов...
правопорядка,
сказать
—
Последнее
вообще
же,
представляется
абсурдным».10
с
точки
зрения
достаточно
Следовательно,
отечественного
странным,
сохранение
если
продавцом
не
(как
кредитором) владения проданной вещью до того момента, пока покупатель не
оплатит товар, основано на п. 2 ст. 328, ст. 359 ГК РФ и не подлежит
применению к данному случаю.
Другая конструкция, защищающая интересы продавца, не получившего
цены товара, предусмотрена ст. 488 ГК РФ. В контексте исследования прав
продавца в отношении товара два положения этой статьи заслуживают
специального внимания: правило п. 3, согласно которому «в случае, когда
покупатель, получивший товар, не исполняет обязанность по его оплате в
установленный договором купли-продажи срок, продавец вправе потребовать
оплаты переданного товара или возврата неоплаченных товаров»; а также
правило п. 5, устанавливающее, что «если иное не предусмотрено договором
купли-продажи, с момента передачи товара покупателю и до его оплаты товар,
проданный в кредит, признается находящимся в залоге у продавца для
обеспечения исполнения покупателем его обязанности по оплате товара».
Указанные положения ст. 488 ГК РФ ставят несколько вопросов. Прежде
всего, не ясно, какова связь между п. 311 и п. 5 этой статьи; иными словами,
осуществляется ли право продавца на возврат товара в рамках залогового
правоотношения,12 либо предусмотренные этими пунктами права продавца
10
Там же. С. 158.
11
Для купли-продажи в рассрочку аналогичное положение предусмотрено в п. 2 ст. 489
ГК РФ.
В комментарии к ст. 488 ГК РФ говорится, что в ситуации, когда право собственности
перешло к покупателю, залог «является гарантией прав продавца... на возврат
товара» (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части второй
(постатейный) / Отв. ред. О. Н. Садиков. М., 2006. С. 59).
12
5
следует рассматривать как независимые друг от друга.13 Затем, возникает
вопрос, может ли продавец потребовать возврата товара по п. 3 ст. 488 ГК РФ
независимо от перехода права собственности к покупателю,14 или продавец
вправе потребовать возврата товара в том случае, если право собственности
принадлежит ему несмотря на передачу товара покупателю (ст. 491 ГК РФ).15
Остается неясным, имеет ли право продавца на возврат неоплаченного товара
согласно п. 3 ст. 488 ГК РФ вещный или обязательственный характер. Эти
вопросы будут рассмотрены ниже.
Точка зрения, согласно которой правила п. 3 и 5 ст. 488 ГК РФ не связаны
друг с другом, приводит к выводу о том, что продавцу, не получившему цену
товара, предоставлен выбор между осуществлением права залога (по общим
правилам ГК РФ) и осуществлением права на возврат товара. Здесь следует
отметить, что в рамках залога заложенное имущество по общему правилу ст.
350 ГК РФ должно быть реализовано на публичных торгах. Право на возврат
товара по п. 3 ст. 488 ГК РФ является более удобным для продавца, чем право
залога согласно п. 5 той же статьи. Поэтому, несмотря на имеющееся у
продавца право залога, продавец, скорее, предпочтет потребовать возврата
неоплаченного товара, чем соблюдать процедуру реализации заложенного
имущества. Можно сказать, что возврат товара заменяет собой реализацию
заложенного имущества. В одном из учебников по гражданскому праву
положениям п. 3 и п. 5 ст. 488 ГК РФ был дан следующий комментарий:
«Следует думать, что в данном случае речь идет об особой форме залога,
вводимой в действие специальной нормой права, к которой не применяются ст.
349 и 350 ГК о порядке обращения взыскания на заложенное имущество и его
реализации».16 Представляется, что эта позиция в целом соответствует смыслу
ст. 488 ГК РФ. Право на возврат товара осуществляется в рамках залогового
См., напр.: Гражданское право: Учебник для вузов / Под. ред. В. П. Камышанского, Н.
М. Коршунова, В. И. Иванова. . Ч. 2. М., 2007. С. 25.
13
Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Т. 2. М.,
2006. С. 39. Сн. 3.
14
15 Гражданское право России. Обязательственное право: Курс лекций / Под ред. О. Н.
Садикова. М., 2004. С. 85; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части
второй (постатейный) / Отв. ред. О. Н. Садиков. С. 58.
16
Гражданское право: Учебник / Под ред. В. П. Мозолина. Ч. 2. М., 2004. С. 41.
6
правоотношения, но без соблюдения правил об обращении взыскания на
заложенное имущество и правил о его реализации.17 Учитывая сказанное,
правовую конструкцию п. 3 и 5 ст. 488 было бы правильно именовать
квазизалогом, в отличие от залога в обычном смысле слова.18
Установленное соотношение между положениями п. 3 и 5 ст. 488 ГК РФ
связано
с
тем,
что
право
на
возврат
товара
имеет
вещный,
а
не
обязательственный характер: в случае банкротства покупателя неоплаченный
товар, возврата которого продавец требует согласно п. 3 ст. 488 РФ, должен
быть исключен из конкурсной массы,19 он не может входить в состав
имущества, на который обращается взыскание в рамках исполнительного
производства.20 Эта точка зрения, однако, в свою очередь нуждается в
проверке.
Требование
о
возврате
товара
можно
рассматривать
как
обязательственное, если считать его частным случаем применения правил о
возврате неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ) и исключением из
общего правила п. 4 ст. 453 ГК РФ, согласно которому стороны не вправе
См., напр.: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного
округа от 14 октября 2002 г. № Ф03-А51/02-1/2065; Постановление Федерального арбитражного
суда Западно-Cибирского округа от 28 февраля 2006 г. № Ф04-9791/2005 (18897-А81-11) по делу
№ А81-2346/2005У (официально не опубликованы, доступны в СПС «КонсультантПлюс»).
17
Имеется дополнительное основание для разграничения залога по ст. 488 ГК РФ и
залога по правилам ст. 334–358 ГК РФ. Продавец вправе воспользоваться правом залога по п. 5
ст. 488 ГК РФ только в случае, если покупатель не уплачивает цену. Это означает, что просрочка
в других платежах, таких как неустойка и пр., не является случаем, при котором продавец
может осуществить право залога. Однако залог в обычном смысле служит обеспечением для
любых просроченных платежей (ст. 337 ГК РФ).
18
19 Пункт 1 ст. 131, ч. 7 п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)» (СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190).
Статья 92 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном
производстве» (СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3591).
20
7
требовать возврата исполненного по договору до момента его расторжения.21
Хотя эта интерпретация может примирить противоречие между п. 3 и 5 ст. 488 и
в
этом
смысле
является
многообещающей,
следует
признать,
что
законодательство содержит достаточно моментов, говорящих не в пользу этой
интерпретации.
Требование
о
возврате
товара
как
неосновательного
обогащения предъявляется в связи с расторжением договора купли-продажи,
однако п. 3 ст. 488 ГК РФ никак не соотносит возврат товара с расторжением
договора. Разница в формулировках, использованных, с одной стороны, в п. 4
ст. 453 ГК РФ и, с другой — в п. 3 ст. 488 ГК РФ, приводит к выводу о том, что
положение п. 3 ст. 488 ГК РФ не являлось, по мысли законодателя, исключением
из общего правила п. 4 ст. 453 ГК РФ; по букве п. 3 ст. 488 ГК РФ требование о
возврате товара не зависит от факта расторжения договора. Следовательно, в
ситуации,
когда
покупатель
произвел
частичную
оплату
некоторых
приобретенных товаров, по буквальному смыслу п. 3 ст. 488 ГК РФ возможно
заявить требование о возврате неоплаченной товаров без расторжения
договора. Кроме того, согласно п. 4 ст. 486 ГК РФ в случае неуплаты цены
продавец вправе отказаться от исполнения договора, т. е. расторгнуть договор
(п. 3 ст. 450 ГК РФ), но ничего не сказано о возврате неоплаченного товара. Если
Этот запрет не соблюдается буквально. Согласно разъяснению Высшего
Арбитражного Суда РФ п. 4 ст. 453 ГК РФ не препятствует истребованию от контрагента в
качестве неосновательного обогащения полученных последним до расторжения договора
денежных средств, «если встречное удовлетворение получившей их стороной не было
предоставлено и обязанность его предоставить отпала», п. 1 Обзора практики рассмотрения
споров, связанных с применением норм о неосновательно обогащении (Информационное
письмо от 11 января 2000 г. № 49 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2000. № 3). См.
также: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред.
В. П. Мозолина, М. Н. Малеиной. М., 2006. С. 882. — Следует отметить, что п. 3 ст. 1103 ГК РФ,
который может регулировать возврат имущества в случае расторжения договора, согласно
одной из точек зрения применяется, когда передача имущества другой стороне «была
произведена в связи с договором, но не на основании его» (п. 4 Обзора практики рассмотрения
споров, связанных с применением норм о неосновательно обогащении); в данном случае «речь
идет не об исполненном в силу обязательства, а о таких случаях исполнения, которые явно
выходят за рамки содержания обязательства, хотя и с ним связаны…[например] отгрузка
незаказанного товара…» (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части
второй (постатейный) / Отв. ред. О. Н. Садиков. С. 893). Подобное ограничение сферы действия
п. 3 ст. 1103 ГК РФ едва ли можно считать оправданным: нет препятствий для применения этого
положения ГК РФ к возврату предоставленного по договору до его прекращения, поскольку
иное не установлено законом (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации,
части второй. Т. 2 / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. М., 2006. С. 1155). Ср. мнение М. И.
Брагинского и В. В. Витрянского, которые говорят о допустимости требования о возврате вещи
по правилам о неосновательном обогащении после расторжения договора, несмотря на
положение п. 4 ст. 453 ГК РФ: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие
положения. М., 1998. С. 352.
21
8
право потребовать возврата неоплаченной вещи связано с неосновательным
обогащением покупателя, возникает вопрос: почему законодатель специально
упоминает это право применительно к ситуации купли-продажи в кредит, но
умалчивает о нем в ситуации просрочки покупателя по договору куплипродажи с условием об оплате против поставки? 22 В контексте вопроса о
неосновательном
обогащении
покупателя
две
эти
ситуации
являются
идентичными. Это показывает, что право на возврат товара согласно п. 3 ст. 488
ГК РФ представляет собой, по букве закона, вещно-правовое средство защиты
продавца
для
ситуации
купли-продажи
в
кредит,
отличающееся
от
обязательственного требования о возврате неоплаченной вещи в рамках
расторжения договора и неосновательного обогащения. Тем не менее
толкование
положения
п.
3
ст.
488
ГК
РФ
о
возврате
товара
как
предоставляющее продавцу обязательственное требование в рамках норм о
возврате неосновательного обогащения не является невозможным и, при
наличии устойчивой судебной практики, может стать преобладающим.
Законодательство не содержит достаточных оснований для вывода о том,
что п. 3 ст. 488 ГК РФ предоставляет продавцу право требовать возврата
неоплаченного товара только в случае, если право собственности не перешло к
покупателю. Сохранение права собственности на поставленный товар за
продавцом
регулируется
ст.
491
ГК
РФ.
Эта
статья,
в
частности,
предусматривает возврат товара продавцу в случае, когда покупатель не
уплатил
цену.
Если
согласится
с
тем,
что
право
требовать
возврата
неоплаченных товаров по п. 3 ст. 488 ГК РФ может быть осуществлено только в
ситуации оговорки о сохранении права собственности на переданные товары
за продавцом, это будет означать, что правило п. 3 ст. 488 ГК РФ (о возврате
товара) практически идентично правилу ч. 2 ст. 491 ГК РФ. Однако
маловероятно, чтобы законодатель включил два одинаковых правила в две
различные статьи ГК РФ без какой-либо ссылки в одной из этих статей на
Возврат неоплаченного товара не допускается. См. об этом: Скловский К. И.
Собственность в гражданском праве. М., 1999. С. 367; Постановление Президиума Высшего
Арбитражного Суда РФ от 14 января 1997 г. № 3522/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда
РФ. 1997. № 4; Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от
23 марта 2000 г. № Ф04/710-93/А70-2000 (официально не опубликовано, доступно в СПС
«КонсультантПлюс»).
22
9
другую. Следовательно, правило о возврате товара по п. 3 ст. 488 ГК РФ
применяется, если право собственности уже перешло к покупателю.23
Право продавца, не получившего цену товара, вернуть себе право
собственности
и
отношению
другим
к
владение
вещью
кредиторам
можно
считать
покупателя.24
С
несправедливым
этой
точки
по
зрения
положение, предусмотренное п. 3 ст. 488 ГК РФ, постольку, поскольку оно
предполагает отмену права собственности покупателя, имеет сомнительную
ценность. В сравнительно-правовом аспекте указанное право продавца
является своеобразным. Анализ норм о правах продавца на товар при неуплате
цены, принятых в праве стран Западной Европы, приводится во второй части
настоящей статьи.
2.
Права
продавца
в
отношении
неоплаченного
товара
в
западноевропейских юрисдикциях. Выше уже было отмечено, что принцип
синаллагмы является основой для такого средства правовой защиты продавца,
как возражение о неисполненном договоре (еxceptio non adimpleti contractus). В
соответствии с этим возражением продавец вправе отказаться передавать
товар до того момента, пока покупатель не произведет уплату цены.
Конструкция
возражения
о
неисполненном
договоре
может
защищать
интересы продавца только до того момента, пока передача товара фактически
не произошла. Уже в римском праве возник вопрос, каким образом продавец
может гарантировать уплату цены после состоявшейся передачи товара, а
именно может ли продавец потребовать от покупателя возврата неоплаченных
товаров. Институции Юстиниана предложили свой ответ на этот вопрос:
В настоящее время трудно сказать, какая позиция будет поддержана судами. В ряде
судебных решений устанавливается зависимость права на возврат товара от сохранения за
продавцом права собственности по ст. 491 ГК РФ, см.: Постановление Федерального
Арбитражного Суда Волго-Вятского Округа от 4 мая 2005 г. № А17-280/1-2004; Постановление
Федерального Арбитражного Суда Дальневосточного Округа от 30 марта 2004 г. № Ф03А04/04-1/640 (официально не опубликованы, доступны в СПС «КонсультантПлюс»). Но следует
принять во внимание, что в пользу возврата неоплаченной недвижимого имущества после
перехода права собственности к покупателю высказался ВАС РФ: Постановление Пленума
Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики
разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (ст.
15) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. № 10; Постановление Федерального
Арбитражного Суда Волго-Вятского Округа от 20 сентября 2004 г. № А29-1873/2004-1э
(официально не опубликовано, доступно в СПС «КонсультантПлюс»).
23
24
Rabel E. Das Recht des Warenkaufs. Bd. 2. S. 51, 54.
10
покупатель приобретает право собственности на проданную ему вещь, только
если он уплатил цену или предложил обеспечение (I. 2, 1, 41).25
Указанное правило не соответствует принципу римского права куплипродажи, согласно которому договор купли-продажи (кауза) и передача
достаточны для перехода права собственности к покупателю.26 В дополнение к
этим
сомнениям
Помпонием,
и
вызвали
Институции
еще
Юстиниана,
больше
и
положение,
противоречий,
поскольку
высказанное
содержали
указание на то, что, даже если цена не уплачена и обеспечение не
предоставлено, право собственности может быть приобретено покупателем,
если продавец, как говорит Помпоний, будет «иметь к покупателю доверие без
всякого обеспечения». Другими словами, покупатель, не исполнивший свою
обязанность по оплате вещи, приобретал право собственности, если по
обстоятельствам конкретной сделки было ясно, что продавец рассчитывал на
добросовестность своего контрагента.27
Две части правила I. 2, 1, 41 и D. 18, 1, 19, во-первых, о переходе
собственности после уплаты цены и, во-вторых, о переходе собственности,
если продавец выразил доверие по отношению к покупателю, противоречат
друг другу. Согласование двух этих положений является проблемой, которая
до
настоящего
времени,
как
представляется,
не
разрешена.28
Однако
двусмысленность приведенных правил однозначно указывает на то, что права
продавца, не получившего оплаты, имеют тенденцию простираться дальше
простого
обязательственного
требования
к
покупателю
об
оплате
и
возмещении убытков в случае просрочки оплаты. Обоснованный интерес
продавца состоит в том, чтобы сохранить контроль над неоплаченным товаром
даже после его поставки покупателю.
Помпоний также говорит: «То, что я продал, становится принадлежащим принявшему
не иначе, как если мне уплачена цена, или в этом отношении мне дано обеспечение, или если я
буду иметь к покупателю доверие без всякого обеспечения» (D. 18, 1, 19).
25
26
Gai., 2, 20; Дождев Д. В. Римское частное право: Учебник для вузов. М., 1996, С. 380.
27
Zimmermann R. The Law of Obligations: Roman Foundations of the Civilian Tradition. Cape Town;
Wetton; Johannesburg, 1990. P. 272–276.
28
Ibid. P. 274–276.
11
В
римском
праве
продавец,
не
получивший
цену
товара,
мог
воспользоваться двумя правовыми конструкциями, чтобы сохранить контроль
над товаром после передачи товара покупателю. Обе конструкции связаны с lex
commissoria, особым договорным условием. Во-первых, купля-продажа могла
быть
совершена
с
отлагательным
условием:
до
момента
оплаты
(и,
соответственно, вступления в силу договору купли-продажи) товар считался
находящимся в аренде у покупателя (lex commissoria, сформулированное как
отлагательное условие). Если, с другой стороны, lex commissoria было включено
в контракт как отменительное условие, покупатель становился собственником,
но в случае неуплаты цены продавец мог расторгнуть договор купли-продажи
и потребовать возврата товара.29 Помпоний следующим образом описывает эту
ситуацию: «Если до (определенного) времени деньги не будут уплачены, то
имение будет считаться некупленным».30
Это означает, что с момента
заключения договор купли-продажи приводит к предусмотренным правовым
последствиям (в том числе право собственности переходит к покупателю в
момент передачи товара). Продавец мог осуществить свое право потребовать
возврата вещи с помощью иска из купли-продажи, actio venditi, который являлся
личным иском; следовательно, отменительный эффект условия lex commissoria
действовал только в рамках обязательственного отношения сторон и сам по
себе не означал прекращения права собственности покупателя.31
Средневековая юриспруденция последовала правилу о том, что право
собственности не переходит к покупателю, если последний не уплатил цену.
Однако это правило не применялось в случае купли-продажи в кредит. Этот
случай соответствовал ситуации, в которой продавец, по словам Помпония,
«имеет к покупателю доверие без всякого обеспечения». Средневековые
юристы объясняли правило о переходе права собственности при уплате цены
товара ссылкой на волю сторон.32 Кутюмы Парижа (1582 г.) устанавливали, что
продавец, не получивший цену товара по договору купли-продажи за
29
Дождев Д. В. Римское частное право. С. 521–522.
30
D. 18, 3, 2.
31
Zimmermann R. The Law of Obligations... P. 737 sq.; Дождев Д. В. Римское частное право...
32
Coing H. Europäisches Privatrecht. München, 1985. Bd. 1. S. 307.
C. 521.
12
наличный расчет (т. е. с условием о немедленной оплате против поставки
товара), вправе потребовать возврата товара даже от третьих лиц, которым
покупатель мог передать вещь (ст. 176). Если имела место купля-продажа в
кредит и покупатель оказывался банкротом, то продавец, не получивший
оплаты,
имел
преимущество
перед
другими
кредиторами
и
право
предотвратить продажу кредиторами этой вещи (ст. 177).33 Правовое развитие
в Средние века добавило также нечто новое к средствам правовой защиты
продавца. Право продавца расторгнуть договор в случае неуплаты цены стало
подразумеваться. Таким образом, в отличие от римского права стороны не
должны были включать в договор специальное условие, подобное lex
commissoria. Расторжение договора происходило по суду и при наличии вины
покупателя. Расторжение имело вещно-правовой отменительный эффект, и этот
эффект
был
ретроспективным
(хотя,
возможно,
не
во
всех
случаях).
Следовательно, право собственности возвращалось к продавцу в силу закона, а
вещные права третьих лиц на товар (возникшие в период, когда вещь была в
собственности
покупателя )
прекращались .34
Также
продавец
мог
воспользоваться оговоркой о сохранении права собственности. В некоторых
городах
оговорка
о
сохранении
права
собственности
при
продаже
недвижимости приравнивалась к вещно-правовому обеспечению (ипотеке)
уплаты покупателем цены.35
В современном законодательстве Франции и Германии переход права
собственности к покупателю по общему правилу не зависит от уплаты цены (ст.
1583 Французского кодекса (ФГК), § 925, 929 ГГУ). Рассмотрим ситуацию, когда
право собственности перешло к покупателю и последний владеет товаром.
В случае если покупатель не выполнил свою обязанность по уплате цены,
продавец может расторгнуть договор. Но это не всегда означает, что продавец
может просто вернуть себе неоплаченную вещь. Во французском праве
требование продавца о расторжении договора (ст. 1654 ФГК) основывается на
положении ,
согласно
которому
в
двухстронне - обязывающих
33
Ibid. S. 308. — См. также: Brissaud J. A History of French Private Law. London, 1912. P. 548.
34
Brissaud J. A History of French Private Law. P. 552–553.
35
Coing H. Europäisches Privatrecht. Bd. 1. S. 309.
13
(синаллагматических) договорах неисполнение своей обязанности любой
стороной является отменительным условием (ст. 1184). Это условие имеет
ретроспективное действие: «Выполнение условия имеет обратную силу со дня
заключения договора» (ст. 1179). Кроме того, отменительный эффект условия
распространяется
на
область
вещных
прав,
возникших
на
основании
расторгнутого договора. Это решение ФГК объясняется тем обстоятельством,
что в соответствии со ст. 1583 право собственности переходит к покупателю в
момент заключения договора; расторжение договора в то же время означает,
что покупатель не становился собственником.36 В то же время во французском
праве ретроспективный вещный эффект прекращения договора ограничен
рядом
положений .
Применительно
к
движимым
вещам
такими
ограничительными положениями являются следующие: во-первых, ст. 2279
ФГК37 позволяет покупателю как собственнику продать вещь дальнейшему
приобретателю, передав ему владение (это правило защищает третьих лиц в
случае отмены договора); во-вторых, п. 4 ст. 2102 ФГК предоставляет продавцу,
не получившему цены товара, право потребовать обратно движимую вещь,
только пока она находится во владении покупателя, и только если такое
требование предъявлено в течение восьми дней после передачи (причем это
правило не применяется, если имела место продажа в кредит). Применительно
к
недвижимому
расторгнуть
имуществу
договор
и
право
продавца,
воспользоваться
не
получившего
установленным
в
оплаты,
его
пользу
обременением на имуществе (п. 1 ст. 2103 ФГК) должно быть зарегистрировано
в течение двух месяцев, считая с даты заключения договора (ст. 2108 ФГК).38
Указанные права продавца в отношении как движимого, так и недвижимого
имущества прекращаются в случае начала процедуры банкротства в отношении
неисправного покупателя.39
36
Treitel G. Remedies for Breach of Contract: a Comparative Account. Oxford, 1988. P. 383.
Часть 1 ст. 2279 ФГК: «В отношении движимых вещей владение равнозначно правовому
основанию».
37
38 Ferid M., Sonneberg H. J. Das Französische Zivilrecht. Vol. 2. Heidelberg, 1986. P. 149–151;
Nicholas B. The French Law of Contract. Oxford, 1992. P. 245 sq.; Handbuch des Kaufvertragsrechts in den
EG-Staaten / Ed. R. G. von. Westphalen. Köln, 1992. P. 446–447.
39 Ferid M., Sonneberg H. J. Das Französische Zivilrecht. S. 147; Handbuch des Kaufvertragsrechts
in den EG-Staaten. S. 447.
14
Более прямолинейный подход в отношении последствий прекращения
договора купли-продажи принят немецким правом. Согласно ГГУ прекращение
двухстороннего договора в случае неисполнения одной из сторон своих
обязательств (§ 323 ГГУ) имеет эффект только в рамках обязательства. Возврат
покупателем неоплаченной вещи регулируется нормами обязательственного
права (§ 346–354 ГГУ). Следовательно, согласно немецкому праву в случае
прекращения договора продавец, не получивший цену товара, не имеет
преимуществ над другими кредиторами неисправного покупателя.40
Правило,
в
соответствии
с
которым
продавец
не
может
просто
потребовать возврата неоплаченного товара, объясняется тем, что интересы
третьих лиц, а именно других кредиторов покупателя и приобретателей от
него, также должны быть защищены. Следовательно, расторжение договора по
требованию продавца, не получившего оплату вещи, имеет эффект только в
рамках обязательственных отношений между продавцом и покупателем (ГГУ),
либо имеет вещный отменительный эффект (отмена права собственности
покупателя), но этот эффект имеет ряд ограничений (ФГК).
В английском праве не существует положения о том, что право
собственности переходит к покупателю в момент уплаты цены. Статья 28 Акта
о купле-продаже товаров (1979 г.) устанавливает только, что передача и платеж
цены
являются
«взаимозависимыми
условиями».41
На
этом
положении
основываются средства правовой защиты продавца, не получившего цену
товара, а именно право продавца удерживать владение вещью, право
остановить транспортировку вещи и перепродажа товаров. Существенно, что
согласно п. 1 ст. 39 Акта 1979 г. продавец может воспользоваться указанными
правами
независимо
от
перехода
права
собственности
к
покупателю.
Единственно важный момент состоит в том, что покупатель либо не уплатил
цену, либо не может уплатить ее. В давнем деле Bloxam v Sanders правам
40
Treitel G. Remedies for Breach of Contract. P. 383; Markesinis B. S., Lorenz W., Dannemann G.
The German Law of Obligations. Vol. 1. P. 643–644.
«Передача товаров и платеж цены являются взаимозависимыми условиями, т. е.
продавец должен быть готов передать владение товарами покупателю в обмен на цену, и
покупатель должен быть готов уплатить цену в обмен на владение товарами». Термин
«взаимозависимые условия» (сoncurrent conditions) используется в общем праве «когда
предусматривается одновременный обмен» (Treitel G. Remedies for Breach of Contract. P. 277).
41
15
продавца, не получившего цену товара, было дано следующее обоснование:
«Если продавец отгрузил товары покупателю, и происходит банкротство
[покупателя],
он
имеет
право,
в
силу
своего
первоначального
права
собственности, остановить их транспортировку. Почему? Потому что право
собственности переходит к покупателю с целью перенести на него риск
неблагоприятных событий [которые могут произойти с товаром], но он не
имеет безусловного права на владение, и его банкротство, поскольку уплата
цены не имела место, аннулирует это право».42 В этом высказывании судьи
внимание
акцентируется
на
условном
характере
перехода
права
собственности от продавца к покупателю.
Продавец, который все еще владеет товаром, имеет право сохранить за
собой владение в случае неуплаты цены (lien), если товары не были проданы в
кредит, а также в случае, если покупатель стал банкротом (ст. 41 Акта 1979 г.).
Это право прекращается, если продавец передал товар перевозчику с
поручением доставить его покупателю, либо если покупатель или лицо,
действующее от его имени, законным образом получил владение товаром (ст.
43 Акта 1979 г.). Далее, продавец имеет право остановить транспортировку
товара, т. е. вернуть себе владение товаром, в случае если покупатель
становится банкротом (ст. 44). Согласно п. 1 ст. 48 осуществление права
удержания или права остановить транспортировку товара не прекращает
договор автоматически. Иными словами, простой факт того, что покупатель не
уплатил цену в срок, сам по себе не предоставляет продавцу права расторгнуть
договор. Пользуясь терминологией Акта 1979 г., обязательство уплатить цену
является «гарантией» (warranty), а не «условием» (condition).43 Однако если
покупатель систематически не уплачивает цену, то это признается нарушением,
которое дает продавцу право расторгнуть договор и перепродать товары.44 В
42
(1825) 4 B. & C. 941 at 948 (цит. по: Benjamin’s Sale of Goods. 4 ed. London, 1992. P. 723).
Разъяснение этих понятий дано в п. 3 ст. 11 Акта 1979 г. «Является ли обязанность по
договору купли-продажи условием (condition), нарушение которого дает право считать договор
расторгнутым, или гарантией (warranty), нарушение которого является основанием для
требования об убытках, но не для отказа от товара и расторжения договора, в каждом
конкретном случае зависит от толкования договора; и обязанность может быть условием
(condition), хотя бы и была названа в договоре гарантией (warranty)».
43
44
Benjamin’s Sale of Goods. P. 752.
16
случае если право собственности было передано покупателю и впоследствии
договор расторгается, то право собственности возвращается к продавцу.45
Имеет существенное значение то обстоятельство, что в обоих случаях,
когда продавец осуществляет свои права в отношении неоплаченного товара
(а именно либо право удержания, либо право остановить транспортировку) и
впоследствии перепродает товары, перепродажа происходит, пока продавец
еще владеет товаром (либо может вернуть себе владение, забрав товар у
перевозчика). Продавец, не получивший цену товара, не может потребовать от
покупателя возвратить товар, раз последний уже был ему поставлен.46
Продавец управомочен на владение товаром, если право собственности не
перешло к покупателю и при этом договор расторгается. Однако и в этом
случае суды обычно воздерживаются от принятия решения о возвращении
товара в натуре, если убыток продавца может быть компенсирован деньгами.47
Как
следует
из
вышесказанного,
современное
законодательство
основных западно-европейских юрисдикций в целом отрицает контроль
продавца над неоплаченным товаром после передачи товара покупателю и
перехода к последнему права собственности (независимо от того, имела ли
место продажа в кредит или продажа с условием о немедленной оплате). В
отличие от российского права, ни в немецком, ни в английском праве
продавец не пользуется ни правом залога в силу закона, ни правом вернуть
неоплаченный товар в обход других кредиторов неисправного покупателя.
ФГК, однако, допускает существование указанных прав. Но при этом следует
учесть два обстоятельства. Во-первых, в рамках французского права эти права
имеют собственное оправдание в виде принятой ФГК системы перехода права
собственности в силу одного соглашения; здесь отмена договора влечет за
собой также отмену перехода права собственности.48
Это соображение
неприменимо к российскому праву в силу принятой последним системы
передачи, а в отношении недвижимого имущества — регистрации перехода
45
Miles R. Blackstone’s Sale and Supply of Goods and Services. London, 2001. P. 289; Atiyah P. S.,
Adams J. N., Macqueen G. The Sale of Goods. 10 ed. London, 2001. P. 465.
46
Benjamin’s Sale of Goods. P. 748–749, 757–758.
47
Ibid. P. 755–757.
48
Rabel E. Das Recht des Warenkaufs. Bd. 2. S. 54.
17
собственности (ст. 223 ГК РФ). Во-вторых, установленные французским правом
ограничения, а именно восьмидневный срок для предъявления требования о
возврате движимой вещи, невозможность потребовать товар назад в ситуации
купли-продажи в кредит и, применительно к недвижимому имуществу,
обязательная публичная регистрация права продавца под страхом потери
этого права указывают, что данные вещно-правовые способы защиты продавца
и
для
французского
законодателя
не
являются
бесспорными.
Интерес
продавца в сохранении контроля над переданной покупателю, но еще не
оплаченной вещью обеспечивается с помощью особой и очень популярной
правовой конструкции — оговорки о сохранении права собственности.
***
Приведенный выше анализ правового регулирования в странах Западной
Европы показывает, что, хотя переход права собственности от продавца к
покупателю может произойти до передачи товара, именно момент передачи, а
не перехода права собственности имеет решающее значение для прав
продавца в отношении неоплаченного товара. Передача товара, дополненная
переходом к покупателю права собственности, обычно лишает продавца
юридической возможности вернуть себе неоплаченный товар. Ситуация,
однако, меняется, если стороны согласовали сохранение права собственности
за продавцом до момента оплаты товара. В этом случае при неуплате цены
переданный покупателю товар может быть возвращен продавцу.
В целях защиты интересов третьих лиц французское право в течение
долгого
времени
отрицало
эффект
оговорки
о
сохранении
права
собственности при банкротстве покупателя.49 Таким образом, если покупатель
получил вещь во владение по договору купли-продажи, включающему
оговорку о сохранении права собственности, и затем стал банкротом,
кредиторы покупателя могли обратить взыскание на эту вещь, так как она
предположительно
(в
глазах
третьих
лиц)
являлась
часть
имущества
49 Об оговорке о сохранении права собственности во французском праве см.: Saint-Cène
M. France // Retention of Title Clauses in Sale of Goods Contracts in Europe / Ed. I. Davies. Aldershot, 1999.
P. 23 sqq.; Rutgers J. W. International Reservation of Title Clauses. The Hague, 1999. P. 53 sqq.
18
покупателя, т. е. частью имущества, на которое можно обратить взыскание по
долгам покупателя. Это строгое регулирование постепенно смягчалось, и,
наконец, Закон от 12 мая 1980 г. (с изменениями, внесенными Законом от 25
января 1985 г. и Законом от 10 июня 1994 г.) санкционировал эффект оговорки
о сохранении права собственности. Отныне в случае банкротства покупателя
оговорка имеет силу не только против других (помимо продавца) кредиторов
покупателя, но и против последующих приобретателей от покупателя.
Первоначальный продавец (который выговорил себе оговорку о сохранении
права собственности) вправе потребовать оплаты вещи от третьих лиц, а
именно от последующих приобретателей, от покупателя, если они еще не
уплатили цену вещи. Недвижимое имущество также может быть продано с
оговоркой о сохранении права собственности при условии регистрации
оговорки.
В немецком праве оговорка о сохранении права собственности может
применяться только при купле-продаже движимых вещей.50 Оговорка имеет
эффект против других кредиторов покупателя. Так называемая «продленная
оговорка о сохранении права собственности» (verlängerter Eigentumsvorbehalt)
имеет силу также против последующих приобретателей от покупателя.
Заключая договор купли-продажи с этой оговоркой, продавец предоставляет
покупателю право перепродать товар. Так как в случае перепродажи
первоначальный продавец потеряет право собственности, перепродавец (т. е.
покупатель
по
договору
с
оговоркой
verlängerter
Eigentumsvorbehalt)
заблаговременно уступает первоначальному продавцу свое право требовать
уплаты
цены
с
последующего
покупателя.
Такая
уступка
является
компенсацией за потерю первоначальным продавцом права собственности. В
то же время следует учесть, что § 932–934 ГГУ санкционируют приобретение
права собственности от несобственника при условии добросовестности
приобретателя. Можно предположить, что перепродавец (покупатель по
договору
с
оговоркой
verlängerter
Eigentumsvorbehalt)
продает
вещь
последующему покупателю по договору купли-продажи, который запрещает
50 Об оговорке о сохранении права собственности в немецком праве см.: Waas B.
Germany // Retention of Title Clauses in Sale of Goods Contracts in Europe. P. 33 sq.; Rutgers J. W.
International Reservation of Title Clauses. P. 43 sq.
19
уступку права на получение цены с последующего покупателя. Если такое
запрещение включено в договор, то уступка ничтожна (§ 399 ГГУ). Однако в
ситуации продленной оговорки о сохранении права собственности запрет
уступки
опровергает
добросовестность
последующего
покупателя .
Следовательно, он не получает права собственности и собственник, т. е.
первоначальный продавец, вправе истребовать свою вещь. Таким путем
достигается сочетание между: 1) правом продавца получить оплату проданной
вещи не позже перехода права собственности к покупателю; 2) требованием
публичности, известности третьим лицам, которая (в целях защиты третьих
лиц) должна сопровождать любое изменение вещных прав.
В английском праве оговорка о сохранении права собственности
предусмотрена ст. 17 и 19 Акта о купле-продаже (1979 г.). В соответствии с
первой из указанных статей право собственности переходит к покупателю в
момент, согласованный сторонами. Согласно второй из указанных статей
продавец может сохранить за собой «право распоряжения» товаром «до
выполнения определенных условий». Следовательно, право собственности
может оставаться на стороне продавца после передачи товара. Оговорка о
сохранении
права
собственности
приобрела
особое
значение
для
коммерческого оборота с тех пор, как в середине 1970-х гг. в деле Aluminium
Industrie v Romalpa Aluminium Ltd.51 суд поддержал юридический эффект
оговорки. Это дело даже было названо самым важным судебным прецедентом
в Великобритании за последние двадцать пять лет.52
Применительно к английскому праву правовые последствия оговорки о
сохранении
права
собственности
еще
не
прояснены
окончательно.
Неопределенность существует по вопросу о том, является ли оговорка особым
правовым механизмом, используемым по усмотрению сторон при куплепродаже, либо видом обременения (charge), подобно залогу.53 С экономической
точки зрения оговорка о сохранении права собственности направлена на то,
чтобы предоставить продавцу преимущество перед другими кредиторами
51
[1976] 1 W. L. R. 676.
52
Davies I. United Kingdom // Retention of Title Clauses in Sale of Goods Contracts in Europe. P.
53
Atiyah P. S., Adams J. N., Macqueen G. The Sale of Goods. Р. 476.
101.
20
покупателя в случае банкротства последнего. Если рассматривать проблему
под этим углом, то оговорку о сохранении права собственности следует
приравнять к обременению (имущества покупателя).54 В интересах третьих лиц
обременения (charges), которые установлены на имущество компаний, требуют
регистрации под страхом ничтожности (Акт о компаниях 1985 г.). Однако
регистрация «каждой купли-продажи станет административным кошмаром».55
Следует отметить, тем не менее, что угроза приравнивания оговорки о
сохранении права собственности к обременению имущества покупателя (что
влечет необходимость регистрации каждой оговорки о сохранении права
собственности) была устранена судебным решением по делу Clough Mill Ltd v
Martin.56 В этом деле суд указал, что товары, проданные с оговоркой о
сохранении
права
собственности,
не
стали
собственностью
компании-
покупателя, а следовательно, последняя, не будучи собственником товаров, не
может
установить
на
них
никаких
обременений
(charges).57
Вопрос
о
юридическом эффекте оговорки о сохранении права собственности особенно
остро стоит применительно к сложным оговоркам. Опираясь на такие
оговорки, продавец намерен сохранить право собственности не просто на
поставленный и находящийся во владении покупателя товар, но и на продукт
переработки этого товара, или иметь право обратить взыскание на денежные
средства, которые покупатель получит от перепродажи товара, проданного
ему с оговоркой о сохранении права собственности.58 Представляется, что
английское право не готово предоставить продавцу безусловную защиту,
поскольку
дело
касается
сложных
оговорок
о
сохранении
права
собственности.59
Обзор основных аспектов законодательства, принятого в ведущих
западноевропейских юрисдикциях касательно оговорки о сохранении права
54
Davies I. United Kingdom. P. 102.
55
Ibid. P. 104.
56
[1984] 3 All ER 982.
57
Atiyah P. S., Adams J. N., Macqueen G. The Sale of Goods. Р. 478.
58 Smith T. B. Property Problems in Sale. London, 1978. P. 129; Atiyah P. S., Adams J. N., Macqueen
G. The Sale of Goods. P. 474.
59
Ibid. P. 480.
21
собственности, показывает, что право на возврат товара без учета интересов
других (помимо продавца) кредиторов покупателя, которое возможно в
рамках правовой конструкции оговорки о сохранении права собственности, не
сразу и не без сложностей получило поддержку законодателя и судов.
Очевидно, что опасение повредить законным интересам третьих лиц лежит в
основе осторожного отношения к оговорке о сохранении права собственности.
В настоящее время юридический эффект простой оговорки (не касающейся
случаев переработки поставленного товара и его перепродажи) повсеместно
признается, но необходимо отметить, что оговорка о сохранении права
собственности не включается в договоры купли-продажи по умолчанию;
сторонам необходимо достичь соответствующего соглашения по этому
вопросу. В этой части оговорка о сохранении права собственности отличается
от санкционированного п. 3 ст. 488 ГК РФ требования о возврате товара
(имеющего, как было показано выше, непосредственное вещно-правовое
действие),
существующего
в
силу
закона,
а
не
соглашения
сторон.
Законодательства в рассмотренных странах Западной Европы 60 не знают
аналогичного положения.
3. Заключение. Вопрос о правах продавца в отношении неоплаченного
товара согласно п. 3 и 5 ст. 488 ГК РФ связан с вопросом о допустимых
пределах
контроля
продавца
над
товаром
после
перехода
права
собственности и владения к покупателю. С этой точки зрения ст. 488 ГК РФ
открыта для нескольких интерпретаций. В настоящее время, как было отмечено
выше, наиболее обоснованным является толкование, согласно которому право
на возврат товара по п. 3 ст. 488 ГК РФ является вещно-правовым средством
защиты продавца в рамках залогового правоотношения, установленного п. 5
ст. 488 ГК РФ, заменяющим обычное обращение взыскание на заложенную вещь
и процедуру ее реализации. Сравнительно-правовой анализ показывает, что
аналогичного положения в ведущих западноевропейских юрисдикциях не
существует; его наличие в ГК РФ свидетельствует о намерении российского
законодателя предоставить продавцу в договоре купли-продажи в кредит
больший объем защиты.
60
За исключением Франции (см. об этом выше).
22
Своеобразие позиции российского законодателя применительно к
трактовке прав продавца, выраженной в ст. 488 ГК РФ, заключается в
предоставлении продавцу контроля над товаром после момента поставки и
перехода к покупателю права собственности. При этом право продавца на
возврат товара преимущественно перед другими кредиторами покупателя,
поскольку, как было указано выше, такое право следует из п. 3 и 5 ст. 488 ГК РФ,
предполагает
выдвижение
вытеснение
на
первый
обязательственного
план
вещно-правового
элемента
купли-продажи,
отношения
продавца
к
проданной вещи, существующего в силу ранее принадлежавшего продавцу
права собственности. Такая трактовка прав не получившего оплаты продавца
отчасти восстанавливает в отечественном праве архаичный обмен товара на
наличные, что вряд ли можно признать обоснованным. Ведь нет достаточных
оснований для предоставления продавцу права на возврат неоплаченного
товара в ущерб другим кредиторам, учитывая, что в ситуации купли-продажи в
кредит продавец по собственной воле предоставил покупателю отсрочку
(рассрочку) платежа, возможно на длительный срок. Здесь продавец является
кредитором, и любая дополнительная по сравнению с другими кредиторами
защита его интересов нуждается в серьезном обосновании, если такая
дополнительная защита предоставляется законом, а не соглашением сторон.
Представляется, что возврат неоплаченного товара продавцу без учета
интересов других кредиторов не соответствует содержанию правовой позиции
сторон купли-продажи в современном торговом обороте.
Принципиально
возможной
является
также
иная
интерпретация,
разграничивающая средства защиты согласно указанным пунктам ст. 488 ГК РФ.
Требование о возврате товара по п. 3 ст. 488 ГК РФ может быть истолковано как
обязательственное
требование ,
основывающееся
на
правилах
о
неосновательном обогащении, и предъявляемое в порядке исключения из
правила п. 4 ст. 453 ГК РФ о запрете истребовать исполненное по договору до
момента его расторжения. Возврат неоплаченного товара по правилам о
неосновательном обогащении не предполагает каких-либо преимуществ
продавца перед другими кредиторами. Принятие такого толкования правила
п. 3 ст. 488 ГК РФ потребует, однако, преодолеть серьезные препятствия. Во23
первых, надлежит соотнести расторжение договора купли-продажи и возврат
товара. Сомнительно, что толкование требования о возврате как требования из
неосновательного обогащения позволит сохранить возможность предъявления
продавцом этого требования без расторжения договора. Во-вторых, с учетом
идентичности ситуаций купли-продажи с условием о немедленной оплате и
купли - продажи
в
кредит
в
аспекте
неосновательного
обогащения
неисправного покупателя, потребуется допустить предъявление требования о
возврате неоплаченного товара также для ситуации купли-продажи с условием
о немедленной оплате. Это в свою очередь может повлечь определенную
ревизию правила п. 4 ст. 453 ГК РФ. Возможным примером для движения в этом
направлении является правило п. 2 ст. 81 Конвенции ООН о договорах
международной
купли-продажи
товаров
1980
г.
(Венская
конвенция).
Указанное положение допускает возврат товара по требованию продавца при
расторжении
договора
наряду
с
требованием
о
возмещении
убытков,
понесенных продавцом.
Понимание
требования
о
возврате
товара
как
требования
из
неосновательного обогащения позволяет разграничить это требование и залог
продавца по п. 5 ст. 488 ГК РФ. В этом случае залог в пользу продавца предстает
как обычный залог по общим правилам ГК РФ, включающий обычные правила
обращения взыскания на предмет залога и его реализации. Центр тяжести
обеспечения интересов продавца смещается, таким образом, с возврата
неоплаченного товара на получение удовлетворения из стоимости предмета
залога преимущественно перед другими кредиторами покупателя.
Залог, предусмотренный п. 5 ст. 488 ГК РФ, трактуемый как обычный залог
(не допускающий простого возврата собственности и владения заложенным
товаром к продавцу), является формой контроля продавца над поставленным,
но неоплаченным товаром, однако более аккуратной и ограниченной, чем
простой возврат неоплаченного товара продавцу без учета интересов других
кредиторов. В контексте противоречивого правила римского права о переходе
права собственности к покупателю только при условии уплаты последним
цены61 право залога по п. 5 ст. 488 ГК РФ можно рассматривать как ответ
61
I. 2, 1, 41; Помпоний, D. 18, 1, 19.
24
российского законодателя на вопрос о пределах контроля продавца над
поставленным товаром, а значит, о надлежащем балансе интересов сторон
купли-продажи. Но окончательно содержание прав продавца по ст. 488 ГК РФ
станет ясным только в ходе дальнейшего развития правоприменительной
практики.
25
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
637
Размер файла
287 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа