close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Гражданско-правовые проблемы

код для вставкиСкачать
Гражданское право
Интервью 5
Конституционное право 30
Гражданско-правовые проблемы,
связанные с использованием
конструкции паевого
инвестиционного фонда
Н.Г. Лопатенкова,
магистр юриспруденции,
юрист адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»
В
соответствии с Законом об инвестиционных фондах1 (далее также — Закон) пра­
воотношения между инвестором и управляющей компанией вытекают из догово­
ра доверительного управления, который заключается посредством выдачи цен­
ной бумаги, удостоверяющей право собственности инвестора на имущество, вхо­
дящее в паевой инвестиционный фонд (ПИФ). Многие положения законодательства
о ПИФах не согласованы между собой и противоречат положениям Гражданского кодек­
са РФ. Установление для ПИФов особых правил в отношении общей долевой собствен­
ности, доверительного управления имуществом и ценных бумаг вызвало в литературе
бурные дискуссии. Первые шаги к устранению коллизий между Законом об инвестици­
онных фондах и ГК РФ были сделаны спустя несколько лет после принятия Закона, од­
нако указанные изменения2 разрешили лишь малую часть проблем, связанных с пра­
вовым регулированием управления ПИФами.
ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ПИФ
Согласно п. 1 ст. 10 Закона ПИФ — это обособленный имущественный комплекс, со­
стоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компа­
нии учредителями доверительного управления с условием объединения этого имуще­
ства с имуществом иных учредителей доверительного управления, и из имущества, по­
лученного в процессе такого управления, доля в праве собственности на которое удо­
стоверяется ценной бумагой, выдаваемой управляющей компанией ПИФа.
В состав активов ПИФа в соответствии со ст. 33 Закона могут входить денежные
средства, ценные бумаги, в состав активов интервальных и закрытых ПИФов может вхо­
дить также иное имущество.
Формулировка Закона, в соответствии с которой пайщикам принадлежит право соб­
ственности на имущество, входящее в ПИФ, критикуется учеными. Так, Т.Т. Оксюк по­
лагает, что, поскольку открытые и интервальные фонды на стадии формирования со­
стоят только из денежных средств, а потом могут состоять полностью из прав требова­
ния — бездокументарных ценных бумаг и безналичных денежных средств, «представ­
ляется невозможным с точки зрения классических конструкций отечественного
законодательства и вообще институтов континентальной системы права квалифициро­
вать такой ПИФ как имущественный комплекс — объект вещного права общей долевой
собственности»3.
1
Федеральный закон от 29 ноября 2001 г. № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4562.
См.: Федеральный закон от 6 декабря 2007 г. № 334-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об инвестиционных
фондах” и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2007. № 5. Ст. 6247.
3
Оксюк Т.Т. Гражданско-правовое регулирование доверительного управления паевыми инвестиционными фондами:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 26.
2
10
Октябрь 2010 (№ 10)
Гражданское право
Нам представляется, что проблемы права собственности на ПИФ связаны не столько
с правами на конкретное имущество (бездокументарные ценные бумаги, безналичные
денежные средства), сколько со свойствами денег как родовых вещей, право собствен­
ности пайщиков на которые утрачивается при передаче их управляющей компании. По­
этому вполне обоснованным является проведение аналогии между договором, заклю­
чаемым между управляющей компанией и пайщиками, и договорами банковского счета
и банковского вклада, при которых право собственности вкладчика прекращается,
а вместо него возникает право требования к банку о выплате определенной суммы4.
Помимо общих рассуждений о возможности признания пайщиков собственниками
имущества, входящего в ПИФ, интерес представляет также применение положений
ГК РФ об общей собственности к ПИФам.
Прежде всего, весьма специфическим представляется основание возникновения
общей долевой собственности, так как фактически образование общей собственности
происходит путем заключения каждым пайщиком отдельного договора доверительно­
го управления с управляющей компанией. Некоторые авторы полагают, что п. 4 ст. 244
ГК РФ, содержащий положение о том, что общая собственность на делимое имуще­
ство возникает в случаях, предусмотренных законом или договором, дает основание
устанавливать долевую собственность на имущество, входящее в состав ПИФа5. Од­
нако исходя из положений Закона владельцы инвестиционных паев имеют определен­
ные требования к управляющей компании, но не связаны никакими отношениями друг
с другом. Между тем, например, В.А. Белов подчеркивает, что право общей собствен­
ности основывается на фидуциарных отношениях между сособственниками и прекра­
щение таких лично-доверительных отношений влечет прекращение общей собствен­
ности. По мнению В.А. Белова, в случае паевых инвестиционных фондов ни о каких
лично-доверительных отношениях не может идти речи, так как в большинстве случаев
пайщики даже не знакомы друг с другом6.
В связи с этим хотелось бы заметить, что общей собственности действительно при­
сущи определенные отношения между сособственниками. Причем если отношения
участников общей собственности со всеми третьими лицами, как и всякие отношения
собственности, имеют абсолютный характер, то отношения сособственников друг с дру­
гом рассматриваются как относительные7. Именно эти относительные отношения, скла­
дывающиеся между сособственниками, и регулируются правовым институтом общей
собственности.
К сожалению, проблемы общей собственности на ПИФ не сводятся только к вопро­
сам основания возникновения общей собственности и к отсутствию фидуциарных отно­
шений между инвесторами.
В соответствии с абз. 3 п. 2 ст. 11 Закона инвестор, присоединяясь к договору дове­
рительного управления ПИФом, отказывается от преимущественного права приобрете­
ния доли в праве собственности на имущество, составляющее ПИФ, что не согласуется
с положениями ст. 250 ГК РФ, посвященной преимущественному праву покупки доли
в общей собственности при ее продаже постороннему лицу.
Также абз. 2 п. 2 ст. 11 Закона устанавливает, что раздел имущества, составляющего
ПИФ, не допускается. Это правило противоречит п. 1 ст. 252 ГК РФ, в силу которого иму­
щество, находящееся в общей долевой собственности, может быть разделено между ее
участниками по соглашению между ними.
Закон об инвестиционных фондах также не позволяет пайщикам воспользоваться
правом на выдел доли из общего имущества (п. 2 ст. 11). Несмотря на то что п. 3 ст. 252
4
Цыкунов А. Проблемы права собственности на имущество, составляющее открытый и интервальный ПИФ // Инвестиции плюс.
2003. № 4 (http://www.nlu.ru/journal/journal/2003/04_03/02/index.php (по состоянию на 11 ноября 2006 г.)).
5
См.: Зайцев О.Р. Право общей собственности на паевой инвестиционный фонд // Журнал российского права. 2005. № 9. С. 131.
6
Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве: Учебное пособие: В 2 т. М., 2007. Т. 1. С. 568.
7
См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2008. Т. 1. С. 743.
Октябрь 2010 (№ 10)
11
Гражданское право
ГК РФ допускает установление законом запрета на выдел доли в натуре, указанный за­
прет п. 2 ст. 11 Закона лишний раз подтверждает то, что отношения между пайщиками
фактически не регулируются нормами ГК РФ о праве общей долевой собственности.
По мнению В. Липавского, «указанные “особенности” полностью лишают право об­
щей долевой собственности вещного характера. Право на раздел имущества и на выдел
из него доли в натуре — неотъемлемые черты общей долевой собственности как вещ­
но-правовой конструкции... Без этих правомочий нельзя говорить о наличии права об­
щей долевой собственности»8.
К отношениям, возникающим при управлении имуществом ПИФа, фактически
не применяются и иные положения главы ГК РФ об общей собственности. Так, не дей­
ствуют ст. 245 ГК РФ об определении долей в праве собственности и ст. 246 ГК РФ, в со­
ответствии с которой распоряжение имуществом, находящимся в долевой собствен­
ности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а участник долевой собствен­
ности вправе по своему усмотрению распорядиться своей долей с соблюдением правил
преимущественной покупки (при ее возмездном отчуждении). Не применяется и ст. 247
ГК РФ, в силу которой владение и пользование имуществом, находящимся в долевой
собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении
согласия — в порядке, устанавливаемом судом. Фактически владение, пользование
и распоряжение имуществом, входящим в ПИФ, осуществляет управляющая компания.
По нашему мнению, после передачи денежных средств управляющей компании пайщики
утрачивают право собственности на свое имущество и соответственно не могут осу­
ществлять правомочия собственника.
Продолжая цепь рассуждений, мы вынуждены также признать, что не применяются
и иные статьи главы 16 ГК РФ, в том числе ст. 248, посвященная плодам, продукции
и доходам от использования имущества, находящегося в долевой собственности,
и ст. 249 о расходах на содержание имущества, так как и доходы от управления ПИФом
фактически становятся собственностью управляющей компании, и расходы на содержа­
ние имущества, входящего в ПИФ, несет управляющая компания.
В юридической литературе проблемы несоответствия положений Закона об инвести­
ционных фондах Гражданскому кодексу сводятся к разрешению коллизий между данны­
ми актами. Так, многие авторы указывают на п. 2 ст. 3 ГК РФ, в соответствии с которым
нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать
ГК РФ9. Высказывается и противоположное мнение, согласно которому следует руко­
водствоваться правилом о приоритете Закона об инвестиционных фондах как специаль­
ного закона над ГК РФ как общим законом10. Более того, Закон об инвестиционных фон­
дах является еще и более поздним законом по сравнению с ГК РФ.
По нашему мнению, поскольку упомянутые положения Закона об инвестиционных
фондах ставят под сомнение и возможность признания пайщиков собственниками иму­
щества, входящего в ПИФ, и наличие правоотношений общей долевой собственности
между пайщиками, поднимать вопрос о приоритете того или иного акта не имеет смыс­
ла. К отношениям между пайщиками не применяется ни одна норма права, закреплен­
ная в правовом институте общей долевой собственности. Это неопровержимо доказыва­
ет, что, если между пайщиками и складываются какие-либо отношения, последние никак
не могут быть отношениями общей долевой собственности. К тому же инвестор, заклю­
чая договор с управляющей компанией, передает ей деньги и взамен получает ценную
бумагу. Представляется, что в данном случае пайщик, приобретая в собственность инве­
стиционный пай, утрачивает право собственности на деньги11. Соответственно мы пред­
8
Липавский В. Правовые проблемы статуса паевых инвестиционных фондов // Хозяйство и право. 2004. № 5. С. 49.
См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. М., 2005. С. 52—53.
10
См.: Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Комментарий к Федеральному закону «Об инвестиционных фондах». М., 2003. С. 53.
11
См.: Егоров Н.Д. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2006. Ч. 2. С. 862;
Цыкунов А. Указ. соч.
9
12
Октябрь 2010 (№ 10)
Гражданское право
лагаем закрепить в Законе об инвестиционных фондах положение о том, что право соб­
ственности на имущество, входящее в ПИФ, принадлежит управляющей компании.
ДОГОВОР ДОВЕРИТЕЛЬНОГО
УПРАВЛЕНИЯ ИМУЩЕСТВОМ ПИФа
В силу прямого указания Закона правоотношения, связанные с управлением ПИФом,
возникают на основе договора доверительного управления.
Правовое регулирование договора доверительного управления имуществом осу­
ществляется ГК РФ. В соответствии с п. 4 ст. 1012 ГК РФ особенности доверительного
управления ПИФами устанавливаются специальным законом.
Возможность применения конструкции договора доверительного управления имуще­
ством к отношениям, связанным с управлением активами ПИФов, вызвала в юридиче­
ской литературе споры. Например, Т.Т. Оксюк полагает, что конструкция доверительно­
го управления является единственной возможной гражданско-правовой формой, при­
менимой для регламентации управления ПИФом12. Н.Д. Егоров придерживается точки
зрения, в соответствии с которой отношения пайщиков с управляющей компанией
не подпадают под действие норм о доверительном управлении13. Полагаем, что для от­
вета на вопрос о том, могут ли отношения между управляющей компанией и пайщиками
регулироваться договором доверительного управления имуществом, необходимо сна­
чала сравнить условия договора, опосредующего отношения, возникающие в связи
с управлением имуществом ПИФов, с условиями договора доверительного управления,
закрепленного в главе 53 ГК РФ.
Всякий договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглаше­
ние по всем существенным условиям. Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ существенными явля­
ются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных право­
вых актах существенными или необходимыми для договоров данного вида, а также все
те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигну­
то соглашение.
Предметом договора доверительного управления в модели, закрепленной ГК РФ, яв­
ляется управление имуществом. При этом собственник (учредитель управления), пере­
давая имущество в доверительное управление, не передает свои правомочия владения,
пользования и распоряжения имуществом доверительному управляющему, а только на­
деляет последнего правом осуществлять эти правомочия от имени учредителя управле­
ния. Что касается договора доверительного управления ПИФом, то в этом случае пред­
метом договора является управление ПИФом, т. е. совершение управляющей компа­
нией юридических и фактических действий в отношении имущества, входящего в ПИФ.
При этом в силу специфики имущества, передаваемого пайщиками управляющей ком­
пании, право собственности на него неизбежно переходит к управляющей компании.
К существенным условиям договора доверительного управления имуществом ГК РФ
относит состав имущества, передаваемого в доверительное управление; наименование
выгодоприобретателя; размер и форму вознаграждения управляющему; срок действия
договора (ст. 1016).
В модели договора доверительного управления, закрепленной в ГК РФ, состав иму­
щества должен быть четко определен, так как по общему правилу имущество по оконча­
нии договора передается собственнику, и в первую очередь с помощью этого имуще­
ства погашаются долги по обязательствам, связанным с доверительным управлением
(п. 3 ст. 1022 ГК РФ). В договоре доверительного управления ПИФом это условие не яв­
ляется существенным. Управляющая компания обязуется вернуть пайщику не имуще­
ство, переданное по договору, а выплатить ему компенсацию.
12
Оксюк Т.Т. Указ. соч. С. 12.
Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2007. Т. 2. С. 691.
13
Октябрь 2010 (№ 10)
13
Гражданское право
В ПИФах имущество инвесторов, переданное управляющей компании, объединяется
с имуществом иных учредителей управления, что, в общем, не характерно для договора
доверительного управления. Статья 1025 ГК РФ упоминает только о возможности пред­
усмотреть в договоре объединение ценных бумаг, передаваемых в доверительное управ­
ление разными лицами.
Следующей отличительной чертой договора доверительного управления ПИФом яв­
ляется отсутствие фигуры выгодоприобретателя, т. е. третьего лица, в интересах кото­
рого осуществляется доверительное управление.
Если договор доверительного управления имуществом может быть как возмезд­
ным, так и безвозмездным, то договор доверительного управления ПИФом всегда
является возмездным. Условия о размере вознаграждения управляющей компании,
а также специализированному депозитарию, реестродержателю, аудитору и оценщи­
ку должны содержаться в правилах доверительного управления ПИФом (п. 1 ст. 17
Закона).
Что касается такого существенного условия, как срок, на который заключается до­
говор, Закон также содержит разночтения с ГК РФ. Так, в п. 2 ст. 1016 ГК РФ указывает­
ся, что договор доверительного управления имуществом заключается на срок, не превы­
шающий пяти лет. Отступления от этого правила возможны только в отношении отдель­
ных видов имущества в случаях, установленных законом. В силу п. 1 ст. 12 Закона срок
действия договора доверительного управления ПИФом не должен превышать 15 лет.
Однако Закон не связывает увеличение срока договора с особенностями объекта дове­
рительного управления, 15‑летний срок применяется не только к открытым и интерваль­
ным ПИФам, которые формируются из денежных средств пайщиков, но и к закрытым
ПИФам, в состав которых может передаваться и другое имущество. Кроме того, если
это предусмотрено правилами доверительного управления открытым и интервальным
ПИФами, срок действия соответствующего договора считается продленным на тот же
срок, если пайщики не потребовали погашения всех принадлежащих им инвестицион­
ных паев. Еще одна особенность договора доверительного управления ПИФом касается
установления минимального срока действия договора для закрытого ПИФа — три года
с начала срока его формирования (ст. 12 Закона), в то время как ГК РФ не предусмат­
ривает каких-либо требований к минимальному сроку договора доверительного управ­
ления.
Пунктом 1 ст. 11 Закона предусмотрено, что условия договора доверительного управ­
ления ПИФом (правила доверительного управления ПИФом) определяются управляю­
щей компанией в стандартных формах. В Законе не используется термин «существен­
ные условия»; его ст. 17 содержит открытый перечень положений, которые должны со­
держаться в правилах доверительного управления ПИФом. По нашему мнению, не все
положения ст. 17 Закона можно назвать условиями договора. Под условиями договора
понимаются такие условия, по которым стороны должны достичь соглашения. Между
тем при заключении договора стороны не достигают соглашения, например, в отноше­
нии наименования ПИФа, а лишь указывают его в договоре.
Таким образом, в соответствии с положениями ст. 432 ГК РФ и Закона (ст. 11, посвя­
щенной договору доверительного управления ПИФом, и ст. 17, предусмат­ривающей
обязательные требования к правилам доверительного управления) к существенным
условиям этого договора можно отнести: предмет договора — управление ПИФом; тип
и категорию ПИФа; порядок и сроки выплаты денежной компенсации в связи с погаше­
нием инвестиционных паев; порядок и срок формирования ПИФа, в том числе стоимость
имущества, передаваемого в оплату инвестиционных паев, необходимую для заверше­
ния формирования ПИФа; срок действия договора; порядок подачи заявок на приобре­
тение, погашение и обмен инвестиционных паев; порядок и сроки передачи имущества
в оплату инвестиционных паев, а также его возврата, если инвестиционные паи не мо­
гут быть выданы в соответствии с Законом; порядок и сроки включения имущества
в состав ПИФа; порядок определения расчетной стоимости инвестиционного пая,
суммы, на которую выдается инвестиционный пай, а также суммы денежной ком­
14
Октябрь 2010 (№ 10)
Гражданское право
пенсации, подлежащей выплате в связи с погашением инвестиционного пая; размер
вознаграждения управляющей компании, общий размер вознаграждения специализиро­
ванному депозитарияю, реестродержателю, аудитору, оценщику; размер вознагражде­
ния лицу, осуществляющему прекращение ПИФа; перечень расходов, подлежащих
оплате за счет имущества, составляющего ПИФ; порядок раскрытия и предоставления
информации о ПИФе.
Итак, существенные условия договора доверительного управления имуществом, за­
крепленного в главе 53 ГК РФ, и договора «доверительного управления» ПИФом не со­
впадают. Поскольку существенные условия отражают юридическую природу договора,
мы вынуждены признать, что отношения между управляющей компанией и пайщиками
не регулируются ни договором доверительного управления имуществом, ни его подви­
дом. Отношения, складывающиеся в связи с управлением активами ПИФа, должны ре­
гулироваться отдельным типом договора.
Иные положения ГК РФ о договоре доверительного управления имуществом (поми­
мо существенных условий) либо вообще не применяются к управлению активами ПИФа,
либо применяются в измененном виде.
Так, в силу прямого указания ст. 1014 ГК РФ учредителем доверительного управле­
ния является собственник имущества, за исключением случаев доверительного управ­
ления имуществом по основаниям, предусмотренным законом (ст. 1026 ГК РФ). По смыс­
лу Закона учредителями доверительного управления ПИФом могут выступать только
собственники имущества, передаваемого в состав ПИФа.
Правовой статус доверительного управляющего ПИФа также имеет свои особенно­
сти и существенно отличается от положений ГК РФ. Статья 1015 ГК РФ предусматрива­
ет, что в роли доверительного управляющего может выступать индивидуальный пред­
приниматель или коммерческая организация. Когда доверительное управление имуще­
ством устанавливается по основаниям, предусмотренным законом, в качестве довери­
тельного управляющего может выступать и гражданин, не являющийся индивидуальным
предпринимателем. Между тем Закон и подзаконные акты, принятые в его развитие, со­
держат более детальное регулирование требований к управляющей компании ПИФа.
Доверительным управляющим имуществом ПИФа является хозяйственное общество
со специальной правоспособностью, действующее на основании лицензии, выданной
ФСФР. К управляющей компании предъявляются требования о соблюдении экономи­
ческих нормативов.
ГК РФ не предусматривает особого порядка заключения договора доверительного
управления имуществом, договор заключается в общем порядке. Порядок заключения
договора доверительного управления ПИФом позволяет отнести его к категории публич­
ных договоров. Этот вывод подтверждается положением ст. 21 Закона, в соответствии
с которой управляющая компания вправе отказать в приеме заявок на приобретение ин­
вестиционных паев только в определенных данной статьей случаях.
Условия договора доверительного управления ПИФом определяются управляющей
компанией в стандартных формах, причем эти условия могут быть приняты учредителем
управления только путем присоединения к указанному договору, что служит основанием
для квалификации договора доверительного управления ПИФом как договора при­
соединения.
В соответствии с п. 4 ст. 11 Закона управляющая компания совершает от своего
имени сделки с имуществом ПИФа. Управляющая компания должна информировать
другую сторону сделки о том, что она действует в качестве доверительного управляюще­
го, во всех письменных документах после наименования управляющей компании должна
стоять пометка «Д. У.» и наименование ПИФа. В пункте 4 ст. 11 Закона подчеркивается,
что при неисполнении этого условия управляющая компания отвечает по таким сделкам
принадлежащим ей имуществом (аналогично п. 3 ст. 1012 ГК РФ). Однако, учитывая то,
что право собственности на имущество, составляющее ПИФ, фактически переходит
к управляющей компании, она, во всяком случае, отвечает своим имуществом по обяза­
тельствам, связанным с управлением ПИФом.
Октябрь 2010 (№ 10)
15
Гражданское право
В силу ст. 1021 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет доверительное
управление имуществом лично. В случае передачи другому лицу функции управления
имуществом (при соблюдении условий п. 2 ст. 1021 ГК РФ) доверительный управляющий
отвечает за действия избранного им поверенного как за свои собственные. Закон
не предусматривает ответственности управляющей компании за действия того, кому
передано управление ПИФом (п. 5 ст. 11).
Что касается права управляющей компании на получение вознаграждения и права
на возмещение расходов, произведенных при доверительном управлении ПИФом, по­
ложения п. 1, 3 ст. 41 Закона также отличаются от аналогичных положений ст. 1023
ГК РФ. Выплата вознаграждения управляющей компании и возмещения расходов, про­
изведенных при доверительном управлении ПИФом, производятся не за счет доходов
от управления ПИФом, а за счет имущества ПИФа.
Статья 1024 ГК РФ предусматривает специальные основания прекращения договора
доверительного управления. Так, договор прекращается вследствие смерти граждани­
на-выгодоприобретателя, ликвидации юридического лица — выгодоприобретателя,
смерти гражданина — доверительного управляющего, признания его недееспособным,
ограниченно дееспособным и т. п. Все указанные основания прекращения неприменимы
к договору, опосредующему правоотношения инвесторов и управляющей компании. На­
пример, в случае смерти пайщика договор не прекращается, инвестиционные паи вклю­
чаются в наследственную массу, соответственно право требования к управляющей ком­
пании о выплате компенсации переходит к наследникам пайщика.
При прекращении ПИФа все пайщики имеют право на получение денежной компен­
сации, причем для ее выплаты требуется реализовать имущество, составляющее ПИФ.
Таким образом, для раздела общего имущества оно должно быть сначала превращено
в деньги. В.В. Витрянский подчеркивает, что, так как учредитель доверительного управ­
ления вправе претендовать лишь на некую долю в имуществе ПИФа, размер которой
зависит от того, как доверительный управляющий распоряжался имуществом, такой по­
рядок расчетов с пайщиками не имеет ничего общего с последствиями прекращения
договора доверительного управления, предусмотренными ГК РФ14.
Согласно п. 1 ст. 16 Закона управляющая компания ПИФа в случае нарушения усло­
вий договора доверительного управления и причинения убытков инвесторам несет перед
ними ответственность в размере реального ущерба. Данное правило существенно от­
личается от положения п. 1 ст. 1022 ГК РФ, устанавливающего принцип полного возме­
щения доверительным управляющим, не проявившим должной заботливости об интере­
сах учредителя доверительного управления, причиненных учредителю управления убыт­
ков (т. е. не только реального ущерба, но и упущенной выгоды).
Также положение п. 2 ст. 16 Закона, которое предусматривает, что долги по обяза­
тельствам, возникающим в связи с доверительным управлением ПИФом, погашаются
за счет имущества ПИФа, а при его недостаточности — только за счет собственного
имущества управляющей компании, противоречит п. 3 ст. 1022 ГК РФ, который уста­
навливает, что взыскание может быть обращено на имущество учредителя управления
только в случае недостаточности собственного имущества доверительного управляю­
щего для погашения долгов.
Проанализировав положения Закона, касающиеся договора, который заключается
управляющей компанией и пайщиками, мы приходим к выводу о том, что отношения
между управляющей компанией и инвесторами фактически не регулируются положения­
ми ГК РФ о договоре доверительного управления имуществом. Тот факт, что существен­
ные условия договора, опосредующего отношения между управляющей компанией
и пайщиками, отличаются от существенных условий договора доверительного управле­
ния, доказывает, что данные отношения не регулируются договором доверительного
управления и не могут регулироваться его подвидом. Закон об инвестиционных фондах
14
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2003. С. 974.
16
Октябрь 2010 (№ 10)
Гражданское право
предусматривает множество исключений из общих правил о доверительном управле­
нии, в том числе из тех положений, которые содержат имманентные для данного догово­
ра признаки. Характер изменений свидетельствует о том, что перед нами другой тип
договора. Те же нормы, которые не изменены специальным законодательством, не при­
меняются к отношениям, складывающимся между пайщиками и управляющей компа­
нией. Таким образом, мы вынуждены признать, что отношения, возникающие в связи
с управлением активами ПИФов, требуют разработки и нормативного закрепления иной
договорной конструкции. Однако возможность применения той или иной договорной
конструкции также зависит от использования в отношениях между пайщиками и управ­
ляющей компанией инвестиционного пая.
ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАЙ КАК ЦЕННАЯ БУМАГА
Инвестиционный пай является именной ценной бумагой, удостоверяющей: долю вла­
дельца пая в праве собственности на имущество, составляющее ПИФ; право требо­
вать от управляющей компании надлежащего доверительного управления ПИФом;
право на получение денежной компенсации при прекращении договора доверительно­
го управления ПИФом со всеми владельцами инвестиционных паев этого ПИФа. Инве­
стиционный пай открытого, интервального и закрытого ПИФов удостоверяет также
право инвестора требовать от управляющей компании погашения инвестиционного
пая и выплаты в связи с этим денежной компенсации в любой рабочий день в опреде­
ленный интервал времени не реже одного раза в год или в случаях, предусмотренных
Законом.
Любая ценная бумага фиксирует определенное имущественное право. Инвестици­
онный пай удостоверяет долю его владельца в праве собственности на имущество, со­
ставляющее ПИФ (п. 4 ст. 14 Закона). Однако в доктрине не раз подчеркивалось, что
ценные бумаги удостоверяют только обязательственные права15. В качестве доказа­
тельства указывают на то, что с помощью ценной бумаги устанавливается правовая
связь только между держателем ценной бумаги и обязанным лицом. Не являются ис­
ключением из общего правила и товарораспорядительные документы (складские сви­
детельства, коносаменты, накладные), так как они удостоверяют право на получение
определенного товара от обязанного лица.
Таким образом, положение Закона о том, что инвестиционный пай удостоверяет
долю в праве собственности, противоречит сути ценной бумаги, ее цели, заключа­
ющейся, по мнению М.В. Плющева, в «повышении оборотоспособности относительных
имущественных прав»16. И, несмотря на прямое указание Закона об удостоверении ин­
вестиционным паем права собственности на имущество, составляющее ПИФ, более
обоснованной с точки зрения российской доктрины представляется позиция, в соот­
ветствии с которой имущественное право, закрепленное в инвестиционном пае, явля­
ется обязательственным правом требования к управляющей компании, т. е. требова­
нием выплаты компенсации.
Что касается иных имущественных прав, то их удостоверение инвестиционным паем
представляется нелогичным. Право на получение денежной компенсации при прекраще­
нии ПИФа повторяет положение договора доверительного управления, а именно обя­
занность управляющей компании возвратить имущество, находящееся в доверительном
управлении, учредителю управления при прекращении договора. Право требовать
от управляющей компании надлежащего доверительного управления ПИФом содержится
в ст. 309 ГК РФ и включается в содержание любого договорного правоотношения; выде­
лять его в качестве отдельного права, воплощенного в ценной бумаге, не имеет смысла.
15
См., напр.: Белов В.А. Указ. соч. С. 89; Мурзин Д.В. Ценные бумаги — бестелесные вещи. Правовые проблемы современной
теории ценных бумаг. М., 1998. С. 32.
16
Плющев М.В. Инвестиционный пай и доля в праве собственности на ПИФ // Юрист. 2004. № 3. С. 21.
Октябрь 2010 (№ 10)
17
Гражданское право
Нам представляется, что ценная бумага должна удостоверять не все, а только сущ­
ностные права, вытекающие из договора. В связи с этим инвестиционный пай пред­
лагается определить как именную ценную бумагу, удостоверяющую право требования
инвестора к управляющей компании о выплате денежной компенсации. Соответствен­
но надо признать, что инвестиционный пай закрепляет только право его владельца
требовать от управляющей компании погашения инвестиционного пая и выплаты в свя­
зи с этим денежной компенсации в любой рабочий день, не реже одного раза в год
в течение срока, определенного правилами доверительного управления ПИФом, или
в случаях, предусмотренных Законом (в зависимости от вида ПИФа). Инвестиционный
пай закрытого ПИФа предоставляет также право участвовать в общем собрании вла­
дельцев инвестиционных паев и, если правилами доверительного управления этим
ПИФом предусмотрена выплата дохода от управления ПИФом, право на получение та­
кого дохода.
Регулирование отношений, связанных с управлением ПИФами, одновременно с по­
мощью ценной бумаги и договора доверительного управления приводит к ряду проблем.
Так, в силу прямого указания ст. 11 Закона присоединение к договору доверительного
управления ПИФом осуществляется путем приобретения инвестиционных паев. Бук­
вальное толкование этого положения позволяет утверждать, что договор доверительно­
го управления заключается путем заключения другого договора, опосредующего приоб­
ретение ценной бумаги, — инвестиционного пая. Ценная бумага вполне может быть объ­
ектом такого договора, но не в данном случае, когда управляющая компания в силу
указания Закона имеет обязательственный титул на имущество, составляющее ПИФ.
При одновременном применении договора доверительного управления и ценной бумаги
получается, что инвестор, сохраняя право собственности на свое имущество, получает
в собственность инвестиционный пай17.
Оформление отношений между инвестором и управляющей компанией посред­
ством выдачи ценной бумаги порождает также проблему соотношения содержания
правил доверительного управления ПИФом, которые отражаются в договоре довери­
тельного управления ПИФом, и содержания инвестиционного пая, выданного при за­
ключении этого договора. Несомненно, гражданское право знает примеры оформле­
ния отношений участников оборота одновременно с помощью договора и ценной бума­
ги, удостоверяющей заключение такового. (Например, договор займа и вексель, дого­
вор хранения на товарных складах и складское свидетельство.) Можно ли права
и обязанности по договору доверительного управления оформить в виде ценной бума­
ги — инвестиционного пая?
В литературе делается вывод о том, что применение конструкции доверительного
управления и ценной бумаги взаимно исключают друг друга. Н.Д. Егоров считает, что
распространение на отношения пайщиков с управляющей компанией правовых норм,
относящихся к институту ценных бумаг, показывает, что эти отношения не подпадают
под действие норм о доверительном управлении, «отношения между инвесторами
и управляющей компанией оказываются урегулированными не столько правилами о до­
верительном управлении, сколько правовыми нормами о ценных бумагах, что в большей
мере соответствует природе этих отношений»18. С точки зрения В. Липавского, построе­
ние отношений по модели договора доверительного управления делает невозможным
применение института ценных бумаг19.
Заметим, что права из договора могут воплощаться в ценной бумаге только при
определенных условиях. Содержанием ценной бумаги является имущественное право,
а не взаимные права и обязанности сторон договорного отношения. Кроме того, как под­
черкивает М.М. Агарков, «право, принадлежащее одной из сторон в двустороннем до­
17
См.: Любимов Ю.С. Правовое положение инвестиционных фондов // Труды по гражданскому праву: К 75-летию Ю.К. Толстого /
Под ред. А.А. Иванова. М., 2003. С. 180.
18
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: часть вторая / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2006. С. 862.
19
Липавский В. Указ. соч. С. 47.
18
Октябрь 2010 (№ 10)
Гражданское право
говоре, может быть выражено в ценной бумаге после того, как эта сторона исполнит
свое обязательство и право ее сделается безусловным»20.
Возникает вполне закономерный вопрос о том, являются ли безусловными право
пайщиков требовать от управляющей компании надлежащего доверительного управле­
ния ПИФом, право требовать выплаты компенсации, а также права, предусмотренные
в отношении открытых, интервальных и закрытых фондов. Чтобы ответить на него, важ­
но знать, выполнили ли инвесторы свои обязанности по договору. Передачи имущества
в доверительное управление управляющей компании недостаточно, чтобы признать ее
обязательство и соответственно права пайщиков безусловными.
Что касается прав управляющей компании, то она имеет право на получение возна­
граждения и возмещение расходов, которые производятся за счет имущества, состав­
ляющего ПИФ. Вознаграждение выплачивается также специализированному депозита­
рию, реестродержателю, оценщику и аудитору. В соответствии с действующей редакци­
ей Закона обязанность выплатить такое вознаграждение и возместить необходимые
расходы лежит на пайщиках.
Еще одна особенность правового регулирования управления имуществом ПИФа со­
стоит в том, что, выпустив инвестиционные паи, управляющая компания может в одно­
стороннем порядке изменять любые положения правил доверительного управления
ПИФом: права и обязанности управляющей компании и пайщиков, порядок определения
расчетной стоимости инвестиционного пая, суммы, на которую выдается инвестицион­
ный пай, суммы денежной компенсации, которая выплачивается в связи с погашением
инвестиционного пая. Естественно, подобные изменения будут противоречить содержа­
нию уже выпущенных в обращение инвестиционных паев. Если содержание инвестици­
онного пая будет меняться, неясно, зачем законодатель придал инвестиционному паю
статус ценной бумаги, которая обладает свойством публичной достоверности. Поэтому
предлагается из ст. 19 Закона исключить положение о возможности управляющей ком­
пании вносить изменения в правила управления ПИФом.
Параллельное существование договора и инвестиционного пая приводит и к иным
противоречиям. Так, не согласуется с теорией ценных бумаг норма п. 5 ст. 11 Закона,
в соответствии с которой управляющая компания, если это предусмотрено правилами
доверительного управления ПИФом, вправе передать свои права и обязанности по до­
говору доверительного управления ПИФом другой управляющей компании. Поскольку
заключение договора происходит путем приобретения инвестиционных паев, передача
прав и обязанностей означает «замену эмитента находящихся в обороте ценных
бумаг»21. Представляется целесообразным исключить положение п. 5 ст. 11 Закона
о праве управляющей компании передать свои права и обязанности по договору до­
верительного управления ПИФом другой управляющей компании.
Итак, мы предлагаем привести положения Закона об инвестиционных фондах в соот­
ветствие с доктринальными положениями о ценных бумагах, что позволит сделать инве­
стиционный пай независимым от основного обязательства, придаст ему свойство обо­
ротоспособности.
С учетом рассмотренных особенностей управления активами ПИФов полезной пред­
ставляется идея о разработке и законодательном закреплении особого договора — дого­
вора коллективного инвестирования, который бы в наибольшей степени отвечал потреб­
ностям взаимоотношений между управляющей компанией и пайщиками. Предлагается
ввести следующее определение договора: по договору коллективного инвестирования
одна сторона (инвестор) передает в собственность другой стороне (управляющей компа­
нии) деньги или иное имущество с условием объединения этого имущества с имуществом
иных инвесторов в обособленный имущественный комплекс — ПИФ, а управляющая ком­
пания обязуется осуществлять управление ПИФом и выплатить инвестору компенсацию,
право на получение которой удостоверяется ценной бумагой — инвестиционным паем.
20
Агарков М.М. Основы банковского права: Учение о ценных бумагах. М., 2005. С. 167.
Любимов Ю.С. Указ. соч. С. 186.
21
Октябрь 2010 (№ 10)
19
Гражданское право
Поскольку существенные условия должны отражать природу договора, к таковым
предлагаем отнести: предмет договора — управление ПИФом; тип и категорию ПИФа;
порядок и сроки выплаты денежной компенсации в связи с погашением инвестиционных
паев. Представляется, что к отношениям сторон не может быть применено правило
ст. 314 ГК РФ о разумном сроке исполнения обязательства: срок исполнения обязанно­
сти управляющей компании выплатить компенсацию по смыслу Закона должен быть со­
гласован сторонами при заключении договора.
При заключении договора коллективного инвестирования пайщик передает деньги
или иное имущество в ПИФ, право собственности на имущество инвесторов переходит
к управляющей компании. После передачи имущества у пайщика фактически не возни­
кает каких-либо обязательств перед управляющей компанией, вознаграждение управ­
ляющей компании, специализированному депозитарию, реестродержателю, оценщику
и аудитору выплачиваются управляющей компанией за счет имущества, составляющего
ПИФ. Права инвестора и соответствующие им обязанности управляющей компании
можно признать безусловными. Следовательно, нет никаких препятствий к тому, чтобы
облечь права требования инвесторов о выплате компенсации к управляющей компании
в ценную бумагу — инвестиционный пай.
Таким образом, на сегодняшний день форма правового регулирования отноше­
ний по управлению активами ПИФов не соответствует содержанию этих отношений.
Анализ законодательства показывает, что к отношениям по управлению ПИФами
не применяются нормы ГК об общей собственности и доверительном управлении,
правовое регулирование инвестиционного пая также небезупречно. Отношения меж­
ду инвесторами и управляющей компанией нуждаются в разработке новой договор­
ной конструкции, при которой можно было бы задействовать инвестиционный пай
как ценную бумагу, так как применение ценной бумаги в наибольшей степени отвеча­
ет потребностям коллективного инвестирования.
Ключевые слова
паевой инвестиционный фонд; договор доверительного управления имуществом; общая долевая собственность;
ценная бумага; инвестиционный пай; управляющая компания; пайщик
Список литературы
1. Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Комментарий к Федеральному закону «Об инвестиционных фондах»
(постатейный). М., 2003.
2. Зайцев О.Р. Право общей собственности на паевой инвестиционный фонд // Журнал российского права. 2005. № 9.
3. Липавский В. Правовые проблемы статуса паевых инвестиционных фондов // Хозяйство и право. 2004. № 5.
4. Любимов Ю.С. Правовое положение инвестиционных фондов // Труды по гражданскому праву:
К 75-летию Ю.К. Толстого / Под ред. А.А. Иванова. М., 2003.
5. Оксюк Т.Т. Гражданско-правовое регулирование доверительного управления паевыми инвестиционными
фондами: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.
6. Плющев М.В. Инвестиционный пай и доля в праве собственности на ПИФ // Юрист. 2004. № 3.
7. Цыкунов А. Проблемы права собственности на имущество, составляющее открытый и интервальный ПИФ //
Инвестиции плюс. 2003. № 4 (http://www.nlu.ru/journal/journal/2003/04_03/02/index.php (по состоянию на 11 ноября 2006 г.)).
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
49
Размер файла
340 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа