close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Федеральное государственное бюджетное

код для вставкиСкачать
Федеральное государственное бюджетное образовательное
учреждение высшего профессионального образования «Московский
государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)»
На правах рукописи
Пузырева Александра Николаевна
Агентский договор и его виды: проблемы квалификации и
правового регулирования
Специальность 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское
право, семейное право, международное частное право
Диссертация на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Научный руководитель:
профессор кафедры Гражданского права
Московской государственного юридического
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)
докт. юрид. наук. М.Н. Малеина
Москва – 2014
2
Оглавление
Оглавление ................................................................................................ 2
Введение ..................................................................................................... 3
Глава 1. Агентский договор в системе гражданско-правовых договоров и в системе гражданского законодательства ................................. 15
§1. Общая правовая характеристика агентского договора и его место в
системе гражданских договоров .......................................................................... 15
§ 2. Правовые и иные источники регулирования агентских отношений
и место норм об агентском договоре в системе гражданского законодательства ......................................................................................................................... …28
§3. Стороны агентского договора и его форма ...................................... 41
§4. Содержание и исполнение агентского договора…………………..54
Глава 2. Правовые особенности отдельных видов агентских договоров ...................................................................................................................... 85
§1. Агентский договор в туристской сфере……………………… …...85
§2. Агентский договор в рекламно-информационной сфере ............ 113
§ 3. Агентский договор в сфере торгового мореплавания и судоходства на внутренних водных путях…………..………………………...…………138
§ 4. Агентский договор в сфере спорта ................................................ 161
§ 5. Агентский договор в сфере обслуживания государственных и муниципальных ценных бумаг ............................................................................... 178
§ 6. Спорные вопросы применения конструкции агентского договора в
некоторых сферах ................................................................................................ 199
Библиография ....................................................................................... 219
3
Введение
Актуальность темы научного исследования. В условиях развития
хозяйственных и торговых связей стороны гражданско-правовых отношений
сталкиваются с необходимостью повышения эффективности операций, расширения территории деятельности, привлечения большого числа клиентов.
Достижение указанных целей возможно при помощи активного использования услуг посредников. На сегодняшний день одной из самых востребованных посреднических сделок является агентский договор.
В последнее время агентский договор широко применяется в различных сферах деятельности. Агентские правоотношения распространены, например, в сфере торгового мореплавания, рекламно-информационных услуг,
обслуживания государственных и муниципальных ценных бумаг, спорта, в
туристской сфере.
Несмотря на законодательное урегулирование агентских отношений в
Гражданском кодексе Российской Федерации (далее ГК РФ), в науке дискуссионными остаются вопросы о понятии, признаках, правовой природе, субъектном составе, содержании и ответственности за неисполнение агентского
договора.
Следует отметить, что в Особенной части ГК РФ отсутствуют нормы,
посвященные разновидностям агентского договора, содержится лишь общее
указание на возможность существования таких норм в специальном законодательстве.
В отдельных законодательных актах содержится прямая ссылка на использование самостоятельных видов агентского договора (глава XIII Кодекса
торгового мореплавания РФ; статья 119 Бюджетного кодекса РФ). Нормативная база по другим видам агентского договора представлена отдельными положениями, касающимися субъектного состава и некоторых прав и обязанностей сторон данных договоров. Остальные виды агентского договора вовсе
не поименованы в законодательстве.
4
Судебной практике не свойственно единообразие в разрешении споров, связанных с отдельными видами агентских договоров, поскольку неоднозначно решается вопрос о квалификации тех или иных договоров в качестве агентских.
В деловой практике в содержание различных видов агентских договоров зачастую включают условия, не соответствующие их правовой природе и
целевой направленности.
Недостаточная разработанность вопроса о существовании отдельных
видов агентского договора, необходимость унификации судебной практики и
приведения деловой практики в соответствие с законом определили выбор
темы, цель и задачи настоящего диссертационного исследования.
Степень научной разработанности и теоретическая основа исследования. Изучением посреднических отношений занимались многие отечественные ученые, в том числе Г.Ф. Шершеневич, П.П. Цитович, А.Ф. Федоров, М.И. Брагинский, Е.А. Суханов, С.Ю. Рябиков, Л.В. Санникова,
Н.В. Власова, С.В. Николюкин, Ю.В. Романец, Г.Е. Авилов, М.Н. Илюшина,
А.Ф. Майфат и др.
Проблемы, связанные с существованием и применением агентского
договора стали предметом исследования в книгах и диссертациях таких авторов как А.В. Егоров, А.С. Шаповаленко, М.З. Пак, А.Б. Щербаков,
О.В. Ремишевская, Ю.А. Евшина и др.
Некоторые вопросы правового регулирования агентских отношений в
отдельных сферах рассматриваются в работах таких цивилистов как
Г.Г. Иванов (в сфере торгового мореплавания), Е.Л. Писаревский (в сфере
туристской деятельности), В.П. Васькевич, М.Ю. Челышев (в сфере спорта).
Отдавая должное проведенным ранее исследованиям, необходимо отметить, что, в целом, вопрос об отдельных видах агентского договора не получил заслуженного системного научного осмысления.
Исследования ученых послужили фундаментальной теоретической базой, которая позволила выделить и систематизировать вопросы, связанные с
5
агентским договором и его видами, требующие дополнительного изучения и
решения, а также разработать определенные подходы к их решению.
Теоретическую основу исследования составили труды российских
юристов в области гражданского права, таких как М.И. Брагинский, В.В.
Витрянский, Л.Г. Ефимова, В.П. Мозолин, Е.А. Суханов и др.
При написании диссертации были использованы труды таких зарубежных
юристов как Мартин В. Хеслинг (Martijn W. Hesselink), Одавия Буэно Диаз
(Odavia Bueno Diaz), Муриель Вельдман (Muriel Veldman) и др.
Объект исследования – это урегулированные правовыми нормами агентские отношения.
Предметом исследования являются правовые акты, регулирующие
агентские отношения, судебная и деловая практика их применения, а также
комплекс теоретических положений об агентском договоре и его видах.
Целью диссертационной работы является определение системы отдельных видов агентских договоров, выявление теоретических и практических проблем, связанных с субъектным составом, формой, содержанием, ответственностью за неисполнение агентского договора и его видов, разработка
предложений по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего агентские отношения.
Для достижения указанной цели исследования, диссертант поставил
перед собой следующие задачи:
- проанализировать проблемы правового регулирования агентских отношений;
- исследовать пути совершенствования законодательства в сфере
агентских отношений;
- сформулировать квалифицирующие признаки агентского договора;
- разработать систему договоров, опосредующих агентские отношения
в отдельных сферах деятельности;
6
- изучить субъектный состав, форму, условия, права и обязанности,
ответственность, порядок расторжения отдельных видов агентского договора;
- определить правовую природу отдельных договоров, для которых
иногда используется конструкция агентского договора.
Методологическую базу исследования составляет совокупность научных приемов и методов исследования явлений и процессов, включая общенаучные методы анализа и синтеза, сравнения, индукции и дедукции, а
также частнонаучные методы, характерные для юридической науки: сравнительно-правовой и лингвистический методы. В исследовании используются
также различные способы толкования правовых норм: грамматический, логический, систематический.
Нормативную основу исследования составляют нормы и положения
Гражданского кодекса РФ, Кодекса торгового мореплавания РФ, Кодекса внутреннего водного транспорта РФ, Бюджетного кодекса РФ, Федеральных законов
«Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», «О рекламе», «О
физической культуре и спорте в Российской Федерации» и других российских
специальных нормативно-правовых актов, Концепции развития гражданского
законодательства РФ, проекта Федерального закона о внесении изменений в
Гражданский кодекс РФ, разработанного Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.
В диссертации также используются зарубежные акты: Закон Испании
«Об агентском договоре», Коммерческий кодекс Франции, Германское торговое уложение, Швейцарский обязательственный закон, Гражданские кодексы Италии, Республики Казахстан, Республики Беларусь, Республики Узбекистан, Республики Молдова и др.
Эмпирической основой исследования послужили определения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, информационные письма и постановления
Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, определения Верховного Су-
7
да РФ, постановления федеральных арбитражных судов округов, постановления апелляционных арбитражных судов, отдельные акты судов общей
юрисдикции; деловая практика – некоторые агентские договоры в отдельных
сферах с участием юридических лиц, а также локальные акты некоммерческих организаций.
Научная новизна диссертационного исследования заключается
в том, что оно является одним из первых комплексных исследований отдельных видов агентского договора. В диссертации представлен авторский подход к систематизации агентских договоров, существующих в отдельных сферах.
1. Доказывается, что в настоящее время внутри договорного типа
агентского договора сформировались следующие виды: агентский договор
между туроператором и турагентом, агентский договор между рекламодателем и рекламным агентом, агентский договор между рекламораспространителем и медиа-агентом, агентский договор между судовладельцем и морским
(речным) агентом, агентский договор между спортсменом (спортивной организацией) и спортивным агентом, агентский договор между эмитентом и
агентом по обслуживанию государственных и муниципальных ценных бумаг.
Представленный перечень не является закрытым. В дальнейшем он
может быть дополнен в связи с развитием законодательства и деловой практики.
В качестве критериев для выделения видов агентского договора предлагается использовать сферу применения договора, особый субъектный состав, дополнительные существенные условия, отдельные обязанности сторон,
порядок прекращения договора.
2. Обосновывается вывод о необходимости изменения содержания
главы 52 Гражданского кодекса РФ и дополнения ее отдельными статьями,
посвященными каждому виду агентского договора.
С целью регламентации отношений, возникающих из указанных договоров, предлагается закрепить положения об отдельных видах агентского до-
8
говора в специальных нормативных актах. Общие положения об агентировании, предусмотренные Гражданским кодексом РФ, должны применяться к
отдельным видам агентского договора, в случае если они не противоречат
правилам специального законодательства о видах агентского договора. Однако нормы предлагаемых в Гражданский кодекс отдельных статей о видах
агентского договора должны иметь приоритет перед специальными нормативными актами в определенных сферах.
3. Наряду с условиями о предмете и возмездности к существенным
условиям агентского договора следует относить условие об информации, от
чьего имени действует агент.
Условие об информации, от чьего имени действует агент, является
существенным, так как от него зависят применяемые к данным отношениям
нормы, специфические особенности взаимодействия сторон, необходимость
выдачи доверенности.
Доказывается, что условие о возмездности не отождествляется с условием о размере и форме вознаграждения агента.
4. Обосновывается позиция о том, что агенту, представляющему интересы принципала, деятельность которого подлежит лицензированию, получение лицензии не требуется.
Это подтверждается тем, что деятельность агента по агентскому договору состоит в осуществлении посредничества за счет принципала с целью
осуществления взаимодействия принципала с третьими лицами. Лицензируемая деятельность осуществляется агентом в интересах принципала.
5. Доказывается, что по договору о реализации туристского продукта
условие о порядке взаимодействия туроператора и турагента в случае предъявления им претензий туристов или иных заказчиков и в случае необходимости оказания экстренной помощи туристу, а также условие о взаимной ответственности турагента и туроператора, условие об ответственности каждой из
сторон перед туристом и (или) иным заказчиком не являются существенными. Данный вывод обосновывается возможностью урегулирования порядка
9
предъявления претензий в соответствии с обычаями делового оборота, регламентацией данных условий в законодательстве, нетипичностью для гражданского законодательства отнесения правил об ответственности к числу существенных условий.
Обосновано предложение о закреплении в законе обязанностей туроператора по доведению до сведения турагента надлежащей информации о
туре, его потребительских свойствах, бронированию тура в случае его наличия и соответствия заявки требованиям туроператора, своевременному
оформлению пакета туристских документов, так как их неисполнение делает
невозможным надлежащую реализацию турагентом обязанностей перед
третьими лицами, приводит к срыву туров, нарушению интересов потребителей туристских услуг.
6. Применительно к договору между рекламным агентом и рекламодателем сформулирован вывод о закреплении в законе существенного условия
о сроке изготовления и размещения рекламных материалов в связи с сезонностью отдельных рекламных кампаний, приуроченностью их к конкретным
мероприятиям. Несогласование условия об этом сроке влечет увеличение
финансовых рисков для рекламодателя.
В связи с тем, что рекламные материалы, создаваемые или распространяемые в рамках агентского договора, представляют коммерческую тайну, обосновывается предложение включить в закон положение об обязанности рекламного агента по соблюдению конфиденциальности передаваемой
ему или созданной в рамках исполнения поручения рекламодателя информации.
Предлагается отнести к числу специфических обязанностей рекламодателя предоставление информационных материалов и документов, необходимых для исполнения поручений рекламным агентом. Отсутствие данных
сведений влечет невозможность размещения рекламных материалов на согласованных условиях, увеличение сроков выполнения поручений рекламодателя, может быть основанием одностороннего отказа рекламораспростра-
10
нителя от размещения рекламных материалов.
7. Доказано, что существенным условием договора между медиаагентом и рекламораспространителем является условие о технических требованиях (хронометраж, способ передачи, требования к шрифту и т.д.) к предоставляемым рекламным материалам. Несогласование данного условия влечет невозможность размещения рекламных материалов, возникновение дополнительных расходов сторон договора, связанных с внесением изменений
в рекламные материалы.
Обосновано закрепление в законе обязанностей медиа-агента по предоставлению рекламораспространителю результатов маркетинговых исследований, обзоров рынка рекламы, осуществлению проверки рекламных материалов на соответствие законодательству и предоставлению относящихся к
рекламным материалам документов по запросу рекламораспространителя.
Это объясняется необходимостью поддержания уровня конкурентоспособности, возможности формирования адекватных тарифов и снижения рекламораспространителем финансовых и репутационных рисков.
Предлагается предусмотреть в законе обязанности рекламораспространителя по обеспечению надлежащего технического состояния и осуществлению текущего технического обслуживания рекламных мест, а также сохранению конфиденциальности предоставляемой информации, так как несоблюдение указанных условий влечет нарушение интересов рекламодателя и возможность причинения вреда третьим лицам.
8. Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что условие о сфере действия морского агента может быть отнесено к существенным условиям договора морского агентирования как определяющее природу
данного вида договора и позволяющее отграничить его от смежных договоров.
Обосновано предложение об исключении из закона ограничения действия морского агента определенной территорией. Такое изменение упростит
взаимодействие судовладельца с несколькими портами, позволит сторонам
11
оформить отношения в случае невозможности определения территории действия агента в момент заключения договора.
Доказывается необходимость включения в закон положения об обязанности морского агента и агента на внутренних водных путях по направлению судовладельцу материалов, характеризующих изменения ставок портовых сборов и тарифов, правил и обычаев порта, что будет способствовать осведомленности судовладельца о требованиях порта и повышению определенности в расходовании средств.
Предлагается закрепить в законе обязанность судовладельца по обеспечению агента документацией и информацией, необходимой для надлежащего исполнения портовой и сбытовой деятельности, что позволит судовладельцу рассчитывать на максимально выгодные условия осуществления деятельности в порту, подобрать оптимальные варианты расходования денежных средств.
9. Обосновано предложение установить для спортивного агента запрет
обращаться к спортсмену, имеющему трудовой договор с клубом, с предложением расторгнуть или нарушить обязанности по трудовому договору. Данное правило будет способствовать соблюдению прав добросовестных участников в сфере спорта и защите конкуренции.
Доказывается необходимость закрепления в законе положения о возможности получения спортивным агентом вознаграждения после истечения
срока действия агентского договора, если продолжительность трудового договора, заключаемого при посредничестве спортивного агента, будет дольше
агентского договора. Данное правило будет способствовать получению агентом соразмерного (справедливого) вознаграждения.
10. Сформирована позиция о том, что условие о возможности (невозможности) привлечения субагента является существенным для агентского
договора в сфере обслуживания государственных и муниципальных ценных
бумаг, так как поручения по указанному виду агентского договора связаны с
государственными и муниципальными нуждами, требуют тщательной про-
12
верки контрагентов. Более того, у эмитента будет возможность установить
запрет на привлечение субагентов, если он заинтересован в личном исполнении поручений агентом.
Для подтверждения добросовестности агента по агентскому договору
в сфере обслуживания государственных и муниципальных бумаг, обоснования выбора агента, предлагается закрепить в законодательстве единые квалификационные требования к агентам (субагентам) по обслуживанию государственных и муниципальных бумаг (наличие лицензии Банка России, отсутствие нарушений налогового законодательства, отсутствие задолженности
по платежам в соответствующие бюджеты и внебюджетные фонды, наличие
собственных средств, выполнение обязательных резервных требований, отсутствие неоплаченных расчетных документов и др.).
На основании теоретических выводов (положений) сделаны предложения по изменению и дополнению статей 779, 1005, 1010 ГК РФ, статей 1, 9
Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской
Федерации», статей 232, 237, 238, 239 Кодекса торгового мореплавания РФ,
статьи 3 Федерального закона «О рекламе», статьи 2 Федерального закона «О
физической культуре и спорте». Предложено дополнить главу 52 ГК РФ
статьей о форме агентского договора, существенных условиях агентского договора, а также статьями об агентском договоре между туроператором и турагентом, между рекламодателем и медиа-агентом, между рекламораспространителем и медиа-агентом, между судовладельцем и морским (агентом на
внутренних водных путях), между спортсменом (спортивной организацией) и
спортивным агентом, между эмитентом и агентом по обслуживанию государственных и муниципальных ценных бумаг. Предлагается дополнить главу
XIII Кодекса торгового мореплавания РФ статьей о существенных условиях
договора морского агентирования, Кодекс внутреннего водного транспорта
РФ – статьей об агентировании на внутренних водных путях, Федеральный
закон «О рекламе» – статьями о договорах между рекламодателем и реклам-
13
ным агентом, рекламораспространителем и медиа-агентом, Федеральный закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» – статьей о
договоре между спортсменом (спортивной организацией) и спортивным
агентом, Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»
– статьей о требованиях к агентам по обслуживанию государственных и муниципальных ценных бумаг.
Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена на
кафедре гражданского права Московского государственного юридического
университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), где проведено ее рецензирование и обсуждение.
Основные положения и выводы диссертационного исследования
представлены в пяти статьях и докладывались на совместной XIV Международно-практической конференции и V Международной научно-практической
конференции «Кутафинские чтения» «Конституционализм и правовая система России: итоги и перспективы» (г. Москва, Университет имени О.Е. Кутафина, ноябрь 2013 г.), на XIII Международной конференции молодых ученых
«Традиции и новации в системе современного российского права» (г. Москва, Университет имени О.Е. Кутафина, апрель 2014 г.).
Результаты исследования были использованы в учебном процессе при
проведении практических занятий по курсу «Гражданское право» в Московском государственном юридическом Университете имени О.Е. Кутафина.
Практическая значимость исследования состоит в том, что выводы и
положения, содержащиеся в диссертации, могут использоваться в законотворческом процессе в целях совершенствования правового регулирования агентских отношений, правоприменительной практике, научной деятельности и
преподавании в высших учебных заведениях курсов «Гражданское право»,
«Договорное право».
14
Структура диссертации обусловлена объектом, целями и задачами
диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав,
объединяющих десять параграфов, и библиографии.
15
Глава 1. Агентский договор в системе гражданско-правовых договоров и в системе гражданского законодательства
§1. Общая правовая характеристика агентского договора и его
место в системе гражданских договоров
В условиях развития оборота товаров и услуг, экономической экспансии и поиска новых форм взаимодействия партнеров увеличивается роль посредников. В настоящий момент одной из наиболее востребованных посреднических сделок является агентский договор.
Однако, несмотря на широкое распространение, трактовка данного
договора неоднозначна. Как верно заметил П.П. Цитович еще в ХIХ веке, «ни
законодательство, ни практика до сих пор не определили точно роли агента»1.
Для определения этой роли и объяснения закрепления положений об
агентском договоре в российском законодательстве необходимо обратиться
непосредственно к понятию агентского договора.
Легальное определение агентского договора было впервые включено в
часть II ныне действующего Гражданского кодекса РФ2. До этого момента в
научной литературе и в нормативных актах отсутствовало определение
агентского договора. В Гражданском кодексе РСФСР 1922 г.3, Гражданском
кодексе РСФСР 1964 г4., Основах гражданского законодательства Союза ССР
и республик 1991 г.5 не было упоминаний об агентском договоре и агентских
отношениях. Тем не менее, нельзя говорить о полном отсутствии регулирования агентских отношений до 1996 года.
1
Цитович П.П. Очерк основных понятий торгового права. Киев. 2001. С. 63.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ
// Собрание законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410. (далее – ГК РФ).
3
Постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 г. «О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Гражданским кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // СУ РСФСР. 1922. № 71.
Ст. 904.
4
Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. // Ведомости ВС РСФСР. 1964. № 24. Ст.
407.
5
Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. №
2211-1 // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733.
2
16
Одним из первых нормативных документов, регламентировавших
агентские отношения, было Постановление ЦИК СССР и СНК СССР «О торговых агентах»1. В частности, в п.1. Постановления о торговых агентах было
закреплено, что торговыми агентами признаются лица, которые, не состоя на
службе в торговом или промышленном предприятии, оказывают ему содействие по заключению торговых сделок или совершают торговые действия от
его имени. Отдельные положения Постановления касались также вопросов о
форме договора, заключаемого с торговым агентом, вознаграждении за выполняемые торговым агентом действия, порядке выполнения поручений
предприятия, а также необходимости письменных полномочий на осуществление различных видов деятельности от имени предприятия.
Некоторые упоминания об агентских отношениях содержались также
в Кодексе торгового мореплавания СССР 1968 г.2, где было указано, что
агентское обслуживание судов в морском торговом порту осуществляется государственными агентскими организациями, являющимися юридическими
лицами (ст. 63).
Положения об агентировании, закрепленные в вышеуказанных актах,
существенно отличаются от норм, включенных в действующий Гражданский
кодекс РФ. С нашей точки зрения, они в большей мере были направлены на
выявление роли агента в гражданско-правовых отношениях и отграничение
его деятельности от функций других посредников (маклера, комиссионера,
приказчика и т.д.). Можно согласиться с М.И. Брагинским и В.В. Витрянским, которые, давая общую оценку Постановлению о торговых агентах, указывали, что «предание его забвению последующей литературой объясняется
в первую очередь не его качествами, а тем, что экономические условия, в
расчете на которые он был принят, не соответствовали тем, которые позднее
1
Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 29 октября 1925г. «О торговых агентах» //
Собрание законодательства СССР. 1925. № 76. Ст. 569 (далее – Постановление о торговых агентах).
2
Кодекс торгового мореплавания Союза ССР от 17 сентября 1968г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. № 39. Ст. 351.
17
сложились в стране»1. Считаем, что данное высказывание может быть в определенной степени отнесено также в целом к источникам правового регулирования агентских отношений на этапе до 1996 года.
Для изучения агентского договора интерес представляет, прежде всего, современное определение агентского договора, закрепленное Гражданским кодексом РФ.
В соответствии с п.1 ст. 1005 ГК РФ по агентскому договору одна
сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой
стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за
счет принципала либо от имени и за счет принципала. При этом указано, что
по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет
принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы
принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. По сделке, совершенной агентом с
третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала. Иными словами «агентское посредничество, по отношению к третьим лицам, может быть явным и скрытым»2.
Из определения агентского договора следует, что он является консенсуальным, взаимным, возмездным.
Дискуссионным остается вопрос в отношении того, является ли агентский договор фидуциарной сделкой, основанной на лично-доверительных
отношениях.
Одни авторы придерживаются позиции, что агентский договор носит
1
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М. 2011. С. 476.
2
Илюшина М.Н., Челышев М.Ю. Коммерческое право: Учебное пособие. Казань, 2001. С.
134.
18
фидуциарный характер1. Следует отметить, тем не менее, что правоведы, отстаивающие данную позицию, не приводят аргументации в пользу указанного вывода, а выделяют лишь возможные последствия отнесения агентского
договора к фидуциарным сделкам. К примеру, М.И. Брагинский, ссылаясь на
Ю.С. Гамбарова, понимает под фидуциарными сделки те, «которые, сверх
объявленных ими последствий, имеют целью произвести еще другие, уклоняющиеся от первых и остающиеся скрытыми для третьих лиц последствия»2.
Другие авторы являются сторонниками противоположной точки зрения и отрицают фидуциарный характер агентских отношений3.
Третьи считают, что «фидуциарный аспект может усматриваться в
контексте возможности совершения агентом фактических действий. В ос-
1
См., например, Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. С. 480; Пак М.З. Агентский договор в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М. 2006.
<http://www.dissercat.com> (Последнее посещение – 11 мая 2014 г.); Ремишевская О. В.
Правовое регулирование агентского договора в предпринимательской деятельности: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М. 2008. <http://www.law.edu.ru> (Последнее посещение
– 15 июня 2014 г.); Любимова М.Д. Особенности применения агентского договора в различных сферах хозяйственной деятельности // Юрист. 2011. № 16. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Барков А.В. Договоры с элементами социального
содействия, опосредующие оказание социально-правовых услуг // Гражданское право.
2012. № 1. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Егорова М.А. Современное состояние правового регулирования последствий расторжения договора // Гражданское право. 2013. № 4. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
2
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. Договоры о
выполнении работ и оказании услуг. С. 476.
3
См., например, Суханов Е.А. Агентский договор // Вестник ВАС РФ. 1999. №12. – СПС
«КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Сирик Н.В. Особенности договора
агентирования в туристской деятельности // Современное право. 2006. № 9. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Шустрова Н.Ш. Агентский договор //
Финансовые и бухгалтерские консультации. 2007. № 10 – СПС «КонсультантПлюс: Финансовые и кадровые консультации». Галиева А. Б. Посредническая (Агентская) деятельность в спорте: проблемы реализации // Актуальные проблемы правового регулирования
спортивных правоотношений в контексте развития норм конституционного, гражданского
и иных отраслей российского и международного законодательства (18 декабря 2013 г.) –
материалы V Международной научно-практической конференции. Челябинск. 2013. С.
56.; Евшина Ю.А. Агентский договор в системе посреднических правоотношений в гражданском праве России и Эстонии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М. 2012. С. 9.
19
тальном агентский договор имеет, как представляется, преимущественно
коммерческую направленность»1.
С нашей точки зрения, агентский договор не носит личнодоверительный характер, так как 1) прекращение агентского договора, заключенного на определенный срок, невозможно по усмотрению стороны, тогда как фидуциарная сделка может быть расторгнута в одностороннем порядке при любых условиях; 2) у агента есть обязанность по предоставлению
отчета о выполнении поручения принципалу (ст. 1008 ГК РФ), что свидетельствует об отсутствии лично-доверительных отношений сторон; 3) агентский договор носит возмездный характер, что также исключает фидуциарность агентских отношений.
В качестве правовой характеристики агентского договора некоторые
правоведы указывают, что агентский договор может принять организационный характер2. В подтверждение данной позиции авторы ссылаются на то,
что в агентском договоре могут быть предусмотрены общие полномочия
агента (п.2 ст. 1005 ГК РФ). Подобная характеристика агентских договоров
встречается и в судебной практике. Например, суд принял решение о том, что
рассматриваемая сделка (агентский договор) является организационным договором, устанавливающим порядок совершения и исполнения в будущем
разовых агентских сделок3.
1
Голосова С.А. Агентский договор - новый договор российского гражданского права? //
Юрист. 2004. № 4. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
2
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. Договоры о
выполнении работ и оказании услуг. С. 471.; Щербаков А.Б. Договоры комиссии и
агентирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань. 2007. <http://law.edu.ru>
(Последнее посещение – 19 апреля 2014 г.); Ремишевская О. В. Указ. соч.
<http://www.law.edu.ru> (Последнее посещение – 15 июня 2014 г.); Вопросы
международного частного, сравнительного и гражданского права, международного
коммерческого арбитража: LIBER AMICORUM в честь А.А. Костина, О.Н. Зименковой,
Н.Г. Елисеева / сост. и науч. ред. С.Н. Лебедев, Е.В. Кабатова, А.И. Муранов, Е.В.
Вершинина. М. 2013. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства». (Автор
главы – Т.Ю. Григорьев).
3
Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 декабря 2009 г.
№ Ф09-9813/09-С5 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
20
Из-за отсутствия легального определения организационного договора
необходимо обратиться к научным исследованиям по данному вопросу. В
правовой литературе встречаются следующие определения организационного
договора: «организационный договор - это взаимное соглашение двух или
более сторон, направленное на упорядочивание взаимоотношений и создание
предпосылок, необходимых для вступления его участников в другие общественные отношения имущественного характера»1; «организационным является
договор, по которому стороны обязуются заключить между собой в определенный срок основной договор (несколько основных договоров), некоторые
условия которого содержатся в организационном договоре, и (или) совершить действия, способствующие заключению между теми же сторонами основного договора (нескольких основных договоров)»2.
К числу специфических признаков организационного договора относят его цель - организация договорных отношений, под которой понимаются
действия, направленные на заключение договоров в будущем и организацию
договорных отношений, предполагающую согласование непосредственно в
организационном договоре некоторых условий основного договора и (или)
указание конкретных действий, которые способствуют заключению основного договора3.
Исходя из признаков, указанных авторами, можно сделать вывод о
том, что агентский договор не относится к числу организационных. Считаем,
что любой гражданско-правовой договор может быть признан организационным, если он будет сконструирован, к примеру, в качестве рамочного договора (исходя из определения рамочного договора в Проекте Федерального
закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую
1
Васева Н.В. Имущественные и организационные договоры // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвузовский сборник научных трудов / отв. ред. О.А. Красавчиков.
Свердловск, 1980. С. 69.
2
Подузова Е.Б. Организационный договор в современном гражданском праве и законодательстве // Гражданское право. 2013. № 3. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
3
Подузова Е.Б. Некоторые виды организационного договора в гражданском праве //
Юрист. 2013. № 6. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
21
Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации»1) или предварительного договора
(ст. 429 ГК РФ2). Примеры таких агентских договоров часто встречаются на
практике3. Заключение организационных агентских договоров не влечет возникновение прав и обязанностей сторон по исполнению поручений и их оплате. В данных договорах стороны лишь оговаривают общие условия сотрудничества и обязуются их конкретизировать в заключаемых в дальнейшем документах. В случае заключения организационного агентского договора принципал не может требовать исполнения своих поручений, агент же не
вправе рассчитывать на их оплату.
Утверждение о том, что агентский договор, в котором указаны общие
полномочия агента, является организационным представляется неверным, в
связи с тем, что указанный договор будет порождать обязанности агента исполнять поручение принципала (при этом последний не вправе ссылаться на
отсутствие у агента полномочий перед третьими лицами (п.2 ст. 1005 ГК РФ)
и обязанность принципала по оплате услуг агента.
Спорным является вопрос о предпринимательском характере агентского договора. Многие правоведы считают, что агентский договор, как правило, носит предпринимательский характер4. Другие, наоборот, указывают на
существование социального агентирования, принципалом по которому вы-
1
Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс: Проекты
правовых актов».
2
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994г. № 51-ФЗ
// Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
3
Пример приведен из деловой практики ЗАО «МИХАЙЛОВ И ПАРТНЕРЫ.
УПРАВЛЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИМИ КОММУНИКАЦИЯМИ».
4
Суханов Е.А. Агентский договор // СПС «КонсультантПлюс: Комментарии
законодательства»; Илюшина М.Н. Проблемы гражданско-правовой ответственности
сторон агентского договора, заключаемого в предпринимательской деятельности //
Реклама и право. 2010. № 1. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»;
Щербаков А.Б. Договоры комиссии и агентирования. <http://law.edu.ru> (Последнее
посещение – 19 апреля 2014 г.).
22
ступает исключительно физическое лицо, оказавшееся в трудной жизненной
ситуации1.
С нашей точки зрения, в силу буквального толкования норм Гражданского кодекса РФ и иных нормативно-правовых актов, агентом и принципалом в соответствующих отношениях могут выступать любые субъекты гражданского права. Подтверждается это опять же возможностью субсидиарного
применения норм о комиссии и поручении, а также прямым указанием на
возможность выступления в качестве агента физического лица в ст. 1010 ГК
РФ. Поэтому агентский договор нельзя отнести исключительно к предпринимательским договорам.
Правовая характеристика агентского договора предопределяет его место среди посреднических сделок и в системе гражданско-правовых договоров в целом.
В юридической литературе отсутствуют разногласия в отношении
принадлежности агентского договора к группе гражданских договоров оказания услуг2.
Определяя место агентского договора среди договоров возмездного
оказания услуг, некоторые авторы указывают на принадлежность агентского
договора к договорам по оказанию юридических услуг3. Договоры оказания
юридических услуг выделяют по так называемому признаку направленности,
указывая, что «специфика работы и результата обусловила объединение их в
самостоятельные договорные типы со специальной правовой базой»4. К числу специфических черт договоров оказания юридических услуг авторы относят общий предмет – совершение юридически значимых действий5.
1
Барков А.В. Договор как средство правового регулирования рынка социальных услуг:
Монография. М. 2008. – СПС «Консультант Плюс: Комментарии законодательства».
2
См., например, Романец Ю.В. Общая характеристика договоров оказания юридических
услуг (поручение, комиссия, агентирование) // Законодательство. 2001. №4. С. 38.
3
Романец Ю.В. Там же. С.38.; Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. / Отв.
ред. проф. Е.А. Суханов. М. 2011. С. 90. Автор главы – Суханов Е.А.
4
Романец Ю.В. Там же. С. 38.
5
Романец Ю.В. Там же. С. 39.
23
Другие авторы относят агентский договор к числу посреднических
сделок1. Данную группу гражданско-правовых договоров выделяют в зависимости от цели.
Приведенное выше определение агентского договора позволяет нам
выявить правовую цель, которую стороны желают достичь при заключении
агентского договора. Принципал, заключая агентский договор, преследует
цель возложить обязанности по выполнению своих поручений на другое лицо (агента), при этом агенту может быть поручено осуществление как юридических действий, так и действий фактических, а также выполнение действий от имени принципала или от собственного имени. Правовой целью агента является получение вознаграждения за выполняемые им действия. Вступая
в отношения с принципалом, агент выполняет посредническую функцию по
представлению интересов принципала в отношениях с третьими лицами. Полагаем, можно согласиться с позицией о том, что положительным эффектом
деятельности агента может быть «информированность принципала, а в необходимых случаях - и возможного контрагента друг о друге и о предмете будущей сделки, наличие проектов договоров, устранение организационных
препятствий для заключения сделки, готовность со стороны третьего лица
приступить к переговорам»2. В данном случае цель принципала по агентскому договору будет достигнута.
Анализ правовых целей заключения агентского договора позволяет
сделать вывод о том, что данный договор относится к посредническим сделкам. Следует указать на тот факт, что посредническая функция агентского
договора и ранее выделялась в качестве основной правовой цели сторон дан1
См., например, Завидов Б.Д. Договоры посреднических услуг. /Комментарии.
Правоприменение. Примерные образцы договоров/. М. 1997. С.19.; Шаповаленко A.C.
Агентский договор в системе посреднических сделок в российском гражданском праве:
Дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 2003. С.71.; Пак М.З. Указ. соч.
<http://www.dissercat.com> (Последнее посещение – 11 мая 2014 г.); Щербаков А.Б.
Договоры комиссии и агентирования. <http://law.edu.ru> (Последнее посещение – 19
апреля 2014 г.).
2
Майфат А.Ф. Понятие и организационно-правовые формы посредничества в гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург. 1992. <http://law.edu.ru.>
(Последнее посещение – 19 апреля 2014 г.).
24
ного договора. В частности, еще в дореволюционной России правоведы указывали на то, что агентом является лицо, «которое посредничает между торговцами по заключению ими сделок»1, что «посредничество агента необходимо для отсутствующих контрагентов»2.
Анализ юридической литературы, посвященной определению места
агентского договора среди гражданско-правовых договоров, позволяет сделать вывод о том, что отнесение его к группам «посреднических договоров»
и «договоров оказания юридических услуг» позволяет в полной мере определить правовую характеристику данного договора. По какому бы признаку авторы не отграничивали данную группу, обычно они относят к числу посреднических сделок или договоров оказания услуг следующие гражданскоправовые договоры, поименованные в ГК РФ: агентский, комиссии, поручения.
С нашей точки зрения, отнесение агентского договора к указанным
группам характеризует его с разных сторон: c одной стороны, это договор
оказания юридических услуг, с другой – это посредническая сделка. Указанные проявления агентского договора относятся к нему в совокупности, что не
уменьшает их правового значения, а лишь способствует большему пониманию сути агентского договора.
Некоторые ученые не считают необходимым обособление института
агентского договора в силу того, что отношения, возникающие при его заключении, могут быть урегулированы положениями о других посреднических сделках3. Другие указывают на смешанную конструкцию агентского до-
1
Федоров А.Ф. Торговое право. Одесса. 1911. С. 385.
Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. М. 2000. С. 378.
3
См.: Коммерческое право: Учебник/под ред. В.Ф. Яковлевой. Спб. 1998. С. 402. Автор
параграфа – Ковалевская Н.С.; Кабалкин А.Ю. Санникова Л.В. Глобализация правового
пространства и новеллы российского законодательства // Российская юстиция. 2001. № 12.
С. 17-19.; Глебова О.П. Налоговый учет агентских договоров // Российский налоговый
курьер. 2002. № 18. С. 58.
2
25
говора1. Третьи же выступают в поддержку выделения самостоятельного института агентирования в ГК РФ2.
Полагаем, агентский договор представляет собой самостоятельный
тип договора. Это связано с тем, что гл. 52 ГК РФ об агентировании содержит целый ряд норм, отличных от норм, закрепленных в гл. 49 и 51 ГК РФ (к
примеру, о прекращении агентского договора, об ограничении агентским договором прав принципала и агента, отчете агента, применении к агентским
отношениям правил о договорах поручения и комиссии и т.д.). Само появление отдельной главы в Гражданском кодексе РФ, посвященной агентированию, свидетельствует о его самостоятельности.
Агентский договор обладает рядом конституирующих признаков,
особенности данного договора проявляются, в том числе, в предмете агентского договора, источниках правового регулирования, форме, требованиях,
предъявляемых к сторонам, возможности выделения самостоятельных видов
агентского договора и т.д. Указанные признаки позволяют отграничить
агентский договор от других посреднических сделок.
Более того, при заключении агентского договора принципал получает
возможность поручить агенту одновременно выполнение действий, как от
собственного имени, так и от имени принципала. Ранее для осуществления
таких действий сторонам требовалось заключать смешанный договор, теперь
же такие отношения могут оформляться путем заключения агентского договора. Несмотря на то, что в предмет агентского договора могут входить как
1
Санникова Л.В. Обязательства об оказании услуг в российском гражданском праве. М.
2007. - СПС «Консультант Плюс: Комментарии законодательства».
2
См., например, Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст,
комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского,
С.А. Хохлова. М. 1996. С. 525. Автор главы – Авилов Г.Е.; Егоров A.B. Агентский
договор: опыт сравнительного анализа законодательных и теоретических конструкций //
Ежегодник сравнительного правоведения 2002 год. М. 2003. С.143.; Шаповаленко А.С.
Агентский договор в системе посреднических сделок в российском гражданском праве:
Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 2003. < http://www.dissercat.com>
(Последнее посещение – 11 мая 2014 г.); Алмаева Ю.О., Токарева К.Г. Агентский договор
в современной правовой системе России: за и против // Актуальные проблемы
российского права. 2013. № 6. С. 733 – 737.
26
юридические, так и фактические действия, нельзя квалифицировать агентский договор как смешанный (договор поручения/комиссии и оказания услуг
или подрядный договор), ибо указанные действия входят именно в предмет
агентского договора1. Необходимо согласиться с авторами, полагающими,
что агентский договор относится к комплексным, а не смешанным договорам. Под комплексностью данного договора правоведы понимают органическое сочетание элементов различных договоров (на основе собственных норм
об агентировании), закрепленное в законодательстве2.Иными словами, конструкция агентского договора позволяет сторонам значительно упростить их
взаимоотношения, обеспечивает субъектам гражданского оборота максимальную свободу выбора вариантов (способов) договорного закрепления их
отношений посреднического, в том числе и представительского характера3.
В связи с вышесказанным, считаем, что агентский договор занимает
самостоятельную нишу, наравне с другими посредническими договорами, не
совпадает с договором поручения и комиссии, а также не является для них
общим.
Еще одной особенностью агентского договора является возможность
отнесения его к договорным типам, объединяющим несколько видов договоров (таким, как договоры купли-продажи, договоры аренды, подрядные договоры и др.). Каждый из видов, относящихся к агентскому договору, сохраняет сущностные, типичные черты типа, приобретая собственные видовые признаки4.
В связи с тем, что перечисленные типы охватывают большой спектр
разнообразных правоотношений, законодатель предусмотрел для видов дого-
1
Егоров А.В. Сделки как предмет договора комиссии // Вестник Высшего Арбитражного
Суда РФ. 2001. № 10. С. 76.
2
Щербаков А.Б. Договоры комиссии и агентирования. <http://law.edu.ru> (Последнее
посещение – 19 апреля 2014 г.).
3
Щербаков А.Б. Там же.
4
Подробнее об этом см. Илюшина М.Н., Челышев М.Ю., Ситдикова Р.И. Коммерческие
сделки: теория и практика: Учебно-практическое пособие / под общ. ред. М.Н. Илюшиной. М. 2005. С. 30.
27
воров особую регламентацию с помощью специальных правил и возможности субсидиарного применения общих положений для договорных групп.
Анализ положений Гражданского кодекса РФ позволяет определить
критерии, на основании которых выделяют отдельные виды договоров в системе типов договоров. В частности, к указанным критериям можно отнести
субъектный состав, форму договора, наличие специфических прав и обязанностей, сферы применения, особенности условия об одностороннем отказе,
наличие публичного элемента, источники правового регулирования, процедура заключения договора, особенности ответственности и т.д.
В соответствии с п. 4 ст. 1005 ГК РФ законом могут быть предусмотрены особенности отдельных видов агентского договора. С нашей точки зрения, основным критерием для разграничения отдельных видов агентского договора являются сферы его применения.
В качестве признанного вида агентского договора можно назвать договор морского агентирования, урегулированного положениями главы XIII
Кодекса торгового мореплавания РФ1. Договор, заключаемый между туроператором и турагентом, предусмотренный ст. 9 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации»2 сконструирован
законодателем по модели агентского договора, но в то же время не квалифицирован в качестве агентского. Указание на существование агентского договора в сфере обслуживания государственного и муниципального долга предусмотрено в Бюджетном кодексе РФ3 (ст. 119).
Спорными видами агентского договора являются договор между рекламным агентом и рекламодателем, между медиа-агентом и рекламораспространителем, между спортивным агентом и спортсменом, спортивным аген1
Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30 апреля 1999г. № 81-ФЗ //
Собрание законодательства РФ. 1999. № 18. Ст. 2207. (далее – КТМ РФ).
2
Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской
деятельности в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 49. Ст.
5491 (далее – Закон о туристской деятельности).
3
Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998г. № 145-ФЗ // Собрание
законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3823. (далее – БК РФ).
28
том и спортивной организацией. Неоднозначно также решается вопрос о квалификации риэлтерского, рекрутингового, дистрибьюторского договоров, договора с таможенными брокером в качестве агентского.
В связи с вышесказанным, считаем возможным выделение системы
агентских договоров. В настоящей работе доказывается, что самостоятельными видами агентского договора как типа являются договоры между туроператором и турагентом, рекламодателем и рекламным агентом, рекламораспространителем и медиа-агентом, судовладельцем и морским (речным) агентом, спортсменом (спортивной организацией) и спортивным агентом, эмитентом государственных и муниципальных ценных бумаг и агентом по обслуживанию государственных и муниципальных ценных бумаг. Представленный перечень не является исчерпывающим. Выбор указанных видов
агентского договора обусловлен несколькими причинами: 1) все перечисленные виды отвечают квалифицирующим признакам агентского договора и обладают специфическими особенностями; 3) выделены только те виды, которые сформировались и необходимы для современного этапа развития общества; 4) указанные виды агентского договора отвечают социальноэкономическим потребностям в сфере бизнеса.
§2. Правовые и иные источники регулирования агентских отношений и место норм об агентском договоре в системе гражданского законодательства
Анализ норм об агентском договоре невозможен без определения места агентского договора в законодательстве Российской Федерации и зарубежных стран с развитой правовой системой, в частности, европейских стран.
В рамках подготовки настоящей работы были проанализированы нормы более двадцати европейских государств, касающиеся агентирования. По
итогам изучения выяснилось, что в ряде стран положения об агентировании:
29
выделены в отдельную главу Гражданского кодекса (Республика
Молдова, Российская Федерация, Азербайджан, Республика Армения, Киргизская Республика, Туркменистан, Италия, Швейцария);
предусмотрены в торговых (хозяйственных) кодексах (Украина,
Франция, Германия);
закреплены в специальных законах (Испания, Бельгия, Нидерланды, Швеция, Австрия, Финляндия, Венгрия);
не упоминаются в нормативных актах, а для оформления агентских отношений используются конструкции смешанного договора (Грузия,
Белоруссия, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан).
Несмотря на различные подходы к регулированию норм об агентировании, необходимо указать на определенное единообразие положений об
агентских отношениях в европейских странах. Нормы об агентировании,
включенные в законодательство Франции (Коммерческий кодекс Франции
(Французский торговый кодекс 2000 года1 (глава IV «О коммерческих агентах» Титула III)), Германии (Германское торговое уложении 1897 года2
(седьмой раздел)), Италии (Гражданский кодекс Италии 1942 года (глава 10
«Об агентском договоре» Книги 4)3), Испании (Закон Испании 12/1992 «Об
агентском договоре»4), Швейцарии (Швейцарский обязательственный закон
1
Коммерческий кодекс Франции от 2000 г.// В книге: Коммерческий кодекс Франции /
предисловие, перевод с французского, дополнение, словарь-справочник и комментарии
В.Н. Захватаева. М. 2008. (далее – ФТК).
2
Торговое уложение Германии от 1987 г.// В книге: Торговое уложение Германии. Закон
об акционерных обществах. Закон об обществах с ограниченной ответственностью. Закон
о производственных и хозяйственных кооперативах / Сост. В. Бергманн; Пер. с нем. Е.А.
Дубовицкой. М. 2005. (далее – ГТУ)
3
Гражданский кодекс Италии от 16 мая 1942 г. // В книге: Monateri P. G. Il Codice Civile
Italiano.
(Монатери
П.
Дж.
Гражданский
кодекс
Италии)
<http://www.jus.unitn.it/cardozo/Obiter_Dictum/codciv/home.html>. (Последнее посещение –
12 января 2013 г.) (далее – ГК Италии).
4
Agency contract law 12/1992, 27th may.
<http://www.varona.es/index.php/documentos/formacion-y-comunicacion/finish/4-formacion-ycomunicacion/191-ley-12-1992-del-27-de-mayo-sobre-contrato-de-agencia> (далее - Закон
Испании об агентском договоре).
30
1911г.1 (глава четвертая, раздел тринадцатый, вторая часть)), свидетельствуют об унификации норм об агентировании: некоторые положения самостоятельных правовых актов отдельных европейских государств одинаковы по
содержанию. С нашей точки зрения, такое положение дел стало результатом
унификации международных коммерческих отношений на уровне стран Европейского союза.
Попытками преодоления различий в правовом регулировании агентских отношений стало принятие Гаагской конвенции о праве, применимом к
агентским договорам 1978 года2 (Российская Федерация не является участницей данной Конвенции), Директивы ЕС о сближении законодательств государств – членов ЕС в отношении независимых коммерческих агентов 1986
года3 (Россия не участвует), разработка Руководства Международной торговой палаты по составлению торговых агентских соглашений между сторонами, находящимися в разных странах,4 и Типового коммерческого агентского
контракта5.
Следует отметить, что положения вышеуказанных нормативноправовых актов в целом оказали позитивное воздействие на нормы национального законодательства европейских государств и указали направление в
1
Швейцарский обязательственный закон. Федеральный закон о дополнении Швейцарского гражданского кодекса (Часть пятая: Обязательственный закон) от 30 марта 1911 г. (по
состоянию на 1 марта 2012 г.). М., 2012. - СПС Консультант Плюс: Международные правовые акты. (далее – ШОЗ).
2
Конвенция о праве, применимом к агентским договорам от 14 марта 1987г. Гаага. // В
книге Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М. 2004. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства». (далее – Конвенция).
3
Директива № 86/653/ЕЭС Совета Европейских сообществ «О сближении законодательств государств-членов ЕС в отношении независимых коммерческих агентов», г.
Брюссель от 18 декабря 1986 г. // СПС «КонсультантПлюс: Международные правовые акты». (далее – Директива).
4
Руководство МТП по составлению торговых агентских соглашений между сторонами,
находящимися в разных странах (Публикация Международной торговой палаты № 410) (с
изм. и доп. 1983 г.) // СПС «КонсультантПлюс: Международные правовые акты».
5
Типовой коммерческий агентский контракт ICC. Второе издание. (Публикация Международной торговой палаты № 644) // Международные коммерческие транзакции. Четвертое издание. Публикация ICC № 711. = International Commercial Transactions. Jan Ramberg.
Fourth Edition. ICC Publication N 711E / Ян Рамберг; (пер. с англ. под ред. Н.Г. Вилковой). М., 2011. – СПС «КонсультантПлюс: Международные правовые акты».
31
развитии агентских отношений. Так, отдельные положения Директивы были
включены в законодательства всех стран-членов ЕС. Ценностью Руководства
и Типового агентского контракта стало отсутствие привязки к какому-либо
национальному законодательству, формулирование положений агентского
контракта на основе общих принципов и обычаев международной торговли.
Такой прием помог разработчикам избежать явного противоречия с императивными нормами внутригосударственного законодательства стран-участниц
и выделить общепринятые требования к агентским соглашениям.
В силу того, что агентский договор в российском законодательстве
был частично реципирован из положений, касающихся регулирования данного института в иностранных государствах, может показаться, что многие положения, имеющие место в нашем законодательстве, являются недостаточно
проработанными. Тем не менее, некоторые авторы приходят к выводу о том,
что более последовательное и четкое определение агентского договора дает
именно гражданское законодательство России1.
С нашей точки зрения, для определения удовлетворительности или
неудовлетворительности в правовом регулировании агентирования в России,
необходимо подробно рассмотреть группу существующих источников, регламентирующих указанные отношения.
Центральное место в регулировании агентских отношений занимает
Гражданский кодекс Российской Федерации. В главе 52 ГК РФ (ст. 1005 –
1011 ГК РФ) предусмотрены общие положения об агентировании: дано понятие агентского договора, сформулированы требования о форме, сроке агентского договора, вознаграждении, ограничении прав принципала и агента, отчете агента, субагентском договоре, прекращении агентского договора.
Несмотря на то, что в ГК РФ выделена самостоятельная глава, посвященная
агентскому
договору,
законодатель
использовал
юридико–
технический прием, позволяющий применить к отношениям из агентирова1
Николюкин С.В. Агентские отношения в предпринимательском обороте: национальное и
международно-правовое регулирование // Законодательство и экономика. 2011. № 10. –
СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
32
ния нормы о договоре поручения или комиссии (главы 49 и 51 ГК РФ), в зависимости от того, как действует агент – от собственного имени или от имени принципала (ст. 1011 ГК РФ).
В законодательстве и в судебной практике неоднозначно решается вопрос о возможности применения общих норм, включенных в главу 39 ГК РФ
(«Возмездное оказание услуг»), к отношениям, вытекающим из агентского
договора.
Пункт 2 ст. 779 ГК РФ устанавливает, что правила главы о возмездном оказании услуг не применяются к услугам, оказываемым по договорам,
предусмотренным, в том числе, главами 49 (Поручение) и 51 (Комиссия). Соответственно, данное положение свидетельствует о невозможности применения норм о возмездном оказании услуг и к агентским отношениям, к которым
будут субсидиарно применяться положения о поручении и комиссии. Аналогичной позиции в решении данного вопроса придерживается и судебная
практика: суды приходят к выводу о том, что применение к агентскому договору положений гл. 39 ГК РФ о договорах возмездного оказания услуг противоречит материалам дела и требованиям закона1. Подобная позиция встречается также в юридической литературе2.
По мнению некоторых авторов, к регламентации фактических услуг,
присутствующих в конкретном агентском правоотношении, по смыслу ст.
779 ГК, применяются правила о возмездном оказании услуг, не противоречащие специфике агентирования3. Другие правоведы выступают в поддержку
1
См., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 июля 2007 г. по делу
№ А56-25014/2006; постановление ФАС Центрального округа от 24 августа 2012г. по делу
№ А08-5276/11; постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06 февраля 2013г. по
делу № А32-43556/2011 // СПС «Консультант Плюс: Судебная практика».
2
Пак М.З. Указ. соч. < http://www.dissercat.com> (Последнее посещение – 11 мая 2014 г.).
3
Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М. 2001.
<http://www.pravo.vuzlib.org/book_z996_page_55.html> (Последнее посещение – 02 февраля
2014 г.); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая:
Учебно-практический комментарий /под ред. А.П. Сергеева. М. 2010. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
33
позиции о невозможности субсидиарного применения к агентским отношениям норм главы 39 Гражданского кодекса1.
С нашей точки зрения, правильной является позиция о невозможности
применения положений гл. 39 ГК РФ к агентским отношениям. В силу особого характера действий, выполняемых агентом, законодатель предусмотрел
специальные правила для регулирования отношений из агентского договора,
отличных от отношений из возмездного оказания услуг. В связи с этим, во
избежание неоднозначного толкования норм законодательства и противоречий на практике, полагаем необходимым дополнить п. 2 ст. 779 ГК РФ положением о неприменении норм главы 39 ГК РФ к услугам, оказанным по договору, предусмотренному главой 52 ГК РФ.
Спорным также является вопрос о применении положений общей части Гражданского кодекса РФ к положениям главы 52 ГК РФ. Как известно,
общие положения об обязательствах применяются к отдельным видам договоров в части, не противоречащей данным видам договоров (п.3 ст. 420 ГК
РФ).
В последнее время в судебной практике выявилось противоречие в
решении вопроса о применении к агентским договорам положений п.2.ст.425
ГК РФ о возможности сторон предусмотреть, что условия заключенного ими
договора распространяют действие на отношения, возникшие до его заключения (так называемая ретроспективная отсылка).
Следует отметить, что использование ретроспективной отсылки стало
предметом рассмотрения и в Проекте Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса
Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В частности, в п. 215 ст.1. Проекта устанавливается возможность неприменения положений п.2 ст. 425 ГК РФ, если это будет напрямую предусмотрено в законе или противоречить существу соответствующих
отношений. Иными словами, законодатель указывает на возможное сущест1
Пак М.З. Указ. соч. <http://www.dissercat.com> (Последнее посещение – 11 мая 2014 г.).
34
вование договорных отношений, для которых распространение силы на отношения до заключения договора будет противоречить их существу.
В настоящий момент в судебной практике сложилось несколько позиций по данному вопросу.
Согласно первой из них, сделка, совершенная до установления отношений по агентскому договору, сконструированному по модели договора
комиссии, может быть признана заключенной во исполнение поручения комитента, если стороны предусмотрели распространение действия договора на
отношения сторон, возникшие до даты его заключения1. В соответствии со
второй позицией, сделка, совершенная до заключения агентского договора,
соответствующая требованиям указанного договора, может быть признана
совершенной по поручению принципала, если последний принял исполнение
по такой сделке2. Позиция о возможности существования отношений сторон
до достижения соглашения по всем существенным условиям договора, в случае если другая сторона приняла исполнение, нашло отражение и в информационном письме Президиума ВАС РФ «Обзор судебной практики по спорам,
связанным с признанием договоров незаключенными»3 (в указанном пункте
не рассматривались отношения агентирования). Согласно третьей позиции,
сделка, совершенная до установления отношений по договору комиссии, не
может быть признана заключенной во исполнение поручения комитента4.
Последний вывод судов основан, в частности, на том, что стороны не могли
1
См., например, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08 апреля 2010г. по делу № А46-18067/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика»; постановление Президиума ВАС от 13 марта 2012 г. № 14570/11 по делу № А40-70420/1032-611 // Вестник ВАС РФ. 2012. №9.
2
См., например, определение ВАС РФ от 24 марта 2012г. № ВАС-5918/12 по делу №А539992/10 // СПС «Консультант Плюс: Судебная практика».
3
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 года № 165 «Обзор
судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» //
Вестник ВАС РФ. 2014. № 4.
4
См., например, информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17 ноября 2004 № 85
«Обзор практики разрешения споров по договору комиссии» // Хозяйство и право. 2005.
№1. (далее – Информационное письмо № 85); постановление ФАС Восточно-Сибирского
округа от 02 марта 2006г. № А58-91/05-Ф02-536/06-С2 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
35
на основании п.2. ст.425 ГК РФ распространить действие договора на прошедший период времени, поскольку в тот период никаких отношений между
ними не существовало.
С нашей точки зрения, необходимо согласиться с позицией, высказанной в Постановлении Президиума ВАС от 13 марта 2012 года, в котором есть
оговорка о пересмотре дел по новым обстоятельствам, и которое было сформировано уже после рассмотренной позиции судов о невозможности применения п.2.ст.425 ГК РФ к агентским отношениям по модели комиссии. В указанном судебном решении поддерживается мнение о возможности включения ретроспективной оговорки в агентский договор.
Полагаем, что отношения из агентского договора могут возникнуть и
до закрепления договоренностей сторон в письменной форме путем составления единого документа - договора. Подтверждением наличия взаимоотношений сторон по агентскому договору могут быть, в том числе, акты приемки услуг, счета-фактуры, документы об оплате, судебные акты, договоры и
соглашения с третьими лицами, заключенные во исполнение поручений
принципала по агентскому договору, отчеты агента, иные доказательства.
Соответственно, положения п.2. ст. 425 ГК РФ не противоречат существу
агентских отношений.
Более того, ограничение применения п.2. ст. 425 ГК РФ к указанным
отношениям ухудшает положение агента, надлежащим образом осуществившего действия в рамках поручения принципала, и ставят его в крайне невыгодное положение, в случае если он хочет получить агентское вознаграждение за действия, которые он совершил до заключения соответствующего
агентского договора и которые были приняты принципалом.
Считаем также, что позиция судов, отраженная в Информационном
письме № 85, противоречит буквальному толкованию нормы, закрепленной в
п.2. чт. 425 ГК РФ. Стороны любого гражданско-правового договора вправе
распространить положения заключенного ими позднее договора на отношения, возникшие ранее его подписания. Ограничение указанной возможности
36
для агентского договора представляется спорным в связи с тем, что стороны
агентского договора по обоюдному согласию включают такую оговорку, что
отражает их договоренности и пожелания.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что включение ретроспективной отсылки в агентские договоры возможно и обоснованно.
Помимо норм, закрепленных в ГК РФ, положения об агентских отношениях содержатся в отдельных специальных федеральных законах. В силу
того, что агентская деятельность применяется в различных областях гражданского оборота, Гражданский кодекс РФ указывает, что специальными законами могут быть предусмотрены особенности отдельных видов агентского
договора (п.4 ст. 1005 ГК РФ).
В частности, некоторые положения о видах агентского договора содержатся в Кодексе торгового мореплавания РФ (глава XIII), Кодексе внутреннего водного транспорта РФ1 (ст. 3), Бюджетном кодексе РФ (ст. 119), Законе о туристской деятельности (ст. 1, 9, 10, 10.1), Федеральном законе «О
рекламе»2 (ст.3), Законе РФ «О средствах массовой информации»3 (ст.2, 8),
Федеральном законе «О физической культуре и спорте в Российской Федерации»4 (ст. 2, 5, 10, 19, 27 и др.) и др.
Положения об агентских отношениях предусмотрены также и в под -
1
Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 07 марта 2001г. № 24ФЗ // Собрание законодательства РФ.2001. № 11. Ст. 1001.(далее – КВВТ РФ).
2
Федеральный закон от 18 июля 1995г. № 108-ФЗ «О рекламе» // Собрание
законодательства РФ. 1995. № 30. Ст. 2864. (далее – Закон о рекламе).
3
Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 № 2124-1// Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. №7. Ст. 300. (далее – закон о СМИ).
4
Федеральный закон от 04 декабря 2007г. № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в
Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 50. Ст. 6242. (далее –
Закон о спорте).
37
законных актах1.
В силу того, что отношения по обслуживанию государственных и муниципальных ценных бумаг отнесены к совместному ведению Российской
Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 72 Конституции РФ2) в
законах субъектов РФ3 содержатся отдельные положения, касающиеся агентского договора между эмитентом и агентом по обслуживанию государственных и муниципальных ценных бумаг.
Отдельно стоит остановиться на роли обычая в регулировании агентских отношений. Анализ статей Гражданского кодекса РФ, посвященных
агентированию, позволяет сделать вывод о том, что нормы законодательства
отсылают нас к обычаям в случае необходимости определения размера
агентского вознаграждения (ч.1. ст.1006 ГК РФ, п.3.ст. 424 ГК РФ). При изучении норм, содержащихся в главах о комиссии и поручении, можно увидеть,
что отсылки к обычаям содержатся в нормах об исполнении комиссионного
поручения (ч.1. ст. 992 ГК РФ), об ответственности комиссионера за имущество комитента (ч.3 ст. 998 ГК РФ). Иными словами, законодатель дает прямые указания о применении обычаев при разрешении немаловажных вопросов, касающихся агентского договора. В связи с этим можно сделать вывод о
1
См., например, постановление Правительства РФ от 15 мая 1995г. № 458 «О Генеральных условиях эмиссии и обращения облигаций федеральных займов» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 21. Ст. 1967.; письмо ФНС РФ от 23 марта 2007 № ММ-6-03/232@
«О направлении письма Минфина России о порядке применения пункта 4 статьи 168 Налогового кодекса Российской Федерации при расчетах за услуги, оказанные комиссионером по договору комиссии, также за услуги, оказываемые агентом по агентскому договору» // Документы и комментарии. 2007. № 8.; письмо ФСФР РФ от 31 марта 2011г. № 11СХ-02/7258 «Об агентах по выдаче, погашению и обмену инвестиционных паев» // Вестник Ассоциации российских банков. 2011. №. 9. и др.
2
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря
1993 г.) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 15. Ст. 1691.
3
См., например, Закон Республики Алтай от 28 марта 1998г. № 3-54 «О государственном
облигационном займе Республики Алтай на 1998 год» // Ведомости Государственного
Собрания - Эл Курултай Республики Алтай. 1998. № 3(28) (март). С. 49; Закон ЯНАО от
03 марта 2008г. № 2-ЗАО «О бюджетном процессе в Ямало-Ненецком автономном
округе»// Ведомости Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа. 2008.
№1.
38
том, что обычаи и обыкновения выполняют неотъемлемую роль для регулирования спорных отношений.
Применение обычаев в агентских отношениях возможно и без прямой
отсылки к ним норм закона. В частности, это касается сферы торгового мореплавания. Несмотря на то, что в КТМ РФ содержится мало отсылок к обычаям применительно к морскому агентированию, они, тем не менее, активно
применяются в данной сфере. В морском агентировании распространены
также деловые обыкновения. Несмотря на то, что они не являются обязательными для участников гражданского оборота, они позволяют судить о том,
как разрешается большинством участников деловых отношений тот или иной
вопрос, возникающий при известных обстоятельствах, как принято его разрешить во внешней торговле в морском порту.
Указанные правила включаются в разработанные организациями
(портами) специальные документы, именуемые также «Обычаи морского
порта», в которых предусматривают уточнения и принятые в их отношениях
правила поведения. Так, в «Обычаях торгового порта Новороссийск»1 в Приложении «Деловые обыкновения в морском порту Новороссийск» есть положения о морском портовом агентировании (ст.2), посвященные, в частности,
таким неурегулированным на законодательном уровне вопросам, как подтверждение
финансовых
ресурсов
морского
агента,
возмож-
ность/необходимость членства в морских портовых организациях (ассоциациях), подробный перечень полномочий всех без исключения морских агентов, осуществляющих услуги в данном порту.
Особую роль в регулировании агентских отношений играют положе -
1
Обычаи морского порта Новороссийск. <http://www.ntpp.biz/upload/iblock/902/Obychai
%20porta%20Novorossiysk.doc> (Последнее посещение – 16 февраля 2014г.).
39
ния актов российских и международных неправительственных организаций1.
В частности, это проявляется при изучении агентских договоров в сфере
спорта. Несмотря на то, что указанные документы не носят обязательного
характера с точки зрения законодательства, спортивные агенты, спортсмены,
спортивные клубы вынуждены соблюдать требования данных положений
под угрозой исключения из определѐнной спортивной лиги или союза. Вместе с тем акты российских и международных организаций не являются источниками правового регулирования агентских отношений.
Анализ существующих источников регулирования агентских отношений свидетельствует, с одной стороны, о широкой распространенности
агентских отношений, а с другой стороны - о неудовлетворительности их
правовой регламентации, что будет более наглядно проиллюстрировано в
главе 2 настоящей работы. Недостаточность, а в ряде случаев и отсутствие
императивных норм материального права приводит к распространению и активному использованию обычаев делового оборота, а в отсутствие таковых положений, разработанных неправительственными организациями.
Тем не менее, наличие определенных пробелов в регулировании
агентских отношений не породило внесение изменений в действующее законодательство. Принятый в первом чтении Проект «О внесении изменений в
части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не содержит и не содержал ранее изменений в главу «Агентирование». Считаем такое положение дел недопустимым и полагаем необходимым
внесение изменений в главу 52 Гражданского кодекса и отдельные законодательные акты, посвященные агентским отношениям.
1
См., например, регламент Международной федерации футбола (ФИФА) об агентах
игроков 2008 г. (Players' Agents Regulations (2008)). <www.fifa.com> (Последнее
посещение – 08 декабря 2013 г.). (далее – Регламент ФИФА); Регламент Российского
футбольного союза об агентской деятельности (утвержден Постановлением Исполкома
Общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз» № 131 от 16
декабря 2008г.). <http://nskhuman.ru/fbdocs/agentregl.php> (Последнее посещение – 10
декабря 2013 г.) (далее - Регламент РФС).
40
Прежде всего, необходимо ввести в главу 52 Гражданского кодекса
РФ нормы, закрепляющие существенные условия договора, требование об
обязательной письменной форме агентского договора.
Предлагаем также дополнить главу 52 статьями об агентских договорах между рекламодателем и рекламным агентом, между рекламораспространителем и медиа-агентом, между туроператором и турагентом, между судовладельцем и морским агентом (агентом на внутренних водных путях),
между спортсменом (спортивной организацией) и спортивным агентом; между эмитентом государственных и муниципальных бумаг и агентом по обслуживанию государственных и муниципальных бумаг. Включение в Гражданский кодекс РФ статей об отдельных видах агентского договора окажет позитивное воздействие на агентские отношения в отдельных сферах, устранит
спорные вопросы квалификации указанных договоров, создаст единый правовой режим для отдельных видов агентского договора.
Положения о видах агентского договора подлежат также включению в
специальные законы. Целесообразно дополнить статью 9 Закона о туристской деятельности положениями об агентском договоре между туроператором и турагентом; в Закон о спорте включить статью о договоре между
спортсменом (спортивной организацией) и спортивным агентом; Закон о
рекламе дополнить статьями об агентском договоре между рекламодателем и
рекламным агентом и агентском договоре между рекламораспространителем
и медиа-агентом; в КВВТ РФ включить статью об агентировании на внутренних водных путях. Несмотря на то, что положения статей, включенных в
специальное законодательство, будут в части дублировать нормы Гражданского кодекса РФ, полагаем закрепление положений об отдельных видах
агентского договора в комплексных законах поспособствует всеобъемлющей
регламентации данных договоров без отрыва от сферы их применения.
Во избежание противоречий между нормами Гражданского кодекса
РФ и положениями специальных законов, необходимо также дополнить главу 52 ГК РФ номой о применении общих положений, предусмотренных в
41
данной главе, к отдельным видам агентского договора, если эти правила не
противоречат положениям специального законодательства. Однако нормы
предлагаемых в Гражданский кодекс отдельных статей о видах агентского
договора должны иметь приоритет перед специальными нормативными актами в определенных сферах.
§3. Стороны агентского договора и его форма
Сторонами агентского соглашения являются агент и принципал. При
этом агентом выступает лицо, принимающее на себя обязательство совершать по поручению юридические и иные действия, а принципалом - лицо,
уполномочивающее агента на совершение определенных действий.
Гражданский кодекс не содержит норм, направленных на ограничение
субъектного состава агентского договора путем указания на то, кто может
или, напротив, не может участвовать в качестве той или иной стороны в договоре. Более того, необходимо отметить, что в отношении сторон агентского
договора распространяются все требования, предъявляемые к сторонам по
договору комиссии и поручения, с учетом соответствия и не противоречия
данных норм положениям об агентском договоре и существу агентирования.
Некоторые авторы считают, что сторонами агентского договора чаще
всего выступают юридические лица и индивидуальные предприниматели в
силу предпринимательского характера данных отношений 1. По нашему мнению, обеими сторонами данного договора могут выступать физические лица.
В подтверждение данного вывода выступает и судебная практика: анализ су-
1
См., например, Белоусова Д.В. Сравнительный анализ посреднических договоров //
Предприниматель без образования юридического лица. ПБОЮЛ. 2006. № 11 – СПС «КонсультантПлюс: Финансовые и кадровые консультации»; Щербаков А.Б. Источники возникновения и развития договоров комиссии и агентирования // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Материалы Международной VII научной конференции молодых ученых. Самара. 2007. С. 272.
42
дебных дел позволяет увидеть, что агентом и принципалом по агентскому
договору зачастую выступают физические лица1.
Спорным вопросом применительно к определению правового статуса
сторон агентского договора является наличие или отсутствие необходимости
в получении лицензии как принципалом, так и агентом при осуществлении
ими деятельности по агентскому договору. На практике зачастую возникают
ситуации, когда в предмет агентского договора входят отдельные действия,
осуществление которых возможно только в случае получения специального
разрешения (лицензии).
В настоящий момент сложились две позиции по данному вопросу.
Первая заключается в том, что агент не вправе от имени принципала осуществлять действия, для которых требуется получение лицензии2. В указанных
судебных делах речь идет о необходимости получения лицензии для осуществления деятельности по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах. В качестве обоснования своего мнения,
суды ссылаются на то, что возможность осуществления деятельности по организации и проведению азартных игр, в том числе в букмекерских конторах
и тотализаторах, на основании агентских и иных гражданско-правовых договоров без лицензии не предусмотрена законодательством, регулирующим
данные правоотношения.
Противоположной точки зрения придерживаются другие судебные
органы, полагающие, что если агент от имени принципала осуществляет действия, для совершения которых требуется лицензия, на указанных принципа-
1
См., например, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 31
мая 2011 г. по делу № А26-8317; Апелляционное определение Хабаровского краевого суда
от 28 сентября 2012 г. по делу № 33-5700 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См., например, постановление ФАС Уральского округа от 31 августа 2010 г. № Ф096847/10-С1 по делу № А76-2638/2010-53-143; Постановление ФАС Поволжского округа от
30 ноября 2010г. по делу № А12-7797/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика»; постановление Президиума ВАС РФ от 13 января 2011 г. № 9174/10 по делу № А318793/2009 // Вестник ВАС РФ. 2011. № 4.
43
лом условиях, то наличие лицензии необязательно1. В подтверждение указанной позиции судебные органы делают ссылку на п. 6, ч.1 ст. 4 Федерального закона «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», где предусмотрено, что деятельность по организации и проведению азартных игр - деятельность, направленная на заключение основанных на риске соглашений о выигрыше с участниками азартных игр и (или) организацию заключения таких соглашений между двумя или несколькими участниками азартной игры. Анализируя положения законодательства, суды в данном случае приходят к выводу о том, что
агент в рамках агентского договора не осуществляет самостоятельной деятельности по организации и проведению азартных игр, следовательно, ему не
требуется получения соответствующей лицензии.
Придерживаемся второй позиции в связи с тем, что в рамках осуществления действий от имени принципала, агент не имеет возможности какимлибо образом воздействовать на условия заключаемых пари, не может и не
осуществляет от своего имени прием ставок от клиентов, не принимает на
себя иных обязательств по организации и (или) заключению пари, не взимает
плату за их проведение и не извлекает доход от такой деятельности. Следовательно, указанное подтверждает невозможность агента осуществлять самостоятельно деятельность по организации азартных игр. Взаимоотношения
агента с физическими лицами-клиентами принципала, имеющего лицензию
на организацию деятельности букмекерских контор, тотализаторов, ограничиваются только приемом и выдачей денег исключительно в соответствии с
расчетами выигрышей, представляемыми принципалом. Таким образом, права и обязанности по совершенной агентом сделке с физическим лицом-
1
См., например, постановление ФАС Центрального округа от 20 сентября 2010 г. по делу
№ А64-221/2010; постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22 сентября 2010 г.
по делу № А53-4976/2010; постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04 октября 2010
г. по делу № А39-1447/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
44
клиентом от имени и за счет принципала возникают непосредственно у
принципала (п. 1 ст. 1005 ГК РФ).
Исходя из правовой природы агентирования, суть посреднических отношений с участием агента и принципала подразумевает осуществление
агентом деятельности в интересах принципала. «Агент в данном случае является транзитным механизмом, используя который, принципал расширяет географию своей деятельности и потенциальный круг своих потребителей. При
этом сам агент деятельность, которой вправе заниматься принципал, не осу ществляет»1. Соответственно, можно сделать вывод о том, что лицензия требуется принципалу, но не агенту. Такая позиция находит отражение и в законодательстве. В отдельных нормативно-правовых актах вопрос о получении
лицензии сторонами агентского договора урегулирован напрямую. В частности, в ст. 18 Федерального закона «О почтовой связи»2 предусмотрено, что
организации федеральной почтовой связи в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации могут выполнять по агентскому договору от своего имени, но за счет юридических лиц или индивидуальных
предпринимателей, имеющих специальное разрешение (лицензию) на осуществление лицензируемого вида деятельности, либо от имени и за счет указанных юридических лиц или индивидуальных предпринимателей отдельные
технологические операции лицензируемого вида деятельности. Соответственно в данном случае лицензия требуется принципалу по агентскому договору, а не агенту.
1
Спектор Е.И. О правомерности осуществления агентом в интересах и от имени принципала (лицензиата) услуги по приему платежей и осуществления им выплат клиентам без
получения лицензии на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр в букмекерских конторах и тотализаторах // Законодательство и экономика. 2012.
№ 5. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
2
Федеральный закон от 17 июля 1999г. № 176-ФЗ «О почтовой связи» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 29. Ст. 3697.
45
Анализ положений Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности»1 также позволяет заключить: деятельность агента
по оказанию посреднических услуг не подлежит лицензированию.
В то же время, споры о наличии лицензии у агента могут возникнуть,
в случае если он действует в интересах принципала от собственного имени,
ведь права и обязанности по сделкам, заключаемым агентом с третьими лицами в данном случае, возникнут напрямую у агента, а не у принципала.
Привлечение услуг агента, не имеющего лицензии, могут быть также расценены как действия в обход закона с противоправной целю (избежать требования Закона о лицензировании). Следует отметить, что некоторые авторы
приходят к выводу о том, что «правила о лицензировании отдельных видов
деятельности должны соответственно применяться к представителям, если
они действуют от своего имени»2.
Тем не менее, считаем необходимым не согласиться с высказанным
мнением. Полагаем, что даже в случае если агент действует от собственного
имени, он осуществляет деятельность в интересах и за счет принципала. Соответственно и доход от такой деятельности причитается именно принципалу. Агент вправе рассчитывать лишь на вознаграждение за осуществление им
посреднической деятельности. Анализ судебной практики также позволяет
сделать вывод о том, что в случае если для осуществления деятельности требуется лицензия, то она необходима именно лицу, осуществляющему эту
деятельность вне зависимости от того, осуществляет ли он эту деятельность
1
Федеральный закон от 04 мая 2011г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собрание законодательства РФ. 2011. №19. Ст. 2716. (далее – Закон о лицензировании).
2
Вопросы международного частного, сравнительного и гражданского права, международного коммерческого арбитража: LIBER AMICORUM в честь А.А. Костина, О.Н. Зименковой, Н.Г. Елисеева / сост. и науч. ред. С.Н. Лебедев, Е.В. Кабатова, А.И. Муранов, Е.В.
Вершинина. М. 2013. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства». (Автор
главы – Т.Ю. Григорьев).
46
собственными силами или посредством действий других лиц (представителей, агентов и т.д.)1.
Соответственно, руководствуясь нормами гражданского законодательства, Закона о лицензировании, выводами судебных инстанций, агент
вправе по агентскому договору от своего имени, но за счет юридических лиц
или индивидуальных предпринимателей, имеющих лицензию на осуществление лицензируемого вида деятельности, либо от имени и за счет указанных
юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, осуществлять посредническую деятельность в лицензируемых сферах.
Интерес представляют также дела, по которым заключаются агентский договор на покупку и продажу агентом алкогольной продукции, с использованием оборотных средств, предоставленных принципалом. В законодательстве в данном случае выработана однозначная позиция о необходимости наличия лицензии у принципала. В то же время, возникает вопрос, как
лучше оформить отношения с агентом (по модели поручения или комиссии)
и требуется ли ему лицензия.
При решении данного вопроса следует также учитывать положения
ст. 26 Федерального закона «О государственном регулировании производства
и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и
об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» 2, согласно
которой в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и
спиртосодержащей продукции запрещаются заключение договоров куплипродажи с условием исполнения обязательств по сделке в пользу третьего
лица, если указанные сделки совершаются в отношении этилового спирта,
алкогольной и спиртосодержащей продукции. Заключенные в таких случаях
договоры считаются ничтожными.
1
Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 01 ноября 2010 г. по делу № A786523/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Федеральный закон от 22 ноября 1995г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании
производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и
об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 48. Ст. 4553. (далее – ФЗ № 171-ФЗ).
47
В связи с недавним вступлением в силу изменений в ФЗ № 171-ФЗ,
практика в отношении посреднических договоров отсутствует. Считаем в таком случае для реализации алкогольной продукции оптимальным вариантом
заключать агентский договор по модели поручения (то есть когда агент действует от имени принципала, у которого есть лицензия).
Во-первых, в данном случае агенту не требуется лицензия на осуществление посреднической деятельности по реализации алкогольной продукции. Данный вывод основан на анализе судебных решений. Так, в одном из
дел суд в последней инстанции пришел к выводу о том, что доход истца получен от оказания услуг по агентскому договору, а не от реализации алкогольной продукции. Таким образом, суд разграничил два вида деятельности –
оказание услуг по агентскому договору и услуги по реализации алкогольной
продукции1. Представляется, что данным выводом следует руководствоваться и при решении вопроса о необходимости получения лицензии.
В то же время, в таком случае стороны не будут нарушать положения
ст. 26 ФЗ 171-ФЗ, так как агент будет действовать от имени принципала, соответственно права и обязанности по сделке возникнут напрямую у принципала. Таким образом, не будет исполнения обязательства в пользу третьего
лица.
В рассмотренных выше ситуациях принципал прибегает к услугам
агента для делегирования полномочий по осуществлению лицензируемого
вида деятельности. На практике же встречаются также ситуации, когда агенту в рамках поручения принципала необходимо заключить сделки для организации какого-либо интерактивного, развлекательного мероприятия, включающего, в том числе, организацию застолья, фуршета2. В рамках осуществления данного поручения агент заключает сделки (договоры подряда, дого1
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21 февраля 2003 № А79-4507/2002-СК13972 // СПС «Консультант Плюс: Судебная практика».
2
См., например, Агентский договор № 2209/2011 от 22 сентября 2011 года, заключенный
ООО «Красивая страна» и ООО «Эсти Лаудер Компаниз» // Из деловой практики ООО
«Красивая страна».
48
воры оказания услуг) с подрядчиками, которые предоставляют продукты питания, напитки, в том числе и алкогольную продукцию. Ему также может
быть поручено заключение договоров с транспортными организациями, ряд
услуг которых также подлежит лицензированию (например, осуществление
деятельности по перевозкам пассажиров автомобильным транспортом, оборудованным для перевозок более восьми человек (п. 24 ст. 12 Закона о лицензировании). В данном случае возникает вопрос, необходима ли агенту лицензия для осуществления такого рода посредничества и возможно ли привлечь его к ответственности, в случае осуществления такой деятельности без
лицензии.
Следует указать на невозможность дать однозначное решение по указанной проблеме в силу отсутствия прямых указаний законодательства, а
также судебной практики по данному вопросу. Считаем, что целесообразно
придерживаться позиции о том, что, поскольку агент самостоятельно не осуществляет закупки алкогольной продукции, либо не осуществляет перевозки
пассажиров (иными словами, не осуществляет деятельность, подлежащую
лицензированию), а лишь выступает посредником по заключению договоров
на осуществление указанных видов деятельности в интересах принципала, в
получении соответствующей лицензии нет необходимости.
В законодательстве отсутствуют специальные требования к форме
агентского договора.
Буквальное толкование норм, включенных в главу 52 ГК РФ, позволяет сделать вывод о том, что агентский договор может быть оформлен как в
устной, так и в письменной форме. На практике нередко встречаются агентские договоры, совершенные в устной форме1.
Тем не менее, при решении вопроса о форме агентского договора необходимо учитывать общие положения Гражданского кодекса о форме сдел1
См., например, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15
июля 2005 г. по делу № А21-6190/2004; постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 июля 2011г. по делу № А54-5674/2010 // СПС «Консультант Плюс:
Судебная практика».
49
ки. В соответствии с п.1. ст. 161 ГК РФ, в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения, должны совершаться сделки юридических лиц между собой и с гражданами, сделки
граждан между собой на сумму, превышающую десять тысяч рублей. Согласно ст. 159 ГК РФ, сделка, для которой не установлена письменная форма,
может быть совершена устно. Если иное не установлено соглашением сторон, могут совершаться устно все сделки, исполняемые при самом их совершении.
Для выяснения, может ли агентский договор, сторонами по которому
выступают физические лица, быть заключен в устной форме, необходимо определиться с понятием суммы сделки для агентского договора.
Некоторые авторы полагают, что в сумму агентского договора необходимо включить также денежные суммы, которые передаются агенту для
исполнения поручений принципала, и стоимость имущества, переданного
агенту для реализации1. Аналогичное толкование суммы по договору встречается и в судебной практике: в одном из дел суд не оспаривает вывод о том,
что сумма сделки (договора поручения) складывается из стоимости вознаграждения и расходов за оказание услуг по оформлению права собственности
на наследуемое имущество и оформлению сделки по продаже спорного участка2.
С нашей точки зрения, для агентского договора суммой сделки является сумма агентского вознаграждения. В подтверждение, необходимо отметить, что в ряде случаев сумму расходов агента на выполнение поручений
принципала невозможно определить в момент заключения сделки3, а в некоторых случаях расходов на выполнение поручений принципала в принципе
1
См., например, Голованов И.М. Гражданско-правовые договоры. Курс лекций: Учебное
пособие. С-Пб. 2003. С. 219.
2
Определение Московского областного суда от 14 февраля 2012г. по делу № 33-28434 //
СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 октября 2009г.
№ 17АП-9454/2009-АК по делу № А60-29778/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
50
не возникает. В случае если бы суммы расходов были включены в сумму
сделки, это означало бы, что сумму сделки невозможно определить в момент
ее заключения, соответственно, невозможно принять решение о форме заключаемого договора.
Несмотря на то, что в законодательстве предусмотрены указания, в
каких случаях сделка должна быть совершена в простой письменной форме,
несоблюдение этой формы влечет недействительность сделки только в случаях, предусмотренных законом. Для агентского договора законодатель не
предусмотрел возможность признания сделки недействительной по данному
основанию. В связи с этим, в случае несоблюдения простой письменной
формы сделки, применяются общие последствия, а именно невозможность в
случае спора сторонами ссылаться на свидетельские показания (п. ст. 162 ГК
РФ). На практике, для подтверждения заключения устного агентского договора стороны ссылаются на представленные в рамках договора отчеты о расходовании полученных денежных средств документы, подтверждающие произведенные расходы1, расписки с обязательством выплатить агентское вознаграждение, договоры в письменной форме, заключенные во исполнение поручений принципала 2. Полагаем, что доказывание факта существования
агентских отношений путем обращения к вышеперечисленным документам
является допустимым в связи с действием положений п. 1 ст. 162 ГК РФ о
невозможности ссылаться лишь на свидетельские показания.
Тем не менее, полагаем, что такая практика не всегда приводит к правильной квалификации заключаемого договора в качестве агентского. Более
того, на практике могут возникнуть сложности с определением согласованного сторонами размера агентского вознаграждения. В связи с тем, что, в
предмет агентского договора, как правило, входит большой объем разнородных поручений (действий), несоблюдение простой письменной формы может
1
Кассационное определение Костромского областного суда от 30 января 2012г. № 33-138
// СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Постановление президиума Московского областного суда от 08 февраля 2006г. № 95 по
делу № 44г-105/06 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
51
привести к невозможности определения истинных намерений сторон, обязанностей по договору.
Считаем также, что участники гражданского оборота чаще всего используют услуги посредника для выполнения какого-либо значимого, крупного поручения (а не сделки, сумма которых может составить менее десяти
тысяч рублей). Соответственно, считаем, что соблюдение простой письменной формы агентского договора имеет немаловажную роль.
В поддержку позиции о необходимости соблюдения письменной формы агентского договора необходимо обратить внимание на обязанность агента предоставлять принципалу отчет. Отчет должен включать помимо подробного описания выполненных поручений также сведения о финансовых
составляющих сделок и иных юридических действий агента, выполняемых в
интересах принципала. При несоблюдении письменной формы агентского
договора невозможно определиться, корректно ли составлен отчет агента,
отражает ли он финансовые договоренности сторон. Практически невозможно установить, действовал ли агент разумно, расходовал ли денежные средства с должной степенью осмотрительности.
Опыт иностранного законодательства также свидетельствует об использовании простой письменной формы для агентского договора. Так, в статье L.134-2 ФТК, § 85 ГТУ, ст. 1742 ГК Италии, ст.22 Закона Испании об
агентском договоре предусмотрено общее правило о том, что каждая сторона
имеет право, по своему требованию, получить от другой стороны подписанный документ, где указывается содержание агентского договора.
Следует указать, что в литературе ранее была высказана позиция о необходимости соблюдения письменной формы агентского договора1. Считаем,
необходимо согласиться с данным выводом и предлагаем дополнить главу 52
ГК РФ статьей «Форма агентского договора» с указанием, что агентский договор должен быть совершен в простой письменной форме.
1
Шаповаленко А.С. Агентский договор в системе посреднических сделок в российском
гражданском праве: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. <http://www.dissercat.com>
(Последнее посещение – 11 мая 2014 г.); Евшина Ю. А. Указ. соч. С. 11.
52
В контексте рассмотрения положений о форме договора, спорным на
практике остается вопрос о том, должна ли быть выдана агенту доверенность
на осуществление действий от имени принципала. Как известно, права и обязанности по сделкам, заключаемым в рамках агентского договора по модели
поручения, возникают непосредственно у принципала.
Некоторые авторы считают, что в силу положений ст. 1011 ГК РФ,
при оформлении полномочий агента должно быть учтено правило, содержащееся в п.1 ст. 975 ГК РФ о том, что доверитель обязан выдать поверенному
доверенность (доверенности) на совершение юридических действий, преду смотренных договором поручения1. В поддержку указанно позиции выступает и многочисленная судебная практика, основывая свою позицию на аналогичных нормах гражданского законодательства2.
При этом в судебных решениях представлена позиция, согласно которой доверенность требуется только в случае осуществления агентом юридически значимых действий от имени принципала. В данном случае проводится
полная аналогия с договором поручения и в том случае, если в полномочия
агента, действующего от имени принципала, не входило совершение юридических действий, как то: подписание договоров, спецификаций и иных документов, выдача от имени общества доверенностей на имя агентов не требуется3.
1
Метелева Ю.А. Особенности правового регулирования деятельности торговых
посредников // Закон. 2007. №5. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии
законодательства»; Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской
Федерации, части второй: В 3 т. (том 3) / под ред. П.В. Крашенинниковой. М. 2011. – СПС
«КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Крылов В.Г. Договор как основание
возникновения отношений экономической зависимости между основными и дочерними
обществами // Гражданское право. 2013. №1. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии
законодательства».
2
См., например, постановление ФАС Московского округа от 07 февраля 2011 г. № КГА40/533-11 по делу № А40-65840/10-83-604; постановление ФАС Дальневосточного округа от 28 марта 2011 г. № Ф03-617/2011 по делу № А73-8337/2010; постановление ФАС
Восточно-Сибирского округа от 26 мая 2011 г. по делу № А19-2796/10 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика» и др.
3
Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 сентября 2011 г.
№ 17АП-9071/2011-АК по делу № А50-9199/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
53
Согласно другой позиции, требование о применении положений
п.1.ст. 975 ГК РФ к агентскому договору противоречит сути агентских отношений, поскольку полномочия агента на совершение юридических действий
от имени принципала, в отличие от полномочий поверенного, могут закрепляться только в договоре, имеющем письменную форму. При этом обязательной выдачи доверенности не требуется1. Иными словами, приверженцы
данного мнения считают, что доверенность не требуется, в случае если в наличии имеется письменный агентский договор с перечислением полномочий
агента. В случае же если договор заключается в устной форме, выдача доверенности обязательна2. Указанная позиция приобрела вес в связи с изложением ст. 185 ГК РФ в новой редакции, согласно которой правила ГК РФ о доверенности применяются также в случаях, когда полномочия представителя
содержатся в договоре.
Безусловно, требование об обязательной выдаче доверенности агенту,
в случае если он действует от имени принципала входит в противоречие с
п.2. ст.1005 ГК РФ. Буквальное толкование данного положения свидетельствует о том, что выдача агенту доверенности не обязательна, если его общие
полномочия на совершение сделок предусмотрены в письменном договоре.
Полагаем, что данное правило является единственным исключением
из общего правила, не относится ко всем случаям выступления агента от
имени принципала и применяется только в случаях, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия
агента на совершение сделок от имени принципала.
1
См., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 10 февраля 2003г. №
А42-6815/02-С // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика»; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий.
(постатейный)/ Е.Н. Абрамова, Н.Н. Аверченко, К.М. Арсланов и др.; под ред. А.П. Сергеева. М. 2010. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства». Автор комментария - Чуваков В.Б.
2
См., например, постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 июля 2011г. по делу № А54-5674/2010; апелляционное определение Оренбургского областного суда от 06 сентября 2012г. по делу № 33-5018/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
54
С нашей точки зрения, буквальное толкование норм об агентировании
свидетельствует о необходимости выдачи агенту доверенности, в случае если
он осуществляет действия от имени принципала. Невозможно согласиться с
обоснованием судов, согласно которому выдача доверенности противоречит
существу агентирования, т.к. в главе 52 ГК РФ отсутствуют требования о
предоставлении доверенности. В то же время, положения п.1.ст. 975 ГК РФ
могут применяться к агентскому договору и они не противоречат положениям главы 52 ГК РФ.
Более того, в поддержку позиции о необходимости выдать доверенность можно использовать норму, включенную в п.2.ст. 1009 ГК РФ, о том,
что субагент вправе заключать с третьими лицами сделки от имени лица, являющегося принципалом по агентскому договору, только в случаях, если
субагент может действовать на основе передоверия. Данное положение дублирует аналогичную норму п.1.ст. 976 ГК РФ о передоверии исполнения поручения. Иными словами, законодатель устанавливает общий режим действий поверенного и агента, действующих от имени принципала.
Кроме того считаем, что обязательная выдача доверенности агенту
(независимо от того, заключен ли агентский договор в письменной или устной форме) будет способствовать оптимизации документооборота и сохранению конфиденциальных положений соответствующего агентского договора.
В случае если агенту не будет выдана доверенность, ему потребуется предъявлять оригинальный образец агентского договора.
В связи с вышесказанным полагаем, что необходимо включить в
предлагаемую статью «Форма агентского договора» положение об обязанности принципала выдать агенту доверенность (доверенности) на совершение
действий, предусмотренных агентским договором, в случае если агент действует от имени принципала.
§4. Содержание и исполнение агентского договора
Содержание договора как соглашения (сделки) составляет совокупность согласованных его сторонами условий. Особое значение при этом не-
55
обходимо уделять предмету договора, являющемуся существенным условием
для всех договоров. Условие о предмете договора определяет характер договора. Тем не менее, несмотря на важность данной правовой категории, в законодательстве все еще не выработано еѐ легального определения, что породило ряд разночтений, как в научном мире, так и в правоприменительной
практике.
Все многообразие взглядов на понятие предмета договора можно свести к двум основным подходам: 1) рассмотрение предмета договора через категорию материального объекта1; 2) отождествление предмета договора с совокупностью действий2.
С нашей точки зрения, наиболее приемлемой представляется вторая
позиция, так как в случае признания предметом договора материального объекта, становится невозможно охарактеризовать предмет ряда гражданскоправовых договоров (например, оказания услуг, подряда, страхования, посреднических договоров и т.д.). В случае если стороны не согласуют, какие
именно действия должны быть выполнены в рамках гражданско-правового
договора, становится невозможным индивидуализировать предмет исполнения, сложно определить, какую именно цель преследовали стороны при заключении договора. В подтверждение данной позиции выступает и судебная
практика. В частности, в Информационном письме «О некоторых вопросах
судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»3 отмечается, что договор на оказание
1
См., например, Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России.
<http://www.pravo.vuzlib.org/book_z996_page_55.html> (Последнее посещение – 02 февраля
2014г.); Васильев Г.С. Понятие «предмет» в Гражданском кодексе Российской Федерации
// Арбитражные споры. 2005. №1. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии
законодательства».
2
См., например, Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. - М. 1997. С. 161;
Кодификация российского частного права / В.В. Витрянский, С.Ю. Головина, Б.М.
Гонгало и др.; под ред. Д.А. Медведева. М. 2008. – СПС «Консультант Плюс:
Комментарии законодательства».
3
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 года № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с
договорами на оказание правовых услуг» // Вестник ВАС РФ. 1999. №11.
56
правовых услуг может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые должен совершить исполнитель либо указана
определенная деятельность, которую он обязан осуществить.
Так, в частности, незаключенным был признан агентский договор,
предметом которого являлись действия агента по истребованию долгов от
дебиторов принципала. Суд, обосновывая вывод о признании рассматриваемого договора незаключенным, указывает на отсутствие перечня дебиторов в
договоре1.
Из определения договора, закрепленного в ст. 1005 ГК РФ, предметом
агентского договора является совершение юридических и иных действий. В
то же время, по договору комиссии одна сторона обязуется совершить одну
или несколько сделок (ст. 990 ГК РФ), а по договору поручения поверенный
обязуется совершить определенные юридические действия (ст. 971 ГК РФ).
Таким образом, мы столкнулись с несколькими понятиями: юридические
действия, фактические действия, сделки. На первый взгляд, может показаться, что общие признаки и различия для данных категориях очевидны. Тем не
менее, в теории все еще не выработаны четкие критерии для разграничения
указанных понятий.
Некоторые российские правоведы придерживаются точки зрения, согласно которой нет необходимости в разграничении действий, осуществляемых в рамках указанных договоров, как таковых, при этом они рассматривают их как тесно связанные и сопутствующие друг другу действия. Для того,
чтобы согласиться или не согласиться с данной позицией, необходимо рассмотреть и провести анализ каждого из упомянутых понятий.
Начнем с рассмотрения юридических действий. Для квалификации
юридических действий правоведы выделяют различные критерии (признаки),
а именно: направленность на совершение юридических действий, имеющих
1
Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05 февраля 2008 г. № Ф03-А51/071/6425 по делу № А51-430/2007-19-93 // СПС «КосультантПлюс: Судебная практика».
57
значение юридического факта1; наличие юридически значимой воли лица,
направленной на возникновение, изменение или прекращение гражданских
прав и обязанностей2; возникновение правовых последствий вследствие осуществления действий, независимо от того, направлена ли воля субъекта, их
совершающего, на достижение этих последствий или нет3. Щербаков А.Б.
определяет юридические действия как совокупность имеющих правовое значение: сделок, действия по их подготовке и исполнению, а также действия по
обеспечению охраны субъективных прав различных лиц, в том числе и в
публично-правовой сфере4.
С нашей точки зрения, каждый из указанных признаков имеет недостатки, не позволяющие говорить о возможности его использования для определения конкретных действий в качестве юридических. В частности, это связано с тем, что определенные услуги могут включать в себя элементы как
юридических, так и фактических услуг. Так, например, услуга по организации рекламной кампании может, с одной стороны, включать действия по
подписанию договоров с рекламными распространителями, что, по сути, является юридическим действием, а с другой стороны – проведение исследования рекламного рынка с целью выявления заинтересованности в определенной продукции, т.е. фактическое действие. В случае если сторона (агент) по
договору осуществляет фактические действия по поиску контрагентов, руководствуясь целью заключения максимально выгодного контракта, мы можем
говорить о наличии воли лица, направленной на возникновение прав и обязанностей, но все же не можем говорить о наличии юридического действия.
1
Романец
Ю.В.
Система
договоров
в
гражданском
праве
России.
<http://www.pravo.vuzlib.org/book_z996_page_55.html> (Последнее посещение – 02 февраля
2014г.).
2
Егоров A.B. Агентский договор: опыт сравнительного анализа законодательных и теоретических конструкций. С.143.
3
Гражданское право: Учебник. Ч. II / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М. 2011. С.
644. Автор главы – Кротов М.В.
4
Щербаков А.Б. Договоры комиссии и агентирования. <http://law.edu.ru> (Последнее
посещение – 19 апреля 2014 г.).
58
Для того чтобы обосновать наличие юридического действия, предлагаем использовать все указанные критерии в совокупности (выражение воли
лица, направленность самих действий, результат, возникший в связи с ними).
Следует отметить, что одним из самых распространенных юридических действий является сделка. Общепризнанным является мнение о том, что
понятие юридического действия шире понятия сделки1. Тем не менее, некоторые авторы, основываясь на толковании норм об агентском договоре, приходят к выводу, что юридические действия по своей природе являются исключительно сделками2.
По нашему мнению, юридические действия, безусловно, могут включать и иные действия помимо сделок. В данном случае речь идет, например,
об оформлении соответствующих прав компании в регистрирующих органах,
представление ее интересов в государственных органах, судах и т.д. Данные
действия могут быть предметом как договора поручения, так и договора
агентирования. Представляется, что исключение данных действий из предмета агентского договора или трактовка любых юридических действий в качестве сделок необоснованны и существенно сужают сферу применения данного договора.
Следует отметить, что предмет коммерческого агентского договора,
закрепленный в законодательстве зарубежных стран в части юридических
действий, конкретизирован и уточнен по сравнению с предметом агентского
договора по российскому праву. Так, в Германии (§ 84 ГТУ) и Швейцарии
(статья 418a ШОЗ) среди юридических действий, выполняемых агентом, названо исключительно заключение сделок, в Испании (статья 1 Закона Испании об агентском договоре) - заключение сделок и совершение торговых
операций, в Италии (статья 1742 ГК Италии) – заключение договоров, во
Франции (ст. L.134-1 ФТК) - ограниченный перечень сделок, а именно - за1
Щербаков А.Б. Договоры комиссии и агентирования. <http://law.edu.ru> (Последнее
посещение – 19 апреля 2014 г.).
2
Егоров A.B. Агентский договор: опыт сравнительного анализа законодательных и
теоретических конструкций. С. 143.
59
ключение договоров продажи, покупки, аренды, предоставления услуг. И если «заключение сделок», предусмотренное ГТУ, Законом Испании об агентском договоре, ШОЗ, охватывает широкий спектр действий и схоже с понятием «юридических действий», указанных в определении агентского договора в Гражданском кодексе РФ, то по законодательству Италии сфера действий агента сводится исключительно к заключению договоров, а в соответствии с французским законодательством, при заключении любой сделки, не
поименованной в ст. L.134-1 ФТК, агентских отношений не возникает. С нашей точки зрения, положения иностранных правовых актов значительно сужают круг агентских отношений по сравнению с российским законодательством. Положения же российского Гражданского кодекса в большей степени
соответствуют требованиям современного экономического оборота.
Пожалуй, одним из самых сложных понятий, включенных в определение агентского договора, является действие фактического характера. Если
выполнение юридических действий возможно и по агентскому договору, и по
договору поручения, а заключение сделок возможно в рамках каждого из
указанных договоров, то фактические действия входят в предмет только
агентского договора. Некоторые авторы придерживаются позиции о том, что
именно предмет агентского договора является признаком, отличающим
агентский договор от иных посреднических сделок1.
В литературе встречается мнение о том, что предметом агентского договора могут быть любые фактические действия. В частности, к числу фактических действий одним из авторов были отнесены действия по переработке
нефти, и выдвинута позиция о том, что агентский договор может быть использован вместо комиссии с элементами подряда2.
1
Пак М.З. Указ. соч. < http://www.dissercat.com> (Последнее посещение – 11 мая 2014 г.);
Ремишевская О. В. Указ. соч. – М. 2008. <http://www.law.edu.ru> (Последнее посещение –
15 июня 2014 г.).
2
Овчаренко М.Д. Актуальные вопросы практического применения коммерческого
представительства в отдельных областях предпринимательской деятельности // Право и
экономика. 2013. № 9. // СПС «Консультант Плюс: Комментарии законодательства».
60
С нашей точки зрения, предметом агентского договора могут быть не
любые фактические действия, а только фактические действия посреднического характера. При этом посреднический характер проявляется не в самой
характеристике действий, осуществляемых агентом, а в направленности
агентского договора, в его правовой цели. Посреднический характер относится как к действиям фактическим, так и действиям юридическим. Так, в
одном из судебных дел было указано, что для квалификации договора в качестве агентского требуется наличие существенного условия о посредничестве
агента между принципалом и той компанией, с которой принципал совершает какие-либо сделки. В этом и состоит отличие агентского договора от других видов договоров, например, договора возмездного оказания услуг 1.
Возникает также вопрос о возможности осуществления агентом исключительно фактических действий.
Некоторые правоведы считают, что фактические действия могут составлять самостоятельный предмет агентского договора2. При этом они ссылаются на то, что такая возможность напрямую предусмотрена в силу принципа свободы договора, указывают на преемственность иностранного законодательства, где фактическое представительство давно рассматривается в
качестве самостоятельного института.
Аналогичная точка зрения представлена и в судебной практике. В частности, в одном из судебных дел указано следующее: довод о том, что договор
не является агентским, поскольку в обязательства агента не входило совершение юридических действий, не соответствует нормам действующего законодательства, так как агентский договор, в отличие от договоров поручения и ко-
1
Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 ноября 2011г. по
делу № А56-22478/2011 // – СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Егоров A.B. Агентский договор: опыт сравнительного анализа законодательных и теоретических конструкций. С. 147.; Пак М.З. Указ. соч. <http://www.dissercat.com> (Последнее
посещение – 11 мая 2014 г.); Николюкин С.В. Посреднические договоры. М. 2010. – СПС
«КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Власова Н.В. Агентский договор в
российском законодательстве и международной коммерческой практике // Журнал российского права. 2013. № 3. // СПС «Консультант Плюс: Комментарии законодательства».
61
миссии, положения о которых применимы к агентскому договору, не содержит
ограничительного перечня действий, которые должен совершать агент1.
Схожая трактовка предмета агентского договора встречается и в зарубежном законодательстве. У агента есть возможность осуществлять только
юридические действия или только действия фактического характера.
С нашей же точки зрения, на данный вопрос необходимо дать отрицательный ответ, ввиду наличия тесной связи между юридическими и фактическими действиями. Более того, исходя из буквального толкования п. 1 ст.
1005 ГК РФ, агенту может быть поручено совершение «юридических и фактических» посреднических действий. Таким образом, буквальное толкование
положения о предмете данного договора свидетельствует о том, что осуществление отдельно фактических действий невозможно.
В ряде случаев агенту может быть поручено осуществление фактических действий посреднического характера, как то: поиск контрагентов, изучение рынка, предложение конкретных услуг или товаров, обеспечение взаимодействия между принципалом и его возможным контрагентом, но данным
действиям в обязательном порядке должны сопутствовать действия юридические. Безусловно, указанные действия в итоге направлены на достижение
полезного результата и наступления последствий правового характера. Тем
не менее, они представляют ценность только в случае достижения положительного результата (а именно - осуществления какого-либо юридического
действия).
Подводя итог сказанному, считаем, что формулировка предмета
агентского договора, включенная в п.1. ст. 1005ГК РФ, отвечает требованиям
гражданского оборота и должна быть сохранена в неизменном виде.
При рассмотрении вопроса о предмете агентского договора необходимо также остановиться на рассмотрении судьбы вещей, поступивших агенту в связи с исполнением договора и предназначенных для принципала либо
1
Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 03 ноября 2010 г. №
06АП-4670/2010 по делу № А16-741/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
62
переданных агенту принципалом.
Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что в случае если агент действует от собственного имени, к отношениям по передаче
вещи агенту принципалом применяются положения п. 1 ст. 996 ГК РФ, согласно которому вещи, поступившие к комиссионеру от комитента либо приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего1. Некоторые авторы полагают, что агент не становится собственником переданной ему принципалом вещи или приобретенной им в рамках оказания услуг по агентскому договору независимо от того, действует ли он от
собственного имени или от имени принципала2.
В то же время в литературе высказана позиция о том, что необходимо
различать право собственности на индивидуально определенные вещи и вещи, определенные родовыми признаками. В частности, отмечено, что на вещи, определенные родовыми признаками, находящиеся у агента, переданные
или приобретенные за счет принципала, право собственности последнего не
возникает, поскольку в соответствии с природой права собственности его установление возможно только в отношении индивидуально-определенных
вещей, и высказано предложение об обязанности агента индивидуализировать вещи, приобретенные в рамках исполнения обязанностей по агентскому
договору или переданные ему принципалом3. Полагаем, необходимо согласиться указанным предложением, так как данное правило позволит соблюсти
интересы обеих сторон по агентскому договору, избежать споров при определении фактически переданного имущества.
1
См., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 ноября 2010 г. по
делу № А78-6521/2009; постановление ФАС Поволжского округа от 19 августа 2010 г. по
делу № А65-31775/2009; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07 июня 2013
г. по делу № А53-27793/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Васин В.Н, Казанцев В.И. Договор купли-продажи (логико-правовой анализ аномалий //
Российский судья. 2005, № 4 - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»;
Вострикова Л.Г. Особенности распоряжения недвижимым имуществом по гражданскоправовому договору // Право и экономика. 2005. № 12 – СПС «КонсультантПлюс:
Комментарии законодательства».
3
Ремишевская О. В. Указ. соч. <http://www.law.edu.ru> (Последнее посещение – 15 июня
2014 г.).
63
Остановимся на условии о необходимости указания информации о
лице, от имени которого действует агент. На практике могут возникнуть ситуации, когда исполнение юридических действий не будет осуществлено,
агент приступит к выполнению фактических действий, и стороны изъявят
желание расторгнуть договор. В данном случае сложно сделать вывод, от
чьего имени действовал агент. Даже в случае если агенту будет выдана доверенность, что с одной стороны снимает споры о том, от чьего имени он должен действовать, в доверенности могут быть перечислены не все поручения
принципала, что затруднит определение, от чьего имени должен действовать
агент в рамках исполнения поручений, не указанных в доверенности. Соответственно, полагаем, что условие, от чьего имени действует агент должно
быть согласовано сторонами на стадии заключения договора в обязательном
порядке.
Выделение данного условия в качестве существенного представляется
закономерным, так как оно предопределяет дальнейшее правовое регулирование отношений между принципалом и агентом: от него зависят и применяемые к данным отношениям нормы (о поручении или комиссии или о данных договорах в совокупности), и специфические особенности отношений
сторон.
Более того, условие о том, от чьего имени действует агент, обусловливает соблюдение формальности в виде необходимости выдачи доверенности, в случае если определенные действия агент будет осуществлять от имени принципала.
Позиция о признании данного условия существенным встречается и в
судебной практике. В частности, в одном судебном решении условие, от чьего имени действует агент, было расценено как составная часть условия о
предмете агентского договора1, а в другом – в качестве самостоятельного
существенного условия, несогласование которого влечет незаключенность
1
Определение ВАС РФ от 31 августа 2011 г. № ВАС-14011/10 по делу № А53-3103/09 //
СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
64
договора и переквалификацию его в договор комиссии1.
В связи с вышесказанным, считаем необходимым дополнить п.1 ст.
1005 ГК РФ положением о существенности условия, от чьего имени действует агент.
Касаясь других условий агентского, следует отметить, что согласно п.
3 ст. 1005 ГК РФ, срок не является существенным условием агентского договора: агентский договор может быть заключен на определенный срок или без
указания срока его действия.
В литературе встречается мнение о том, что агентский договор носит
длящийся характер2. Основным аргументом в пользу такого толкования сути
агентского договора выступает сама формулировка закона: «агент обязуется
совершать юридические и иные действия», а не «совершить». В обоснование
своей позиции авторы указывают, что «агентский договор предполагает неоднократность совершаемых агентом сделок и, главное, неограниченное количество этих сделок»3, при этом агентский договор не является альтернативой, в случае если предполагается, что агент должен совершить разовую или
заранее известное количество сделок4; агенту на определенное время даются
полномочия совершать любые действия в интересах принципала5. Авторы
также ссылаются на примеры из судебной практики, когда судьи прямо под-
1
Постановление ФАС Московского округа от 10 июня 2003 г. № КГ-А40/3534-03 // СПС
«КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Козырь О.М., Маковский А.Л., Хохлова С.А. Указ. соч. С. 526.; Сафонов М.Н. Посреднические договоры в новых российских экономических условиях // Журнал российского
права. 2003. №9. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Шаповаленко А.С. Агентский договор в системе посреднических сделок в российском гражданском праве: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. <http://www.dissercat.com> (Последнее
посещение – 11 мая 2014 г.); Щербаков А.Б. Договоры комиссии и агентирования.
<http://law.edu.ru> (Последнее посещение – 19 апреля 2014 г.); Ремишевская О. В. Указ.
соч. <http://www.law.edu.ru> (Последнее посещение – 15 июня 2014 г.); Николюкин С.В.
Коммерческое агентирование в международном обороте: особенности и практика разрешения споров // Российский судья. 2009. №5. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии
законодательства»; Егоров А.В. Посреднические договоры. Какой вид лучше выбрать в
зависимости от круга поручаемых действий. // Юрист компании. 2013. №4. С 26.
3
Егоров А.В. Там же. С. 26.
4
Егоров А.В. Там же. С 26.
5
Сафонов М.Н. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
65
черкивают длящийся характер агентского договора1. В некоторых случаях
суд, несмотря на то, сами стороны считали сделку поручением2, на основании данного признака квалифицирует договор как агентский, тем самым признавая действия длящегося характера существенным условием агентского
договора3.
В литературе встречается и противоположная точка зрения, согласно
которой длящийся характер не является общим или типичным признаком
агентского договора4.
Полагаем, необходимо согласиться с последней позицией. Считаем,
что данный признак агентского договора сложно отнести к квалифицирующим в первую очередь потому, что данное условие не относится ко всем
агентским договорам.
Объяснения длящегося характера авторами сводится к обязательному
осуществлению агентом неопределенного количества сделок. Безусловно, такие варианты возможны в случае, если в соответствии с п. 2 ст. 1005 ГК РФ в
агентском договоре предусмотрены общие полномочия агента. Тем не менее,
зачастую встречаются агентские договоры с достаточно определенным и четко зафиксированным перечнем поручений5.
По нашему мнению, отсутствие длящегося характера не может влечь
переквалификацию заключенного сторонами агентского договора. В связи с
этим предлагаем изменить редакцию п.1 ст. 1005 ГК РФ и вместо слова «со1
См., например, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 07 июня
2010 г. по делу № А46-86/2010; постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 октября 2012 г. по делу № А50-6258/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 июля 2010 г.
по делу № А07-27590/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 09 февраля 2009 г. №
А33-1153/2008-03АП-3147/2008 по делу № А33-1153/2008 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
4
Пак М.З. Указ. соч. < http://www.dissercat.com> (Последнее посещение – 11 мая 2014 г.).
5
См., например, определение ВАС РФ от 14 марта 2013 г. № ВАС-2310/13 по делу № А5326548/2011; определение ВАС РФ от 14 октября 2013 г. № ВАС-9223/13 по делу № А4091790/11-100-778; определение ВАС РФ от 17 октября 2013 г. № ВАС-14455/13 по делу №
А78-4472/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
66
вершать» включить в нее фразу «совершить или совершать».
В ст. 1005, 1006 ГК РФ закреплены положения о возмездном характере агентских отношений. Данное правило действует как в случае заключения
агентского договора по модели поручения, так и по модели комиссии.
Принципал обязан уплатить агенту вознаграждение в размере и в порядке, установленных в агентском договоре (ч.1ст. 1006 ГК РФ). Если в
агентском договоре размер агентского вознаграждения не предусмотрен и не
может быть определен исходя из условий договора, то вознаграждение подлежит уплате в размере, определяемом в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ
(ч.2. ст. 1006 ГК РФ), т.е. по цене, которая при сравнимых обстоятельствах
обычно взимается за аналогичные услуги. Исходя их этого, можно сделать
вывод о том, что условие о форме и размере цены не является существенным
для данного вида договора.
Необходимо обратить внимание на различные варианты закрепления
положений о вознаграждении агента в агентских договорах. В агентском договоре может быть предусмотрена фиксированная сумма агентского вознаграждения, которую принципал обязан перечислить агенту1, выплата вознаграждения в процентах от покупной цены (цены, предлагаемой покупателю
по сделке, заключаемой агентом во исполнение поручения принципала)2, а
также выплата вознаграждения в процентах от суммы приобретенных для
принципала товаров3, и др.
В судебной практике имеются различные подходы к решению вопроса
о допустимости включения в договор положений о минимальном размере
агентского вознаграждения или отказе от его уплаты. Выработано мнение об
императивности норм об обязанности принципала оплатить агенту вознаграждение и ничтожности положений об отсутствии обязательства по уплате
1
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11 января 2010 г. по делу № А794759/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Постановление ФАС Московского округа от 21 февраля 2013 г. по делу № А40132637/11-130-889 // СПС «Консультант Плюс: Судебная практика».
3
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26 апреля 2012 г. по делу № А294435/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
67
агентского вознаграждения1. В одном из судебных дел было вынесено решение о том, что условие договора, согласно которому, в случае нарушения
агентом обязанности по договору, принципал вправе уменьшить его вознаграждение до суммы один рубль в месяц, является ничтожным. При этом суд
обратил внимание на то, что нижестоящие суды не учли, что реализация ответчиком права на пересчет причитающегося истцу вознаграждения по цене
один рубль в месяц фактически приводит к освобождению ответчика от обязанности оплатить услуги истца, а это противоречит императивно изложенным нормам, обязывающим принципала выплатить агенту вознаграждение2.
Полагаем, необходимо согласиться с таким обоснованием суда. Безусловно, с формальной точки зрения в данном деле отсутствует нарушение положений о возмездном характере агентского договора. Тем не менее, считаем, что, исходя из системного толкования ч.2 ст. 1006 ГК РФ и п.3 ст. 424 ГК
РФ, размер агентского вознаграждения не должен существенно отличаться от
размера, обычно взимаемого при сравнимых обстоятельствах за аналогичные
товары. Существенное же занижение размера агентского вознаграждения
противоречит рыночному характеру гражданско-правовых отношений и
ущемляет права агента.
В связи с вышесказанным считаем, что возмездность агентского договора можно расценивать в качестве его существенного условия, отличающего
агентирование от иных посреднических отношений. При этом необходимо
отметить, что согласно позиции, высказанной Верховным судом Российской
Федерации и Высшим арбитражным судом Российской Федерации, в случае,
когда в возмездном договоре нет прямого указания о цене, и она не может
быть определена из условий договора, договор автоматически не признается
1
См., например, постановление ФАС Центрального округа от 12 апреля 2013 г. по делу №
А09-5066/2012; постановление ФАС Поволжского округа от 24 мая 2013 г. по делу №
А55-6675/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Постановление ФАС Московского округа от 03 мая 2012 г. по делу № А40-20886/11-87115 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
68
незаключенным1. В связи с этим, считаем, что условие о размере и форме
вознаграждения по агентскому договору существенным не является.
Спорным вопросом, касающимся агентского вознаграждения, является возможность поставить выплату агентского вознаграждения под условие,
в частности, под условие поступления принципалу денежных средств от
третьих лиц. При рассмотрении подобных дел суды приходят к выводу о невозможности включения подобных условий в текст агентского договора2. В
силу того, что поступление денежных средств от третьих лиц не является условием, которое неизбежно должно наступить, такое положение агентского
договора может поставить под сомнение сам факт получения агентом вознаграждения, что, безусловно, противоречит возмездности агентских отношений. С нашей точки зрения, необходимо согласиться с мнением, выраженным
в таких судебных решениях.
В юридической литературе встречается мнение о том, что справедливой уплатой вознаграждения агента будет оплата с оферт и заказов, переданных агентом в надлежащем порядке, но не принятых принципалом, а также с
прекращенных не по вине агента сделок3. Полагаем, указанная позиция нацелена на защиту интересов добросовестного агента, надлежащим образом исполнившего свои обязанности по договору. Считаем, что такое правило может оказать позитивное влияние на отношения агентирования и получению
агентом соразмерного возмещения.
Сложнее обстоит ситуация с решением вопроса о возможности включения в агентский договор условия о том, что агенту выплачивается агентское вознаграждение лишь в случае достижения агентом положительного ре1
Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01 июля
1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9.
2
См., например, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15 сентября 2011 г.
по делу № А45-19833/2010; определение ВАС РФ от 20 сентября 2012 г. № ВАС-11614/12
по делу № А45-4566/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Шаповаленко А.С. Агентский договор в системе посреднических сделок в российском
гражданском праве: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. <http://www.dissercat.com>
(Последнее посещение – 11 мая 2014 г.).
69
зультата, так называемого «success fee» (вознаграждения за успех), широко
применяемого в зарубежной и национальной практике при заключении договоров с адвокатами. При этом условие о вознаграждении за успех может
быть включено в договор при помощи различных формулировок: «получение
в качестве гонорара части присужденной суммы; нет выигрыша, нет гонорара; премирование за успех - нет выигрыша, меньше гонорар»1.
В настоящий момент дискуссионным остается вопрос о возможности
включения соответствующих положений в договор о возмездном оказании
услуг 2. Президиум ВАС РФ в информационном письме от 29 сентября 1999
г. № 483 и Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23 января 2007 г. №
1-П4 объявили «гонорары успеха» «вне закона», сформулировав позицию о
недопустимости удовлетворения требования исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора,
ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Следует, однако, рассматривать указанные постановления с учетом особого мнения судьи Конституционного суда Российской Федерации А.Л. Кононова, которое было
высказано в вышеуказанном Постановлении Конституционного суда РФ. В
частности, судья указывает, что достигнутое по обоюдному соглашению сторон условие о гонораре успеха соответствует юридической природе договора, не имеет законного ограничения и должно подлежать судебной защите.
Обосновывая свое мнение, судья дополнительно отмечает отсутствие необходимости в соблюдении публичных интересов в тех случаях, когда вопрос
1
Тюник Р.Н. Судебная практика в отношении выплаты «гонорара успеха» по договору
оказания юридических услуг. <http://www.lex-pravo.ru/ru-3675.html> (Последнее
посещение – 19 февраля 2014 г.).
2
Шиняева Н. «Гонорар успеха» может прийти в суды благодаря случаю из практики
фирмы члена ВККС. 2014 г. <http://pravo.ru/story/view/101453//> (Последнее посещение –
20 февраля 2014 г.).
3
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с
договорами на оказание правовых услуг» // Вестник ВАС РФ. 1999. №11.
4
Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П // Собрание законодательства РФ. 2007. №6. Ст. 828.
70
касается частноправовых отношений сторон и их договоренностей между собой, обращает внимание на действие принципа свободы договора.
Неоднозначно толкуют принятие решения и некоторые правоведы.
Отдельные авторы, ссылаясь на то, что указанные решения касались договора возмездного оказания услуг, считают возможным включить условия о
«гонораре успеха» в другой гражданско-правовой договор, к примеру, в
агентский1. В то же время необходимо обратить внимание на мнение судьи
конституционного суда Г.А. Гаджиева, который дополнительно отметил, что
высказанное в Постановлении 1-П решение Конституционного суда необходимо толковать расширительно и распространять его действие не только на
договоры возмездного оказания юридических услуг, но и на иные гражданско-правовые договоры.
С нашей точки зрения, включение в агентский договор условия о гонораре успеха является достаточно сомнительным и в большей степени это
объясняется не только наличием запрета, высказанного в вышеуказанных
Постановлениях. Полагаем, что невозможность включения такого условия
связана с природой агентских отношений. Агент самостоятельно не выполняет услуги, необходимые принципалу, а посредничает и осуществляет юридические действия с целью получения какого-то положительного результата.
Соответственно, агент сможет достичь положительного результата только в
случае если третьи лица надлежащим образом исполнят обязанности по договорам, заключенным с ними агентом в рамках исполнения поручений
принципала. В гражданском праве уже предусмотрена возможность получения агентом дополнительного вознаграждения, в случае если он возьмет на
себя ручательство за исполнение третьим лицом обязанностей по сделке (п.1
статьи 991 ГК РФ).
В случае же если от положительного исхода дела будет зависеть сам
факт получения агентом вознаграждения, такое условие будет напрямую
1
Микрюков В.А. О путях преодоления ограничения права на «гонорар успеха» // Юрист.
2011. № 21. // СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
71
противоречить принципу возмездности агентского договора. При этом положительным результатом будет является надлежащее осуществление юридических и фактических действий. В связи с вышесказанным, полагаем, что условие о гонораре успеха не может быть применимо к агентскому договору.
Еще одним спорным вопросом, имеющим отношение к рассмотрению
проблемы о возмездном характере агентского договора, является применение
условия о делькредере к агентским отношениям. В силу возможности применения положений о комиссии к агентским отношениям, условие о делькредере (п. 1 ст. 991 ГК РФ) может быть включено в агентские договоры, когда
агент действует от собственного имени. Возникает вопрос о возможности
включения таких положений в агентские договоры, в которых агент действует от имени принципала. Считаем, что такая ситуация может иметь место в
силу отсутствия в законе прямого запрета на заключение договора, не поименованного Гражданским кодексом, с различными правами и обязанностями сторон. Такая позиция поддерживается и судебной практикой. В одном
из дел суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод о том, что
поскольку нормами закона не предусмотрен запрет на принятие на себя агентом дополнительных обязательств, предусмотренных спорными договорами,
соответственно, не было у суда и оснований для признания агентского договора ничтожным1.
Полагаем, тем не менее, что правовая природа условия о ручательстве
за исполнение обязанности третьим лицом в агентском договоре по модели
поручения не совпадает с правовой природой делькредере по договору комиссии. В частности, это обусловлено тем, что в случае если агент действует
от имени принципала и дает ручательство за исполнение сделки третьим лицом, долг третьего лица возникает не перед агентом, а перед принципалом. В
правовой литературе высказано мнение о том, что указанная особенность
1
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25 декабря 2006 г. по делу № А055787/2006-18 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
72
сближает ручательство с поручительством1.
Представляется также, что в случае если агент, действующий от имени принципала, даст ручательство за исполнение сделки третьим лицом в отношениях между указанными субъектами возникнет множественность на
стороне должника, что также является характеристикой поручительства2. Полагаем, что в данном случае применимы правила о солидарной или субсидиарной ответственность, предусмотренные для поручительства.
На основании вышесказанного, полагаем, что ручательства по агентскому договору в зависимости от того, по какой модели он сконструирован,
не могут быть отождествлены и требуют самостоятельной правовой регламентации. Это также обуславливает невозможность применения к ручательству в агентском договоре по модели поручения норм о делькредере, предусмотренных в главе Гражданского кодекса о комиссии.
В связи с рассмотрением вопроса о вознаграждении агента интересными представляются положения об агентском вознаграждении в законодательстве зарубежных стран. Шесть статей ФТК (ст. L.134 -5 – L.134-10), четыре параграфа ГТУ (§ 87 - §87с), девять статей Закона Испании об агентском договоре (ст. 11 – 19), одна статья ГК Италии (ст. 1748), шесть статей
ШОЗ (ст. 418g-418m) посвящены вознаграждению агента (комиссионному
вознаграждению). В частности, выделены основания для получения комиссионного вознаграждения, а именно:
когда сделка была заключена благодаря участию агента;
когда сделка была заключена с третьим лицом, которого он привлек ранее в качестве клиента в сделках того же рода;
когда коммерческий агент отвечает за какую-либо географическую зону или за определенную группу лиц (вознаграждение за любую сдел1
Бевзенко Р.С. Делькредере // Вестник ВАС РФ. 2008. № 2. - СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
2
Богданов Д.Е. Правовая природа ручательства (del credere) по договору комиссии //
Журнал российского права. 2005. № 4. <http://uristy.ucoz.ru/publ/2-1-0-21> (Последнее посещение – 15 июня 2014 г.).
73
ку, заключенную в период действия агентского договора с лицом, входящим
в эту зону или группу);
за любую сделку, заключенную в разумный срок со дня прекращения агентского договора, если сделка состоялась в основном благодаря
деятельности агента во время действия агентского договора, либо когда заказ
третьего лица был получен доверителем или коммерческим агентом до прекращения действия агентского договора. В Законе Испании об агентском договоре уточнен «разумный срок», и указано, что он составляет 3 месяца с
момента истечения срока действия агентского соглашения.
Тем самым нормы защищают интересы принципала, устанавливая ограниченный перечень оснований для получения агентом вознаграждения, которые, в целом, сводятся к тому, достигнута ли цель отношений (заключение
сделки). С другой стороны, данное положение представляет собой шаг в защиту интересов агента, так как он получает право на вознаграждение независимо от времени заключения сделки и его участия, если ее заключению способствовали действия агента.
В статье 14 Закона Испании об агентском договоре указано, что моментом начисления агентского вознаграждения является момент исполнения
обязательств по сделке, являющейся предметом агентского договора, принципалом или третьим лицом полностью или в части. В связи с этим не ясно,
как быть в случаях, если предметом агентского договора являются только
фактические действия по ведению переговоров, так как согласно понятию
агентских отношений по ФТК, Закону Испании об агентском договоре, ШОЗ,
агент заключает сделки лишь при необходимости, если это прямо закреплено
в договоре, а в ГТУ и ГК Италии предусмотрено право представителя исключительно на посредничество при заключении сделки. Более того, в литературе дано разъяснение о том, что коммерческий агент по смыслу Директивы ЕС
74
считается надлежащим образом исполнившим обязанность по агентскому договору независимо от того, заключен ли договор с третьим лицом1.
Интерес представляют также нормы рассматриваемых иностранных
нормативно-правовых актов о возможной так называемой «справедливой»
компенсации агенту, предоставляемой в случаях, если предприниматель и
после окончания договорных отношений имеет значительные выгоды из деловой связи с клиентами, которых подыскал представитель, если торговый
представитель вследствие окончания договорных отношений утрачивает право на вознаграждение, которое он имел бы при самостоятельном заключении
сделок с найденными им клиентами, а также если компенсация соответствует
справедливости (возмещение за клиентуру).
Подобные нормы способствуют защите правового статуса агента, соблюдению его интересов, в том числе и за рамками договорных отношений.
Тем не менее, доказывание справедливости получения компенсации может
оказаться достаточно затруднительным. С другой стороны, агенты получают
возможность активно применять категорию справедливости тех или иных
обстоятельств для объяснения оснований для получения компенсации.
Необходимо отметить, что отдельные положения европейского законодательства об агентском вознаграждении могут быть заимствованы с целью совершенствования российского законодательства. В частности, это касается оснований для возникновения права на вознаграждение агента, положения ГТУ о компенсации агенту за сделки, совершенные после прекращения договора. В целом следует указать на возможность включения данных
положений в ГК РФ.
Агентский договор может предусматривать условия об ограничении
действий как агента, так и принципала. В частности, в п.1, 2 ст. 1007 ГК РФ
указано, что в агентском договоре может быть предусмотрено обязательство
принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими аген1
Hesselink Martin W., Rutgers Jacobien W., Bueno Diaz Odavia, Scotton Monola, Weldman
Muriel. Commercial Agency, Franchise and Distribution Contracts (PEL CAFDC),- Sellier European Law Publishers, Munich. 2006. P. 161.
75
тами, действующими на определенной договором территории, либо воздержаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности,
аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора.
Агентским договором также может быть предусмотрено обязательство агента
не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров,
которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре.
Данные положения свидетельствуют о намерении законодателя предусмотреть возможность сторон определять исключительность их взаимоотношений. С одной стороны, закрепление в агентском договоре таких условий
способствует интересам агента: он получает возможность быть эксклюзивным агентом на определенной территории и может ограничить даже принципала в выполнении деятельности, являющейся предметом агентского договора. С другой стороны, у принципала также есть возможность оформить взаимоотношения с агентом таким образом, чтобы агент максимально преследовал интересы одного принципала на определенной территории.
Следует отметить, что указанные положения отличаются от положений п.2 ст.990 ГК РФ в главе о комиссии, в которых указано, что в договоре
комиссии может быть предусмотрено обязательство комитента не предоставлять третьим лицам право совершать в его интересах и за его счет сделки, совершение которых поручено комиссионером. Иными словами, в отличие от
договора комиссии, агентский договор может предусматривать ограничения
для обеих сторон. В главе 49 ГК РФ такие положения отсутствуют.
Таким образом, указанное условие существенно отличает агентирование от других посреднических сделок, так как предусматривает возможность
включения данных условий в агентский договор как по модели комиссии, так
и по модели поручения. В связи с этим, считаем, что возможность включения
в договор условий об ограничении действий сторон является квалифицирующим признаком агентского договора.
76
Такие ограничения обычно преследуют цель контроля той или иной
сферы соответствующего рынка. Безусловно, данные положения должны соответствовать требованиям законодательства о защите конкуренции и антимонопольного законодательства. В одном из судебных дел, суд напрямую
указал, что агентский договор должен быть проверен на предмет соответствия требованиям законодательства о защите конкуренции, и указал на невозможность установления агентским договором запрета на деятельность принципала, при условии распространения действия запрета на неопределенную
территорию 1.
Следует отметить, тем не менее, что законодатель не предусмотрел
ответственность за нарушение этих обязательств. На практике, стороны закрепляют положения об уплате штрафа2, убытков3 в случае таких нарушений.
В литературе также предлагается закрепить в законе ответственность
в виде права стороны требовать расторжения договора, заключенного между
стороной, нарушившей обязанность, и ее новым контрагентом, расторжения
первоначального агентского договора между сторонами и возмещения убытков, причиненных в результате расторжения договора; возмещения убытков,
причиненных в результате нарушения установленного агентским договором
запрета на заключение аналогичных агентским договоров с другими агентами4.
Несмотря на то, что указанное нововведение может способствовать
защите добросовестной стороны по агентскому договору, полагаем, что сто1
Постановление ФАС Дальневосточного округа от 21 апреля 2003 г. № Ф03-А73/03-1/743
// СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 08 сентября 2008 г. №
07АП-4908/08 по делу № А03-5565/2008-27; Апелляционное определение Московского
городского суда от 06 августа 2012 г. по делу № 11-16538 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Образец агентского договора ЗАО «МИХАЙЛОВ И ПАРТНЕРЫ. УПРАВЛЕНИЕ
СТРАТЕГИЧЕСКИМИ КОММУНИКАЦИЯМИ» // Из деловой практики ЗАО
«МИХАЙЛОВ
И
ПАРТНЕРЫ.
УПРАВЛЕНИЕ
СТРАТЕГИЧЕСКИМИ
КОММУНИКАЦИЯМИ».
4
Ремишевская О.В. Указ. соч. <http://www.law.edu.ru> (Последнее посещение – 15 июня
2014 г.).
77
роны вправе самостоятельно предусмотреть в договоре ответственность за
указанное правонарушение. Более того, даже в случае если стороны напрямую не предусмотрят ответственность, в договоре будет действовать общее
правило об обязанности должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. В связи
с этим полагаем включение в закон дополнительных санкций за рассматриваемое правонарушение является излишним.
Интерес представляет также положение п.3. ст. 1007 ГК РФ, согласно
которому условия агентского договора, в силу которых агент вправе продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей (заказчиков) либо исключительно покупателям (заказчикам), имеющим место нахождения или место жительства на
определенной в договоре территории, являются ничтожными.
Указанное ограничение, с нашей точки зрения, введено с целью защиты интересов третьих лиц, с которыми агент будет взаимодействовать в рамках исполнения поручений принципала. Тем не менее, считаем включение их
в Гражданский кодекс не совсем обоснованным.
Согласно ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет
недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка
была бы совершена и без включения недействительной ее части. В случае же
если в агентском договоре предметом будет исполнение поручений принципала определенной категории третьих лиц, условие о предмете такого договора может быть признано несогласованным, и, соответственно, договор незаключенным. Аналогичное дело было рассмотрено Московским городским
судом. Предметом агентского договора стала реализация полученного от
принципала товара в торговые точки с определенными адресами. Целью соглашения являлось обеспечение поставки товара в торговые точки сети ЗАО
ТД «Перекресток». Суд пришел к выводу, что вышеуказанное условие явля-
78
ется целеобразующим для исследуемого соглашения, соответственно ничтожным было признано все соглашение1.
Считаем, что сущность агентского договора предполагает возможность заключения агентских договоров с целью предоставления услуг определенной группе лиц. Принципал, заключающий агентский договор с целью
продвижения своих товаров, может быть заинтересован в их продвижении
заранее известным лицам или компаниям, отвечающим определенным критериям. В связи с этим, полагаем возможным включение таких условий в
агентский договор. Предлагаем исключить норму п.3. ст. 1007 ГК РФ из закона.
Исполнение агентского договора происходит путем реализации обязанностей каждой из сторон. Среди обязанностей агента немаловажное значение имеет обязанность по предоставлению отчетов. Обязанность по
оформлению и предоставлению отчета агента закреплена в ст. 1008 ГК РФ. В
судебной практике сформулирована позиция, согласно которой, даже в случае если в агентском договоре стороны не закрепят обязанность агента по
предоставлению отчета, агент не освобождается от ее исполнения2.
С нашей точки зрения, отчет – основополагающий документ агента,
посредством которого он может обосновать надлежащее выполнение поручения принципала. При помощи данного документа, который агент обязан
предоставлять в порядке и в сроки, установленные агентским договором,
принципал может судить о ходе выполнения агентом своих обязательств по
договору. В агентском договоре может быть также предусмотрена обязанность предоставлять копии договоров, заключаемых агентом в рамках исполнения поручения принципала, а также письменные подтверждения всех со1
Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2013 г. №
15АП-5723/2013 по делу № А53-37167/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См., например, постановление ФАС Дальневосточного округа от 14 сентября 2007 г. №
Ф03-А51/07-1/2236 по делу № А51-5304/2004-12-107; постановление ФАС Дальневосточного округа от 07 августа 2012 г. № Ф03-3479/2012 по делу № А59-4462/2011 // СПС
«КонсультантПлюс: Судебная практика».
79
стоявшихся переговоров и т.д.1
Если стороны не определили сроки и порядок предоставления отчета,
то агент обязан ставить отчет по мере исполнения им договора или по окончании действия договора (п.1. ст. 1008 ГК РФ). Поскольку агент действует за
счет принципала, то обязательным является также представление финансовых отчетов. Агент обязан приложить к своему отчету доказательства, подтверждающие необходимость произведенных им расходов.
Несмотря на то, что в законе напрямую закреплена обязанность по
предоставлению отчета, Гражданским кодексом, тем не менее, не установлены требования к его оформлению. На практике стороны на стадии согласования агентского договора в качестве приложения к договору оформляют образец отчета агента2. В силу того, что отчет агента представляет собой первичный бухгалтерский документ, он должен соответствовать положениям законодательства, предусмотренным для данных документов, а именно - содержать обязательные реквизиты (п.2. ст.9 Федерального закона «О бухгалтерском учете3).
С нашей точки зрения, в отчет агента должны быть в обязательном
порядке включены подробное описание выполненных поручений. Считаем
также, что в случае выполнения агентом действий фактического характера,
необходимо включить в отчет подробное описание данных действий, в связи
со сложностями, возникающими при обосновании их стоимости. Отсутствие
в первичном документе обязательных реквизитов (одного или нескольких)
влечет потерю юридической силы этого документа. Данная позиция поддер-
1
Образец агентского договора ЗАО «МИХАЙЛОВ И ПАРТНЕРЫ. УПРАВЛЕНИЕ
СТРАТЕГИЧЕСКИМИ КОММУНИКАЦИЯМИ»
// Из деловой практики ЗАО
«МИХАЙЛОВ
И
ПАРТНЕРЫ.
УПРАВЛЕНИЕ
СТРАТЕГИЧЕСКИМИ
КОММУНИКАЦИЯМИ».
2
Образец агентского договора ЗАО «МИХАЙЛОВ И ПАРТНЕРЫ. УПРАВЛЕНИЕ
СТРАТЕГИЧЕСКИМИ КОММУНИКАЦИЯМИ»
// Из деловой практики ЗАО
«МИХАЙЛОВ
И
ПАРТНЕРЫ.
УПРАВЛЕНИЕ
СТРАТЕГИЧЕСКИМИ
КОММУНИКАЦИЯМИ».
3
Федеральный закон от 06 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 50. Ст. 7344.
80
живается и судебной практикой1.
В отдельных судебных решениях в качестве отчета агенты были расценены акт сверки и счет2, подписанный сторонами акт осмотра объекта недвижимости и заключенный между принципалом и третьим лицом договор
аренды на нежилое помещение3, акт сдачи-приемки услуг4.
Тем не менее, в других судебных решениях ненадлежащим выполнением обязанности по предоставлению отчета было признано предоставление
документов, не содержащих конкретных сведений об осуществленных агентом действиях5, счет-фактура6 и переписка сторон7.
Таким образом, судебная практика по данному вопросу противоречива. Полагаем, что в отсутствие специальных предписаний законодательства в
отношении формы отчета, любой документ, отвечающий указанным требованиям, может быть признан надлежащим выполнением обязательства о предоставлении отчета.
Если принципал имеет какие-либо возражения по отчету агента, он
обязан уведомить агента о наличии возражений не позднее тридцати дней с
даты получения отчета. Если принципал не заявил в указанный срок о несогласии с обоснованностью каких-либо расходов, то считается, что принципал
принял отчет без возражений (п.3 ст. 1008 ГК РФ). При заявлении принципалом возражений по отчету констатируется лишь наличие спора между агентом или принципалом по поводу исполнения поручения, в дальнейшем же
1
Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 10 февраля 2009 г. №
07АП-252/09 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09 марта 2010 г. № Ф03-79/2010 по делу № А24-1592/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Постановление ФАС Московского округа от 21 мая 2012 г. по делу № А40-70266/11-72437 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
4
Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 октября 2009 г. по делу № А3316925/08 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
5
Постановление Президиума ВАС РФ от 14 февраля 2012 г. № 12093/11 по делу № А683288/09 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
6
Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24 июля 2009 г. № Ф03-3022/2009 по
делу № А73-10353/2008 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
7
Определение ВАС РФ от 04 июня 2010 г. № ВАС-6461/10 по делу № А40-18402/09-85106 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
81
этот спор подлежит рассмотрению в установленном законом порядке. Если
же принципал своевременно не заявил о наличии возражений по отчету, он
лишается права в дальнейшем предъявить претензии агенту по принятому
отчету.
Для выполнения своих обязанностей агент вправе заключать субагентский договор. Агент может привлечь к реализации порученных действий третье лицо, заключив с ним субагентский договор, если это прямо не
запрещено агентским договором (п. 1 ст. 1009 ГК РФ). Особую актуальность
данное положение представляет для фактических действий, которые также
могут составлять часть предмета агентского договора. Именно потому, что
эти действия в силу своего характера не влекут юридических последствий
непосредственно для принципала, их осуществление третьими лицом допустимо в соответствии с общими правилами обязательственного права (п.1 ст.
313 ГК РФ).
Применение конструкции субагентского договора позволяет агенту
сосредоточить свои усилия на выполнении наиболее сложной части поручения принципала – юридических действий. Когда принципал заинтересован в
возложении агентом исполнения порученных действий на третье лицо (например, в целях расширения территории сбыта или закупки товаров), агентский договор может предусматривать обязанность агента заключить субагентский договор с указанием или без указания условий договора. В частности, в агентском договоре могут быть предусмотрены такие условия субагентского договора, как заключение договора с определенной рекламной
фирмой или за вознаграждение, не превышающее установленной суммы.
Следует отметить, что такие условия невозможны ни в договоре поручения,
ни в договоре комиссии.
Субагент не вправе заключать с третьими лицами сделки от имени
лица, являющегося принципалом по агентскому договору, за исключением
случаев, когда в соответствии с п. 1 ст. 187 ГК субагент может действовать
на основе передоверия. Порядок и последствия такого передоверия опреде-
82
ляются по правилам, предусмотренным ст. 976 ГК, т.е. доверитель вправе отвести заместителя, избранного поверенным. Если возможный заместитель
поименован в договоре, поверенный не отвечает ни за его выбор, ни за ведение им дел. Если право передать исполнение поручения другому лицу в договоре не предусмотрено либо предусмотрено, но заместитель в нем не поименован, поверенный отвечает за выбор заместителя.
Заключение субагентского договора не оказывает существенного
влияния на действие агентского договора. Агент продолжает нести самостоятельную ответственность перед принципалом за ненадлежащее исполнение
принятых на себя по договору обязанностей, т.е. отвечает за действия субагента как за свои собственные.
Отличительные особенности агентского договора проявляются в основаниях его прекращения. В частности, в ст.1010 ГК РФ предусмотрены
следующие основания прекращения агентского договора: отказ одной из сторон от исполнения договора, заключенного без определения срока окончания
его действия, смерть агента, признание его недееспособным, ограниченно
дееспособным или безвестно отсутствующим, признания индивидуального
предпринимателя, являющегося агентом, несостоятельным (банкротом).
Специфика агентских отношений проявляется, в частности, в вопросе
об одностороннем отказе от агентского договора. Буквальное толкование
норм, включенных в главу 52 ГК РФ, свидетельствует о том, что если агентский договор заключен на определенный срок, то он не может быть расторгнут в одностороннем порядке ни одной из сторон, и в этом одно из его существенных отличий от договоров комиссии и поручения. Тем не менее, на
практике встречаются различные трактовки указанного положения, посвященного агентскому договору.
Согласно первой позиции по данному вопросу, если срок действия договора определен, то условие об одностороннем отказе от договора ничтожно. В данном случае суды, ссылаясь на ст. 1010 ГК РФ, приходят к выводу о
невозможности включения в договор положения об одностороннем отказе
83
сторон от исполнения договора1.
В соответствии с другой позицией, стороны вправе в одностороннем
порядке отказаться от исполнения обязательств по агентскому договору, срок
действия которого определен, если по условиям этого договора агент действует от имени и за счет принципала. В данных судебных решениях высказывается позиция о возможности субсидиарного применения положений о договоре поручения, в частности, п. 2 ст. 977 ГК РФ, о том, что доверитель
вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время. Соглашение об отказе от этого права ничтожно2. Следует отметить, что в
поддержку такой трактовки выступают и некоторые юристы3.
С нашей точки зрения, следует согласиться с первой позицией по указанному вопросу. В связи с тем, что ст. 1011 ГК РФ позволяет применение к
агентским отношениям норм о поручении только в случае, если эти правила
не противоречат положениям главы об агентировании, а также в связи с тем,
что вопрос об одностороннем отказе стороны по агентскому договору напрямую урегулирован ст. 1010 ГК РФ, и не предусматривает односторонний отказ в случае, если агентский договор будет заключен на определенный срок,
считаем, что положения ст. 977 ГК РФ неприменимы.
Дискуссионным в судебной практике также остается вопрос о необходимости уведомления заблаговременно другой стороны в случае одностороннего отказа. На практике стороны зачастую включают в договор положе1
См., например, постановление ФАС Поволжского округа от 07 июня 2007 г. по делу №
А72-5916/06-26/324; постановление ФАС Московского округа от 31 марта 2011 г. № КГА40/673-11 по делу № А40-93058/10-10-705; постановление ФАС Центрального округа от
24 августа 2012 г. по делу № А08-5276/11; постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 13 февраля 2013 г. № 06АП-5/2013 по делу № А73-12763/2012 // СПС
«КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 июля 2008 г. по делу
№ А56-17942/2007; постановление ФАС Северо-Западного округа от 27 февраля 2012 г.
по делу № А56-8197/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. С. 482.; Оболонкова Е.В. О совершенствовании законодательного регулирования одностороннего отказа от исполнения договора, не обусловленного какими-либо обстоятельствами (на примере договоров поручения, комиссии,
агентского договора) // Законодательство и экономика. 2009. № 11. - СПС «КонсультантПлюс: Юридическая пресса».
84
ние о том, что стороны вправе в одностороннем порядке отказаться от договора путем направления в адрес другой стороны письменного уведомления за
определенный срок1.
В научной литературе сделаны предложения в части корректировки
п.1. ст. 1010 и добавления в него положений о применении в случае одностороннего отказа положений глав 49 и 51 ГК РФ. При этом предлагается также
предусмотреть срок для уведомления (30 дней) в случае такого расторжения2.
По нашему мнению, предложение о включении положения о предварительном уведомлении в случае одностороннего отказа соответствует требованиям справедливости и разумности, способствует защищенности сторон.
Тем не менее, считаем, что определение срока для такого уведомления должно быть диспозитивным и оставлено на усмотрение сторон.
Подводя итог сказанному, считаем, что специфика агентского договора видится в возможности применения моделей разных посреднических договоров, включении в предмет агентского договора фактических действий и в
возможности ограничения прав принципала и агента. Данные условия отличают агентский договор от договоров комиссии и поручения. Существенными условиями агентского договора являются предмет, условие, об информации, от чьего имени действует агент, и возмездность.
1
Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02 июня 2011 г. по делу № А5322248/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Оболонкова Е.В. Указ. соч. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
85
Глава 2. Правовые особенности отдельных видов агентских договоров
§1. Агентский договор в туристской сфере
Туризм является динамичной и быстро развивающейся отраслью экономики Российской Федерации. В связи с необходимостью активного распространения услуг туроператора, эффективного продвижения турпродукта,
поиска новых клиентов, особой востребованностью в туристской деятельности пользуются услуги агентов.
Полагаем необходимо определиться с правильной квалификацией
правовой природы договора, заключаемого между туроператором и турагентом. Как верно заметила Л.В. Щенникова еще в 1983 году, «особым видом
договора оформляются отношения туристско-экскурсионных учреждений
(бюро путешествий и экскурсий) между собой»1.
В настоящий момент туристские отношения регулируются Федеральным законом «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». В соответствии с данным законом, продвижение и реализация туристского продукта турагентом осуществляются на основании договора, заключенного между туроператором и турагентом. Турагент осуществляет продвижение и реализацию туристского продукта от имени и по поручению туроператора, а в случаях, предусмотренных договором, заключаемым между
туроператором и турагентом, - от своего имени (ч. 6 ст. 9).
Как видно из приведенной нормы, законодатель не называет вид договора, заключаемого между туроператором и турагентом. На практике заключаются различные виды договоров, в том числе договор комиссии, поручения, договор коммерческой концессии (франчайзинга), агентский договор,
договор возмездного оказания туристских услуг, договор купли-продажи туристского продукта, а также различные виды смешанных договоров (п. 3 ст.
421 ГК РФ).
1
Щенникова Л. В. Гражданско-правовое регулирование туризма в СССР // Советское государство и право. 1983. №8. С. 129.
86
Для правильной квалификации договора, заключаемого между туроператором и турагентом, проанализируем особенности вышеперечисленных
договоров.
Начнем с рассмотрения договора возмездного оказания туристских
услуг. В соответствии с п.1. ст. 779 ГК РФ, по договору возмездного оказания
услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность),
а заказчик обязуется оплатить эти услуги.
При заключении такого договора, туроператор выступает исполнителем, а турагент – заказчиком. Зачастую в договорах возмездного оказания услуг указывается, что «турагент заказывает и оплачивает, а туроператор оказывает услуги по продаже туристких продуктов…»1. Иными словами, в них
закрепляются положения о дальнейших действиях заказчика (турагента) по
использованию предоставленных ему услуг. Туроператоры вынуждены достаточно подробно описывать перечень оказываемых турагентом туристских
услуг с целью получения желаемого результата при реализации турпродукта
турагентом конечному потребителю. С нашей точки зрения, такие указания
не совсем уместны, ведь по сути туроператор (исполнитель) получает возможность реализовывать турпродукт в дальнейшем по собственному усмотрению, не отчитываясь перед турагентом (заказчиком).
Еще одним недостатком применения такой модели договора является
то, что он не подпадает под регулирование Закона о туристской деятельности. Заказчик (турагент) по договору возмездного оказания услуг на реализацию турпродукта с исполнителем (туроператором) не является турагентом по
смыслу ст. 1 Закона о туристской деятельности, соответственно, не может заключать с туристом договор о реализации турпродукта, предусмотренный
ч.1. ст. 10 Закона о туристской деятельности, поскольку этот вид договора
1
Образец договора возмездного оказания услуг ТОО «Туристская Компания ГульнарТур»
<http://www.gulnartour.kz/upload/userfiles/file/%D1%82%D1%83%D1%80%D0%
B0%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B%202014.pdf> (Последнее посещение 14 июня 2014 г.).
87
имеют право заключать только туроператоры и турагенты. «Формально дилер вообще не может реализовать приобретенный им у туроператора комплекс услуг как турпродукт. Следовательно, ему придется осуществлять реализацию туристу некого комплекса туруслуг (не турпродукта)»1. В связи с
этим исполнитель (туроператор) не несет перед туристом ответственности,
предусмотренной ч.5, ст. 9 Закона о туристской деятельности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации
туристского продукта, заключенному турагентом как от имени туроператора,
так и от своего имени. Представляется, что при помощи такой модели договора туроператоры перекладывают ответственность на турагентов, что может
привести к незащищѐнности туристов.
Следует отметить, что большинство туроператоров отказались от указанной модели договора, так как она не соответствует существующим законодательно установленным требованиям. С нашей точки зрения, в случае заключения такого договора туроператором и турагентом, его следует признать
недействительной сделкой, нарушающей требования закона или иного правового акта (ст. 169 ГК РФ).
На практике субъекты туристской деятельности нередко прибегают к
использованию договора купли-продажи туристского продукта2.
В соответствии со ст. 454 ГК РФ, по договору купли-продажи одна
сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой
стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и оплатить
за него определенную денежную сумму. В договорах о купле-продаже, заключенных между туроператором и турагентом, встречаются следующие
формулировки в разделе «предмет договора»: «туроператор предоставляет
турагенту по его заявке путевки на санаторно-курортное лечение и отдых для
реализации клиентам от своего имени, по своим ценам, на условиях настоя1
Михаль
С.
Договор
туроператора
с
турагентом
<http://yourvariant.
ru/dogovor_turoperatora_s_t> (Последнее посещение - 20 октября 2013 г.)
2
Постановление Президиума ВАС РФ от 27 мая 2008 г. № 2797/08 по делу № А4053871/06-45-402 // Вестник ВАС РФ. 2008. № 8.
88
щего договора»1; «туроператор передает в собственность, а турагент принимает и оплачивает туристские продукты для их дальнейшей реализации (перепродажи)»2.
Аргументами против использования данной модели договора между
туроператором и турагентом являются заключение договора за рамками Закона о туристской деятельности, переложение ответственности туроператорами на турагентов, а также то, что тур сам по себе не является товаром, а
представляет собой комплекс услуг. О турпродукте как об услуге говорится в
Законе о туристской деятельности: «Туристский продукт – комплекс услуг по
перевозке и размещению, оказываемых за общую цену (независимо от включения в общую цену стоимости экскурсионного обслуживания и (или) других
услуг) по договору о реализации туристского продукта» (ст. 1 Закона о туристской деятельности).
Для того, чтобы согласиться или нет с данной точкой зрения, следует
обратиться к понятию товара. Гражданский кодекс РФ не дает определения
товара. В п.3. ст. 38 Налогового кодекса РФ3 товаром признается любое
имущество, реализуемое либо предназначенное для реализации. Согласно
п.1. ст. 4 Федерального закона «О защите конкуренции»4, товар – объект
гражданских прав (в том числе работа, услуга, включая финансовую услугу),
предназначенный для продажи, обмена или иного введения в оборот. Исходя
из приведенного перечисления норм законодательства, можно сделать вывод
о том, что услуга как товар объясняется только в специальном законодательстве, рассчитанном на применение к строго определенным отношениям.
Именно это формальное соответствие услуги товару по нормам специального
1
Образец
договора
ООО
«Рус
Курорт».
<http://www.ruskurort.ru/dogovor
_kupli_prodagi_agenstv.rtf.> (Последнее посещение – 20 октября 2013 г.).
2
Образец договора ООО
«Мир путешествий - туризм и сервис».
<www.mirtour.ru/4travelbureaus/conditions/kuplja_prodaga.doc> (Последнее посещение – 20
октября 2013 г.).
3
Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ //
Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Cт. 3824.
4
Федеральный закон от 26 июля 2006 г.№ 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание
законодательства РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3434. (далее – ФЗ о защите конкуренции).
89
законодательства позволяет турагенту и туроператору прибегать к конструкции купли-продажи. Однако такого объяснения товара не содержится в законодательстве о туристской деятельности. Судебная практика также придерживается позиции о том, что туристские услуги не являются товаром1.
В последнее время распространение получил договор коммерческой
концессии (франчайзинга), заключаемый между мелкими турагентствами и
крупными туроператорами. Туроператоры размещают на своих сайтах предложения присоединиться к франчайзинговой сети турагентств и заключить
договор коммерческой концессии 2. По словам представителя одной из ведущих туроператорских компаний «1001 Тур», «в России франчайзинг в туристической отрасли широко развит - сегодня не менее половины турагентств
являются членами той или иной франчайзинговой сети, работающей под
брендом туроператора, или независимой, работающей со всеми туроператорами на рынке»3.
По мнению других авторов, «в России договор франчайзинга в качестве регулятора туристских отношений между туроператором и турагентом
встречается относительно нечасто»4. Данное обстоятельство объясняется относительной новизной данной модели договора. В подтверждение этого выступает и судебная практика: судебные решения в отношении споров, касающихся франчайзинга в туризме, за редким исключением, отсутствуют.
Предметом договора франчайзинга, заключаемого между туроператором и турагентом, является возмездное предоставление одной туристской
1
Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 28 мая 2013
г. по делу № 33-5830/2013 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См., например, сайт ООО «РоссТур». < http://ross-tur.ru/franchising/> (Последнее посещение – 20 октября 2013 г.); сайт ООО «Региональный Туристический Консорциум «ГЛОБАЛ-ТРЕВЕЛ». <http://www.global-travel.ru/1562> (Последнее посещение – 20 октября
2013
г.);
сайт
ООО
«Управляющая
компания
«Трэвэл
Маркет».
<http://www.elitatravel.ru/agent/franchise/> (Последнее посещение – 20 октября 2013 г.).
3
Цит. по: Франчайзинг в туризме: перспективные горизонты// Пресс-центр БиБосс.ру.
2013. <http://www.beboss.ru/franchise/articles/1760> (Последнее посещение – 20 октября
2013 г.)
4
Батищев Е. А. Договоры в туристской деятельности // Черные дыры в российском
законодательстве. 2011. № 1. С. 62.
90
фирмой (правообладателем) другой фирме (пользователю) права использовать комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав. Использование данного вида договора удобно как для туроператора, так и для
турагента. Первый «расширяет границы своего влияния не только без каких
бы то ни было дополнительных затрат, но даже получает от этого прибыль (в
виде платы от пользователя)1, последний, используя франшизу туроператора,
получает преимущество, заключающееся в том, что он «выходит на рынок в
форме хорошо известных и зарекомендовавших себя потребителям услугодателей, использующих соответствующую технологию и обеспечивающих высокое качество результатов своей деятельности»2.
Тем не менее, полагаем, что данный договор преследует отличные цели от модели договора между туроператором и турагентом, закрепленной в
Законе о туристской деятельности. Договор коммерческой концессии призван способствовать продвижению и расширению услуг крупных туроператоров и созданию удобных условий для развития бизнеса мелких турагентств.
В то же время, несмотря на то, что пользователи по договору коммерческой концессии обязаны обеспечивать соответствие качества оказываемых
услуг качеству аналогичных услуг, оказываемых непосредственно правообладателем (ст. 1032 ГК РФ), зачастую пользователи (турагенты) фактически
используют коммерческое обозначение лишь с целью продвижения собственных интересов и предлагают туристам услуги ненадлежащего качества.
При этом потребители уже не обладают установленными законом возможностями для привлечения туроператоров к ответственности (ч.5 ст. 9 Закона о
туристской деятельности). Субсидиарная ответственность пользователя и
правообладателя, предусмотренная ст. 1034 ГК РФ, не может полностью
удовлетворить интересы потребителя.
1
Ткаченко О. В. Гражданско-правовое регулирование туристской деятельности в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Астрахань. 2004. С. 124 – 125.
2
Писаревский Е. Л. Агентский договор и франчайзинг в туризме: понятие и основные
особенности // Юрист. 1998. № 10. С. 39.
91
Еще одним недостатком использования модели договора коммерческой концессии туроператорами и турагентами являются правила его оформления, так как, помимо соблюдения требования о письменной форме данного
договора, требуется также его государственная регистрация в федеральном
органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности (п.2 ст.
1028 ГК РФ).
Изучение вопроса о квалификации договора между туроператором и
турагентом невозможно также без договора комиссии. По договору комиссии, одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны
(комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента (п.1 ст. 990 ГК РФ). Данное определение
подпадает в части под формулировку в Законе о туристской деятельности об
осуществлении договора о продвижении и реализации туристского продукта.
Некоторые положения договора комиссии неприменимы к договору между
туроператором и турагентом. Прежде всего, это касается предмета договора.
В силу того, что предметом договора комиссии является лишь заключение
определенных сделок, можно сделать вывод о том, что, используя данную
модель договора, туроператор не сможет поручить турагенту оказание комплекса услуг, включенного в определение продвижения турпродукта (ст. 1
Закона о туристской деятельности), а именно - услуг по рекламе, участию в
специализированных выставках, организации туристских информационных
центров и т.д. Считаем, что данный договор существенно сужает возможности туроператора и турагента.
Некоторые юристы полагают, что если договором комиссии предусмотрено оказание каких–либо дополнительных услуг фактического характера собственными силами, то такой договор нужно понимать как смешанный
договор1. Считаем, что данная позиция не является правильной. Безусловно,
фактические действия не входят в предмет договора комиссии. Тем не менее,
1
См. Беляева Н. Туроператоры и турагенты. Договор комиссии // Аудит и
налогообложение. 2006. №2. – СПС «КонсультантПлюс: Финансовые и кадровые
консультации».
92
корректнее было бы квалифицировать такой договор как агентский, ведь
именно для данного договора законодатель уже предусмотрел возможность
осуществления как юридических, так и фактических действий.
Еще одной трудностью использования договора комиссии является
тот факт, что турагент самостоятельно заключает договор с туристом и приобретает права и обязанности по нему от собственного имени. Иными словами, ответственность по договору с туристом будет возложена на турагента,
что противоречит ст. 10 Закона о туристской деятельности, предусматривающей, что претензии к качеству туристского продукта предъявляются туристом туроператору. Помимо этого, следует также обратить внимание на
тот факт, что турагент наделен правом заключать договоры субкомиссии с
другими лицами, поэтому количество субкомиссиионеров может быть неограниченным, и осуществление контроля за их деятельностью туроператором
затрудняется1.
Среди посреднических договоров, используемых в отношениях между
туроператором и турагентом, необходимо также назвать договор поручения.
Под договором поручения согласно ст. 971 ГК РФ понимается соглашение, в
силу которого одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за
счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия, права и обязанности из которых возникают непосредственно у доверителя.
Несмотря на то, что законодательно закреплена возможность оформления турагентских отношений по модели договора поручения, в настоящий
момент такие договоры встречаются редко.
Дискуссионным является вопрос о возможности осуществления агентом лишь действий «от имени и за счет» принципала2. Представляется, что
это связано со стремлением в максимальной степени возложить ответствен1
Светлова О.В. Смешанный договор на основе договора комиссии // Российский
налоговый курьер. 2002. № 16.// СПС «КонсультантПлюс: Финансовые и кадровые
консультации».
2
Проект Федерального закона № 547123-5 «О внесении изменений в Федеральный закон
«Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС
РФ в I чтении 06 июля 2011 г.) // СПС «КонсультантПлюс: Проекты правовых актов».
93
ность за реализацию турпродукта на туроператора, имеющего страховое
обеспечение. Тем не менее считаем такое ограничение излишним, так как в
ст. 9 Закона о туристской деятельности прямо закреплено положение об ответственности туроператора перед туристом и (или) иным заказчиком за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта, заключенному турагентом как от имени туроператора, так и от своего имени.
Следует указать на возможные недостатки правового закрепления таких положений в законе, а, соответственно, и в самом использовании договора поручения в турагентской деятельности. С нашей точки зрения, ограничение действий турагента исключительно действиями «от имени и по поручению туроператора» может повлечь необходимость выдачи турагенту доверенности, уменьшение ответственности турагента (предъявление к нему каких-либо требований туристом будет затруднительным), увеличение степени
ответственности туроператора. Более того, некоторые договорные правоотношения будут реализовываться в принципе без участия туроператора в связи с тем, что он уже не будет нести ответственность за субагентов, привлекаемых турагентом без надлежащего на то полномочия1.
Особенностью договора поручения является возможность его безвозмездного характера, если это прямо предусмотрено договором, даже когда
договор поручения связан с осуществлением обеими сторонами или одной из
них предпринимательской деятельности. Так как туроператор и турагент всегда являются субъектами предпринимательской деятельности, уплата вознаграждения является обязательным условием в договоре между данными
субъектами.
Помимо сказанного, с применением конструкции договора поручения
связан недостаток, заключающийся в невозможности осуществления по поручению доверителя действий фактического характера.
1
Булатова М. От имени и по поручению. // Турбизнес. 2011. №12.
<http://www.tourbus.ru/article/2153.html> (Последнее посещение - 13 октября 2013 г.).
94
До момента принятия части второй Гражданского кодекса РФ предлагались и иные наименования для договора, заключаемого между туроператором и турагентом. В сфере международного туризма, в частности предлагалось использовать так называемый договор аквизиции1. В соответствии с
данным договором, «комиссионер (направляющая туристическая фирма)
обязуется по поручению другого лица (комитента – принимающей туристической фирмы) заключать для него от своего имени туристические договоры
на поездки в страну комитента, а последний обязуется выплачивать комиссионеру обусловленное вознаграждение»2. Следует отметить, что автор
предлагаемой конструкции приходит к выводу о том, что данный договор является, по сути, договором комиссии, так как «предметом названного договора является действие по заключению туристской фирмой – комиссионером
туристских договоров для бюро путешествий – комитента и за его счет, но от
своего имени»3. В то же время, в качестве отличительной черты договора аквизиции названо осуществление действий по информированию принимающей стороны, позволяющих последней принять необходимые меры для организации надлежащего обслуживания туристов4. В связи с этим уточнением,
можно сделать вывод о том, что договор аквизиции, предлагаемый Ивановым
А.П., обладает схожими чертами с агентским договором, закрепленным в
действующем Гражданском кодексе, если он сконструирован по модели договора комиссии.
Следует отметить отсутствие необходимости выделения названия
«договор аквизиции», так как он, в целом, подпадает под регулирование существующих норм. Необходимо обратить внимание на неудачность самого
термина «договор аквизиции» применительно к туристским отношениям, так
1
Иванов А. П. Правовое регулирование международных туристических отношений: Дис.
… канд. юрид. наук. М. 1974. С. 112.
2
См. Иванов А. П. Указ. соч. С. 112.
3
См. Иванов А. П. Там же. С. 112.
4
См. Иванов А. П. Там же. С. 119.
95
как данный термин используется в других сферах, в частности, страховании,
корпоративном праве.
Самой востребованной моделью договора, заключаемого между туроператором и турагентом, является агентский договор. Используя агентский
договор, турагент получает возможность действовать как от собственного
имени, так и от имени туроператора, что значительно расширяет его возможности. При этом туроператор может поручить турагенту совершение как
юридических, так и фактических действий, что позволяет наиболее полно
оказать услуги по реализации и продвижению турпродукта. В поддержку заключения между туроператорами и турагентами агентских договоров выступает и судебная практика. Суды, квалифицируя договор, заключаемый между
туроператором и турагентом, приходят к выводу, что он является агентским
договором1.
В связи с вышесказанным и во избежание неоднозначных трактовок
норм законодательства о договоре, заключаемым между туроператором и турагентом, предлагается квалифицировать данный договор как агентский непосредственно в Законе о туристской деятельности.
Агентский договор, используемый в туристской сфере, обладает рядом особенностей, проиллюстрировать которые можно путем последовательного анализа субъектного состава, содержания и исполнения данного вида агентского договора.
Сторонами указанного вида договора являются турагент и туроператор. Несмотря на то, что в законодательстве отсутствуют понятия субъектов
агентского договора в туристской сфере, в Законе о туристской деятельности
содержатся определения турагентской и туроператорской деятельности.
В соответствии со ст.1 указанного закона, туроператорская деятельность – деятельность по формированию, продвижению и реализации турпродукта, осуществляемая юридическим лицом; турагентская деятельность –
1
См., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 1 августа 2005 г. №
А05-26155/04-26 // – СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
96
деятельность по продвижению и реализации туристского продукта, осуществляемая юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем. Как
следует из представленных определений, субъектами указанного вида агентского договора являются субъекты предпринимательской деятельности, а сам
агентский договор - предпринимательский.
На практике возникают трудности при отнесении той или иной деятельности к туроператорской или турагентской, так как любое турагентство
занимается страхованием туристов, реализацией авиабилетов, бронированием мест в гостиницах, реализацией готового турпродукта, осуществляет перевозки туристов, а туроператор вправе осуществлять реализацию тура через
представительство или филиал.
Необходимо остановиться на правовом статусе туроператора.
Осуществление туроператорской деятельности на территории Российской Федерации допускается юридическим лицом при наличии у него договора страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского
продукта либо банковской гарантии исполнения обязательств по договору о
реализации туристского продукта (финансового обеспечения) и в случае обязательного внесения сведений о туроператоре в реестр туроператоров (ст. 4.1.
Закона о туристской деятельности).
В настоящий момент идут обсуждения новых поправок в закон, которые касаются деятельности туроператора, в частности, создание саморегулируемых организаций туроператоров, обязательного страхового пула, который
позволит перестраховать крупные риски по финансовым гарантиям, поправок относительно шкалы исчисления финансовых гарантий для туроперато -
97
ров1.
Представляется, что принятие некоторых мер является необходимостью. Так, наличие страхового пула может оказать позитивное действие для
защиты интересов турагентств и туристов в случае банкротства туроператоров, обеспечить солидарную ответственность группы страховых организаций.
По вопросу о создании саморегулируемых организаций туроператоров, хочется отметить, что эффективность указанной структуры при наличии
Единого федерального реестра туроператоров является спорной. Такое нововведение может привести к ограничению свободы конкуренции, так как для
менее крупных туроператоров вступление в саморегулируемую организацию
может оказаться проблематичным в связи с необходимостью оплаты крупных денежных взносов.
Особенностью туроператорской деятельности является то, что она
включает, помимо реализации и продвижения турпродукта, также и формирование турпродукта. Таким образом, туроператорская деятельность функционально шире, чем турагентская.
Некоторые авторы указывают на организационный характер деятельности туроператора, который проявляется не только в том, что он может заключать договоры с третьими лицами – турагентами, а также осуществляет
постоянный контроль над надлежащим исполнением турагентами принятых
на себя обязательств2.
Необходимо согласиться с такой характеристикой деятельности туроператора. Считаем, что особенностью его деятельности является также организация взаимодействия между туристскими базами, гостиницами, транс1
Проект ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования правового регулирования туристской деятельности»
(подготовлен Минкультуры России) (не внесен в ГД ФС РФ) // СПС «КонсультантПлюс:
Проекты правовых актов»; Туристическую отрасль снова ждут изменения.
<http://www.km.ru/turizm/2013/06/13/turisticheskii-biznes/713072-turisticheskuyu-otrasl-snova
-zhdut-izmeneniya> (Последнее посещение - 13 октября 2013 г.).
2
Иванов А. П. Указ. соч. С. 66.
98
портными организациями, экскурсионными предприятиями и конечным потребителем – туристом.
В качестве специфической черты туроператорской деятельности зачастую указывают возможность осуществления оптовой продажи турпродукта1.
С нашей точки зрения, указанный признак деятельности туроператора
является крайне спорным. Анализ агентских договоров в туристской сфере
свидетельствует о том, что услуги туроператора по предоставлению турпродукта по заявке турагента могут носить разовый характер2. В связи с этим,
считаем проблематичным ограничить деятельность туроператора исключительно оптовой продажей турпродукта.
Отдельно также стоит остановиться на статусе турагента как стороны
агентского договора.
С 1 января 2007 г. лицензирование турагентской деятельности было
прекращено, что в значительной степени упростило создание и осуществление деятельности турагентов. Однако услуги по реализации туристского продукта должны осуществляться в соответствии с Правилами оказания услуг по
реализации туристского продукта3.
Мнения правоведов расходятся в части определения правого статуса
указанного субъекта. Одни юристы считают, что турагентом является лицо,
осуществляющее предпринимательскую деятельность исключительно по
продвижению реализации турпродукта (комплексной туристской услуги,
1
Воронкова Л.П. Введение в туризм: Учебное пособие. М. 2012. С.71.; Биржаков М.Б.
Функции туроператора. // Туристские фирмы. СПб. №17. 1998. С. 35.
2
См., например, образец агентского договора Туроператора ООО «КОРАЛ ТРЕВЕЛ».
<http://www.coral.ru> (Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.); образец агентского договора ООО «АНЕКС ТУР». <http://www.anextour.com> (Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
3
Постановление Правительства РФ от 18 июля 2007 г. № 452 «Об утверждении Правил
оказания услуг по реализации туристского продукта» // Собрание законодательства
РФ.2007. № 30. Ст. 3942.
99
созданной туроператором)1. Другие помимо функции по продвижению туристского продукта, разработанного туроператором, выделяют также возможность оказания турагентом дополнительных услуг, не входящих в турпродукт, оказанию иных туристских услуг, не связанных с перевозкой и размещением2.
В связи с этим, важным при определении статуса турагента представляется вопрос о том, является ли он лицом, осуществляющим посредническую функцию при продвижении туристского продукта, или он выступает
как непосредственный исполнитель, оказывающий конкретные услуги туристу (потребителю).
С нашей точки зрения, турагент вправе оказывать туристу самостоятельные услуги, но при этом не будет выступать в качестве стороны по
агентскому договору с туроператором. Самостоятельные услуги турагента
будут составлять предмет отдельного договора (возмездного оказания туристских услуг), заключаемого турагентом с туристом напрямую. Аналогичное
толкование дополнительных услуг турагента (не входящих в сформированный турпродукт) встречается и в деловой практике3.
В настоящий момент, в абз.2 ст. 10 Закона о туристской деятельности
предусмотрено, что в договоре о реализации туристского продукта должно
быть указано полное и сокращенное наименования, адрес (место нахождения), почтовый адрес и реестровый номер туроператора. В связи с этим,
можно сделать вывод о том, что туристу должно быть известно, в интересах
какого туроператора действует турагент. При этом в обязанности турагента
как стороны по агентскому договору входит исключительно продвижение и
1
Толстова А.Е. Гражданско-правовое регулирование оказания туристских услуг в
Российской Федерации: Дисс…канд. юрид. наук. СПб. 1999. C. 57, 58.; Погудина Т.Е.
Гражданско-правовая защита сторон договора оказания туристских услуг: Дисс. …канд.
юрид. наук. М. 2009. С. 93.
2
См., например, Писаревский Е.Л. Правовое регулирование туристской деятельности:
Дисс. … канд. юрид. наук. СПб., 1999. С. 57, 58.; Сирик Н.В. Индустрия туризма:
Гражданско-правовое регулирование. Saarbucken: LAP LAMBERT Academic Publishing
GmbH & Co. 2011. C. 98.
3
См. п. 2.ст.2 образца агентского договора ООО
«АНЕКС
ТУР».
<http://www.anextour.com> (Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
100
реализация турпродукта, как они определены в Законе о туристской деятельности.
В связи с тем, что сторонами турагентского договора могут быть
только субъекты предпринимательской деятельности, договор должен быть
оформлен в простой письменной форме. Полагаем, необходимо в Законе о
туристской деятельности предусмотреть общее положение о необходимости
письменной формы договора между туроператором и турагентом1.
В законодательстве отсутствуют специальные требования, предъявляемые к форме турагентского договора. Как правило, туроператоры и турагенты разрабатывают формы договоров и приложения с подробной информацией о туроператоре, турагенте, сведениях о финансовом обеспечении деятельности туроператора, сведениях о финансовых условиях деятельности
оператора (к примеру, система скидок, применяемых туроператором). Приложения (в случае их оформления) являются неотъемлемой частью договора.
В договорах крупных туроператоров встречаются ссылки на их сайты,
по которым можно забронировать тур посредством осуществления конклюдентных действий2. В данном случае турагенту предоставляется логин и пароль для входа в систему бронирования туров, разработанную туроператором.
Особенностью агентского договора в туристской деятельности является перечень условий, которые с точки зрения законодателя «должны содержаться» в договоре между туроператором и турагентом (ст. 9 ФЗ «О туристской деятельности в Российской Федерации»). Буквальное толкование
данной нормы свидетельствует о том, что не включение одного из этих условий в договор приводит к его незаключенности. Соответственно необходимо
рассматривать их в качестве существенных условий данного вида агентского
договора. Аналогичная позиция встречается и в судебной практике: суды
рассматривают условия, перечисленные в статье 9, в качестве условий, на1
См. обоснование указанного предложения в § 4 главы 1 настоящей работы.
Образец агентского договора ООО «АНЕКС ТУР». <http://www.anextour.com>
(Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
2
101
званных в законе в качестве существенных1. Необходимо остановиться на
рассмотрении каждого из этих условий.
Во-первых, в договоре, заключенном между туроператором и турагентом, должны содержаться условия продвижения и реализации турагентом туристского продукта. Представляется, что указанное условие необходимо, так
как представляет собой условие о предмете договора.
Под продвижением туристского продукта понимается комплекс мер,
направленных на реализацию туристского продукта (реклама, участие в специализированных выставках, ярмарках, организация туристских информационных центров, издание каталогов, буклетов и другое) (ст. 1 Закона о туристской деятельности). В деловой практике также встречаются более широкие
формулировки, включающие самостоятельный поиск туристов2, изучение
рынка с целью дальнейшей реализации3.
Согласно п. 5.4. ГОСТа «Туристские Услуги. Общие требования»4,
продвижение тура осуществляют на основе, включающей: рекламу тура; участие в специализированных выставках, ярмарках; организацию (участие в)
ознакомительных (рекламных) туров (-ах); издание каталогов, буклетов и др.
В силу того, что применение данного документа осуществляется в добровольном порядке, его применение не является обязательным и не имеет приоритетную силу по отношению к нормам законодательства. Положения же
ст. 1 Закона о туристской деятельности сведений об организации (участии в)
ознакомительных (рекламных) туров (-ах) не упоминают. Представляется,
что организация и участие в ознакомительных поездках, которые устраивает
турагент, должны быть квалифицированы в качестве посреднической услуги
1
Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 24 февраля 2012 г. по
делу № А78-3508/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Образец агентского договора Туроператора ООО «КОРАЛ ТРЕВЕЛ».
<http://www.coral.ru> (Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
3
Образец договора Закрытого акционерного общества Агентство «ПАКТУР».
<www.pac.ru/docs/dogovor/dogovor_air_tickets.doc> (Последнее посещение - 21 февраля
2014 г.).
4
Постановление Госстандарта РФ от 16 ноября 2000 г. № 295-ст. Туристские Услуги. Общие требования. ГОСТ Р 50690-2000 // СПС «КонсультантПлюс: Законодательство».
102
турагента, имеющей целью продвижение услуг турпродукта. Данные действия способствуют привлечению туристов, исследованию обстановки в местах
возможного пребывания туристов.
Во-вторых, существенным условием договора между туроператором и
турагентом является условие о полномочиях турагента на совершение сделок
с туристами и (или) иными заказчиками от имени туроператора.
Считаем, что указанное условие имеет существенное значение для турагентского договора, так как оно предопределяет правовое регулирование
для отношений, складывающихся между сторонами, указывает на обязанности сторон по сделке с третьим лицом (туристом), предопределяет необходимость соблюдения дополнительных формальностей (выдача доверенности, в
случае, если турагент действует от имени туроператора).
В-третьих, в договоре между туроператором и турагентом должно
быть указано условие о возможности (невозможности) заключения турагентом субагентских договоров. В отличие от общего правила для агентских договоров о возможности привлечения субагентов, если иное не предусмотрено
в договоре (п.1, ст. 1009 ГК РФ), турагент не вправе заключать субагентские
договоры, если такая возможность прямо не предусмотрена в договоре между туроператором и турагентом. В деловой практике встречаются положения,
согласно которым турагент вправе заключать субагентские договоры только
с письменного согласия туроператора, предоставив на согласование текст
субагентского договора1, а также положения о том, что турагент не вправе
заключать субагентские договоры с другими лицами, осуществляющими
коммерческую, в том числе туроператорскую деятельность2.
Считаем указанное условие необходимым для турагентского договора
в связи с наличием особых законодательных требований к ответственности
туроператора. В случае включения указанных положений в договор, туропе1
Образец агентского договора Общества с ограниченной ответственностью «ГрандЭкспресс». <http://www.grand-ptc.ru> (Последнее посещение – 21 февраля 2014 г.).
2
Образец агентского договора ООО «АНЕКС ТУР». <http://www.anextour.com>
(Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
103
раторы получают возможность осуществлять отбор субагентов, которые будут, в конечном итоге, осуществлять реализацию и продвижение сформированного турпродукта.
В – четвертых, договор между туроператором и турагентом должен
содержать условие, предусматривающее возможность осуществления выплат
туристам и (или) иным заказчикам страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора либо уплаты денежной суммы по
банковской гарантии в случае заключения договора о реализации туристского продукта между туристом и (или) иным заказчиком и турагентом.
В образцах договоров, составленных туроператорами, указываются
реквизиты страховщика по договору страхования гражданской ответственности туроператора/гаранта по банковской гарантии, сведения о размере страхового обеспечения; основания и порядок выплаты страхового возмещения
по договору страхования ответственности туроператора либо уплаты денежной суммы по банковской гарантии1.
В - пятых, существенным условием договора между туроператором и
турагентом названо условие о взаимной ответственности туроператора и турагента, а также ответственности каждой из сторон перед туристом и (или)
иным заказчиком за непредставление или представление недостоверной информации о туристском продукте, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта. Указанное условие способствует разграничению ответственности туроператора и
турагента.
В частности, в отдельных образцах деловой документации предусмотрены следующие случаи ответственности туроператора и турагента перед туристом: турагент несет ответственность за надлежащее предоставление ин-
1
См., например, образец
агентского договора ООО
«АНЕКС
ТУР».
<http://www.anextour.com> (Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.); образец
агентского договора Туроператора ООО «КОРАЛ ТРЕВЕЛ». <http://www.coral.ru>
(Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
104
формации о турпродукте1 и о других сведениях, имеющих отношение к заказу туриста2, за сохранность и своевременную передачу туристам сопроводительных документов3. Туроператор будет нести ответственность за качество
туристского продукта, который он сформировал (данная обязанность предусмотрена ч.3 ст. 9 Закона о туристской деятельности), а также за обеспечение
права туриста на получение безвозмездной экстренной помощи4.
В–шестых, к числу существенных условий турагентского договора законодатель относит условие о порядке взаимодействия туроператора и турагента в случае предъявления им претензий туристов или иных заказчиков по
договору о реализации туристского продукта, а также в случае необходимости оказания экстренной помощи туристу.
Как правило, сторонами согласуется претензионный порядок урегулирования споров с туристом. При этом претензия туриста может быть направлена напрямую туроператору или турагенту. В случае если претензия туриста
направлена турагенту, он должен направить ее в адрес туроператора. При
этом одновременно с претензией туриста он, как правило, обязан предоставить всю информацию и материалы, имеющие отношение к соответствующей претензии, как то: копии договора с туристом, документы об уплате
стоимости тура и т.д.5.
Как было отмечено ранее, исходя из буквального толкования норм законодательства, которого придерживаются судебные органы, неуказание в
договоре одного или нескольких из выше перечисленных условий будет свидетельствовать о несогласовании существенных условий договора и, соответственно, признании турагентского договора незаключенным.
1
Образец агентского договора Туроператора ООО «КОРАЛ ТРЕВЕЛ».
<http://www.coral.ru> (Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
2
Образец агентского договора ООО «АНЕКС ТУР». <http://www.anextour.com>
(Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
3
Образец агентского договора Туроператора ООО «КОРАЛ ТРЕВЕЛ».
<http://www.coral.ru>. (Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
4
Образец агентского договора ООО «АНЕКС ТУР». <http://www.anextour.com>
(Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
5
Образец агентского договора Туроператора ООО «КОРАЛ ТРЕВЕЛ».
<http://www.coral.ru> (Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.);
105
С нашей точки зрения, императивность ст. 9 Закона о туристской деятельности может привести к признанию незаключенными договоров, которые по существу отвечают требованиям законодательства, но стороны которых формально не внесли определенные положения в договор. Полагаем, что
невключение в договор отдельных условий не должно приводить к незаключенности договора в целом.
Считаем, что из числа существенных условий договора между туроператором и турагентом необходимо исключить условие о порядке взаимодействия туроператора и турагента в случае предъявления им претензий туристов или иных заказчиков по договору о реализации туристского продукта,
а также в случае необходимости оказания экстренной помощи туристу.
Порядок предъявления претензии по качеству, требования о выплате
страхового возмещения, действия в экстренной ситуации уже предусмотрены
законом (ст. 10, 14, 17.5 Закона о туристской деятельности). Полагаем, альтернативным последствием неуказания данного условия в договоре может
быть определение порядка взаимодействия в соответствии с обычаями делового оборота. Считаем, что данное последствие подлежит включению в Закон
о туристской деятельности.
Крайне спорно также отнесение к существенным условиям агентского
договора в туристской сфере условия о взаимной ответственности туроператора и турагента, а также ответственности каждой из сторон перед туристом
и (или) иным заказчиком.
Необходимо указать на нетипичность для гражданского законодательства отнесения к существенным условиям положения об ответственности,
как между непосредственными сторонами обязательства, так и перед третьими лицами. Полагаем, нет сугубой опасности несогласования данного условия в договоре по сравнению с другими видами агентского договора. Полагаем, обязательность включения данного условия в договор связана с желанием
законодателя защитить интересы слабой стороны – потребителя, предусмотреть напрямую в договоре порядок распределения ответственности между
106
туроператором и турагентом перед туристом. Тем не менее, на примере других договоров с потребителями, поименованных в Гражданском кодексе РФ,
видно, что законодатель не предусматривает необходимость согласования
условия об ответственности для них (например, положения о договоре розничной купли-продажи, договоре подряда, договоре перевозке гражданина).
Считаем это излишним и необоснованным.
Более того, положения об ответственности сторон уже предусмотрены
в законе (абз. 3, 4, 5 ст. 9 Закона о туристской деятельности). Ответственность сторон названа в качестве существенного условия договора о реализации туристского продукта (ст. 10 Закона о туристской деятельности), что еще
раз подчеркивает отсутствие необходимости в дополнительном согласовании
указанного условия в договоре между туроператором и турагентом.
Следует отдельно отметить, что в законодательстве отсутствует перечень прав и обязанностей сторон по агентскому договору в сфере туристской
деятельности. Сформулируем основные права и обязанности туроператора и
турагента на основании существующих норм законодательства и деловой
практики туроператоров России. При этом остановимся лишь на правах и
обязанностях сторон указанного договора, отличных от прав и обязанностей
по агентскому договору, включенных в гл. 52 ГК РФ.
Одну из обязанностей туроператора можно сформулировать как доведение до сведения турагента надлежащей информации о туре, его потребительских свойствах.
Данная обязанность вытекает из определения туроператорской деятельности (формирование, продвижение и реализация турпродукта (ст. 1 Закона о туристской деятельности). В соответствии с ч. 1 ст. 9 Закона о туристской деятельности, туристский продукт формируется туроператором по его
усмотрению исходя из конъюнктуры туристского рынка или по заданию туриста или иного заказчика туристского продукта. Иными словами, исключительно туроператор обладает сведениями и необходимой информацией о
свойствах данного продукта. Для того чтобы турагент мог надлежащим обра-
107
зом оказать услугу по продвижению и реализации продукта, такая информация должна быть предоставлена ему в полном объеме.
В частности, туроператор должен донести до сведения турагента информацию о программе, условиях и средствах размещения туриста, питании,
транспортном обслуживании, экскурсионных программах, времени начала/окончания тура и т.д. Туроператор обязан проинформировать турагента об
обязательных требованиях, условиях, ограничениях, предъявляемых к туристам со стороны консульских учреждений, пограничных, таможенных служб,
органов государственной власти и учреждений РФ, страны временного пребывания, страны транзитного проезда, а также перевозчиков и иных лиц, оказывающих отдельные услуги, входящие в состав туристского продукта; своевременное информирование турагента об изменении условий предоставления
туристских услуг, графиков заездов1.
В силу того, что именно туроператор напрямую взаимодействует с реальными исполнителями туристских услуг, которых он привлекает для формирования турпродукта (ч.2.ст. 9 Закона о туристской деятельности), он
должен предоставить указанные сведения турагенту для дальнейшей передачи информации туристу. В связи с этим предлагаем включить указанную
обязанность туроператора в Закон о туристской деятельности.
Еще одной обязанностью туроператора является бронирование тура в
случае соответствия заявки турагента всем требованиям туроператора и наличия тура. Туроператор осуществляет прием заявок на бронирование тура,
бронирование тура в случае его наличия и передачу забронированного тура
для последующей реализации турагенту в соответствии с забронированными
туристическими свойствами турпродуктов.
Турагент, к которому обратился турист, указывает в заявке требуемые
характеристики тура (в т.ч. информацию о туристах, условия размещения (название города, требования к гостинице, дату выезда, въезда), необходимость
1
Образец агентского договора Общества с ограниченной ответственностью «ГрандЭкспресс» // <http://www.grand-ptc.ru> (Последнее посещение – 21 февраля 2014 г.).
108
бронирования авиабилетов, перемещения, экскурсионных услуг и т.д.). В ответ на заявку, туроператор может направить полный акцепт заявки либо новое
предложение с иными условиями (альтернативный вариант состава туристических услуг).
Неисполнение указанной обязанности туроператора делает невозможным надлежащее выполнение турагентом обязательств по договору с туристом. В отсутствие процедуры бронирования могут возникнуть ситуации, когда один тур будет оплачен разными туристами, что приведет к нарушению
законных интересов потребителей. Ненадлежащее исполнение вышеуказанной обязанности, к примеру, невнимательность при анализе запрашиваемых
туристских свойств турпродуктов, может привести к несоответствию качества турпродукта требованиям туриста, репутационным рискам турагента и туроператора.
К числу обязанностей туроператора также относятся своевременное
оформление пакета туристских документов (путевок, авиа /железнодорожных
билетов и т.п.), подтверждающих оплату и право туриста на получение заказанных и забронированных туристских услуг, входящих в состав туристского
продукта. Данные документы должны быть переданы турагенту с целью последующей передачи туристу. В отсутствие указанных документов соответствующая поездка клиента может не состояться, интересы третьих лиц (потребителей туристских услуг) будут нарушены. В силу того, что туроператор
самостоятельно взаимодействует с третьими лицами по вопросам формирования турпродукта, именно он получает документацию, необходимую для
надлежащего оказания туристу услуг, входящих в туристский продукт. Полагаем, указанную обязанность необходимо закрепить в Законе о туристской
деятельности.
Важной представляется также обязанность туроператора по оплате услуг турагента. Порядок исчисления вознаграждения турагента определяется в
агентском договоре. В договоре возможны различные формулировки по порядку определения агентского вознаграждения: в твердой (фиксированной)
109
сумме, не зависящей от цены турпродукта, в виде разницы между назначенной туроператором ценой и более выгодной ценой, по которой турагент совершит сделку, в виде агентской наценки на отпускную цену турпродукта, а
также в процентах от стоимости турпродукта (в том числе в договоре может
быть указано, что вознаграждение удерживается турагентом из суммы, подученной от заказчика турпродукта.
Нередко на практике применяется также прогрессивная шкала исчисления агентского вознаграждения, позволяющая турагенту увеличить размер
вознаграждения при условии реализации большего количества туров1. Подобное условие с одной стороны является выгодным для турагентов, так как
они получают возможность заработать больше денег, а с другой стороны подходит туроператору, так как стимулирует агента к заключению большего количества договоров на реализацию сформированного турпродукта. В силу того, что агентский договор является возмездной сделкой, условие об оплате
услуг агента должно быть включено в текст договора.
Считаем необходимым включить перечисленные обязанности туроператора в Законе о туристской деятельности.
Что касается обязанностей турагента, то одной из них является своевременное осуществление оплаты стоимости комплекса туристских услуг,
входящих в состав туристского продукта, в порядке и в сроки, определяемые
в договоре с туроператором. В связи с рассмотрением указанной обязанности, особый интерес представляет возможность получения турагентом дополнительной выгоды в случае, если он реализует путевки по стоимости,
превышающей стоимость, предложенную туроператором. Статья 992 ГК РФ
предписывает комиссионеру (а значит, и агенту, выступающему от своего
имени) исполнять принятое на себя поручение на наиболее выгодных для
комитента (принципала, туроператора) условиях в соответствии с указаниями
комитента. А при отсутствии в договоре таких указаний – в соответствии с
1
Образец агентского договора Туроператора ООО «КОРАЛ
<http://www.coral.ru>. (Последнее посещение – 20 февраля 2014 г.).
ТРЕВЕЛ».
110
обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Поэтому, как правило, договор с туроператором включает условие,
при котором турагент вправе продавать путевки дороже фиксированной цены
и получить в свое распоряжение всю дополнительную выгоду1.
На наш взгляд, отсутствие прямых указаний о проценте комиссии, которую вправе установить турагент, т.е. так называемой «наценки», с одной
стороны, влечет негативные последствия для туриста и малого бизнеса на
стороне турагентств. Свобода турагентов в размере наценки на турпродукты
туроператора позволяет более крупным турагентам или сетям турагентсв устанавливать «свою» цену, которая может быть либо монопольно низкой за
счет охвата больших объемов рынка, в результате чего малые турагентства
не выдерживают конкуренции, либо монопольно высокой, особенно в отдаленных регионах, где отсутствуют другие турагенты.
В то же время, полагаем, что установление в законодательстве фиксированного размера процента комиссии турагентов на турпродукт будет явным вмешательством государства в частный интерес субъектов гражданского
права, может привести к нарушению принципа свободы договора. В связи с
этим, считаем введение такого ограничения нецелесообразным.
Особенностью агентского договора в сфере туризма является также
право турагента предоставлять скидки клиентам турагента на турпродукт.
При этом данная возможность должна быть согласована с туроператором, так
как турагент осуществляет лишь посредническую функцию по реализации
турпродукта и не вправе в одностороннем порядке изменять условия такой
реализации.
В ряде случаев турагент в целях привлечения или удержания клиентов
предоставляет скидку из стоимости собственного вознаграждения. При этом
размер указанной скидки не может превышать размер агентского вознаграж-
1
Образец
агентского
договора
ООО
«ЦЕЗАРЬ
ТРЭВЕЛ».
<cezartravel.ru/assets/files/Agentsky_dogovor_2013.doc> (Последнее посещение - 14 октября 2013
года).
111
дения1. Спорным является вопрос о возможности включения положений, устанавливающих максимальный размер скидки, которую может предоставить
турагент своим клиентам.
По данному вопросу были даны разъяснения заместителем председателя ФАС России, заключающиеся в том, что туроператор вправе устанавливать минимальные цены, по которым турагент вправе продавать турпродукт,
при этом нарушений антимонопольного законодательства в этом не усматривается. Свое мнение ФАС РФ мотивирует тем, что на рынке туристских услуг отсутствуют хозяйствующие субъекты, занимающие доминирующее положение (со ссылками на ст. 7 ФЗ о защите конкуренции). Более того, в связи
с тем, что реализация туроператорами (турагентами) товара (турпродукта)
может быть заменена при потреблении другим товаром (турпродуктом), положение такого туроператора (турагента) не может быть признано доминирующим2. Необходимо согласиться с предложенным обоснованием.
Анализ деловой практики позволяет выделить следующие основания
ответственности турагента в отношениях турагент-туроператор: ответственность за утрату документов туристов, за непредоставление туроператору обязательных сведений необходимых для бронирования тура или за несоответствие указанных сведений действительности. Туроператор несет ответственность за непредставление сведений о сформированном туре, в том числе за
недоведение указанных сведений до агента посредством опубликования в сети интернет, несоответствие указанных сведений действительности, а также в
случае неуплаты агентского вознаграждения3.
1
Образец агентского договора Общества с ограниченной ответственностью
«Транссибирская пассажирская компания». <tspk.ru/docs
> (Последнее
посещение – 21 февраля 2014 г.).
2
Туроператор имеет право контролировать скидки, которые агенты раздают клиентам //
<http://www.wnd.su/2011/08/15/page/9/> (Последнее посещение – 21 апреля 2014 г.).
3
Перечень оснований ответственности сторон приведен на основании системного анализа
образцов агентских договоров из деловой практики ООО «АНЕКС ТУР», ООО «КОРАЛ
ТРЕВЕЛ», ООО «Гранд-Экспресс», Закрытого акционерного общества Агентство
«ПАКТУР», ООО «Туроператор ЮНЭКС».
112
Отдельно необходимо остановиться на порядке аннулирования тура
по турагентскому договору. Практически в каждом агентском договоре
встречаются положения о последствиях аннулирование тура для турагента.
Указанные положения ставят агента в крайне невыгодное положение.
В случае если он попытается включить аналогичные положения о штрафных
санкциях в договор с туристом, указанные действия будут противоречить положениям Федерального закона «О защите прав потребителей»1, и появятся
основания для привлечения его к административной ответственности (п. 2 ст.
14.8 КоАП РФ)2. Данная позиция, в частности, поддерживается в нескольких
судебных решениях3.
В случае если штраф «привязан» к сумме фактически понесенных туроператором затрат по договору, например, равен их величине, определен от
их суммы (взят процент или он начислен сверх величины затрат), то есть вероятность, что при требовании подтвердить документально объем затрат величина штрафа составит незначительную сумму. С другой стороны, если
штраф установлен в виде процента от стоимости тура, его уплаты избежать
турагенту, скорее всего, не удастся.
С нашей точки зрения, необходимо включать в договоры положения о
том, что штраф (неустойка) за аннулирование тура турагентом исчисляется в
зависимости от фактически понесенных туроператором затрат по договору, и
его применение допускается в случае одностороннего отказа турагента от исполнения обязательств по договору с туроператором. Данное положение, с
одной стороны, обезопасит туроператора от несанкционированных отказов
от уже сформированного турпродукта, а с другой стороны - не повлечет существенных убытков со стороны турагента.
1
Закон РФ от 07 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 140.
2
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря
2001 г. № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
3
См., например, постановление ФАС Поволжского округа от 13 марта 2008 г. по делу №
А55-13398/2007; постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19
августа 2008г. по делу № А42-2158/2008 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
113
Подводя итог сказанному в настоящем параграфе, предлагаем квалифицировать договор, заключаемый между туроператором и турагентом, как
отдельный вид агентского договора и изложить абзац 6 статьи 9 ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» в следующей редакции: «Продвижение и реализация туристского продукта турагентом осуществляется на основании агентского договора, заключаемого между туроператором и турагентом. Турагент осуществляет продвижение и реализацию
туристского продукта от имени и по поручению туроператора, а в случаях,
предусмотренных договором, заключаемым между туроператором и турагентом, - от своего имени».
В силу того, что указанный вид агентского договора обладает рядом
особенностей, предлагаем включить в ст. 9 Закона о туристской деятельности положения об обязательной письменной форме, правах и обязанностях
сторон.
В связи с вышеизложенным, считаем необходимым дополнить пункт
4 ст. 1005 ГК РФ указанием на сферы применения агентского договора, в частности, применение в туристской деятельности, а также включить в главу 52
ГК РФ статью, посвященную указанному виду договора. В указанную статью
предлагается включить положения о существенных условиях и специфических обязанностях сторон по турагентскому договору.
§ 2. Агентский договор в рекламно-информационной сфере
В связи с возрастающей скоростью распространения информации в
современном обществе, массовостью воздействия современных СМИ, многообразием потребностей потребителей, рекламные распространители и рекламодатели активно используют посреднические услуги для осуществления
своей деятельности и повышения ее эффективности. При этом применительно к рекламно-информационной сфере мы можем говорить об использовании
посреднических договоров а) между рекламодателем и рекламным агентом,
осуществляющим проведение исследования рынка, планирование рекламной
114
кампании и заключение договоров на распространение рекламы с рекламораспространителем и b) между рекламораспространителем и так называемым
медиа-агентством (медиаселлером, коммуникационным агентством), осуществляющим «продажу» рекламодателям возможностей размещения рекламных материалов у конкретного рекламораспространителя.
Анализ деловой практики ведущих коммуникационных и рекламных
агентств Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что вышеперечисленные субъекты рекламной деятельности для оформления отношений
между собой прибегают исключительно к использованию конструкции
агентского договора, позволяющего учитывать потребности принципала
(рекламораспространителя или рекламодателя), а именно – комплексность и
широкий спектр предоставляемых услуг, достижение цели поставленных
маркетинговых задач.
Остановимся на изучении первого агентского договора между рекламодателем и рекламным агентом. Анализ данного договора целесообразно
начать с изучения статуса сторон.
Легальное определение рекламодателя содержится в Законе о рекламе, где указано, что это изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо (ст. 3 Закона о рекламе).
Рекламодатель вправе самостоятельно осуществлять создание рекламы: в данном случае он совмещает статус рекламопроизводителя (лица, осуществляющее полностью или частично приведение информации в готовую
для распространения в виде рекламы форму (ст. 3 Закона о рекламе)).
В законодательстве отсутствуют требования в отношении лиц, которые могут выступать в роли рекламодателя. В связи с этим, полагаем, что в
качестве рекламодателя могут выступать любые субъекты гражданского права, в том числе физические лица, юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации), индивидуальные предприниматели и публичные
образования.
115
Что касается другой стороны рассматриваемого вида агентского договора, то ею является рекламный агент, однако легального определения рекламного агента законодательством не предусмотрено, равно как и не установлено специальных требований к осуществляемой им деятельности.
С нашей точки зрения, к рекламным агентам можно отнести не только
юридических лиц, но также индивидуальных предпринимателей. Полагаем,
что физические лица и некоммерческие организации не могут выступать в
роли рекламного агента в силу особого предпринимательского характера
указанной деятельности. Рекламный агент является лицом, обладающим специальными знаниями для планирования и реализации рекламной кампании,
следовательно, созданным специально для целей осуществления указанной
деятельности.
В силу распространения услуг рекламных агентов, считаем необходимым дополнить Закон о рекламе определением рекламного агента следующего содержания: «рекламный агент – коммерческая организация или индивидуальный предприниматель, осуществляющие деятельность по планированию рекламных кампаний, заключению договоров на производство и размещение рекламных материалов рекламодателя».
Для решения вопроса о форме агентского договора между рекламодателем и рекламным агентом необходимо руководствоваться общими положениями о заключении сделок. В силу того, что в качестве одной из сторон указанного договора выступают юридические лица и индивидуальные предприниматели, делаем вывод о необходимости заключения данного вида агентского договора в простой письменной форме. Следует отметить, что на практике данный договор чаще всего оформляется путем составления одного документа, подписанного сторонами1.
Как правило, отношения между рекламодателем и рекламным агентством носят длящийся характер и могут предполагать необходимость в про1
Пример приведен из анализа деловой документации рекламного агентства ООО «Мульти
Технологии».
116
изводстве рекламных материалов и их размещения в нескольких городах, на
различных площадках. В данном случае оптимальной структурой договорных связей является заключение трех документов: a) рамочного агентского
договора, определяющего предмет отношений сторон, их основные права и
обязанности, порядок взаимных расчетов, порядок определения суммы вознаграждения агента, формирования и согласования заданий принципала
агенту, порядок их выполнения, сдачи-приемки и отчета по ним; b) рамочных
соглашений (дополнительных соглашений к договору, являющихся его неотъемлемой частью), определяющих общий порядок действий сторон договора по конкретным видам работ и услуг (конкретному виду рекламных услуг (к примеру, размещение на спутниковом телевидении, федеральных телевизионных каналах, на различных видах рекламных конструкций), на осуществление которых агенту поручено заключить договоры с исполнителями; c)
приложений к дополнительным соглашениям, описывающих конкретные поручения принципала, их стоимость, содержание и сроки выполнения, программы размещения рекламы (медийные планы размещения рекламы на радио, телевидении, в интернете, адресные программы размещения наружной
рекламы).
В то же время на практике встречаются и краткосрочные договоры,
носящие разовый характер и направленные на проведение небольшой рекламной кампании1.
Следует отметить, что несоблюдение простой письменной формы указанного агентского договора может породить спорные ситуации. В частности, в одном из споров суд принял решение о незаключенности агентского
договора в связи с тем, что стороны не согласовали адресную программу
размещения рекламных материалов (не подписали дополнительное соглашение)2. Несмотря на то, что в последующем вышестоящие суды отменили дан1
См., например, агентский договор ООО «Мульти Технологии» и ОАО «РЖД» // Из
деловой практики ООО «Мульти Технологии».
2
Определение ВАС РФ от 02 апреля 2013 г. № ВАС-1886/13 по делу № А40-134626/201168-1166 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
117
ное решение и признали электронную переписку сторон в качестве надлежащего согласования документов, спорная ситуация все же имела место быть.
С учетом вышесказанного, а также принимая во внимание аргументы
в пользу позиции о соблюдении простой письменной формы агентского договора, приведенные в главе 1 настоящей работы, считаем необходимым закрепить в Законе о рекламе требование об обязательной письменной форме
агентского договора между рекламодателем и рекламным агентством.
Рассмотрение условий указанного вида договора нужно начать с анализа условия о предмете. Предметом указанного вида агентского договора
является совершение различных юридических и фактических действий, связанных с проведением, подготовкой и созданием рекламной кампании, разработкой и размещением рекламных материалов рекламодателя. На практике
в предмет агентского договора включают также проведение переговоров с
размещающими организациями1, поиск контрагентов и заключение договоров с третьими лицами на размещение рекламных материалов, подготовку к
размещению, техническому обслуживанию рекламных материалов, руководство, планирование и координацию рекламных кампаний, проведение маркетинговых исследований2.
Как правило, стороны стараются обезопасить себя от возможных споров о предмете договора, максимально подробно указывая в договоре все характеристики размещаемых рекламных материалов, требования к указанным
рекламным материалам, информацию о желаемых местах размещения рекламных материалов.
1
Постановление ФАС Московского округа от 08 ноября 2012 г. по делу № А40-134626/1168-1166 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См., например, образец агентского договора ООО «Мир рекламы – Медиа». <www.allbillboards.ru/files/faq/dogovor.schity.pdf> (Последнее посещение – 04 ноября 2013 г.).;
Кабанов О.М. Агентский договор на проведение рекламной кампании (акции) (Форма
подготовлена с использованием правовых актов по состоянию на 28 июня 2012 г.) – СПС
«Консультант Плюс: Формы документов»; образец агентского договора ООО «АТаше
Реклама». <atashe.ru/wp-content/uploads/2012/09/Дог-маршрутки-стикеры.doc> (Последнее
посещение – 04 ноября 2013 г.).
118
С нашей точки зрения, к существенным условиям договора между
рекламодателем и рекламным агентом нужно отнести указание на то, от имени кого действует рекламный агент и, соответственно, кто становится стороной по заключаемым рекламным агентом сделкам с третьими лицами. Обоснование существенности указанного условия содержится в §4. гл.1 настоящей работы.
Срок действия агентского договора не является его существенным условием (п.3 ст. 1005 ГК РФ). С нашей точки зрения, это относится и к агентскому договору, заключенному между рекламодателем и рекламным агентом.
Тем не менее, определение сроков изготовления и размещения рекламных
материалов представляется существенным для данного вида договора.
В силу того, что рекламные кампании обычно тщательно планируются, они могут проводиться в определенные сроки до выпуска товара на рынок, или иметь сезонный характер (например, реклама средства от комаров
актуальна в летний период времени; реклама лекарственных средств от простуды особо активно распространяется в зимний период времени), или относиться к какой либо конкретной дате (реклама новогодних подарков, новогодних скидок); а также могут быть приурочены к конкретному мероприятию
(реклама спонсоров Олимпийских игр Сочи 2014г.).
Исходя из этого, размещение рекламных материалов с нарушением
сроков в некоторых случаях может привести к срыву рекламной кампании и
существенным финансовым потерям рекламодателя. Таким образом, подтверждается
необходимость
считать
условие
о
сроках
изготовле-
ния/распространения рекламных материалов существенным для данного вида
агентского договора.
Особенностью агентского договора между рекламодателем и рекламным агентом является то, что в рамках исполнения поручения рекламодателя
(если поручение сводится к заключению договоров на размещение рекламных материалов) рекламодатель предоставляет рекламному агенту рекламные материалы. Указанные рекламные материалы (видеоролик, радиоролик,
119
баннер для наружной рекламы и т.д.), как правило, являются результатом интеллектуальной деятельности. При этом рекламораспространитель не предоставляет рекламному агенту прав на указанные результаты интеллектуальной деятельности.
В связи с этим необходимо включать в соответствующие рекламные
договоры положение о том, что все права на переданные рекламному агенту
рекламные материалы принадлежат рекламодателю. При размещении рекламных материалов не происходит отчуждение или передача прав по лицензионному договору.
Если предметом агентского договора стало заключение сделок на изготовление рекламных материалов, то в рамках выполнения поручения рекламодателя у рекламного агента возникнут права на результаты интеллектуальной деятельности. В связи с этим в договоры зачастую включается пункт
о том, что все результаты интеллектуальной деятельности, созданные в рамках исполнения поручения, являются собственностью рекламодателя1.
Однако возникает вопрос о том, будет ли указанное положение свидетельствовать о передаче исключительных прав рекламодателю. В соответствии с положениями ГК РФ, передача исключительных прав осуществляется
на основании договора об отчуждении исключительного права (ст. 1234) или
лицензионного договора (ст. 1235). Если исключительные права передаются
по лицензионному договору, то в нем должен быть предусмотрен предмет
договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на
средство индивидуализации, право использования которого предоставляется
по договору, с указанием в соответствующих случаях номера и даты выдачи
документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или
на такое средство (патент, свидетельство). Таким образом, в случае если исключительные права переходят рекламодателю не в полном объеме, необхо-
1
См., например, агентский договор ООО «Мульти Технологии» и ОАО «РЖД» // Из
деловой практики ООО «Мульти технологии».
120
димо индивидуализировать предмет – результат интеллектуальной деятельности.
С нашей точки зрения, включение в агентский договор положений об
отчуждении исключительных прав/предоставлении права использования результата интеллектуальной деятельности свидетельствует о том, что указанный договор является смешанным (с элементами агентского договора и договора об отчуждении исключительных прав/лицензионного договора).
В рамках агентского договора между рекламным агентом и рекламодателем, когда стороны еще не знают, какие именно результаты интеллектуальной деятельности будут созданы в рамках выполнения поручения принципала, включение положений о переходе всех прав на результаты интеллектуальной деятельности принципалу считаем преждевременным в силу невозможности заранее определить судьбу еще не созданных результатов интеллектуальной деятельности. Более того, в случае если исполнитель по договору с рекламным агентом, заключенному в рамках исполнения рекламным
агентом поручений принципала, не сможет передать права на результаты интеллектуальной деятельности в полном объеме (например, элементом подготовленного рекламного видеоролика будет фотография, права на которую
будут получены в фотобанке не основании лицензии), то для передачи указанных прав необходимо заключать дополнительные договоры/соглашения о
передаче прав рекламному агенту с указанием на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в порядке, предусмотренном законом (п.6, ст. 1235 ГК РФ).
Указания в агентском договоре на то, что все исключительные права
на результаты исключительной деятельности переходят рекламодателю, считаем недостаточным. Данное положение будет свидетельствовать о передаче
всех исключительных прав, возникших в рамках исполнения обязательств по
агентскому договору, только в случае, если рекламный агент в действительности может произвести отчуждение всех прав в полном объеме. В случае же
121
если, рекламному агенту права переданы по лицензионному договору, данное положение теряет смысл и не свидетельствует о переходе прав.
Помимо общих прав и обязанностей сторон, урегулированных гл. 52
ГК РФ, стороны агентского договора обладают специфическими правами и
обязанностями, проиллюстрировать которые можно на примерах из деловой
практики российских рекламных агентств и рекламораспространителей.
Особой обязанностью рекламного агента является соблюдение конфиденциальности передаваемой ему или созданной в рамках исполнения
рекламным агентом поручения рекламодателя информации (в том числе информации о рекламной концепции, содержании рекламных материалов и
т.д.)1. Рекламные материалы являются коммерческой тайной до момента их
официального обнародования и не должны быть раскрыты третьим лицам.
Рекламодатели заинтересованы в том, чтобы сведения о планируемой рекламной кампании, концепции размещения не стали известны их конкурентам
с целью привлечения максимального количества потребителей.
В силу сказанного, важным представляется включить в Закон о рекламе положение об обязанности агента по защите конфиденциальной информации следующего содержания: «если иное не предусмотрено агентским договором между рекламодателем и рекламным агентом, рекламный агент обязан обеспечить конфиденциальность сведений, касающихся создаваемых или
переданных ему в рамках исполнения поручения рекламодателя рекламных
материалов. Вид и объем сведений, признаваемых конфиденциальными, определяется в договоре».
К числу специфических обязанностей рекламодателя относится предоставление информации/информационных материалов, необходимых для
исполнения поручений рекламным агентом, а также предоставление доку-
1
См., например, образец агентского договора ООО «Мир рекламы – Медиа» <www.allbillboards.ru/files/faq/dogovor.schity.pdf> (Последнее посещение – 04 ноября 2013 г.);
образец агентского договора ЗАО «Масштаб». <www.masshtab.ru/docs/tender_16
_01_2014/proekt_dogovora.docx.> (Последнее посещение – 22 февраля 2014 г.).
122
ментов, касающихся рекламных материалов, которые рекламодатель предоставляет для размещения1.
В силу требований ст. 13 Закона о рекламе, рекламодатель по требованию рекламораспространителя обязан предоставлять документально подтвержденные сведения о соответствии рекламы требованиям настоящего Федерального закона, в том числе сведения о наличии лицензии, обязательной
сертификации, государственной регистрации. Соответственно, указанная информация может быть запрошена рекламораспространителем у рекламного
агента. Неисполнение обязанности по предоставлению необходимых информационных материалов и документов делает невозможным исполнение обязательств по размещению соответствующих материалов при согласованных
заранее условиях, может повлечь изменение (увеличение) сроков исполнения
обязанностей рекламным агентом.
Несмотря на то, что непредставление указанных сведений рекламодателем в рамках гражданско-правовых отношений не образует состав нарушения законодательства о рекламе, ответственность за совершение которого установлена в Законе о рекламе и Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, оно может служить основанием для рекламораспространителя не заключать соответствующий договор на распространение рекламы с рекламным агентом, а соответственно и основанием одностороннего отказа рекламного агента от выполнения поручений рекламодателя.
В связи с этим, предлагаем включить в Закону о рекламе обязанность
рекламодателя по предоставлению рекламодателем по запросу рекламного
агента информации и документов, необходимых для исполнения поручения
рекламодателя.
1
См.,
например,
образец
агентского
договора
ЗАО
«Масштаб».
<www.masshtab.ru/docs/tender_16_01_2014/proekt_dogovora.docx.>. (Последнее посещение
– 22 февраля 2014 г.); образец агентского договора ООО «Мир рекламы – Медиа»
<www.all-billboards.ru/files/faq/dogovor.schity.pdf> (Последнее посещение – 04 ноября
2013 г.).
123
Анализ применения гражданского законодательства к деловой практике российских рекламных агентств не позволил выявить особенностей, касающихся ответственности рекламного агента и рекламодателя.
Необходимо указать на особенности одностороннего отказа от исполнения агентского договора между рекламным агентом и рекламодателем, которые, полагаем, необходимо отразить в законе.
В силу того, что в случае предоставления рекламных материалов рекламодателем, указанные рекламные материалы должны соответствовать требованиям Закона о рекламе, Федерального закона «О государственном языке»1, Закону о защите конкуренции, необходимо закрепить в Законе о рекламе возможность агента в одностороннем порядке отказать в исполнении поручений рекламодателя в случае предоставления рекламных материалов, не
соответствующих требованиям законодательства, при условии, что рекламодатель откажется внести требуемые изменения в рекламные материалы.
В настоящий момент существуют, к примеру, детские каналы или радиостанции, нацеленные на категорию лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста. В программной политике указанных рекламораспространителей зафиксированы положения об обязательном согласовании определенных
рекламных материалов (например, лекарственных средств, анонсов фильмов,
таких как фильмы ужасов) с юристами телеканалов2. В печатных СМИ, как
правило, разрабатываются редакционные политики.3 В связи с этим, еще одним основанием для одностороннего отказа, которое, по нашему мнению,
должно быть закреплено в Законе о рекламе для указанного вида агентского
договора, является несоответствие рекламных материалов предоставленных
1
Федеральный закон от 01 июня 2005 г. №53-ФЗ «О государственном языке Российской
Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2005. № 23. Ст. 2199.
2
См., например, программную политику телеканала «Детский» // Из деловой
документации ООО «Газпром-Медиа».
3
См., например, программная политика «Газета.ру» <http://www.gazeta.ru /2002/11/26/
programmnaap.shtml> (Последнее посещение – 27 февраля 2014 г.); редакционная
политика Медицинского журнала Интенсивная терапия <http://www.icj.ru/policy-ofmagazine.html> (Последнее посещение – 22 февраля 2014 г.).
124
рекламодателем требованиям программных и рецензионных политик рекламораспространителя (при их наличии).
Другим
агентским
договором,
используемым
в
рекламно-
информационной сфере, является агентский договор между рекламораспространителем и медиа-агентом.
В связи с отсутствием специальных положений законодательства, определяющих понятие и содержание агентского договора между рекламораспространителем и медиа-агентом, считаем необходимым на примере деловой
документации, а также используя некоторые положения законодательства,
касающиеся сторон указанных отношений, выявить особенности данного вида агентского договора.
Остановимся на правовом статусе сторон заключаемого договора:
рекламораспространителя (принципала) и медиа-агента (агента).
В соответствии со ст. 3 Закона о рекламе 2006 года, рекламораспространитель - лицо, осуществляющее распространение рекламы любым способом, в любой форме и с использованием любых средств. Очевидно, что формулировка, закрепленная в действующем Законе о рекламе, не свидетельствует об исключении индивидуальных предпринимателей из круга распространителей.
К числу рекламораспространителей относятся как средства массовой
информации, так и другие субъекты – сотовые операторы, почтовые отделения, организаторы выставок, презентаций. Наиболее оптимальной классификацией рекламораспространителей является классификация по способу размещения рекламы.
Согласно ст. 2 Закона о СМИ 1991 года, под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения
массовой информации под постоянным наименованием (названием). В законе также даются понятия «периодического печатного издания», «радио-, те-
125
ле-, видео-, кинохроникальной программы», «телеканала», «радиоканала»,
«сетевого издания». Практически для всех указанных средств массовой информации свойственны признаки: наличие постоянного наименования; периодичность выхода; необходимость регистрации в установленном законом
порядке. Для теле- и радиовещателей установлено также дополнительное
требование о получении лицензии на осуществление вещания. Отдельные
исключения из перечисленных признаков предусмотрены в ст. 12 Закона о
СМИ. Таким образом, можно сделать вывод о специальном статусе рекламораспространителей - средств массовой информации.
Рекламораспространителем наружной рекламы является владелец
рекламной конструкции (физическое или юридическое лицо) - собственник
рекламной конструкции либо иное лицо, обладающее вещным правом на
рекламную конструкцию или правом владения и пользования рекламной
конструкцией на основании договора с ее собственником. (п. 1 ст. 19 Закона
о рекламе). Рекламораспространителем рекламы на транспортных средствах
являются собственники транспортных средств или уполномоченные ими лица, либо лица, обладающие иным вещным правом на транспортное средство
(ст. 20 Закона о рекламе).
Иными словами, мы можем говорить о том, что в качестве рекламораспространителя могут выступать как физические лица, так и субъекты
предпринимательской деятельности (в том числе и некоммерческие организации). Таким образом, законодательно не установлены ограничения для
осуществления данного вида деятельности.
Контрагентом по рассматриваемому виду агентского договора выступает медиа-агент (внешний медиаселлер, коммуникационное агентство).
Термин «медиаселлер» является заимствованием из иностранной терминологии, что дословно означает «продавец медиа» и характеризует скорее экономическую сторону рассматриваемой деятельности. Нельзя сказать, что данный термин оптимально подходит для обозначения указанного субъекта в
силу того, третьи лица - рекламодатели - привлекаются для распространения
126
рекламы путем подписания договоров оказания услуг на размещение рекламы, а не договоров купли-продажи. Предлагаем для характеристики данного
субъекта использовать термин «медиа-агент».
В связи с тем, что зачастую к основным видам деятельности медиаагентов относятся управление средствами массовой информации, производство и реализация (распространение) радио – и телепрограмм, печатных
средств массовой информации, а также рекламная деятельность, они могут
эффективно исследовать рекламный рынок и привлечь максимальное число
клиентов, а также предложить собственную клиентскую базу. Возможны
также случаи совмещения деятельности создателя и распространителя рекламы.
Представляется, что в настоящий момент отсутствуют какие-либо законодательные ограничения по организационно-правовым формам, в которых могут быть созданы юридические лица – медиа - агентства. Медиаагентами могут также выступать любые физические лица или индивидуальные предприниматели. Для осуществления данного вида деятельности также
не требуется получения лицензии.
Однако на практике достаточно редко встречаются медиа-агенты –
физические лица и медиа-агенты - индивидуальные предприниматели. Это
связано с небольшими возможностями указанных субъектов, неспособностью конкурировать с ведущим коммуникационными агентствами.
В силу того, что основной целью деятельности медиа-агентств является извлечение прибыли из оказания услуг, некоммерческие организации и
физические лица не могут выполнять функции медиа-агентов.
В существующих условиях развития медиарынка наблюдается определенная монополизация деятельности медиа-агентств. В частности, это особенно видно на примере рынка телевизионной рекламы. По заключению исследователей, в настоящее время рынок телевизионной рекламы делят между
собой три основных медиаселлера: компании «Видео Интернешнл», «Газ-
127
пром Медиа» и «Алькасар»1. Такое положение дел вызывает определенное
недовольство как среди других медиа-агентств, так и среди рекламодателей.
В 2005 году в ФАС РФ обратилась ассоциация рекламодателей «Русбренд» с
целью инициировать изучение российского рынка телевизионной рекламы с
намерением определить состояние конкурентной среды. В жалобе ассоциации было указано, что рекламная группа «Видео Интернешнл» занимает доминирующее положение на рынке телевизионной рекламы2. В настоящий
момент в Законе о рекламе содержатся положения, ограничивающие заключение федеральными телеканалами договоров по распространению рекламы
с лицом, занимающим преимущественное положение в сфере распространения телевизионной рекламы (п.3.1. ст.14 Закона о рекламе). В законе также
дано определение федерального телеканала (п.3.1. ст.14 Закона о рекламе) и
определение преимущественного положения телеканала (п.3.2. ст.14 Закона о
рекламе). Исходя из буквального толкования указанной нормы, заключение
таких договоров по распространению рекламы невозможно как с непосредственными рекламодателями, так и с лицами, осуществляющими посреднические действия, то есть с медиа-агентами. В случае нарушения вышеуказанных пунктов, антимонопольный орган вправе выдать предписание о расторжении договора на оказание услуг по распространению телевизионной рекламы (п.10 ст. 36 Закона о рекламе). Как видим, указанные положения нацелены на поддержание здоровой конкуренции, следовательно, аналогичные
положения должны быть предусмотрены и в отношении рекламы в интернете, радиоэфире, наружной рекламе.
Предлагаем включить следующее определение медиа-агента в ст. 3
Закона о рекламе: «медиа-агент – коммерческое юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, осуществляющее от собственного имени
1
Кутыркина Л.В. Рекламный медиарынок России XX века. Учебное пособие. М. 2009. С.
377.
2
Цит. по Копытин Д.А. Правовое регулирование рекламного рынка. Предпринимательско-правовой аспект: Монография. М. 2010. – СПС «Консультант Плюс: Комментарии законодательства».
128
или от имени рекламораспространителя юридические и иные действия посреднического характера с целью реализации услуг рекламораспространителя по размещению рекламы».
В законодательстве отсутствуют положения, касающиеся формы
агентского договора в рекламно-информационной деятельности, а также не
предусмотрены специальные положения по форме агентского договора в целом, поэтому при решении вопроса о форме указанного вида агентского договора можно руководствоваться общими положениями о форме сделки. В
силу того, что одной из сторон данного договора является медиа-агентство,
являющееся, по нашему мнению, коммерческим юридическим лицом или
индивидуальным предпринимателем, указанный договор должен быть совершен в простой письменной форме (ч.1. п.1. ст. 161 ГК РФ). Приведенный
вывод подтверждается также деловой практикой. Зачастую указанные договоры оформляются в простой письменной форме путем составления одного
документа, подписанного сторонами. Считаем, что необходимо включить в
Закон о рекламе положение об обязательном требовании соблюдения простой письменной формы данного договора.
Необходимо отдельно остановиться на дополнительных документах
(приложениях), оформляемых сторонами данного договора. Так, в практике
одного из ведущих медиа-агентств ООО «Газпром-Медиа», в качестве приложений к агентскому договору, заключаемому с рекламораспространителями, оформляются: 1) стратегия формирования договорной цены (предусмотрены основные факторы, которые должны учитываться при определении
стоимости услуг по распространению рекламных материалов в эфире телеканала при заключении медиа-агентством рекламных договоров с рекламодателями); 2) собственные сделки принципала (документ, закрепляющий возможности рекламораспространителя самостоятельно заключать рекламные
договоры с рекламодателем, условия их заключения и действия агента, связанные с исполнением принципалом такого рекламного договора); 3) условия
расчета агентского вознаграждения; 5) образцы отчета агента, акта о выпол-
129
ненных услугах, перспективной сетки вещания с рекламными блоками; образец монтажного листа (график размещения рекламных материалов); образец
эфирной справки (документ, подтверждающий выход в эфир рекламных материалов)1.
Указанные приложения являются неотъемлемыми частями агентского
договора, не должны противоречить положениям соответствующего договора и подписываются обеими сторонами по договору. Однако в подписании
всех указанных приложений нет необходимости из-за отсутствия каких-либо
законодательных требований к образцам вышеперечисленных документов.
Условие о предмете договора между рекламораспространителем и медиа-агентом является существенным для данного договора.
В теории маркетинга существуют несколько определений медиаселинга, из анализа которых можно выделить действия, осуществляемые медиа-агентом, а именно - услуги по продажам рекламного пространства
средств распространения рекламы от имени и по поручению владельца
средств распространения рекламы; реализация коммерческих возможностей
медиа-носителей; продажа рекламных возможностей от имени и по поручению определенного средства распространения рекламной информации2.
В деловой практике встречается следующая формулировка предмета
указанного вида договора: «принципал поручает, а агент обязуется совершать в интересах и за счет принципала от имени агента сделки по реализации
услуг принципала по размещению рекламных материалов в эфире радиостанции/эфире телеканала/интернет-сайте принципала, а также совершать
1
Образец агентского договора ООО «Газпром-Медиа» с телеканалом // Из деловой
документации ООО «Газпром-Медиа».
2
Оценка эффективности рекламной деятельности // Полезные публикации. Технология
размещения рекламы на телевидении. <http: //www.grn.ru/articles.php?nid=37> (Последнее
посещение – 02 ноября 2013 г.); Коломиец В.П. Телерекламный бизнес. <http:
//do/rulitru.ru/> (Последнее посещение – 27 октября 2013 г.).; Кутыркина Л.В. Указ. соч. С.
374.
130
иные юридические и фактические действия, связанные с распространением
<…> рекламных материалов»1.
К фактическим действиям агента, в частности, относятся прием рекламных материалов от заказчиков (рекламодателей) и контроль соответствия
их техническим требованиям, монтаж рекламных материалов в рекламные
блоки, составление графиков выхода рекламных материалов, планирование
размещения рекламных материалов (медиапланирование), контроль (учет)
фактического выхода рекламных материалов во временном и стоимостном
выражении.
С нашей точки зрения, к фактическим действиям можно также отнести услуги по исследованию рекламного рынка, поиску и привлечению
контрагентов2, осуществлению посреднических функций в вопросах согласования условий выполнения, качества и срока заказа, отслеживания хода выполнения заказа, контроля над соблюдением сторонами всех согласованных
условий выполнения заказа на размещение рекламы3.
Представляется, что вышеперечисленные фактические действия осуществляются медиа-агентом не только в случаях, когда принципал самостоятельно заключает сделки на размещение рекламы, но и в случаях, когда медиа-агент заключает сделки по распространению рекламы в интересах рекламораспространителя. Считаем также, что в случае если принципал самостоятельно заключает договоры на размещение рекламных материалов (без
помощи медиа-агента), то отношения, возникающие между принципалом и
медиа-агентом, когда последний выполняет фактические действия, связанные
с исполнением принципалом такого рекламного договора, должны быть квалифицированы как возмездное оказание услуг, а не как агентирование.
1
Определение подготовлено исходя из анализа агентских договоров деловой практики
ООО «Газпром-Медиа».
2
Агентский
договор
Закрытого
акционерного
общества
«ЭНЕРГОМАШИНОСТРОЕНИЕ».<www.sputnikovtv.ru/.../AGENTSKI_DOGOVOR_soglas
ovanni.doc>. (Последнее посещение – 22 февраля 2014 г.).
3
Образец агентского договора ООО «Транс-М», редакции еженедельника «КузбассАВТО». <kuzbass-auto.ru/price/agency.doc>. (Последнее посещение – 22 февраля 2014 г.).
131
Предлагаем следующее определение предмета агентского договора
между рекламораспространителем и медиа-агентом: «осуществление от имени и за счет принципала или от собственного имени и за счет принципала
юридических и фактических действий посреднического характера по размещению рекламных материалов рекламодателей на рекламных площадях/местах принципала».
В рамках осуществления упомянутых юридических и фактических
действий у медиа-агента и принципала возникает ряд прав и обязанностей.
Медиа-агент обязан действовать, руководствуясь интересами принципала, на наиболее выгодных для принципала условиях.
В некоторых агентских договорах стороны согласовывают конкретную стоимость размещения в зависимости от времени и объема предполагаемого заказа (например, в агентских договорах ООО «Газпром-Медиа» с интернет-медиа). В таком случае на агента не налагается обязанности по самостоятельному определению договорной цены. В других агентских договорах
цена определяется агентом с учетом факторов формирования договорной цены, согласованных сторонами.
С нашей точки зрения, наиболее приемлемым способом закрепления
требований к договорной цене заключаемого медиа агентом рекламного договора является комбинирование способов, а именно - включение в договор
фиксированных расценок на услуги размещения рекламы с условием, что
указанные расценки (прайс-лист) могут меняться по взаимному соглашению
сторон путем подписания соответствующего дополнительного соглашения.
Еще одной немаловажной обязанностью агента является обязанность
по предоставлению рекламораспространителю полученных от рекламодателей рекламных материалов (рекламы, переданной на определенном носителе). При этом рекламные материалы должны соответствовать техническим
требованиям (наличие носителя, характеристики указанного носителя, формат, размер и т.д.). Агент обязан ознакомить потенциальных рекламодателей
с указанными требованиями. В случае если данные требования не будут со-
132
блюдены, рекламораспространитель вправе отказать рекламодателям в размещении рекламных материалов.
В связи с вышесказанным, предлагаем включить в ФЗ о рекламе положение об обязательности для сторон включения в агентский договор между рекламораспространителем и медиа-агентом существенного условия о
технических характеристиках/требованиях к рекламным материалам.
Стороны нередко включают в договоры обязанность медиа-агента по
предоставлению принципалу результатов маркетинговых исследований, обзоров рынка рекламы, включающих данные по основным медиапоказателям
(рейтинги, доли аудитории, динамику теле/радио смотрения, портрет аудитории, основные категории рекламируемых каналов, информацию о выходе
рекламы на различных площадках и т.д.)1. Данные сведения необходимы для
формирования тарифов и расценок рекламораспространителя, определения
уровня конкурентоспособности участников рекламного рынка. Неосведомленность рекламораспротсранителя о вышеперечисленной информации влечет падение рейтингов распространителя рекламы, невозможность всеобъемлющей оценки необходимости проведения реформирования, улучшения размещения рекламы.
Исходя из данной практики, целесообразно включить в Закон о рекламе указанную обязанность медиа-агента.
Кроме того, к обязанностям медиа-агента относят осуществление проверки рекламных материалов на соответствие законодательству Российской
Федерации и предоставление рекламораспространитею документов, относящихся к размещаемым материалам.
В обоснование выделения данной обязанности медиа-агента можно
указать на возможный отказ рекламораспространителя от размещения рекламных материалов, не соответствующих требованиям законодательства, а
также отказ в случае непредоставления необходимых для размещения доку1
Образец агентского договора ООО «Газпром-Медиа» и телеканала // Из деловой
документации ООО «Газпром- Медиа».
133
ментов. Размещение рекламных материалов, не соответствующих требованиям законодательства, может повлечь финансовые риски для рекламораспростсранителя, так как последний будет обязан прекратить размещение по требованию контролирующих органов, тем самым изменить рекламный бюджет,
а также репутационные риски в силу возможных претензий со стороны потребителей и повышенного внимания контролирующих органов.
Считаем, что в Закон о рекламе должно быть включено положение об
обязанности медиа-агента предоставить рекламные материалы и по запросу
рекламораспространителя направить документы, относящиеся к указанным
рекламным материалам.
Еще одной обязанностью рекламораспространителя является выплата
агентского вознаграждения медиа-агенту. Для оплаты услуг медиа-агента могут быть предусмотрены различные варианты, в том числе фиксированная,
комиссионная и комбинированная схемы оплаты.
Фиксированная схема оплаты в настоящий момент применяется редко. По мнению некоторых авторов, «объективно данная схема создает основу
для несовпадения интересов медиаканала и селлера, поскольку нормальная
работа данной схемы возможна только при стабильном развитии рынка. При
любом изменении ситуации на рынке – как в сторону увеличения объема
рекламного рынка, так и в сторону его уменьшения – фактически все потери
ложатся на одну из сторон договора»1. В соответствии с указанной схемой,
медиа-агент всегда вправе рассчитывать на фиксированную стоимость своих
услуг (фиксированное агентское вознаграждение).
Комиссионная схема оплаты предполагает определенный фиксированный процент, который получает медиаселлер за реализацию рекламного
пространства. Такая форма оплаты стимулирует обе стороны договора к увеличению рекламных поступлений и укреплению сотрудничества. При такой
форме оплаты размер вознаграждения агента определяется сторонами в про1
Веселов С.В. Медиаселлеры на рынке продаж телерекламного пространства: плюсы и
минусы. <http://www.acvi.ru/Portals/0/docs/Mediasellers%20on%20advert.doc.> (Последнее
посещение – 04 ноября 2013 г.).
134
центах от стоимости фактически оказанных рекламодателям услуг по распространению рекламных материалов по рекламным договорам, заключенным с рекламодателями агентом по поручению принципала. На практике
процент вознаграждения составляет от 8% до 15%1.
Использование комбинированной схемы оплаты услуг медиа-агента
предполагает различные сочетания комиссионной и фиксированной форм
оплаты. Примером комбинированной системы оплаты является так называемая «ступенчатая» форма оплаты, когда агент помимо получения процента от
стоимости реализованного медиапространства вправе при условии качественного оказания услуг и привлечения определенного числа клиентов рассчитывать на фиксированную премию.
В настоящее время стороны вправе самостоятельно выбирать схему
оплаты вознаграждения агента.
Еще одной обязанностью рекламораспространителя, которая, с нашей
точки зрения, может быть включена в ФЗ о рекламе, является обеспечение
надлежащего технического состояния и осуществление текущего технического обслуживания рекламных мест2.
Содержание указанной обязанности различается в зависимости от
рекламного места, обслуживаемого рекламораспространителем.
В отношении наружной рекламы, техническим обеспечением рекламного места являются действия по содержанию места размещения рекламных
конструкций в надлежащем техническом и санитарном состоянии в соответствии с нормами и правилами, установленными санитарными, природоохранными и иными уполномоченными органами; обеспечение безопасности
рекламной конструкции для жизни и здоровья людей, имущества третьих
лиц; мониторинг состояния электротехнического и прочего оборудования (в
1
См. Веселов. С.В. Указ. соч. <http://www.acvi.ru/Portals/0/docs/Mediasellers% 20on%20
advert.doc.> (Последнее посещение – 04 ноября 2013 г.).
2
Образец агентского договора ООО «Транс-М», редакции еженедельника «КузбассАВТО». <kuzbass-auto.ru/price/agency.doc>. (Последнее посещение – 22 февраля 2014 г.).
135
случае если рекламная конструкция находится под освещением), осмотр места размещения рекламы с целью отчистки от мусора и снега.
Если реклама распространяется на телевидении, в радиоэфире или в
интернете, техническое обеспечение рекламного места включает техническую поддержку системы автоматизации телевещания, видео- и аудиосерверов; узлов комплекса медиаподготовки видеоконтента; обслуживание серверного оборудования автоматизированного эфирного комплекса; контроль
качества конечного видео и радио контента; поддержание в надлежащем состоянии коммутационной телевизионной и радио аппаратуры (матрицы, оптические передатчики, интернет передатчики, синхронизаторы, мультиплексоры, реклокеры, усилители-распределители, модемов); проведение измерений параметров аналогового и цифрового телевизионного сигнала; профилактика и устранение неисправностей телевизионного и радиооборудования
и выпуска рекламных материалов в эфир; обеспечение поддержки бесперебойной работы автоматизированной системы многоканального вещания; устранение неполадок в работе интернет сервисов, инфраструктуры сети; осуществление контроля соблюдения порядка работы в информационной сети,
устранение аварийных ситуаций в максимально короткие сроки.
Указанную обязанность необходимо включить в Закон о рекламе, так
как несоблюдение надлежащего технического состояния может повлечь нарушение интересов и причинение вреда третьим лицам, невозможность размещения рекламных материалов/размещение с нарушением заявленных рекламодателем требований.
По аналогии с агентским договором, заключенным между рекламным
агентством и рекламодателем, предлагаем включить в Закон о рекламе положение о необходимости сохранения конфиденциальной информации, передаваемой в рамках исполнения поручения медиа-агента.
Ответственность рекламораспространителя по рассматриваемому виду агентского договора наступает в случае неразмещения рекламных материалов, предоставленных агентом, или размещения рекламных материалов с
136
отступлением от заявленных агентом условий размещения (например, даты
и/или времени выхода, последовательности распространения, хронометража,
версии рекламного материала, качества бумаги, места размещения, размера
шрифта иных условий). Ответственность за упомянутое нарушение состоит в
принудительной обязанности по распространению рекламных материалов в
равноценное согласованное с агентом время и, по выбору агента, осуществления дополнительного распространения таких рекламных материалов за
свой счет в согласованное с агентом время, на другой рекламной конструкции, или выплате агенту штрафов в размере стоимости распространения таких рекламных материалов.
В ряде случаев для агента указанный вид компенсации неприемлем в
силу того, что рекламные кампании рекламодателей, с которыми агент заключает договоры на размещение рекламных материалов, часто носят сезонный характер, и дополнительное размещение не представляет для них интереса. Считаем, что закрепление в договоре исключительно дополнительного
размещения в качестве меры ответственности рекламораспространителей
ставит стороны по указанному виду агентского договора в неравное положение и нарушает принцип справедливости и равноправия.
Условие о том, что рекламораспространитель выплачивает штраф
агенту в размере стоимости распространения рекламных материалов, свидетельствует о том, что агент вправе получить обратно денежные средства, уплаченные ранее по рекламному договору, для возврата их рекламодателю.
Тем не менее, медиа-агент уже не может рассчитывать на возмещение своих
убытков и штрафных выплат, которые он может понести, если рекламодатель, с которым медиа-агент заключил рекламный договор, потребует выплаты соответствующих сумм в связи с возможностью срыва рекламной кампании и потери прибыли из-за неразмещения рекламных материалов.
Полагаем, в интересах медиа-агента необходимо предусматривать в
договорах такую меру ответственности за данное нарушение, как взыскание
неустойки за каждый день просрочки размещения рекламных материалов.
137
Агент несет ответственность за соответствие предоставляемых к распространению рекламных материалов законодательству Российской Федерации. В соответствии с агентскими договорами, используемыми ООО «Газпром–Медиа», на медиа-агента также возложена обязанность по урегулированию всех имущественных претензий третьих лиц, в том числе авторов и
обладателей смежных прав, в связи с распространением предоставленных
агентом рекламных материалов. Исключения составляют случаи, когда рекламораспространитель был предупрежден о возможных нарушениях и рисках
и, несмотря на предупреждение, принял решение о распространении таких
рекламных материалов.
Специальными основаниями для прекращения данного вида агентского договора являются 1) отказ принципала от размещения предоставленных
агентом рекламных материалов в случаях несоответствия рекламных материалов требованиям законодательства Российской Федерации, техническим
требованиям, предусмотренным договором, программной политике или программной концепции рекламораспространителя; 2) при размещении рекламы
на телевидении или радио - объявление дней траура, объявление определенных дней свободными от размещения рекламных материалов и т.д.
Представляется важным предусмотреть указанные основания в Законе
о рекламе.
Подводя итог сказанному, считаем правильным квалифицировать рассмотренные агентские договоры в качестве самостоятельных видов агентского договора и дополнить Закон о рекламе статьями, посвященными агентскому договору между медиа-агентом и рекламораспространителем и между
рекламодателем и рекламным агентом. В указанные статьи предлагается
включить понятие данных договоров, перечень их существенных условий,
рассмотренные права и обязанности сторон, основания для одностороннего
отказа от исполнения обязательств по каждому и рассмотренных видов
агентского договора.
138
Также предлагаем внести в ст. 3 Закона о рекламе определение медиаагента.
С нашей точки зрения, более полная и правильная квалификация двух
рассмотренных агентских договоров возможна только после их закрепления
в Гражданском кодексе. В связи с этим, считаем необходимым также дополнить пункт 4 ст. 1005 ГК РФ указанием на сферы применения агентского договора, в частности, возможностью применения агентского договора в сфере
рекламно-информационных услуг, а также включить в главу 52 ГК РФ статьи, посвященные существенным условиям и обязанностям сторон по каждому из рассмотренных в настоящем параграфе договоров.
§ 3. Агентский договор в сфере торгового мореплавания и судоходства на внутренних водных путях
Непрерывное развитие экономических связей обуславливает постоянно увеличивающийся объем транспортных перевозок и возрастающую заинтересованность субъектов гражданских отношений в отлаженном механизме
их правового регулирования.
Наиболее явно данная тенденция прослеживается на примере морских
и речных транспортировок. Ввиду множества особенностей в нормах законодательства и действия различных обычаев в портах, для осуществления нормального хода деятельности судовладельцы зачастую нуждаются в помощи
при взаимодействии с представителями порта, береговыми организациями, а
именно – в разнообразных услугах по оформлению необходимых документов, подготовке груза, уведомлению грузополучателя и др.
Обслуживание судов в портах осуществляется через судовых агентов
на основании агентского договора. Судовые агенты, действуя на определенной территории, владеют информацией о требованиях и правилах, установленных в конкретном регионе, и являются связующим звеном между судовладельцем и местными органами управления.
139
В законодательстве РФ признан факт наличия агентских правоотношений в данной области. В Кодексе торгового мореплавания Российской Федерации содержатся основные положения о договоре морского агентирования (глава XIII). Тем не менее, в судебной практике встречаются споры о
правовой квалификации договора морского агентирования: некоторые суды
квалифицируют его в качестве договора комиссии1, транспортной экспедиции2, обычного агентского договора (не договора морского агентирования)3.
Следует также отметить, что нормы об агентировании на внутренних
водных путях в законодательстве отсутствуют. Представляется, что в связи
со схожестью отношений, складывающихся между судовладельцем и речным/морским агентом, а также в связи с отсутствием в специальном законодательстве норм, посвященных конструкции договора агентирования речных
судов, возможно применение норм о морском агентировании по аналогии закона к отношениям агентирования на внутренних водных путях.
Тем не менее, договор агентирования на внутренних водных путях
обусловлен спецификой сферы его применения, наличием особого субъектного состава, сложившихся в сфере внутреннего водного плавания обычаев,
территориальных особенностей. Это подтверждает и факт принятия КВВТ
РФ, закрепляющего самостоятельный статус отношений, касающихся речного судоходства.
Полагаем, что нормы об агентском договоре на внутренних водных
путях не были внесены в КВВТ РФ во время его принятия в связи с тем, что
на тот момент коммерческое использование речного транспорта еще не достигло той востребованности, которая наблюдается в настоящее время. Ин-
1
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 августа 2013 г. по делу № А5675144/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27 декабря 2011 г. по делу № А454750/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Определение ВАС РФ от 27 мая 2010 г. № ВАС-3911/10 по делу № А32-19109/08-23/22930/75; Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 05 сентября 2011 г.
№ 05АП-4507/2011, 05АП-4799/2011 по делу N А51-3114/1999 // СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
140
корпорирование соответствующих положений об агентских отношениях в
КВВТ РФ считаем целесообразным.
К обоим указанным разновидностям агентского договора применяются также и общие положения об агентском договоре, закрепленные в Гражданском кодексе РФ. Следует согласиться с мнением некоторых авторов о
том, что агентский договор, предусмотренный главой 52 ГК РФ, а также договор морского агентирования, предусмотренный главой XIII КТМ РФ, соотносятся как родовое и видовое понятия соответственно1. В силу отсутствия
прямого указания закона на такую связь, возможны спорные ситуации в части субсидиарного применения к отношениям морского агентирования и агентирования на внутренних водных путях общих положений об агентском договоре.
Особенностью положений о морском агентировании является диспозитивный характер норм, включенных в главу XIII КТМ РФ. В статье 233
КТМ РФ предусмотрено, что правила, установленные главой о морском агентировании, применяются, если соглашением сторон не установлено иное.
Для объяснения указанного правила и в поддержку указанной нормы
в литературе высказывается мнение о том, что такое положение связано со
спецификой торгового агентирования и позволяет сторонам регулировать
свои отношения при помощи стандартных форм договоров морского агентирования, разработанных международными неправительственными организациями2.
Следует согласиться с мнением других авторов, считающих, что
«примененный в КТМ РФ способ регулирования договорных отношений, когда диспозитивный характер придается не некоторым нормам, регулирующим отдельные условиям договора, а всему комплексу правил о соответст1
См., например, Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о
перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта
(книга 4). М. 2011. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
2
См., например, Иванов Г.Г. Правовое регулирование морского судоходства в Российской
Федерации. М. 2009. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
141
вующем договоре целиком, не соответствует общей системе регулирования
гражданско-правовых отношений, применяемой в российском гражданском
праве»1. Полагаем, что указанная диспозитивность может привести к проблемам в правовой квалификации договора морского агентирования и регулировании соответствующих отношений исключительно нормами гражданского кодекса об агентировании без учета специфики рассматриваемых отношений.
Представляется, что указанная диспозитивность не оправдана, так как
не соответствует положениям ст. 422 Гражданского кодекса РФ. Несмотря на
то, что стороны вправе выбрать для регулирования своих правоотношений
нормы и положения, отличные от предусмотренных в КТМ РФ, они в любом
случае не должны противоречить нормам, закрепленным в главе 52 ГК РФ,
так как они носят императивный характер и обязательны к применению ко
всем видам агентского договора. В связи с этим предлагаем исключить из гл.
XIII КТМ РФ статью 233 и признать императивными все нормы, включенные
в указанную главу.
Сторонами договора морского агентирования являются судовладелец
(выступающий в роли принципала) и морской агент (выступающий в роли
агента). В договоре агентирования речных судов в отношения с судовладельцем вступает речной агент. Разница между речным и морским агентами, с
нашей точки зрения, заключается исключительно в том, что первый осуществляет свою деятельность на внутренних водных путях Российской Федерации, а второй на морских путях. Следует сразу оговориться о том, что морской агент может взаимодействовать с судовладельцами внутреннего плавания в случае, если они осуществляют плавание по морским путям, а также по
внутренним водным путям при осуществлении перевозок грузов, пассажиров
и их багажа с заходом в иностранный морской порт, во время спасательной
операции и при столкновении с морским судном (п.1 ст. 3 КТМ РФ). Таким
1
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о перевозке,
буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта (книга 4).– СПС
«КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
142
образом, полномочия морского и речного агентов иногда взаимосвязаны и в
основном совпадают.
В юридической литературе предлагаются различные классификации
морских агентов, например, по объему полномочий, виду судоходства, назначению, форме собственности и участию в капитале1.
Законодательством не предусмотрено каких-либо ограничений по организационно-правовым формам, в рамках которых могут действовать морской или речной агент. Большинство авторов придерживаются позиции о
том, что в качестве морского агента могут выступать только коммерческие
юридические лица и индивидуальные предприниматели, т.е. субъекты предпринимательской деятельности2.
Подтверждением указанного вывода служат положения ст. 235 КТМ
РФ о том, что морской агент может совершать юридические и иные действия
с согласия судовладельца также в пользу другой стороны, уполномочившей
его на такие действия. В данном случае речь идет о возможности коммерческого представительства на стороне морского агента. Коммерческим представителем может являться коммерческая организация или индивидуальный
предприниматель.
Считаем, что и в случае, если морской агент не выступает в роли коммерческого представителя, он осуществляет деятельность по морскому агентированию с целью извлечения прибыли, что подтверждает предпринимательский характер его действий. Представляется, что аналогичный вывод в
отношении субъектного состава со стороны морского агента может быть сделан и в отношении речного агента.
1
Луговцев А.Ф., Маслов Г.А. Агентирование морских судов: Учебник для вузов морского
транспорта. М. 1988. С. 9.
2
См., например, Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта (книга
4).– СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Научно-практический
комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Н.Н. Агафонова, С.В. Артеменков, В.В. Безбах и др.; под ред. В.П. Мозолина, М.Н.
Малеиной. М. 2004. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства». Автор
комментария – Глушкова Л.И.
143
Следует отметить, что ранее законодатель предусматривал лицензирование деятельности морского агента. Такое требование содержалось в постановлении Правительства РФ «О лицензировании перевозочной, транспортно-экспедиционной и другой деятельности, связанной с осуществлением
транспортного процесса на морском транспорте»1. В связи с вступлением в
силу Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 8 августа 2001 г.2, деятельность морских агентов была исключена из
перечня лицензируемых.
Интересным, на наш взгляд, представляется вопрос о возможности
совершения морским агентом (по поручению судовладельца и за его счет) от
своего имени сделок в рамках деятельности, подлежащей лицензированию. К
таким видам деятельности, к примеру, могут быть отнесены деятельность в
рамках морских перевозок груза, перевозок груза внутренним водным транспортом, погрузочно-разгрузочная деятельность применительно к опасным
грузам в морских портах, портах внутреннего водного транспорта и т.д.
В силу отсутствия судебной практики по делам об осуществлении
морскими агентами лицензируемых видов деятельности для решения указанного вопроса можно обратиться к судебной практике по вопросам агентского
договора в целом. Системный анализ такой практики приводит к выводу о
том, что для признания законности указанной деятельности агент должен
осуществлять деятельность, подлежащую лицензированию, либо от имени
1
Постановление Правительства Российской Федерации от 24 июня 1998 г. № 641 «О лицензировании перевозочной, транспортно-экспедиционной и другой деятельности, связанной с осуществлением транспортного процесса на морском транспорте» // Собрание
законодательства РФ. 1998. № 26. Ст. 3092. (документ утратил силу).
2
Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов
деятельности» // Собрание законодательства РФ. 2001. № 33 (часть I). Ст. 3430. (документ
утратил силу).
144
принципала1, либо от собственного имени, но по поручению принципала, обладающего лицензией на осуществление указанного вида деятельности2.
Контрагентом по договору морского агентирования является судовладелец (принципал) – лицо, эксплуатирующее судно от своего имени и на законном основании (ст. 3 КТМ РФ). В КВВТ предусмотрено, что судовладелец – юридическое или физическое лицо, эксплуатирующее судно от своего
имени, независимо от того, является ли оно собственником или использует
его на ином законном основании (ст. 3 КВВТ РФ).
Для указанного субъекта договора морского агентирования также отсутствуют специальные требования в отношении организационно-правовых
форм, в рамках которых он может действовать.
Анализ приведенных норм, содержащих понятия судовладельца, позволяет сделать вывод о том, что им может быть любой субъект гражданского права, главное, чтобы он обладал судном на законном основании, например государственные унитарные предприятия (субъекты права хозяйственного ведения), казенные предприятия (субъекты оперативного управления), доверительный управляющий по договору доверительного управления имуществом, фрахтователь по договорам тайм-чартер и бербоут-чартер.
В части исследования вопроса о судовладельце, отдельный интерес
представляет вышеупомянутая норма о возможности действия агента в интересах разных сторон. Как известно, представляемыми лицами в рамках коммерческого представительства могут быть предприниматели при заключении
ими договоров в сфере предпринимательской деятельности (п. 1. ст. 184 ГК
РФ). Соответственно, можно сделать вывод о том, что возможность действия
агента в интересах разных сторон может быть указана только в договоре
1
См., например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06 сентября 2010 г. по делу № А39-1027/2010; постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22 сентября 2010
г. по делу № А53-4976/2010; постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04 октября
2010 г. по делу № А39-1447/2010; // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См., например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 ноября 2010 г. по
делу № А78-6521/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
145
морского агентирования, судовладельцем по которому будет выступать
субъект предпринимательской деятельности.
Анализ деловой практики в указанной области свидетельствует о том,
что агентский договор не является единственным документом, подтверждающим полномочия морского агента. Представляется, что помимо договора морского агентирования документом, подтверждающим полномочия агента по осуществлению агентских услуг по конкретному судну (в том числе и
оплату портовых сборов) может быть иной документ судовладельца, принятый обычаем делового оборота, о номинации агента в качестве организации,
выполняющей агентские услуги для принципала по этому судну. В частности, факт номинации подтверждается письмом в электронной форме, где указано, что агент номинируется агентом, указано, кто будет плательщиком дисбурсментского счета, наименование судовладельца и дата прибытия судна в
порт1.
В силу того, что морским агентом вправе выступать юридические лица и индивидуальные предприниматели, агентский договор должен быть заключен в письменной форме. При этом в области торгового мореплавания,
помимо составления договора как отдельного документа, подписываемого
сторонами, широко применяется заключение договора посредством обмена
документами с помощью факсимильной, электронной и других видов связи2.
Такой способ оформления агентского договора в ряде случаев предоставляет недобросовестному судовладельцу при оспаривании своей задолженности ссылаться на отсутствие между сторонами каких-либо договорных
обязательств либо несогласованность стоимости услуг агента. Во избежание
указанных спорных вопросов разумно заключать агентский договор путем
составления документа или обмена документов, подписанными сторонами.
1
Примеры приведены из деловой переписки ООО «ТТС-Агент».
См., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 09 апреля 2010 г. по
делу № А21-6899/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
146
С нашей точки зрения необходимо закрепить в КТМ РФ положение о
форме договора морского агентирования и предусмотреть, что данный договор должен быть совершен в письменной форме.
Как уже было ранее указано, в рассматриваемой сфере очень популярными являются разработанные различными международными организациями типовые формы агентских соглашений. Примером являются формы,
утвержденные Федерацией национальных и социальных морских брокеров и
агентов (ФОНАСБА): Стандартное линейное и Генеральное агентское соглашение 2001 года (далее – Линейное соглашение, Генеральное соглашение
ФОНАСБА, Генеральное соглашение)1, Субагентское соглашение 1998 года2
(далее – Субагентское соглашение). Указанные документы одобрены и рекомендованы к применению Балтийским и международным морским советом
(БИМКО) – неправительственной организацией, занимающейся вопросами
морской судоходной политики, унификации транспортных документов и информацией членов по различным аспектам международной морской торговли. Членами указанной организации являются судовладельцы. Иными словами, формы разработаны и одобрены представителями обеих сторон договора
морского агентирования, что свидетельствует о сбалансированном соблюдении интересов контрагентов.
Существенным условием договора морского агентирования является
его предмет. В соответствии с определением, предусмотренным ст. 232 КТМ
РФ, по договору морского агентирования морской агент обязуется за вознаграждение совершать по поручению и за счет судовладельца юридические и
иные действия от своего имени или от имени судовладельца в определенном
порту или на определенной территории. По сделке, заключенной морским
агентом с третьим лицом от своего имени и за счет судовладельца, морской
агент приобретает права и становится обязанным, хотя бы судовладелец и
1
Standard Liner And General Agency Agreement 2001 // <www.bimco.org>. (Последнее
посещение – 14 июня 2014 г.).
2
Генеральное агентское соглашение 1993 г., Субагентское соглашение 1998 г..
<https://www.fonasba.com> (Последнее посещение – 25 ноября 2013 г.).
147
был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки (п.1. ст. 1005 ГК РФ). По сделке, совершенной
морским агентом с третьим лицом от имени и за счет судовладельца, права и
обязанности возникают непосредственно у судовладельца.
Приведем примеры формулировок предмета договора агентирования
морских судов из деловой практики: «агент обеспечивает агентирование судов судовладельца (РК «Красное знамя») в портах Норвегии, организуя
снабжение судов продовольствием, водой, запчастями, буксировку судна в
порту, ремонт и его осмотр, а также оказывает помощь экипажу судна судовладельца в отношении медицинского обслуживания и репатриации членов
экипажа»1; «по поручению предприятия агент от своего имени, но за счет
предприятия, осуществляет действия, связанные с реализацией предприятием
услуг по обеспечению судоходства и пребывания судов в морских портах
Сахалинской области, включая вход судна в порт и выход судна из порта,
маневрирование и стоянку судна в порту на условиях согласно настоящего
договора, получению от судовладельцев причитающихся предприятию портовых сборов за оказанные услуги и перечислению этих средств предприятию, включая перевод со своего валютного транзитного счета на валютный
транзитный счет предприятия портовых сборов в иностранной валюте, поступивших от судовладельцев – нерезидентов Российской Федерации»2.
Как правило, для осуществления указанных действий агент должен
заключить договор с соответствующим портом, на территории которого он
осуществляет операции. Зачастую морские агенты заключают с портом рамочные договоры, регламентирующие права и обязанности сторон по осуществлению деятельности, связанной с заходом/выходом, пребыванием в порту,
и выполнению операций с судном и т.д. При этом указанные договоры могут
быть заключены задолго до обращения конкретного судовладельца к агенту и
1
Определение ВАС РФ от 23 сентября 2009 г. № ВАС-11972/09 по делу № А42-2193/2004
// СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См. образец договора ФГУП «Росморпорт» <http://www.rosmorport.ru/media/ File/new2
/SKL_Agent_Cont.doc.> (Последнее посещение – 18 ноября 2013 г.).
148
распространяют действие на любые требования агента в рамках прописанных
в договоре обязанностей порта1. Для осуществления же конкретного заказа,
агенту необходимо сделать заявку в рамках указанных договоров для обслуживания конкретного судна. Представляется, что необходимо расценивать
заключение таких договоров как юридические действия агента.
Приведенные выше формулировки свидетельствуют о широком перечне действий, осуществляемых агентом. Примерный перечень оказываемых морским агентом услуг закреплен также в ст. 237 КТМ РФ. В частности,
указано, что морской агент выполняет различные формальности, связанные с
приходом судна в порт, пребыванием судна в порту и выходом судна из порта, оказывает помощь капитану судна в установлении контактов с портовыми
и местными властями и в организации снабжения судна и его обслуживания
в порту, оформляет документы на груз, инкассирует суммы фрахта и иные
причитающиеся судовладельцу суммы по требованиям, вытекающим из договора морской перевозки груза, оплачивает по распоряжению судовладельца и капитана судна суммы, подлежащие уплате в связи с пребыванием судна
в порту, привлекает грузы для линейных перевозок, осуществляет сбор фрахта, экспедирование груза и совершает иные действия в области морского
агентирования.
В Генеральном соглашении ФОНАСБА действия морского агента
разделены на три группы: обязанности по маркетингу и продажам, агентирование в порту и действия по контейнерной и трейлерным перевозкам (п. 3.00
Генерального соглашения).
В юридической литературе существуют различные мнения в отношении того, являются ли все вышеперечисленные действия в действительности
предметом договора морского агентирования.
1
См., например договор №01-01/03-172 от 07 августа 2012 г. между Федеральным
государственным унитарным предприятием «Росморпорт» и Обществом с ограниченной
ответственностью «ТТС –Агент»; договор 07-01/14-17аот 01 января 2014 г. между
Федеральным государственным учреждением «Администрация морского порта Ейск» и
Обществом с ограниченной ответственностью «ТТС-Агент» // Из деловой документации
ООО «ТТС-Агент».
149
Интересным с нашей точки зрения представляется вопрос о соотношении предмета договоров транспортной экспедиции и морского агентирования. Анализируя услуги, выполняемые агентом в соответствии с КТМ РФ,
суды приходят к выводу, что данные услуги могут оказываться также в рамках договора возмездного оказания услуг и транспортной экспедиции1. Такой
вывод подтверждается позицией, изложенной в постановлении Президиума
Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 января 1999 г. № 5056/98, в соответствии с которой услуги по организации технического снабжения судов, ремонтных работ, обеспечению буксирных и погрузочно-разгрузочных работ,
обеспечению судов водой и продовольственными товарами, организации
доставки на борт судна таможни, обеспечению лоцманской и ледокольной
проводки, швартовых операций, радиосервиса, а также по согласованию времени и даты поставки судна к причалу, оформлению грузовых документов,
уплате портовых сборов не являются посредническими и имеют сходство с
услугами экспедитора в договоре транспортной экспедиции (п. 1 ст. 801 ГК
РФ)2.
Представляется, что некоторые из перечисленных в ст. 237 КТМ РФ
действий могут входить в предмет договора транспортной экспедиции. В частности, это касается фактических действий по экспедированию груза,
оформлению документов на груз. Тем не менее, считаем, что особенность
указанных услуг предопределена сферой деятельности морского агента, связанной с торговым мореплаванием. Более того, вышеперечисленные услуги
могут быть включены в предмет договора морского агентирования при условии, что они носят посреднический характер. Если они будут составлять самостоятельный предмет договора, то правовое регулирование указанных
действий будет осуществляться посредством норм Гражданского кодекса об
1
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27 декабря 2011 г. по делу № А454750/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Постановление Президиума ВАС РФ от 26 января 1999 г. № 5056/98 // Вестник ВАС РФ.
1999. № 5. – СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
150
иных договорах, в том числе подрядного договора, договора возмездного
оказания услуг, договора транспортной экспедиции.
Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что сфера
действия морского агента имеет существенное значение при квалификации
договора в качестве договора морского агентирования. В одном из судебных
дел, договор морского агентирования был переквалифицирован в договор
комиссии в силу несоответствия действий, выполняемых агентом, целям торгового мореплавания1. При этом необходимо отметить, что понятие «торгового мореплавания» по смыслу статьи 2 КТМ РФ толкуется расширительно и
включает действия, не связанные непосредственно с торговлей.
С нашей точки зрения, сфера действия рассматриваемого вида агентского договора является наиболее явным механизмом для отграничения договора морского агентирования от смежных договоров. Полагаем, что условие о сфере действия договора морского агентирования можно отнести к существенным условиям данного договора, как определяющее природу данного вида договора.
Отличительной чертой договора морского агентирования является
территориальная привязка действий морского агента к определенному порту
или определенной территории. «Эта особенность вытекает из специфики
морского судоходства: работа судов в линейном и трамповом сообщении с
заходами в конкретные порты, объемы агентских услуг и т.п.»2.
Буквальное толкование закрепленной в КТМ РФ нормы позволяет
сделать вывод о том, что договор морского агентирования, в котором не указана территория действия агента, может быть признан незаключенным в связи с несогласованностью его предмета. Указанный вывод подтверждается и
судебной практикой. В частности, в постановлении ФАС Северо-Кавказского
округа высказано мнение о том, что в силу нормы статьи 232 КТМ РФ судов1
См. постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2013 г.
по делу № А56-75144/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Иванов Г.Г. Правовое регулирование морского судоходства в Российской Федерации. –
СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
151
ладелец поручает морскому агенту совершать юридические и иные действия
в определенном порту или на определенной территории. В рассматриваемых
договорах стороны не определили, на какой территории компания действует
от имени общества, поэтому, с учетом особенностей правоотношений сторон,
договор морского агентирования был признан незаключенным1.
Полагаем необходимо внести изменение в закон и предусмотреть
норму о том, что морской агент может осуществлять действия на неограниченной территории. Расширение сферы действия морского агента упростит
процедуру взаимодействия судовладельца с различными портами: ему не потребуется заключать множество договоров с отдельными морскими агентам,
действующими на различных территориях. В то же время, такое нововведение повысит профессиональный уровень морского агента: появится необходимость в осведомленности о требованиях различных портов для возможности оказания полного спектра услуг на различных территориях. Более того,
положение о неограниченной территории действия агента позволит сторонам
оформить взаимоотношения даже в случаях, когда определение территории
действия агента затруднительно или невозможно в момент заключения договора.
Для анализа рассматриваемого вида агентского договора, считаем необходимым рассмотреть права и обязанности сторон. Комментируя положения КТМ РФ, посвященные правам и обязанностям агента, многие авторы
делают вывод о том, что в них в большей степени определяются основные
обязанности морского агента, упуская из виду его права2.
В п.2. ст. 237 КТМ РФ предусмотрены основные обязанности морского агента, к которым относятся осуществление деятельности в интересах судовладельца добросовестно и в соответствии с практикой морского агенти1
Постановление ФАС Северо - Кавказского округа от 07 июня 2006 г. № Ф08-1800/2006
по делу № А32-20388/2004-50/226 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Симоненко А.М. Комментарий к кодексу торгового мореплавания Российской
Федерации (постатейный). М. 2008. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии
законодательства».
152
рования; действие в пределах своих полномочий; ведение учета расходования средств и предоставления судовладельцу отчетов в порядке и в сроки,
которые предусмотрены договором морского агентирования.
Первая из перечисленных обязанностей закрепляет принцип добросовестности поведения морского агента. Следует отметить, что в настоящий
момент Общественным объединением «Ассоциация российских морских
агентов» принят Кодекс поведения морского агента Российской Федерации1.
Указанный кодекс призван поддержать и повысить качество предоставляемых услуг в области морского агентирования, а также способствовать благоразумному использованию прав и квалифицированному выполнению обязанностей морского агента Российской Федерации. Данный документ более
подробно раскрывает принцип добросовестности, на котором агент должен
основывать свою деятельность. В частности, указано, что морской агент
должен осуществлять свою деятельность в интересах принципала добросовестно, честно и беспристрастно в соответствии с практикой морского агентирования; воздерживаться от негативной оценки деятельности других морских
агентов, равно как и от других форм недобросовестной конкуренции, быть во
всех отношениях независимым, воздерживаться от деятельности, могущей
повлиять на его независимость; со всей тщательностью, компетентностью и
аккуратностью действовать во всех финансовых вопросах, приняв необходимые меры по обеспечению интересов принципала и т.д. Указанные положения позволяют в наибольшей степени раскрыть требования к добросовестности морского агента.
Второй обязанностью агента является обязанность действовать в пределах своих полномочий. Интерес представляет анализ положения ст. 234
КТМ РФ об ограничении общих полномочий агента. В указанной статье предусмотрено положение о том, что в случае ограничения судовладельцем общих полномочий морского агента на совершение сделок от имени судовла1
Кодекс поведения морского агента Российской Федерации. <http://www.arma.ru/.>
(Последнее посещение – 18 ноября 2013 г.).
153
дельца, сделка, совершенная морским агентом с действовавшим добросовестно третьим лицом, является действительной и создает права и обязанности
по совершенной для судовладельца сделке, если только третьему лицу не было известно о таком ограничении. Отличие от аналогичной нормы, закрепленной в ГК РФ, заключается в том, что в ней не предполагается возможности для принципала при оспаривании совершенной агентом таким образом
сделки ссылаться на то, что хотя третье лицо и не знало об ограничении полномочий агента, но должно было об этом знать. «Указание на «добросовестность» действий третьего лица направлено на то, чтобы компенсировать отсутствие прямо выраженного требования»1.
Существуют также иные точки зрения, касающиеся трактовки указанных положений. В частности, некоторые авторы указывают, что «судовладелец может оспорить сделку, если докажет либо то, что третье лицо действовало недобросовестно, либо что ему (третьему лицу) было известно об ограничении полномочий агента. В то же время данную статью следует рассматривать с учетом правила п.2 ст. 1005 ГК РФ относительно того, что при наличии письменного договора, предусматривающего общие полномочия агента на совершение сделок от имени принципала, последний в отношениях с
третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих
полномочий, если не докажет, что третье лицо знало или должно было знать
об ограничении полномочий агента»2.
Анализируя приведенные нормы, Витрянский В.В. приходит к выводу
о том, что «такой подход не учитывает то обстоятельство, что договор морского агентирования является отдельным видом агентского договора, и значение норм, содержащихся в главе XIII КТМ РФ, состоит в том, что они
представляют собой специальные правила, предназначенные для урегулирования договора морского агентирования, по отношению к общим положени-
1
Симоненко А.М. Указ. соч. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
Иванов Г.Г. Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации».
М. 2005. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
2
154
ям об агентском договоре, содержащимся в главе 52 ГК РФ»1. Автор считает,
что в силу того, что указанные отношения урегулированы ст. 237 КТМ РФ,
применение общих положений ГК РФ в принципе невозможно.
С нашей точки зрения, с приведенной позицией можно не согласиться. В силу того, что договор морского агентирования является видом агентского договора, при решении вопросов, касающихся указанного вида договора, субсидиарно применяются общие положения об агентском договоре. По
нашему мнению, отсутствие в нормах КТМ РФ положения, аналогичного положению, закрепленному в ГК РФ, является пробелом, который может быть
восполнен ГК РФ. Считаем, что нормы ГК РФ не противоречат, а дополняют
КТМ РФ.
Еще одной обязанностью агента является обязанность по ведению
учета расходования средств и предоставлению судовладельцу отчетов в порядке и в сроки, предусмотренные договором морского агентирования. Следует отметить, что предоставление отчетности играет немаловажную роль в
связи с тем, что в ряде случаев отчеты являются доказательством наличия
между сторонами (судовладельцем и агентом) договорных отношений и факта оказания услуг2.
В договоре морского агентирования предусматривается обязанность
агента проверять все первичные документы, представляемые к оплате за услуги, оказанные судовладельцу, и группировать их для каждого рейса с составлением дисбурсментского счета3. Если морской агент производит расчет
фрахта и иных платежей, он должен осуществлять эту работу в соответствии
с тарифами судовладельца, собирать соответствующие суммы и своевремен1
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о перевозке,
буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта (книга 4).– СПС
«КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
2
См., например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 июля 2009 г. по делу
№ A42-2193/2004; постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07
августа 2009 г. по делу № A56-2080/2009; постановление Тринадцатого арбитражного
апелляционного суда от 17 февраля 2010 г. по делу № А56-30533/2009 // СПС
«КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Образец договора морского агентирования ООО «ТТС-Агент» // Из деловой
документации ООО «ТТС-Агент».
155
но и полностью переводить их судовладельцу. Морской агент вправе производить из суммы фрахта и других платежей оплату дисбурсментских расходов судовладельца1.
Судебная практика исходит из того, что в качестве отчетов агента
можно рассматривать счета, предъявляемые портовым агентом и отражающие расходы (налоги, сборы, работы по обслуживанию судна), произведенные им за счет судовладельца во время пребывания судна в порту стоянки
(дисбурсментские счета), так как в них содержатся сведения о действиях, совершенных агентом в интересах судовладельца, и о размере причитающегося
агенту вознаграждения2.
Среди прав морского агента можно выделить возможность привлечения субагентов (ст. 236 КТМ РФ). Морской агент вправе в целях исполнения
договора морского агентирования заключать договоры морского субагентирования с другими лицами, оставаясь при этом ответственным за действия
морского субагента перед судовладельцем. Исходя из буквального толкования указанной нормы, передача полномочий, основанных на доверенности
(передоверие), морскому субагенту, возможна, когда морской агент уполномочен на это доверенностью или если он вынужден к этому силою обстоятельств. Основным требованием в данном случае является соответствие цели
передачи полномочий цели охраны интересов судовладельца.
В дополнение к нормам, касающимся субагентирования, содержащихся в КТМ РФ, в Гражданском кодексе РФ содержится также положение, согласно которому в агентском договоре может быть предусмотрена обязанность агента заключать субагентский договор с указанием или без указания
конкретных условий такого договора. Некоторые авторы полагают, что «дан-
1
Иванов Г.Г. Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации». СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
2
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 июля 2009 г. по делу № Ф422193/2004 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
156
ная норма не может применяться к правоотношениям, вытекающим из договора морского агентирования»1.
С нашей точки зрения указанные положения не противоречат положениям, закрепленным в КТМ РФ, соответственно могут применяться к отношениям морского агентирования.
В связи с изучением вопроса о полномочии агента по привлечению
субагентов интерес представляет положение Генерального соглашения ФОНАСБА о том, что агент будет нести ответственность за деятельность субагента только в случае, если он не окажет должной осмотрительности при
выборе и наблюдении за деятельностью субагента (п.3.04 Генерального соглашения). Указанное положение расходится с положением, закрепленным в
российском законодательстве. Полагаем, что применение данного правила
является достаточно затруднительным и может привести к нарушению прав
добросовестного судовладельца. Доказывание факта отсутствия должной осмотрительности при выборе субагента на практике может оказаться невыполнимым, соответственно, считаем, что данное положение не должно быть
воспринято для совершенствования российского законодательства.
Помимо названных обязанностей агента на практике стороны также
включают в договор обязанность агента направлять судовладельцу материалы, характеризующие изменения ставок портовых сборов и плат, тарифов,
правил и обычаев порта2. В распоряжении агента находится необходимая
информация, касающаяся внутренних требований порта, в том числе негласных обычаев. Предоставление указанных сведений необходимо судовладельцу для осуществления контроля за должным расходованием средств, переданных морскому агенту для выполнения поручений, формирования бюджета на последующие периоды. Предоставление информации об обычаях порта
1
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о перевозке,
буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта (книга 4). –
СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
2
Образец договора морского агентирования ООО «ТТС-Агент» // Из деловой
документации ООО «ТТС-Агент».
157
позволит судовладельцу избежать финансовых и репутационных рисков при
взаимодействии с тем или иным портом. В то же время, при помощи предоставления сведений о портовых обычаях агент сможет обосновать надлежащее
выполнение обязательств по договору с судовладельцем. В связи с этим, целесообразно включить указанную обязанность агента в КТМ РФ и в КВВТ
РФ.
Что касается обязанностей судовладельца, то к ним относятся предоставление средств, достаточных для совершения действий в соответствии с
договором морского агентирования, возмещение морскому агенту произведенных им расходов, уплата морскому агенту вознаграждения в размере и
порядке, установленные договором морского агентирования. Кроме того, на
судовладельца возложена ответственность за последствия действий морского
агента, если он совершает их от имени судовладельца и в пределах своих
полномочий (ст. 238 КТМ РФ).
К отчету морского агента могут быть приложены необходимые доказательства расходов, произведенных агентом за счет принципала (п.2 ст. 1008
ГК РФ). У судовладельца есть право сообщить о своих возражениях по отчету (п. 3 ст. 1008 ГК РФ).
Помимо оплаты необходимых и документально подтвержденных расходов морского агента, судовладелец обязан выплатить агенту вознаграждение за оказанные услуги.
В силу специфики рассматриваемого вида договора, а также в силу
того, что договор морского агентирования является видом агентского договора, считаем, что возмездный характер отношений по договору морского
агентирования презюмируется.
Агентское вознаграждение начисляется в соответствии с установленными тарифами морского агента либо в зависимости от принятых в порту
ставок агентского вознаграждения. Ставки агентского вознаграждения могут
зависеть от тоннажа судна, типа и количества груза, от вида плавания (каботажное, заграничное). Для судовладельцев могут предоставляться различные
158
льготы агентскими фирмами при наличии долгосрочных обязательств. При
выполнении агентом посреднических функций во время заключения фрахтовых сделок в качестве агентского вознаграждения им получается определенный процент от суммы фрахта.
На практике, стороны включают в договор обязанность судовладельца
обеспечить агента информацией о главных габаритах судна для расчета портовых сборов1. Данная обязанность агента корреспондирует обязанности судовладельца, предусмотренной в Генеральном соглашении, по обеспечению
агента необходимой документацией и бланками, полной информацией о
движении судов, портов захода и линейной политике, в той мере, в какой она
затрагивает портовую и сбытовую деятельность агента.2
При взаимодействии с портом агент также должен обладать сведениями в отношении момента захода судна в порт, о целях судоходства, данных по судам и грузам, наличии опасных грузов, обладать необходимой документацией на груз (в том числе мерительным (классификационным) свидетельством)3. Указанная информация также должна быть предоставлена судовладельцем.
Данные сведения необходимы агенту для надлежащего выполнения
поручений принципала, оперативного взаимодействия с портовыми структурами, подбора оптимальных вариантов дальнейшего сотрудничества судовладельца с контрагентами. Исполнение указанной обязанности позволит судовладельцу рассчитывать на максимально выгодные условия осуществления
деятельности в порту, а также избежать ненадлежащего расходования денежных средств и иных ресурсов. Полагаем, что невыполнение данной обя-
1
Образец договора морского агентирования ООО «ТТС-Агент» // Из деловой практики
ООО «ТТС – Агент».
2
См. Генеральное агентское соглашение ФОНАСБА. <www.fonasba.com> (Последнее
посещение – 25 ноября 2013 г.).
3
Договор №01-01/03-172 от 07 августа 2012 г. между Федеральным государственным
унитарным предприятием «Росморпорт» и Обществом с ограниченной ответственностью
«ТТС –Агент» // Из деловой документации ООО «ТТС-Агент».
159
занности судовладельца позволяет агенту ссылаться на препятствия для осуществления им своих обязанностей по договору морского агентирования.
С нашей точки зрения, можно сформулировать обязанность судовладельца следующим образом: «обеспечить агента документацией и информацией, необходимой для надлежащего исполнения агентом портовой и сбытовой деятельности». Полагаем, что указанная обязанность может быть закреплена в КТМ РФ и в КВВТ РФ.
Судовладелец несет ответственность за последствия действий морского агента, если он совершает их от имени судовладельца и в пределах своих
полномочий. Из положений ст. 238 КТМ РФ вытекает, что судовладелец не
несет перед третьими лицами ответственность за последствия действий морского агента, если они совершены морским агентом хотя и в соответствии с
договором агентирования, но от своего имени. Это соответствует общей
норме ГК РФ, согласно которой по сделке, совершенной агентом с третьим
лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится
обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с
третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки (п.1.
ч.2. ст. 1005 ГК РФ).
Следует отметить, что указанное общее правило входит в противоречие с Генеральным соглашением ФОНАСБА, согласно которому принципал
обязуется самостоятельно урегулировать любые споры, возникшие между
агентом и третьими лицами в связи оказанием услуг по агентскому договору
(п.4.04 Генерального соглашения). Считаем, что для подобного расширения
ответственности судовладельца по договору морского агентирования нет никаких оснований в силу того, что конечным потребителем услуг агента будет
сам судовладелец, отвечающий своим имуществом, соответственно, указанное положение приведет к нарушению принципа равенства сторон и нарушению прав агента.
Говоря об особенностях договора морского агентирования, нельзя не
упомянуть порядок его прекращения. В частности, согласно положениям, за-
160
крепленным в КТМ РФ, договор морского агентирования, заключенный на
определенный срок, прекращается с истечением срока. Договор, заключенный на неопределенный срок, может быть расторгнут любой из сторон при
условии уведомления другой стороны за три месяца (п.2 ст. 239 КТМ РФ).
Указанные положения отличаются от общих положений об агентском договоре, закрепленных в Гражданском кодексе РФ, согласно которым агентский
договор, заключенный на неопределенный срок, может быть расторгнут в
любое время любой из сторон без каких либо дополнительных обязанностей
(ст. 1010 ГК РФ).
Необходимо также обратить внимание на то, что к договору морского
агентирования не применяются положения Гражданского кодекса РФ о прекращении агентского договора в случае смерти агента или признания его несостоятельным (банкротом). Ввиду того, что агентом может быть исключительно коммерческая организация или индивидуальный предприниматель,
положения о смерти агента (физического лица) к данному виду договора неприменимы, тем не менее полагаем, что смерть индивидуального предпринимателя влечет прекращение договора морского агентирования. Спорным
является вопрос о том, прекращается ли договор морского агентирования в
связи с признанием морского агента несостоятельным (банкротом). Считаем,
что в отсутствие положений о прекращении договора морского агентирования по данному основанию будут применяться общие положения об агентском договоре, включенные в Гражданский кодекс РФ, соответственно, договор будет считаться прекращенным.
Подводя итог всему сказанному, считаем, что договор морского агентирования представляет собой отдельный вид агентского договора, имеющий
особенности. Считаем необходимым во избежание неоднозначных трактовок
положений ГК РФ и КТМ РФ, внести изменения в п. 4 ст. 1005 ГК РФ указанием на сферу применения агентского договора в торговом мореплавании и
судоходстве на внутренних водных путях. При этом необходимо дополнить
главу 52 Гражданского кодекса статьями о видах агентских договоров в ука-
161
занных сферах и закрепить в них существенные условия и специфические
обязанности сторон. Предлагаем также дополнить КТМ РФ статьей о субсидиарном применении норм об агентском договоре к положениям о морском
агентировании и агентировании на внутренних водных путях. Кроме того, в
силу пробела законодательства в регулировании отношений агентирования
на внутренних водных путях, считаем необходимо дополнить Кодекс внутреннего водного транспорта РФ главой, посвященной указанному виду
агентского договора, по аналогии с КТМ РФ, с учетом предлагаемых изменений.
§ 4. Агентский договор в сфере спорта
В настоящий момент Федеральный закон «О физической культуре и
спорте в Российской Федерации» не регулирует отношения по спортивному
агентированию и не содержит требований, предъявляемых к спортивным
агентам. Однако, по мнению отдельных юристов, в сфере профессионального
спорта именно договор спортивного агентирования в большей степени отражает сущность посреднических услуг1. В подтверждение указанного мнения
выступает и сложившаяся судебная практика. Анализ решений судов, посвященных посреднической деятельности в сфере спорта, свидетельствует о
том, что стороны рассматриваемых отношений зачастую заключают именно
агентский договор2. Более того, большинство спортивных ассоциаций и союзов разрабатывая типовые формы для опосредования отношений между
спортсменом (спортивной организацией) и спортивным агентом, используют
именно форму агентского договора, что еще раз подтверждает необходимость такой квалификации этих отношений.
При заключении агентского договора в сфере спорта используют общие положения главы 52 ГК РФ (Агентирование). Важно отметить некото1
Ильич
С.Н.
Спортивное
агентирование.
<elib.bsu.by/bitstream/123456789/
29460/1/90_Ильич.pd> (Последнее посещение – 08 декабря 2013 г.).
2
См., например, постановление восьмого арбитражного апелляционного суда от 21 июня
2011 г. по делу № А70-907/2011; постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21
сентября 2011 г. по делу № А70-907/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
162
рые специфические особенности рассматриваемого вида агентского договора.
Для начала необходимо охарактеризовать субъектный состав договора
спортивного агентирования. На стороне агента выступает спортивный агент,
а в качестве принципала может выступать спортсмен или спортивная организация.
В соответствии со ст. 2 ФЗ о спорте, спортсмен – физическое лицо,
занимающееся выбранными видом или видами спорта и выступающее на
спортивных соревнованиях; спортсмен высокого класса - лицо, имеющее
спортивное звание и выступающее на спортивных соревнованиях в целях
достижения высоких спортивных результатов.
Законом о спорте предусмотрена выдача документа, удостоверяющего
принадлежность спортсмена к физкультурно-спортивной или иной организации и спортивную квалификацию спортсмена (спортивный паспорт). Но указанный документ не имеет значения для квалификации стороны по агентскому договору в сфере спорта.
Зачастую стороной агентских отношений выступает несовершеннолетнее лицо (молодой спортсмен). Особенности участия данных лиц предусмотрены общими положениями о дееспособности малолетних (ст. 28 ГК
РФ), а также о дееспособности несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 26 ГК РФ). Как известно, по общему правилу,
в отношении первой группы лиц предусмотрено правило о том, что все сделки от имени данных лиц заключают их родители, усыновители, опекуны.
Вторая группа лиц может заключать сделки с согласия их законных
представителей. При этом согласие законных представителей должно быть
выдано в письменной форме. В противном случае указанный договор будет
считаться недействительной сделкой.
В некоторые спортивные Регламенты включены нормы о том, что в
случае, если агентский договор заключается с несовершеннолетним в возрасте четырнадцать лет и старше, в текст договора в обязательном порядке
163
включается согласие законных представителей, паспортные данные и подпись законного представителя (см. п.3 ст. 15 Регламента РФБ).
Несмотря на отсутствие понятия «профессиональный спортсмен» в
ФЗ о спорте, определить его можно, используя понятие «профессиональный
спорт» (ст. 2 ФЗ о спорте). Соответственно, профессиональным спортсменом
является спортсмен, основной деятельностью которого является подготовка и
участие в спортивных соревнованиях, за участие в которых он получает вознаграждение и (или) заработную плату.
Следует отметить, что именно профессиональные спортсмены становятся стороной агентского договора в сфере спорта. Как правило, непрофессиональные спортсмены не используют услуги спортивного агента, что не
лишает их права заключить агентский договор.
В ст. 2 ФЗ о спорте предусмотрено также определение физкультурноспортивной организации, а именно - юридическое лицо независимо от его
организационно-правовой формы, осуществляющее деятельность в области
физической культуры и спорта в качестве основного вида деятельности. Законом установлено, что указанное определение в полной мере относится к
индивидуальным предпринимателям, осуществляющим деятельность в области физической культуры и спорта в качестве основного вида деятельности.
К физкультурно-спортивным организациям относятся физкультурноспортивные общества, спортивно-технические общества, спортивные клубы,
центры спортивной подготовки, студенческие спортивные лиги, а также общественно-государственные организации, организующие соревнования по
военно-прикладным и служебно-прикладным видам спорта. Следует учитывать, что в значительном большинстве случаев профессиональные спортивные организации есть некоммерческие юридические лица1.
1
Челышев М.Ю. Предпринимательская деятельность в профессиональном спорте: некоторые спорные вопросы законодательства и практики // Бизнес, менеджмент и право.
2003. № 3. <www. bmpravo. ru> (Последнее посещение – 21 апреля 2014 г.).
164
Отдельно законом о спорте дано определение спортивного клуба юридического лица, осуществляющего тренировочную, соревновательную,
физкультурную и воспитательную деятельность (ст. 19 ФЗ о спорте). Спортивный клуб может быть создан как в форме коммерческой, так и некоммерческой организации. «В качестве форм некоммерческих организаций для
создания профессионального спортивного клуба учредители выбирают, как
правило, автономную некоммерческую организацию или некоммерческое
партнерство»1.
Как видим из приведенных положений, на стороне принципала рассматриваемого вида агентского договора могут выступать физические лица
(в случае если стороной является профессиональный спортсмен), юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации), индивидуальные
предприниматели (в случае если стороной является спортивная организация).
Другой стороной по рассматриваемому виду агентского договора является спортивный агент. В российском законодательстве отсутствует понятие спортивного агента. Указанное понятие содержится в некоторых регламентах, т.е. локальных (корпоративных) актах спортивных организаций2.
Так, согласно положениям Регламента ФИФА об агентах игроков
2008 года, агент игроков - физическое лицо, за плату представляющее игроков перед клубами с целью заключения трудовых договоров или их пересмотра или представляющее два клуба друг другу с целью заключения соглашения о трансфере (раздел «Определения» Регламента ФИФА). В рас1
Береснева Е.А. Спортивный клуб: Публично-правовые и частно-правовые аспекты
деятельности. // Шестая международная научно-практическая конференция «Спортивное
право: перспективы развития»: материалы конференции / Под общ. ред. д.ю.н., проф. К.Н.
Гусова, сост. к.ю.н., доц. Д.И. Рогачев, к.ю.н., доц. О.А. Шевченко. М. 2012. С.47.
2
См., например, Регламент Международной федерации баскетбола (ФИБА) об агентах
игроков (Regulation Governing Players' Agents - Ch. IV / Art. 3-132 to 3-173).
<www.fiba.com> (Последнее посещение – 08 декабря 2013 г.) (далее – Регламент ФИБА);
Положение о регулировании деятельности агентов игроков в Российской Федерации Баскетбола (утверждено на заседании Исполкома РФБ 10 июля 2007 г. с изменениями и дополнениями, утвержденными на заседании Исполкома РФБ 19 марта 2009 г. Утверждено
ФИБА 27 октября 2009 г.). <www.basket.ru> (Последнее посещение – 08 декабря 2013 г.)
(далее – Положение РФБ).
165
сматриваемом регламенте также содержится требование о получении агентом лицензии ФИФА и порядок ее получения.
Определение агента дается также в Положении РФБ. В частности,
агентом признается физическое лицо, получившее в установленном порядке
удостоверение агента, которое за плату оказывает игроку, тренеру или клубу
услуги путем совершения юридических и/или фактических действий с целью
перехода
игрока
из
одного
клуба
в
другой,
заключе-
ния/изменения/расторжения трудового договора между игроком, тренером и
клубом, оказания содействия клубам в переходах игроков, а также иные услуги, связанные с деятельностью игроков.
В Регламенте РФС закреплена возможность создания спортивных
агентств. В частности, указано, что агент может организовать свою деятельность в форме футбольного агентства. Данное положение находит отражение
на практике - в настоящий момент в России созданы и осуществляют деятельность спортивные агентства1 - юридические лица.
В литературе встречается утверждение, что агентская деятельность,
осуществляемая юридическим лицом, предполагает возможность осуществления функций агента непосредственно как от имени юридического лица, так
и опосредованно через физическое лицо2.
Следует отметить, что в отношении определения деятельности спортивного агента в качестве предпринимательской сложилось две позиции: 1)
деятельность спортивного агента имеет мало общего с предпринимательской
1
См., например, сайт ООО «Проф-спорт компани». <http://www.football-agent.ru/ru>
(Последнее посещение – 10 декабря 2013 г.); сайт ООО «Альфа Спорт Консалтинг».
<http://alfa-sport-consulting.ru> (Последнее посещение – 10 декабря 2013 г.).
2
Веремеев А.В. Понятие спортивного агента и его правовой статус // Актуальные
проблемы правового регулирования спортивных правоотношений в контексте развития
норм конституционного, гражданского и иных отраслей российского и международного
законодательства (18 декабря 2013 г.) – материалы V Международной научнопрактической конференции, Челябинск. 2013. С. 52.
166
деятельностью в ее чистом виде1; 2) деятельность посредников в спорте но
сит предпринимательский характер2. С нашей точки зрения, очевидно,
что основной целью деятельности агентства в настоящее время является извлечение прибыли.
В связи с вышесказанным предлагаем предусмотреть в ФЗ о спорте
положения, согласно которым спортивным агентом может выступать физическое лицо, коммерческое юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.
Анализ локальных актов позволяет сделать вывод о том, что основным правилом в отношении деятельности спортивных агентов является то,
что агент действует от имени принципала, то есть на основании агентского
договора, сконструированного по модели договора поручения. Возможность
осуществления действий от собственного имени закреплена только в Положении РФБ. Представляется, что это связано, прежде всего, с лично–
доверительным характером отношений между участниками спортивного
агентирования.
Следует отметить, что если стороной договора спортивного агентирования является профессиональный спортсмен, то агент в отношениях с
третьими лицами всегда действует от имени спортсмена. Это связано с тем,
1
Веремеев А.В. Там же. С. 52, 54.: Эйдельман И.Б. Осуществление юридическими лицами
агентской деятельности в спорте // Актуальные проблемы правового регулирования
спортивных правоотношений в контексте развития норм конституционного, гражданского
и иных отраслей российского и международного законодательства (18 декабря 2013 г.) –
материалы V Международной научно-практической конференции, Челябинск. 2013. С.
203.
2
Миньковская В.Б., Минаева И.Ю., Тараканов А.В. Предпринимательство и спорт: особенности правового регулирования на современном этапе. Актуальные проблемы правового регулирования спортивных правоотношений в контексте развития норм конституционного, гражданского и иных отраслей российского и международного законодательства
(18 декабря 2013 г.) – материалы V Международной научно-практической конференции,
Челябинск. 2013. С. 66 – 73; Юльмухаметова А.Р. Государственная регистрация и налогообложение агентской деятельности в сфере спорта. // Актуальные проблемы правового
регулирования спортивных правоотношений в контексте развития норм конституционного, гражданского и иных отраслей российского и международного законодательства (18
декабря 2013 г.) – материалы V Международной научно-практической конференции, Челябинск. 2013. С. 208.; Челышев М.Ю. Указ. соч. <www. bmpravo. ru> (Последнее посещение – 21 апреля 2014 г.).
167
что зачастую «сохранение имени принципала (спортсмена) имеет существенное, а точнее - решающее значение для клуба, самого спортсмена, а также
агента. Никакой клуб не будет вступать с агентом в переговорный процесс,
не зная, о каком конкретно спортсмене им предстоит договариваться»1.
С нашей точки зрения, квалифицирующим признаком спортивного
агента является возможность совмещения и осуществления им действий, как
от имени принципала, так и от собственного имени. Такая возможность становится еще более актуальной в связи с необходимостью в ряде случаев оказания спортивным агентом посреднических услуг, необходимых для продвижения деятельности спортсменов, в том числе проведения пиар-компаний
принципала. В данных случаях спортивному агенту приходится активно
взаимодействовать с третьими лицами. А так как деятельность агента направлена именно на облегчение и освобождение принципала от ряда функций, считаем, что агент должен иметь также возможность заключения сделок
в интересах принципала, от собственного имени.
ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» не содержит
требования о лицензировании деятельности спортивных агентов. Тем не менее, большинство спортивных регламентов предусматривают, что для осуществления деятельности агенту необходимо получение разрешения (лицензии). В настоящий момент указанное разрешение (лицензия) выдается федерацией (союзом, ассоциацией) по соответствующему виду спорта. Некоторые
авторы указывают на незаконность требований соответствующих регламентов о лицензировании2 в силу противоречия их положениям действующего
законодательства. С нашей точки зрения, посредническая деятельность спортивных агентов не подлежит лицензированию, и для ее осуществления не
требуется специальное разрешение.
Следует отметить, что идея об упразднении выдачи лицензии спортивными ассоциациями и союзами не является новой. В проекте Регламента
1
Васькевич В.П. Гражданско-правовое регулировнаие отношений
профессионального спорта: Дис. … канд. юрид. наук. Казань. 2006. С. 190.
2
Васькевич В.П. Указ. соч. С. 177.
в
области
168
ФИФА по деятельности посредников1, одним из нововведений стала отмена
лицензирования и заменена его на регистрацию посредников, осуществлять
которую будет поручено национальной ассоциации в соответствии со своими
стандартами, разработанными самостоятельно на основе Регламента ФИФА.
Для установления определенности в данном вопросе, а также в связи с
возможными злоупотреблениями в данной сфере со стороны спортивных
союзов, ассоциаций, осуществляющих деятельность по лицензированию в
отсутствие каких-либо директив контролирующих органов, считаем, что положения о лицензировании деятельности спортивных агентов должны быть
исключены из соответствующих регламентов организаций.
В литературе встречаются следующие определения спортивного агента 1) физическое или юридическое лицо, которое обязуется за вознаграждение совершать по поручению профессионального спортсмена юридические и
иные действия от своего имени, но за счет спортсмена, либо от имени и за
счет спортсмена2; 2) лицо, выполняющее посреднические и (или) представительские функции при заключении профессиональными спортсменами договоров, опосредующих их участие в профессиональной спортивной деятельности3; 3) лицо, которое специально изучает потребительский рынок с целью
предоставления услуг в сфере профессионального спорта, осуществляет связи с общественностью, занимается рекламой4.
Полагаем, первое определение в большей степени отражает правовой
статус агента как стороны по агентскому договору в сфере спорта и должно
быть включено в статью 2 ФЗ «О спорте».
1
Регламент ФИФА по деятельности посредников. <http://sportslaw.ru/index/sitemenu/43.>
(Последнее посещение – 25 февраля 2014 г.).
2
Гусов К.Н. Спортивное право. Правовой статус спортсменов, тренеров. Спортивных
судей и иных специалистов в области физической культуры и спорта: учеб. пособие./К.Н.
Гусов, О.А. Шевченко. М. 2011.
3
Челышев М.Ю. Указ. соч. <www. bmpravo. ru> (Последнее посещение – 21 апреля 2014
г.).
4
Коршунова Т.Ю. Развитие законодательства о труде профессиональных спортсменов //
Трудовое право. 2006. №5.
169
В действующем законодательстве о спорте отсутствуют положения о
форме рассматриваемого вида агентского договора. Если руководствоваться
общими положениями о форме сделки, договор спортивного агентирования,
заключаемый между двумя физическими лицами, т.е. спортивным агентом –
физическим лицом и спортсменом – физическим лицом, может быть осуществлен в устной форме, в случае если стоимость агентского вознаграждения
составит менее десяти тысяч рублей.
В случае заключения агентского договора профессиональным спортсменом со спортивным агентом – юридическим лицом или индивидуальным
предпринимателем, рассматриваемый договор должен заключаться в простой
письменной форме.
Если стороной указанного вида агентского договора будет выступать
спортивная организация (юридическое лицо), то договор, соответственно,
должен быть оформлен в письменной форме.
В ст. 19 Регламента ФИФА указано, что агент игроков может представлять интересы или защищать права и интересы футболиста или клуба
лишь в том случае, если он заключил с этим футболистом или клубом агентский договор в письменной форме. Аналогичное требование содержится в
Регламенте РФС (п.2. ст. 15), а также во Временном положении об аккредитации хоккейных агентов Континентальной хоккейной лиги1 (п.10.1).
С нашей точки зрения, требование о соблюдении письменной формы
договора спортивного агентирования полностью соответствует сложившейся
практике и интересам обеих сторон договора, а также позволяет сторонам
избежать спорных ситуаций. Предлагаем закрепить в законодательстве необходимость оформления отношений сторон путем составления договора в
простой письменной форме, независимо от субъектного состава и размера
вознаграждения.
1
Временное положение об аккредитации хоккейных агентов Континентальной хоккейной
лиги 2010 г. <www.khlptu.ru> (Последнее посещение – 10 декабря 2013 г.) (далее –
Положение КХЛ).
170
Многие ассоциации и союзы разработали свои кодексы этики спортивных агентов (Приложение 4 к Положению РФБ). Зачастую указанный кодекс представляет собой отдельный документ, перечисляющий основные
требования, которыми должен руководствоваться спортивный агент. Данный
документ должен быть подписан агентом. В случае если агент подпишет соответствующий кодекс этики, положения соответствующего документа будут
иметь обязательную юридическую силу для агента.
В связи с рассмотрением вопроса о форме договора, необходимо также упомянуть о требованиях некоторых союзов, ассоциаций по осуществлению регистрации агентских договоров. В частности, в п.10.5 Положения КХЛ
указано, что агентский договор вступает в силу и прекращает свое действие с
момента разрешительной регистрации в Комитете. В п.8 ст. 15 Регламента
РФБ предусмотрено требование о регистрации агентского договора в течение
тридцати календарных дней после подписания договора. Один из зарегистрированных экземпляров хранится в РФБ.
Посредством таких методов спортивные союзы и ассоциации пытаются осуществить контроль над деятельностью спортивных агентов, но введение таких дополнительных требований представляется обременительным для
спортивных агентов.
Еще одной особенностью формы агентских договоров в сфере спортивного агентирования является наличие типовых форм таких договоров. Зачастую они являются приложениями к соответствующим Регламентам или
Положениям. Важно отметить, что стороны вправе отступать от положений
типовых (рекомендательных) форм, при условии сохранения основного содержания агентского договора и неизменности содержания некоторых пунктов, таких как пункт о вознаграждении, сроке, условий прекращения (п. 10.2.
Положения КХЛ).
Предметом рассматриваемого вида агентского договора являются
юридические и фактические действия агента.
171
К юридическим действиям, осуществляемым спортивным агентом,
относятся действия по заключению трудовых договоров между спортсменом
и спортивным клубом, совершение гражданско-правовых сделок с третьими
лицами, связанных с трудоустройством спортсмена, совершение гражданскоправовых сделок с третьими лицами в интересах спортивных организаций.
К фактическим действиям, осуществляемым спортивным агентом, как
в интересах спортсмена, так и в интересах спортивной организации (в зависимости от того, кто является принципалом по соответствующему агентскому договору) относятся действия по осуществлению контроля за процессом
трудоустройства спортсмена, контроля за надлежащим исполнением трудовых договоров спортсменом или спортивной организацией, гражданскоправовых сделок третьими лицами, ведение переговоров от имени спортсмена, организации физической культуры и спорта, подбор выгодных предложений о сотрудничестве со стороны спонсоров и рекламодателей для спортсмена, организация физической культуры и спорта, обеспечение трансферных
переходов спортсменов.
Необходимо отметить, что в ряде случаев участники гражданских отношений относят к действиям агента услуги, включение которых в предмет
договора спортивного агентирования является крайне спорным. В частности,
полагаем, что из предмета спортивного агентирования должны быть исключены действия по обеспечению спонсорских соглашений, соглашений по использованию коммерческих прав спортсмена, организаций физической культуры и спорта, исполнение совершенных договоров. Считаем также, что к
действиям агента по договору спортивного агентирования не могут относиться юридические услуги по представительству в органах спортивных лиг
и в судах.
Следует указать, что, несмотря на то, что, согласно закону, предмет
агентского договора является единственным существенным условием, Регламент ФИФА к числу существенных условий договора спортивного агентирования относит также названия сторон; срок полномочий и вознаграждение
172
агента игроков; общие условия оплаты (статья 19 регламента ФИФА). Регламент РФБ к числу существенных условий указанного договора относит помимо вышесказанного эксклюзивность или не эксклюзивность договора; согласие сторон договора подчиняться уставу, регламентам и иным документам, а так же решениям ФИФА, конфедераций и соответствующих Национальных ассоциаций, а также положениям национального законодательства
государства, на территории которого осуществляется исполнение договора;
положение о рассмотрение споров, возникших из договора, в юрисдикционных органах ФИФА или соответствующей Национальной ассоциации. В литературе встречаются позиции о необходимости включения в договор спортивного агентирования цены спортсмена, сроков, в которые агент должен
найти заинтересованный клуб, условий заключения договора страхования от
получения травм, арбитражной оговорки к спорам, возникающим из данного
соглашения1.
Представляется, что включение всех указанных положений в текст договора направлено на стандартизацию заключаемых агентских договоров,
подчинение их единым правилам. Однако невключение некоторых из указанных положений в договор не влечет признание договора незаключенным
или недействительным.
С нашей точки зрения, интерес представляют положения о сроке договора спортивного агентирования, включенные в текст регламентов. В частности, в Регламенте ФИФА предусмотрено, что срок не может превышать
двух лет. Также указано, что возможна пролонгация указанного договора еще
на два года с помощью письменного соглашения и что положения об автоматической пролонгации считаются недействительными.
Полагаем, указанные положения регламентов противоречат законодательству. Представляется, что в случае, если договор заключен на срок пять и
более лет, он будет иметь юридическую силу. В силу доверительных отно1
Глашев А.А. Спортивное право: учебник для высших учебных заведений права и
физической культуры. М. 2002. С. 65.
173
шений между агентом и клубом или агентом и спортсменом, должна быть
предусмотрена возможность заключения агентского договора на неопределѐнный срок или возможность автоматической пролонгации сроков агентского договора. В силу того, что агентский договор может носить длящийся характер, не видим препятствий для заключения данного договора на более
длительный срок.
Отдельно стоит остановиться на правах и обязанностях сторон.
В п.1 ст. 18 Регламента РФС закреплена обязанность агента не обращаться к футболисту, имеющему трудовой договор с футбольным клубом, с
целью убедить его в целесообразности расторгнуть трудовой договор до истечения срока его действия или пренебречь обязанностями, оговоренными в
нем. Полагаем, что указанное правило способствует надлежащему выполнению трудовых обязанностей спортсменом, обуславливает соблюдение прав
третьих лиц (спортивных организаций), с которыми спортсмен заключит
трудовой договор. Представляется, такое правило призвано оказать содействие защите конкуренции и не допустить нарушение прав добросовестных
участников в сфере спорта, что в полной степени отвечает требованиям рынка. Целесообразно включить указанную обязанность спортивных агентов в
Закон о спорте и сформулировать ее как «запрет обращения спортивного
агента к спортсмену с целью убедить его расторгнуть трудовой договор или
нарушить обязанности по договору».
Следует отметить, что в некоторых регламентах о деятельности спортивных агентов предусмотрен запрет двойного агентирования. В частности,
предусмотрено, например, что агент может представлять только одну сторону во время переговоров о переходе (п. 4.6. гл. 4 Положения РФБ), имеется в
виду переход спортсмена из одного клуба в другой. Указанное ограничение
призвано обеспечить интересы сторон договора спортивного агентирования.
Как известно, данное положение соответствует норме о коммерческом представительстве, согласно которой двойное представительство возможно только в отношении субъектов предпринимательства. В случае если агент по-
174
средничает при переходе спортсмена из одного клуба в другой, одним из
принципалов по агентским договором, заключенным со спортивным агентом,
будет в любом случае физическое лицо (спортсмен), соответственно двойное
агентирование недопустимо.
Отдельно в спортивных регламентах предусмотрено, что агент имеет
право получать вознаграждение только от одной стороны за совершение какого-либо перехода. В частности, агент не имеет право взимать плату с клуба, прямо или косвенно, в отношении того же перехода, если агент взимает
плату с игрока (п. 4.6. гл. 4 Положения РФБ). С нашей точки зрения, указанное положение призвано обеспечить неполучение двойной (необоснованно
увеличенной) платы за одни и те же услуги, что соответствует положениям
ст. 40 Налогового кодекса РФ.
По общему правилу, агент обязан осуществить переданные ему полномочия лично. Спортивными регламентами предусмотрена возможность заключения субагентских договоров, в случае если агенту при осуществлении
профессиональной деятельности требуется привлечение лиц, обязанности которых могут носить исключительно вспомогательный характер.
Указанное положение регламентов в определенной степени ограничивает полномочия агента. Согласно п. 1 ст. 1009 ГК РФ, если иное не предусмотрено агентским договором, агент вправе в целях исполнения договора
заключать субагентский договор с другим лицом. В статье отсутствует требование о вспомогательном характере действий субагента, так как, по общему правилу, агент вправе передать для исполнения субагенту часть поручений принципала. Положение регламента корреспондирует положениям о договоре поручения и свидетельствует о лично-доверительном характере отношений между принципалом и агентом по договору спортивного агентирования.
В обязанности агента также входить предоставление отчетов принципалу. При этом статья 5 Регламента ФИФА предусматривает, что агент обязан по первому требованию своего клиента предъявлять инвойс с указанием
175
своих расходов и любых других издержек. Полагаем, что указанные документы являются своего рода заменой отчету. В договорах также может быть
предусмотрена периодичность предоставления отчетов (к примеру, своевременным предоставлением отчетов согласно Приложению 3 к Регламенту
РФБ является такое предоставление не реже одного раза в шесть месяцев).
Отдельно стоит остановиться на обязанности принципала по уплате
агенту вознаграждения. Некоторые авторы указывают на возможную безвозмездность отношений спортивного агентирования, в случае если стороной
агентского договора становится несовершеннолетний спортсмен, не обладающий собственным доходом, и если агент добьется для него заключения
трудового договора с клубом, он будет иметь право потребовать от футболиста уплаты соответствующей суммы гонорара1.
С нашей точки зрения, такие положения недопустимы в договоре
спортивного агентирования. В случае если, агент будет оказывать спортсмену услуги бесплатно, это будет противоречить возмездному характеру агентских отношений. В случае включения в агентский договор положения о получении агентом вознаграждения в случае успешного заключения спортсменом трудового договора, данное положение будет ставить получение агентом
вознаграждения под условие достижения положительного результата по договору, что допустимо только в случае если агент принял на себя ручательство (делькредере). В связи с этим, считаем, что положения о безвозмездности
агентского договора не могут быть приняты законодательством.
Говоря о вознаграждении, следует упомянуть, что в настоящий момент сложились следующие варианты (способы) определения размера вознаграждения агента: процент валового дохода игрока за год (п.4.7. Положения
РФБ); единовременная сумма (п.4.10 Положения РФБ), процент от суммы
агентского договора (п.4.7. Положения РФБ).
1
Кепова Е.Ю. Природа агентских договоров. Агентский договор в футболе и его
особенности // Четвертая международная научно-практическая конференция «Спортивное
право: перспективы развития»: материалы конференции. <http://bmsi.ru/doc/bd607ac663f4-4fab-bb91-0bc36057d658> (Последнее посещение – 08 декабря 2013 г.).
176
Отдельно стоит отметить особенность данного вида агентского договора, связанную с участием в нем несовершеннолетних спортсменов в возрасте до 14 лет. Так как они не имеют самостоятельного источника дохода,
ответственность по их финансовым обязательствам должны нести законные
представители указанных лиц.
Особый интерес представляют положения о том, что в случае, если
агентский договор по продолжительности будет короче заключаемого спортсменом трудового договора, то агент сохраняет право на получение ежегодного вознаграждения даже после истечения срока действия агентского договора (п.4.9 Положения РФБ).
Как видим, указанные положения являются попыткой защиты интересов агента и наделения его правом получения агентского вознаграждения и
после истечения срока агентского договора, в случае если благодаря деятельности агента принципал вправе рассчитывать на существенные выгоды и после истечения срока агентского договора. С нашей точки зрения, данное положение способствует получению агентом соразмерного вознаграждения за
оказанные услуги и соответствует принципу справедливости.
Как ранее отмечалось, положения о возможности получения агентом
вознаграждения после истечения срока агентского договора встречаются в
зарубежных актах (ст. L. 134-7. ФТК, ст. 13 Закона Испании об агентском договоре). При этом данное правило относится к любому агентскому договору.
В частности, предусмотрено, что агент вправе рассчитывать на вознаграждение за любую сделку, заключенную в разумный срок со дня прекращения
агентского договора, если сделка состоялась в основном благодаря деятельности агента во время действия агентского договора, либо когда заказ третьего лица был получен доверителем или коммерческим агентом до прекращения действия агентского договора. Тем не менее, необходимо указать на возможные сложности для реализации данного правила в случае имплементации
его в российское законодательство, так как непонятно как подтвердить, что
177
сделка состоялась благодаря действиям агента, могут возникнуть проблемы
при определении разумного срока для заключения такого положения.
С нашей точки зрения, данное правило применимо для договора спортивного агентирования в силу возможности выявления механизма его применения на практике: получение вознаграждения привязано к факту заключения трудового договора, при заключении которого посредничал агент, а также существует определенный срок для возможности получения вознаграждения – срок действия трудового договора. В связи с этим полагаем, что данное
требование отвечает установкам международного опыта и призвано защитить
интересы добросовестного агента. Предлагаем включить в Закон о спорте
норму о возможности получения агентом вознаграждения после истечения
срока действия агентского договора, если продолжительность трудового договора, заключаемого при посредничестве спортивного агента, будет дольше
агентского договора.
Что касается ответственности сторон по договору спортивного агентирования, можно сделать вывод о том, что в данном случае применяются
общие положения об агентском договоре главы 52 ГК РФ. Особенностей, касающихся договора спортивного агентирования, не имеется.
Ранее в правовой литературе высказывалась позиция о перспективе
кодификации спортивного законодательства России и регламентации в кодексе о спорте правового статуса спортивных агентов1. Некоторые авторы
делали вывод о необходимости принятия Федерального закона «О профес-
1
Чемакин И.М. Кодификация законодательства о физической культуре, спорте и туризме
// Правоведение. 1984. №. 1. С.20 – 30.; Алексеев С.В. Спортивное право России.
Правовые основы физической культуры и спорта. М. 2005. С.137.; Лукин М.В. Правовая
организация управления физической культурой и спортом в Российской Федерации:
автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов. 2006. С.11, 125 – 129.; Соловьев А.А.
Кодификация законодательства о спорте: Опыт Франции и перспективы России.// Третья
международная научно-практическая конференция «Спортивное право: перспективы
развития»: материалы конференции / Под ред. д.ю.н., проф. К.Н. Гусова, к.ю,н. А.А.
Соловьева; сост. к.ю.н., доц. Д.И. Рогачев, к.ю.н. О.А. Шевченко. М. 2010. С. 109 -114.
178
сиональном спорте» и включении в указанный закон положений о спортивном агентировании1. Полагаем, необходимо согласиться с данным выводом.
Помимо внесения изменений в специальное законодательство, предлагаем дополнить Гражданский кодекс Российской Федерации (статья 1005
ГК РФ) указанием на возможность применения агентского договора в сфере
спорта, а также включить в главу 52 Гражданского кодекса статью об агентском договоре в сфере спорта и закрепить в ней существенные условия и
обязанности сторон по рассмотренному виду агентского договора. Также
считаем необходимым внести изменения в ФЗ о спорте и предусмотреть в
нем нормы, посвященные спортивному агентированию, включающие положения о понятии договора спортивного агентирования, его предмете, спортивном агенте, правах и обязанностях сторон, агентском вознаграждении.
§ 5. Агентский договор в сфере обслуживания государственных и
муниципальных ценных бумаг
В настоящий момент привлекательным сектором финансового рынка
является рынок государственных и муниципальных ценных бумаг. Мировой
практикой накоплен богатый опыт рыночного управления государственным
долгом посредством использования различных видов государственных финансовых инструментов. При этом именно государственные бумаги были и
остаются самыми надежными и наиболее ликвидными фондовыми ценностями, выполняющими функции по финансированию государственных расходов, поддержанию ликвидности банковской системы страны и экономики в
целом.
Для регулирования отношений, возникающих в связи с осуществлением деятельности на рынке государственных и муниципальных ценных бумаг, а также для сбалансированного соблюдения интересов участников рассматриваемого сектора, субъекты рынка государственных ценных бумаг зачастую прибегают к услугам посредников и заключают с ними агентские до1
Васькевич В.П. Указ. соч. С. 15.
179
говоры. Как правило, на практике отсутствуют споры о природе заключаемых договоров.
Сторонами агентского договора в сфере обслуживания государственных и муниципальных бумаг являются агент и принципал (эмитент).
Принципалом по указанному виду агентского договора выступает
эмитент государственных и муниципальных ценных бумаг.
Прежде чем приступить к характеристике эмитента, необходимо остановиться на статусе государства как участника рынка государственных и муниципальных ценных бумаг. Следует отметить, что в литературе выдвигались мнения о необходимости закрепления в законе статуса государства как
равноправного (лишенного каких-либо привилегий) участника рынка ценных
бумаг, что подразумевает, что государство, как эмитент, обязано публиковать
проспект эмиссии с четким указанием целей, условий займа, гарантий и источников его погашения, в случае невыполнения нести ответственность1. Полагаем, что наделение публичных образований функциями принципала по
данному виду агентского договора позволило бы избежать дискоординации
между отдельными органами государственной власти, добиться стабильности государственного и регионального регулирования (за счет разграничения
полномочий), прозрачности и повышения уровня инвестиционной культуры.
Можно согласиться с авторами, отмечающими, что одной из главных отличительных черт организации современного рынка государственных облигаций является развитие взаимодействия административных и рыночных
структур с целью его совершенствования и укрепления2.
Легальное определение эмитента ценных бумаг содержится в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг»3. Эмитентом называется юридическое лицо или органы исполнительной власти либо органы местного само1
Коваленко И.Н. Теоретические аспекты анализа государственных ценных бумаг. Шахты,
2004. С. 76.
2
Литвиненко Л.Т., Нишатов Н.П., Удалищев Д.П. Рынок государственных ценных бумаг:
Учебное пособие для вузов /Под ред. Е.Ф. Жукова. М. 1998. С. 94.
3
Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» // Собрание
законодательства РФ. 1996. № 17. Ст. 1918.
180
управления, несущие от своего имени обязательства перед владельцем ценных бумаг по осуществлению прав, закрепленных ими (ст. 2).
В соответствии с п.3. ст. 2 Федерального закона «Об особенностях
эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг» 1,
выделяют эмитентов ценных бумаг на уровне Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, а также муниципальных образований. В качестве эмитента ценных бумаг Российской Федерации выступает федеральный
орган исполнительной власти, являющийся юридическим лицом, к функциям
которого решением Правительства Российской Федерации отнесено составление и/ или исполнение федерального бюджета. Решение об эмитенте ценных бумаг Российской Федерации принимается Правительством Российской
Федерации.
Постановлением Правительства РФ «О Министерстве финансов Российской Федерации»2 установлено, что на данный орган государственной
власти возложена обязанность по выполнению функций эмитента государственных ценных бумаг. Указанные полномочия Министерства финансов РФ
закреплены также в Бюджетном кодексе РФ, согласно которому Министерство финансов РФ разрабатывает по поручению Правительства Российской
Федерации программу государственных внутренних заимствований Российской Федерации, условия выпуска и размещения государственных займов
Российской Федерации, выступает в качестве эмитента государственных
ценных бумаг Российской Федерации, проводит государственную регистрацию условий эмиссии и обращения государственных ценных бумаг субъектов Российской Федерации и муниципальных ценных бумаг.
1
Федеральный закон от 29 июля 1998 г. № 136-ФЗ «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг» // Собрание законодательства РФ.
1998. № 31. Ст. 3814.
2
Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 329 «О Министерстве финансов
Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2004. № 31. Ст. 3258.
181
В литературе отмечается, что в настоящий момент предпринимаются
попытки делегирования функций Минфина РФ по управлению государственным долгом РФ другим государственным органам1.
Эмитентом ценных бумаг субъекта Российской Федерации выступает
орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющий указанные функции в порядке, установленном законодательством
субъекта Российской Федерации. Законом субъекта РФ таким правом может
быть наделен финансовый орган субъекта РФ, осуществляющий составление
и организацию исполнения бюджета субъекта РФ.
Эмитентом ценных бумаг муниципального образования выступает
исполнительный орган местного самоуправления, осуществляющий указанные функции в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и уставом муниципального образования. В соответствии с п. 7 ст.
103 БК РФ, право осуществления муниципальных заимствований от имени
муниципального образования принадлежит местной администрации. В качестве примеров надлежащим образом уполномоченных органов местного самоуправления для осуществления указанных функций можно назвать администрацию городского округа Электросталь Московской области2; администрацию городского поселения Можайск Московской области в лице главы
городского поселения3 и т.д.
Принципалом в рассматриваемом виде агентского договора выступает
уполномоченный в соответствии с законодательством орган государственной
власти, орган субъекта федерации или орган муниципального управления.
1
Никифорова В.Д., Островская В.Ю, Государственные и муниципальные ценные бумаги:
Учебное пособие. СПб. 2004. С. 69.
2
См. решение Совета депутатов городского округа Электросталь МО от 30 марта 2011 г.
№ 58/10 «Об утверждении Порядка осуществления муниципальных заимствований и предоставления муниципальных гарантий в городском округе Электросталь Московской области» // Новости недели. 2011. № 33.
3
Решение Совета депутатов городского поселения Можайск Можайского муниципального района МО от 27 февраля 2009 г. № 79/27 «Об утверждении Положения о порядке осуществления муниципальных заимствований, предоставления муниципальных гарантий,
обслуживания и управления муниципальным долгом в городском поселении Можайск
Московской области» // Новая жизнь. 2009 (спецвыпуск).
182
Указанные органы осуществляют деятельность в гражданском обороте в качестве юридических лиц1. Тем не менее, нельзя забывать об особом статусе
указанных субъектов в связи с публично-правовыми функциями, которыми
их наделил законодатель.
Агентом в рассматриваемых агентских отношениях может выступать
кредитная, специализированная финансовая организация, Банк России или
Внешэкономбанк.
Согласно ст. 119 БК РФ, выполнение Центральным банком Российской Федерации, кредитной организацией или другой специализированной
финансовой организацией функций генерального агента (агента) Правительства Российской Федерации по обслуживанию долговых обязательств Российской Федерации, а также их размещению, выкупу, обмену и погашению
осуществляется на основе агентских соглашений, заключенных с Министерством финансов Российской Федерации.
В качестве агента в отношениях по обслуживанию долговых обязательств субъекта Российской Федерации, а также их размещению, выкупу,
обмену и погашению выступает кредитная организация или другая специализированная финансовая организация. Для муниципальных образований агентом местной администрации по обслуживанию муниципальных долговых
обязательств также выступает кредитная организация или другая специализированная финансовая организация.
Легальное определение кредитной организации дано в Федеральном
законе «О банках и банковской деятельности»2 (ст. 1). Определение финан-
1
См., например, постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 329 «О Министерстве финансов Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2004. № 31.
Ст. 3258; Устав городского поселения Можайск Можайского муниципального района Московской области (принят решением Совета депутатов городского поселения Можайск
Можайского муниципального района МО от 23 октября 2006 г. № 15/9) (п.2.ст.30) // Новая
жизнь. 2006. № 73.
2
Федеральный закон от 02 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 6. Ст. 492.
183
совой организации предусмотрено Федеральным законом «О защите конкуренции»1.
Данные субъекты могут существовать в форме коммерческих юридических лиц, могут быть созданы в форме индивидуальных предпринимателей
и должны осуществлять деятельность с учетом законодательно установленных требований.
На федеральном уровне в законодательстве предусмотрены агенты
для отдельных видов государственных ценных бумаг. В соответствии со ст.
155 БК РФ Генеральным агентом по государственным ценным бумагам Российской Федерации является Центральный банк Российской Федерации.
Правительством Российской Федерации утверждены Генеральные условия2
эмиссии и обращения государственных краткосрочных бескупонных облигаций, облигаций федеральных займов и государственных федеральных облигаций. Необходимо отметить, что Центральный банк обладает особым статусом наравне с иными организациями, что обусловлено связью его деятельности с целями государства. Авторы выделяют следующие причины такой зависимости: Центральный банк участвует в реализации валютной политики,
правительственные расходы и доходы проходя по счетам центрального банка, что свидетельствует о связи с государственными органами3.
Основным платежным агентом эмитента по облигациям внутреннего
государственного валютного облигационного займа назначена некоммерческая организация государственная корпорация Банк развития и внешнеэко-
1
Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание
законодательства РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3434.
2
См., например, постановление Правительства РФ от 15 мая 1995 г. № 458 «О Генеральных условиях эмиссии и обращения облигаций федеральных займов» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 21. Ст. 1967.; приказ Минфина РФ от 24 ноября 2000 г. № 103н
«Об утверждении Условий эмиссии и обращения государственных краткосрочных бескупонных облигаций» // Российская газета. № 7-8. 2001.
3
Усманова С.А. Проблемы независимости центральных банков //Денежное обращение,
кредит, банки и другие финансовые посредники в трансформационной экономике.
Сборник научных статей. Выпуск IV/ Под ред. д.э.н., проф. Н.И. Парусимовой. Оренбург.
2012. С. 128.
184
номической деятельности (Внешэкономбанк) (далее - Внешэкономбанк)1. В
постановлении Правительства РФ также предусмотрено, что суммы основного долга по облигациям и купонам могут выплачиваться держателям облигаций помимо Внешэкономбанка также через других должным образом назначенных платежных агентов, тем не менее порядок назначения не установлен.
В соответствии с постановлением Правительства РФ «Вопросы эмиссии и обращения государственных сберегательных облигаций»2, функции
агента по размещению облигаций, их выкупу, обмену, погашению и выплате
доходов в виде процентов, начисляемых исходя из номинальной стоимости
облигаций, выполняет кредитная организация, подписавшая соответствующее соглашение с Министерством финансов Российской Федерации. При
этом также предусмотрено, что агент определяется путем проведения открытого конкурса.
Приказом Минфина РФ «Об организации конкурса по определению
агента, депозитария и организатора торговли, обслуживающих рынок государственных сберегательных облигаций»3 утвержден порядок проведения
открытого конкурса по определению агента, включая требования к участникам конкурса, перечень и порядок предоставления документов на конкурс,
порядок определения победителя конкурса, а также условия заключения и
расторжения с ним соглашения.
К основным требованиям к участникам конкурса (агентам) Минфин
РФ отнес: наличие генеральной лицензии Центрального банка Российской
Федерации на осуществление банковских операций и лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг, дающей право осуществлять бро1
Постановление Правительства РФ от 04 марта 1996 г. № 229 «О выпуске облигаций
внутреннего государственного валютного облигационного займа» // Собрание
законодательства РФ. 1996. № 12. Ст. 1115.
2
Постановление Правительства РФ от 06 ноября 2001 г. № 771 «Вопросы эмиссии и обращения государственных сберегательных облигаций» // Собрание законодательства РФ.
2001. № 46. Ст. 4361.
3
Приказ Минфина РФ от 31 июля 2002 г. № 74н «Об организации конкурса по определению агента, депозитария и организатора торговли, обслуживающих рынок государственных сберегательных облигаций» // Российская газета. 2002. № 192.
185
керскую деятельность; размер собственных средств (капитала) кредитной организации по состоянию на последнюю отчетную дату; отсутствие убытков
по итогам деятельности за 2001 год и на последнюю квартальную дату до даты проведения конкурса и др.
Следует отметить, что в настоящий момент функции агента обслуживающего рынок государственных сберегательных облигаций осуществляет
Сбербанк России на основании Договора на брокерское обслуживание на
рынке государственных сберегательных облигаций, агентского Соглашения
об осуществлении функций агента и депозитария, обслуживающих рынок государственных сберегательных облигаций, и в соответствии с Условиями
осуществления депозитарной деятельности1.
Для такого вида государственных ценных бумаг, как казначейские
обязательства, предусмотрено, что Министерством финансов Российской
Федерации может быть назначен платежный агент для производства денежных переводов в безналичном порядке в день погашения казначейских обязательств на банковские счета владельцев2.
Погашение казначейских обязательств осуществляется Главным
управлением федерального казначейства самостоятельно либо платежным
агентом на основании заключенного с ним договора. В качестве платежного
агента может выступать уполномоченный банк - депозитарий либо любой
другой уполномоченный Министерством финансов Российской Федерации
банк. В отношении банка депозитария установлено, что ими могут быть выбранные банки - агенты Министерства финансов, отобранные в соответствии
со сформулированными Правительственной комиссией по вопросам кредитной политики критериями и имеющими депозитарий в качестве подразделения банка (п.2.1. Положения о порядке размещения, обращения и погашения
1
См. сайт ОАО «Сбербанк России». <sberbank.ru> (Последнее посещение – 27 ноября
2013 г.).
2
Постановление Правительства РФ от 09 августа 1994 г. № 906 «О выпуске казначейских
обязательств» // Собрание законодательства РФ. 1994. № 16. Ст. 1911.
186
Казначейских обязательств)1. Министерством финансов РФ в информационном сообщении о критериях отбора банков, уполномоченных на осуществление операций по финансированию на возвратной основе государственных
программ2 даны разъяснения в отношении критериев отбора. В целом указанные критерии схожи с перечисленными выше критериями для агента, депозитария и организатора торговли, обслуживающих рынок государственных
сберегательных облигаций.
Перечень уполномоченных банков ежегодно формируется на конкурсной основе по результатам запросов в Центральном банке Российской
Федерации о показателях деятельности коммерческих банков. При этом размер оплаченного уставного фонда (капитала) банка должен быть в размере,
эквивалентном не менее 1 млн. ЭКЮ. Банк - претендент должен иметь положительные финансовые результаты деятельности (прибыли) за предыдущий
год и в текущем году, положительное аудиторское заключение по итогам работы за предыдущий год.
В федеральном законодательстве отсутствуют критерии для выбора
уполномоченных банков агентов для осуществления действий с ценными
бумагами субъектов РФ и муниципальных образований. Анализ нормативноправовых актов субъектов Российской Федерации, а также актов муниципальных образований позволяет сделать вывод о том, что выбор уполномоченных кредитных организаций – агентов в большинстве случаев осуществляется путем проведения открытого конкурса3. Необходимо обратить внима1
См. положение о порядке размещения, обращения и погашения Казначейских обязательств (утв. Минфином РФ 21 октября 1994 г. № 140) // Российские вести. 1995. № 10.
2
Информационное сообщение Минфина РФ «О критериях отбора банков, уполномоченных на осуществление операций по финансированию на возвратной основе государственных программ» // Финансовая газета. 1995. № 51.
3
См., например, постановление главы г. Дзержинский МО от 29 ноября 2004 г. № 769ПГД «Об облигационном займе» // Угрешские вести. 2004. № 50; постановление Губернатора Ленинградской области от 08 декабря 2004 г. № 186-пг «О результатах конкурса среди профессиональных участников рынка ценных бумаг по определению генерального
агента по организации, размещению и обращению долгосрочного Государственного облигационного займа Ленинградской области» // Вестник Правительства Ленинградской области. 2004. № 43.
187
ние на то, что в некоторых субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях отсутствуют положения о проведении соответствующих
конкурсов, в некоторых - принятые ранее положения утратили силу и новые
еще не разработаны1.
Такое положение дел может породить ряд противоречий и неоднозначных трактовок положений законодательства, злоупотреблений со стороны уполномоченных органов исполнительной власти администраций муниципальных районов.
В силу того, что процедура проведения конкурса для привлечения
уполномоченного агента по управлению государственными ценными бумагами активно применяется в данных отношениях, представляется необходимым на законодательном уровне выработать единые квалификационные требования к участникам конкурса, перечню документов, необходимых для предоставления для участия в конкурсе. К числу квалификационных требований,
полагаем, нужно отнести наличие лицензии Банка России, отсутствие нарушений налогового законодательства, отсутствие задолженности по платежам
в соответствующие бюджеты и внебюджетные фонды, наличие собственных
средств, соответствующих требованиям, установленным федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг, выполнение обязательных резервных требований, отсутствие просроченных обязательств перед
Банком России, неоплаченных расчетных документов, отнесение к категории
финансово-стабильных кредитных организаций.
В связи с этим предлагается дополнить главу 2 Федерального закона
«О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспече-
1
См., например, Закон Свердловской области от 27 ноября 2003 г. № 40-ОЗ «О
привлечении кредитных организаций для осуществления отдельных операций со
средствами областного бюджета и государственными ценными бумагами Свердловской
области» // Собрание законодательства Свердловской области. 2004. № 11. Ст. 925
(документ утратил силу).
188
ния государственных и муниципальных нужд»1 положениями о требованиях
к организациям – агентам по рассматриваемому виду агентского договора.
При этом, необходимо разграничить требования для кредитных организаций
– агентов органов государственной власти, органов субъектов Российской
Федерации, а также муниципальных образований.
Следует обратить внимание на то, что законодатель при определении
уполномоченного банка в сфере обслуживания государственных и муниципальных ценных бумаг оперирует следующими терминами «генеральный
агент» и «агент». Анализ действующего законодательства не позволяет четко
разграничить данные категории.
В одной из работ, посвященных регулированию рынка государственных ценных бумаг в иностранных государствах (в частности, Канаде), автор
приходит к выводу о том, что в случае, когда все агентские функции возлагаются на один институт (чаще всего национальный эмиссионный банк или
орган, осуществляющий его функции), такой институт получает статус генерального агента2. При изучении полномочий генеральных агентов и агентов
на рынке государственных и муниципальных ценных бумаг России приходим
к аналогичному выводу. Генеральному агенту поручаются все или большинство агентских полномочий.
Подводя итог рассмотрению статуса агента по агентскому договору в
сфере управления государственными ценными бумагами, можно сделать вывод о том, что им может быть индивидуальный предприниматель либо определенное юридическое лицо (коммерческая либо некоммерческая организация).
Особенности субъектного состава предопределяют специфику формы
рассматриваемого вида агентского договора. В силу того, что на стороне
1
Федеральный закон от 05 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере
закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»
// Собрание законодательства РФ. 2013. №14. Ст. 1652.
2
Козырин А.Н. Государственный долг Канады: проблемы правового регулирования //
Финансовое право. 2006. № 2 – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии
законодательства».
189
принципала выступают государственные и муниципальные органы, обладающие статусом юридического лица, а агентом, помимо предпринимателей,
могут быть также некоммерческие юридические лица, представляется, что
агентский договор в сфере управления государственными ценными бумагами
должен быть совершен в простой письменной форме (статьи 161, 434 ГК
РФ).
В силу того, что принципалом в рассматриваемых агентских отношениях выступает орган государственной власти, субъекта федерации или муниципальный орган, соответственно, финансирование услуг агентов осуществляется за счет государственного бюджета, бюджета субъекта Российской
Федерации, а также средств муниципальной казны, считаем, что заключению
всех указанных агентских соглашений должна предшествовать процедура государственной закупки (проведение аукциона/конкурса). Очевидно, что данное требование не распространяется на соглашения Минфина РФ с Центральным Банком или Внешэкономбанком в силу того, что указанные субъекты наделены полномочиями агента по закону.
При этом процедура закупки должна полностью соответствовать требованиям Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных
нужд». С нашей точки зрения, требование о необходимости проведения государственной закупки для отбора агента должно быть закреплено в законодательстве.
По результатам проведения конкурса с победителем конкурса должен
быть заключен агентский договор на выполнение различных функций. Данные действия (юридические и фактические) составляют предмет рассматриваемого агентского соглашения.
Для определения указанных функций необходимо ознакомиться с
полномочиями Центрального банка на рынке государственных ценных бумаг, являющегося генеральным агентом государства в лице Минфина, а так-
190
же с функциями Внешэкономбанка, осуществляющего агентские действия с
валютными государственными займами Российской Федерации.
К полномочиям Центрального банка отнесены посреднические действия фактического характера по обслуживанию государственных ценных бумаг Российской Федерации (установление требований к дилеру, установление контроля над ходом аукционов), а также юридические действия (заключение договоров с дилерами, операции по продаже и погашению). При этом
фактические действия непрерывно связаны с основными (юридическими), и,
по сути, являются подготовительными к ним.
К основным функциям Внешэкономбанка как агента Минфина относятся осуществление фактических действий (выверка остатков средств на
блокированных счетах клиентов; урегулирование расчетов предприятий и
организаций с Министерством финансов Российской Федерации и Внешэкономбанком; проведение инвентаризации счетов (в свободно конвертируемой
валюте, замкнутых и специальных валютах, валютах бывших социалистических стран), которые были переданы по заявлениям юридических и физических лиц - клиентов Внешэкономбанка в главные территориальные управления Центрального банка Российской Федерации и по которым не было предоставлено соответствующего валютного покрытия; проведение экспертизы
облигаций); и юридические действия (открытие счетов депо держателям ценных бумаг; осуществление выверки расчетов и подписание ликвидационного
баланса по операциям бывших учреждений Внешэкономбанка на территории
других государств СНГ и Балтии с уполномоченными должным образом организациями этих стран; осуществление выдачи облигаций внутреннего государственного валютного облигационного займа российским юридическим
лицам - владельцам средств в клиринговых, замкнутых и специальных валютах во Внешэкономбанке вне зависимости от их юридического статуса).
Перечень агентских функций Внешэкономбанка нельзя целиком отнести к действиям агента по общим правилам об агентском договоре, предусмотренным Гражданским кодексом РФ. К примеру, невозможно отнести к
191
агентским функцию по оказанию помощи уполномоченным организациям
стран СНГ и Балтии, отказавшихся от претензий к Российской Федерации по
внутреннему валютному долгу бывшего СССР и принявших на себя ответственность за урегулирование этого долга перед своими резидентами, к агентским. Данную функцию сложно отнести как к фактическому, так и к юридическому действию. Затруднительно однозначно ответить, в чем именно проявляется услуга банка. Рассматриваемое действие больше схоже с полномочием государственного органа, которым его наделило Правительство, а не
действием по гражданско-правовому договору.
Большинство же остальных действий, осуществляемых Внешэкономбанком по агентскому договору, заключенному с Минфином, подпадают под
содержание ст. 1005 ГК РФ. Нельзя, однако, забывать, что действия фактического характера как таковые не могут быть самостоятельным предметом
агентского договора, их выполнение может быть поручено только в совокупности с действиями юридического характера.
В Приказе Минфина РФ «Об организации конкурса по определению
агента, депозитария и организатора торговли, обслуживающих рынок государственных сберегательных облигаций» содержится подробный перечень
действий агента по соглашениям, заключаемым Министерством финансов с
организациями - победителями конкурса об исполнении ими соответственно
функций агента, депозитария и организатора торговли, обслуживающих рынок государственных сберегательных облигаций. Следует обратить внимание, что указанные действия названы в Приказе обязательствами агента. Тем
не менее, считаем, что большинство из них, по сути, представляют собой
юридические и фактические действия по указанному агентскому договору, а
не обязанностями агента.
К фактическим действиям агента отнесено осуществление проверки
документов потенциальных владельцев государственных сберегательных облигаций с целью подтверждения права последних на участие в аукционе;
предоставление Министерству финансов Российской Федерации подписан-
192
ного агентом сводного реестра заявок на покупку государственных сберегательных облигаций, поданных на аукционе; предоставление Министерству
финансов Российской Федерации отчетности о результатах проведения аукциона и фактических расходах по оплате купонного дохода, погашению и
выкупу облигаций в течение одного рабочего дня с даты осуществления соответствующего платежа или в день проведения аукциона; осуществление
обслуживание эмиссионного счета Министерства финансов Российской Федерации на основании его поручений. К юридическим действиям отнесены
проведение по поручению Министерства финансов Российской Федерации
аукционов по размещению облигаций; осуществление выплаты купонного
дохода, погашение и выкуп облигаций в соответствии с Положением об обслуживании государственных сберегательных облигаций; осуществление перечисления средств от размещения государственных сберегательных облигаций в Министерство финансов Российской Федерации.
К числу действий, осуществляемых агентами органов государственной власти субъектов Российской Федерации и агентов местных администраций, относятся фактические действия генерального агента по обслуживанию процедур выпуска, размещения и погашения облигаций1, услуги по организации процедуры размещения ценных бумаг, действия от своего имени и
за свой счет по поддержанию обращения облигаций, а также юридические
действия по осуществлению функций платежного агента по ценным бумагам2, услуги андеррайтера, а именно - от своего имени, но за счет заказчи-
1
См. постановление главы г. Дзержинский МО от 29 ноября 2004 г. № 769-ПГД «Об
облигационном займе» (вместе с «Положением о порядке проведения открытого конкурса
среди кредитных организаций по определению генерального агента по обслуживанию
процедур выпуска, размещения и погашения облигаций города Дзержинский») //
Угрешские вести. 2004. № 50.
2
См. распоряжение администрации г. Чебоксары ЧР от 15 апреля 2005 № 1317-р «Об
утверждении Положения о порядке проведения открытого конкурса среди кредитных
организаций на определение агента по организации размещения муниципальных
облигаций города Чебоксары выпуска 2005 года, их погашению и выплате купонного
дохода» // СПС «КонсультантПлюс: Законодательство».
193
ка осуществлять размещение облигаций (выступать продавцом Облигаций),
и т.д.1.
Следует отметить, что в некоторых актах органов государственной
власти или актах местного самоуправления в условиях о проведении конкурса напрямую указано, что стороны по итогам проведения конкурса заключают договор оказания услуг, при этом могут быть, в том числе, приложены
проекты государственных контрактов об оказании услуг по обслуживанию
процедур выпуска, размещения, обращения и погашения государственных
облигаций2. Анализ действий, выполняемых в рамках исполнения обязательств по указанным контрактам, позволяет сделать вывод о том, что это
агентский договор. В частности, поручение агенту выполнения функций от
собственного имени, но за счет эмитента, а также выполнения функций от
имени и за счет эмитента свидетельствует о том, что данные действия составляют предмет посреднического договора (комиссии, поручения или агентирования). А тот факт, что, наряду с действиями юридического характера,
агенту могут быть поручены действия фактического характера, позволяет
сделать вывод о том, что складывающиеся отношения могут быть квалифицированы исключительно как агентские.
Предлагаем следующую формулировку предмета агентского договора
в сфере управления государственными и муниципальными ценными бумагами: осуществление агентом юридических и фактических действий по обслуживанию процедур выпуска, размещения, обращения и погашения государ1
См. распоряжение Правительства Удмуртской Республики от 19 декабря 2005 г. № 1279Р о проекте договора на оказание услуг по обслуживанию процедур выпуска, размещения,
обращения и погашения государственных облигаций Удмуртской Республики // СПС
«КонсультантПлюс: Законодательство».
2
См., например, распоряжение Правительства Удмуртской Республики от 19 декабря 2005
г. № 1279-Р о проекте договора на оказание услуг по обслуживанию процедур выпуска,
размещения, обращения и погашения государственных облигаций Удмуртской
Республики
//
СПС
«КонсультантПлюс:
Законодательство»;
постановление
Администрации Тамбовской области от 15 марта 2006 г. № 233 «О проведении открытого
конкурса по определению генерального агента эмитента по обслуживанию процедур
выпуска, размещения, обращения и погашения государственных облигаций Тамбовской
области» // СПС «КонсультантПлюс: Законодательство».
194
ственных и муниципальных ценных бумаг от имени и за счет принципала
или от собственного имени и за счет принципала.
Основные обязанности агента по указанному виду договора следуют
из главы 52 ГК РФ. Одной из обязанностей является предоставление агентом
отчета. Банк-агент обязан представлять принципалу в согласованные сроки и
по установленной форме информацию об осуществляемых им операциях,
предоставлять Министерству финансов РФ отчетность о финансовом состоянии в порядке, определенном соглашением с агентом (Приказ Минфина РФ
«Об организации конкурса по определению агента, депозитария и организатора торговли, обслуживающих рынок государственных сберегательных облигаций»1). Как и в общих положениях об агентировании, законодательством
не предусмотрен срок для предоставления отчетности. Отчеты могут быть
предоставлены как по итогам выполнения поручения агента, так и по факту
совершения конкретных действий, или по требованию заказчика.
В разработанном Правительством Удмуртской республики государственном контракте на оказания услуг по обслуживанию процедур выпуска,
размещения, обращения и погашения государственных облигаций Удмуртской республики выработаны критерии и требования для отчетов. Несмотря
на то, что данный контракт квалифицирован как договор оказания услуг, интерес для нас представляют положения об отчетах по поручениям, которые,
согласно договору, банк выполняет от имени и за счет эмитента (Правительства Удмуртской Республики). В частности, указано, что отчет о выполнении
функций андеррайтера должен содержать сведения о дате совершения сделки, контрагенте, цене за одну облигацию и др.). Отчет о сделках куплипродажи облигаций, заключенных исполнителем в рамках выполнения функций маркет-мейкера, должен содержать данные о дате заключения сделки,
виде сделки (покупка/продажа), фактической цене за одну облигацию, объеме сделки (количество облигаций), сумме сделки.
1
Приказ Минфина РФ от 31 июля 2002 г. № 74н «Об организации конкурса по
определению агента, депозитария и организатора торговли, обслуживающих рынок
государственных сберегательных облигаций» // Российская газета. 2002. № 192.
195
В силу того, что в рамках поручения принципала по рассматриваемому виду агентского договора осуществляются операции с государственными
ценными бумагами, требования к содержанию отчета, порядку его предоставления, как правило, определяются максимально подробно.
К числу обязанностей агента также относится обязанность руководствоваться указаниями и поручениями эмитента (принципала). Интересным
является вопрос о возможности заключения субагентского договора. Исследуя зарубежный опыт, на примере формы агентского соглашения между Министерством финансов и акционерным коммерческим банком, утвержденной
приказом Минэкономики, МИД, Минфина Нацбанка Республики Беларусь от
30 июля 1999 года № 15/84/205/14.1г., можно увидеть, что, согласно данной
форме, банк-агент не вправе передавать выполнение своих функций агента
другому лицу без разрешения эмитента1. Представляется, что указанное ограничение связано со спецификой оказываемых действий, тщательным отбором организаций для выполнения функции агента, а также, зачастую, с эксклюзивными требованиями к агенту.
С нашей точки зрения, привлечение субагентов по указанному виду
договора должно быть разрешено. Порядок и условия привлечения субагентов должны быть согласованы в агентском соглашении, соответственно, к
числу существенных условий агентского договора по обслуживанию государственных и муниципальных ценных бумаг можно отнести условие о возможности (невозможности) привлечения субагента.
Данное правило имеет значение в связи с особым характером агентского договора в сфере управления государственными и муниципальными
ценными бумагами, повышенной важностью для экономики страны, связью с
государственными и муниципальными нуждами. С одной стороны включе1
Форма агентского соглашения между Министерством финансов и акционерным
коммерческим банком, утвержденной приказом Минэкономики, МИД, Минфина
Нацбанка Республики Беларусь от 30 июля 1999 года № 15/84/205/14.1 г.
<http://www.obrazec.allrightsreserved.ru/baza01/blan0020.htm>. (Последнее посещение – 23
февраля 2014 г.).
196
ние в закон таких положений позволит принципалу участвовать при определении требований к субагентам, у него будет возможность проверить наличие необходимых разрешений для выполнения поручений в рамках агентского договора, упростить судебную процедуру при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств соисполнителем. С другой стороны, у него
также будет возможность запретить привлечение соисполнителей в случае
если он заинтересован в личном исполнении обязанностей по договору.
Стоит обратить внимание на то, что все субагенты, с которыми могут
быть заключены договоры на выполнение функций агента, также должны соответствовать обязательным требованиям, предъявляемым к претендентам на
заключение агентского соглашения на выполнения функций банка - агента.
Оговорка о требованиях к субагентам должна быть также включена в ФЗ «О
контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения
государственных и муниципальных нужд».
К основным обязанностям принципала по рассматриваемому виду
агентского договора относятся своевременное перечисление агенту денежных средств, необходимых для выполнения поручения принципала (выплаты
купонного дохода, погашения облигаций, проведения их выкупа и т.д.), а
также выплата агенту вознаграждения (ч. II п. 25 Приказа Минфина РФ «Об
организации конкурса по определению агента, депозитария и организатора
торговли, обслуживающих рынок государственных сберегательных облигаций»).
Особый интерес в данном случае представляет обязанность по выплате агентского вознаграждения. В обход общего правила о возмездном характере агентского договора, закрепленного в ГК РФ, рассматриваемый вид
агентского договора может быть безвозмездным. Примером является агентское соглашение, заключаемое между Банком России и Минфином. Согласно
ст. 119 БК РФ, Центральный банк РФ осуществляет функции генерального
агента Минфина безвозмездно, без взимания комиссионного вознаграждения.
С нашей точки зрения, данное положение представляет собой единственное
197
исключение из общего правила о возмездности агентских отношений и связано с особым статусом Центрального банка РФ.
Оплата услуг агентов по осуществлению ими функций, предусмотренных агентскими соглашениями, заключенными с органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления, производится за счет средств бюджета субъекта РФ и местного бюджета соответственно.
В силу отсутствия специальных требований о форме оплаты агентского вознаграждения, считаем, что оно может быть выплачено в форме фиксированных платежей, в форме процента от реализуемых сделок и в иных формах. Последняя из названных форм оплаты является наиболее часто используемой1.
Законодательством не установлено каких-либо особых требований к
ответственности сторон по агентскому договору в сфере обслуживания государственных и муниципальных ценных бумаг. Соответственно, предполагаем, что положения об ответственности должны соответствовать общим требованиям об агентском договоре, закрепленным в ГК РФ.
Необходимо обратить внимание на то, что, поскольку многие агентские соглашения заключаются в порядке проведения процедуры конкурса, на
стороны (государственного/муниципального заказчика (принципала) и участника конкурса, заявка которого будет признана лучшей по итогам конкурса
(агент), распространяются также положения об ответственности, закрепленные в Федеральном законе «О контрактной системе в сфере закупок товаров,
работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», а
именно - ответственность за предоставление достоверных сведений участниками конкурсов до заключения агентского договора, ответственность за уклонение от заключения контракта.
1
См., например, распоряжение Правительства Удмуртской Республики от 19 декабря 2005
г. № 1279-Р о проекте договора на оказание услуг по обслуживанию процедур выпуска,
размещения, обращения и погашения государственных облигаций Удмуртской
Республики // СПС «КонсультантПлюс: Законодательство».
198
В завершение отметим, что, в силу указания закона о возникновении
агентских отношений в сфере управления государственными и муниципальными ценными бумагами, рассматриваемый агентский договор представляет
собой отдельный вид агентского договора. В связи с этим считаем необходимым дополнить статью 1005 ГК РФ положением о возможности применения
агентского договора в сфере обслуживания государственных и муниципальных ценных бумаг.
Более того, предлагаем выделить в гл.52 ГК РФ статью, посвященную
агентскому договору в сфере обслуживания государственных и муниципальных бумаг и включить в нее положения о существенных условиях и специфических обязанностях сторон по данному виду агентского договора.
Необходимо внести единообразие также в законодательство субъектов
Российской Федерации и муниципальных образований путем включения в
соответствующие нормативно правовые акты, касающиеся условий выбора и
заключения договоров с агентами по обслуживанию государственных ценных бумаг, и закрепить общее правило о том, что договоры, заключаемые с
уполномоченными кредитными или специализированными финансовыми организациями для обслуживания государственных и муниципальных ценных
бумаг, должны быть квалифицированы как агентские.
В связи с тем, что заключению указанных государственных контрактов предшествует процедура проведения закупки (конкурса), считаем также
целесообразным внести изменения в Федеральный закон «О контрактной
системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» и выделить критерии и требования к кредитным и финансовым организациям, претендующим на осуществление
функций агента по обслуживанию государственных и муниципальных ценных бумаг.
199
§ 6. Спорные вопросы применения конструкции агентского договора в некоторых сферах
В этом параграфе предпринята попытка рассмотреть договоры, в отношении которых в юридической литературе, деловом обороте, судебной
практике есть упоминания об их возможной квалификации в качестве агентского договора. Для квалификации спорных отношений считаем необходимым провести анализ их особенностей.
Начнем с рассмотрения рекрутингового договора (договора по подбору персонала). Заинтересованные работодатели используют услуги рекрутинговых агентств или единичных рекрутеров для поиска и подбора подходящих работников. Экспертное знание рынка труда и «рабочей силы», обширная, годами накопленная база данных, конфиденциальность поиска при
нежелании компании афишировать смену персонала, экономия времени и
других ресурсов работодателя – все это делает деятельность рекрутинговых
агентств востребованной.
На практике стороны указанных взаимоотношений наиболее часто заключают договор, называемый «агентский договор» или «договор возмездного оказания услуг». В связи с этим становится актуальным вопрос о правильной квалификации договора между работодателем и рекрутинговым
агентством.
Мнения юристов по данному вопросу неоднозначны. Есть точка зрения о том, что «договор возмездного оказания услуг более соответствует деятельности рекрутеров, так как агентский договор все же предполагает совершение юридических действий, совершение сделок, а кадровые агентства, как
правило, не заключают договоров с кандидатами ни от имени клиентов, ни
тем более от собственного имени»1, выполняя функцию представителя работодателя. Указывается также на то, что заключение агентского договора затруднительно для кадрового агентства и договор может быть признан судом
1
Пустозерова В. Договор рекрутинга // Кадровик. Рекрутинг для кадровика. 2013. № 3. –
СПС «КонсультантПлюс: Финансовые и кадровые консультации».
200
недействительным только из-за того, что агент (рекрутер) не совершал сделок в интересах принципала (потенциального работодателя)1.
Следует отметить, что аналогичной точки зрения придерживаются и
суды, делая вывод о том, что, по сути, подбор и предоставление персонала
можно отнести к возмездному оказанию услуг (глава 39 ГК РФ).2 Другим автором указывается на необходимость выделения отдельного маклерского договора, регулирующего фактическое посредничество3.
Высший арбитражный суд пришел к выводу о том, что между агентством и обществом имеют место гражданско-правовые отношения, имеющие
некоторые признаки возмездного оказания услуг, при этом предметом договора являются услуги по предоставлению персонала, а общество платит
именно за эту услугу, а не за труд конкретных работников4.
С другой стороны, существует позиция, согласно которой «соглашение об оказании рекрутинговых услуг, предусматривающее только фактическое посредничество, по своей правовой природе может также относиться к
агентскому договору»5.
В обязанности рекрутера могут входить следующие действия: осуществление от имени и за счет принципала поиска кандидатов на замещение вакантных должностей принципала, проведение с ними переговоров с целью
заключения трудового договора, принятие от принципала заявок на выполнение поручения по подбору персонала на конкретные вакансии, организация
собеседования с выбранными кандидатами, направление кандидатов для
1
Пустозерова В. Указ. соч. // СПС «КонсультантПлюс: Финансовые и кадровые
консультации».
2
См., например, постановление ФАС Московского округа от 05 марта 2013г. по делу №
А40-84409/12-35-790; постановление ФАС Северо-западного округа от 07 марта 2008 г. по
делу № А56-51808/2006; определение ВАС РФ от 06 сентября 2013 г. № ВАС-11500/13 по
делу № А40-102005/12-57-977 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Егоров А.Н. Посреднические договоры. Какой вид лучше выбрать в зависимости от
круга поручаемых действий. С. 25.
4
Определение ВАС РФ от 04 марта 2010 г. № ВАС-2063 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
5
Благов Ю.А. Особенности гражданско-правового регулирования деятельности
негосударственных кадровых агентств в Российской Федерации // Юрист. 2008. № 6. –
СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
201
оформления документов в офис принципала, оформление анкет-заявок с отражением в них всей необходимой информации о подобранном кандидате и
представление оформленных анкет, резюме, справок-вызовов принципалу
путем факсимильной или электронной связи1; отбор резюме кандидатов, сбор
и уточнение профессиональной информации, информирование кандидатов о
требованиях и условиях потенциального работодателя; проведение тестирования, анкетирования кандидатов2; поиск специалистов, отбор и предоставление кандидатов заказчику, сбор рекомендаций по кандидатам согласно запросу заказчика3.
Анализ приведенной судебной практики и деловой документации
свидетельствует о том, что рекрутер, как правило, осуществляет по поручению принципала исключительно действия фактического характера и не участвует в отношениях между работником и работодателем по непосредственному заключению трудового договора (не осуществляет юридических действий).
Возможность осуществления по агентскому договору исключительно
фактического посредничества, а, следовательно, отнесения договора в качестве маклерского с внесением соответствующих изменений в законодательство, в настоящий момент является дискуссионной. Некоторые авторы приходят к выводу о том, что предлог «и» в норме о предмете агентского договора (статья 1005 ГК РФ) следует трактовать как «или», соответственно,
предметом агентирования могут быть юридические действия либо фактическое посредничество4.
С нашей точки зрения, данная позиция является спорной и противоречит буквальному толкованию указанной нормы, носит неоправданно расши1
См. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28 февраля 2013 г. по делу № А825934/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
Образец договора ТОО «Акцент-С» <http://accent.kz/employer/dogovor/> (Последнее
посещение – 11 мая 2014 г.).
3
Образец договора ООО «БизнесЛайк» <www.buscon.ru/services/contract.doc> (Последнее
посещение – 11 мая 2014 г.).
4
См. Егоров А.Н. Посреднические договоры. Какой вид лучше выбрать в зависимости от
круга поручаемых действий. С. 26.
202
рительный характер. Считаем, что договор, предметом которого является
фактическое посредничество, должен быть квалифицирован в качестве договора возмездного оказания услуг (возможно - отдельного специального вида
договора возмездного оказания услуг, существование которых предусмотрено п.2. ст. 779 ГК РФ). Договор на оказание рекрутинговых услуг не отвечает
квалифицирующему признаку агентского договора о необходимом выполнении агентом юридических и фактических действий.
В отдельных случаях, если рекрутеру будет поручено заключение
трудового договора от имени принципала с найденными и отобранными работниками, то рассматриваемый вид договора можно квалифицировать в качестве агентского. Полагаем, что в данном случае единственной возможной
моделью агентского договора является агентский договор по модели поручения, ведь только в случае использования условий договора поручения агент
сможет заключить сделки от имени работодателя. В противном случае ему
придется заключать трудовой договор от собственного имени и самостоятельно осуществлять функции работника, что является неприемлемым.
Спорным является вопрос о возможности применения к рекрутинговому договору положений статьи 1007 ГК РФ об ограничении полномочий
сторон агентского договора.
Многие агентства оговаривают, что в течение срока действия договора клиент не вправе обращаться для заполнения вакансии в другие рекрутинговые фирмы1. Возложение аналогичных ограничений на самого рекрутера
(агента по договору) практически невозможно в силу специфики их профессиональной деятельности. Возможно, справедливым было бы закрепление в
договоре положения о невозможности осуществления аналогичной агентской
деятельности для компаний – конкурентов принципала по договору с приложением списка конкурентов (по аналогии со статьей L. 134-3 Французского
1
Пустозерова В. Указ. соч. – СПС «Консультант Плюс: Финансовые и кадровые
консультации».
203
торгового кодекса 2000 года1, закрепляющей невозможность принятия на себя агентом представительства предприятия, являющегося конкурентом предприятия какого-либо из его доверителей, без согласия соответствующего доверителя). Указание же в договоре положений, предусмотренных п.2. ст.1007
ГК РФ, может привести лишь к необоснованному ограничению деятельности
рекрутеров.
В связи с вышесказанным, можно сделать вывод о невозможности использования конструкции агентского договора для оформления отношений
по рекрутинговому договору.
На сегодняшний день существует также полемика в отношении правильной квалификации риэлтерского договора. Проблема с определением
правовой природы указанного договора обусловлена отсутствием конкретной
квалификации данного договора в законодательстве.
Согласно постановлению Правительства РФ «О мерах по развитию
системы ипотечного жилищного кредитования в Российской Федерации»2,
риэлтерские фирмы - юридические лица, являющиеся профессиональными
посредниками на рынке купли - продажи жилья. К функциям риэлторов относятся подбор вариантов купли - продажи жилья для заемщиков и продавцов жилья, помощь в заключении сделок по купле - продаже, организация
продажи жилья по поручению других участников рынка жилья, участие в организации проведения торгов по реализации жилья, на которое обращено
взыскание.
В соответствии с п.11 постановления Пленума Верховного Суда РФ
«О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»3 риэлтерские услуги заключаются в подборе вариантов объектов не1
Коммерческий кодекс Франции/ Пер. с фр. В.Н. Захватаева. М. 2008. С. 70.
Постановление Правительства РФ от 11 января 2000 г. № 28 «О мерах по развитию системы ипотечного жилищного кредитования в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2000. № 3. Ст. 278.
3
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении
судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // Российская газета.
2012. №156.
2
204
движимости для их последующей купли-продажи, аренды гражданами для
целей, не связанных с предпринимательской деятельностью, помощи в заключении указанными гражданами сделок по купле-продаже и иных сделок в
отношении объектов недвижимости, организации продажи объектов недвижимости по поручению данных граждан.
Из перечисленных действий следует, что основной обязанностью риэлтора является фактическое посредничество, но риэлтор вправе осуществлять юридические действия (организации продажи объектов) при наличии
поручения гражданина. Из постановления Пленума ВС РФ нельзя понять,
осуществляет ли риэлтор продажи самостоятельно или лишь посредничает
при их организации.
Следует отметить, что в проекте Федерального закона «О риэлтерской
деятельности в Российской Федерации»1 отсутствует понятие деятельности
риэлторов. Вместо этого законодатель перечисляет возможные услуги, которые могут быть оказаны риэлтором (деятельность в качестве агента; поверенного; комиссионера; дилера; посредника при заключении сделок с недвижимым имуществом или правами на него между третьими лицами; услуги по
организации торговли недвижимым имуществом; услуги по доверительному
управлению недвижимым имуществом; по предоставлению консультаций, по
изучению конъюнктуры рынка, иных возмездных услуг, сопутствующих
гражданскому обороту недвижимого имущества.
Анализ приведенных положений свидетельствует о том, что предмет
риэлторского договора могут составлять действия из различных видов гражданско-правовых договоров, поименованных и не поименованных в ГК РФ.
В юридической литературе высказываются противоречивые позиции в
отношении квалификации риэлтерского договора. Одни авторы рассматривают договор оказания риэлтерских услуг как один из посреднических дого-
1
Проект Федерального закона № 71948-3 «О риелторской деятельности в Российской Федерации», отклонѐн Государственной Думой ФС РФ (Постановление N 2438 – III ГД) //
СПС «КонсультантПлюс: Проекты правовых актов».
205
воров (комиссии, поручения, агентирования)1, другие квалифицируют его как
«агентский договор фактического посредничества»2., третьи полагают, что он
является договором возмездного оказания услуг3, четвертые придерживаются
точки зрения о том, что риэлтерский договор представляет собой смешанный
договор, «сочетающий в себе элементы различных видов договоров, как то:
возмездного оказания услуг (информационные и консультационные услуги),
договор комиссии, поручения, агентирования»4.
В обоснование позиции о возможной квалификации риэлтерского договора в качестве агентского используется определение риэлтерской деятельности как осуществляемой юридическими лицами и индивидуальными
предпринимателями на основе соглашения с заинтересованным лицом (либо
по доверенности) деятельности по совершению от его имени и за его счет
либо от своего имени, но за счет и в интересах заинтересованного лица гражданско-правовых сделок с земельными участками, зданиями, строениями, сооружениями, жилыми и нежилыми помещениями и правами на них (п. 1.2
ранее действовавшего Положения о лицензировании риэлтерской деятельности в городе Москве5).
Помимо закрепленных в законодательстве обязанностей риэлторов к
их числу в деловой практике относят также услуги по оценке квартиры, раз1
См., например, Щеглов Е.В. Договорные аспекты предоставления риелторских услуг //
Правовые вопросы недвижимости. 2008. № 2. - СПС «Консультантплюс: Комментарии
законодательства; Егоров А.Н. Посреднические договоры. Какой вид лучше выбрать в зависимости от круга поручаемых действий. С. 19 - 27.
2
Накушнова Е.В. Понятие договора оказания риелторских услуг, его юридическая
природа, стороны // Информационно-аналитическая газета «Налоги». 2007. № 20 (526). С.
8 - 9.; Панков К. Правовая природа риэлторских договоров и ответственность по ним
риэлтора. <http://zakon.ru/Blogs/OneBlog/6289> (Последнее посещение – 03 декабря 2013
г.).
3
См., например, Накушнова Е.В. Особенности правового регулирования обязательств по
оказанию риелторских услуг // Современное право. 2012. № 12. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
4
Ситдикова Л.Б. Проблемы определения правовой природы договора проведения оценки
и риелторского договора // Российская юстиция. 2008. № 5. – СПС «Консультант Плюс:
Юридическая пресса».
5
Постановление Правительства Москвы от 18 ноября 1997 г. № 799 «Об утверждении
Положения о лицензировании риелторской деятельности в городе Москве» // Вестник
Мэрии Москвы. 2002. № 10. (В настоящее время данное Постановление утратило силу).
206
мещению объявлений о ее продаже, проведение юридических действий по
приватизации квартиры и регистрации сделки с недвижимым имуществом,
«подготовка объекта недвижимости к сдаче, определение цены аренды, реклама объекта недвижимости с существенными условиями будущего договора
аренды, подготовка документов по помещению, арендодателю, встреча с
арендатором, получение от него юридических и финансовых, юридическая и
финансовая экспертиза документов арендатора, выявление рисков, разработку договора аренды, его согласование со сторонами договора, заключение
договора и регистрация в Росреестре»1 и т.д.
С нашей точки зрения, не все перечисленные действия могут составлять предмет агентского договора. Так, фактические действия по размещению объявлений о продаже квартиры, организации рекламы объекта недвижимости, оказанию консультационных услуг не могут составлять предмет
агентского договора и подпадают под регулирование нормами договора о
возмездном оказании услуг. К числу же фактических действий, которые могут входить составной частью в предмет агентского договора, являются лишь
действия по фактическому посредничеству, такие как поиск контрагентов
для заключения договора на реализацию помещения, подбор вариантов купли-продажи помещения.
Таким образом, мы видим, что предметом риэлтерского договора являются действия различного рода, подлежащие регулированию различными
нормами Гражданского кодекса РФ, что свидетельствует о смешанном характере данного договора.
Отдельно стоит остановиться на рассмотрении осуществляемых риэлтором юридических действиях. В частности, интерес представляют действия
по купле-продаже недвижимого имущества. Считаем, что заключение агентского договора по модели комиссии для реализации помещения или иного
недвижимого имущество сопряжено с существенными рисками. Сложности в
1
См. Постановление ФАС Московского округа от 04 июня 2013 г. по делу № А40121684/12-27-1132 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
207
данном случае возникают в силу невозможности выступления агента в качестве поверенного от имени принципала. Как известно, обязанным лицом по
указанным сделкам будет сам агент. В связи с этим могут возникнуть трудности при регистрации таких сделок купли-продажи (непонятно, должен ли
агент регистрировать указанные сделки на собственное имя и каким образом
это можно сделать), а также в связи с невозможностью передачи помещения
агентом принципалу по передаточному акту. «Совершенно очевидно, что в
случаях, когда продавцом выступает комиссионер, не владеющий объектом,
передаточный акт представляет собой фикцию – комиссионер не может передать то, чем сам не владеет»1.
Указанный вывод подтверждается также и судебной практикой. В частности, в п. 23 информационного письма Президиума ВАС РФ «Обзор практики рассмотрения споров по договору комиссии»2 указано, что сделка продажи недвижимого имущества, заключенная комиссионером во исполнение
поручения комитента, не может быть самостоятельно исполнена комиссионером ввиду специфики правового режима недвижимости.
Тем не менее, заключение сделок купли-продажи недвижимости возможно в рамках договора поручения или агентского договора, сконструированного по модели договора поручения, ведь в данном случае обязанным по
сделкам становится непосредственно доверитель (принципал).
Кроме того, с нашей точки зрения, спорной является возможность
применения к риэлтерским услугам оговорки об эксклюзивности. Зачастую,
риэлтерские фирмы обладают базами данных в отношении имущества, расположенного на определенной территории. Соответственно, в случае применения к ним положений о запрете заключения аналогичных договоров на оп-
1
Егоров А.В. Посреднические договоры. Какой вид лучше выбрать в зависимости от
круга поручаемых действий. С. 26.
2
Информационное письмо Президиума Верховного Арбитражного суда РФ от 17 ноября
2004 г. № 85 «Обзор практики разрешения споров по договору комиссии» // Хозяйство и
право. 2005. № 1.
208
ределенной территории (статья 1007 ГК РФ), они теряют возможность надлежащим образом осуществлять свою деятельность.
Следует указать на определенные сложности, связанные с применением к риэлтерским отношениям п. 2. ст. 1005 ГК РФ о возможности наделения
агента общими полномочиями от имени принципала и о возможности принципала ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий только в
случае, если он докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента. Считаем, что применение к риэлтерскому договору указанного положения может привести лишь к злоупотреблениям со
стороны недобросовестных риэлтерских фирм. С нашей точки зрения, в законодательстве необходимо закрепить прямой запрет на указание общих
полномочий риэлтора в договоре.
Вышеприведенные положения позволяют сделать вывод о том, что
риэлтерский договор следует относить к непоименованному смешанному договору, сочетающему в себе элементы различных видов договоров, как то:
возмездного оказания услуг и агентского договора. Квалифицировать же его
в качестве отдельного вида агентского договора не представляется возможным.
Еще одним договором со спорной правовой природой является дистрибьюторский договор. Несмотря на широкое распространение, данный договор не указан в Гражданском кодексе РФ. В связи с этим, возникают определенные трудности его применения на практике.
В некоторых случаях его квалифицируют как договор поручения или
агентирования1, договор об организации поставок с оказанием услуг по поиску покупателей2, смешанный договор, содержащий в себе элементы как по-
1
См., например, постановление ФАС Дальневосточного округа от 15 октября 2002 г. №
Ф03-А73/02-1/2120; постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19 апреля 2005 г.
№ Ф08-1395/2005 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См. постановление Президиума ВАС РФ от 18 мая 1999 г. № 7073/98; постановление
ФАС Московского округа от 8 сентября 2004 г. № КГ-А40/7728-04 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
209
ставки, так и агентского договора1, договор об организации поставок с оказанием услуг по поиску покупателей2, договор коммерческой концессии3, договор особого рода4, договор купли-продажи5.
В теории сформировались различные определения дистрибьюторского
договора6. На практике участники гражданского оборота формулируют
предмет конкретных дистрибьюторских договоров следующим образом:
«предметом настоящего договора является продвижение мясной продукции мяса цыплят-бройлеров, полуфабрикатов из мяса цыплят-бройлеров, субпродуктов и полуфабрикатов глубокой переработки и иной продукции под торговой маркой «Тамбовский бройлер», реализуемой Поставщиком, в дальнейшем именуемой «Товар»7, «организация предоставляет, а дистрибьютор
принимает на себя исключительное право по продаже Товаров на Территории, оговоренной в п. … настоящего договора»8; «поставщик обязуется передать в собственность Дистрибьютору пищевую продукцию (далее «товар»)
1
См., например, постановление ФАС Поволжского округа от 25 января 2005 г. № А556685/2004-42 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См. постановление Президиума ВАС РФ от 18 мая 1999 г. № 7073/98; постановление
ФАС Московского округа от 8 сентября 2004 г. № КГ-А40/7728-04 // СПС
«КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
См. постановление ФАС Московского округа от 4 ноября 1999 г. № КГ-А40/3549-99 //
СПС «Консультант Плюс: Судебная практика».
4
См. постановление ФАС Уральского округа от 3 мая 2000 г. № Ф09-551/2000-ГК // СПС
«КонсультантПлюс: Судебная практика».
5
Постановление ФАС Уральского округа от 02 мая 2006 г. № Ф09-3252/06-С3 по делу №
А50-19308/2005// СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
6
См., например, Дашян М.С. Дистрибьюторский договор в международном коммерческом обороте // Право и политика. 2004. № 10. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии
законодательства»; Борисова А.Б. Дистрибьюторский договор // Журнал российского права. 2005. № 3. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Николюкин
С.В. Посреднические договоры. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Бычков А. Дистрибьюторский договор // Финансовая газета. 2012. № 42. С. 8; № 43.
С. 8.; Андреева С.А. Квалификация дистрибьюторского договора по российскому праву и
отграничение от смежных договорных конструкций // Конкурентное право. 2013. № 3. –
СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
7
См. договор Общества с ограниченной ответственностью «Инжавинская птицефабрика».
<inptic.ru/sites/default/files/distrib_dogovor_inptic.doc> (Последнее посещение – 07 декабря
2013 г.).
8
См. договор ООО «Акватек». <beautywater.ru/files/dogovor.docwww.russkart.com
/i/pics/Dogovor_Russkart.rtf> (Последнее посещение – 07 декабря 2013 г.).
210
…, а Дистрибьютор обязуется принять этот товар и уплатить его стоимость»1.
Анализ сформировавшихся в теории определений и отрывков деловой
практики позволяет выделить признаки дистрибьюторского договора, позволяющие отграничить его от агентского.
В первую очередь, отличительной чертой агентского договора является возможность выступления в гражданско-правовых отношениях как от собственного имени, так и от имени принципала. Дистрибьютор же всегда действует от собственного имени. При этом агент действует за счет принципала,
в то время как дистрибьютор осуществляет деятельность за свой счет. «То
есть основным отличием является направленность действий дистрибьютора он во всех случаях действует в собственных интересах, тогда как комиссионер, поверенный и агент действуют в интересах другого лица. Или иначе названные лица создают правовые последствия для другого, а дистрибьютор
- для себя; это означает, что его нельзя и именовать посредником»2.
Второй особенностью дистрибьюторского договора является перечень
действий, которые он вправе осуществлять в рамках рассматриваемого вида
договора. Зачастую, дистрибьютору поручается лишь заключение сделок купли-продажи продукции, переданной ему в собственность контрагентом по
договору, то есть действий юридического характера. Как известно, юридические действия могут составлять предмет агентского договора, тем не менее,
необходимо указать на возможность включения их в предмет также договора
поручения или комиссии.
В Современном экономическом словаре дано следующее определение
дистрибьютора (от англ. distribution - распределение) - фирма, предприниматель, осуществляющая оптовую закупку и сбыт товаров определенного вида
1
См. договор ООО «Русскарт». <www.russkart.com/i/pics/Dogovor_Russkart.rtf> (Последнее
посещение – 07 декабря 2013 г.).
2
Волянская Р.В. Дистрибьюторский договор и особенности его применения в сфере
оборота гражданского оружия // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. № 1. – СПС
«КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
211
на региональных рынках. Обычно дистрибьюторы обладают преимущественным правом и возможностями приобретать и продавать оборудование,
технические новинки, программное компьютерное обеспечение. Фирма может иметь собственного дистрибьютора по продаже своих товаров за рубежом, где он является на основе заключенного договора ее единственным
представителем (генеральный дистрибьютор). Дистрибьютор оказывает посреднические маркетинговые услуги продавцам и покупателям, а также услуги по монтажу и наладке оборудования, обучению пользования им1.
Из указанного определения следует, что в обязанности дистрибьютора
может входить, помимо осуществления юридический действий по закупке и
сбыту товаров, также ряд фактических действий как посреднического, так и
не посреднического характера. Как уже было отмечено ранее, фактические
действия не посреднического характера могут составлять только предмет договора возмездного оказания услуг.
Третьей особенностью дистрибьюторского договора является возможность ограничения действий дистрибьютора определенной территорией.
В литературе встречается мнение о том, что указанный признак подтверждает схожесть и возможной квалификации дистрибьюторского договора как
агентского2.
В силу того, что ограничение правоспособности участников гражданского оборота возможно только в случаях, прямо предусмотренных законом
(к примеру, такая возможность предусмотрена для агентского договора и договора коммерческой концессии), суды используют указанные положения
при квалификации рассматриваемого договора в качестве смешанного, с элементами агентского.
1
Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный экономический словарь. М. 2007. C.115.
2
Петров В. Ограничения по территории и покупателям в дистрибьюторских соглашениях
// Конкуренция и право. 2013. № 4. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
212
Международная практика также разграничивает дистрибьюторский и
агентский договоры. Если говорить об агентском и дистрибьюторском договорах как о внешнеторговых сделках, то они признаются различными самостоятельными договорами, имеющими, однако, общую черту»1.
Типовой дистрибьюторский контракт МТП2 (ст. 4) возлагает на дистрибьютора обязательство не допускать в своей деятельности конкуренции с
аналогичными товарами поставщика. Статья 5 Типового коммерческого
агентского контракта3 дублирует текст указанной выше статьи Типового дистрибьюторского контракта применительно к обязанностям агента.
В тексте Международного стандарта финансовой отчетности (IAS) 24
«Раскрытие информации о связанных сторонах»4 агент и дистрибьютор также упоминаются как самостоятельные субъекты и не отождествляются.
С нашей точки зрения, дистрибьюторский договор представляет собой
самостоятельный вид договора. Целесообразным представляется еще раз отметить наличие существенных отличий между дистрибьюторским и агентским договором, не позволяющих квалифицировать дистрибьюторский договор в качестве агентского.
Спорной остается также квалификация договора с таможенным
представителем (брокером). Сложности в определении правовой природы
1
Каширина Т.В. Отличие дистрибьюторского договора от смежных правоотношений //
Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и экономика.
2012. Июнь. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
2
Типовой дистрибьюторский контракт ICC. Монопольный импортер-дистрибьютор. Второе издание. (Публикация Международной торговой палаты № 646) /Международные
коммерческие транзакции. Четвертое издание. Публикация ICC N 711. International Commercial Transactions. Jan Ramberg. Fourth Edition. ICC Publication № 711E / Рамберг Я.;
(пер. с англ. под ред. Вилковой Н.Г.). М. 2011. – СПС «КонсультантПлюс: Международное право».
3
Типовой коммерческий агентский контракт ICC. Второе издание. (Публикация Международной торговой палаты № 644) / Рамберг Я. Указ. соч. – СПС «КонсультантПлюс: Международное право».
4
Приказ Минфина России от 25 ноября 2011 г. № 160н «О введении в действие Международных стандартов финансовой отчетности и Разъяснений Международных стандартов
финансовой отчетности на территории Российской Федерации» // Российская газета. 2011.
№ 278.
213
данного договора связаны в том числе с внесением изменений в таможенное
законодательство.
Согласно действующему Федеральному закону «О таможенном регулировании в Российской Федерации»1, отношения таможенного представителя с декларантами и иными заинтересованными лицами строятся на основе
договора. При оказании услуг по декларированию договор заключается непосредственно между декларантом и таможенным представителем (ст. 60 ФЗ
«О таможенном регулировании в Российской Федерации»). В Таможенном
кодексе Таможенного союза2 указано, что таможенный представитель совершает от имени и по поручению декларанта или иных заинтересованных
лиц таможенные операции в соответствии с таможенным законодательством
таможенного союза на территории государства - члена таможенного союза,
таможенным органом которого он включен в реестр таможенных представителей (ст. 12 ТК ТС).
Анализ указанных норм позволяет сделать вывод о возможности применения норм о договоре поручения, а также норм об агентском договоре по
модели договора поручения к отношениям между таможенным представителем и декларантом.
На практике, таможенные представители осуществляют свою деятельность на основании различных договоров, как то: договор поручения3,
1
Федеральный закон от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в
Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2010. № 48. Ст. 6252.
2
Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на
уровне глав государств от 27 ноября 2009 г. № 17) // Собрание законодательства РФ. 2010.
№ 50. Ст. 6615. (далее – ТК ТС).
3
Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22 февраля 2013 г. по делу № А3229921/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика»; См. образец договора поручения
ООО
«РОСТЭК-Кубань».
<www.rostek-kuban.ru/files/dogovor_porucheniya
_ooo_21.doc> (Последнее посещение – 08 декабря 2013 г.).
214
агентский договор1, договор возмездного оказания услуг2.
В обоснование квалификации рассматриваемого вида договора в качестве агентского юристы указывают на особенности рассматриваемого договора, отличия по предмету, форме и порядку заключения, связанные с тем,
что они призваны опосредовать специфические – таможенные - общественные отношения3.
Проанализируем виды поручений, которые выполняет таможенный
представитель.
В обязанности таможенного представителя входит выполнение юридических и фактических действий: декларирование товаров и транспортных
средств; организация обработки и складского хранения товаров путем заключения от своего имени договора на складское хранение и обработку грузов на
складе временного хранения; организация таможенной процедуры таможенного транзита; организация внутрироссийских и международных перевозок; а
также совершение таких фактических действий, как получение разрешения
таможенного органа на совершение отдельных таможенных операций, если
получение таких разрешений требуется в соответствии с Таможенным кодексом Таможенного союза; представление таможенному органу Российской
Федерации документов и дополнительных сведений, необходимых для таможенных целей; предъявление декларируемых товаров и транспортных
средств таможенным органам, в т.ч. для проведения таможенного досмотра и
1
Постановление ФАС Дальневосточного округа от 22 октября 2013 г. № Ф03-4765/2013
по делу № А24-5199/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2
См. образец договора оказания услуг таможенного представителя ЗАО «Таможенноброкерский комплекс «Гужон».
<www.gujon.ru/files/dogovor_tp.doc> (Последнее посещение – 08 декабря 2013 г.); постановление ФАС Московского округа от 05 октября 2010 г. № КГ-А40/11992-10 по делу №
А40-302/10-83-6 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3
Мамченко А. Сделайте помощь таможенного брокера эффективной! // Коллегия. 2003.
№5. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю.Ф. Азаров, М.К. Антипов,
Г.В. Баландина и др.; под ред. Ю.Ф. Азарова, Г.В. Баландиной. М. 2004. – СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства»; Новиков А.Б. Специальный административно-правовой статус таможенного брокера // Законодательство и экономика. 2006. № 3. –
СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
215
осмотра; уплата таможенных платежей, предусмотренных таможенным законодательством, в отношении декларируемых товаров и транспортных
средств; уведомление таможенного органа Российской Федерации о прибытии и/или убытии товаров и транспортных средств на таможенную территорию и/или с таможенной территории с Российской Федерации и совершение
всех необходимых действий с товарами и транспортными средствами; направление в таможенные органы запросов о получение информации о причинах принятия решений, совершении действий/бездействий; совершение
иных таможенных операций и действий, необходимых для таможенного
оформления
товаров
и
транспортных
средств;
информационно-
консультационные услуги по вопросам таможенного оформления и таможенного законодательства Таможенного союза; по поручению и за счет Заказчика оказание иных услуг1.
Приведенный перечень свидетельствует о том, что в обязанности таможенного представителя входит ряд юридических и фактических действий,
в том числе фактических услуг непосреднического характера. Считаем, что
указанный перечень услуг может быть предметом смешанного договора (договора поручения и возмездного оказания услуг либо агентского договора и
договора возмездного оказания услуг). Таким образом, некоторые из услуг
нельзя отнести исключительно к предмету агентского договора.
Специфической чертой договора с таможенным представителем является повышенная ответственность таможенного представителя. Согласно ст.
60 ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», при декларировании товаров и (или) их выпуске таможенный представитель несет солидарную с декларантом или иными представляемыми им лицами обязанность по уплате таможенных платежей в полном размере суммы подлежащих
уплате таможенных платежей, вне зависимости от условий договора таможенного представителя с декларантом и иными представляемыми им лицами.
1
См., например, перечень услуг таможенного представителя приведен на основании
образца договора ООО «Каргокаст». <http://kargokast.ru/obrazec-dogovora-tamozhennogopreds2> (Последнее посещение – 08 декабря 2013 г.).
216
Как видно, указанное положение противоречит положениям об ответственности агента согласно общим положениям об агентировании по модели
поручения, так как в случае, если агент осуществляет действия от имени и за
счет принципала, обязанным лицом по сделкам становится принципал.
Еще одной особенностью договора с таможенным представителем,
является его публичный характер. В п.4. ст. 60 ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» указано, что таможенный представитель не
вправе отказаться от заключения договора с декларантом. Отказ таможенного представителя заключить договор возможен в двух случаях: условия договорных отношений выходят за рамки сферы деятельности таможенного
представителя; есть достаточные основания предполагать, что действия декларанта являются противозаконными. Считаем, что отдельный вид агентского договора может носить публичный характер. Тем не менее, рассматриваемое обстоятельство еще раз свидетельствует о специфическом статусе договора с таможенным представителем.
Подводя итог, можно отметить, что договор с таможенным представителем имеет схожие черты с агентским договором, тем не менее, есть явные
отличия указанных договоров, перечисленные выше. Полагаем, что в целом,
некоторые положения об агентском договоре могут применяться к договору с
таможенным представителем, в случае если он будет сконструирован в качестве смешанного договора (агентского и оказания услуг). Считаем необходимым согласиться с мнением Мотуренко С.М., полагающей, что при совершенствовании таможенного законодательства необходимо внести дополнения, закрепляющие содержание таможенного брокерского договора1. И, несмотря на то, что автор выдвигал указанные предложения в отношении Таможенного кодекса РФ, они остаются актуальными и в отношении Таможенного кодекса Таможенного союза.
Еще одним договором со спорной квалификацией является договор со
страховым агентом. В п.5. ст. 8 Закона РФ «Об организации страхового де1
Мотуренко С.М. Указ. соч. С. 98.
217
ла в Российской Федерации»1 предусмотрено, что страховыми агентами являются лица, осуществляющие деятельность на основании гражданскоправового договора от имени и за счет страховщика в соответствии с предоставленными им полномочиями. Приведенное легальное определение позволяет сделать вывод о том, что страховой агент вправе осуществлять деятельность на основании договора поручения или агентского договора, сконструированного по модели поручения.
В литературе высказано мнение о том, что помимо осуществления
деятельности на основании агентского договора или договора поручения,
работник страховщика вправе выступать в качестве его страхового агента на
основании трудового договора для совершения исключительно фактических
действий либо на основании договора поручения или агентского договора
для совершения юридических действий2.
На практике между страховщиком и страховым агентом, как правило,
заключаются именно договоры поручения3 и агентские договоры4, при этом
доля агентских договоров в этих отношениях превалирует.
Тем не менее, анализ признаков договора со страховым агентом позволяет выявить отличия от модели агентского договора, предусмотренного в
главе 52 Гражданского кодекса.
Особенностью договора между страховщиком и страховым агентом
является то, что он всегда действует от имени страховщика. Таким образом, у
страховщика отсутствует возможность выбора одной из двух моделей агент1
Закон РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской
Федерации» // Российская газета. 1993. № 6. (далее – Закон о страховом деле).
2
Акимочкин Д.В. Правовое положение участников страхового обязательства и субъектов,
обеспечивающих страховую деятельность , по законодательству Российской Федерации.
Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. М. 2005. < http://www.dissercat.com/content/pravovoepolozhenie-uchastnikov-strakhovogo-obyazatelstva-i-subektov-obespechivayushchikh-st>.
(Последнее посещение – 21 июня 2014 г.).
3
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01 апреля 2002 г. № Ф04/1142155/А70-2002 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
4
Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25 февраля 2010 г. по делу № А036308/2009; Постановление ФАС Московского округа от 17 января 2014 г. № Ф0516390/2013 по делу № А40-65957/13-87-357 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
218
ского договора. Указанное обстоятельство позволяет отграничить рассматриваемые виды договоров.
Еще одной специфической чертой договора меду страховщиком и
страховым агентом является то, что в его предмет могут быть включено оказание консультационных услуг (п.1. ст. 8 Закона о страховом деле). Указанное обстоятельство позволяет квалифицировать агентский договор в качестве
смешанного договора (агентского/поручения и договора возмездного оказания услуг).
В связи с вышесказанным, полагаем, что договор между страховщиком и страховым агентом не соответствует квалифицирующим признакам
агентского договора. С нашей точки зрения, его необходимо рассматривать в
качестве самостоятельного вида договора, не поименованного в Гражданском
кодексе РФ.
В завершение, необходимо отметить, что ни один из перечисленных
выше договоров не отвечает в полной мере требованиям, предъявляемым к
агентским договорам, и, соответственно, не может быть квалифицирован в
качестве отдельного вида агентского договора.
Необходимо также указать на нежелательность использования термина «агент» для определения стороны по рассмотренным выше договорам (как
то: агент недвижимости, агент по подбору персонала, таможенный агент,
страховой агент и т.д.), которое может привести лишь к неуместному и некорректному применению норм, закрепленных в главе 52 ГК РФ, к рассматриваемым договорам.
219
Библиография
I.
Нормативные акты
1.
Конституция Российской Федерации (принята всенародным го-
лосованием 12 декабря 1993 г.) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 15.
Ст. 1691.
2.
Директива № 86/653/ЕЭС Совета Европейских сообществ «О
сближении законодательств государств-членов ЕС в отношении независимых
коммерческих агентов» (Принята в г. Брюсселе 18 декабря 1986).
3.
Конвенция о праве, применимом к агентским договорам от 14
марта 1987г. Гаага. // В книге: Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. М. 2004.
4.
Руководство МТП по составлению торговых агентских соглаше-
ний между сторонами, находящимися в разных странах (Публикация Международной торговой палаты № 410) (с изм. и доп. 1983 г.) // СПС «КонсультантПлюс: Международные правовые акты».
5.
Типовой коммерческий агентский контракт ICC. Второе издание.
(Публикация Международной торговой палаты N 644) // Международные
коммерческие транзакции. Четвертое издание. Публикация ICC N 711. = International Commercial Transactions. Jan Ramberg. Fourth Edition. ICC Publication N 711E / Ян Рамберг; (пер. с англ. под ред. Н.Г. Вилковой). М. 2011. 896
с.
6.
Типовой дистрибьюторский контракт ICC. Монопольный импор-
тер-дистрибьютор. Второе издание. (Публикация Международной торговой
палаты № 646) /Международные коммерческие транзакции. Четвертое издание. Публикация ICC N 711. International Commercial Transactions. Jan Ramberg. Fourth Edition. ICC Publication № 711E / Рамберг Я.; (пер. с англ. под
ред. Вилковой Н.Г.). – М. 2011. – СПС «КонсультантПлюс: Международные
правовые акты».
220
7.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30
ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст.
3301.
8.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26
января 1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
9.
Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31 июля 1998 г. №
145-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3823.
10. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31
июля 1998 г. № 146-ФЗ // Собрание законодательства РФ. № 31. 1998. Ст.
3824.
11. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05
августа 2000 г. № 117-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2000. № 32. Ст.
3340.
12. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации от 30
апреля 1999 г. № 81-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1999. № 18. Ст.
2207.
13. Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации
от 07 марта 2001 г. № 24-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 11.
Ст. 1001.
14. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ.
2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
15. Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27 ноября
2009 г. № 17) // Собрание законодательства РФ. 2010. № 50. Ст. 6615.
16. Федеральный закон от 02 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и
банковской деятельности» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 6. Ст.
492.
221
17. Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря
1991 г. № 2124-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. №7. Ст. 300.
18. Закон РФ «О защите прав потребителей» от 07 февраля 1992 г. №
2300-1 // Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 140.
19. Закон РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» // Российская газета. 1993. № 6.
20. Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» // Собрание законодательства РФ.1995. № 48.
Ст. 4553.
21. Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 17. Ст. 1918.
22. Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах
туристской деятельности в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 49. Ст. 5491.
23. Федеральный закон от 29 июля 1998 г. № 136-ФЗ «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг» // Собрание законодательства РФ. 1998. № 31. Ст. 3814.
24. Федеральный закон от 17 июля 1999г. № 176-ФЗ «О почтовой
связи» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 29. Ст. 3697.
25. Федеральный закон от 01 июня 2005 г. № 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ.
2005. № 23. Ст. 2199.
26. Федеральный закон от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» //
Собрание законодательства РФ. 2006. № 12. Ст. 1232.
27. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3434.
222
28. Федеральный закон от 04 декабря 2007 г. № 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 50. Ст. 6242.
29. Федеральный закон «О бухгалтерском учете» от 06 декабря 2011
г. № 402-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2011. № 50. Ст. 7344.
30. Федеральный закон от 04 мая 2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собрание законодательства РФ. 2011.
№ 19. Ст. 2716.
31. Федеральный закон от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» // Собрание законодательства
РФ. 2010. № 48. Ст. 6252.
32. Федеральный закон от 05 апреля 2013г. № 44-ФЗ «О контрактной
системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» // Собрание законодательства РФ. 2013.
№14. Ст. 1652.
33. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик
от 31 мая 1991 г. № 2211-1 // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст.
733. (утратил силу).
34. Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. // Ведомости ВС
РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407. (утратил силу).
35. Кодекс торгового мореплавания Союза ССР (утв. Указом Президиума ВС СССР от 17.09.1968) // Свод законов СССР. T. 8. С. 123. (утратил
силу).
36. Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» // Собрание законодательства РФ.
2001. № 33 (часть I). Ст. 3430. (утратил силу).
37. Федеральный закон от 18 июля 1995 г. № 108-ФЗ «О рекламе» //
Собрание законодательства РФ. 1995. № 30. Ст. 2864.(утратил силу).
223
38. Постановление Правительства РФ от 15 мая 1995 г. № 458 «О Генеральных условиях эмиссии и обращения облигаций федеральных займов»
// Собрание законодательства РФ. 1995. № 21. Ст. 1967.
39. Постановление Правительства РФ от 18 июля 2007 г. № 452 «Об
утверждении Правил оказания услуг по реализации туристского продукта» //
Собрание законодательства РФ.2007. № 30. Ст. 3942.
40. Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 329 «О
Министерстве финансов Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2004. № 31. Ст. 3258.
41. Постановление Правительства РФ от 06 ноября 2001 г. № 771
«Вопросы эмиссии и обращения государственных сберегательных облигаций» // Собрание законодательства РФ. 2001. № 46. Ст. 4361.
42. Постановление Правительства РФ от 04 марта 1996 г. № 229 «О
выпуске облигаций внутреннего государственного валютного облигационного займа» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 12. Ст. 1115.
43. Постановление Правительства РФ от 09 августа 1994 г. № 906 «О
выпуске казначейских обязательств» // Собрание законодательства РФ. 1994.
№ 16. Ст. 1911.
44. Постановление Правительства РФ от 11 января 2000 г. № 28 «О
мерах по развитию системы ипотечного жилищного кредитования в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2000. № 3. Ст. 278.
45. Постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 г. «О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Гражданским кодексом
Р.С.Ф.С.Р.») // СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904. (утратило силу).
46. Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 29 октября 1925 г. «О
торговых агентах» // Собрание законодательства СССР. 1925. № 76. Ст. 569.
(утратило силу).
47. Постановление Правительства Российской Федерации от 24 июня
1998
г.
№
641
«О
лицензировании
перевозочной,
транспортно-
экспедиционной и другой деятельности, связанной с осуществлением транс-
224
портного процесса на морском транспорте» // Собрание законодательства
РФ. 1998. № 26. Ст. 3092. (утратило силу).
48. Приказ Минфина РФ от 24 ноября 2000 г. № 103н «Об утверждении Условий эмиссии и обращения государственных краткосрочных бескупонных облигаций» // Российская газета. 2001. № 7-8.
49. Приказ Минфина РФ от 31 июля 2002 г. № 74н «Об организации
конкурса по определению агента, депозитария и организатора торговли, обслуживающих рынок государственных сберегательных облигаций» // Российская газета. 2002. № 192.
50. Приказ Минфина России от 25 ноября 2011 г. № 160н «О введении в действие Международных стандартов финансовой отчетности и Разъяснений Международных стандартов финансовой отчетности на территории
Российской Федерации» // Российская газета. 2011. № 278.
51. Положение о порядке размещения, обращения и погашения Казначейских обязательств (утв. Минфином РФ 21 октября 1994 г. № 140) //
Российские вести. 1995. № 10.
52. Информационное сообщение Минфина РФ «О критериях отбора
банков, уполномоченных на осуществление операций по финансированию на
возвратной основе государственных программ» // Финансовая газета. 1995.
№ 51.
53. Письмо ФНС РФ от 23 марта 2007 г. № ММ-6-03/232@ «О направлении письма Минфина России о порядке применения пункта 4 статьи
168 Налогового кодекса Российской Федерации при расчетах за услуги, оказанные комиссионером по договору комиссии, также за услуги, оказываемые
агентом по агентскому договору» // Документы и комментарии. 2007. № 8.
54. Письмо ФСФР РФ от 31 марта 2011 г. № 11-СХ-02/7258 «Об
агентах по выдаче, погашению и обмену инвестиционных паев» // Вестник
Ассоциации российских банков. 2011. №. 9
55. Закон Республики Алтай от 28 марта 1998 г. №3-54 «О государственном облигационном займе Республики Алтай на 1998 год» // Ведомости
225
Государственного Собрания - Эл Курултай Республики Алтай. 1998. № 3(28)
(март). С. 49.
56. Закон Свердловской области от 27 ноября 2003 г. № 40-ОЗ «О
привлечении кредитных организаций для осуществления отдельных операций со средствами областного бюджета и государственными ценными бумагами Свердловской области» // Собрание законодательства Свердловской области. 2004. № 11. Ст. 925 (утратил силу).
57. Закон ЯНАО от 03 марта 2008 г. № 2-ЗАО «О бюджетном процессе в Ямало-Ненецком автономном округе»// Ведомости Государственной
Думы Ямало-Ненецкого автономного округа. 2008. №1.
58. Решение Совета депутатов городского округа Электросталь МО
от 30 марта 2011 г. № 58/10 «Об утверждении Порядка осуществления муниципальных заимствований и предоставления муниципальных гарантий в городском округе Электросталь Московской области» // Новости недели. 2011.
№ 33.
59. Решение Совета депутатов городского поселения Можайск Можайского муниципального района МО от 27 февраля 2009г. № 79/27 «Об утверждении Положения о порядке осуществления муниципальных заимствований, предоставления муниципальных гарантий, обслуживания и управления муниципальным долгом в городском поселении Можайск Московской
области» // Новая жизнь. 2009 (спецвыпуск).
60. Устав городского поселения Можайск Можайского муниципального района Московской области (принят решением Совета депутатов городского поселения Можайск Можайского муниципального района МО от 23
октября 2006 г. № 15/9) // Новая жизнь. 2006. № 73.
61. Постановление главы г. Дзержинский МО от 29 ноября 2004 г. №
769-ПГД «Об облигационном займе» (вместе с «Положением о порядке проведения открытого конкурса среди кредитных организаций по определению
генерального агента по обслуживанию процедур выпуска, размещения и погашения облигаций города Дзержинский») // Угрешские вести. 2004. № 50.
226
62. Постановление Губернатора Ленинградской области от 08 декабря 2004 г. № 186-пг «О результатах конкурса среди профессиональных участников рынка ценных бумаг по определению генерального агента по организации, размещению и обращению долгосрочного Государственного облигационного займа Ленинградской области» // Вестник Правительства Ленинградской области. 2004. № 43.
63. Постановление Администрации Тамбовской области от 15 марта
2006 г. № 233 «О проведении открытого конкурса по определению генерального агента эмитента по обслуживанию процедур выпуска, размещения, обращения и погашения государственных облигаций Тамбовской области» //
СПС «КонсультантПлюс: Законодательство».
64. Распоряжение администрации г. Чебоксары ЧР от 15 апреля 2005
№ 1317-р «Об утверждении Положения о порядке проведения открытого
конкурса среди кредитных организаций на определение агента по организации размещения муниципальных облигаций города Чебоксары выпуска 2005
года, их погашению и выплате купонного дохода». // СПС «КонсультантПлюс: Законодательство».
65. Распоряжение Правительства Удмуртской Республики от 19 декабря 2005 г. № 1279-Р о проекте договора на оказание услуг по обслуживанию процедур выпуска, размещения, обращения и погашения государственных облигаций Удмуртской Республики // СПС «КонсультантПлюс: Законодательство».
66. Постановление Правительства Москвы от 18 ноября 1997 г. №
799 «Об утверждении Положения о лицензировании риелторской деятельности в городе Москве» // Вестник Мэрии Москвы. 2002. № 10. (Документ утратил силу).
67. Проект ФЗ № 47538-6 «О внесении изменений в части первую,
вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а
также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред.,
227
принятая ГД ФС РФ в I чтении 27 апреля 2012 г.) // СПС «КонсультантПлюс:
Проекты правовых актов».
68. Проект Федерального закона № 547123-5 «О внесении изменений
в Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской
Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 06.07.2011) // СПС «КонсультантПлюс: Проекты правовых актов».
69. Проект ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные
акты Российской Федерации в целях совершенствования правового регулирования туристской деятельности» (подготовлен Минкультуры России) (не
внесен в ГД ФС РФ). // СПС «КонсультантПлюс: Проекты правовых актов».
70. Проект Федерального закона № 71948-3 «О риелторской деятельности в Российской Федерации», отклонѐн Государственной Думой ФС
РФ (Постановление N 2438 – III ГД) // СПС «КонсультантПлюс: Проекты
правовых актов».
71. Коммерческий кодекс Франции от 2000 г.// В книге: Коммерческий кодекс Франции / предисловие, перевод с французского, дополнение,
словарь-справочник и комментарии В.Н. Захватаева. - М.: Волтерс Клувер,2008. 1269 С.
72. Торговое уложение Германии от 1987 г.// В книге: Торговое уложение Германии. Закон об акционерных обществах. Закон об обществах с ограниченной ответственностью. Закон о производственных и хозяйственных
кооперативах / Сост. В. Бергманн; Пер. с нем. Е.А. Дубовицкой. - М.: Волтерс Клувер, 2005. 624 С.
73. Швейцарский обязательственный закон. Федеральный закон о
дополнении Швейцарского гражданского кодекса (Часть пятая: Обязательственный закон) от 30 марта 1911 г. (по состоянию на 1 марта 2012 г.).- М.:
Инфотропик Медиа, 2012. С. XVII - XXXV, 1 – 526.
74. Agency contract law 12/1992, 27th may. (Закон об агентском договоре 12/1992 от 27 мая) [Text]: [Electronic resource]: - Access regime:
http://www.varona.es/index.php/
documentos/
formacion-y-comunicacion
228
/finish/4-formacion-y-comunicacion/191-ley-12-1992-del-27-de-mayo-sobre-cont
rato-de-agencia.
75. Гражданский кодекс Италии от 16 мая 1942 г. // В книге: Monateri
P. G. Il Codice Civile Italiano. (Монатери П. Дж. Гражданский кодекс Италии)
[Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://www.jus. unitn.it
/cardozo/Obiter_Dictum/codciv/home.html.
II. Судебная практика
1.
Постановление ФАС Московского округа от 4 ноября 1999 г. №
КГ-А40/3549-99 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
2.
Постановление ФАС Уральского округа от 3 мая 2000 г. № Ф09-
551/2000-ГК // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
3.
Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г.
№ 1-П // Собрание законодательства РФ. 2007. №6. Ст. 828 (Постановление).
4.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС
РФ № 8 от 01 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник
ВАС РФ. 1996. № 9.
5.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г.
№ 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // Российская газета. 2012. №156.
6.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29 сентября
1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при
рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»
// Вестник ВАС РФ. 1999. №11.
7.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17 ноября 2004
г. № 85 «Обзор практики разрешения споров по договору комиссии» // Хозяйство и право. 2005. №1.
229
8.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 февраля
2014 года № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» // Вестник ВАС РФ. 2014. № 4.
9.
Постановление Президиума ВАС РФ от 26 января 1999 г. №
5056/98 // Вестник ВАС РФ. 1999. № 5
10. Постановление Президиума ВАС РФ от 18 мая 1999 г. № 7073/98
// СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
11. Постановление Президиума ВАС РФ от 27 мая 2008 г. № 2797/08
по делу № А40-53871/06-45-402 // Вестник ВАС РФ. 2008. № 8.
12. Постановление Президиума ВАС РФ от 13 января 2011 №
9174/10 по делу № А31-8793/2009 // Вестник ВАС РФ. 2011. № 4.
13. Постановление Президиума ВАС РФ от 14 февраля 2012 г. №
12093/11 по делу № А68-3288/09 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
14. Постановление Президиума ВАС от 13 марта 2012 г. № 14570/11
по делу № А40-70420/10-32-611 // Вестник ВАС РФ. 2012. №9.
15. Определение ВАС РФ от 23 сентября 2009 г. № ВАС-11972/09 по
делу № А42-2193/2004 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
16. Определение ВАС РФ от 04 марта 2010 г. № ВАС-2063 // СПС
«КонсультантПлюс: Судебная практика».
17. Определение ВАС РФ от 27 мая 2010 г. № ВАС-3911/10 по делу
№ А32-19109/08-23/229-30/75// СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
18. Определение ВАС РФ от 04 июня 2010 г. № ВАС-6461/10 по делу
№ А40-18402/09-85-106 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
19. Определение ВАС РФ от 31 августа 2011г. № ВАС-14011/10 по
делу № А53-3103/09 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
20. Определение ВАС РФ от 24 марта 2012 г. № ВАС-5918/12 по делу № А53-9992/10 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
230
21. Определение ВАС РФ от 20 сентября 2012 г. № ВАС-11614/12 по
делу № А45-4566/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
22. Определение ВАС РФ от 14 марта 2013 г. № ВАС-2310/13 по делу № А53-26548/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
23. Определение ВАС РФ от 02 апреля 2013 г. № ВАС-1886/13 по делу № А40-134626/2011-68-1166 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
24. Определение ВАС РФ от 06 сентября 2013 г. № ВАС-11500/13 по
делу № А40-102005/12-57-977 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
25. Определение ВАС РФ от 14 октября 2013 г. № ВАС-9223/13 по
делу № А40-91790/11-100-778 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
26. Определение ВАС РФ от 17 октября 2013 г. № ВАС-14455/13 по
делу № А78-4472/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
27. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01 апреля
2002 г. № Ф04/1142-155/А70-2002 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
28. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 15 октября
2002 г. № Ф03-А73/02-1/2120 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
29. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10 февраля
2003 г. № А42-6815/02-С // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
30. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21 февраля 2003
г. № А79-4507/2002-СК1-3972 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
31. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 21 апреля 2003
г. № Ф03-А73/03-1/743 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
32. Постановление ФАС Московского округа от 10 июня 2003 г. №
КГ-А40/3534-03 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
231
33. Постановление ФАС Московского округа от 8 сентября 2004 г. №
КГ-А40/7728-04 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
34. Постановление ФАС Поволжского округа от 25 января 2005 г. №
А55-6685/2004-42 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
35. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19 апреля
2005 г. № Ф08-1395/2005 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
36. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда
от 15 июля 2005 г. по делу № А21-6190/2004 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
37. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 1 августа 2005
г. № А05-26155/04-26 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
38. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02 марта
2006 г. № А58-91/05-Ф02-536/06-С2 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
39. Постановление ФАС Уральского округа от 02 мая 2006 г. № Ф093252/06-С3 по делу № А50-19308/2005 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
40. Постановление ФАС Северо - Кавказского округа от 07 июня
2006 г. № Ф08-1800/2006 по делу № А32-20388/2004-50/226 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
41. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25 декабря 2006
г. по делу № А05-5787/2006-18 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
42. Постановление ФАС Поволжского округа от 07 июня 2007 г. по
делу № А72-5916/06-26/324 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
43. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 июля 2007 г.
по делу № А56-25014/2006 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
44. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 14 сентября
2007 г. № Ф03-А51/07-1/2236 по делу № А51-5304/2004-12-107 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
232
45. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05 февраля
2008 г. № Ф03-А51/07-1/6425 по делу № А51-430/2007-19-93 // СПС «КосультантПлюс: Судебная практика».
46. Постановление ФАС Северо-западного округа от 07 марта 2008 г.
по делу № А56-51808/2006 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
47. Постановление ФАС Поволжского округа от 13 марта 2008 г. по
делу № А55-13398/2007 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
48. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 24 июля 2009 г.
№ Ф03-3022/2009 по делу № А73-10353/2008 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
49. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 30 июля 2009 г.
по делу № A42-2193/2004 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
50. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 октября
2009 г. по делу № А33-16925/08 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
51. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 2 декабря 2009 г. № Ф09-9813/09-С5 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
52. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11 января 2010 г.
по делу № А79-4759/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
53. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25 февраля
2010 г. по делу № А03-6308/2009; // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
54. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09 марта 2010
г. №Ф03-79/2010 по делу № А24-1592/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
55. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09 апреля 2010
г. по делу № А21-6899/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
56. Постановление ФАС Поволжского округа от 19 августа 2010 г. по
делу № А65-31775/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
233
57. Постановление ФАС Уральского округа от 31 августа 2010 г. №
Ф09-6847/10-С1 по делу № А76-2638/2010-53-143 // СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
58. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06 сентября 2010
г. по делу № А39-1027/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
59. Постановление ФАС Центрального округа от 20 сентября 2010 г.
по делу № А64-221/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
60. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22 сентября
2010 г. по делу № А53-4976/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
61. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04 октября 2010 г.
по делу № А39-1447/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
62. Постановление ФАС Московского округа от 05 октября 2010 г. №
КГ-А40/11992-10 по делу № А40-302/10-83-6 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
63. Постановление ФАС Уральского округа от 27 октября 2010 г. №
Ф09-8465/10-С5 по делу № А07-27590/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
64. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 01 ноября
2010 г. по делу № A78-6523/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
65. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 ноября
2010 г. по делу № А78-6521/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
66. Постановление ФАС Поволжского округа от 30 ноября 2010 г. по
делу № А12-7797/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
67. Постановление ФАС Московского округа от 07 февраля 2011г. №
КГ-А40/533-11 по делу № А40-65840/10-83-604 // СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
234
68. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 28 марта 2011
г. № Ф03-617/2011 по делу № А73-8337/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
69. Постановление ФАС Московского округа от 31 марта 2011 г. №
КГ-А40/673-11 по делу № А40-93058/10-10-705 // СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
70. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26 мая 2011
г. по делу № А19-2796/10 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
71. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02 июня 2011
г. по делу № А53-22248/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
72. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21 сентября
2011 г. по делу № А70-907/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
73. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27 декабря
2011 г. по делу № А45-4750/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
74. Постановление ФАС Центрального округа от 24 августа 2012 г.
по делу № А08-5276/11 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
75. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15 сентября
2011г. по делу № А45-19833/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
76. Постановление ФАС Уральского округа от 15 февраля 2012 г. №
Ф09-4766/11 по делу № A47-1480/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
77. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26 апреля 2012 г.
по делу № А29-4435/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
78. Постановление ФАС Московского округа от 03 мая 2012 г. по делу № А40-20886/11-87-115 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
235
79. Постановление ФАС Московского округа от 21 мая 2012 г. по делу № А40-70266/11-72-437 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
80. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 07 августа 2012
г. № Ф03-3479/2012 по делу № А59-4462/2011 // СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
81. Постановление ФАС Московского округа от 08 ноября 2012 г. по
делу № А40-134626/11-68-1166 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
82. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06 февраля
2013 г. по делу № А32-43556/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
83. Постановление ФАС Московского округа от 21 февраля 2013 г.
по делу № А40-132637/11-130-889 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
84. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22 февраля
2013 г. по делу № А32-29921/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
85. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28 февраля 2013
г. по делу № А82-5934/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
86. Постановление ФАС Московского округа от 05 марта 2013 г. по
делу № А40-84409/12-35-790 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
87. Постановление ФАС Центрального округа от 12 апреля 2013 г. по
делу № А09-5066/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
88. Постановление ФАС Поволжского округа от 24 мая 2013 г. по
делу № А55-6675/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
89. Постановление ФАС Московского округа от 04 июня 2013 г. по
делу № А40-121684/12-27-1132 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
236
90. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07 июня 2013
г. по делу № А53-27793/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
91. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 22 октября
2013 г. № Ф03-4765/2013 по делу № А24-5199/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
92. Постановление ФАС Московского округа от 17 января 2014 г. №
Ф05-16390/2013 по делу № А40-65957/13-87-357 // СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
93. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда
от 19 августа 2008 г. по делу № А42-2158/2008 // СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
94. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от
08 сентября 2008 г. № 07АП-4908/08 по делу № А03-5565/2008-27 // СПС
«КонсультантПлюс: Судебная практика».
95. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от
09 февраля 2009 г. № А33-1153/2008-03АП-3147/2008 по делу № А331153/2008 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
96. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от
10 февраля 2009 г. № 07АП-252/09 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
97. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 октября 2009 г. № 17АП-9454/2009-АК по делу № А60-29778/2009 //
СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
98. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от
08 апреля 2010 г. по делу № А46-18067/2009 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
99. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от
07 июня 2010 г. по делу № А46-86/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
237
100. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от
03 ноября 2010 г. № 06АП-4670/2010 по делу № А16-741/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
101. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда
от 17 февраля 2010 г. по делу № А56-30533/2009 // СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
102. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда
от 31 мая 2011 г. по делу № А26-8317 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
103.
Постановление восьмого арбитражного апелляционного су-
да от 21 июня 2011 г. по делу № А70-907/2011 // СПС «КонсультантПлюс:
Судебная практика».
104.
Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного
суда от 29 июля 2011 г. по делу № А54-5674/2010 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
105.
Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда
от 05 сентября 2011 г. № 05АП-4507/2011, 05АП-4799/2011 по делу N А513114/1999 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
106.
Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционно-
го суда от 30 сентября 2011 г. № 17АП-9071/2011-АК по делу № А509199/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
107.
Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционно-
го суда от 03 ноября 2011 г. по делу № А56-22478/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
108.
Постановление Четвертого арбитражного апелляционного
суда от 24 февраля 2012 г. по делу № А78-3508/2011 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
109.
Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционно-
го суда от 16 октября 2012 г. по делу № А50-6258/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
238
110.
Постановление Шестого арбитражного апелляционного су-
да от 13 февраля 2013 г. № 06АП-5/2013 по делу № А73-12763/2012 // СПС
«Консультант Плюс: Судебная практика».
111. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда
от 15 мая 2013 г. по делу № А56-75144/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
112. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда
от 03 июня 2013 г. № 15АП-5723/2013 по делу № А53-37167/2012 // СПС
«КонсультантПлюс: Судебная практика».
113. Постановление президиума Московского областного суда от 08
февраля 2006 г. № 95 по делу № 44г-105/06 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
114. Определение Московского областного суда от 14 февраля 2012 г.
по делу № 33-28434 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
115. Апелляционное определение Московского городского суда от 06
августа 2012 г. по делу № 11-16538 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
116. Апелляционное определение Оренбургского областного суда от
06 сентября 2012 г. по делу № 33-5018/2012 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
117. Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 28
сентября 2012 г. по делу № 33-5700 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная
практика».
118. Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 28 мая 2013 г. по делу № 33-5830/2013 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
119. Кассационное определение Костромского областного суда от 30
января 2012г. № 33-138 // СПС «КонсультантПлюс: Судебная практика».
239
III. Деловая практика
1.
Кодекс поведения морского агента Российской Федерации.
[Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://www.arma.ru/.
2.
Генеральное агентское соглашение ФОНАСБА 1993 г. [Text]:
[Electronic resource]: - Access regime: https://www.fonasba.com.
3.
Standard Liner And General Agency Agreement 2001 [Text]: [Elec-
tronic resource]: - Access regime: www.bimco.org.
4.
Субагентское соглашение ФОНАСБА 1998 г. [Text]: [Electronic
resource]: - Access regime: https://www.fonasba.com.
5.
Регламент Международной федерации футбола (ФИФА) об аген-
тах игроков 2008 г.(Players' Agents Regulations (2008)). [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: www.fifa.com.
6.
Регламент Российского футбольного союза об агентской деятель-
ности (утвержден Постановлением Исполкома Общероссийской общественной организации «Российский футбольный союз» № 131 от 16 декабря
2008г.).
[Text]:
[Electronic
resource]:
-
Access
regime:
http://nskhuman.ru/fbdocs/agentregl.php.
7.
Регламент Международной федерации баскетбола (ФИБА) об
агентах игроков (Regulation Governing Players' Agents - Ch. IV / Art. 3-132 to
3-173). [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: www.fiba.com.
8.
Регламент ФИФА по деятельности посредников. [Text]: [Electron-
ic resource]: - Access regime: http://sportslaw.ru/index/sitemenu/43.
9.
Положение о регулировании деятельности агентов игроков в Рос-
сийской Федерации Баскетбола (утверждено на заседании Исполкома РФБ 10
июля 2007 г. с изменениями и дополнениями, утвержденными на заседании
Исполкома РФБ 19 марта 2009 г. Утверждено ФИБА 27 октября 2009 г.).
[Text]: [Electronic resource]: - Access regime: www.basket.ru.
10. Временное положение об аккредитации хоккейных агентов Континентальной хоккейной лиги 2010 г. [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: www.khlptu.ru.
240
11. Информационное письмо Туроператора ООО «Анекс Тур 2012 г.
[Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://anextour.com/doc/dogovor_
2012/Kakoy_dogovor_dlya_zaklyucheniya_s_Aneks_Tur_luchshe_vybrat.doc.
12. Форма агентского соглашения между Министерством финансов и
акционерным коммерческим банком, утвержденной приказом Минэкономики, МИД, Минфина Нацбанка Республики Беларусь от 30 июля 1999 года №
15/84/205/14.1г.
[Text]:
[Electronic
resource]:
-
Access
regime:
http://www.obrazec.allrightsreserved.ru/baza01/blan0020.htm.
13. Образец агентского договора Общества с ограниченной ответственностью «Гранд-Экспресс». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime:
http://www.grand-ptc.ru.
14. Образец агентского договора ООО «ЦЕЗАРЬ ТРЭВЕЛ». [Text]:
[Electronic resource]: - Access regime: cezar-travel.ru/assets/files/Agentsky_ dogovor_2013.doc.
15. Образец агентского договора некоммерческой организации Международной ассоциацией участников космической деятельности (МАКД).
[Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://www.atorus.ru/public/ator/
data/file/tipovye_ dogovora/AG_DOG_.doc.
16. Образец агентского договора ООО «Транс-М». [Text]: [Electronic
resource]: - Access regime: http://kuzbass-auto.ru/price/agent.doc.
17. Образец договора Общества с ограниченной ответственностью
«TRAVELSYSTEM».
[Text]:
[Electronic
resource]:
-
Access
regime:
http://www.travelsystem.kz/info/agents/contracts/agent_dogovor_kg.doc.
18. Образец Договора ООО «Рус Курорт». [Text]: [Electronic resource]:
-
Access
regime:
http://www.ruskurort.ru/dogovor_kupli_prodagi
_agenstv.rtf.
19. Образец Договора ООО «Мир путешествий - туризм и сервис».
[Text]: [Electronic resource]: - Access regime:www.mirtour.ru/4travelbureaus/
conditions/kuplja_prodaga.doc.
241
20. Образец агентского договора Туроператора ООО «КОРАЛ ТРЕВЕЛ». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://www.coral.ru.
21. Образец агентского договора ООО «АНЕКС ТУР». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://www.anextour.com.
22. Образец договора Закрытого акционерного общества Агентство
«ПАКТУР».
[Text]:
[Electronic
resource]:
-
Access
regime:
www.pac.ru/docs/dogovor/dogovor_air_tickets.doc.
23. Образец агентского договора ЗАО «Масштаб». [Text]: [Electronic
resource]: - Access regime: www.masshtab.ru/docs/tender_16_01_ 2014/proekt_
dogovora.docx.
24. Образец агентского договора ООО «Мир рекламы – Медиа»
[Text]: [Electronic resource]: - Access regime: www.all-billboards.ru/files/faq
/dogovor.schity.pdf.
25. Образец агентского договора ООО «АТаше Реклама». [Text]:
[Electronic resource]: - Access regime: atashe.ru/wp-content/uploads/2012/09/
Дог-маршрутки-стикеры.doc.
26. Образец Агентского договора Закрытого акционерного общества
«ЭНЕРГОМАШИНОСТРОЕНИЕ». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: www.sputnikovtv.ru/.../AGENTSKI_DOGOVOR_soglasovanni.doc.
27. Образец Договора ФГУП «Росморпорт». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime:
http://www.rosmorport.ru/media/File/new2/SKL_
Agent_Cont.doc.
28. Образец договора Общества с ограниченной ответственностью
«Инжавинская птицефабрика». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime:
inptic.ru/sites/default/files/distrib_dogovor_inptic.doc.
29. Образец договора ООО «Акватек». [Text]: [Electronic resource]: Access regime: beautywater.ru/files/dogovor.docwww.russkart.com/i/pics/Dogo
vor_Russkart.rt.
30. Образец договора ООО «Русскарт». [Text]: [Electronic resource]: Access regime: www.russkart.com/i/pics/Dogovor_Russkart.rtf.
242
31. Образец договора поручения ООО «РОСТЭК-Кубань». [Text]:
[Electronic
resource]:
-
Access
regime:
www.rostek-
kuban.ru/files/dogovor_porucheniya_ooo_21.doc.
32. Образец договора оказания услуг таможенного представителя
ЗАО
«Таможенно-брокерский комплекс «Гужон». [Text]: [Electronic re-
source]: - Access regime: www.gujon.ru/files/dogovor_tp.doc.
33. Образец Договора ООО «Каргокаст». [Text]: [Electronic resource]:
- Access regime: http://kargokast.ru/obrazec-dogovora-tamozhennogo-preds2.
34. Образец договора ТОО «Акцент-С». [Text]: [Electronic resource]: Access regime: http://accent.kz/employer/dogovor/.
35. Образец договора ООО «БизнесЛайк». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: www.buscon.ru/services/contract.doc.
36. Образец
агентского
договора
Общества
с
ограниченной
ответственностью «Транссибирская пассажирская компания». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: tspk.ru/docs
.
37. Образец договора возмездного оказания услуг ТОО «Туристская
Компания Гульнар-Тур» [Text]: [Electronic resource]: - Access regime:
http://www.gulnartour.kz/upload/userfiles/file/%D1%82%D1%83%D1%80%D0%
B0%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B%202014.pdf.
38. Кабанов О.М. Агентский договор на проведение рекламной кампании (акции) (Форма подготовлена с использованием правовых актов по состоянию на 28.06.2012) // СПС «Консультант Плюс: Формы документов».
39. Обычаи морского порта Новороссийск. [Text]: [Electronic resource]:
-
Access
regime:
http://www.ntpp.biz/upload/iblock/902/Obychai
%20porta%20Novorossiysk.doc.
40. Программная политика «Газета.ру». [Text]: [Electronic resource]: Access regime: http://www.gazeta.ru/2002/11/26/programmnaap.shtml.
41. Редакционная политика Медицинского журнала Интенсивная терапия. [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://www.icj.ru/policy-ofmagazine.html.
243
42. Агентский договор № 2209/2011 от 22 сентября 2011 года, заключенный ООО «Красивая страна» и ООО «Эсти Лаудер Компаниз» // Из деловой практики ООО «Красивая страна».
43. Агентский договор ООО «Мульти Технологии» и ОАО «РЖД» //
Из деловой практики ООО «Мульти Технологии».
44. Программная политика телеканала «Детский» // Из деловой
документации ООО «Газпром-Медиа».
45. Образец агентского договора ЗАО «МИХАЙЛОВ И ПАРТНЕРЫ.
УПРАВЛЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИМИ КОММУНИКАЦИЯМИ» // Из деловой практики ЗАО «МИХАЙЛОВ И ПАРТНЕРЫ, УПРАВЛНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИМИ КОММУНИКАЦИЯМИ».
46. Проформа агентского договора ООО «ТТС-Агент» // Из деловой
практики ООО «ТТС –Агент».
47. Образец агентского договора ООО «Газпром-Медиа» и телеканала // Из деловой практики ООО «Газпром- Медиа».
48. Договор №01-01/03-172 от 07 августа 2012 г. между Федеральным государственным унитарным предприятием «Росморпорт» и Обществом
с ограниченной ответственностью «ТТС – Агент» // Из деловой практики
Общества с ограниченной ответственностью «ТТС – Агент».
49. Договор 07-01/14-17а от 01 января 2014 г. между Федеральным
государственным учреждением «Администрация морского порта Ейск» и
Обществом с ограниченной ответственностью «ТТС-Агент» // Из деловой
практики Общества с ограниченной ответственностью «ТТС – Агент».
50. Cайт ОАО «Сбербанк России». [Text]: [Electronic resource]: Access regime: sberbank.ru.
51. Cайт ООО «Проф-спорт компани». [Text]: [Electronic resource]: Access regime: http://www.football-agent.ru/ru.
52. Cайт ООО «Альфа Спорт Консалтинг». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://alfa-sport-consulting.ru.
244
53. Сайт ООО «РоссТур». [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://ross-tur.ru/franchising/.
54. Сайт ООО «Региональный Туристический Консорциум «ГЛОБАЛ-ТРЕВЕЛ».
[Text]:
[Electronic
resource]:
-
Access
regime:
http://www.global-travel.ru/1562.
55. Cайт ООО «Управляющая компания «Трэвэл Маркет». [Text]:
[Electronic resource]: - Access regime: http://www.elitatravel.ru/agent/franchise/.
IV. Юридическая литература.
1.
Акимочкин Д.В. Правовое положение участников страхового
обязательства и субъектов, обеспечивающих страховую деятельность, по законодательству Российской Федерации. Автореф. дисс. …канд. юрид. наук.
М. 2005. - 26 С.
2.
Алексеев С.В. Спортивное право России. Правовые основы физи-
ческой культуры и спорта. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2005. – 671
С.
3.
Алмаева Ю.О., Токарева К.Г. Агентский договор в современной
правовой системе России: за и против // Актуальные проблемы российского
права. 2013. № 6. С. 733-737.
4.
Алферова О. В. Агентирование в гражданском праве России и
странах «общего права» // Некоторые вопросы договорного права России и
зарубежных стран. – М.: Пресс, 2003. С.79-90.
5.
Андреева С.А. Квалификация дистрибьюторского договора по
российскому праву и отграничение от смежных договорных конструкций //
Конкурентное право. 2013. № 3. С. 16-20.
6.
Барков А.В. Договор как средство правового регулирования рын-
ка социальных услуг: Монография. – М.: Юрист, 2008. – 291 С.
7.
Барков А.В. Договоры с элементами социального содействия,
опосредующие оказание социально-правовых услуг // Гражданское право.
2012. № 1. С. 40 - 45.
245
8.
Батищев Е. А. Договоры в туристской деятельности // Черные
дыры в российском законодательстве. 2011. № 1. С. 58-63.
9.
Бевзенко Р.С. Делькредере// Вестник ВАС РФ. 2008. № 2. С. 20-
29.
10. Белоусова Д.В. Сравнительный анализ посреднических договоров
// Предприниматель без образования юридического лица. ПБОЮЛ. 2006. №
11. С. 11-30.
11. Беляева Н.А. Туроператоры и турагенты. Договор комиссии //
Аудит и налогообложение. 2006. №2. С. 17-23.
12. Береснева Е.А. Спортивный клуб: Публично-правовые и частноправовые
аспекты
деятельности.
//
Шестая
международная
научно-
практическая конференция «Спортивное право: перспективы развития»: материалы конференции / Под общ. ред. д.ю.н., проф. К.Н. Гусова, сост. к.ю.н.,
доц. Д.И. Рогачев, к.ю.н., доц. О.А. Шевченко. – М.: Изд-во МГЮА имени О.
Е. Кутафина, 2012. С. 43-49.
13. Биржаков М.Б. Функции туроператора. // Туристские фирмы.
СПб. №17. 1998. С. 34-38.
14. Благов Ю.А. Особенности гражданско-правового регулирования
деятельности негосударственных кадровых агентств в Российской Федерации // Юрист. 2008. № 6. С. 11-14.
15. Борисова А.Б. Дистрибьюторский договор // Журнал российского
права. 2005. № 3. С. 56-64.
16. Богданов Д.Е. Правовая природа ручательства (del credere) по договору комиссии // Журнал российского права. 2005. № 4. С. 142-145.
17. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие
положения. Книга первая. 3-е изд. – М.: Статут, 2011. – 848 С.
18. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. 2-е изд., стер. – М.: Статут, 2011. – 780
С.
246
19. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. 2-е изд., стер. – М.:
Статут, 2011. – 1055 С.
20. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга четвертая: Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных
услугах в сфере транспорта. 5-е изд., стер. – М.: Статут, 2011. – 910 С.
21. Булатова М. От имени и по поручению // Турбизнес. 2011. №12.
[Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://www.tourbus.ru/article/
2153.html
22. Бычков А. Дистрибьюторский договор // Финансовая газета.
2012. № 42. С. 8; № 43. С. 8.
23. Васева Н.В. Имущественные и организационные договоры //
Гражданско-правовой договор и его функции: Межвузовский сборник научных трудов / Отв. ред. О.А. Красавчиков. Свердловск, 1980. С. 53 – 54.
24. Васильев Г.С. Понятие «предмет» в Гражданском кодексе Российской Федерации // Арбитражные споры. 2005. № 1. С. 135 – 146.
25. Васин В.Н, Казанцев В.И. Договор купли-продажи (логикоправовой анализ аномалий // Российский судья. 2005. № 4.С. 27-30.
26. Васькевич В.П., Челышев М.Ю. Правовое регулирование профессионального спорта // Российская юстиция. 2001. №7. С. 35 – 36.
27. Васькевич В.П. Гражданско-правовое регулировнаие отношений
в области профессионального спорта: Дис. … канд. юрид. наук. Казань. 2006.
- 216 С.
28. Васькевич В.П. Система договоров в профессиональном спорте:
гражданско-правовые, трудовые и смешанные договоры // Правоведение.
2007. № 6(275). С. 76 - 83.
29. Веремеев А.В. Понятие спортивного агента и его правовой статус
// Актуальные проблемы правового регулирования спортивных правоотношений в контексте развития норм конституционного, гражданского и иных
отраслей российского и международного законодательства (18 декабря 2013
247
г.) – материалы V Международной научно-практической конференции. –
Челябинск: Уральская академия, 2013. С. 50 – 55.
30. Веселов С.В. Медиаселлеры на рынке продаж телерекламного
пространства: плюсы и минусы. [Text]: [Electronic resource]: - Access regime:
http://www.acvi.ru/Portals/0/docs/Mediasellers%20on%20advert.doc.
31. Власова Н.В. Агентский договор в российском законодательстве
и международной коммерческой практике // Журнал российского права.
2013. № 3. С. 100 – 109.
32. Волянская Р.В. Дистрибьюторский договор и особенности его
применения в сфере оборота гражданского оружия // Законы России: опыт,
анализ, практика. 2009. № 1.С. 43 - 47.
33. Вопросы международного частного, сравнительного и гражданского
права,
международного
коммерческого
арбитража:
LIBER
AMICORUM в честь А.А. Костина, О.Н. Зименковой, Н.Г. Елисеева / сост. и
науч. ред. С.Н. Лебедев, Е.В. Кабатова, А.И. Муранов, Е.В. Вершинина. М.
2013. - 382 С.
34. Воронкова Л.П. Введение в туризм: Учебное пособие. - М.:
МАКС Пресс, 2012. - 141 С.
35. Вострикова Л.Г. Особенности распоряжения недвижимым имуществом по гражданско-правовому договору // Право и экономика. 2005. №
12. С. 29 – 34.
36. Галиева А. Б. Посредническая (Агентская) деятельность в спорте:
проблемы реализации // Актуальные проблемы правового регулирования
спортивных правоотношений в контексте развития норм конституционного,
гражданского и иных отраслей российского и международного законодательства (18 декабря 2013 г.) – материалы V Международной научнопрактической конференции. - Челябинск.: Уральская академия, 2013. С. 50 –
55.
37. Глашев А.А. Спортивное право: учебник для высших учебных заведений права и физической культуры. – М.: Лигалорбис, 2002. – 232 С.
248
38. Глебова О.П. Налоговый учет агентских договоров // Российский
налоговый курьер. 2002. № 18.
39. Голованов И.М. Гражданско-правовые договоры. Курс лекций:
Учебное пособие. - С-Пб.: Питер. 2003. - 512 С.
40. Голосова С.А. Агентский договор - новый договор российского
гражданского права? // Юрист, 2004. №4. С. 7 – 9.
41. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст,
комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л.
Маковского, С.А. Хохлова.
-
М.: Международный центр финансово-
экономического развития, 1996. - 704 С.
42. Гражданское право: В 2 т. Т. II, полутом 2: Учебник. / Отв. ред.
проф. Е.А. Суханов. - М.: Статут, 2011. - 1208 С.
43. Гражданское право: Учебник. Том 1 / Под ред. А.П. Сергеева,
Ю.К. Толстого. - М.: Проспект, 2011. - 780 С.
44. Гражданское право. Том 2. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева,
Ю.К. Толстого. - М.: Проспект, 2011. – 798 С.
45. Гусов К.Н. Спортивное право. Правовой статус спортсменов,
тренеров. Спортивных судей и иных специалистов в области физической
культуры и спорта: учеб. пособие./К.Н. Гусов, О.А. Шевченко. - М.: Проспект, 2011. - 95 С.
46. Дашян М.С. Дистрибьюторский договор в международном коммерческом обороте // Право и политика. 2004. № 10. С. 134 – 142.
47. Евшина Ю.А. Агентский договор в системе посреднических правоотношений в гражданском праве России и Эстонии: Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. М., 2012. - 25 С.
48. Егоров A.B. Агентский договор: опыт сравнительного анализа законодательных и теоретических конструкций // Ежегодник сравнительного
правоведения 2002 год.- М.: Норма, 2003. С. 121 – 177.
249
49. Егоров А.В. Посреднические договоры. Какой вид лучше выбрать
в зависимости от круга поручаемых действий // Юрист компании. 2013. № 4.
С. 18 – 27.
50. Егоров А.В. Сделки как предмет договора комиссии // Вестник
Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. № 10. С.75 - 89.
51. Егорова М.А. Современное состояние правового регулирования
последствий расторжения договора // Гражданское право. 2013. № 4. С. 37 –
41.
52. 3авидов Б.Д. Договоры посреднических услуг /Комментарии.
Правоприменение. Примерные образцы договоров. - М.: ФБК-Пресс, 1997. 96 С.
53. Иванов А. П. Правовое регулирование международных туристических отношений: Дис. … канд. юрид. наук. М. 1974. - 180 С.
54. Иванов Г.Г. Комментарий к Кодексу торгового мореплавания
Российской Федерации». - М.: Спарк, 2005. – 830 С.
55. Иванов Г.Г. Правовое регулирование морского судоходства в
Российской Федерации. - М.: Спарк, 2002. — 478 С.
56. Илюшина М.Н. Правовой режим сделок в коммерческом обороте
и в обороте долей хозяйственных обществ: общее и особенное: Автореф. дис.
... докт. юрид. наук. М. 2012. - 42 С.
57. Илюшина М.Н., Челышев М.Ю. Коммерческое право: Учебное
пособие. - Казань: Изд-во Центра инновац. технологий, 2001. - 344 С.
58. Илюшина М.Н. Проблемы гражданско-правовой ответственности
сторон агентского договора, заключаемого в предпринимательской деятельности // Реклама и право. 2010. №1. С. 16 - 19.
59. Илюшина М.Н., Челышев М.Ю., Ситдикова Р.И. Коммерческие
сделки: теория и практика: Учебно-практическое пособие / Под общ. ред.
М.Н. Илюшиной. - М.: РПА МЮ РФ, 2005. - 266 С.
250
60. Илюшина М.Н., Челышев М.Ю., Ситдикова Р.И. Коммерческое
право: Учебное пособие: Практикум; Учеб. программа / Под ред. Н.А. Баринова. - М.: Юрайт-Издат, 2002. - 135 С.
61. Ильич С.Н. Спортивное агентирование. [Text]: [Electronic resource]: - Access regime:elib.bsu.by/bitstream/123456789/29460/1/90_Ильич.pd.
62. Кепова Е.Ю. Природа агентских договоров. Агентский договор в
футболе и его особенности // Четвертая международная научно-практическая
конференция «Спортивное право: перспективы развития»: материалы конференции.
[Text]:
[Electronic
resource]:
-
Access
regime:
http://bmsi.ru/doc/bd607ac6-63f4-4fab-bb91-0bc36057d658.
63. Кабалкин А.Ю., Санникова Л.В. Глобализация правового пространства и новеллы российского законодательства // Российская юстиция.
2001. № 12. С. 17-19.
64. Каширина Т.В. Отличие дистрибьюторского договора от смежных правоотношений // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и экономика. 2012. Июнь.
65. Коваленко И.Н. Теоретические аспекты анализа государственных
ценных бумаг. - Шахты. : Изд-во ЮРГУЭС. - 2004. - 91 С.
66. Кодификация российского частного права / В.В. Витрянский,
С.Ю. Головина, Б.М. Гонгало и др.; под ред. Д.А. Медведева. - М.: Статут,
2008. - 164 C.
67. Козырин А.Н. Государственный долг Канады: проблемы правового регулирования // Финансовое право. 2006. № 2. C. 35 – 40.
68. Коломиец В.П. Телерекламный бизнес. [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http: //do/rulitru.ru/.
69. Комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации
(постатейный) / Ю.Ф. Азаров, М.К. Антипов, Г.В. Баландина и др.; под ред.
Ю.Ф. Азарова, Г.В. Баландиной. - М. : НОРМА, 2004. 896 C.
251
70. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации.
Часть вторая: Учебно-практический комментарий /под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспек, 2010. - 992 С.
71. Коммерческое право: Учебник/Под ред. В.Ф. Яковлевой. - СПб.:
Издательство СПбГУ, 1998. – 517 C.
72. Копытин Д.А. Правовое регулирование рекламного рынка. Предпринимательско-правовой аспект: Монография. - М.: Волтерс Клувер, 2010. –
192 С.
73. Коршунова Т.Ю. Развитие законодательства о труде профессиональных спортсменов // Трудовое право. 2006. № 5. С. 56 – 66.
74. Крылов В.Г. Договор как основание возникновения отношений
экономической зависимости между основными и дочерними обществами //
Гражданское право. 2013. № 1. С. 21 – 24.
75. Кузнецов Р.В. Медиаселлинг интернет-рекламы // Аудит и финансовый анализ. 2007. № 6. С. 313 - 321.
76. Кутыркина Л.В. Рекламный медиарынок России XX века. Учебное пособие. - М.: Московский государственный университет печати, 2009.
— 445 С.
77. Литвиненко Л.Т., Нишатов Н.П., Удалищев Д.П. Рынок государственных ценных бумаг: Учебное пособие для вузов /Под ред. Е.Ф. Жукова. –
М.: Банки и биржи; ЮНИТИ, 1998. - 111 С.
78. Луговцев А.Ф., Маслов Г.А. Агентирование морских судов:
Учебник для вузов морского транспорта. - М.: Транспорт, 1988. - 207 С.
79. Лукин М.В. Правовая организация управления физической культурой и спортом в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Саратов, 2006. - 26 С.
80. Любимова М.Д. Особенности применения агентского договора в
различных сферах хозяйственной деятельности // Юрист. 2011. № 16. С. 3-12.
252
81. Майфат А.Ф. Понятие и организационно-правовые формы посредничества в гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1992. – 14 С.
82. Мамченко А. Сделайте помощь таможенного брокера эффективной! // Коллегия. 2003. №5.
83. Мотуренко С.М. Агентский договор в сфере таможенных услуг //
Некоторые вопросы договорного права России и зарубежных стран. Сборник
статей аспирантов и молодых ученых. - М.: МЗ Пресс, 2003. - С. 91-98.
84. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. - М.: Статут, 1997. –
455 С.
85. Метелева Ю.А. Особенности правового регулирования деятельности торговых посредников // Закон. 2007. № 5. С. 177-189.
86. Микрюков В.А. О путях преодоления ограничения права на «гонорар успеха» // Юрист. 2011. № 21. С. 10 - 14.
87. Миньковская В.Б., Минаева И.Ю, Тараканов А.В. Предпринимательство и спорт: особенности правового регулирования на современном
этапе. Актуальные проблемы правового регулирования спортивных правоотношений в контексте развития норм конституционного, гражданского и иных
отраслей российского и международного законодательства (18 декабря 2013
г.) – материалы V Международной научно-практической конференции. –
Челябинск: Уральская академия, 2013. С. 50 – 55.
88. Михаль С. Договор туроператора с турагентом . [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://yourvariant.ru/dogovor_turoperatora_s_t.
89. Накушнова Е.В. Особенности правового регулирования обязательств по оказанию риелторских услуг // Современное право. 2012. № 12. С.
80 - 85.
90. Накушнова Е.В. Понятие договора оказания риелторских услуг,
его юридическая природа, стороны // Информационно-аналитическая газета
«Налоги». 2007. № 20 (526). С. 8 - 9.
253
91. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу
Российской Федерации, части первой (постатейный) / Н.Н. Агафонова, С.В.
Артеменков, В.В. Безбах и др.; под ред. В.П. Мозолина, М.Н. Малеиной. М.:
Норма, 2004. – 848 С.
92. Никифорова
В.Д.,
Островская
В.Ю,
Государственные
и
муниципальные ценные бумаги: Учебное пособие. - СПб.: Питер, 2004. – 336
С.
93. Николюкин С.В. Посреднические договоры. – М.: Юстицинформ,
2010. - 224 С.
94. Николюкин С.В. Агентские соглашения в предпринимательском
обороте: национальное и международно-правовое регулирование// Законодательство и экономика. 2011. № 10. С. 63 - 73.
95. Николюкин С.В. Коммерческое агентирование в международном
обороте: особенности и практика разрешения споров // Российский судья.
2009. № 5. С. 40 – 44.
96. Новиков А.Б. Специальный административно-правовой статус
таможенного брокера // Законодательство и экономика. 2006. № 3. С. 40 – 48.
97. Оболонкова Е.В. О совершенствовании законодательного регулирования одностороннего отказа от исполнения договора, не обусловленного какими-либо обстоятельствами (на примере договоров поручения, комиссии, агентского договора) // Законодательство и экономика. 2009. № 11. С. 27
- 30.
98. Овчаренко М.Д. Актуальные вопросы практического применения
коммерческого представительства в отдельных областях предпринимательской деятельности // Право и экономика. 2013. № 9. С. 22 – 27.
99. Оценка эффективности рекламной деятельности // Полезные публикации. Технология размещения рекламы на телевидении. [Text]: [Electronic
resource]: - Access regime: http: //www.grn.ru/articles.php?nid=37.
100. Пак М.З. Агентский договор в гражданском праве Российской
Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М. 2006. – 21 С.
254
101. Панков К. Правовая природа риэлторских договоров и ответственность по ним риэлтора. [Text]: [Electronic resource]: - Access regime:
http://zakon.ru/Blogs/OneBlog/6289.
102. Петров В. Ограничения по территории и покупателям в дистрибьюторских соглашениях // Конкуренция и право. 2013. № 4.
103. Писаревский E. JI. Агентский договор и франчайзинг в туризме:
понятие основные особенности // Юрист. 1998. № 10. С. 37 - 39.
104. Писаревский Е.Л. Правовое регулирование туристской деятельности: Дисс. … канд. юрид. наук. СПб. 1999. – 337 С.
105. Погудина Т.Е.
Гражданско-правовая защита сторон договора
оказания туристских услуг: Дисс. …канд. юрид. наук. М. 2009. – 218 С.
106. Подузова Е.Б. Организационный договор в современном гражданском праве и законодательстве // Гражданское право. 2013. № 3. С 12 – 14.
107. Подузова Е.Б. Некоторые виды организационного договора в
гражданском праве // Юрист. 2013. № 6. С 26 – 31.
108. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской
Федерации, части второй: В 3 т. (том 3) / под ред. П.В. Крашенинниковой. М.: Статут, 2011. – 574 С.
109. Пустозерова В. Договор рекрутинга // Кадровик. Рекрутинг для
кадровика. 2013. № 3. С 169 – 204.
110. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б. Современный
экономический словарь. М.: Инфра - М, 2007. – 459 С.
111. Ремишевская О. В. Правовое регулирование агентского договора
в предпринимательской деятельности: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук.
М., 2008. - 36 С.
112. Романец Ю.В. Общая характеристика договоров оказания юридических услуг (поручение, комиссия, агентирование) // Законодательство.
2001. №4. С. 38 - 43
113. Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2001. - 496 С.
255
114. Санникова Л.В. Обязательства об оказании услуг в российском
гражданском праве. - М.: Волтерс Клувер, 2007. - 111 С.
115. Сафонов М.Н. Посреднические договоры в новых российских
экономических условиях // Журнал российского права. 2003. №9. С. 62.
116. Светлова О.В. Смешанный договор на основе договора комиссии
// Российский налоговый курьер. 2002. № 16. С. 62 – 65.
117. Симоненко А.М. Комментарий к кодексу торгового мореплавания Российской Федерации (постатейный). М. 2008. Подготовлен для СПС
Консультант Плюс. - СПС «КонсультантПлюс: Комментарии законодательства».
118. Сирик Н.В. Особенности договора агентирования в туристской
деятельности // Современное право. 2006. № 9. С. 12 - 17.
119. Сирик Н.В. Индустрия туризма: Гражданско-правовое регулирование. - Saarbucken: LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co, 2011.
С. 98.
120. Ситдикова Л.Б. Проблемы определения правовой природы договора проведения оценки и риелторского договора // Российская юстиция.
2008. № 5. С. 6 – 9.
121. Соловьев А.А. Кодификация законодательства о спорте: Опыт
Франции и перспективы России // Третья международная научнопрактическая конференция «Спортивное право: перспективы развития»: материалы конференции / Под ред. д.ю.н., проф. К.Н. Гусова, к.ю,н. А.А. Соловьева; сост. к.ю.н., доц. Д.И. Рогачев, к.ю.н. О.А. Шевченко. М. 2010. – 124
С.
122. Спектор Е.И. О правомерности осуществления агентом в интересах и от имени принципала (лицензиата) услуги по приему платежей и осуществления им выплат клиентам без получения лицензии на осуществление
деятельности по организации и проведению азартных игр в букмекерских
конторах и тотализаторах // Законодательство и экономика. 2012. № 5. С. 51 57.
256
123. Суханов Е.А. Агентский договор //Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. № 12. С. 112 – 115.
124. Ткаченко О. В. Гражданско-правовое регулирование туристской
деятельности в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Астрахань.
2004. – 168 С.
125. Толстова А.Е. Гражданско-правовое регулирование оказания туристских услуг в Российской Федерации: Дисс…канд. юрид. наук. СПб.
1999. - 196 С.
126. Туристическую отрасль снова ждут изменения. [Text]: [Electronic
resource]: - Access regime: http://www.km.ru/turizm/2013/06/13/turisticheskiibiznes/713072-turisticheskuyu-otrasl-snova-zhdut-izmeneniya.
127. Тюник Р.Н. Судебная практика в отношении выплаты «гонорара
успеха» по договору оказания юридических услуг. [Text]: [Electronic resource]: - Access regime: http://www.lex-pravo.ru/ru-3675.html.
128. Усманова С.А. Проблемы независимости центральных банков
//Денежное обращение, кредит, банки и другие финансовые посредники в
трансформационной экономике. Сборник научных статей. Выпуск IV/ Под
ред. д.э.н., проф. Н.И. Парусимовой. Оренбург. 2012.
129. Федоров А.Ф. Торговое право. – Одесса: «Славянская» типография Е. Хрисогелос, 1911 – 910 С.
130. Франчайзинг в туризме: перспективные горизонты// Пресс-центр
БиБосс.ру.
2013.
[Text]:
[Electronic
resource]:
-
Access
regime:
http://www.beboss.ru/franchise/articles/1760.
131. Цитович П.П. Очерк основных понятий торгового права. – Киев:
ЮрИнфоР, 2001. - 448 С.
132. Челышев М.Ю. Предпринимательская деятельность в профессиональном спорте: некоторые спорные вопросы законодательства и практики // Бизнес, менеджмент и право. 2003. № 3. С. 101 – 106.
133. Чемакин И.М. Кодификация законодательства о физической
культуре, спорте и туризме // Правоведение. 1984. №. 1. С.20 – 30.
257
134. Шаповаленко A.C. Агентский договор в системе посреднических
сделок в российском гражданском праве: Дисс. … канд. юрид. наук. Ростовна-Дону. 2003. - 165 С.
135. Шаповаленко А.С. Агентский договор в системе посреднических
сделок в российском гражданском праве. Автореф. … дисс. канд. юрид. наук.
- Ростов-на-Дону, 2003. - 23 С.
136. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. – М.: Статут, 2000. - 477
С.
137. Шиняева Н. «Гонорар успеха» может прийти в суды благодаря
случаю из практики фирмы члена ВККС. 2014 г. [Text]: [Electronic resource]: Access regime: http://pravo.ru/story/view/101453//.
138. Шустрова Н.Ш. Агентский договор // Финансовые и бухгалтерские консультации. 2007. № 10. С. 48 – 54.
139. Щеглов Е.В. Договорные аспекты предоставления риелторских
услуг // Правовые вопросы недвижимости. 2008. № 2. С. 17 – 19.
140. Щенникова Л. В. Гражданско-правовое регулирование туризма в
СССР // Советское государство и право. 1983. №8. С. 126 – 130.
141. Щербаков А.Б. Договоры комиссии и агентирования: Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. Казань. 2007 – 26 С.
142. Щербаков А.Б. Источники возникновения и развития договоров
комиссии и агентирования // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Материалы Международной VII научной конференции молодых
ученых (г. Самара, 27-28 апреля 2007 г.) / отв. ред. Ю.С. Поваров, Н.П. Кабытов. Самара: Изд-во «Универсгрупп», 2007. – 303 стр. (- С. 270 - 271).
143. Юльмухаметова А.Р. Государственная регистрация и налогообложение агентской деятельности в сфере спорта. // Актуальные проблемы
правового регулирования спортивных правоотношений в контексте развития
норм конституционного, гражданского и иных отраслей российского и международного законодательства (18 декабря 2013 г.) – материалы V Междуна-
258
родной научно-практической конференции. – Челябинск: Уральская академия, 2013. С. 50 – 55.
144. Danny Busch, Laura J. Macgregor. The Unauthorized Agent. Perspectives from European and Comparative Law. Cambridge University press. 2009. P.
967 – 974.
145. Hesselink Martin W., Rutgers Jacobien W., Bueno Diaz Odavia, Scotton Monola, Weldman Muriel. Commercial Agency, Franchise and Distribution
Contracts (PEL CAFDC). – Munich: Sellier European Law Publishers, 2006. –
95 P.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
1 387
Размер файла
1 337 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа