close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Н. С. Махарадзе - Тихоокеанский государственный университет

код для вставкиСкачать
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Тихоокеанский государственный университет»
Н. С. Махарадзе
ОБЩИЕ ПРАВИЛА ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ И ДОГОВОРАХ
В РИМСКОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
Хабаровск
Издательство ТОГУ
2008
УДК 340.151 (07)
ББК Х 3 (0) 323
М 36
Рецензенты: кафедра гражданско-правовых дисциплин Дальневост. Российская
академия правосудия (завкафедрой канд. юрид. наук, доц. А.В. Гончаров); кафедра
государственно-правовых дисциплин Дальневост. фил. Рос. правовой акад. Минюста РФ
(канд. юрид. наук, доц. В.А. Мироненко)
Научный редактор: канд. юрид. наук, доц. Т. Л. Калачева
Махарадзе Н. С.
М 36 Общие правила об обязательствах и договорах в римском частном праве :
учеб. пособие / Н. С. Махарадзе. – Хабаровск : Изд-во Тихоокеан. гос.
ун-та, 2008. – 158 с.
ISBN 978-5-7389-0560-5
В учебном пособии рассмотрен институт обязательственного и
договорного права. Данный материал позволит студентам глубоко освоить
материал, а в дальнейшем лучше воспринять курс гражданского права. В
пособии особое внимание уделено контрольным вопросам, тест для
самоконтроля знаний, задачи-ситуации, указатель латинских юридических
терминов.
Для студентов, обучающихся по специальности «Юриспруденция», а также
всем, интересующимся.
УДК 340.151 (07)
ББК Х 3 (0) 323
ISBN 978-5-7389-0560-5
Тихоокеанский государственный
университет, 2008
Махарадзе Н. С., 2008
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ............................................................................................. 3
Глава 1. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В РИМСКОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ ....... 3
1.1. Понятие, содержание и сущность обязательств ........................................................... 3
1.2. Источники возникновения обязательств ................................................................. 3
1.3. Предмет обязательства. Виды обязательств ........................................................... 3
1.4. «Кауза» в обязательстве .................................................................................................. 3
1.5. Субъекты обязательственных отношений............................................................... 3
В о п р о с ы д л я с а м о к о н т р о л я ................................................................. 3
Глава 2. ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ....................................... 3
2.1. Место и время исполнения обязательства................................................................ 3
2.2. Условия исполнения........................................................................................................ 3
2.3. Просрочка исполнения .................................................................................................... 3
В о п р о с ы д л я с а м о к о н т р о л я ................................................................. 3
Глава 3. ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ .................................... 3
3.1.Соответствие способа прекращения обязательств способу его возникновения .. 3
3.2. Основные способы прекращения обязательств ....................................................... 3
В о п р о с ы д л я с а м о к о н т р о л я ................................................................. 3
Глава 4 . ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛНЕНИЯ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
НАРУШЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ................................................................ 3
4.1. Цели и средства обеспечения исполнения обязательств ..................................... 3
4.2. Понятие вины ................................................................................................................. 3
4.3 Учение о возмещении убытков .................................................................................. 3
В о п р о с ы д л я с а м о к о н т р о л я ................................................................. 3
Глава 5. ОБЩИЕ УЧЕНИЯ О ДОГОВОРАХ……………………………47
5.1. Общие положения о договоре (сделки) .......................................................................... 3
5.2. Классификация договоров ............................................................................................. 49
5.3. Эволюция договорного права. Основные договоры древнейшего периода ...... 3
5.4. Условия действительности договора ............................................................................ 59
В о п р о с ы д л я с а м о к о н т р о л я ………………………………..…………………….68
ЗА
Глава 6. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ .................................................. 69
6.1. Вербальные договоры ................................................................................................ 69
6.2. Литтеральные договоры .............................................................................................. 4
6.3. Консенсуальные договоры ......................................................................................... 4
6.4. Реальные договоры ....................................................................................................... 89
6.5. Безымянные реальные договоры .............................................................................. 4
6.6. Неформальные соглашения ....................................................................................... 4
В о п р о с ы д л я с а м о к о н т р о л я ................................................................. 4
Глава 7. ВНЕДОГОВОРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ............................. 4
7.1. Понятие и виды обязательств как бы из договора ....................................................... 4
7.2. Пон яти е и общая х арак т ери ст ика обяз ат ель ст в из п ри чин ен и я вред а (и з
д ел и к т ов ) ................................................................................................... 4
В о п р о с ы д л я с а м о к о н т р о л я ................................................................. 4
Библиографический список ........................................................................... 4
Приложения ............................................................................................ 4
Приложение 1. Институции Гая (Извлечение) .................................................. 4
Дигесты Юстиниана (Извлечение) ............................................. 4
Приложение 2. Задачи-ситуации........................................................................................... 4
Приложение 3. Тест для самоконтроля знаний .................................................................... 4
Приложение 4. Список латинских юридических терминов .......................................... 4
ВВЕДЕНИЕ
Предметом курса римского права является правовая система, сложившаяся в
Древнем Риме и регулирующая отношения между частными лицами. Изучение
римского частного права является необходимой составляющей классического
юридического образования.
Возрастание интереса к римскому частному праву вполне объяснимо. Оно
способствует усвоению логики юридического мышления, изучению различных
отраслей современного права. Римское частное право является основой
изучения гражданского права. Многие правовые категории и институты
римского права восприняты современным гражданским правом. Поэтому
невозможно
изучать
гражданское
право,
в
частности
подотрасль
«обязательственное право», не имея представления о римском праве.
Римское право опиралось на принципы признания субъектов гражданского
оборота, исключительности контроля каждого лица над его имуществом,
эквивалентности при обмене товаров, услуг. Римское право разработало тот
правовой язык, который до настоящего времени используется для регулирования
обязательственных правоотношений («цессия», «новация», и т. д.).
Изучение римского частного права в России не имеет таких глубоких
корней, как в странах Западной Европы. Интерес к идеям, заложенным римским
правом, резко возрос в период российских реформ в 60-е гг. XIX в. Долгие годы
римское право изучалось, в основном, с целью овладения юридической
терминологией.
Современный
подход
к
изучению
римского
права
основан
на
фундаментальных трудах отечественных ученых И. А. Покровского, Н. П.
Боголепова, С. А. Муромцева, а также авторов учебников, по которым учились
многие поколения современных юристов: И. С. Перетерского,
И. Б.
Новицкого, З. М. Черниловского, Д. В. Дождева, Л. Л. Кофанова, Е. А. Суханова
и др.
Римское частное право является в настоящее время неотъемлемой
методологической базой юридического образования; оно закладывает базу для
творческого отношения к юридическим конструкциям в практической работе,
например, законотворческой деятельности. Отличаясь четкостью юридических
формулировок, высокой правовой техникой, римское право дает примеры
решения сложных судебных прецедентов, обобщает практический опыт
современных юристов.
Глава 1. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В РИМСКОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
1.1. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И СУЩНОСТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Общая характеристика. Римское обязательственное право – самое
значительное и совершенное правовое наследие Рима и точная разработка всех
существующих отношений между обычными собственниками товаров: купли и
продажи, услуг, займа, соглашений и других обязательств.
Обязательственное право является частью имущественного права с
действием inter vivos, оно имеет отличия от вещного права. Вещное право
закрепляло право на пользование вещью. В отличие от этого обязательственное
право устанавливало право требования одного лица к другому совершить
действия имущественного характера (воздержаться от действий).
Обязательственное право регулировало имущественные отношения по
нормам
inter
vivos,
отношения,
действующие
inter
partes
(свойство
обязательственного права применяться по отношению к точно определенным
лицам или сторонам), проявляющиеся активно как jus in persona (право
кредиторов требовать исполнения имущественных обязательств от строго
определенных лиц – должников).
Понятие обязательственных отношений. До постклассического права не
существовало определения обязательственных отношений.
Римские юристы предпочитали казуистически перечислять и обрабатывать
случаи обязательств. Только в Институциях Юстиниана дается определение
обязательств: «Обязательство – это правовые узы, в силу которых мы связаны
необходимостью что-либо исполнить в согласии с правом нашего государства».
Кроме того, в Дигестах Юстиниана сохранено и определение содержания
обязательственных отношений, приписываемое известному юристу Павлу:
«Сущность обязательства состоит не в том, чтобы сделать какой-нибудь предмет
или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы
он дал что-нибудь или сделал, или предоставил».
Таким образом, сущность (содержание) обязательственных отношений
включает в себя следующее:
а) обязательственные отношения существуют между двумя сторонами:
кредитором (creditor) и должником (debitor);
б) на основании этих отношений кредитор получает имущественное право
требовать от должника, чтобы он что-нибудь дал (dare), что-нибудь сделал
(facere) или что-нибудь предоставил (praestare);
в) должник должен под угрозой экономических санкций выполнить
требование кредитора.
Иными
отношения
словами,
как
римские
юристы
имущественные
определяли
отношения
обязательственные
между
кредитором,
уполномоченным требовать какое-либо dare, facere или praestare, и должником,
который под угрозой санкций обязательственного права должен выполнить
требование кредитора.
Содержание обязательств включает в себя действия должника. На
основании любого обязательства у должника возникает обязанность исполнить
что-либо по требованию кредитора. Действие, которое должен был предпринять
должник на основании требования кредитора, называлось обязательственной
престацией — необходимость передать право собственности (dare), совершить
определенные действия (facere) или что-либо предоставить, гарантировать
(praestare), т. е. должник обязан дать нечто кредитору, что-нибудь сделать для
него или, напротив, не сделать, воздержаться от чего-либо или претерпеть чтолибо.
В Дигестах указаны четыре типа престаций:
· do ut des: я передаю тебе право собственности на вещь, с тем, что бы ты
передал мне право собственности на другую вещь;
· do ut facias: я передаю тебе право собственности на вещь, с тем, чтобы ты
совершил известное действие (оказал какие-то услуги и т. п.);
· facio ut des: я совершаю для тебя известное действие, с тем, чтобы ты передал
мне право собственности на известную вещь;
· facio ut facias: я совершаю для тебя известное действие, с тем что бы и ты
совершил для меня какое-то действие.
Но шла ли речь об обязательствах in dando, in faciendo, in nonfad-endo или
inpraeslando, любое обязательство должно было соответствовать некоторым
существенным условиям, чтобы вообще могло выступать как престация в
обязательственных отношениях.
Условия престаций:
а) обязательственная престация должна быть возможной, выполнимой
(possibilis). Возможными считались престации, выполнение которых не
противоречило физическим законам или физиологическим возможностям
должников;
б) обязательственная престация не должна оскорблять моральные чувства
или обычаи;
в) обязательственная престация не должна быть противоправной;
г) обязательственная престация должна быть определенной или хотя бы
определяемой (obligationes certae).
Определенными были те престации, при которых уже в момент
установления обязательств было точно определено, что и сколько должен
должник. Неопределенные престации, т. е. престации, при которых не было
известно и не могло стать известно в дальнейшем, что и сколько должен
должник, предопределяли недействительность обязательств;
д) обязательственные престации должны быть оценены и денежном
отношении.
Натуральные
обязательства
и
обязательства,
пользующиеся
исковой защитой (цивильные и преторские). Натуральные обязательства
представляли собой специальный вид обязательств, не имеющих правовой
защиты: они не могли стать предметом судебного спора ни по цивильным, ни по
преторским искам. Согласно этому они не являлись обязательственными
отношениями в строгом смысле слова (применялись к лицам с чужим правом,
рабам, недееспособным). Основным правовым следствием натуральных обязательств являлась добровольная выплата долга. Кроме того, естественные
обязательства могли быть обновлены (novatio), учтены при компенсации и могли
послужить основанием для установления персонального или реального
обеспечения кредиторов.
Большое
влияние
на
содержание
обязательственных
отношений,
пользующихся исковой защитой, имел факт, установлены ли обязательства по
предписаниям цивильного права или по предписаниям преторского права.
При обязательствах по цивильному праву судья не был обязан выяснять,
достигли ли стороны цели (causa), ради которой сделка была заключена. Задача
судьи была гораздо проще: он должен был выяснить, была ли заключена сделка
и какое было требование кредитора. Чтобы выяснить, каким было требование
кредитора, достаточно было определить его стоимость в денежном выражении.
Судья удовлетворял исковое требование, если убеждался, что кредитор
действительно имел право требовать от должника сумму, из-за которой судился.
Если такого обязательства не существовало или кредитор требовал больше того,
что должник был действительно должен, исковое требование отклонялось
(превышение
требования
аннулирует
само
право
требования).
Когда
рассматривались обязательственные отношения с престацией не на сумму денег,
а на какой-либо точно определенный предмет, судья должен был определить
стоимость предмета спора в деньгах (оценка тяжбы).
Совсем иначе действовали судьи при вынесении приговоров по обязательствам (bоnае fidei). Перед потребностями экономического оборота
исчезали формализм и суровость древнего права, уступая место свободе
толкования и гибкости в применении правовых норм. Именно поэтому римские
преторы выносили приговоры по поводу таких обязательств не на основании
внешней манифестации воли сторон, а в каждом отдельном случае исследовали,
чего в действительности хотели достичь стороны, вступая в обязательственные
отношения, и каковы были их намерения, была ли в данном случае достигнута
causa (правовая цель) заключенной сделки, не было ли в данном случае обмана
(dolus), принуждения (vis ас metus), заблуждения, компенсации или добавочных
соглашений и т. д. Судья обязан был продолжить разбирательство, пока этого
требовали стороны.
1.2. ИСТОЧНИКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Связь между кредитором и должником, на основании которой кредитор
имел право требовать, а должник обязывался что-либо совершить, чего-либо не
совершить или что-то претерпеть, могла устанавливаться только способами,
предписанными правом.
Способы установления обязательственных связей
между кредиторами и должниками называются источниками обязательств.
Классические юристы разделяли источники обязательств на две части:
всякое обязательство возникает либо из контракта, либо из деликта. Уже в то
время была замечена неполнота такой классификации. Говоря о кредиторских
контрактах (contractus in debiti), Гай отмечал: «…очевидно, что этот вид
обязательства не возникает из договора». Затем, в труде Гая Аурея, этот недостаток был полностью устранен – обязательства возникают или из договора, или
из деликта, или каким-либо особым способом по различным причинам. Так в
римское право, т. е. в теорию римского права, был введено тройное разделение
источников обязательств.
В постклассическом праве вместо тройной была введена четверная
классификация источников обязательств. Следующее разделение обязательств
сводится к четырем частям: обязательство, возникающее или из договора, или из
квазидоговора, или из деликта, или из квазиделикта. При утверждении
приведенной классификации члены комиссии Юстиниана посчитали, что
источники обязательств по Гаю можно разделить на две части: обязательства,
возникающие из квазидоговора, и обязательства из квазиделиктов. После такого
разделения многие обязательственные отношения остались вне приведенной
классификации. Тройное дело Гая в этом смысле было более целостным, так как
variea causa в широком значении охватывало все те обстоятельства, которые не
возникали ни из договора, ни из деликта.
1.3. ПРЕДМЕТ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА. ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Предмет обязательства. Нередко смешивают содержание обязательства и
его предмет. Однако преобладает мнение о том, что предметом является тот
объект, на который распространяется обязательство.
Предмет обязательства может быть определен индивидуально, например,
продан раб Стих. Или же он может быть определен родовыми признаками,
например: куплено вино, зерно, масло. Существенное различие этих двух видов
обязательств проявляется при их исполнении: гибель индивидуального предмета
обязательства делает исполнение в натуре невозможным, между тем как гибель
предметов обязательства, определяемых родовыми признаками, не освобождает,
как правило, должника от обязательства. Это выражается юридической
поговоркой, сложившейся впоследствии в Средние века: «Вещи, определяемые
родовыми признаками, не погибают».
Особую разновидность предмета обязательства, определяемого родовыми
признаками, составляют деньги. Деньги
становятся всеобщей заменой
исполнения; в случае невозможности исполнения, возникшей по вине должника,
а также в случае просрочки исполнения, убытки присуждаются в деньгах. По
закону Аквилия (около 289 г. до н. э.) вред, неправомерно причиненный
имуществу (рабу, животному и прочему имуществу), возмещается путем
денежной уплаты. Поэтому комдемнация (присуждение) в формулярном
процессе имела денежную форму.
Денежные обязательства Особую разновидность предмета обязательства,
определенного
родовыми
признаками,
составляют
деньги.
Денежное
возмещение имело место:
· в формулярном процессе при присуждении ответчика к уплате стоимости
вещи, о которой шел спор;
· при причинении убытков, вызванных просрочкой исполнения;
· в случае неправомерно причиненного вреда;
· в случае невозможности исполнения, возникшей по вине должника.
Проценты. На долги, предметом которых являются вещи, определенные
родовыми признаками, а в особенности на денежные долги, могли начисляться
проценты. Они представляли собой плату за пользование
капиталом,
начисленную при просрочке исполнения и других случаях.
Делимые
и
неделимые
обязательства.
Делимыми
считались
обязательства, когда предмет их поддается делению без ущерба для его
ценности. Как правило, это были обязательства, предметом которого являлась
делимая вещь (денежная сумма). Если предмет обязательства был делим, то
обязательство дробилось между несколькими участниками на долевые
обязательства. Долевая ответственность действует во всех случаях, когда она
законом или договором не устранена. Неделимые обязательства имели своим
предметом неделимую вещь (например, раб).
Индивидуально-определенные
Индивидуально-определенными
и
определено-родовые
обязательствами
являлись
те,
признаки.
предметом
которых являлись индивидуальные вещи. Различались обязательства, предмет
которых определялся родовыми признаками вещи (масло, зерно, вино).
Разовые, постоянные и сукцессивные обязательства. Разовыми являлись
те обязательства, при которых престация выполнялась одним-единственным
действием, воздержанием от действия или претерпеванием чего-либо со
стороны должника. Постоянными являлись те обязательства, которые обязывали
должника нечто постоянно предпринимать, постоянно воздерживаться от
определенных
сукцессивных
действий
или
постоянно
претерпевать
что-либо.
При
обязательствах должник выполнял обязательства перед
кредитором действием, воздержанием от действий и претерпеванием чего-либо
путем частичных периодических действий или единовременной престации.
Альтернативные и факультативные обязательства. Альтернативные
обязательства возникали в случае, когда при заключении обязательств
определялись две и более престации, и должник имел право выбора.
Факультативное обязательство – когда допускалась уплата долга другим
предметом (факультативным) взамен оговоренного в договоре.
Допустим, что залогодержатель потерял предмет залога, который попал в
руки третьего лица. Залогодержатель предъявляет к третьему лицу (владельцу)
иск об истребовании предмета залога. Основное обязательство третьего лица –
это возвратить предмет залога, но право предоставляет ему льготу – уплатить
залоговому кредитору долг, обеспеченный залогом, вместо того, чтобы
возвратить вещь.
1.4. «КАУЗА» В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ
Понятие кауза. Слово кауза (causa) имело в римском праве разнообразные
значения. В обязательственном праве под causa нередко понимали и то
материальное основание, вследствие которого сторона вступает в обязательство,
ту цель, которая имеется и в виду при вступлении в обязательство.
Кауза – это правовая цель, которую имеют в виду стороны, вступающие в
обязательственные отношения. Это основание может иногда оказаться
противозаконным, противонравственным или вовсе отсутствовать. Стипуляция
как обязательство, не содержащее каузы. Однако издревле в Риме существовала
стипуляция – т. е. устный договор без упоминания каузы. Под стипуляцией
понимался словесный договор, заключаемый путем вопроса кредитора,
совпадающего с вопросом ответа должника.
Особо нужно остановиться на роли causa в обязательствах, исполнение
которых состоит в «dare», т. е. в передаче вещи.
Так, например, римское право считало неправомерными дарения между
супругами, вследствие чего действия, совершенные в отсутствии каузы,
признавались недействительными.
На примере дарения ясно видно, что понятие каузы близко подходит к
понятию намерения, с которым сторона совершает действие. В этом смысле
говорят не только о (causa donandi), т. е. о намерении одарить, но и о (causa
solvendi) – намерении исполнить обязательство, и (causa contrahendi) –
намерении связать договором.
Юлиан (II в. н. э.) считал, что если одна сторона даст деньги с намерением
дарить, а другая берет их с намерением получить взаймы, то при таком
расхождении в каузе договор не состоится (Дигесты Юстиниана. 12.1.18.).
Передача вещи становится независимой от каузы в юстиниановский период.
Однако чем ближе к византийской эпохе, тем эффект передачи вещи становится
все более независимым от лежащей в ее основании кауза и от тех внутренних
мотивов, которыми сторона руководствуется. В результате эволюции передача
вещи стала независимой от каузы, другими словами – традиция стала
абстрактной.
1.5. СУБЪЕКТЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
Субъекты обязательства. Это лица, в чью пользу или в чье бремя
устанавливалось обязательство, две стороны обязательственных отношений.
Активные субъекты обязательства – это лица, в чью пользу ycтанавливались
обязательства, т. е. кредиторы. Пассивные субъекты обязательства – это
должники, т. е. лица, на которых ложилось обязательственное бремя.
1. Полной активной и пассивной обязательственной способностью обладали
римские граждане, если являлись дееспособными.
Преторы ввели так называемые иски, которые кредиторы могли выдвинуть
против домовладыки по требованиям, возникшим на основании соглашения,
заключенного с лицами, подвластными главе семьи (alieni juris) или рабами,
которым домовладыка (paterfamilias) доверил свободное управление какой-либо
частью своего имущества или заключение строго определенной сделки. По
некоторым искам, которые кредиторы могли выдвинуть против домовладыки,
отвечали за полную сумму принятого долга, по другим — лишь за стоимость
отдельного имущества, переданного в управление лицам, подвластным главе
семейства и рабам.
2. Только активную обязательственную способность, т. е. способность быть
кредиторами в обязательственных отношениях, имели несовершеннолетние
лица римских граждан, как и другие недееспособные граждане (регулировалось
предписаниями об опеке и попечительстве).
3. Особыми предписаниями правового положения латинов и перегринов
регулировались и вопросы их обязательственной способности.
4. Лица, подвластные главе семьи, и рабы в облигационном праве считались
орудиями воли домовладыки или его nuntii. В этом качестве они могли
заключать любые правовые сделки по приобретению имущества, т. е. могли
быть активными субъектами обязательственных отношений. Приобретениями
этих лиц непосредственно пользовался домовладыка, имевший отцовскую
власть. В виде исключения у лиц, подвластных главе семейства, и рабов
признавалась и пассивная обязательственная способность.
Еще по предписаниям Законов XII таблиц лица, подвластные главе семьи, и
рабы обладали пассивной обязательственной способностью, если путем
противоправных действий наносили ущерб какому-нибудь лицу (деликтная
обязательственная способность или деликтная ответственность). Если эти лица
совершили проступок с ведома домовладыки или по его приказу, он
(домовладыка)
считался
непосредственным
исполнителем
проступка
и
обязывался возместить ущерб. Между тем, если эти лица совершали проступок
без ведома домовладыки или против его воли, применялся принцип ноксальной
ответственности. По правилу ноксальной ответственности домовладыка имел
альтернативу: или возместить ущерб, нанесенный лицами, подвластными главе
семьи или рабами, или выдать нарушителей лицам, которым был нанесен
ущерб, для отработки долга.
Действие обязательств по отношению к третьим лицам. Одно из основных
правил римского обязательственного права гласило: «Никто не может
договориться за другого». Никто из тех, кто не участвовал при возникновении
обязательств, не мог выступать ни кредитором, ни должником.
Между тем это было только изначальной позицией римского права. В
юридической практике это правило было ограничено уже Законами XII таблиц,
по которым деликтные обязательства и требования лиц, подвластных главе
семьи, и рабов считались долгами и требованиями самих домовладык.
Замена субъектов обязательственных отношений. В старом римском
праве действовал принцип, по которому обязательства не могли передаваться
сингулярным образом (частями).
В классическом праве было проведено разделение на обязательства,
которые могут передаваться, и на обязательства без права передачи.
Непередаваемые обязательства назывались строго личными обязательствами.
Они не могли передаваться другим лицам ни при жизни, ни в случае смерти
сторон обязательственных отношений.
Другие обязательства могли передаваться. Перенос обязательств был
известен как цессия обязательств (cessio).
Активная цессия, или передача требований, состояла в перемене
кредиторов обязательств. При этой цессии прежний кредитор (cedent) передавал
свои требования новому кредитору (цессионарию) и одновременно обязывал
должника выполнить прежнее требование в пользу этого лица.
Пассивная цессия обязательств, или взятие на себя чужого долга (delegatio
debitoris), являлась соглашением между кредитором и лицом, которое по форме,
предписанной законом, согласилось выплатить чужой долг.
Совокупные
обязательственные
отношения.
Как
правило,
обяза-
тельственные отношения возникали между одним активным и одним пассивным
субъектом обязательства, т. е. между одним кредитором и одним должником. Но
были и случаи, когда в одни и те же обязательственные отношения, с активной
или пассивной стороны, вовлекалось большее число лиц. В таких случаях
возникали т. н. совокупные обязательства, или совокупные обязательственные
отношения.
Раздельные совокупные обязательственные отношения (долевые). В
случае, когда предметом совокупных обязательственных отношении была
делимая вещь, и силу вступала правовая предпосылка, что имеются в виду
раздельные совокупные обязательственные отношения или обязательства
большего числа лиц, но с точно определенными требованиями и долгами. В
раздельных совокупный обязательственных отношениях каждый кредитор имел
право получить лишь столько, сколько ему полагалось, а каждый должник
должен был выплатить столько, сколько был должен.
Обязательства солидарные и корреальные. Солидарные обязательства,
или нераздельные совокупные обязательственные отношения, возникали, когда
на стороне кредитора и на стороне должника имелось большее число лиц, но
при этом какой-нибудь кредитор имел право получить по всем требованиям от
имени всех (солидарных кредиторов), соответственно кто-нибудь из должников
должен был выплатить весь долг, также отягощающий всех (солидарные
должники).
Виды солидарных обязательств. Без специального соглашения: если
предметом престации была неделимая вещь и кто-нибудь из кредиторов имел
право получит целую вещь, а кто-нибудь из должников должен был выполнить
всю престацию. От выбора кредиторов элективная солидарность зависела от
того, кто из должников должен выполнить обязательственную престацию. Когда
обязательственная престация выполнялась избранным должником, другие
должники освобождались от обязательств. При этом один из кредиторов
получал по требованиям, а другие кредиторы теряли право требования.
Посредством
обязательств
договора
являлись
(корреальные).
делимые
вещи.
При
Предметом
активных
корреальных
корреальных
обязательствах, т. е. при обязательствах с несколькими кредиторами, в принципе
любой кредитор обладал всеми правами по отношению к должнику, какими он
обладал бы, будучи единственным кредитором целого обязательства. Между тем
по обязательствам в целом мог получить лишь один из них. Кто это будет,
зависело или от соглашения между кредиторами, или от инициативы когонибудь из них. При пассивных корреальных обязательствах, т. е. обязательствах,
которые имели несколько должников, кто-нибудь из корреальных или
солидарных должников, избранных кредиторами (элективная солидарность),
должен был платить по всем обязательствам.
Неправовые или кумулятивные – такие солидарные обязательства возникали
путем противоправных действий, совершенных со стороны нескольких
сообщников (деликтная солидарность); при этом каждый должник должен был
выплатить
всю
сумму
штрафа,
предусмотренного
за
определенное
противоправное действие, причем каждому лицу, чьим интересам был нанесен
ущерб.
Таким образом, римляне достаточно точно определили понятие и
содержание обязательства, виды обязательств, привели их в систему и
классифицировали. Особое внимание римскими юристами было уделено
условиям
ответственности
контрагентов.
Были
установлены
обеспечения обязательств.
Вопросы для самоконтроля
1.
Что понимается под обязательством в римском частном праве?
2.
Каковы источники возникновения обязательств в римском праве?
3.
Каковы виды обязательств в римском праве?
4.
В чем заключается юридическая сущность «каузы» в обязательстве?
5.
В чем состоят особенности субъекта обязательственных правоотношений?
6.
Какие обязательства пользуются исковой защитой?
7.
В чем состоят особенности делимых и неделимых обязательств?
способы
Глава 2. ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
2.1. МЕСТО И ВРЕМЯ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
Значение места исполнения. Примерно со II в. до н. э., когда с развитием
средиземноморской торговли в практику вошли договоры между лицами,
живущими в разных местах империи, в отношении товаров, находящихся не
там, где заключается договор (например, в Риме продается африканская
пшеница), причем цены на продаваемые
товары в разных местах были
различны, важное значение получает место исполнения. Появляются сделки
типа Romae stipulatur Carthagine dart (Дигест Юстиниана.13.4.2.6), т. е. договор
заключается в Риме с тем, чтобы исполнение последовало в Карфагене.
Способы
определения
места
исполнения.
Место
исполнения
определялось, прежде всего, договором сторон.
Если место исполнения было обусловлено альтернативно, например, в
Эфесе или в Капуе, то выбор места исполнения, принадлежит должнику, а при
неисполнении выбор места суда принадлежит истцу.
Место подсудности определяется принадлежностью лица к той или иной
общине либо местом жительства должника. Кроме того, любой иск может быть,
независимо от гражданства или места жительства, предъявлен в Риме по
принципу Roma communis nostra patria est – Рим наше общее отечество (Дигест
Юстиниана. 50.1.33).
Значение места исполнения для оценки предмета обязательства. Место
исполнения играло важную роль в отношении оценки спорного предмета.
Поскольку присуждение (кондемнация) производилась в денежном выражении,
важно было знать, по какому месту произвести оценку. Этот вопрос решался
аналогично с вопросом о месте, а именно: прежде всего, принималось во
внимание оценка по тому месту, которое обусловлено в соглашении сторон, а
при
отсутствии
предъявляется иск.
такового,
оценка
производилась
по
тому
месту,
где
Время исполнения. Вопрос о времени исполнения решался, прежде всего,
в зависимости от договора сторон. Если срок в договоре не установлен, то
действовало правило, сформулированное в комментарии Помпиония к Сабину:
«omnibus obligationibus, in quibus dies поп ponitim praesenti die debetur» – «во
всех обязательствах, в которых срок не предусмотрен, долг возникает
немедленно» (Дигест Юстиниана. 50.17.14), т. е. по первому требованию
кредитора.
Подразумеваемый срок исполнения. По мере роста торгового оборота и
расширения круга сделок, основанных «на доброй совести», возникает
необходимость сделать более гибким правило о договорах, в которых срок не
предусмотрен.
Определение срока предоставлялось судье, который в качестве доброго
мужа (vir bonus) устанавливал, какой срок потребовался бы заботливому
хозяину для исполнения. При этом не требуется, чтобы должник с подорожной
грамотой в руках продолжал путь днем и ночью, невзирая на погоду, но, с
другой стороны, он не должен передвигаться с прохладцей; нужно учесть время
года, возраст, пол, состояние здоровья и принять во внимание тот срок, который
потребовался бы в среднем большинству людей, удовлетворяющих тем же
качествам (разумный срок исполнения).
Такое же правило применяется и в тех случаях, когда срок диктуется самой
обстановкой. Например, когда заключен договор на постройку доходного дома
или на ремонт его без указания срока окончания работ.
Итак, немедленного исполнения можно потребовать лишь тогда, когда в
договоре срок не указан и притом срок не вытекает из обстановки. Но когда срок
предусмотрен в договоре или когда молчаливо подразумевается разумный срок,
то это значит, что до наступления срока исполнение не может быть потребовано.
В этом смысле следует понимать положение о том, что «назначение срока имеет в
виду интересы должника, а не кредитора».
Досрочное исполнение. Срок нередко устанавливается в интересах обеих
сторон или в интересах кредитора, поэтому досрочное исполнение не всегда
допускалось.
Так, например, были запрещены (во II в.) мировые сделки, направленные на
досрочную выплату предстоящих алиментных повременных взносов, поскольку
это может привести к тому, что досрочно выплаченные деньги будут проедены».
При ответе на вопрос о допустимости досрочного исполнения юрист
Яволен отчетливо ставит вопрос о том, в чьих интересах этот срок установлен –
должника или кредитора.
2.2. УСЛОВИЯ ИСПОЛНЕНИЯ
Нормальный способ прекращения обязательств – это их исполнение (в
денежных обязательствах – платеж).
Для того чтобы исполнение привело к освобождению должника от
обязательства, необходимо было соблюдение ряда условий:
1) исполнение (платеж) должно быть произведено соответствующим лицом,
способным распоряжаться своим имуществом. Личное исполнение должника
требуется только по тем обязательствам, содержание которых имеет строго
личный характер (например, обязательство художника написать картину). Если
личные свойства должника не имели существенного значения, исполнить обязательство мог не только должник, но и любое третье лицо;
2) исполнение должно быть произведено лицу, способному его принять.
Таким лицом являются: кредитор или его законный представитель, поверенный,
лицо, специально указанное в договоре как имеющее право принять
исполнение;
3) исполнение должно строго соответствовать содержанию обязательства;
4) соблюдение места исполнения;
5) обязательство должно быть исполнено в срок (время исполнения),
предусмотренный в договоре.
2.3. ПРОСРОЧКА ИСПОЛНЕНИЯ
Просрочка исполнения имела место тогда, когда обязанная сторона в
надлежащий срок по своей вине не исполнила обязательство.
Основания просрочки:
· наступление срока исполнения;
· напоминание кредитора;
· неисполнение престации;
· отсутствие уважительной причины.
Просрочка ведет к неблагоприятным последствиям, если:
· обязательство увековечивается для должника;
· сумма взыскания может увеличиться (вследствие удорожания вещи);
· взыскиваются проценты.
Понятие созревшего требования. Сторона, не исполнившая обязательства в
надлежащий срок по своей вине, считается просрочившей.
Для наличия просрочки должника нужно, чтобы требование созрело для
предъявления с объективной стороны. Другими словами, нет просрочки
должника, если кредитор не вправе предъявить исковое требование (Дигест
Юстиниана. 50.17.88). При этом безразлично, по какой причине иск не может
быть предъявлен, а таких причин может быть несколько:
1). иск не может быть предъявлен, если срок еще не наступил;
2). когда речь идет о натуральном обязательстве;
3). иск
может
быть
парализован
неремпторной
эксцепцией,
т.
е.
правопоражающим возражением, чаще всего соглашением о природе явлении
требования (расturn de nоn petendo). В этих случаях просрочка не наступает.
Кроме этого, требуется, чтобы должнику сделано было напоминание.
Напоминание об уплате носит название interpellare (иногда appellore). Правовой
эффект просрочки порождает только такое напоминание, которое сделано в
надлежащем месте и в надлежащее время. Напоминание, сделанное до
наступления срока, не влечет за собой последствия просрочки.
Наступление просрочки независимо от напоминания. В ряде случае
просрочка должника и связанные с ней правовые последствия (о которых речь
идет ниже) наступают независимо от напоминания. Это имеет место в
отношении некоторых деликтов, преимущественно краж. Римские юристы
выработали довольно выразительное положение права: «Вор всегда находится в
просрочке» (Дигест Юстиниана. 13.1.8.1).
В тех случаях, когда по договору обусловлен определенный (календарный)
день для исполнения, просрочка наступает автоматически без напоминания. Это
правило
формулируется
при
глоссаторах
и
гласит:
«Определенно
установленный день напоминает вместо человека».
Иногда напоминание невозможно было сделать: за неизвестностью
местонахождения должника или если наследство еще не принято наследниками.
В таких случаях просрочка также наступала без напоминания или, как
выражаются источники, in re ipsa, mora ex re, в отличие от того ex persona,
которая наступала после напоминания лицу, обязанному исполнить. Чем ближе
к эпохе Юстиниана, тем число случаев (mоrа in re) возрастает.
Последствия просрочки
1. «Увековечение» обязательства (перпетуация). Просрочивший должник несет
риск случайной гибели вещи (т. е. гибели, происшедшей без его вины). А
потому, если после просрочки должника предмет обязательства погибает, то, тем
не менее, должник отвечает, как если бы этого не произошло.
2. Влияние просрочки должника на оценку убытков. Особенность римского
права состояла в том, что в случае просрочки в исполнении договора должник
был обязан, в отступление от общего правила, уплатить высшую цену, какую
имел предмет договора между моментом заключения договора и днем
присуждения.
В отношении возмещения неправомерно причиненных убытков действовало
аналогичное правило в силу закона Аквилия (286 г. до н. э.): «Вор обязан был
возместить стоимость украденной вещи по высшей оценке»
(по ней
устанавливался штраф).
3. Просрочка должника в договорах «доброй совести». Если правило о
«перпетуации» (упрочении, увековечении) обязательства возникло в сфере
обязательства строгого права (structi iuris), а именно при стипуляции, то в
договорах «доброй совести» выработалось правило о том, что просрочка
должника обязывает его уплатить проценты за время просрочки. В исках
«доброй совести» должник, впавший в просрочку, обязан был возместить
плоды, как полученные, так и те, которые он мог и должен был получить.
4. Просрочка кредитора. Она наступает в тех случаях, когда исполнение,
предлагаемое должником, не принимается кредитором без достаточного
основания. Если просрочка должника является просрочкой исполнения, то
просрочка кредитора есть просрочка в принятии исполнения.
Пример: должник предложил кредитору причитающиеся деньги, а кредитор без
достаточного основания отказался принять (Дигест Юстиниана.46.3.72). В
Дигестах указывается, что кредитор несет последствия непринятия, хотя бы это
произошло без его вины, например, если он не явился по нездоровью, или
вследствие насильственного задержания, или вследствие бури (Дигест
Юстиниана.13.5.17).
Просрочивший кредитор обязан возместить излишние расходы, связанные с
непринятием, например, уплатить за прокорм раба, принятие которого было
просрочено (Дигест Юстиниана. 14.1.38.1). После просрочки кредитора должник
отвечает только за умышленно причиненный ущерб, а не за простую вину. Риск
гибели вещи падает на просрочившего кредитора.
Прекращение просрочки в случаях:
1) пургация («очистка» просрочки) заключение соглашения о непредъявлении
требования.
В противовес «увековечению» обязательства римские юристы стали
говорить об «очистке» просрочки (пургация), когда после допущенной
должником просрочки кредитор вступает с ним в соглашение о непредъявлении
требования.
Пример: должник обязался дать мне раба Стиха и допустил просрочку; после этого Стих
умирает, затем заключается соглашение о непредьявлении требования. Происходит
«очистка» просрочки; считается, что просрочки не было, а потому в случае смерти
Стиха должник не отвечает, поскольку считается, что он не допустил просрочки
(Дигест Юстиниана. 12.14.54).
2) Новация – просрочка может отпасть в силу соглашения сторон о
прекращении прежнего обязательства и замене его новым.
Таким образом, в древнее время, когда для установления обязательства
необходимо было соблюдение формального акта, прекращалось обязательство
при помощи такого же, но противоположного содержания, формального акта, в
классическом праве уже известны неформальные формы – простой платеж.
Обязательство должно быть исполнено в срок и надлежащем месте.
Вопросы для самоконтроля
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
Каков порядок определения места исполнения обязательств?
Каков порядок определения времени исполнения обязательств?
Какова особенность разумного срока исполнения обязательств?
В чем заключается просрочка исполнения?
В каких случаях возможно досрочное исполнение обязательств?
Каковы условия исполнения обязательств?
Каковы способы прекращения просрочки?
Глава 3. ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
3.1. СООТВЕТСТВИЕ СПОСОБА ПРЕКРАЩЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
СПОСОБУ ЕГО ВОЗНИКНОВЕНИЯ
Прекращение обязательств. Обязательство прекращается различными
способами, из которых главным считалось исполнение (платеж). Обязательство
прекращается главным образом исполнением (платежом) того, что причитается.
Понятие исполнения (платеж) проделало любопытную эволюцию в римском
праве. В древнейшую эпоху эволюции это означало,
развязать должника от
сковывавших его цепей, затем освободить его, от подчинения к должнику. Затем
приобретает значение исполнить, передать предмет обязательства. Таким
образом, исполнение стало равнозначно удовлетворению. Однако в наиболее
архаических типах обязательства слова облигация и платеж сохранили свой
первоначальный буквальный смысл.
Симметрия возникновения и прекращения обязательства. Нет ничего
более естественного, чем-то, что каким способом было связано, таким и нужно
развязать. (Дигест. 50.17.35) А потому словесное обязательство прекращается
словесно, а обязательство, основанное на голом соглашении, развязывается
противоположным. Выработалось правило: какими способами мы вступаем в
обязательство,
соответственно
обратными
мы
освобождаемся.
(Дигест.
50.17.153)
3.2. ОСНОВНЫЕ СПОСОБЫ ПРЕКРАЩЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
Исполнение обязательства. Платеж (solutio) как совершение должной
престации – нормальный и основной способ погашения любых обязательств.
Престация должна исполняться полностью, в определенное время и в
установленном месте, по отношению к кредитору или его полномочному
представителю
(мандатарий,
опекун,
попечитель,
наследник,
раб
—
управляющий).
Престации по строго личным обязательствам должны исполняться лично
должником. В других случаях престация может быть исполнена не только
должником, но и любым лицом, даже без ведома и согласия должника.
Порядок платежа при наличии нескольких долгов. Источники подробно
останавливаются на вопросе о платеже, сделанном при наличии нескольких
долгов. (Дигест. 46.3.97) Право засчитать плату за тот или иной долг
предоставляется должнику, при отсутствии его указаний — кредитору, а на
случай, если ни одна из сторон об этом не позаботилась, устанавливается
очередность долгов данного должника, подлежащих погашению:
а) сначала проценты, затем капитальная сумма;
б) сначала долги, созревшие для принудительного взыскания, потом другие;
в) сначала долги, по которым присуждение угрожает бесчестьем или штрафной
санкцией, потом другие;
г) сначала обеспеченные залогом, затем необеспеченные и т. д.
Частичная уплата. В классическую эпоху при Юлиане, когда обязательство
рассматривалось как нечто целое, частичная уплата кредитору не допускалась.
Позднее, в Византии, этот ригоризм смягчается и должнику дается возможность
освободиться хотя бы от части долга: представляется более человечным
побудить кредитора принять то, что предлагают (Дигест 12.1.21). Речь идет не о
том, чтобы принудить кредитора к принятию, а о том, чтобы его побудить.
Замена исполнения. Согласие кредитора на замену исполнения. По
общему правилу исполнение должно в точности соответствовать обязательству.
Без согласия кредитора нельзя ему платить одно вместо другого. Таким образом,
перед нами замена исполнения, его суррогат, буквально – дача в уплату. Чаще
всего это происходит в виде уплаты вещи вместо денег; такой вещью в Риме был
обычно земельный участок.
Замена исполнения против воли кредитора. В Новеллах Юстиниана
описывается положение разорившихся землевладельцев, которые задолжали
кредиторам деньги, но денег для уплаты не имеют, а располагают
недвижимостью, на которую трудно найти покупателей, между тем как
кредиторы
настаивают
на
уплате
наличными.
Экономическая
борьба
ростовщиков-заимодавцев и землевладельцев-должников получает юридическое
выражение в столкновении требования денежного исполнения обязательства с
предложением
земельного
исполнения
погашения
обязательственных
отношений. При Юстиниане вводится закон, в силу которого кредитор обязан
принять в уплату недвижимое имущество вместо денег.
Виды прекращения обязательств помимо исполнения
1. Внесение предмета обязательства на хранение (depositio). Исполнение
иногда оказывалось невозможным по обстоятельствам, зависящим от кредитора,
как-то: кредитор отказывается от принятия или допускает промедление в
принятии; кредитор отсутствует по государственным делам, и др. На случай
отказа кредитора принять платеж, в частности, если он при этом открывается
возвратить заложенную вещь, указы III в. н. э. рекомендуют должнику
предложить кредитору платеж капитальной суммы с процентами, удостоверив
это обстоятельство при свидетелях, и затем, запечатав деньги, депонировать их в
казну;
течение
процентов
будет
приостановлено;
таким
образом
приостанавливается реализация предмета залога, и депонировать предлагается
либо в казну (inpublicum), либо в кассу храма (in aedem) . Часто это совершается
при содействии претора: «Сделал перед претором предложение об уплате денег,
опечатал их и сдал в депозит казны» (Дигест. 17.1.56.1).
Таким образом, depositio (депозит) при содействии претора равносильно –
платежу. В силу депонирования всей причитающейся денежной суммы,
произведенного официально (т. е. при содействии претора), обязательство
прекращается. Кредитору придется обращаться за платежом уже не к должнику,
а к хранителю.
2. Зачет – это погашение встречных требований, когда стороны являются
взаимно и должниками, и кредиторами (взаимозачет).
Связь зачета с процессом. Зачет появляется лишь на развитой стадии права,
и он тесно переплетается с вопросами процесса. Зачет встречных требований –
это процессуальный способ прекращения обязательств.
В легисакционном процессе ответчик не мог ссылаться на свое встречное
право, он мог только признать или отвергнуть требование истца.
При действии формулярного процесса старое правило гласило: при наличии
взаимных требований, когда один требует меньшую сумму, а другой большую,
дело подлежит разбору у одного судьи при этом судья должен был учесть вcе
взаимные претензии по иску bonae fidei, основание которого было указано в
демонстрации. Совпадение оснований позволяло провести два процесса в одном
(объединение производства).
Первоначальная
недопустимость
зачета.
Иногда
даже
специально
указывалось на недопустимость зачета. Сенека пишет: «Формула не сливается
воедино, если тот, кто депонировал у меня деньги, затем обокрадет меня; я к
нему предъявлю иск о краже, а он ко мне о депозите; одно положение с другим
не смешивается, каждое идет своей дорогой: депозит имеет свой собственный
иск точно так же, как кража свой» (Дигест. 12.15.7)
Виды обязательного зачета:
1. Зачет в операциях банкира (менялы – argenlarius). Банкир, предъявляя
требования к лицам, имевшим у пего счета, был обязан уменьшить размер
интенции на сумму своего долга этим лицам (предъявить иск только в размере
положительного сальдо), в противном случае он лишался права требования
(превышение требования).
2. Зачет при несостоятельности. Второй случай применения зачета имел
место в отношении
кредитора несостоятельного должника, когда этот же
кредитор в то же время являлся должником своего дебитора. Представителем
имущества несостоятельного должника являлось лицо, купившее все его
имущество, – bonorum emptor (покупатель собственности), которое было
обязано предъявлять иски по требованиям несостоятельного должника
непременно за вычетом долгов самого должника этим лицам (уменьшить
кондемнацию).
Различие этих двух видов состояло в том, что банкир обязан составить
интенцию с учетом зачета (cum compensatione — с зачетом), a bonorum emptor
просто уменьшал размер кондемнации, призывая судью вычесть из него долг по
встречному требованию ответчика (с вычетом).
3. Зачет взаимных требований, основанных на «доброй совести», – это
взаимные требования «доброй совести», вытекающие из одного и того же
основания, иначе говоря – взаимно связанные требования. Присуждению
подлежит причитающееся истцу с учетом того, что в свою очередь по тому же
основанию причитается с него (Гай, 4.61).
В исках, вытекающих из сделок доброй совести, в интенции не указывалась
точная оценка и формулировалось: «Quidob earn rem dare fa-pre oportet ex fide
bona» — «Что причитается по этому делу «по доброй совести» (Гай. 4.47).
Поэтому не было опасности проиграть дело вследствие plus petitio, т. е. из-за
предъявления иска без вычета встречного долга.
Условия применения зачета. Эдикт Юстиниана 531 г. расширил
применение зачета во всех исках «в силу самого права».
Условия применения зачета при Юстиниане:
1) оба требования должны быть встречными, т. е. кредитор по основному
требованию является должником по встречному;
2) требования должны быть ликвидными – новое условие, введенное при
Юстиниане; требование ликвидно, когда оно не запутано сложными деталями,
но судье может быть легко представлен результат;
3) требования не должны быть парализованы в силу правопоражающего
возражения (перемпторная эксцепция). Допускаются к зачету и натуральные
обязательства. Вопрос о пределах допустимости представления к зачету
требования, по которой истекла давность, в источниках не ставится;
4) к зачету допускаются только такие требования, по которым срок уже
наступил;
5) встречные требования должны быть однородными (поэтому наиболее
подходящие для зачета — денежные обязательства).
Зачет не допускался против требования о возврате предмета поклажи; в
этом сказалась забота о собственнике — поклажедателе. Равным образом не
могли ссылаться на зачет лица, к которым предъявлено требование, касающееся
незаконно захваченных предметов.
3. Смерть одной из сторон. Совпадение должника и кредитора в одном лице.
Смерть кредитора или должника не прекращала обязательственного отношения.
Поскольку наследник являлся в принципе универсальным преемником, поэтому
права требования переходили на него. Однако долги по деликтам не переходили
на наследников и прекращались со смертью виновного. Эти не переходящие по
наследству требования известны под названием actiones vindictam spirant es —
буквально: иски, которые дышат местью (иски из обид).
Впрочем, эдиктом претора об исках за обманные действия и угрозы (dobs,
metus) было предусмотрено, что наследник деликтвента (виновного) отвечает в
пределах обогащения, полученного им от указанных действий наследодателя.
По установленному правилу преступная прибыль, доставшаяся наследникам, подлежит изъятию, хотя за деликт они не отвечают.
Строго личные иски также не переходили по наследству (непередаваемые
обязательства).
4. Совпадение (confusio). Обязательство прекращается также в тех случаях, когда
в обязательственном отношении кредитор и должник сливаются в одном лице.
Этот случай носит название — слияние, совпадение. Чаще всего это имеет
место, когда должник становится наследником кредитора и наоборот. Если ктолибо стал наследником своего должника, то в силу совпадения он перестает
быть кредитором (Дигест Юстиниана.18.4.2.18).
5. Освобождение от долга (remissio debiti).
Прощение долга выступало в
римском праве в двух формах: pactum denonpetendo (соглашение сторон о
невзыскании, голый пакт) и ransactio (мировая сделка — соглашение сторон о
взаимных уступках).
Виды освобождения:
· воображаемый платеж (платеж посредством меди и весов). Развязка
посредством меди и весов является древнейшим видом воображаемого платежа.
Гай описывает развязку обязательства, возникшего в результате кабального
займа (nexut), а также в силу судебного решения. Торжественный акт
происходит в присутствии пяти свидетелей и весовщика и при наличии меди и
весов;
· акцептиляция (acceptihtio). Акцептиляцией называлось формальное устное
заявление кредитора о том, что исполнение им получено. Акцептиляция
является разновидностью воображаемого платежа (Гай, 3.169);
· письменная
квитанция:
на
смену
словесной
акцептиляции
пришла
письменная квитанция. При Юстиниане вводится закон, по которому кредитор,
выдавший квитанцию, может в течение 30 дней возбудить спор о том, что в
действительности платеж им не был получен. До Юстиниана квитанция
(apocha), подтверждающая реальный платеж, и акцептиляция как «образный
платеж» существовали одновременно;
· аквилиева стипуляция – метод прекращения разнородных обязательств,
путем перехода их сначала в стипуляцию и погашения их, затем единой
акцептиляцией (было предложено претором Аквилием Галлом в середине I в. до
н. э., который ввел названную по его имени stipulatio Aquiliana);
· соглашение о непредъявлении требования – заключение соглашения о
непредъявлении требования (в преторском праве);
· прощение долга односторонним действием. Например, одностороннее
распоряжение кредитора на случай его смерти;
· обратное соглашение: при наличии обоюдного согласия стороны могут
договориться не только о том, чтобы требование не предъявлялось, но и о том,
чтобы отступиться от договора. Это относится к консенсуальным договорам, т.
е. к договорам, возникающим в силу одного факта соглашения сторон, а именно:
купле-продаже, найму, поручению, товариществу. Купля-продажа
в силу
соглашения заключается, и обратным соглашением расторгается, если при том
исполнение еще не последовало. Это положение соответствует излюбленной в
римском
праве
симметрии
порядка
возникновения
и
прекращения
обязательства; трансакция (мировая сделка).
6. Н о в а ц и я (обновление) – состоит из прекращения обязательств путем
замены новым обязательством. Возникает новое обязательство, причем
первоначальное прекращается с переходом его в новое.
Новация меняет либо характер обязательства, либо личность кредитора,
либо личность должника. Изменение характера обязательств может состоять в
том, что в новое обязательство вводится условие или срок, либо, наоборот,
устраняются условие или срок, имевшие место в первоначальном обязательстве.
Может измениться и само основание первоначального обязательства.
Новация в форме цессии или делегации (т. е. замены субъектов
обязательства). Непередаваемые обязательства назывались строго личными. Они
не могли передаваться другим лицам ни при жизни, ни в случае смерти сторон
обязательственных отношений. Другие обязательства могли передаваться.
Перенос обязательств был известен как уступка права или передача
обязательств.
Активная цессия, или передача требований, состояла в перемене кредиторов
обязательств. При этой цессии прежний кредитор (cedent) передавал свои
требования новому кредитору (цессионарию) и одновременно обязывал
должника выполнить прежнее требование в пользу этого лица (активная
делегация, делегация требования).
Пассивная цессия обязательств, или взятие на себя чужого долга, являлась
соглашением между кредитором и лицом, которое становилось новым должником
(пассивная делегация экспромиссия, т. е. принятие чужого долга).
7. Конкуренция оснований. Обязательство прекращалось с переносом права
собственности на вещь. Если кредитор получает ожидаемую вещь в
собственность от третьего лица, обязательство прекращается ipso iure
(автоматически), т. к. исполнение становится невозможным. Юлиан ввел
уточнение, что кредитор вправе потребовать от должника aestimatio, если была
им получена от третьего лица небезвовмездно. Если действие происходило
безвозмездно (отказ по завещанию или дарение) — обязательство прекращалось
безусловно.
8. Невозможность исполнения обязательств:
1) невозможность физическая – гибель предмета обязательства, индивидуальной вещи (species) без вины должника;
2) невозможность юридическая.
Пример юридической невозможности: если я продал чужого раба, а он хозяином отпущен на
волю, то я от обязательства освобождаюсь (Дигест Юстиниана. 46.3.98.8);
3) невозможность первоначальная.
Пример: «Если кто-либо выговорит в свою пользу предмет, который не существует или не
может существовать в природе вещей, например Стиха, которого он считал
живым, а в действительности он умер, или иппоцентавра, который не может
вообще существовать, то такое обязательство будет недействительно». В таких
случаях действует принцип: Impossibilium obligatioest — Обязательство, предмет
которого невозможен, ничтожно (Дигест Юстиниана. 43.4.98.8).
Таким образом, в основе прекращения обязательств лежали различные
юридические факты, наступление которых влекло прекращение юридических
отношений между кредитором и должником. Самым естественным способом
погашения обязательства является исполнение обязательства (новация, зачет,
освобождение от долга, смерть одной из сторон).
Вопросы для самоконтроля
1. В чем состоят особенности принципа соответствия способа прекращения обязательств к
способу его возникновения?
2. Каковы способы прекращения исполнения обязательств?
3. В чем состоят особенности новации?
4. Каковы особенности зачета как способа прекращения обязательств?
5. Каковы условия прощения долга как способа прекращения обязательств?
6. Каковы особенности классификации обязательств с несколькими кредиторами или с
несколькими должниками?
7. В чем состоят особенности замены исполнения против воли кредитора?
Глава 4. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛНЕНИЯ
И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
4.1.
ЦЕЛИ
И
ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
СРЕДСТВА
ОБЕСПЕЧЕНИЯ
ИСПОЛНЕНИЯ
Цели обеспечения обязательств. Кредитор заинтересован в том, чтобы
побудить должника к своевременному исполнению под страхом невыгодных для
должника последствий в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения
обязательства.
Римское
право,
защищая
кредитора,
предусматривало
специальные
юридические средства, обеспечивающие исполнение обязательств. Эти средства
побуждали должника под страхом невыгодных для него последствий вовремя и
надлежащим образом исполнить обязательство. Кроме того они гарантировали
кредитору возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения должником
обязательств.
Средства
обеспечения.
Этой
цели
служат
различные
средства,
обеспечивающие исполнение обязательства, а именно: задаток, неустойка,
поручительство, залог.
В классическую эпоху задаток имел целью
подтвердить, подкрепить факт заключения договора. Это была денежная сумма
или ценность.
Пример, кольцо, которое одна сторона, чаще всего покупатель, иногда наниматель, вручала
другой стороне в момент заключения договора.
Неустойкой называется принимаемое на себя должником обязательство
уплатить определенную сумму в случае неисполнения или ненадлежащего
исполнения обязательства. Неустойка заключалась к форме стипуляции.
Поручительство
представляет собой поручительство, или договор, по
которому третье лицо в целях обеспечения кредитора принимает на себя
ответственность
по
обязательству
главного
должника.
Обязательство
поручителя является акцессорным, добавочным к обязательству главного
должника и в этом качестве существует лишь постольку, поскольку существует
главное обязательство, обеспечиваемое поручительством, и в размере, не
превышающем размера главного обязательства.
Поручительство было в Риме распространенной формой обеспечения
обязательств. Широкой практике поручительства отчасти способствовало
недоразвитость залогового права.
Залог дает кредитору вещное обеспечение его требования. В основании
залога лежит ответственность должника по обязательству; эта ответственность
скрепляется вещным обеспечением.
Залоговое право осуществляется исторически в трех видах: пигнус, ипотека
и фидуция. При последовательном залоге одной и той же вещи несколькими
лицами действовало правило ипотечного старшинства: кто раньше во времени,
тот сильнее в праве.
Римское ипотечное право не установило регистрацию ипотек в каком-либо
государственном органе, вследствие чего ипотечный кредитор не знал, является
ли он первым залоговым кредитором или имеется другой, а может быть и еще
один, старший по времени и более сильный по праву. Кроме того, применялись
и следующие способы.
1) Антихреза – пользование плодами вместо процентов. Ближе к
византийской эпохе в связи с экономическим упадком поземельный кредит стал
более затруднительным. В случае залога земли или дома по антихрезе, кредитор
вместо процентов собирает плоды:
а)
путем сдачи в аренду;
б)
путем непосредственного сбора плодов;
в)
проживая в доме.
2) Залог права требования. Римское право знало не только залог т. н.
телесных вещей, но и залог права требования.
Так, например, были распространены соглашения, по которым лицу, оказавшему кредит
домовладельцу для ремонта дома, давалось залоговое право на квартирную плату,
подлежащую взносу от жильцов.
Рескрипт Марка Аврелия гласит: лицо, предоставившее кредит для
восстановления зданий, будет иметь привилегию по взысканию кредитованных
им денег.
3). Залог лавки. Торговцы получали кредит под залог своих складов и
магазинов. Этот вид залога в настоящее время называется залогом товара в
обороте.
Знало римское право также перезалог – pignus pignoris, когда кредитор,
получив залог, в свою очередь перезакладывал его.
4.2. ПОНЯТИЕ ВИНЫ
Ответственность должника базировалась на понятии вины. Под виной (culpa)
понималось несоблюдение того поведения, которое требуется правом.
Формы вины:
· dolus – умышленное причинение вреда (обман, злой умысел);
· culpa – неосторожность;
· culpa lata – грубая неосторожность;
· culpa tevis – легкая небрежность;
· casus – действие случая (при добросовестном отношении);
· действие стихийной силы (землетрясение, обвал, наводнение);
· действие непреодолимой силы (vis major), т. е. случай, которому невозможно
противостоять
(кораблекрушение,
нападение
разбойников,
пиратов,
неприятеля).
Степени вины. Грубая вина – это чрезвычайная неосторожность, т. е.
непонимание того, что все понимают. Легкая вина имела место тогда, когда не
проявлена мера заботливости, присущая доброму хозяину, заботливому главе
семьи.
Custodia (сохранность вещи) – ответственность должника за случай (без его
вины). Гай говорит, что портной, принимающий платье в починку или утюжку,
отвечает за сохранность вещи; такую же ответственность несет коммодатарий, т.
е. лицо, получившее вещь в безвозмездное пользование (Гай, 3. 205-206).
Казус – понятие, обозначающее действие стихийной и/или непреодолимой
силы, влекущее за собой гибель или повреждение вещи, происшедших без вины
должника. По общему правилу (casus a nullo praestantur) – за случай никто не
отвечает.
Гибель вещи вследствие непреодолимой силы освобождает должника от
ответственности, за исключением тех случаев, когда действию непреодолимой
силы предшествовала вина должника.
Современник Цицерона Сервий приводит следующий пример.
С моей крыши ветром снесло черепицы, и они нанесли ущерб соседу. Violentia ventorum vim
habet divinam – сила ветра есть сила божественная (Дигест Юстиниана.39.2.24.4). За действие
«божественной» силы никто не отвечает, но если кровельная работа была плохо сделана, т. е.
если есть привходящая вина домовладельца, то наступает ответственность и за стихийную
силу.
Пределы ответственности. Римские юристы пытались привести в систему
объем ответственности должника по каждому из договоров и установить, в
каких случаях он отвечает лишь за умысел, в каких также за вину (culpa), а в
каких – за случайную гибель вещи, т. е. без вины.
В основу был положен вопрос о виде договора и преимущественном
характере интересов:
· если договор имеет в виду интересы только кредитора, то должник отвечает
за умысел (dolus);
· если же договор имеет в виду интересы обеих сторон, то должник отвечает
как за dolus, так и за culpa, понимая под этой последней culpa levis. Например,
если вещь сдана на хранение за плату, то хранитель отвечает не только за dolus,
но и за culpa.
Пример: «Я тебе дал раба-маляра во временное безвозмездное пользование, он на работе
упал с лесов и разбился; убыток несу я, хозяин его, если нет твоей вины. Но если
веревка и скрепы оказались ветхие или леса плохо собраны, то вина твоя и
ответственность твоя» (Дигест Юстиниана.13.6.5.7);
· по некоторым договорам источники ограничивают ответственность должника
случаями несоблюдения той степени заботливости, которую он применяет к
своим делам. Это относится к ответственности члена товарищества перед
другими сотоварищами;
· когда на должнике лежит обязанность особой охраны, он отвечает и за
случайную гибель вещи;
· особо стоит вопрос об ответственности судовладельцев и содержателей
постоялых дворов за целость принятых ими вещей. В силу эдикта претора эта
категория лиц несла ответственность не только за вину, но и за случай.
4.3 УЧЕНИЕ О ВОЗМЕЩЕНИИ УБЫТКОВ
Возмещение убытков. Обязанности возместить убытки возникла не только
при неисполнении договорных обязательств, но и при совершении деликтов
(правонарушений). В римском праве убытки включали реальный ущерб и
упущенную выгоду («интерес»).
Реальный ущерб (damnum emergens) – это действительная стоимость вещи.
Упущенная выгода (lusrum cessans) – это та прибыль, которая могла быть
получена, если бы обязательство из договора было должником исполнено или
если бы деликт не был совершен. Гай приводит пример гибели одной лошади из
упряжки. В этом случае действительная цена лошади составляет реальный
ущерб.
Упущенная
выгода
оценивается
тем,
насколько
обесценились
оставшиеся в упряжке лошади.
В римском праве фигурируют также прямые и косвенные убытки. Прямые
убытки – это такие убытки, которые находятся в непосредственной близости от
самой вещи, а потому они подлежат возмещению.
Косвенные убытки (отдаленные) по общему правилу не возмещались.
Например, римлянин продал пшеницу, но не передал ее покупателю. Рабы же
покупателя заболели и погибли от голода. В этом случае продавец должен лишь
возместить стоимость пшеницы, а не стоимость погибших рабов. Убытки от
гибели рабов являются более отдаленными, поскольку сама гибель не связана
непосредственно с задержкой передачи зерна.
Убытки были договорными и деликтными.
Возмещение ущерба. Кредитор, должник которого исправно в назначенном
месте и в назначенное время не выполнял обещаний престации, имел право
выдвинуть иск и требовать возмещения ущерба (reparatio damni).
Право требовать возмещения убытков имели и лица, чьи ценности
материальной природы были повреждены при противоправных действиях
деликвентов.
Основные правила возмещения договорных и деликтных убытков были
различными.
В древнем праве ответственность должника за неисполнение договорных
престации определялась объективно: должник должен был возместить ущерб
без ссылок на причины, которые мешали ему выполнить обещанную престацию.
В
классическом
постепенно
были
периоде
заменены
принципы
объективной
ответственности
принципами
субъективной
ответственности
должника. А именно по предписаниям классического права должник обязывался
возместить ущерб в том случае, когда ущерб наносился из-за невыполнения
вовремя престации по вине самого должника. Степень вины должника в то
время определялась как домысел или как вина. Между тем в классическом
праве,
лишь
ответственность
(специальный
для
некоторых
должника.
вид
обязательств
Эта
удержалась
ответственность
ответственности,
существовал
и
объективная
называлась
в
custodia
профессиональной
деятельности различного рода) и существовала при договоре об услугах,
договорах между судовладельцами, содержателями постоялых дворов и т. д., как
и некоторых вариантах договоров аренды. По предписаниям Закона Акулия
нанесение ущерба наказывалось:
а) простым возмещением ущерба (реиперсекуторные иски на основании
деликта);
б) общей
суммой
стоимости
уничтоженной
или
украденной
вещи
(пенальные иски);
в) возмещением ущерба с добавочным денежным штрафом, который
деликвент должен был уплатить потерпевшему (actiones mixtaem).
Интерес часто превышает цену вещи, или интерес бывает больший, чем
стоит вещь. Слово interesse означает «быть между», «составлять разницу».
Присуждается разница (interesse) между тем предположительным состоянием
имущества кредитора, какое было бы, если бы договорное обязательство было
исполнено должником или если бы деликт не был совершен, и тем
действительным имущественным положением, которое создалось вследствие
неисполнения договора или совершения деликта.
Понятие интереса раскрывается в источниках как совокупность реального
ущерба и упущенной выгоды. Эти два элемента впоследствии стали сокращенно
называться возникший ущерб и упущенная выгода.
Индивидуальный штраф. В древнем римском праве индивидуальный штраф
представлял собой основную санкцию за противоправное нанесение вреда
чужим материальным и личным (имматериальным) интересам. Величина
штрафа зависела от соглашения сторон (период добровольной композиции) или
от предписаний самого закона (период легальной композиции). Штраф не
служил средством возмещения ущерба, но лишь моральным удовлетворением за
причиненную несправедливость и откупом от права мести (талион).
Проценты. На долги, предметом которых являются вещи, определяемые
родовыми признаками, а в особенности на денежные долги, могли начисляться
проценты (usurae, foenus), буквально – плата за пользование капиталом.
В 290 г. Диоклетиан издает указ о том, чтобы лица, требующие процентов
на проценты, подвергались бесчестию; потребовались особые указы о том,
чтобы наместники провинций и ближайшие к ним чиновники не занимались
отдачей денег в рост (Дигест Юстиниана. 12.1.33). Законом был введен
максимум роста – 12 % годовых, а для морского займа ввиду особого риска,
связанного с морскими операциями, размер процентов не был ограничен.
Юстиниан определил процентную ставку по общим займам в 6 %, если
заимодавец – высокопоставленное лицо – то не более 4 %, по морским займам –
12%, если заимодавец – владелец мастерской или купец – не более 8 %.
Юстиниан упоминает о махинациях кредиторов, которые заключают заем на
имя подставных лиц, с тем, чтобы выговорить в свою пользу ставку в большем
размере, чем это полагалось бы высокопоставленному лицу. Кроме того,
Юстиниан запретил анатоцизм, т. е. выплату процентов. По процентам, как и
дальнейшее взимание процентов, когда несколько выплаченных процентных
сумм превысили величину основной суммы.
Таким
образом,
задаток,
неустойка,
поручительство,
залог –
это
специальные юридические средства, обеспечивающие исполнение обязательства
в
целях
защиты
возмещение
интересов
убытков
в
кредитора.
случае
Они
ненадлежащего
гарантировали
кредитору
исполнения
должником
обязательства. Ответственность должника базировалась на понятии вины.
Вопросы для самоконтроля
1. В чем заключается правовое значение способов обеспечения исполнения обязательств?
2. Каковы особенности неустойки как способа обеспечения исполнения обязательств?
3. В чем состоит юридическая сущность поручительства как способа обеспечения
исполнения обязательств?
4. Каковы особенности залогового права?
5. В чем заключается понятие вины?
6. Каковы пределы ответственности в римском праве?
7. Что понимается под убытками в римском праве?
Глава 5. ОБЩЕЕ УЧЕНИЕ О ДОГОВОРЕ
5.1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ДОГОВОРЕ (СДЕЛКИ)
Общая характеристика. В древнейшее время, на ранней стадии развития
общества, отсутствовало такое понятие, как «всякий договор уже сам по себе
создает обязательство между сторонами».
И
только
ответственность
тогда,
за
когда
нарушение
государство
известных
установило
видов
гарантированную
договоров,
возникает
обязанность, долг. Да и сам термин «contractus» не употреблялся в древнем
римском праве в значении источника возникновения обязательства. Термины
contrahere, contractus «лишь указывали на сами обязательственные узы, само
обязательство».
В классическом праве представление об обязательственных сделках
меняется, меняется значение термина «contractus». Соглашение субъектов
становится необходимым элементом понятия contractus. Под соглашением
Ульпиан понимал «совпадение желаний двух или нескольких лиц об одном и
том же и их согласие» (Дигест. 2.14.1.2). Однако не любое соглашение могло
являться договором (cоntractus). По римскому праву только некоторые
соглашения давали право на иск, именно они устанавливали цивильные
обязательства. Из источников права мы видим, что римские юристы различали
два вида соглашений: пакт (pactum или pactio) в техническом смысле слова и
договор (contraсtus).
Ульпиан писал: «Те соглашения, которые порождают иски, не остаются
при своем (общем) названии (pacta), но обозначаются присвоенным данному
виду названием «контракты», таковы: купля-продажа, наем, товарищество,
ссуда, хранение и прочие подобные контракты» (Дигест. 2.14.7.1).
Таким образом, в классическом римском праве к контрактам стали
относить только определенные договоры, признанные ius civile и снабженные
исковой защитой. Впоследствии появляются безыменные контракты.
Но одного соглашения для установления договора было недостаточно.
Требовалось, чтобы это соглашение между субъектами было заключено в
определенной форме. Как указывал Гай, обязательства возникали «вследствие
передачи вещи, или торжественными словами, или письменным образом, или
простым соглашением» (Гай, 3.89). Соблюдение указанных форм придает
соглашению юридическую силу, устанавливает обязательство, пользующееся
исковой защитой.
Договор (contractus) – наиболее распространенный в Риме источник
обязательств. В римском праве отсутствовало определение договора. Вместе с
тем римские юристы отмечали, что в основе договора лежало соглашение сторон
– участников договора. Договор как основание возникновения обязательства имел
место тогда, когда воля сторон, выступающих в договоре, направлена на
установление, изменение, прекращение прав и обязанностей, т. е. на
установление обязательственных отношений.
Договор – это сделка, в которой выражена воля двух сторон (например, в
договоре займа – заемщика и заимодавца). Такие сделки именовались
двухсторонними. Однако те сделки, в которых выражена воля одной стороны,
назывались односторонними. Примером такой сделки является завещание.
Односторонние сделки не являются договорами.
Таким образом, важнейшим и наиболее распространенным видом
образования обязательств было соглашение двух сторон лиц относительно
возникновения между ними обязательства определенного содержания –
договора (contractus). «Контракт есть взаимное обязательство», «контракт
узаконивается через соглашение» – в этих классических для римского права
определениях содержания договора самым важным было понимание
необходимости для признания договора правовым обязательством и наличие
согласованной воли двух сторон.
Для договора, таким образом, подразумевалось необходимым наличие:
а) объективного элемента – causa, дозволенной хозяйственной цели
сторон;
б) субъективного элемента – собственно contractus – взаимного и
согласного проявление воли двух сторон относительно одной и той же цели.
Последний момент – наличие согласия в отношении той же цели – также
важен, ибо противное дискредитирует волю сторон.
Соглашение воли сторон относительно цели обязательства должно
иметь
определенную
жизненную
и
правовую
форму:
«Нет
такого
обязательства, ни сделки, которые не содержали бы в себе соглашения,
сделанного либо в словах, либо в действиях». В зависимости от формы
оформления
договора-обязательства
определяется
источник
силы
обязательства.
5.2. КЛАССИФИКАЦИЯ ДОГОВОРОВ
В римском праве не было абстрактного договора вообще. Договоры в
римском праве делились на контракты и пакты.
Контракты – договоры, признанные цивильным правом и снабженные
исковой защитой. Каждый договор-контракт имел точно и однозначно
признанный цивильным правом источник возникновения обязательства. В
зависимости от этого источника договоры-контракты подразделялись на
четыре типа.
Контракты могли быть вербальными, т. е. заключаться словами
(verbis); для действительности обязательства достаточно было произнесения
сторонами слов, свидетельствующих об их Договорной воле («даю» –
«беру», «обещаешь дать» – «обещаю»), причем в древнейший период эти
слова имели строго предписанный законами смысл и форму, позднее
формализм
был
заменен
буквальным
значением
словесного
волеизъявления.
Контракты могли быть литеральными, т. е. заключаться в письменной
форме (literis); для действительности обязательств между сторонами
достаточно было действия, создавшего согласованную сторонами запись
(расписку, запись в долговой книге и т. п.).
Контракты могли быть реальными, т. е. заключаться непосредственной
передачей вещи, не сопровождающейся ни обманом словесными формулами,
ни записями (per re); для действительности обязательства достаточно было
удостоверения добровольной передачи и, соответственно, приема вещи.
Например, заем, ссуда, хранение, договор заклада.
Контракты могли быть консенсуальными, т. е. заключаться неформальным
соглашением (per consensu); для их действительности достаточно было
удостоверить факт согласия в отношении содержания обязательства. Например,
купля-продажа, наем, подряд, поручение, товарищество.
Типология договоров имеет свою юридическую логику:
— во-первых, для определения момента заключения договора
и,
соответственно, начала «исчисления» обязательства (с произнесения слов, от
записи, с передачи вещи, с определения согласия);
— во-вторых, для содержания и объема требований, вытекающих из
обязательств: вербальные и литеральные контракты точно связаны их
содержанием, консенсуальные и реальные — более гибкие, в них может чтото быть подразумеваемо соответственно «обычаям оборота».
Вербальные и литеральные договоры считались контрактами «строгого
права», соответственно подразумевая наличие у сторон для их реализации
строго законных исков. Реальные и консенсуальные были неформальными
контрактами, договорами «доброй совести», опираясь в подразумеваемых
обязательствах на иски претора.
Существовала и дополнительная классификация договоров-контрактов в
зависимости от возложения обязанностей на стороны. Договоры могли быть
односторонними, когда их содержанием останавливалась обязанность только
для одной стороны, а для
другой предоставлялось только право требовать
исполнения обязательства (например, заем); могли быть двусторонними, когда
устанавливались взаимно перекликающиеся обязанности сторон, как правило,
сложные по содержанию (например, купля-продажа: оплатить в срок и
передать вещь нужного качества и т. д.); и соответственно иски из таких
договоров могли быть разнообразными и от двух сторон. Наконец, могли быть
договоры в пользу третьих лиц – классическое римское право не знало
возможности заключать контракты в пользу тех, кто не участвует в его
заключении, но рецепированное право допустило некоторые конкретные виды:
договор в пользу собственного наследника, поручение исполнения третьему
лицу, как-то связанному с одной из сторон и т. п.
Число контрактов, входящих в каждую из перечисленных групп,
было постоянным и не могло быть расширено. Ввиду этого новые контракты,
появившиеся после того, как сложилась система из вышеназванных видов,
образовали особую группу договоров римского цивильного права – т. н.
безымянные договоры (контракты) (contractus innominati) – не имеющие
собственного названия и подразумеваемого этим названием содержания, но
признанные правом соглашения сторон со следующим обобщенным смыслом:
а) do ut des – обмен вещными правами или прямо вещами;
б) do ut facias – совершение действия в обмен на вещное право или
вещь;
в) facie ut des – предоставление вещи за действие;
г) facio ut facias – обмен интересующими стороны действиями. Лишь
два контракта этой группы получили наименование: мена и оценочный
договор.
Все это были практически полностью деформализованные договоры,
близкие по своей правовой сути к вообще любым сделкам – пактам.
Пакт (pactum) в римском праве означал:
– во-первых, специальный тип договоров, не входящих в перечисленные
категории контрактов, не располагавших для защиты вытекавших из них
требований сторон специальными исками и защищавшихся в русле требований
только преторского права при непротиворечии справедливости;
– во-вторых – вообще сделку, заключенную в границах права, пусть и не
оформленную согласно требованиям и условиям конкретного вида.
Первоначально в римском праве пакты представляли собой дополнительные
соглашения к основному договору, или вытекающие из главного обязательства, или
специально согласованные с правом оговорки: «Простое соглашение не порождает
обязательства, а
дает
только
эксцепцию».
Поэтому пакты
признавались
обязательными только в рамках конкретного договора и только для заключивших
его лиц персонально; любой следующий однотипный договор не влек за собой
ранее входивших в содержание пакта условий.
В дальнейшем под пактами стали пониматься некоторые определенные, но
самого широкого содержания сделки неформального характера. Главное в этих
сделках заключалось не в соблюдении той или иной формы, а интересов сторон и
общих требований права в отношении разумности и целесообразности
договорного права: «Соблюдение только что заключенных соглашений требует
справедливость права и самого дела», по-прежнему, пакты не имели всеобщего
значения: стороны могли закладывать в свое соглашение практически любое
содержание; обговаривать друг друга любыми главными и побочными
обязательствами в рамках индивидуального пакта, но заключенное между ними
соглашение имело силу, и выработанные обязательства рождали условия только
для них самих; другие лица конструировали содержание пусть и схожего пакта,
но по-своему.
Условием
оставались
общие
принципы действительности договоров и
отсутствие в условиях пакта посягательства на интересы и права других лиц.
Такое самодовлеющее значение условий пакта было принципиальнейшим сдвигом
в эволюции вообще договорного права на римской юридической традиции: нормы
частого соглашения приближались по своей значимости к требованиям закона, т. е.
были для сторон правом.
Договоры, как правило, являлись двусторонним сделками. Вместе с тем в
зависимости от того, на кого они накладывали обязанности: на одну или две
стороны, они делились на односторонние и двусторонние.
Пример, договор займа являлся односторонним, так как обязанности в нем нес лишь заемщик. В
отличии от него договор найма двусторонний, ибо обязанности возлагаются не только на
нанимателя, но и на наймодателя. Наниматель должен своевременно вносить наемную
плату и по окончании договора вернуть вещь, а наймодатель обязан предоставить вещи
нанимателю.
Двусторонние договоры, в свою очередь, отличались друг от друга. Это
отличие касалось равноценности обязанностей для сторон. В одних договорах
участники несли равноценные обязанности. Так, по договору купли-продажи
обязанности продавца передать вещь соответствовала обязанность покупателя
уплатить покупную цену. Эти обязанности равнозначны. Такие договоры, где
имели
место
равнозначные,
встречные
обязанности,
назывались
синаллагматическими.
В других договорах основной обязанности одной из сторон соответствовала
второстепенная обязанность другой стороны (второстепенная в том смысле, что
она могла возникнуть не всегда).
Пример, в договоре ссуды ссудополучатель несет обязанность вернуть взятую в ссуду вещь.
Ссудодатель несет обязанность лишь тогда, когда переданная вещь по его вине
причиняет вред имуществу ссудополучателя. Например, ссудополучателю передано
больное животное, которое заражает животных ссудополучателя. Ввиду этого
ссудодатель вынужден возместить все затраты, связанные с лечением животных.
В римском праве различали также договоры строго права и договоры,
основанные на доброй совести.
Договоры строгого права (negotia stricti juris) – те, в которых отдавался
приоритет внешнему выражению договора, т. е. буквальному тексту. Отсюда,
сторона не могла вложить в договор содержание, отличающееся от буквального
текста закона.
С развитием товарооборота наметился отход от строго (формального)
толкования договора в пользу толкования намерения сторон. Об этом
свидетельствуют высказывания римских юристов. В частности, Цельз отмечал,
что «Знание законов – значит воспринять не их слова, но их силу и власть»
(Дигест. 3.17). Так, иногда необходимо было учитывать намерения сторон,
например, недобросовестность одного из участников договора. Договоры, в
которых
учитывались
намерения
сторонний
назывались
договорами,
основанными на доброй совести (nerotia bonae fidei). Иски, вытекающие из таких
договоров, получили название actiones bonae fidei.
Для заключения отдельных видов договоров требовалась определенная
форма: словесная, письменная и др. Однако общим для всех договоров
являлись действия сторон в договоре. Одна сторона предлагала заключить
договор. Такое предложение носило название оферты. Принятие второй
стороной предложения называлось акцептом.
Особенность римского права заключалась в том, что традиционное
обозначение конкретного договорного обязательства в большей мере
предопределяло
содержание
вытекающих
из
него
юридических
обязанностей сторон, нежели это было связано реальными свойствами
предмета
договора.
Значителен
был
элемент
чисто
формального
разграничения некоторых договоров, особенно в классическую эпоху,
впоследствии утративших принципиальные различия. Это было важно еще
и потому, что каждое конкретное по своему содержанию требование из
невыполнения условий того или другого договора имело свою, узаконенную
и неменяемую исковую форму.
Римские юристы не могли подметить того факта, что, кроме обязательств,
возникающих из договоров, а также из деликтов (правонарушений), в жизни
возникают обязательства и в ряде других, самых разнообразных случаев.
Разумеется, указание, что обязательство возникает «как из договора», так и
«как бы из договора», еще не определяет сущности такого основания
обязательства. Это – не определение, а сравнение: употребляя такое название,
хотят сказать, что бывают случаи, когда договора нет, и тем не менее возникает
обязательство, очень напоминающее договорные обязательства.
5.3. ЭВОЛЮЦИЯ ДОГОВОРНОГО ПРАВА. ОСНОВНЫЕ ДОГОВОРЫ
ДРЕВНЕЙШЕГО ПЕРИОДА
Основные договоры древнейшего периода. Договорное право Рима,
обязательственное право, созданные древним народом, лежат в основе
буржуазных кодификаций права; многие виды договоров, созданные римским
правом, существуют и в настоящее время.
Однако прежде чем стать таким правом, которое было рецепировано другими
народами мира, римское право прошло долгий эволюционный путь.
Все известные нам древнейшие договоры характеризовались строгим
формализмом. Главным в договоре было не намерение сторон, а форма, в
которую облекалось их соглашение. Ритуал происходил в присутствии сторон,
пяти свидетелей, весовщика, при помощи меди и весов. Волеизъявление сторон
сопровождалось
совершением
символических
действий
и
ритуальных
словесных фраз. Фразы эти были строго определенными и выражали суть
договора, нарушить которую было нельзя. Соблюдение этих формальностей и
придавало соглашению законность.
Считается, что самыми древними являлись сделки мены, при которых два
лица одновременно обменивались вещами. Обязательств между ними не
возникало.
Манципация (мancipatio) в древнее время по сути дела не отличалась от
мены, т. к. здесь тоже происходила передача вещи и металла одновременно.
Хотя с введением чеканной монеты роль манципации меняется, ни до, ни после
манципации обязательств между сторонами не возникает. Продавец нес
ответственность в размере двойной стоимости проданной вещи в случае
оспаривания третьим лицом ее принадлежности (эвикции). В древнем римском
праве еще задолго до Законов XII Таблиц были известны такие договоры, как
sponsio и nexum.
Стипуляция
(sponsio)
как
разновидность
устных
договоров
будет
рассмотрена позднее в соответствующей теме.
Нексум (nexum) – это договор личного займа. Заключался он в такой же
форме, как и mancipatio. Только здесь вещи не передавались, а взвешивали
условленное количество металла до введения чеканной монеты, позднее —
монету, символизирующую подлинные деньги. Произносилась определенная
словесная формула, придававшая сделке характер займа. Уплата долга
производилась в форме противоположного акта, который и описывается Гаем в
Институциях (Гай, 3.174). Если в назначенный срок должник долг не уплачивал,
он подлежал аресту в домашнюю тюрьму кредитора, где его всячески истязали.
Кредитор мог продать должника в рабство, даже убить и расчленить. Никакого
предварительного иска для этого не требовалось. В этом выражалась
непосредственная исполнительная сила nexum.
Положение должников еще более ухудшалось в связи с тем, что долги
увеличивались за счет начисления на них процентов. Должник подлежал manus
injectio — насильственному захвату.
При заключении nexum должник как бы связывал самого себя, закладывал
сам себя. Закон Петелия 326 г. ограничил права кредитора, запретив наложение
цепей на должников, за исключение тех, которые совершили преступление. Но
самое главное — кредитор должен был обратиться с иском в суд, доказать свое
требование и получить судебный приговор. Взыскание должно было быть
распространено не на личность, а на имущество должника.
В результате принятого закона nexum утратила свою исполнительную силу, а
с появлением других форм займа она постепенно исчезает из жизни.
Формализм
существования:
древнейшего
римского
права
отвечал
социально-экономическому
древнереспубликанского
государства,
времени
строю
малоподвижности
своего
римского
имущественного
оборота ввиду натуральной формы хозяйства, отсутствия чеканной монеты.
Однако с изменением экономической жизни Рима, на которую влияли и
увеличение территории государства, и изменения в семейно-родовом строе,
появление чеканной монеты, рост количества рабов, увеличение оборота,
возникла
необходимость
в
новых
договорных
формах.
В
связи
с
происходившими изменениями в экономическом развитии возникшие новые
отношения требовали урегулирования, а старые формы договоров уже не могли
их вместить.
Поэтому после издания Законов XII Таблиц появляются новые формы
договоров: stipulatio, expensilatio и mutuum.
Стипуляция (stipulatio) — это устный договор в форме вопроса и ответа.
Хотя стипуляция была формальной сделкой, однако ее форма опирается уже на
простое абстрактное обещание должника. Ранее этого не допускалось.
Expensilatio – это письменный контракт.
В конце республиканского периода появляется mutuum – неформальный
заем.
Постепенно формальности устраняются из самых распространенных
сделок. Они стали заключаться простым соглашением.
Возникает формулярный процесс, в котором претор стал давать защиту
новым отношениям, которые ранее по ius civile не подлежали защите.
Таким образом, постепенно происходит ослабление формализма древнего
права: учитывают не только соблюдение формы соглашения, но и намерения
сторон. Взыскание теперь обращается не на личность, а на имущество
должника. Однако признание получают только определенные договорные типы.
К концу периода республики появились уже все те источники
обязательств, которые впоследствии были классифицированы классическими
юристами.
Если договор не подходил ни под один тип контрактов систематизации Гая,
то он и не считался таковым, а относился к пактам. Постепенно получают
исковую защиту другие контракты (т. н. безыменные), некоторые пакты, а также
и натуральные обязательства.
В постклассическом праве в период абсолютной монархии стипуляция
утрачивает свой характер устного контракта, т. к. возрастает роль письменного
удостоверения
вербальных
обязательств.
Выходит
из
употребления
литтеральный контракт.
Развитие договорного права определялось насущными потребностями
новых общественных отношений. Достигалось это различными средствами.
Немалая роль в этом принадлежит римским юристам, преторам.
Договоры являлись основным источником обязательств, и поэтому они так
детально изучались римскими юристами.
5.4. УСЛОВИЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ДОГОВОРА
Условия обязательственной престации. Для юридического признания, т.
е. для возможности прибегать к правовым способам защиты своих интересов и
прав, связанных с предполагаемым обязательством, договор (сделка) должен
был
обладать
объективными
и
субъективными
элементами:
целью
и
содержанием сделки, а также наличием соглашения сторон. Однако этих общих
позиций
было
недостаточно,
и
римская
юридическая
традиция
конкретизировала условия действительности сделок (договоров).
Договор считался действительным, только если при его заключении были
соблюдены
обязательные
условия
действительности
договора.
Такими
условиями являлись:
1) согласная воля сторон (conventio), причем одна из сторон берет на себя
инициативу по его заключению (понудительная сторона);
2) законность содержания (без противоречия с добрыми нравами);
3) определенность содержания (престация как минимум должна быть
определяемой);
4) предмет (действие) обязательства должен быть возможным (нет
обязательства, если его предмет невозможен; невозможность могла быть
физической, первоначальной (вычерпать воду из моря), юридической (изъять из
оборота), моральной;
5) действие должно быть интересным для кредитора;
6) действие должно относиться к имущественной сфере, и престация должна
быть определена в денежном отношении.
Четыре конститутивных (эссенциальных, базовых) элемента договора:
1)стороны должны быть правомочны;
2) согласие сторон, выражение воли и наличие цели договора;
3) соблюдение шести условий престации (действительности договора);
4) законная форма.
Волеизъявление (воля, выраженная вовне) не соответствовало воле, если
договор был заключен:
· под угрозой;
· под обманом;
· под влиянием заблуждения.
Заблуждение должно было быть существенным, т. е. относиться к предмету
договора, личности контрагента, к характеру самого договора и т. д.
Несущественное заблуждение, например о мотиве заключения договора, не
влекло недействительности договора.
Элементы договора:
1)
естественные (диспозитивные правила, т. е. сами собой разумеющиеся
условия);
2)
существенные (условия действительности договора, согласие сторон и
выражение воли);
3)
несущественные (акцидентальные, случайные) – устанавливаемые по
желанию сторон: условия, сроки и модусы контракта.
Существенные условия в договоре. Это такие условия, без которых
договор не может существовать и признается незаключенным. В каждом
договоре есть свои существенные условия, и стороны обязаны были их
согласовать. Например, цена в договоре купли-продажи.
В большинстве договоров стороны должны были определить цель, причину
его заключения (causa). Такие договоры именовались каузальными.
Пример. В договоре купли-продажи покупатель, оплачивая товары, имеет цель получить
данный товар. Недостижение цели в каузальном договоре влекло его
недействительность. Если выраженная вовне воля не соответствовала внутреннему
убеждению лица, то имели место пороки соглашения.
Пороки соглашения выражались:
1) в заблуждении лица (error);
2) в обмане лица (умышленное введение в заблуждение) (dolus);
3) в принуждении лица (metus). Постороннее давление (с I в. до н. э.): угрозы,
физическое насилие, психическое давление.
Заблуждение — это ложное представление лица о фактических обстоятельствах, которые побудили лицо заключить договор. Заблуждение могло
относиться:
- к характеру (существу) сделки;
- к предмету сделки.
Пример, заблуждение в свойствах предмета — вещь не золотая, а только позолоченная;
- к личности контрагента (например, при найме).
Обман – это умышленное введение в заблуждение со злым умыслом, всякая
хитрость, уловка.
Итак, существенные элементы договора – это:
1) согласие сторон и выражение воли;
2) предмет договора должен быть определенным, возможным и законным;
3) цель договора (causa) – субъективный мотив – должна быть законной и не
противоречить морали и обычаям (в каузальных договорах);
4) стороны договора должны быть право- и дееспособными.
5) Предмет договора – это действие или обязанность что-либо дать, сделать,
предоставить.
Цель договора (causa) – ближайшая цель, ради которой заключается
договор.
Такие договоры называются каузальными (купля-продажа, наем), а есть и
абстрактные (отвлечены от своей каузы, например цессия права).
Акцидентальные элементы договора:
· условия (condiciones);
· сроки (время исполнения) (dies);
· место исполнения;
· модус (дополнительная преетация должника) (modus).
Условия договора (condiciones). Это будущие и неизвестные события, от
наступления
или
ненаступления
которых
зависит
возникновение
или
прекращение действия договора.
Условия бывают:
1. Отлагательными (суспензивными —
pendentia), исполнение договора
откладывается до данного события, но с данным событием юридические
последствия возникнут.
Пример. Мебель будет продана, если состоится переезд продавца в другой город;
2. Отменительными (резолютивными), с наступлением этого события не
наступят юридические последствия (если в течение месяца покупная цена не
будет уплачена, то вещь считается непроданной). Кроме того, условия могут
быть:
неправовыми,
неопределенными,
невозможными
мнимыми,
(аморальными,
неизбежными
противоречивыми),
(ошибочное
логическое
определение событий как таковых).
Сроки договора (dies). Срок договора – это установленный договором
момент времени, с которого договор вступает в силу или прекращает свое действие.
Сроки бывают:
· отлагательные – т. е. срок, с которого начинается действие договора;
· отменительные — т. е. срок, до которого действует договор, а потом
прекращается.
Кроме того, сроки различали по следующим признакам:
1) срок, про который известно, когда он наступит и закончится (договор аренды
сроком на два месяца);
2) известно, что срок наступит, но неизвестно когда (договор о пожизненном
пользовании);
3) сроки, связанные с условием:
а) неизвестно, наступит ли событие и когда (обязательство передать
имущество при вступлении лица в брак); по существу здесь срок выступает как
условие;
б)
неизвестно, наступит ли событие, но время наступления известно
(обязательство содержать лицо до его совершеннолетия).
Модусы договора. Модус – это распоряжение кредитора к актам inter vivos и
mortis causa о том, что должник должен выполнить особую престацию (помимо
основного обязательства), т. е. это дополнительная престация должника.
Процедура заключения договора. Процесс заключения договоров в Риме
был неодинаков. Общие требования к процедуре были следующими:
1.
Одна из сторон делала предложение заключить договор (оферта), а
другая принимала сделанное предложение (акцепт).
2.
Согласие
сторон
должно
быть
выражено
или
словами,
или
конклюдентными действиями (знаком, молчанием).
3.
Если договор не консенсуальный, а реальный, то необходима письменная
форма.
4.
При реальных договорах необходимо передать вещь (предмет договора).
5.
Договор заключается лично сторонами («никто не может договориться за
другого»), в порядке исключения — обязательства в пользу или обременение
третьих лиц, заключение договора займа.
6.
Не должно быть расхождения воль.
Виды расхождения воль (пороки соглашения). Это расхождение между
выраженной волей и внутренним намерением стороны, а также между
сторонами.
В цивильном праве этой проблемы не существовало, т. к. имела силу любая
официально выраженная воля (форма полностью поглощала волю). С
возникновением договоров bonae fidei стали учитывать и условия, а также то
свободно ли принято решение по договору.
Расхождение воль наблюдалось в случае сокрытия намерений, симуляции,
заблуждения, обмана, насилия и угрозы, в некотором смысле могли признать и
при заключении договора с лицом моложе 25 лет (при чрезмерном ущербе):
a) сокрытие намерений — когда стороны сознательно заявляли, что желают
чего-либо, хотя в действительности этого не хотели, но скрывали это по
собственной
инициативе
или
в
связи
с
обязанностью
хранить
профессиональную тайну;
б) симуляция:
· абсолютная симуляция – когда стороны вообще не хотели заключать
договор, но пытались вызвать у третьих лиц впечатление, что договор заключен
(напоминает блеф);
· относительная симуляция — когда стороны по видимости заключали один
договор, а в действительности стремились заключить совсем другой;
в) заблуждение – непреднамеренное ложное представление о каком-либо
факте, основанное на незнании; это не расхождение воль, а то, что
предопределяет договор (формирует неправильную волю; праворелевантное
заблуждение только такое, когда оно приемлемо (не по крайней небрежности
возникло), существенно (незнание существенных фактов) и возникло от
незнания факта (а не от незнания правил правопорядка, на это могли сослаться в
исключительных случаях лица до 25 лет, женщины, а также войны).
г) обман – злонамеренное введение в заблуждение с целью склонить к
заключению убыточного договора с помощью хитрости, притворства и
махинации (ложное представление фактов); обман – конечный результат
передачи ложной информации;
д) насилие, угрозы – противоправное действие к контрагенту
с целью
принудить его к заключению договора; действия принуждения делились на
публичные и частные, а также на абсолютные (серьезная опасность для жизни)
и рассматривались как соответствующие деликты. Сделки аннулировались
специальной формулой Октавиана, а со временем Адриана – путем реституции,
экстенции и каузы.
Недействительность договоров. Не все заключенные договоры являлись
правомочными. Правомочными были лишь те, которые состояли из необходимых
элементов, т. е. те, в которых правоспособные субъекты достигали согласия по
данному предмету в форме, предписанной законом. Если не доставало какоголибо
одного
из
предусмотренных
элементов,
договоры
являлись
недействительными. В зависимости от степени недействительности договоры
делились на несуществующие, абсолютно недействительные и относительно
недействительные.
Несуществующими (negotium nullum) являлись договоры с невозможной
престацией и те, в которых не соблюдались правила о форме договора. Такие
договоры или не обладали никаким действием, или, может быть, создавали
только моральные обязательства, служа как conventiones или pacta de
contrahendo.
Абсолютно недействительными являлись договоры, имеющие недостатки,
которые судья обязан был принимать во внимание по своей должности (ex
officio). Это были договоры, заключаемые неправомочными лицами, договоры,
заключаемые
по
недопустимому
предмету,
договоры,
заключаемые
по
противоправным и аморальным условиям и т. д. Абсолютно недействительные
договоры,
или
несуществующие,
недействительности,
считались
когда
выяснялась
недействительными
уже
причина
с
момента
их
их
заключения (ех tune) и не обладали правовым действием.
Относительно недействительные, или нарушенные договоры, (negotia
rescindibilia) обладали недостатками, за которые судья не обязан был их
аннулировать, если этого требовало заинтересованное лицо. Это были договоры,
заключаемые по ошибке, договоры, заключаемые обманом или под угрозой, а
также убыточные договоры несовершеннолетних лиц. Для аннулирования этих
договоров служили специальные эксцепции и иски (rescissoria actio).
Признание
юридической
силы
недействительных
договоров.
Несуществующие правовые акты не могли быть признаны юридически
действительными: quod ab initio vitiosum est, non potest tractu temporis convalescere
(Дигест Юстиниана 403).
Если хотели достичь действия, которое требовал
несуществующий договор, стороны должны были заключить новый, лишенный
тех недостатков, из-за которых предыдущий договор оказался несуществующим.
Признание юридической силы абсолютно недействительных договоров тоже
было
невозможным,
пока
существовали
причины
их
абсолютной
недействительности. Относительно недействительные договоры могли быть
признаны имеющими юридическую силу или по воле должника, который отказывался от права на иск или применения эксцепции, или по прошествию времени
(fructus temporis), т. е. с истечением сроков, в которые могли быть применены
указанные
средства.
Такое
дополнительное
усиление
относительно
недействительных договоров называлось ratihabitio.
Иным
действием
обладала
конверсия
правовых
актов.
Конверсия
существовала в таких случаях, когда правовой акт был недействительным
согласно предписаниям цивильного права (jus civile), но содержал все элементы
правомочной сделки согласно предписаниям (jus honorarium) или праву народов
(jus gentium). В таких случаях для осуществления своих интересов стороны не
были обязаны заключать новый договор, т. к. цели договора могли быть
достигнуты и применением действующего преторского права.
Изложенный краткий очерк развития договорного права показывает и
служебную
роль,
которую
договорное
право
выполняло
в
римской
хозяйственной жизни. Договорное обязательство было главной правовой
формой, с помощью которой устанавливались и закреплялись хозяйственные
связи растущей торговой и отчасти промышленной (ремесленной) деятельности.
Закрепляя возникавшие в развивающейся хозяйственной жизни отношения,
договорное право способствовало и дальнейшему росту хозяйственных
отношений. Выработанная
договоров
открывала
римскими
возможность
юристами
снабжать
система разнообразных
правовыми
последствиями
различные отношения, складывавшиеся на почве ведения крупного сельского
хозяйства
(на
латифундиях);
выработанная
система
договора
отвечала
интересам римских купцов и во внутренней, и в заморской торговле. В
договорном праве более чем в любой другой отрасли частного права сказалось
умение
римских
юристов,
не
отступая
формально
от
консерватизма,
характеризовавшего национальное римское право, давать признание новым
интересам и новым потребностям и, таким образом, не только не тормозить
дальнейшее развитие хозяйственной жизни, но и стимулировать его и
содействовать ему.
Таким образом, в ходе эволюции договорного права в римском праве
выработались основные принципы заключения договоров: свобода договоров,
преобладание основания заключения договора над его формой; были
определены условия действительности договора; разработана классификация
договоров.
Вопросы для самоконтроля
1.
В чем состоит юридическая сущность договора в римском праве?
2.
Какие условия договора признаются существенными?
3.
Какова процедура заключения договора?
4.
Какова классификация договора в римском праве?
5.
В каких формах заключается договор в римском праве?
6.
В чем состоит значение воли и волеизъявления в договоре?
Глава 6. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ
6.1. ВЕРБАЛЬНЫЕ ДОГОВОРЫ
Вербальные
договоры
являлись
одним
из
видов
ритуальных
договоренностей. Формой этих договоров являлось ритуальное изречение:
считалось, что соглашение, достигнутое сторонами, не правомочно, если не
подтверждено священной клятвой. Другой символики и ритуальных жестов в
вербальных договорах не было. Кроме того, ритуальные изречения не должны
были быть публичными.
Вербальные договоры были известны уже Законам XII таблиц, т. к. уже в то
время применялось sponsio – древний вид стипуляции. Появление вербальных
договоров было обусловлено хозяйственным развитием и потребностью в
отыскании способа регуляции отношений, не регулируемых лучшим образом
при применении формы per aes et libram. Выход был найден в выделении устной
части этой формы, и таким образом возникли вербальные договоры.
Вербальный
контракт
заключался
в
устной
форме,
и
для
его
действительности необходимо было произнести определенные слова в строго
установленном порядке, он носил абстрактный характер. Виды вербальных
договоров:
- стипуляция (из древней спонсии);
- клятвенное обещание приданого;
- клятвенное обещание вольноотпущенника патрону и др.
Важнейшим вербальным договором была стипуляция. Стипуляция – это
вербальный
договор
древнейшего
ритуальным
обращением
кредитора
римского
и
права,
ритуальным
устанавливаемый
согласным
и
непосредственным ответом должника. На основании такого обращения
кредитора и ответа должника возникало обязательство должника выполнить
взятую престацию, и соответственно право кредитора требовать ее выполнения.
Особенности стипуляции
- могла быть односторонней или двусторонней (как две стипуляции);
- недоступна для глухих и немых;
- считалась обязательством строгого права абстрактного характера (т. е.
можно было вложить любое содержание); часто применялась для новации;
- в форме стипуляции развивались отношения поручительства.
Каждая стипуляция являлась священным договором: ее форма состояла в
ритуальном обращении кредитора и ритуальном ответе должника. Каждая
стипуляция являлась односторонним договором: заключенная стипуляция
создавала для кредитора право требовать, а для должника обязанность отдавать
долги. Стипуляция являлась и абстрактным договором: обязательство должника
выполнить
престацию
возникало
при
непосредственном
произнесении
ритуальных формул без связи с действительной причиной (causa) взятия на себя
обязательств. Она являлась и генеральным договором: путем стипуляции
возникала договоренность по всякому обязательственному акту.
1. Стипуляция являлась правовым актом, состоящим в обращении
кредитора и согласном и непосредственном ответе должника: stipulatio est
verborum conceptio quibus is qui interrogatur, daturum facturumque se, quod
interrogatus est, respondent.
Не могло быть стипуляции, если не существовала «unitas actus». Как и не
существовала стипуляция, если должник или кредитор не были в состоянии
произнести ритуальные формулы стипуляции.
Ритуальные формулы стипуляции были заранее точно определены. В
древние времена стипуляция могла заключаться лишь в форме (sponsio) –
древнего вида стипуляции. Кредитор, стремящийся заключить стипуляцию,
должен был спросить: «Spondesne mihi centum dare». Когда он получал ответ
должника, гласящий: «Spondeo», стипуляция была заключена. Ни одно другое
обращение, ни один другой ответ не обладали таким же действием. Стипуляция в
форме sponsio могла заключаться лишь римскими гражданами.
Между тем, в классический период стипуляция могла заключаться и
обращением «fide promittisne», «fide tua esse jubes» и ответами «fidepromitto»,
«fide mea esse jubeo», как и другими соответствующими формулами. В такой
форме стипуляции могли заключать не только римляне, но и другие жители
римского государства, если они имели право участвовать в хозяйственной
жизни.
Наконец, в постклассическом праве, император Лев отменил требование о
необходимости существования полной согласованности поставленного вопроса
и даваемого ответа при стипуляции. Основным стало подтверждение согласия
сторон: consonantem intellectum ab utraque parte desiderat, licet quibuscumque
verbis espres-sus est (Дигест Юстиниана. 414).
2. Стипуляция являлась договором, применяемым во всех случаях, когда
устанавливалось
какое-либо
одностороннее
обязательство.
Между
тем,
стипуляция могла применяться и в тех случаях, когда требовалось установить
двусторонние обязательства: в таких случаях применялись две по видимости
отдельные, а в сущности коррелятивные, стипуляции. Таким образом,
стипуляция стала договором, который мог удовлетворить всем требованиям
экономической жизни и правового оборота.
3. В связи с содержанием взятой престации стипуляции делились на
stipulatio certe creditae pecuniae, stipulatio certae rei и stipulatio incerti.
Stipulatio certae creditae pecuniae существовала в том случае, когда должник
обязывался выплатить кредитору какую-то определенную сумму денег. При
этом не имело значения, что являлось причиной обязательства: это могла быть
выплата стоимости на основании договора купли-продажи, сумма денег, взятая
взаймы, выплата арендной платы, это могло быть возмещение ущерба за
совершенный деликт, как и выплата по какому-либо другому обязательству.
Stipulatio certae rei существовала в тех случаях, когда должник обязывался
передавать кредитору некую индивидуально определенную вещь или точно
определенное количество вещей in genere. И тут не имела значения причина
обязательства: это могла быть передача вещи на основании договора куплипродажи, передача вещи на основании натурального займа, как и по некоторым
другим транслативным основаниям.
Sti pulatio incerti существовала во всех других случаях стипу-ляционных
обязанностей (стипуляции facere, non facere). И здесь не имело значения, что, в
сущности, являлось причиной, приведшей к стипуляции.
4. На основании стипуляции кредитор имел право требовать, а должник
обязан выполнить одну взятую престацию. При стипуляциях dare certum
pecuniam величина требований кредитора (reus stipulandi) и величина долга
должника (reus promittendi) утверждались заранее; при стипуляции certam rem –
денежная стоимость престации определялась судьей, а при стипуляции incerti он
определял и натуральные, и денежные рамки долга.
5. Права кредитора при стипуляции защищались специальными исками.
В древнем праве они защищались legis actio per pegnoris capionem, пока не были
введены condictiones или строгие иски цивильного права (actiones stricti juris).
Condictiones служили для защиты кредиторов и в классическом, и в
постклассическом праве.
Condictio certae creditae pecuniae служила средством получения кредитором
долга по требованиям certam creditam pecuniam. По этому иску судья выносил
приговор, когда убеждался, что требование кредитора полностью отвечает тому,
что обещал должник. В противном случае иск отклонялся.
Condictio certae rei, или condictio triticaria, являлась средством защиты
требований по certam rem. В этом случае судья должен был расследовать не
только то, действительно ли должник должен требуемое кредитору, но и был
обязан определить величину этого долга (litis aestimatio).
Condictio incerti, или actio ex stipulatu, являлась иском при стипуляционных
требованиях по incertam rem. Перед принятием решения судья обязан был
определить, действительно ли должен должник, что должен и сколько стоит
предмет долга.
Стипуляционные иски являлись абстрактными: по этим искам судья не
расследовал правовую основу стипуляции (cur debetur). Важно было выяснить,
не почему существует долг, а действительно ли кто-либо нечто должен и что
именно (an debetur et quid debetur). Все стипуляционные иски являлись и stricti
juris: судья не рассматривал ни bona fides контрагентов, ни предшествующие
обстоятельства, ни обстоятельства заключения стипуляции. Важно было
выяснить, что обещали стороны, а не чего они в действительности хотели.
Чтобы избегнуть таких неудобств и для стипуляции была введена clausula doli:
Spondesne dolum malum huic rei promissionique abfuturumque esse. При
стипуляции, содержащей названную клаузулу, судья должен был судить ex aequo
et bono.
Dotis dictio являлось клятвенным обещанием приданого со стороны жены
или со стороны ее должника, если она являлась лицом sui juris, или со стороны
ее pater familias, если она являлась лицом alieni juris. Обещание давалось
молодожену, если он являлся лицом sui juris, или его pater familias. На основании
такого
клятвенного
обещания
устанавливалось
обязательство
выплаты
приданого. Для его выполнения мог выдвигаться иск с condictio certae creditae
pe-cuniae, если шла речь о приданом, обещанном в деньгах, или с какой-либо
другой кондикцией, если шла речь о приданом, обещанном в виде каких-либо
других вещей.
Вторым вербальным обязательством, устанавливаемым «uno loquente», был
jusjurandum liberti, т. е. обещание вольноотпущенника, данное под клятвой, что
он выполнит operae officiales и operae fabriles в пользу патрона: aut domus, aut
munus, aut operas. По Гаю, это являлось единственным римским обязательством,
даваемым под клятвой.
6.2. ЛИТТЕРАЛЬНЫЕ ДОГОВОРЫ
Литеральные договоры. При литтеральной форме договоров согласие
сторон должно было подтверждаться письменным актом о заключении
договора. До составления письменного акта о достигнутом соглашении договор
не существовал, а существовало только добавочное соглашение (pactum de
contrahendo).
Римское право не было слишком привержено литтеральной, или письменной,
форме договоренности. Roma parla, Oriente scrive. Именно поэтому первые
литтеральные договоры возникли относительно поздно и являлись следствием
нарастающих
экономических
потребностей
Рима
после
возникновения
латифундий и мощного развития торговли. Тогда, к концу II века до н. э., деловые
люди были вынуждены организовать ведение книг, чтобы иметь возможность
просматривать все дела. Это римское делопроизводство осуществлялось в двух
книгах: liber accepti ex expensi (приходно-расходная книга) и liber adversariorum
(книга текущих счетов). На основании ведения этих двух книг домовладыки
выявляли активы и пассивы своих предприятий, а кроме того, фиксировали
долги и требования по отношению к деловым партнерам. Из этого примитивного
ведения книг римскими домовладыками возникли первые литтеральные
договоры: expensilatio – один из литеральных договоров, состоящий в
фиксировании обязательства путем записи его в приходно-расходной книге,
или nomina transcripticia. В тогдашнем развитии римского права появились еще
синграфы и хирографы, а также один вид специального договора при
Юстиниане.
Самый ранний римский литеральный договор возник в связи с ведением
расчетных книг домовладыками. Договор был назван expensilatio, или nomina
transcriptica, и известен почти исключительно из Институций Гая. По описанию
Гая при ведении расчетных книг возникали следующие отношения:
1. Денежные поступления и выдачи домовладыками обычным способом
заносились в приходно-расходную книгу (codex accepti et expensi). На основании
этих записей не возникало никаких новых обязательств, обязательства
устанавливались или погашались на основании передачи или принятия денег.
Ведение книг имело своей целью учет должников и кредиторов.
2. Между тем, особое литеральное обязательство устанавливалось путем
перевода обязательств на другое лицо с записью в приходно-расходную
книгу.
Перевод обязательств осуществлялся или как transcri ptio a re in person am, или
как transcri ptio a persona in personam. Перевод долга на другое лицо
устанавливался в случае, когда некоторые из обязательств (bona fidei) такие как
купля-продажа, аренда путем ведения книг, были преобразованы в обязательства
(stricti juris), т. е. в обязательства по точно определенной сумме денег. Это
осуществлялось таким образом: домовладыка в своих книгах сальдировал товарные долги и создавал новые, провозглашающие денежные требования по
величине стоимости прежних обязательств, если такая запись проводилась по
согласию должника и в его расчетных книгах, каузальное обязательство куплипродажи или аренды погашалось и заменялось новым абстрактным и
литтеральным обязательством.
3) Перевод вещи на другое лицо (Transcriptio a persona in personam)
устанавливался
переменой
субъектов
обязательства.
В
этом
случае
домовладыка сальдировал требования и долги прежних субъектов и по
соглашению с новыми лицами переносил на них или долги, или обязательства.
Таким образом, старые обязательства погашались, и устанавливались новые
литтеральные обязательства, для защиты которых служила condicio certae
creditae pecuniae.
Появление новых форм письменных контрактов. Стипуляция, наиболее
типичный римский вербальный договор, в постклассическое время под
влиянием греческого права начала преобразовываться в литеральный договор.
Документ (cautio, instrumentum), служащий доказательством заключенной
стипуляции, разумеется, если он был правильно составлен, приводил к тому, что
ритуальные формулы стипуляции были выражены, хотя в действительности не
произносились. Между тем, презумпция действительности документа, т. е.
того,
что
формулы
были
выражены
и
тем
самым
обязательства
установлены, была ограниченной.
При Юстиниане стипуляции стали записываться и преобразовывается в
письменный договор. Любое письменное обязательство, если не отзывалось в
течение двух лет со дня оформления, становилось абстрактным либеральным
договором.
Должник в течение двух лет мог снять презумпцию действительности
договора, т. к. она была ограниченной (т. е. обязательство обесценивалось в
установленный срок при условии, что должник докажет, что документы он
оформил, а денег не получил, что было очень трудно). Если должник пропускал
указанный срок, презумпция не снималась.
Хирографы
и
синграфы
являлись
литеральными
обязательствами,
перешедшими из римского права в греческое. В качестве распространенного
способа фиксации важнейших обязательств в греческом мире применялось и
установление письменных обязательств (instrumentum, cautio). Письменные
обязательства считались конститутивным элементом договора: без письменного
оформления
существовало
только
добавочное
соглашение
(pactum
de
contrahendo). В связи с формой этих письменных обязательств греческие
письменные договоры, рецептированные в римском праве, делились на
хирографы (chirographa) и синграфы (syngraphae).
Chirographa
передачей
являлись
кредитору
литеральными
собственноручно
договорами,
составленного
устанавливаемыми
или
хотя
бы
собственноручно подписанного должником обязательства. Для того чтобы такое
обязательство имело силу и чтобы по нему устанавливался односторонний долг,
не требовался правовой мотив (causa) для записи обязательства. По этим
письменным документам в то время возникали абстрактные и односторонние
обязательства. Хирографа – это письменное долговое обязательство (расписка),
составленная лично должником от первого лица без подписи свидетелей.
Устанавливалось одностороннее обязательство, единственный экземпляр
передавался кредитору.
Syngraphae являлись литтеральными договорами, возникавшими на основе
обязательств, составленных писцами (tabelio или nota-rius) в присутствии
сторон и свидетелей. Все они были обязаны подписать обязательство, которое
обычно составлялось в двух экземплярах — по одному для каждой стороны. На
основании
таких
письменных
документов
обычно
устанавливались
двусторонние и абстрактные обязательства.
6.3. КОНСЕНСУАЛЬНЫЕ ДОГОВОРЫ
Общие положения консенсуального договора. Консенсуальный договор –
это договор на основе согласованной воли сторон (контрагентов), иногда без
передачи вещи и устно. Эти четыре договора были важнейшими в экономике
Рима, носили оперативный характер, имели преторскую защиту.
Договор купли-продажи – это консенсуальный, синаллагматический
контракт, по которому одна сторона (продавец) обязуется предоставить вещь
(товар) в собственность другой стороне (покупателю), а другая сторона –
покупатель – обязуется принять этот товар и уплатить за него продавцу
установленную в договоре денежную сумму.
Договор купли-продажи – это билатеральный договор, устанавливаемый
простым соглашением между продавцом и покупателем.
Стороны договора: продавец и покупатель.
Договор содержит две престации:
а) продавец покупателю передаст во владение товар;
б) покупатель продавцу уплачивает цену товара.
Предмет договора: конкретный товар и его цена.
Товар — любая вещь в обороте, существующие в натуре материальные
вещи (res corporaies) и нематериальные права (res incorporates), а также будущие
вещи.
Благодаря этому было возможно заключать договоры под отлагательным
условием, т. е. обязательство из данного договора возникало не с момента
заключения договора, а лишь тогда,
когда наступало
обстоятельство,
оговоренное сторонами (например, созревание урожая в поле).
Требовалась
индивидуализация
вещей,
определенных
родовыми
признаками (если только это было возможно). Такая индивидуализация
достигалась путем указания на место хранения данных вещей, особых
признаков вещи и т. д. Например, устанавливалось, что предметом договора
купли-продажи будет не просто зерно, а зерно, находящееся на конкретном
складе продавца.
Цена была вторым существенным условием договора купли-продажи. Цена
должна была:
· выражаться только в денежной сумме, т. к. как в противном случае был бы не
договор купли-продажи, а договор мены;
· быть определенной; определенность цены означала, что обе стороны
правильно оценивают размер цены и согласны с ней;
· быть действительной, а не мнимой; чтобы под видом мнимой продажи не
совершалось дарение в обход установленной для него процедуры;
· быть реальной, справедливой (как эквивалент стоимости товара) т. е. должна
была по общему правилу соответствовать нормальной (обычной) стоимости
аналогичного товара, который обращается на рынке.
В эпоху империи были предприняты попытки принудительного регулирования размера покупной цены. Например, продавец был вправе требовать
расторжения
договора,
если
вещь
была
продана
дешевле
половины
действительной ее стоимости.
На практике, однако, данные меры большого распространения не получили.
Договор купли-продажи – синаллагматический договор, т. е. устанавливал
встречные равные
обязательства;
права
продавца
были
обязанностями
покупателя, а права покупателя – обязанностями продавца.
Обязанности продавца:
· гарантировать покупателя от эвикции (правовых недостатков вещи), т. е.
передать товар покупателю, свободный от прав любых третьих лиц, в том
числе действительного собственника (в противном случае продавец за
изъятую судом вещь возмещал покупателю ее двойную стоимость);
· поставить товар надлежащего качества либо предупредить покупателя об
имеющихся недостатках вещи и в первую очередь о скрытых недостатках, т. е.
о тех, которые не могут быть обнаружены при простом осмотре.
Обязанности покупателя:
· своевременно уплатить цену продавцу (в определенное время, в определенном месте или вместе с поставкой товара); особенностью договора
купли-продажи было то, что покупатель оставался обязанным оплатить товар
даже и в том случае, если товар случайно погиб еще до передачи его
покупателю;
· нести риск случайной гибели проданной вещи в период от заключения
договора до передачи вещи (что было исключением из общего правила, в
соответствии с которым риск случайной гибели вещи всегда нес только ее
собственник).
Примечание: в целях обеспечения исполнения договора стороны при его
заключении могли договориться о задатке. Задатком признавалась определенная
денежная сумма, которую вносил покупатель в счет оплаты приобретенной им
вещи. Если в дальнейшем покупатель отказывался от исполнения договора, то
задаток оставался у продавца, если же от исполнения договора отказывался
продавец, то он был обязан вернуть покупателю двойную сумму задатка;
· принять товар.
Защита прав. В случае приобретения некачественного товара покупатель
был вправе предъявить по своему усмотрению против продавца один из двух
исков (по защите всех прав покупателя – actio empti):
– иск о расторжении договора и возврате уплаченной цены;
– иск об уменьшении покупной цены.
Исковая давность в отношении иска о возврате уплаченной цены была
установлена в шесть месяцев, а в отношении уменьшения покупной цены – в
один год. Продавец имел преторскую защиту в виде иска продавца (actio
venditi). Если покупатель в срок не оплачивал приобретенный им товар, то
продавец по иску взыскивал с него стоимость проданной вещи, а также
проценты за просрочку.
1. Договор найма (locatio conductio) и его виды: найма вещей, услуг, работы
(подряд)
Общие положения найма и его существенные условия. Договор найма в
римском праве понимался более широко, чем в настоящее время.
Договор найма – это двусторонний договор о каком-либо предмете (res) и о
каком-либо вознаграждении.
Стороны договора: locator – conductor (арендодатель – арендатор; заказчик –
подрядчик; работник – наниматель работника).
Существовало три варианта договора найма:
· договор найма вещей (locatio conductio rerum): предмет договора – любые
незаменимые индивидуальные и непотребляемые вещи
(предмет проката);
стороны – арендодатель и арендатор;
· договор найма работы или подряда (locatio conductio opens); пpeдмет –
opus (дело, физическая работа) с заранее утвержденным результатом о
производстве вещи; стороны — заказчик и подрядчик; целью договора подряда
является не оказание каких-либо услуг, а изготовление или переработка
индивидуально-определенной вещи, т. е. овеществленный материальный
результат;
· договор найма рабочей силы, найма услуг (locatio conductio operarum): редко применялся, т. к. рабов нанимали как вещь (по найму вещей), а
свободные нанимались по найму работы; стороны — работник и наниматель.
Существенными условиями любого договора найма являлись предмет найма
и наемная плата.
Договор найма вещей — это консенсуальный контракт, по которому одна
сторона (наймодатель) была обязана предоставить другой стороне (нанимателю)
определенную вещь в пользование, а другая сторона — наниматель — была
обязана уплачивать за это наймодателю определенное вознаграждение (наемная
плата) и по окончании действия договора вернуть вещь в целости и
сохранности.
Предметом договора могли быть как движимые, так и недвижимые вещи, но
при условии, что они являются непотребляемыми, т. к. в противном случае
наниматель не мог бы вернуть вещь по окончании договора. Наемная плата по
общему правилу должна была выражаться только в денежной форме.
Исключение было сделано лишь при найме (аренде) земельных участков, где
наемная плата могла быть выражена и в натуральной форме. Например, плата в
виде доли от полученного на арендованном участке урожая.
В обязанности наблюдателя входило не только своевременное предоставление вещи в пользование, но и обеспечение в течение всего срока найма
возможности нанимателю спокойно и надлежаще пользоваться вещью. Для этого
наймодатель был обязан проводить в случае необходимости ремонт переданной в
наем вещи, устранять препятствия, которые чинились третьими лицами
нанимателю, самому не чинить никаких помех и т. д.
В случае передачи вещи с недостатками наниматель был вправе расторгнуть
договор или потребовать уменьшения наемной платы. Риск случайной гибели
сданного в наем имущества лежал на наймодателе. В обязанности нанимателя
входило пользоваться вещью в соответствии с условиями договора или ее
назначением, а также своевременно вносить наемную плату. Если наемная плата
была установлена в натуральной форме (например, урожаем) и наниматель в
силу действия непреодолимой силы не смог осуществить платеж (урожай
уничтожен), то он освобождался от внесения наемной платы.
Наниматель нес ответственность за любое повреждение вещи, если это
произошло по его вине, в том числе и при легкой небрежности. Если наниматель
произвел какие-либо улучшения вещи, то он имел право на возмещение своих
затрат только в том случае, если эти улучшения были целесообразны. В
противном случае наниматель мог только отделить свои улучшения от вещи, но
при этом не должно было быть ухудшения или повреждения вещи.
Наниматель имел право сдавать вещь в субнаем, но ответственным перед
наймодателем оставался он. Договор прекращался с истечением срока. Если ни
одна из сторон не заявляла об окончании договора, то он продолжался.
Смерть одной из сторон не прекращала действия договора. Договор мог
быть расторгнут в одностороннем порядке, как наймодателем, так и
нанимателем. Наниматель вправе был расторгнуть договор в том случае, если
используемая им вещь не приносила желаемого результата. Наймодатель мог
расторгнуть договор, если у него возникла острая необходимость в том
имуществе, которое он сдал внаем. Такое же право было у наймодателя и в том
случае, когда наниматель уклонялся от внесения наемной платы более двух лет
подряд. Не нужно путать договор найма работы и договор купли-продажи.
Если основной материал для работы предоставлялся заказчиком, то договор
рассматривался не как подряд, а как купля-продажа. Подрядчик был вправе
привлекать для выполнения работ третьих лиц, однако ответственным перед
заказчиком оставался он. Риск случайно гибели работы до ее сдачи заказчику
лежал на подрядчике, а после сдачи — на заказчике. Например, заказ кольца из
золота ювелира — это договор найма работы, а из золота заказчика — договор
купли-продажи.
2. Договор поручения — это двусторонне-неравный контракт, по которому
одно лицо (доверитель) поручало, а другое лицо (поверенный) безвозмездно
принимало на себя исполнение каких-либо действий в пользу доверителя.
Стороны договора: доверитель — мандант (все права его) и поверенный —
мандатарий (все обязанности у него).
Предмет договора: исполнение какого-либо действия (facere) в пользу
доверителя, поручения могли быть действиями как юридического характера
(заключение сделки), так и фактического (бесплатный ремонт, починка одежды).
Самым главным признаком договора поручения была его безвозмездность
(т.
к.
основан
договор
на
общественном
долге
или
дружбе).
Если
вознаграждение и выплачивалось, то только по желанию доверителя и носило
форму не платы, а гонорара (honor). В Дигестах сказано: «Выполнение долга и
получение за это платы несовместимо».
Обязанности поверенного. Поверенный был обязан выполнить поручение в
полном соответствии с указаниями доверителя. Изменять поручение, даже если
это было к выгоде доверителя, поверенный не имел права.
Если же поверенный превысил свои полномочия или совершил действия без
согласования с доверителем, то последний был вправе отказаться от всего для
него приобретенного.
Не требовалось обязательного личного исполнения поверенным взятого на
себя обязательства. Однако поручение должно было быть исполнено лично
поверенным, если это было прямо предусмотрено в договоре или вытекало из
существа обязательства. Если поверенный имел право прибегать к услугам
помощников, то перед доверителем он отвечал только за правильный выбор
помощника, но не за его действия. Поверенный был обязан передать доверителю
результаты исполнения поручения и предоставить отчет.
Если поверенный уклонялся от передачи всего приобретенного для
доверителя,
последний
имел
право
предъявить
иск
из
поручения.
Удовлетворение по этому иску влекло для поверенного (infamia) бесчестье.
Несмотря на то, что поверенный исполнял свои обязанности безвозмездно, он
был обязан возместить доверителю все возникшие у того убытки, в том числе
из-за легкой небрежности поверенного.
Обязанности доверителя. Доверитель был обязан принять результат,
достигнутый при исполнении поручения, а также компенсировать поверенному
все расходы, который тот понес в связи с исполнением поручения. Если
доверитель от компенсации уклонялся, то поверенный имел право предъявить к
нему иск. Не могло быть поручено исполнение преступного деяния.
Прекращение договора поручения. Договор поручения прекращался:
- надлежащим исполнением;
- в результате одностороннего отказа любой из сторон договора.
Поверенный мог отказаться от поручения только в том случае, если это не
приведет к ущербу для доверителя, поэтому об отказе следовало заявлять
заблаговременно;
- смертью одной из сторон.
Вместе с тем наследники умершего поверенного были обязаны продолжать
исполнение поручения до момента, пока доверитель не сможет принять
исполнение на себя либо перепоручить его другому лицу. Указанные выше
основания прекращения договора поручения свидетельствуют о большой
степени личного фактора в процессе его исполнения.
Договор поручения не следует смешивать с договором поручительства
(имел акцессорный характер).
3. Договор поручительства – это договор, по которому одно лицо
(поручитель) обязывалось перед кредитором другого лица отвечать за
исполнение
последним
его
обязательства
полностью
или
частично.
Поручительство являлось способом обеспечения исполнения обязательства.
Поручительство устанавливалось в форме стипуляции.
Кредитор, не получивший в срок исполнения по обязательству, имел право
по своему усмотрению предъявить иск к должнику или непосредственно к
поручителю.
По праву Юстиниана кредитор должен был попытаться взыскать долг с
должника и лишь в случае неудачи мог обратиться с требованием к поручителю.
После того как поручитель исполнил свое обязательство, т. е. уплатил долг
должника, он получал к нему право регресса. Право регресса – это право
поручителя взыскать уплаченную им сумму с лица, за которого он поручился (т.
е. с должника).
Если в стипуляции, которой устанавливалось поручительство, вопрос и
ответ выражались с помощью глагола «обещаю», то поручитель имел право
предъявить к должнику иск на основании закона Публилия (III в. до н. э.), по
которому уплаченная поручителем сумма взыскивалась с должника не в
одинарном, а в двойном размере.
4. Договор товарищества. Это двусторонний или многосторонний договор,
установленный
согласной
волей
товарищей
по
созданию
совместного
имущества для совместной деятельности и разделения дохода от этой
деятельности.
Договор товарищества — это консенсуальный контракт, по которому двое
или несколько лиц (товарищей) объединяли свои вклады для достижения какойлибо общей для них цели (результата). Договор товарищества не приводил к
созданию юридического лица. Субъектами прав и обязанностей оставались сами
товарищи.
Договор товарищества признавался таковым, только если у товарищей была
общая для всех них цель (строительство дороги, возведение дома, управление
предприятием). Отсутствие общей цели вело к недействительности договора.
Различали два вида товариществ:
- товарищества с совместным проживанием и совместной деятельностью;
- производственные товарищества.
Содержание договора товарищества. Товарищи могли установить разные
формы (степень) такой общности. Можно было установить общность всего
имущества (1), и тогда возникало право общей собственности всех лиц,
участвующих в товариществе, на все их имущество, включая все последующие
приобретения.
Общность могла носить и более ограниченный характер (2), если возникала
в том случае, когда товарищи лишь делали вклады на общее дело (деньги, вещи,
услуги и т. д.). Вклады не обязательно должны были быть равны, однако при
отсутствии специальных на то указаний вклады предполагались равными.
Прибыли или убытки по общему правилу ложились на товарища
пропорционально его доли участия. Но могло быть установлено, что кто-то
участвует в прибыли в большей доле, чем их вклады или чем его вклад, а в
убытках – в меньшей, и наоборот.
Однако не допускалось, чтобы один или несколько товарищей несли только
убытки без какого-либо участия в прибыли или, наоборот, участвовали только в
прибыли и полностью освобождались от несения убытков.
Срок не являлся существенным условием договора, поэтому товарищество
могло создаваться и на неопределенный срок.
Права и обязанности товарищей в отношении друг друга. Каждый товарищ
обязан был внести свой вклад в товарищество. Если вещь, вносимая в качестве
вклада, была индивидуализирована, то риск случайной гибели этой вещи
ложился на всех товарищей сразу после заключения договора. Если же
вносилась вещь, определенная родовыми признаками, то риск случайной гибели
ложился на всех товарищей только после ее фактической передачи.
Члены товарищества сообща управляли общими делами, однако для
удобства могли это управление поручить любому из них.
Особенность договора заключалась в том, что должное (внимательное)
поведение товарища определялось не уровнем «среднего» человека, а тем
уровнем внимательности, на котором он фактически находится. На практике это
означало, что если товарищ в обычной жизни к своим делам относится
небрежно, то такое же небрежное, невнимательное отношение к делам
товарищества ему нельзя было поставить в вину. За умысел товарищ отвечал во
всех случаях.
Каждый из товарищей был обязан получаемое им при ведении общего дела
имущество не присваивать себе, а относить на общий счет для распределения
между всеми товарищами.
Каждому товарищу давался иск против другого товарища. Удовлетворение
такого иска влекло для ответчика infamia (бесчестье). Данный факт
свидетельствует
о
доверительном,
личностном
характере
договора
товарищества.
Права и обязанности товарищей в отношениях с третьими лицами.
Товарищество не образовывало юридического лица, поэтому каждый товарищ,
вступая в отношения с третьими лицами, действовал только от своего имени.
Соответственно все права и обязанности возникали у самого товарища. В связи
с этим ответственность за неисполнение обязательства нес конкретный товарищ,
но не товарищество в целом.
Прекращение договора товарищества. Основания прекращения договора
товарищества:
· достижение поставленной цели;
· односторонний отказ какого-либо товарища от участия в договоре.
Примечание: если договор был заключен на определенный период, то для
отказа необходима была уважительная причина, т. к. в противном случае
отказавшийся товарищ освобождал других товарищей от обязанностей по
отношению к себе, но не себя по отношению к ним, т. е. его обязанности по
отношению к товариществу сохранялись.
· несостоятельность одного из товарищей;
· смерть одного из товарищей;
· гибель всего имущества;
· разрозненные действия товарищей;
· судебное решение.
6.4. РЕАЛЬНЫЕ ДОГОВОРЫ
Общие положения реального договора. Реальный договор (контракт) —
это договор, который вступал в силу не с момента соглашения сторон (пусть
даже и письменного), а лишь с момента фактической передачи вещи. Обещание
передать вещь не имело никакого юридического значения и не порождало
обязательства, поэтому в случае спора судья первым делом выяснял, была ли
передана сама вещь.
Существовало четыре causa (правовой цели, мотива) передачи вещи:
передача вещи в заем, для пользования, на хранение и в залог. Поэтому и
возникло четыре вида реальных договоров.
Другие виды передачи вещей (прекарий, дар, трансакция, эстиматум и др.)
составили группу безымянных реальных договоров.
1. Договор займа — это реальный, односторонний и строгий контракт,
который устанавливался передачей заимодавцем заменимых вещей (или денег) в
собственность заемщику, который обязывался в указанный срок возвратить
заимодавцу то же количество заменимых вещей того же рода.
Примечание: первоначально деньги или вещи передавались взаймы в форме
сделки «nеxum», которая совершалась в торжественной обстановке и с
обязательным соблюдением множества формальностей. Заем мог быть передан и
в форме стипуляции. По мере развития хозяйственного оборота заключение займа
в указанных выше формах стало слишком затруднительным и не соответствовало
новым требованиям гражданского оборота. Поэтому постепенно юридическую
защиту стали получать и неформальные договоры займа, которые сопровождались лишь передачей денег или иного имущества без соблюдения
каких-либо формальностей. Так появилась и быстро получила развитие новая
форма займа — реальный договор займа.
Предмет договора — заменимая и потребляемая вещь с родовыми
признаками (к которой можно применить понятия «мера», «число», «вес»).
Стороны договора: должник — заемщик, кредитор — заимодавец.
Признаки договора займа:
· считался заключенным только с момента передачи денег или родовых вещей;
· заключать договор мог только собственник (в противном случае –мнимый
заем);
· одностороннее обязательство: все права у заимодавца, все обязанности — у
заемщика;
· вещи передавались в собственность заемщика;
· риск случайной гибели полученных взаймы вещей лежал на заемщике;
· заем — лукратитый (бесплатный) договор: заимодавец не мог требовать
возмещения или процентов с вещи; правда, в классическом праве было
допустимо брать 1 % в месяц, Юстиниан установил 6 % в год, процент на
процент был запрещен);
· в практике заем сопровождался хирографой заемщика. Важно было
установление согласия воль сторон.
Пример. Одна сторона передает деньги другой стороне с намерением дать взаймы, а
получающий думает, что ему дают в дар или на хранение (dissensus — разногласие
воль). В данном случае займа нет из-за отсутствия согласованной воли сторон.
Примечание: договор займа порождал строго одностороннее обязательство.
Это означало, что у заимодавца после передачи имущества не было никаких
обязанностей перед заемщиком, а были лишь права. У заемщика, наоборот, не
было никаких прав по отношению к заимодавцу, но была обязанность вернуть в
установленный срок деньги или иное имущество.
Заемщик обязан был вернуть вещь того же рода, т. е. если он занял деньги,
то он должен был вернуть именно их, но не другое имущество, пусть даже и
равноценное.
Договор займа по общему правилу предполагался беспроцентным. Чтобы
договор стал процентным, необходимо было это специально указать в договоре
или заключить отдельное соглашение.
Римское
право
ограничивало
максимальный
размер
процентов.
В
классическом праве максимальный размер процентов не мог превышать 1% в
месяц, а в нраве Юстиниана — 6 % в год (для торговцев — 8 % в год).
Начисление процентов на проценты (анатоцизм) было запрещено. Срок не
являлся существенным условием договора займа, поэтому договор мог быть
заключен как на определенный период, так и без срока. В бессрочном договоре
заимодавец мог потребовать возврата займа в любой момент.
При императоре Веспасиане (I в. н. э.) был издан акт, который запретил
предоставлять денежные займы подвластным детям без согласия или ведома
домовладыки (т. н. акт senatusconsultum Macedonianum).
Иск в случае невозврата займа. Права защищались виндикационным иском.
Если заемщик не возвращал в срок сумму займа, то заимодавцу давались иски
строгого права, а судья при рассмотрении спора был связан буквой договора и не
мог принимать возражения ответчика, если они были основаны на требованиях
справедливости. Первоначально (но цивильному праву) заимодавцу давался
цивильный иск о возврате неосновательного обогащения. В данном случае иск
вытекал еще не столько из самого договора займа, сколько из простого факта
передачи вещей от одного лица другому (отсюда и иск из неосновательного
обогащения, а не из самого займа).
Лишь когда преторское право стало вытеснять цивильное, заимодавцу стал
даваться иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору
займа.
Нередко бывало, что кредитор, опираясь лишь на один формальный момент
– расписку должника, предъявлял иск о взыскании суммы займа, которую он на
самом деле никогда должнику не предоставлял, т. е. фактически злоупотреблял
своим правом. В таком случае должник получал право ссылаться на явную
недобросовестность истца. Должник мог и сам, не дожидаясь иска кредитора,
предъявить иск о возврате расписки, ссылаясь на то, что заем не был
предоставлен.
Факт неполучения займа должен был доказывать сам должник независимо
от того, кто предъявлял иск. Это ставило должника в затруднительное
положение. Лишь в конце эпохи империи бремя доказывания было перенесено
на кредитора: теперь именно он должен был доказать факт передачи займа.
2. Договор ссуды — это реальный двусторонний договор, устанавливаемый
путем передачи какой-либо незаменимой вещи для безвозмездного и временного
пользования ссудополучателю, который обязывался пользоваться вещью и
вернуть именно эту вещь непорежденной в установленное время и в
установленном месте.
Предмет договора: незаменимые индивидуальные вещи (без возможности
замены).
Стороны договора: должник — ссудополучатель (пользователь), кредитор
— ссудодатель.
Causa
договора:
предоставить
конкретную
вещь
в
безвозмездное
пользование (по доброй воле кредитора), при этом ссудополучатель может
получить хозяйственную выгоду от использования этой вещи.
Признаки договора ссуды:
· обязательство
возникало
лишь
с
момента
фактической
передачи
имущества в пользование;
· предмет договора — только индивидуально-определенная вещь;
· вещи передавались не в собственность, а лишь во временное пользование
ссудополучателю;
· ссуда всегда была безвозмездна (лукративный договор);
· риск случайной гибели лежал на ссудодателе, т. к. он оставался
собственником переданного имущества.
Ответственность ссудополучателя. Обязательство ссудополучателя было
основное (из-за лукративности договора). У ссудополучателя не было никаких
прав по отношению к ссудодателю, но была обязанность вернуть в
установленный срок имущество.
Срок не являлся существенным условием договора ссуды, поэтому договор
мог быть заключен как на определенный период, так и без срока. В бессрочном
договоре ссудодатель мог потребовать возврата вещи в любой момент.
Так как ссудополучатель пользовался вещью безвозмездно, то он отвечал за
сохранность вещи, в том числе и за легкую небрежность.
Только случайный вред (казус) освобождал ссудополучателя за ущерб,
причиненный вещи (его относили за счет собственника вещи). Если
ссудополучатель не возвращал в установленный срок вещь, то ссудодатель имел
право, как собственник, предъявить виндикационный иск.
Если вещи был причинен ущерб, то ссудодатель был также вправе требовать
возмещения убытков.
Так как у ссудополучателя всегда были обязанности, то иск ссудодателя к
ссудополучателю именовался основным (прямым) иском из договора ссуды.
Ответственность ссудодателя. У ссудодателя после передачи имущества
были все права, но обязательства могли возникнуть, а могли и не возникнуть.
Обязанности на стороне ссудодателя могли возникнуть только случайно, по его
собственной вине. Например, передана неисправная вещь, которая причинила
ссудополучателю ущерб.
Ссудодатель не извлекал никакой выгоды, заключая договор ссуды, поэтому
он нес ограниченную ответственность (нес ответственность за казус). Если
ссудодатель передал ссудополучателю в пользование некачественную вещь,
отчего у последнего возникли убытки, то ссудополучатель вправе был
предъявить т. н. обратный, встречный иск из договора ссуды.
3. Прекарий. Договор ссуды нельзя смешивать с другим похожим на ссуду
отношением — прекарием.
Прекарий — это безвозмездное предоставление имущества в пользование
одним лицом другому лицу без указания срока пользования. Прекарий имел
некоторые общие черты с контрактом ссуды — и прекарий, и ссуда являлись
средством для предоставления имущества в пользование одним лицом другому
лицу. Пользование имуществом и при прекарии, и при ссуде являлось
безвозмездным.
Отличие прекария от ссуды заключалось в том, что при ссуде срок, хотя и
не являлся существенным условием договора, но, тем не менее, мог быть всегда
определен, а прекарий никогда не включал точного срока или порядка его
определения, т. е. имущество предоставлялось в пользование до востребования.
Особенность правового статуса пользователя (прекариста) заключалась в
том, что он признавался не только пользователем, но и одновременно
владельцем прекарного имущества, чего не было, например, при ссуде или
найме имущества. Это позволяло прекаристу самостоятельно защищать свои
права и в то же время отвечало интересам самого собственника, т. к.
гарантировало ему своевременную защиту его имущества.
4. Договор хранения — это реальный двусторонний договор, установленный
передачей какой-либо незаменимой вещи хранителю, который обязывался
бесплатно хранить вещь и по истечении установленного срока или по требованию
возвратить неповрежденной именно эту вещь поклажедателю.
Предмет договора – незаменимая, индивидуально-определенная вещь (при
нормальном депозите); для родовых вещей – особый депозит (обычно
неупотребляемый).
Стороны договора: должник – хранитель, кредитор – поклажедатель.
Causa: хранение вещи хранителем (как чистый держатель вещи на имя
поклажедателя).
Признаки договора хранения:
· считался заключенным с момента фактической передачи вещи на хранение;
· срок не являлся существенным условием договора, и поэтому хранение
могло
осуществляться
в
течение
определенного
срока
или
до
востребования;
· вещь передавалась только на хранение, т. е. хранитель не становился ни
собственником, ни дачевладельцем переданного имущества, он лишь
являлся держателем вещи и не мог ею даже пользоваться;
· хранение всегда было безвозмездным (лукративный договор);
· риск случайной гибели вещи лежал на поклажедателе.
Обязанности сторон. Хранитель был обязан обеспечить сохранность вещи
в течение срока действия договора и своевременно возвратить ее.
В связи с тем, что хранитель исполнял свои обязанности безвозмездно, его
ответственность носила ограниченный характер — он отвечал только за умысел
и грубую неосторожность. Легкая небрежность (culpa levis) не влекла
ответственности для хранителя. Хранить вещь предписывалось так, как хранит
ее обыкновенный средний хозяин. Хранитель (хозяин) не отвечает (хранит вещь
как все, обычным способом).
Если хранитель без согласия с поклажедателем пользовался вещью либо не
возвращал ее в срок, то поклажедатель вправе был предъявить к хранителю
прямой иск из хранения. Удовлетворение данного иска влекло для хранителя
(infamia) бесчестье.
Поклажедатель был обязан обеспечить, чтобы его вещь не причинила
ущерба хранителю, а также предупредить хранителя об особых ее свойствах. В
противном случае хранитель имел право предъявить обратный иск из хранения.
Особые виды хранения. Особые правила были установлены для трех видов
хранения:
· вынужденного хранения (при опасности и бедствии);
· иррегулярного (необычного) хранения;
· секвестрации.
Вынужденное хранение возникало в тех случаях, когда поклажедатель был
вынужден немедленно отдать свою вещь на сохранение третьему лицу. Это
было вызвано чаще всего каким-либо стихийным бедствием (пожар, наводнение
и т. д.). Так как в данном случае поклажедатель был лишен возможности
выбрать подходящего хранителя и проверить его добросовестность, то
хранитель нес повышенную ответственность.
Во-первых, он отвечал за всякую свою вину, в том числе и за легкую
небрежность. Во-вторых, в случае гибели или повреждения вещи хранитель был
обязан компенсировать поклажедателю не одинарную, а двойную стоимость
вещи. Иррегулярное (необычное) хранение — это передача на хранение вещей,
определенных родовыми признаками.
При иррегулярном хранении сданные поклажедателем вещи смешивались с
однородными вещами хранителя, поэтому на хранителя возлагалась обязанность
возвратить не те же самые вещи, которые он фактически получил, а лишь такое
же количество и такого же рода. Риск случайной гибели вещи в данном договоре
возлагался на хранителя. В отличие от договора займа целью иррегулярного
хранения было удовлетворить хозяйственную потребность поклажедателя.
Секвестрация (секвестр – нейтральный посредник) – это особый вид
хранения, в соответствии с которым несколько лиц отдавали на хранение вещь
третьему лицу с тем условием, что она будет возвращена тому или другому лицу в
зависимости от того, как сложатся в дальнейшем обстоятельства.
Секвестор чаще всего применялся в случае возникновения спора о праве на
вещь. В таком случае вещь по договоренности сторон изымалась из владения
спорящих и передавалась на хранение какому-либо незаинтересованному лицу,
у которого она и оставалась до разрешения спора. Хранителю могло быть
предоставлено право не только хранить спорное имущество, но и управлять им.
За хранителем признавалось не только держание, но и юридическое
владение вещью. Такая особенность объясняется тем, что если бы хранитель
рассматривался только как держатель вещи, то было бы неясно, от чьего имени
он хранит вещь (ведь о вещи шел спор), а это бы не позволяло хранителю
защитить фактическое обладание вещью от не обоснованных посягательств на
нее. Секвестор мог быть установлен не только по соглашению сторон, но и по
решению суда.
4. Договор заклада — это реальный, акцессорный и двусторонне-неравный
договор, устанавливаемый передачей какой-либо независимой вещи как
гарантии для исполнения обязательства.
Предмет договора: индивидуально-определенные, непотребляемые вещи.
Стороны
договора:
должник
—
залогоприниматель,
кредитор
—
залогодатель (в обязательстве — наоборот).
Causa: хранение предмета пигнуса, неиспользование его и возвращение
неповрежденным (если обязательство будет исполнено).
Формы договора заклада: фидуция, пигнус, ипотека.
Древнейшей формой договора заклада была фидуция, при которой
заложенное имущество переходило в собственность кредитора, и при этом на
кредиторе лежала лишь моральная обязанность вернуть вещь в случае
исполнения должником своего обязательства. При залоге в форме пигнуса вещь
переходила не в собственность, а лишь во владение залогодержателю, и
должник вправе был ее истребовать назад.
Обязанности залогопринимателя (основные):
· при исполнении обязательств хранить вещь и вернуть неповрежденной;
· при неисполнении обязательств — владеть вещью или продать ее.
Специфика договора: существование двух групп прав и обязанностей:
· обязательственная группа: по взятому обязательству должник в договоре
пигнуса выступает как кредитор-залогодатель, а залогоприниматель (или
должник по договору пигнуса) в обязательстве является кредитором;
· вещная
группа
(в
пользу
кредитора):
кредитор
из
обязательства
владеет предметом пигнуса (потестативное право — т. е. до определенного
дня) в силу акцессорности договора пигнуса.
Обе стороны несли ответственность за любую недобросовестность в
зависимости от вины. Залогодатель нес ответственность, если переданная им
вещь причинила вред залогопринимателю, а залогоприниматель — если не
возвращал вещь или портил ее.
6.5. БЕЗЫМЯННЫЕ РЕАЛЬНЫЕ ДОГОВОРЫ
Общие положения безымянных договоров. Безымянные контракты —
это контракты, которые возникли позднее других типов договоров и потому не
входили ни в одну из известных тогда групп или видов договоров. В связи с
этим данная группа новых договоров не имела такого обозначения, как
основные
типы
контрактов:
вербальные,
литтеральные,
реальные
и
консенсуальные, и поэтому в средние века таким договорам было дано название
«безымянные», хотя некоторые из них все-таки имели свое наименование
(например, договор мены). Безымянные контракты возникали на основе
престаций.
Разнообразные случаи безымянных контрактов в Дигестах Юстиниана были
сведены к четырем основным типам:
1) do ut des: я передаю тебе право собственности на вещь, с тем чтобы ты
передал мне право собственности на другую вещь;
2) do ut facias: я передаю тебе право собственности на вещь, с тем чтобы ты
совершил известное действие (оказал какие-то услуги и т. п.);
3) facia ut des: я совершаю для тебя известное действие, с тем, чтобы ты
передал мне право собственности на известную вещь;
4) facio ut facias: я совершаю для тебя известное действие, с тем, чтобы и ты
совершил для меня какое-то действие.
Безымянные контракты возникали тогда, когда одно лицо передавало в
собственность другому какую-либо вещь или совершало действие, с тем чтобы
другое лицо предоставило другую вещь или совершило какое-либо действие.
Юридическую силу эти контракты приобретали с того момента, как только
одна сторона выполнила действие или передала вещь.
Особенность безыменных контрактов (то, что их отличало от всех других)
заключалась в том, что сторона, выполнившая свое обязательство, но не
получившая удовлетворение от другой стороны, сохраняла право отступиться от
договора (посредством кондикционного иска о возврате исполненного как
неосновательного обогащения).
Для защиты требований по этим контрактам применялись цивильные и
преторские иски.
Основными видами безымянных контрактов были:
· договор мены (pe.rmutatio);
· оценочный договор (aestimatum);
· договор получения земли в пользование бессрочно;
· договор дарения с условием (donatio sub moda);
· transactio
(мировая
сделка)
—
безымянный
реальный
договор,
устанавливаемый отказом от какого-либо требования в пользу должника,
который также обещал отказаться от чего-либо и сделать что-либо другое.
1. Договор мены — это безымянный контракт, по которому происходил
обмен одной вещи на другую. Предметом договора не могли быть деньги, т. к. в
этом случае мена превращалась бы в куплю-продажу. Договор мены был
реальным контрактом и считался заключенным с момента передачи хотя бы
одного из обмениваемых предметов. Обмен мог быть неэквивалентным. Если
первая сторона передала вещь, которая ей в действительности не принадлежала
и в дальнейшем была кем-либо отсужена у второй стороны, договор
признавался незаключенным.
2. Оценочный договор — это такой договор, по которому определенная
вещь передавалась одной из сторон другой для продажи по цене не менее
установленной оценки. Другая сторона должна была продать данную вещь по
цене не менее той, которая была указана передающей стороной, и передать ей
все деньги либо возвратить вещь, если продать ее не удавалось. Если вещь
удавалось продать по большей цене, чем указано в оценке, то продавец мог
оставить разницу (излишек) себе. Оценочный договор применялся в основном в
отношениях крупного торговца с мелкими и отдаленно напоминал договор
комиссии — договор комиссионной продажи в форме консигнации (consuignalio
— подпись), когда владелец товара (консигнант) передаст товар комиссионеру
(консигнатору) с поручением продать товар к определенному сроку и по
определенной цене, расчеты производятся после продажи товара.
6.6. НЕФОРМАЛЬНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ
Пакт. Это неформальные соглашения, некоторые из них в отличие от
контракта не пользовались исковой защитой.
Правило римского права ex nudo pacto obligatio non nascitur или nuda pactio
obligationem поп parit долгое время существовало как один из основных
принципов в вопросах установления договорных обязательств. Для создания
договорного обязательства было необходимо, чтобы договор заключался по
форме, предписанной правом. Соглашения сторон, заключаемые вне рамок
предписанных
форм,
считались
nuda
pacta,
или
голыми
пактами,
незащищенными пактами, т. е. юридически недействительными соглашениями
(которые не получили исковую защиты).
Санкционирование консенсуальных договоров являлось существенным
отступлением от упомянутого правила. В связи с тем, что консенсуальные
договоры являлись одними из важнейших договоров обязательственного права,
правило nuda pactio obligationem non parit было поставлено под сомнение.
Впрочем, римское право не остановилось на этом. Потребности правового и
экономического оборота требовали дальнейших отступлений оттого, что
обязательства по соглашению могли устанавливаться лишь в предписанной форме. Преторы, юристы и императоры, удовлетворяя потребности текущей
практики, учредили множество соглашений или пактов, за которыми
признавалась возможность правовой защиты. Пакты с признанной правовой
защитой, ставшие с того времени источником обязательств, в отличие от
незащищенных пактов, или pacta nuda, назывались pacta vestita, или пакты,
облеченные исками, т. е. защищенные соглашения (снабженные исковой
защитой). Pacta vestita, или защищенные соглашения, делились на три
основные группы: pacta adjecta, или присоединенные к договору, дополнительные пакты, pacta praetoria, или преторские пакты, и pacta legitima, или
легитимные пакты (законные).
Присоединенные (дополнительные) пакты. Дополнительные пакты – это
соглашения, с помощью которых вносились изменения в уже заключенный
ранее договор.
Пакт мог быть оформлен как непосредственно при заключении договора в
виде дополнительного соглашения, так и спустя некоторое время после
заключения договора.
Однако пакт, присоединенный к договору спустя некоторое время после его
заключения, имел юридическую силу только в том случае, если он облегчал
положение должника. Например, стороны договаривались об отсрочке возврата
займа.
Pacta
adjecta
являлись
неформальными,
несамостоятельными
и
дополнительными соглашениями. При помощи этих пактов модифицировалось
содержание договоров bonae fidei, а с постклассического времени и содержание
договоров stricti juris.
Модификация содержания обязательств могла совершаться в момент
заключения договора (in continenti) или позднее (ex intervallo). Целью
модифицирования могло быть увеличение (pacta ad augendam obligationem) или
уменьшение
(pacta
ad
minuendam
obligationem)
обязательств,
обычно
устанавливаемых при заключении договора.
Pacta ad minuendam obligalionem присоединяли к договору с целью
уменьшения обязательств должника. В преторском эдикте было сказано: pacta
conventa, quae neque dolo, neque adversus leges, plebiscita, senatus consulta, edicta
decreta principum, neque quo fraus eorum fiat, facta erunt, servabo. На основании
приведенного эдикта, все соглашения, заключаемые in continenti или ex intervallo, не противоречащие позитивным предписаниям, получали правовую
защиту. Каждый должник мог отклонить требование кредитора, не считающегося
с заключенным соглашением (exceptio pacti conventi).
Несколько позднее признания защиты для неформальных соглашений,
заключаемых в интересах должника, или ad minuendam obligationem, правовую
защиту получили и pacta ad augendam obligationem, или неформальные
соглашения, присоединяемые к договору в пользу кредитора. Среди таких пактов
не могло быть присоединено к договору о займе только дополнительное
соглашение о процентах. Для утверждения процентов всегда требовалась специальная stipuiatio de usuris.
Pacta
praetoria,
или
преторские
пакты,
являлись
неформальными
соглашениями,
защищаемыми
преторскими
исками,
при
которых
устанавливались самостоятельные обязательства. Наиболее распространенными
среди преторских пактов являлись: jus juran-dum, constitutum и recepta.
a) Jus-jurandum, или присяга, не часто применялась в Риме. Присяга –
соглашение кредитора с должником о том, что кредитор не будет взыскивать
долг, если должник присягнет, что ничего не должен;
Она служила способом установления вербальных обязательств вольноотпущенника перед патроном (jusjurandum liberti) и средством доказательства
в тяжбах, в которых спорные вопросы не могли решаться другим способом. В
этом случае она служила как maximum remedium expendiendarum litium — как
последнее средство завершения споров. Присяга как средство доказательства
применялась или на основании предписаний закона (jusjurandum nec-essarium),
или по решению суда (jusjurandum judiciale), или по воле сторон (jusjurandum
voluntarium).
voluntaruim)
Только присяга по волеизъявлению сторон (jusjurandum
представляла
собой
источник
специальных
обязательств,
защищаемых преторскими правовыми средствами. Стороны, согласившиеся
решать спорные вопросы путем присяги, после принятия такой присяги не могли
повторно отступить от установленных отношений. Согласно этому, данная
присяга обладала или действием трансакции, или действием соглашения о
полном или частичном снятии долга. Присягнув, должник мог воспротивиться
иску кредитора exceptio jurisjurandi, а кредитор для исполнения престации,.
обещанной под присягой, мог применить actio de jurejurando.
б) Constitutum
являлся
неформальным
соглашением,
состоящим
в
подтверждении того, что будет выплачен прежний долг, а если этого не
произойдет, то какое-либо другое более тяжкое денежное обязательство. Такое
подтверждение мог давать или должник (constitutum debiti proprii) или какоелибо другое лицо от имени и по поручению должника (constitutum debiti
alienti). При этом прежнее обязательство не погашалось, но кредитор получал
право требовать уплаты прежнего и уплаты нового долга, утвержденного
constitutum.
Согласно
этому,
путем
constitutum
устанавливались
альтернативные
обязательства: dual res in obligatione, una res in solutione. Обязательства,
устанавливаемые путем constitutum, были защищены actio pecunia constituta.
Примечание: значение данного пакта заключалось в том, что он порождал
иск,
если
дело
касалось
долга,
не
защищаемого
иском.
Кроме того, данным пактом лицо могло обязаться уплатить долг за третье лицо.
Заключая данный пакт, можно было изменить и условия договора. Соглашение
об установлении денежного долга применялось в том случае, когда ответчик
признавал предъявленный к нему иск, но просил об отсрочке и кредитор на это
соглашался. Если должник в будущем уклонялся от платежа, то долг
взыскивался с увеличением от 1/3 до 1/2 по усмотрению претора.
в) Recepta
являлись
неформальными
соглашениями,
по
которым
устанавливались самостоятельные и новые обязательства, в этом случае
называемые receptum arbitrii, receptum argentarii и receptum nautarum,
cauponum et stabulariorum.
Receptum arbitrii являлся соглашением между арбитром и сторонами,
предварительно согласившимися решать некий спорный вопрос с помощью
избранного судьи (compromisum). На основании заключенного соглашения
избранный судья, или арбитр, должен был решить спор. Если должник не
исполнял
это
обязательство,
кредитор
наказывал
его
штрафом
или
конфискацией части имущества.
Receptum
argentarii
являлся
неформальным
соглашением
между
банкирами и клиентами, на основании которого банкиры обязывались
отменить их долги. При невыполнении этого обязательства они несли
ответственность или перед кредитором клиента, или перед самим клиентом.
В Юстиниановой кодификации receptum argentarii был объединен с
constitutum debiti alieni. Иными словами, с этого времени присяга банкира
выплатить чужой долг имела силу только тогда, когда ранее существовало
какое-либо обязательство, по которому клиент банкира должен был уплатить
своему кредитору. С другой стороны, она не действовала в случае т. н.
mandatum qualificatum, т. е. в случаях, когда речь шла о кредитовании
банкиром такого клиента, который на основании receptum argentarii стал бы
кредитором сумм, выплаченных со стороны банкира.
Receptum nautarum, cauponum et stabulariorum являлся неформальным
соглашением между собственниками кораблей, гостиниц, постоялых дворов и
лицами, пользующимися их услугами, о том, что вещи, находящиеся в их
помещениях будут ограждены от какого-либо ущерба (ответственность за
custodia или casus minores). Считалось, что такое неформальное соглашение
предшествует внесению вещей в гостиницы, на корабли и постоялые дворы. Требование о возмещении ущерба могло направляться в суд в качестве иска actio ex
recepto.
Законные (императорские) пакты. Законные пакты – это пакты,
получившие исковую защиту в императорском законодательстве.
Виды пактов:
- соглашение о дарении;
- дарственное обещание.
Основным законным пактом было неформальное соглашение о дарении.
Дарение — это договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно
предоставляла другой стороне (одаряемому) какое-либо имущество.
Частным случаем дарения было дарственное обещание. Такое обещание
имело юридическую силу, только если оно было совершено в форме
стипуляции. В дальнейшем обещание необходимо было заявить в суде и занести
в специальный реестр. При Юстиниане дарственное обещание стало
признаваться действительным, даже если оно было совершено без всяких
формальностей. Допускалась односторонняя отмена дарения. В частности, это
было возможно, если одаряемый проявил явную неблагодарность к дарителю
(например, нанес тяжкую обиду дарителю). Даритель нес ответственность за
недостатки вещи, которые причинили ущерб одаряемому, только при умысле
или грубой неосторожности;
передача спора на волю третейского судьи; о
выплате приданого.
Pacta
legitima,
соглашениями,
из
или
легитимные
которых
пакты,
проистекали
являлись
самостоятельные
неформальными
обязательства,
защищенные правовыми средствами, введенными конституциями римских
императоров. Среди этих пактов наиболее известными были: compromissum,
dotis policitatio и donatio.
а) Compromissum являлся неформальным соглашением, на основании
которого контрагенты решение какого-либо своего спора доверяли избранному
судье, или арбитру, и были обязаны подчиняться вынесенному решению. В
классическом праве такой compromissum был правомочен только тогда, когда
заключался в форме stipulatio, а при Юстиниане, в отдельных случаях, и когда
заключался простым соглашением.
б) Dotis policitatio являлся неформальным соглашением между молодоженом
и лицом, которое каким-либо способом обещало выплатить ему приданое «ad
onera matrimonii sustinenda». На основании такого обещания молодожен имел
право требовать выплатыему приданного по condictio ex lege.
в) Donatio, или соглашение о дарении, стало источником обязательств во
время империи. Только в это время соглашение сторон о дарении какой-либо
вещи без требования дарителя какого-либо возмещения за нее от одаряемого
стало защищаться правом.
В древнем и классическом римском праве соглашения о дарении, на
основании которых даритель обещал предоставить одаряемому часть своего
имущества cum animo donandi, в результате чего становился беднее, в то время,
как одаряемый обогащался: quae et donatem pauperiorem etaccipientem facet
locupletiorem, не были защищены правом. В то время дарения совершались или
предоставлением какой-либо части имущества (traditio cum animo donandi,
mancipatio numnouno, in jure cessio), или заключением стипуляции, или
формализованным или неформализованным прощением долга (acceptilatio,
pactum de non petendo). Дарение в некоторых случаях даже запрещалось. Так
lex Cincia de donis et muneri-bus (204 г. до н. э.) целиком запрещал дарения и
допускал их лишь в порядке исключения и в ограниченном объеме между
personae exceptae, т.е. между ближайшими родственниками. Дарения, совершаемые вопреки предписаниям lex Cincia, могли быть отменены в течение
жизни дарителя. Lex Calpurnia запрещал магистратам принимать подарки от
населения провинций, а по oratio Antonini были запрещены и дарения между
супругами. Между тем, такие дарения узаконивались, если даритель умирал до
отмены дарения.
Во время империи под влиянием распространившегося обычая подносить
дары императору и христианской церкви соглашение о дарении стало
регулироваться иным способом. Оно было признано источником обязательств,
как pactum legitimum. С того времени после волеизъявления дарителя
совершить дарение и согласия одаряемого принять этот дар, устанавливалось
защищаемое
правом
обязательство.
Известные
формальности
такого
обязательства предписывали лишь при дарении, стоимость которого была больше
500 золотых. Для правомочности соглашения о дарении требовалась инсинуация
или регистрация в соответствующем органе.
На основании заключенного соглашения о дарении устанавливалось право
одаряемого при желании требовать осуществления дарения. Даритель, от
которого требовалось это, имел право на т. н. beneficium competentiae, т. е. право
не быть принужденным к предоставлению дара, если это представляло угрозу
для его существования или для существования его семьи. Кроме того, даритель
имел право отмены дарения (revocatio donationis), если одаряемый оказался
неблагодарным, если у дарителя после обещания или вручения дара родился
ребенок и если одаряемый не выполнил указаний, данных ему при дарении.
Право отмены и право ревокации дарения имели и наследники дарителя, если
дарением уменьшалась их наследственная часть имущества, как и кредиторы
дарителя, если дарение совершилось in fraudem creditorum.
Постоянно
развиваясь,
римское
договорное
право
регулировало
возникающие новые общественно-экономические отношения. С помощью
различных правовых средств практически любое соглашение получило
правовую охрану. Известные договорные формы были выработаны римскими
юристами исходя из насущных жизненных потребностей, из судебной практики.
Вопросы для самоконтроля
1. В чем состоят особенности консенсуальных и реальных договоров?
2. В чем состоят особенности вербальных контрактов?
3. В чем состоит юридическая сущность безымянных контрактов?
4. В чем состоит юридическая сущность пактов как источников обязательств?
5. В чем состоят особенности литеральных договоров?
6. Перечислите виды реальных, литеральных, консенсуальных и вербальных договоров.
Глава 7. ВНЕДОГОВОРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
7.1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ КАК БЫ ИЗ ДОГОВОРА
Общая характеристика. Основания возникновения обязательств таковы:
договоры, деликты и иные правовые основания (variae causarum figurae).
Обязательства по иным правовым основаниям делятся: на квазидоговоры; на
квазиделикты; по разным фактам.
Обязательства как бы из договора – это обязательства, которые возникали
при отсутствии договора, но по характеру и содержанию сходные с
обязательствами по договору. К квазидоговорным обязательствам применялись
положения того договора, который в наибольшей степени соответствовал
характеру возникшего обязательства.
Основными видами квазидоговоров являлись:
· ведение чужих дел без поручения;
· неосновательное обогащение;
· случайное сообщество (наследство или дарение с условием, в результате
смешивания вещей, случайные товарищи);
· между наследником и легатарием, фидсикомиссаром;
· между опекуном, попечителем и подопечным.
Ведение чужих дел без поручения. Это обязательство, возникавшее в случае,
если одно лицо (гестор) вело дела или действовало в интересах другого лица, не
имея на то специального поручения данного лица.
Необходимые условия для возникновения данного обязательства: ведение
чужих дел или совершение действий в чужих интересах. Действие в чужих
интересах могло выражаться в совершении как юридических, так и фактических
действий (например, спасение от пожара чужого имущества); на лице, которое
действует в чужих интересах (гесторс), нет никакой обязанности совершать
данные действия. Обязанность действовать в чужом интересе могла вытекать из
договора или закона (например, договор поручения, опекунство и т. д.);
действия в чужих интересах совершались за счет другого лица.
Это означало, что гестор имеет намерение отнести расходы, возникшие у
него в связи с ведением чужих дел, на то лицо, в интересах которого он
действовал; ведение чужих дел осуществлялось безвозмездно, т. е. гестор не
получал вознаграждения за свои действия. Гестор отвечал за всякую свою вину,
в том числе и за легкую небрежность.
После выполнения всех необходимых действий гестор должен был
отчитаться перед лицом, в пользу которого он действовал. Данное лицо было
обязано возместить гестору понесенные им расходы. Однако если действия
гестора нельзя было признать целесообразными (необходимыми), то хозяин дела
мог отказать в компенсации расходов. Более того, если действия гестора нельзя
было признать целесообразными и вследствие этого лицо отказалось их
одобрить, гестор терял право не только на получение компенсации, но и был
обязан восстановить то положение, которое существовало до совершения им
своих действий.
Лицо не могло безосновательно отказать в одобрении действий гестора,
если по существу они были целесообразными. Если лицо одобрило действия
гестора, то в дальнейшем отношения между ними регулировались по тем же
правилам, что и при договоре поручения. По прямому иску заинтересованного
лица гестор был обязан компенсировать убытки, вызванные неправильным
ведением дел. По обратному иску гестор мог взыскать с заинтересованного
лица, произведенные им расходы.
Обязательства возникающие из неосновательного обогащения. В римском
классическом праве была разработана теория неосновательного обогащения.
Обязательство вследствие неосновательного обогащения возникало в том
случае, когда какое-либо лицо (приобретатель) без установленных законом или
сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица
(потерпевшего).
Совершенно особый вид нарушения чужих прав создавали ситуации,
неосновательного обогащения, последовавшие в результате дозволенных по
правовой форме, но порочных по сути действий, причинивших ущерб
физическому лицу.
Римское право не выработало общего понятия неосновательного обогащения
и общих критериев оценки тех или иных действий как неосновательных.
Применялись только отдельные требования, выраженные строго специальными
исками, по конкретным случаям. К ним относились: платеж не существовавшего
в действительности (мнимого) долга, заем у недееспособного лица, задаток
несостоявшейся сделки, взимание избыточных процентов по займу, прибыль от
дарений
между
супругами,
изначально
правом
запрещенных.
Случаи
неосновательного обогащения создавало исполнение безымянных контрактов с
изначально бесчестной с точки зрения права целью. Неосновательным считалось
обогащение, полученное от приданого, если брак был недозволенным по
внутренним его качествам или свойству брачующихся; неосновательным был
честный выигрыш, но в бесчестной игре (не мошенничество в обычной
карточной игре или игре в кости). В случае неосновательного обогащения
возникало требование о полном возмещении прямого ущерба и возможных
прибылей от вещей или предмета, вошедшего в это обогащение (если деньги – то
проценты по ним).
Основаниями для
требования были соображения справедливости:
а) обогащение должно было произойти не вообще, но за счет конкретного лица,
безвестно отсутствующего, либо вообще «промыслом божьим»; б) обогащение
было достигнуто не в связи с предполагаемыми бесчестными действиями.
Специальные случаи требований из неосновательного обогащения имели
место в случае кражи, когда вор обязывался возместить неполученные доходы
от возможного использования украденной вещи (и виды исков давались не
собственнику вещи, а ее пользователю или держателю, которые не имели права
требовать возмещения стоимости украденного в кратном размере).
Основные случаи неосновательного обогащения по Юстиниану:
1) condictio indebki – платеж несуществующего долга (если плательщик
знал, что долга нет, речь шла о скрытом дарении; если об этом знал получатель –
это furtum);
2) требование о возврате вещи, которую дали (по безымянным договорам)
для исполнения чего-либо, но это обязательство не было исполнено (с
возмещением понесенного ущерба);
3) condictio furtiva – требование о передаче украденного предмета из-за
отвращения к ворам (odio furtum).
Примечание: данный иск принадлежал только собственнику похищенного
имущества и этим отличался от деликтного иска, из кражи, который мог быть
предъявлен не только собственником, но и иным заинтересованным лицом,
например хранителем вещи. Ответчиком по иску являлся только вор.
Соучастники кражи отвечали по деликтному иску. Вор отвечал и за случайную
гибель имущества. Если похищенная вещь погибала, то собственник вправе был
требовать денежного возмещения ее стоимости. Размер денежного возмещения
соответствовал наивысшей цене, какую имела вещь между похищением и
присуждением;
4) condictio sine causa – для всех остальных случаев неосновательного
обогащения (нахождение чужого предмета, принятие чужого предмета и т. д.).
Иск из неосновательного обогащения применялся и в том случае, когда
возникшее обязательство не подпадало прямо под понятие ошибочно
полученного.
Например, передача одним лицом другому чего-либо по основаниям,
запрещенным нормами морали (заем у малолетнего). В этом случае виновное
лицо обязано было полностью возместить причиненный вред, а не только
возвратить незаконно полученное.
7.2. ПОНЯТИЕ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
ИЗ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА (ИЗ ДЕЛИКТОВ)
Понятие и признаки деликта. Деликт – это всякое противоправное
действие, влекущее за собой какое-либо наказание (негативные последствия).
Оно означает всякое противоправное действие, влекущее за собой какое-либо
наказание или какие-либо другие негативные последствия для совершившего
такое действие, т. е. для деликвента. По санкциям, применяемым к деликвенту, и
по природе ущерба, наносимого противоправными действиями, деликты
делились на два вида деликтов: публичные (криминал – серьезная существенная
опасность) и частные.
Виды деликтов. Деликты публичные или криминальные, точнее уголовные
деяния, являлись противоправными действиями, влекущими за собой физические наказания нарушителей или денежный штраф, выплачиваемый в пользу
государственной казны. Как правило, деликты публичные являлись такими
противоправными действиями, которые по своим последствиям или по своей
интенсивности представляли собой серьезную общественную опасность.
Напротив,
деликты
частные
являлись
противоправными
нарушениями
интересов частных лиц и влекли за собой или возмещение ущерба или poena
privata, т. е. денежный штраф, который деликвент выплачивал потерпевшему.
Деликты публичные или криминальные, если влекли за собой только роеnа
publica (сумма денег, которую в виде откупа от мести платили лица,
причинившие вред чужим интересам, защищаемым правом), не являлись
источником обязательств. Источниками обязательств были главным образом
частные деликты. На основании частных деликтов устанавливалась правовая
связь, дающая право потерпевшему требовать от деликвента однократного или
многократного возмещения ущерба или выплаты определенной суммы денег,
предусмотренной римскими законами в качестве санкции против совершающих
такие противоправные действия.
Между тем, частные деликты не всегда были источниками обязательств. В
древние времена в случае посягательства на интересы других лиц, если
потерпевший и деликвент принадлежали к разным общественным группам, было
принято, чтобы потерпевший или вся его группа мстили или деликвенту, или
членам его семьи, т. е. его роду или консорциуму. Тогда действовал принцип
талиона: око за око, зуб за зуб (si membrum rupsit, ni cum eo pacit, talio esto)
(Дигест Юстиниана. 468). Исходя из этого, в этот период – период мести или
талиона – содеянные деликты не давали права потерпевшему требовать
возмещения ущерба или выплаты суммы денег в виде откупа. Содеянные
деликты вызывали не обязательство, а месть.
Система мести удерживалась в Риме до тех пор, пока хозяйственные и
другие общественные отношения не обусловили ее отмену. В связи с тем
фактом, что римляне жили оседло и представители различных общественных
групп (родов, консорциумов и семейств) часто соприкасались, и в связи с тем,
что развитие хозяйства привело и к увеличению производства, стало
материально возможным и социально необходимым избегать опасностей мести
и заменять ее правовым регулированием. В это время обычным путем был
введен договор о примирении, или композиции. Договор о композиции или
примирении заключали представители потерпевшей общественной группы с
общественной группой, к которой принадлежал деликвент. На основании этого
договора представители потерпевшей общественной группы отказывались от
права мести, а представители общественной группы деликвента обещали за
ущерб определенное количество материальных ценностей как откуп от мести.
Согласно этому, и на данной ступени общественного развития деликты, или
противоправные действия, все еще не были непосредственным источником
обязательств. Непосредственным источником обязательств в то время был
договор о композиции, если право мести непосредственно проистекало из
деликта ni cum eo pacit, talio esto. В связи с тем, что договор о композиции не
должен был заключаться при всяком совершенном деликте, заключение
договора зависело от воли сторон. Договор являлся факультативным способом
откупа от права мести. Это был период т. н. факультативной композиции.
Деликты стали непосредственным источником обязательств только в период т.
н. легальной композиции: когда правовыми предписаниями была запрещена месть,
т. к. заранее определялось, сколько должен уплатить деликвент пострадавшему,
если противоправными действиями нанес ущерб его защищаемым интересам. В
этом случае потерпевший не имел права мстить деликвенту, т. к. право мести
путем закона было заменено требованием заранее установленного возмещения
(poena privata или за действительно нанесенный ущерб). За исключением редких
пережитков талиона и факультативной композиции по Законам XII таблиц деликты
являлись уже обычным источником облигаций, т. е. в то время возобладала
легальная композиция.
Частные деликты – нарушение интересов частных лиц, влекущих за собой
возмещение ущерба.
В древности существовал факультативный способ откупа от мести –
договор о примирении (композиция). Когда месть была запрещена (Законы XII
таблиц), возникла реальная (легальная) композиция, был определен конечный
перечень таких случаев (деликтов) и был установлен размер возмещения
потерпевшей стороне со стороны виновного. Деликты стали обычным
источником облигаций наряду с договорами.
Элементы частных деликтов:
1) совершение внешнего действия (в классическом праве и бездействия);
2) эти действия должны иметь последствия;
3) между действием и последствием должна быть причинно-следственная
связь (каузальный нексус), и она должна быть действительной, а не мнимой;
4) эти действия должны быть противоправными, а их последствия наносить
ущерб (действия в защиту своего права – не деликт);
5) виновность (ответственность) деликвента (dolus, culpa lata, culpa levis),
6) деликвент обязан нести последствия (фиксированный денежный штраф за
нематериальный ущерб и реляция (соотношение) между ущербом и штрафом в
остальных случаях по закону Аквилия).
Развитие частных деликтов. По природе ущерба частные деликты делились:
1) на имущественные;
2) на причиненные человеку: его телесной целостности, свободе, чести,
морали.
По времени возникновения различались деликты:
1) древнего права (по Законам XII таблиц); 2) преторские (табл. 1).
Таблица 1. Особенности деликтных обязательств (отличие от договорных)
Деликтные обязательства
Договорные обязательства
1. Наследуемы и непередаваемы
1. Наследуются и передаются
2.
Кумулятивная
солидарность
деликвентов (долевая или солидарная)
2. Элективная солидарность (каждый
выплачивал весь ущерб)
3. Ноксальный характер (за деликты лиц с
чужим правом ответственность нес pater
familias)
3. Домовладыка нес ответственность за
подвластных при сделках с его согласия и
при исках
4. Временные обязательства (temporarie)
действуют в течение одного года
4. Постоянные (perpetuae)
5. Погашались обычным пактом
5. Пактом не погашались
6. Недееспособные несли ответственность
6.
Несли
ответственность
дееспособные
только
Понятие частноправового правонарушения. Причинение личного или
имущественного ущерба одним лицом другому исторически стало объектом
правового внимания еще ранее договоров между индивидами; ответственность
за посягательства на личность и на имущество в римском праве также
сформировалась едва ли не прежде отчетливых норм договорного права.
Частным правонарушением (delictum), т. е. предусматривающим для его
субъекта только гражданскую ответственность (в отличие от публичных
правонарушений, или crimen), считалось причинение вреда отдельному лицу,
его семье или имуществу вследствие прямого или косвенного нарушения прав
этого лица с возникновением обязанности возместить вред; нарушение прав в
свою очередь должно было носить вне правовой характер, не вызываться
законоустановленным применением предписанных правом мер (например,
принудительный привод в суд действительного должника, уничтожение
имущества, с помощью которого кто-либо пытался совершить преступление, и т.
п.).
Субъектом правонарушения (деликта) могло быть признано только
физическое лицо, причинившее вред также физическому лицу. Важной
особенностью римского права было то, что в нем не признавалось возможным
причинить (с точки зрения права) вред юридическому лицу, тем более не
допускалось понятием деликта, что его субъектом может стать лицо
юридическое (корпорация и т. п.).
Ответственность за последствия деликта была строго личной и
безусловной:
«Никого
нельзя
освободить
от
ответственности
за
правонарушение». Под этой безусловностью понималось, что и должностное
лицо будет ответственным за деликт, причем совершенный им – безразлично – в
процессе исполнения должностных обязанностей или в личном гражданском
качестве. Ответственность была только личной в том отношении, что касалась
личного имущества (в случае ответственности индивидуализированной:
просить извинения и т. п. – это также нельзя было поручать другому лицу или
делать за счет другого лица).
Хотя в осуществлении действий, квалифицируемых как деликт, активно
участвует индивид, последствия – новые права и новые обязанности –
возникают помимо воли этого лица. Поэтому для своего признания в качестве
деликта эти действия должны отвечать некоторым ограниченным требованиям,
т. е. деликт имел некоторые обязательные реквизиты.
Субъектом
деликта
могло
выступать
полностью
гражданское
правоспособное лицо; ущерб может нанести и лицо подвластное (женщина,
подвластный сын, неполноправный индивид), но ответственность возлагается в
любом случае только на полноправного римского гражданина, обязанного
отвечать, в том числе и за своих подвластных.
Деликт должен составляться строго материальным нарушением прав
другого лица в отношении его личности и имущества; чистый умысел,
покушение, посягательство никоим образом не рассматриваются в связи с
деликтным правом – или деликт совершен и в этом он совершенен, либо
правонарушения вообще нет (покушался, но не поджег урожай, намеревался
оскорбить, но промолчал и т. п.; однако замахнулся, но не ударил, потому что
«замахивание» само по себе может быть квалифицировано как оскорбление).
Материальность деликта должна сопровождаться виновностью субъекта,
его причинившего, причем виновностью особого, частноправового рода,
отличающегося в римском праве от форм и видов вины, признанных для права
уголовного.
Деликтом признавалось нарушение прав другого лица, но не всегда заранее
определенное правом, т. е. сторона могла впервые обосновать, что в связи с теми
или иными особенностями взаимоотношений, характера вреда и т. п. в
отношении ее совершен деликт, хотя бы до того никогда юридически это
действие не рассматривалось как правонарушение; иначе говоря, строгого
принципа законности, подобно тому, что имел важное значение для уголовного
права, не применялось. В некотором только отношении это широкое усмотрение
ограничивало общее требование римского порядка правозащиты: чтобы быть
признанным, право должно располагать для своей защиты специальными
исками в конкретной квалифицированной форме. Однако в случае с деликтами и
это ограничение ослаблялось возможностью прибегать к искам преторского
права, «доброй совести», основанным на сиюминутных коллизиях.
Деликт
предусматривал
ответственность
за
только
причиненный
вред
имущественную
–
безразлично,
возможную
личного
или
материального свойства. Эта ответственность могла распространяться на
возмещение как прямого вреда, так и косвенного, прямых и косвенных убытков.
Конкретные размеры устанавливались индивидуальными исками, причем нельзя
было произвольно менять сумму и размеры возмещения в рамках субъективного
требования.
Ответственность
выражалась
либо
в
точно
обозначенной
законными предписаниями сумме, либо в кратной сумме ущерба (таким
образом, по сути, это было соединение и возмещения вреда, и штрафа за
правонарушение).
Содержание вины с точки зрения частного права – важнейший момент для
квалификации деликтов, в том числе и в отношении различий между частными
правонарушениями
и
собственно
уголовными
преступлениями.
«Люди
нарушают право умышленно, в порыве чувств или случайно; умышленно –
разбойники в шайке, в порыве чувств – пьяные в драке, в т.ч. с оружием в
руках, случайно – когда на охоте стрела, выпушенная в зверя, убивает
человека». Наличие вины в той или иной форме было обязательно для
наступления последствий частноправовой ответственности.
В отличие от уголовного права частноправовая виновность не обязательно
должна была заключать в себе моральный элемент, чтобы присутствовала
вредная направленность воли. Главное – в объективном итоге деяния, причем –
также в отличие от квалификации римских преступлений – ущерб может быть
причинен не только активным действием субъекта, но и его бездействием. В
зависимости от отношения виновного лица к причинам появления деликта
различалось четыре основные формы частноправовой виновности:
1) Умышленный ущерб (dolus), неразрывно связанный со злостным
умыслом (dolus malus): лицо желало наступления вредных последствий и
сознательно реализовало свои действия в направлении ущерба для другого лица;
критерием здесь было противоречие гражданской порядочности, сопряженное с
определенным «вызовом» правовому статусу другого лица.
2) Неумышленный ущерб: лицо не желало наступления вредных
последствий, но в силу своего гражданского состояния обязано было соблюдать
определенные пределы правового и общественного поведения, проявлять
требуемую в обществе осмотрительность. В свою очередь, неосторожность
подразделялась на подвиды: а) грубая неосторожность, грубая вина (culpa lata),
приравниваемая к dolus – когда совершивший деликт показал себя не
понимающим того, что присуще среднему человеку и обычному хозяину
(например, что в амбаре костер не зажигают, хотя бы для приготовления пищи);
б) легкая вина, или простая неосторожность (culpa levis), когда нарушение
таково, что его не допустил бы заботливый хозяин, нормально пекущийся о
своих вещах (например, очевидно, что нельзя оставлять незакрытыми бочки с
вином, хотя и в закрытом помещении, и т. п.); в) собственно небрежность, или
вина легчайшая (culpa levissima), т. е. нарушение таково, что его можно было
избежать только при высочайшей бдительности и предусмотрительности,
которую нельзя требовать от каждого, обязательной только в очень специальных
ситуациях, но все равно не служащей абсолютно извиняющим обстоятельством.
3) Случайный ущерб, вызванный более случаем (casus), нежели поведением
лица: субъект не только не желал причинить ущерб, но и соблюдал все условия
нормального, внутри правового поведения в отношении другого лица, но всетаки он стал материальной причиной причиненного ущерба. Случай с точки
зрения частного права также не освобождал от ответственности. Но было
исключение, когда невыполнение обязательства или прямое причинение ущерба
было связано с действием непреодолимой силы (vis major). Общее понятие о
снимающей ответственность с лица непреодолимой силе сводилось к
физической невозможности человека противодействовать ей – cui resisti nоn
potest. Конкретно римское право относило к действию непреодолимой для человека силы кораблекрушение, вызванное штормом, наводнение, землетрясение,
извержение вулкана – перечень этот был исчерпывающим и на то время (как,
впрочем, и в рецепированном праве), расширению подлежал с большой
осторожностью.
Отдельные деликты. Главнейшими конкретными видами деликтов
римского права, к которым в той или иной степени сводились многие другие,
были: а) нанесение личной обиды, б) кража личного имущества, в) повреждение
или уничтожение чужого имущества.
1) Iniuria – личная обида, повреждение чужих материальных и личных
ценностей (обычное наказание – штраф в 25 ассов). Обида по римскому
классическому праву – это любое умышленное и противоправное нанесение
личной обиды одним лицом другому, которая понималась очень широко и
фактически включала все правонарушения, направленные против личности.
Обида могла быть нанесена как физическим действием (например, телесное
повреждение), так и словом (например, оскорбление). Обида причиняла только
физический или моральный вред, но неимущественный. В империи конкретный
размер штрафа стал определять сам судья.
Обидой (injuria) квалифицировались неправомерные действия в отношении
отдельной личности «так называется потому, что не по праву». Содержанием ее
были материальные, т. е. выраженные вовне действия одного лица в отношении
другого, нарушившие достоинство или телесную неприкосновенность, или и то
и другое одновременно; «Обида совершается вещью, или словом; вещь состоит
в ударе рукой, словом – без руки». Самым тяжким видом обиды считалось
членовредительство (повреждение руки, ноги, глаза), менее тяжким – ранения,
еще менее серьезным – побои или подобное. Особой спецификации подлежало
оскорбление, т. к. не всякие намеренные слова могли считаться таковым:
«Оскорбление делается из душевного состояния того, кто оскорбляет».
Ответственность за обиду в древнейшую эпоху предполагала точную – в
смысле
таксации
–
сумму
штрафа
соответственно
подвиду
типа.
Недостаточность такой формы возмещения стала очевидной со временем, когда
номиналы штрафов оставались неизменными веками, а деньги теряли в цене;
кроме того, формальная оценка не могла учесть всех субъективных моментов
«обидности». Поэтому в преторском праве – и в позднейшее время в целом –
истец получил право сам обосновывать имущественный размер претензии по
обиде, который корректировался претором: «Atrox оценивается сообразно
действию, месту или лицу» – т. е. на квалификацию обиды как тяжкой, менее
тяжкой и т. д. стал влиять не только собственно материальный вред, но и место
нанесения обид (например, при стечении народа), характер действия («честный»
удар или выражение крайнего пренебрежения и т. п.).
Важность индивидуального оформления правового требования в случае
обиды усугублялась требованием своего рода постоянства личного восприятия:
«нельзя считать претерпевшим беззаконие того, кто однажды согласился с
подобным действием». Иначе говоря, однажды не предъявив иск по поводу
конкретной обиды (например, пощечины или обзывания вралем), в дальнейшем
лицо утрачивало право предъявлять кому-либо иск по поводу тех же действий
— как бы признавалось, что в отношении тебя эти действия не носят обидного
характера, что тобою же и признано. В случае с этим деликтом высокая степень
индивидуальной
обоснованности
напрямую
сопрягалась
с
высокой
требовательностью в отношении правосознания, исключающего произвольное
прощение действий других.
2) Furtum – кража, корыстное посягательство на чужую вещь, хищение
чужих предметов с намерением создать для себя имущественную выгоду.
Кража (furtum). Этот деликт составляло любое по конкретному виду
посягательство на имущество частного лица – имея в виду строго движимую
вещь: похищение ее, неправомерное пользование, неправомерное удержание и т.
п. (Посягательства на вещи, находящиеся в общественной собственности либо
вне
индивидуализированной
собственности
вообще,
расценивались
как
уголовные преступления). Предполагалось и наличие специального отношения
правонарушителя к содеянному, к цели использования украденного у кого-либо
имущества: «Злоумышленное отчуждение вещи в целях наживы – самой вещи,
пользования ею или обладания».
Кражу совершал любой индивид, пользующийся вещью без воли ее
хозяина, а не только тот, кто явно уносил чужую вещь. В этом смысле субъектом
этого
деликта
могло
стать
любое
лицо,
даже
неполноправное,
хотя
ответственность вменялась по общему принципу деликтного права. Объектом
кражи, признавалось, могла быть любая движимая вещь, но только телесная и не
принадлежащая к категории бесхозных; действия субъекта должны были
выражаться в определенном изменении материального отношения к вещи: унос,
увод, удержание, использование отданного на хранение и т. п. Действия эти
должны были производиться против воли истинного собственника или
обладателя вещи (украсть можно было вещь не только у полноправного
собственника, но и у владельца).
Кража также подразделялась на несколько подвидов. Открытая кража
(наказание – вора ночью можно убить, рабов сбрасывали с Тарпейской скалы,
свободных бичевали и отдавали в рабство, малолетних наказывали телесно); это
публичный деликт;
Открытая кража (furtum manifestum) расценивалась первоначально как
чисто уголовное преступление, наказываемое телесным наказанием и 4-кратным
возмещением вреда. Критерий «открытости», «явности» совершения деликта
был не общепринят в римской юстиции: подразумевалось, что правонарушитель
застигнут на месте преступления. Но при этом одни классические юристы
считали, что «место» оформляется, если правонарушитель пойман во время
совершения правонарушения, в ходе его (in flagranti), другие – если просто
застигнут на месте преступления, третьи – до тех пор, пока вор не отнес вещь к
себе для укрытия, четвертые – если правонарушителя видели с украденной
вещью в любом месте.
Неявной кражей (furtum nес manifestum) считалось иное похищение
имущества (наказывалось обнаружение краденого или неправомерное действие
в отношении чужих вещей), этот вид карался 2-кратным штрафом к стоимости
вещи. Квалифицированными подвидами кражи признавались: дополнительное
обнаружение кражи (furtum conceptum), когда украденная вещь обнаруживалась
при обыске дома подозреваемого правонарушителя в присутствии свидетелей;
вскрытая кража (foblatum), когда вещь оказывалась подброшенной другому лицу
с целью сокрыть подлинного вора; оба эти подвида кражи влекли 3-кратный
штраф относительно стоимости краденой вещи.
Кража при ритуальном обыске дома (публичный деликт); тайная кража
(штраф в двойном размере); обнаруженная кража (штраф в тройном
размере);вещь подбрасывали (штраф в тройном размере).
Примечание: furtum в переводе означает «кража». Однако в римском праве
понятие кражи рассматривалось гораздо шире, чем в настоящее время. Кража
рассматривалась как любое умышленное действие, направленное на присвоение
чужого имущества. Поэтому к краже относили как собственно кражу, так и
различные формы хищения (например, присвоение, растрату), а также
противоправное владение или пользование чужим имуществом (например,
хранитель пользуется имуществом поклажедателя).
В древнее время вор, которого застигли на месте преступления или у
которого вещь была найдена в результате обыска, карался бичеванием и
отдавался во власть потерпевшего. В случае ночной или вооруженной кражи
вора можно было убить на месте.
В конце классической эпохи к явной краже — с точки зрения ее
последствий и санкций — приравнивался и грабеж (rupina), связанный с явным
отнятием у кого-либо частного имущества, прежде всего, денег.
3) Грабеж (rapina) представлял собой открытое насильственное завладение
чужой вещью. В 76 г. до н. э., в период гражданских войн, эдиктом претора
Лукуллы грабеж, деликт как самостоятельное правонарушение выделился из
кражи и сводился к выплате потерпевшему – штраф в 4-кратном размере от
цены вещи. По истечении года со дня грабежа ответственность виновного
ограничилась размером причиненного ущерба.
4) Повреждение или уничтожение чужого имущества (damnum injuria
datum). К этому виду деликта относились неправомерные действия лица, выразившиеся в строго материальном повреждении чужого недвижимого имущества
либо той категории движимых имуществ, что относились в древности к разряду
манципируемых вещей (скот, рабы, строения) (например, порча повозки или
одежды не могла квалифицироваться как повреждение чужого имущества).
Общие случаи деликта были сформулированы законом Аквилия (286 г. до н. э.),
к
которому
комментаторами
были
добавлены
нормы,
касающиеся
ответственности за посягательства на движимые вещи. Необходимыми
элементами деликта и, соответственно, ответственности по нему были:
материальное выражение повреждения вещи, причем поддающееся реальному
обозрению, лучше – исчислению, и виновность лица в этом. В зависимости от
степени виновности лица определялся итоговый размер возмещения за ущерб.
По общему правилу основанием для квалификации как повреждения чужого
имущества могла быть даже самая легкая неосторожность постороннего лица.
В случае ответственности требовалось возмещать не только прямой ущерб
(возможен был штраф до 2-кратной стоимости вещи), но и косвенный,
связанный с лишением тех выгод, что мог бы иметь хозяин от использования
поврежденных вещей (например, нуждавшийся в лечении раб не мог некоторое
время
работать
—
возмещению
подлежала
и
стоимость
лечения,
и
предполагаемая прибыль от его работы).
Важным было условие причинения аквилианского ущерба: damnum corpore
corpori datum – физическим предметом и телесной связью.
Примечание: ответственность наступала не только в случае физического
причинения вреда имуществу, но и в иных случаях (например, оставление чужого
раба без пищи). Виновный отвечал за всякую свою вину, в том числе и за самую
легкую небрежность. Если было несколько виновных, то они несли солидарную
ответственность.
Нормы
закона
применялись
не
только
при
защите
собственником имущества, но и в случае причинения имущественного вреда
владельцу,
узуфруктарию,
и
даже
иногда
при
защите
лиц,
имевших
обязательственное право требовать передачи им вещи.
5) Угроза (metus). Договор, совершенный под угрозой, считался
недействительным. Ульпиан указывал: «Страх – беспокойство ума вследствие
наличной или будущей опасности» (Дигест 4.2.1); Лабеон: «Страх означает не
какое угодно опасение, но (боязнь) перед более значительным злом» (Ульпиан,
Дигест 4.2.5). Штрафной actio mеtus был ноксальным. Наследник виновного
лица отвечал в объеме незаконного обогащения.
6) Обман или мошенничество (dolus) – противоправные действия,
вызывающие у другого лица заблуждение в момент заключения договора или в
течение существования обязательственных отношений, в результате чего ему
причинен ущерб.
Ответственность наступала в виде возмещения ущерба и бесчестия. Это
ноксальный, штрафной иск. На наследников он не переходил. Иск давался при
отсутствии других процессуальных средств для получения возмещения.
Обязательства как бы из деликтов. В настоящем курсе рассматриваются
только частные деликты. Система деликтных обязательств характеризовалась
тем, что существовал исчерпывающий (закрытый) перечень случаев, из которых
они возникали, и в то же время не было установлено общего правила о том, что
любое действие, нарушающее чьи-либо права, порождало обязательство
возместить причиненный им вред. В ряде случаев в результате противоправного
поведения лица возникало обязательство, которое не подпадало ни под один из
предусмотренных нормой права деликтов. Подобные обязательства принято
называть как бы деликтными. В римском праве такого названия не было, оно
впервые появилось лишь в Дигестах Юстиниана.
Квазиделикты – это обязательства, возникающие при отсутствии деликта,
но по характеру и содержанию сходные с деликтными (т. е. противоправными)
действиями.
Отдельные виды квазиделиктов:
1) ответственность судьи за ненадлежащее ведение судопроизводства
(ущерб по незнанию судьи, как бы не по его вине); судья обязан был возместить
причиненный ущерб в полном объеме;
2) за «положенное или повешенное» на здании или в квартире, за опасное
состояние здания (штраф 10 тыс. сестерций);
3) ответственность за «вылитое или выброшенное» из здания, считалась
солидарной ответственностью всех жильцов (если при этом был убит свободный
человек, штраф – 50 тыс. сестерций; за ранение – по решению суда);
4) ответственность хозяев судов и постоялых дворов за имущественный
вред, умышленно причиненный их слугами (кража, уничтожение чужого
имущества, мошенничество); с хозяина взыскивался двойной размер от
стоимости имущества;
5) ноксальная ответственность pater familias за ущерб, причиненный его
подвластными (включая рабов и животных) (табл. 2).
Таблица 2. Отличия квазиделиктов от деликтов
Квазиделикты
Деликты
1. При отсутствии вреда, но при
опасности его возникновения
1. Только при вредных последствиях
2. Без установления вины
2. Наличие вины деликвента
3. Без точного определения исполнителя
3. Исполнитель точно известен
4. Могли совершить животные, вещи,
невменяемые лица
4. Деликвент не может быть вещью,
животным
В обязательства как бы из деликта (obligationes quasi ex delicto), в
соответствии с систематикой Институций Юстиниана,
включают гипотезы
виновного поведения, преследовавшегося посредством преторских исков.
Критерий отбора этих ситуаций неясен.
Судья считался обратившим процесс на себя (iudex qui litem suam fecerit) в
случае, если его решение (sententia) оказывалось в противоречии с формулой
или с фактами, приведенными сторонами, а также при любом умышленном
(«dolo malo» – Дигест Юстиниана. 5.1.15.1) нарушении порядка судебного
разбирательства, затрагивавшем интересы сторон. Пострадавший защищался
посредством иска in factum (actio adversus iudicem qui litem suam fecit), в котором
condemnatio ставилась в зависимость от соразмерного усмотрения судей (in
bonum et aequum). Если правонарушение совершил filius familias (Дигест
Юстиниана. 5.1.15), иск дается в объеме пекулия против домовладыки.
Преторский эдикт содержал статью об ответственности за вылитое и
выброшенное из окон дома
(edictum de effusis et deiectis),
которая
предусматривала иск in factum c condemnatio в двойном размере (in duplum)
понесенного ущерба. В случае гибели свободного человека предусматривался
фиксированный штраф в размере 50 золотых солидов по юстиниановскому
курсу (что, видимо, соответствует 50 тыс. сестерциев). В случае нанесения
телесных повреждений соразмерный штраф устанавливался по решению судей
(in bonum et aequum). Пассивно управомоченным на иск лицом признавался
жилец, будь то собственник жилища, или квартиросъемщик, или постоянно
проживавший там гость (hostis): «qui ibi habitaverit» (Дигест Юстиниана.
9.3.1.9). Ответственность наступала за объективный факт, независимо от того,
совершил ли деяние сам жилец или третье лицо. Иск входил в категорию
actiones populares: его мог вчинить любой гражданин.
Ответственность
за
простое
создание
угрозы
для
прохожих
предусматривал edictum de positum (Дигест Юстиниана. 9.4.5.6), согласно
которому habitator отвечал в объеме 10 солидов перед любым гражданином по
actio in factum (тоже actio popularis) в том случае, если на крыше или на карнизе
дома был установлен предмет, который при случайном падении мог нанести
ущерб («cuius casus nocere cui possit»). Объективный характер вменения был
смягчен допущением ноксальной ответственности в случае, если виновным в
создании общественной угрозы признавался раб.
Ответственность за деяние третьего лица предусматривалась также по actio
furti и по actio damni adversus nautas caupones stabularios, которые в преторском
эдикте были соотнесены с actio furti и с actio legis Aquilia. Хозяин корабля,
гостиницы или постоялого двора отвечал in duplum в том случае, если кто-либо
из служащих или проживающих у них лиц (исключая пассажиров или
путешественников) совершал воровство или наносил имущественный ущерб
пассажиру или постояльцу. В средние века их ответственность трактовалась как
вина в выборе сотрудников (culpa in eligendo), но в античности ответственность
наступала без всякой вины – за деяние третьего лица. Если воровство совершал
раб, хозяин освобождался, совершая noxae deditio в пользу пострадавшего.
Поскольку nauta, caupo, stabularius отвечали также по receptum за сохранность
вещей
пассажиров
управомоченными
на
и
постояльцев
цивильный
иск
(custodia),
о
краже
они
(actio
признавались
furti)
против
действительных воров (Дигест Юстиниана. 47.5.1.4).
Таким образом, общего понятия деликта римским правом не было
выработано,
однако
внимание
уделялось
отдельным
типам
деликтных
обязательств, установлению ответственности виновных лиц.
Вопросы для самоконтроля
1. В чем заключается юридическая сущность обязательства из квазидоговоров?
2. Какие основные виды квазидоговоров предусмотрены в римском праве?
3. В чем состоит юридическая сущность обязательств, возникающих из ведения чужих дел
без поручения?
4. В чем состоит юридическая сущность деликтных обязательств?
5. Каковы признаки деликта в римском праве?
6. Какие виды деликтов предусмотрены в римском праве?
7. В чем особенности частных и публичных деликтов?
8. Каковы особенности деликтных обязательств в отличие от договорных?
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Римское право занимает особое место в истории цивилизации. Его значение
определяется огромным влиянием не только на последующее становление права,
но и на развитие культуры в целом. Римляне создали совершенную,
универсальную систему права, имеющую основой частную собственность,
обязательства и договоры, уникальную по степени своей внутренней
гармонии и завершенности.
Римское частное право классического периода - исторический памятник
высочайшей ценности. Его предметом являются важнейшие институты имущественного права периода принципата и домината: право собственности,
другие права на веши, договоры и иные обязательства, семейные правоотношения, наследование, учение об исках.
Римское право положило начало правовым системам западноевропейских
государств, которые восприняли многие элементы культуры древнего Рима.
Основные категории и конструкции гражданского права были использованы в
правовых системах большинства развитых стран.
Римляне достаточно точно определили понятие и содержание обязательства,
виды обязательств, привели их в систему и классифицировали. Особое
внимание римскими юристами было уделено условиям ответственности
контрагентов. Были установлены способы обеспечения обязательств.
Римское право характеризуется непревзойденной по точности разработкой всех
существенных правовых отношений простых товаровладельцев (покупатель и
продавец, кредитор и должник, договор, обязательство и т.д.).
Такого развитого состояния римское договорное право достигло только в
результате долгой эволюции хозяйственной и общественной жизни Рима.
Договорное обязательство было главной правовой формой, с помощью
которой устанавливались и закреплялись хозяйственные связи растущей торговой
и отчасти промышленной (ремесленной) деятельности. Закрепляя возникавшие в
развивающейся
хозяйственной
жизни
отношения,
договорное
право
способствовало и дальнейшему росту хозяйственных отношений. Выработанная
римскими юристами система разнообразных договоров открывала возможность
снабжать правовыми последствиями различные отношения, складывавшиеся на
почве ведения крупного сельского хозяйства (на латифундиях); выработанная
система договора отвечала интересам римских купцов и во внутренней, и в
заморской торговле. В договорном праве более чем в любой другой отрасли
частного права сказалось умение римских юристов, не отступая формально от
консерватизма,
характеризовавшего
национальное
римское
право,
давать
признание новым интересам и новым потребностям и, таким образом, не только не
тормозить дальнейшее развитие хозяйственной жизни, но и стимулировать его и
содействовать ему.
Выполняя эту служебную роль, римское договорное право оказалось
пригодным не только для урегулирования хозяйственных отношений в Римском
государстве, но было использовано и в средние века для регулирования отношений,
складывавшихся на почве оживившейся промышленности и торговли.
Постоянно
развиваясь,
римское
договорное
право
регулировало
возникающие новые общественно-экономические отношения. С помощью
различных правовых средств практически любое соглашение получило
правовую охрану. Известные договорные формы были выработаны римскими
юристами исходя из насущных жизненных потребностей, из судебной практики.
В наше время, когда происходит реформирование гражданского законодательства Российской Федерации, вызванное переходом к новой экономической системе хозяйствования, вновь подтверждается как значение
многих фундаментальных понятий и принципов правового регулирования,
тщательно разработанных и опробованных еще в римском праве, так и необходимость их использования в законотворческой и правоприменительной
практике. Во всех странах, где имеет место рыночная экономика и отношения
частной собственности, римское право продолжает оставаться основой для
изучения гражданского и торгового законодательства.
Работа над учебным пособием требует обязательного изучения важнейших
правовых памятников древнего Рима: законов XII таблиц, Институций Гая,
кодификации Юстиниана и др.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
Источники
1.
Дигесты Юстиниана / под ред. И. С. Перетерского. – М., 1986. – 254 с.
2.
Гай. Институции / Гай. – М., 1997. – 177 с.
3.
Кодекс Юстиниана. Избранные фрагменты / пер. и прим. И. С. Перетерского. – М.,
1984. – 132 с.
Учебная литература
1.
Агарков М. М. Ценность частного права / М. М. Агарков // Правоведение. – 1992. – № 1. – C.
27.
2.
Антокольская М. В. Лекции по семейному праву / М. В. Антокольская. – М., 1996. —
132 с.
3.
Астапенко П. Н. Римское частное право / П. Н. Астапенко. — М., 2001. – 168 с.
4.
Барток М. Римское право. Понятия, термины, определения / М. Барток. — М., 1989. –
189 с.
5.
Берман Рейд Ч. Римское право и общее право Европы / Рейд Ч. Берман // Государство и
право. – 1994. – № 12. – С. 32–33.
6.
Боголепов Н. П. История римского права / Н. П. Боголепов. – М., 1887. – С. 11.
7.
Боголепов Н. П. Учебник истории и системы римского гражданского права / Н. П.
Боголепов. – М., 1907. – С. 44.
8.
Газиева И.А. Римское право и латынь / И. А. Газиева. – М., 2003. – 177 с.
9.
Дождев Д. В. Основания защиты владения в римском праве / Д. В. Дождев. – М., 1996. –
С. 35-44.
10.
Дождев Д. В. Римское архаическое право / Д. В. Дождев. – М., 1993. – 193 с.
11.
Дождев Д. В. Римское частное право / Д. В. Дождев. – М., 1996. – 200 с.
12.
Дождев Д. В. Практический курс римского права / Д. В. Дождев. – М., 2000. – С. 123.
13.
Дыдынский Ф. Залог по римскому праву / Ф. Дыдынский. – Варшава, 1972. – С. 12.
14.
История древнего Рима / В. И. Кузищин [и др.]. – М., 2002. – С. 34.
15.
Косарев А. И. Римское право / А. И. Косарев. – М., 1986. – С. 77.
16.
Кофанов Л. Л. Обязательственное право в архаическом Риме / Л. Л. Кофанов. – М., 1994. –
156 с.
17.
Кудинов О. А. Практикум по римскому праву / О. А. Кудинов. – Белгород, 1998. – С.
123.
18.
Кучма В. В. Государство и право Древнего Мира / В. В. Кучма. – М., 1997. – 145 с.
19.
Липшиц Е. Э. Право и суд в Византии в IV-VIII вв. / Е. Э. Липшиц. – Л., 1976. – С. 123–124.
20.
Макеев В. В. Основы римского частного права / В. В. Макеев. – М., 1998. – С. 44.
21.
Новицкий И. Б. Римское право / И. Б. Новицкий. – М., 1996. – С. 50.
22.
Пухан И. Римское право / И. Пухан, М. Поленак-Акимовская. – М., 1996. – 434 с.
23.
Римское право в схемах и определениях / под ред. Л. Пиляева. – М., 2006. – 80 с.
24.
Римское частное право / под ред. И. Б. Новицкого. – М., 1995. – 193 с.
25.
Римское частное право / под ред. Л. Пиляева. – М., 2000. – 146 с.
26.
Русская философия собственности XVII-XX вв. : сб. – М., 1983. – 232 с.
27.
Савельев В. А. История римского частного права / В. А. Савельев. – М., 1986. – 188 с.
28.
Скрипилев Е. Л. Основы римского права / Е.Л. Скрипелев. – М., 1999. – 132 с.
29.
Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву / Н. С. Суворов. – М., 2000. – 56 с.
30.
Хаусманжер Г. О современном значении римского права / Г. Хаусманжер //
Государство и право. – 1991. – № 5. – С. 11–12.
31.
Хвостов В. М. Система римского права / В. М. Хвостов. – М., 1999. – С. 45.
32.
Хохлов Е. Б. Понятие юридического лица: история и современная трактовка / Е. Б.
Хохлов, В. В. Бородин // Государство и право. – 1993 . – № 9. – С. 10.
33.
Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / под ред. К. И. Батыра, Е.В.
Поликарповой. – М., 1996. – Т. 1. – С. 54-67.
34.
Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран / под ред. З. М.
Черниловского. – М., 1994. – С. 121-157.
35.
Хутыз М. Римское частное право / М. Хутыз. – М., 1994. – 123 с.
36.
Черниловский З. М. Лекции по римскому частному праву / З. М. Черниловский. – М.,
1991. — 182 с.
37.
Черниловский З. М. Римское частное право / З. М. Черниловский. – М., 1997. – 144 с.
38. Энциклопедический словарь. Брокгауз и Эфрон. Библиографии. В 12 т. – М., 1993. – Т.
4. – 864 с. (Библиографические словари и справочники).
39.
Яровая М. В. Римское частное право / М. В. Яровая. – М., 2004. – С. 11– 18.
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1
ИНСТИТУЦИИ ГАЯ
(Извлечение)
Институции являются классическим учебником римского частного права. Автор
Институций – римский юрист «классического периода» 11 в. н. э. Гай. Как исследователь
считается неглубоким, но непревзойденным популязатором.
Точная дата рождения и смерти Гая, как и его полное имя, остались не известны (117/138180/192 гг. н. э. –- даты предположительные) 1
Книга III
Об обязательствах
Теперь перейдем к обязательствам, главное деление которых распадается на два вида:
каждое обязательство возникает или из договора, или из деликта.
Рассмотрим прежде те, которые происходят из договора; их четыре вида, именно: они
возникают
вследствие
передачи
вещи,
или
торжественными
словами,
или
письменным образом, или простым соглашением.
Обязательство заключается передачей вещи, например, когда дают в заем.
Обязательство словами заключается посредством вопроса и ответа, например:
«Обязуешься торжественно дать? Обязуюсь. Обещаешь? Обещаю. Ручаешься?
Ручаюсь. Сделаешь? Сделаю».
Но что касается следующего вида словесного обязательства:
«Обязуешься ли
торжественно дать? Обязуюсь (Spondes I Spondeo)», то он свойствен только римским
гражданам. Прочие же виды принадлежат общенародному праву и употребляются
между всеми людьми — как между римскими гражданами, так и иностранцами.
97. Если то, что мы стипулируем, не может быть дано, то стипуляция будет ничтожна;
например, если кто при помощи стипуляции будет требовать для себя свободного,
которого считал рабом, или покойника, которого считал живым...
1
Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран // Под ред. З. М.
Черниловского. – М., 1994. – С. 129
97а. Точно так же, если кто будет стипулировать, чтоб ему дали вещь, которая в
действительности не существует... то стипуляция будет недействительна.
102. Кроме того, стипуляция недействительна, если кто-либо не отвечает на
предложенный вопрос, или когда кто будет стипулировать,1 чтобы ты дал 10
сестерциев, а ты обещаешь 5 сестерциев, или я стипулирую безусловно, а ты
обещаешь под условием.
104. Кроме того, ничтожна стипуляция, когда я стипулирую от подвластного мне или
когда он стипулирует от меня.
106.
Сумасшедший не может совершать никакого юридического акта, так как он не
понимает, что делает.
107.
Малолетний совершает законно всякую сделку, если только опекун принимает
участие там, где утверждение опекуна необходимо...
108.
То же самое правило применяется относительно женщин, находящихся под
опекой.
128. Обязательство основывается на письменном документе, если, например, оно
заносится в приходно-расходную книгу...
Обязательства возникают путем простого соглашения (между сторонами при куплепродаже, найме, товариществе, поручении).
Говорят, что в этих случаях возникает обязательство в силу согласия (consensus)
сторон, потому что нет никакой необходимости ни в словах, ни в письме, но
достаточно, чтобы те, кто заключают обязательство, пришли к соглашению. Вот почему
такие сделки заключаются и между отсутствующими...
139. Купля и продажа заключаются, как скоро сошлись в цене, хотя бы цена не была еще
уплачена и не был дан задаток, ибо то, что дается в виде задатка, есть только доказательство заключения контракта.
142. Договор найма и купля-продажа подчинены тем же законным правилам; договор
найма признается заключенным тогда, когда точно определена наемная плата.
Товарищество мы обыкновенно заключаем или с тем, чтобы вступить в общение всем
своим имуществом, или ради совершения какой-нибудь сделки.
Возник, однако, важный вопрос, можно ли заключить договор товарищества таким
образом, чтобы один получил большую выгоду или понес меньшие убытки... Сервий
1
stipulatio — договор, соглашение; формальное обещание
Сульпиций, мнение, которого одержало верх, думал, что такое товарищество может
состояться... ведь известно, что можно заключить договор товарищества и так, что один
вносит деньги, другой их не вносит, а прибыль у товарищей общая, потому что часто
труд одного равносилен деньгам (другого).
Известно и то, что если между товарищами не состоялось никакого точного соглашения
на счет чистой прибыли и убытков, то прибыль и убытки распределяются между ними
поровну...
Товарищество продолжается до тех пор, пока существует взаимное соглашение членов;
но если кто из товарищей выйдет из его состава, то товарищество прекращается.
Товарищество прекращается также вследствие смерти одного из членов, потому что
тот, кто заключает договор товарищества, выбирает себе определенное лицо.
154. Товарищество прекращается также, если продается публично или приватно
имущество одного из товарищей.
154а. Товарищество, о котором мы говорим, то есть то, которое заключается путем
простого соглашения, принадлежит к общенародному праву, таким образом, оно
применяется между всеми людьми по началам естественного разума.
Обязательство исполняется преимущественно платежом должного...
Равным образом прекращается обязательство через акцептиляцию; акцептиляция – есть
воображаемая уплата. И в самом деле, если ты желаешь простить мне то, что я тебе
должен по вербальному обязательству, то можешь этого достигнуть, если позволишь мне
произнести следующие определенные слова: «Получил ли ты то, что я тебе обещал?», а
ты ответишь: «Получил».
173. Есть еще другая форма символической уплаты посредством меди и весов, которая
была принята в определенных случаях, если, например, следует что-либо на основании
юридического акта заключенного посредством меди и весов, или если долг возник по
судебному решению.
182. Перейдем теперь к обязательствам, возникающим из деликтов: если, например, ктолибо совершил воровство, разграбил имущество, причинил убыток, нанес обиду,
обязательства, возникающие во всех этих случаях, относятся к одному роду...
По мнению Сервия Сульпиция и Масурия Сабина, воровство бывает четырех видов:
manifestum, nес manifestum, conceptum и oblijtum. Лабеон принимает два вида: явное
(manifestum) и (nec manifestum) тайное, но не соглашается признать воровством два
последних вида, усматривая в них лишь виды исков о воровстве. Последнее, по-
видимому, справедливо.
По мнению некоторых, явное (manifestum) воровство будет тогда, когда вор застигнут
при совершении преступления; другие же идут далее и полагают, что явное воровство
будет тогда, когда вор уличен на месте преступления... Из двух вышеприведенных
мнений и то и другое признано справедливым; большинство, однако, держится
последнего.
189. Наказание за явное воровство по Законам XII таблиц было весьма тяжелое... Но
впоследствии такая жестокость наказания была отвергнута, и преторским эдиктом установлен был особый иск, как против свободного лица, так и против раба со штрафом,
вчетверо большим цены украденной вещи.
190. За тайное воровство взыскивался по Закону XII таблиц тройной штраф; этот штраф
также одобрялся претором.
Воровство бывает не только тогда, когда кто-либо уносит чужую вещь, но и вообще, когда
кто присваивает себе чужую вещь вопреки воле ее господина.
Таким образом, если кто пользуется вещью, отданной ему на хранение, то он совершает
воровство. Если кто получит вещь для определенного пользования и обратит ее на другое
употребление, то он отвечает как вор...
200. В известных случаях совершают даже воровство своей вещи, если, например, должник
похитит вещь, данную верителю в залог, или если я тайком отнимаю свою вещь от
добросовестного ее владельца. Поэтому решено: тот, кто скрывает, что к нему возвратился
раб, которым добросовестно владел другой, совершает воровство.
202. Иногда подвергается ответственности за воровство тот, кто сам воровства не совершал,
как, например, тот, при помощи или по совету которого совершено воровство.
208. Наконец, следует знать, что возник вопрос, совершает ли малолетний воровство, унося
чужую вещь. Большинство решило, что так как воровство образуется из желания украсть, то
малолетний только тогда отвечает за это преступление, когда он в возрасте, близком к
совершеннолетию, и вследствие этого сознает свое преступление.
Иск о вреде, незаконно причиненном, установлен Аквилиевым законом, в первой главе
которого постановлено, что, если кто незаконно убьет чужого раба или чужое четвероногое
домашнее животное, тот обязывается уплатить господину высшую рыночную стоимость
убитого за этот год.
Незаконно убивающим считается тот, по умыслу или по вине которого совершается
убийство, и нет никакого другого закона, по которому должно бы взыскать штраф за убыток,
причиненный непротивозаконным образом; вследствие этого не подвергается наказанию тот,
кто причинил вред как-нибудь случайно, без вины и умысла.
Да и притом не только тело убитого оценивается в иске этого закона, но если, например, кто
убьет раба и собственник понесет убыток, превышающий стоимость самого раба, то и это
берется во внимание, например, убили моего раба, назначенного кем-либо наследником,
прежде чем он по моему приказанию вступил торжественно во владение наследством. В этом
случае берется внимание не только стоимость его самого, но и потерянного наследства.
Тот, чей раб убит, волен обвинять убийцу в уголовном преступлении или отыскивать ущерб
по этому закону.
Нарушение права совершается не только тогда, когда кто-либо кулаком или палками будет
бит или даже высечен, но и тогда, когда кого-либо бесчестят.
По-видимому, мы терпим обиду, не только нам самим нанесенную, но и нашим подвластным
детям, нашим женам, хотя бы они и не находились в нашей супружеской власти...
Собственно говоря, лично рабу не наносится никакой обиды, но через него считается
оскорбленным его господин...
...Претор позволяет нам самим оценивать обиду, и судья присуждает нам такую сумму, на
какую мы оценили обиду или меньше, согласно своему усмирению. Но так как жестокую
обиду обыкновенно оценивает претор... и хотя судья может присудить меньшую сумму,
однако в большинстве случаев он не решается уменьшить ее вследствие авторитета претора.
Обида считается тяжкой или по действию, если кто, например, кем-либо ранен, высечен или
побит палками; или по месту, если, например, обида нанесена в театре или на площади; или
по личности, если, например, претерпит обиду магистрат или когда обида будет нанесена
сенатору простым человеком (низкого происхождения).
ДИГЕСТЫ ЮСТИНИАНА
(Извлечение)1
Книга 2-я
Титул XIV. О сделках
1. (Ульпиан) Справедливость этого эдикта вытекает из самой природы. Ибо что более
1
Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран // под ред. З. М. Черниловского. –
М., 1994. – 254 с.
соответствует человеческой честности, чем соблюдать то, о чем они договорились. § 1. Слово
«pactum» происходит от «pactio», оттуда происходит и слово «мир» (pax). § 2. Договор
является соглашением двух или нескольких об одном и их согласием. § 3. Слово
«соглашение» имеет общий смысл и относится ко всему, о чем соглашаются ведущие друг с
другом дела, в целях заключения сделки или мирового соглашения. Так, говорится
«соглашался» о тех, кто собираются и сходятся из разных мест в одно место, так это слово
прилагается и к тем, которые соглашаются об одном и том же, исходя из различных
побуждений души. Слово «соглашение» является настолько общим, что, как хорошо сказал
Педий: «нет никакого договора, никакого обязательства, где бы не содержалось соглашения,
вне зависимости от того, совершается ли оно посредством вещи или слов (ибо и стипуляция,
которая совершается посредством слов, ничтожна, если нет согласия)». § 4. Но многие
соглашения получают другие названия — например, купля, наем, залог, стипуляция.
2. (Павел) Лабеон говорит, что можно достигнуть соглашения либо посредством вещи, либо
посредством письма, либо даже при помощи вестника, если стороны не находятся в одном
месте; признается даже, что можно достигнуть соглашения молчаливым согласием — так,
если моему должнику я возвращу долговую расписку, то ясно, что между нами имеется
соглашение о том, что я не буду предъявлять требования, и ему в будущем предоставляется
оставить возможность заявить экспенцию, вытекающую из соглашения.
Книга 16-я
Титул II. О зачете
(Модестин) Зачет есть взаимный расчет долга и требования.
(Юлиан) Каждый устраняет предъявляющего к нему требование кредитора, который вместе с
тем является и должником, если он готов произвести зачет.
3. (Помпоний) Зачет является необходимым потому, что для нас важнее не платить, чем
требовать обратно уплаченное.
4. (Павел) Правильно то, что полагал Нераций и говорит Помпоний: «в силу самого права
долг поручителя уменьшается на такую сумму, которую ответчик может удержать в силу
зачета, подобно тому, как если я, требуя от ответчика все, требую дурно, так и поручитель в
силу самого права не является ответственным в большем размере, чем может быть
присуждено ответчику».
7. (Ульпиан). То, что должно быть уплачено в определенный день, не может быть зачтено до
наступления этого дня, хотя бы следовало это уплатить.
18. (Папиниан)... § 1. Кредитор не принуждается зачесть то, что он должен не своему
должнику, а другому лицу...
Книга 17-я
Титул I. Об иске, вытекающем из поручения, и об обратном иске
(Mandati vel contra)
1. (Павел). Обязательство поручения основывается на соглашении заключающих контракт. §
4. Поручение ничтожно, если оно не является безвозмездным, ибо оно ведет свое
происхождение из обязанности или из дружбы и плата противоречит обязанности; если
приходят деньги, то дело рассматривается скорее как наѐм.
6. (Ульпиан). Если в целях вознаграждения установлен гонорар (honor), то будет иметься иск,
вытекающий из поручения... § 3. Поручение, имеющее своим содержанием постыдное
действие, ничтожно, и потому не может быть предъявлен этот иск... § 5. Конечно, если я дам
тебе поручение, имеющее значение для тебя, то нет никакого иска, вытекающего из
поручения, разве что и для меня это (поручение) имело значение...
15. (Павел). Если я дал тебе поручение купить имение, а затем написал, чтобы ты не покупал,
а ты купил, прежде чем узнал о моем запрещении, то я обязан перед тобой на основании
поручения, дабы тот, кто принял поручение, не потерпел ущерба.
48. (Цельс)... § 1. Если я дам тебе поручение, чтобы ты вел дела для меня путем дачи денег
взаймы и передавал мне обязательства, причем я несу риск и я же получаю выгоду, то я
считаю, что в этом может состоять поручение...
Титул II. Об иске, вытекающем из товарищества (Pro socio)
(Павел). Товарищество может быть образовано или постоянное, т. е. пока живут (участники),
или на время, или с известного времени (или под условием). § 1. При товариществе,
объемлющем все имущество, все вещи вступающих в товарищество делаются (немедленно)
общими.
(Гай). Так как, хотя и не происходит особой передачи, считается, что она произошла
молчаливо.
5. (Ульпиан). Договоры товарищества заключаются или для объединения всех имуществ, или
для какого-либо промысла, или для сбора государственных налогов (societas vectigalium), или
даже для какого-либо одного дела. § 1. Лица, не равные по своему имущественному
положению, могут вступать в товарищество; и это товарищество имеет силу, ибо часто более
бедный восполняет своей работой то, чего по сравнению с другими участниками
товарищества не хватает в его имуществе.
(Ульпиан). Кто принят в качестве участника товарищества, тот является товарищем лишь для
того лица, которое его приняло (в качестве участника). И это правильно: так как
товарищество основывается в силу соглашения, не может быть товарищем мне тот, которого
я не хотел иметь товарищем. Как же если мой товарищ его? Он (принятый) является
товарищем ему одному (принявшему).
(Ульпиан). Ибо товарищ моего товарища не является моим товарищем...
57. (Ульпиан). Если товарищество образовано для совершения злодеяний, то установлено, что
товарищество является ничтожным (ибо общепризнано, что товарищество, образованное для
бесчестных дел, является ничтожным).
64. (Каллистрат). Итак, когда участники товарищества начали действовать отдельно и
каждый из них ведет дела для себя, то несомненно товарищество расторгается.
72. (Гай). Участник товарищества отвечает перед другим участником и за вину, т. е. за
бездействие, и небрежность. Вина определяется не в соответствии с требованиями точнейшей
заботливости; ибо достаточно к общим делам прилагать такую же заботливость, какую
следует прилагать к своим делам, тот, кто берет себе малозаботливого товарища, должен
пенять сам на себя...
82. (Папиниан). В силу права товарищества участник товарищества не является обязанным по
долгам другого (участника), разве что деньги (взятые взаймы) поступили в общий денежный
ящик...
Книга 18-я
Титул I. О заключении договора покупки и о совершаемых между покупателем и продавцом
договорах, и какие вещи не могут быть продаваемы (De contrahenda emptione et de pactis inter
emptorem et venditorem composities et quae res venire non possunt)
1. (Павел). Происхождение купли-продажи коренится в мене.
6. (Помпоний)... § 1. При куплях и продажах надо более следовать тому, что имелось в виду,
чем тому, что сказано... § 2. Условие, которое указано при заключении договора, может быть
изменено в силу другого соглашения, так же как можно отступиться от покупки в целом,
если еще не выполнено то, что должно быть предоставлено с той и другой стороны.
8. (Помпоний). Нельзя представить себе ни покупки, ни продажи без вещи, которая
продается. И, однако, правильно покупаются будущие плоды... § 1. Однако иногда признается
продажа и без вещи, например, когда покупается как бы возможность. Это про Alea —
жребий, случайность, шансы. Исходит, когда покупается ловля (рыбы) либо птицы... ибо
покупка считается совершенной, если и ничего не будет получено, так как имеется покупка
надежды...
9. (Ульпиан). Известно, что при продажах и покупках должно иметься согласие; если же (у
сторон) имеется разногласие в отношении самой покупки, или в отношении цены, или в
отношении чего-либо другого, то покупка является несовершенной.
15. (Павел). Если соглашение о предмете, но предмет еще до продажи перестал существовать
в мире вещей, то покупка является ничтожной.
21. (Павел). Лабеон писал, что темнота договора скорее вредит продавцу, который так
высказался, чем покупателю, так как продавец до совершения сделки мог выразиться яснее...
25. (Ульпиан). Если отчуждение произведено так: «та или иная вещь», то будет выбрана та,
которую выберет продавец.
28. (Ульпиан). Нет сомнения, что можно отчуждать чужую вещь; ибо имеется купля и
продажа, но вещь может быть изъята у покупателя...
35. (Гай). То, что часто делается под именем задатка при купле, не имеет такого значения,
как если бы без задатка соглашение не приводило к результатам, но служит для того, чтобы
точнее могло быть доказано, что стороны договорились о цене. § 1. Установлено, что
несовершенной является сделка, когда желающему купить продавец говорит так: «Ты
будешь иметь вещь купленной, за сколько хочешь, за сколько ты считаешь справедливым, во
сколько ты ее оцениваешь».
(Павел). То, что после купли прибавилось к участку вследствие намыва или убыло,
относится к выгоде или невыгоде покупателя; ибо, если бы и все поле после купли было
захвачено рекой, это было бы риском покупателя; следовательно, и выгода должна идти
ему...
(Павел). Необходимо знать, когда купля является совершенной: ведь тогда мы узнаем, на ком
лежит риск. Ибо когда купля является совершенной, то риск возлагается на покупателя, и
если ясны предмет, качество и количество проданного, ясна цена и продажа совершена
просто (без условия), то купля является совершенной; если же вещь продана под условием и
условие не выполнено, то купля является ничтожной, как и стипуляция; если же условие
осуществилось, то Прокул и Октавен говорят, что риск возлагается на покупателя; это
одобряет и Помпоний...
18. (Помпоний). Нужно знать, что когда покупатель допустил просрочку, то продавец
отвечает не за вину, но только за злой умысел. Если же просрочка допущена и продавцом и
покупателем, то Лабеон пишет, что допущенная просрочка более идет во вред покупателю,
чем продавцу. Но если просрочка допущена покупателем, а затем, когда еще не было
преступлено к исполнению договора, допустил просрочку продавец, хотя он мог исполнить
свои обязанности, то справедливо, чтобы продавцу вредила просрочка, допущенная позднее.
20. (Гермогениан). Если покупатель допустил просрочку в уплате продавцу цены, то он
обязан уплатить лишь проценты, а не вообще все то, что продавец мог бы получить, если бы
просрочка не имела места, например, если продавец был купец и в случае уплаты цены мог
бы получить путем использования денег на товары больше, чем проценты.
Книга 19-я
Титул I. Об исках, вытекающих из купли-продажи
1. (Ульпиан). Если купленная вещь не передается, то предъявляется иск об убытках, т. е.
выясняется, какое значение представляет для покупателя обладание вещью; иногда это
выходит за пределы цены, если убытки более значительные, чем стоимость вещи или сумма,
заплаченная за нее.
17. (Ульпиан). К участку не относится ничего, чтобы не опиралось на землю; к строениям же
— следует это знать — относится многое, что не прикреплено к строениям, как, например,
засовы, ключи, замки. Многое закопано и не принадлежит к участку или к вилле, например,
сосуды для вина, давила для винограда, так как они скорее являются оборудованием для
хозяйства, хотя бы и были соединены со строением.
21. (Павел). Если рабыня, будущий ребенок которой продан, является бесплодной или ей
больше 50 лет и если покупатель об этом не знает, то продавец отвечает по иску,
вытекающему из купли.
Титул II. Об иске, вытекающем из найма (Locati conducti)1
1
Термин «Locati conducti» не может быть переведен точно. Мы переводим его словом
«наём».
(Павел). Наѐм, являясь естественным и принятым у всех народов контрактом, заключается не
посредством слов, но в силу соглашения, так же как купля и продажа.
(Гай). Наѐм стоит очень близко к купле и продаже и подчиняется тем же юридическим
правилам: ибо купля и продажа заключаются, если имеется соглашение о цене, так и наѐм
считается заключенным, если имеется соглашение о плате.
13. (Ульпиан). § 2. Если капитан корабля ввел корабль в реку без кормчего, не мог справиться
с бурей и погубил корабль, то пассажиры имеют к нему иск найма... § 6. Если чистильщик
взял платье в чистку и платье изгрызли мыши, то он отвечает по иску из найма, так как он
должен был предохранить платье от этого. Если чистильщик перепутал плащи и кому-либо
дал чужой плащ, то он отвечает по иску из найма, хотя бы он сделал это по неведению. § 7.
При подходе войска наниматель (имения) убежал, а затем воины взяли из своего пристанища
окна и прочее. Если наниматель не сообщил об этом собственнику и убежал, то он отвечает
по иску, вытекающему из найма. Лабеон же говорит, что он несет ответственность, если он
мог оказать сопротивление и не оказал; это мнение правильно. Но если он не мог сообщить
(собственнику), то я не думаю, что он несет ответственность.
15. (Ульпиан). Нанимателю в силу найма вещи предоставляется иск. § 1. Этот иск имеется в
следующих, например, случаях: предоставляется иск из найма, если нанимателю не
предоставлена возможность извлечения плодов из вещи, взятой внаем, т. е. ему не
предоставлено владение всем полем или частью его, или не отремонтирован сельский дом,
конюшня либо место, где должны стоять его стада, или не предоставлено что-либо, о чем
имеется соглашение в договоре найма.
19. (Ульпиан). § 6. Лицо сняло жилье на год и уплатило плату за весь год, а затем через шесть
месяцев дом разрушился или был уничтожен пожаром. Мела очень правильно писал, что
наемная плата за остаток времени может быть истребована обратно путем иска нанимателя:
но не в порядке истребования не должно полученного; ибо наниматель дал больше (чем
следовало) не по своей ошибке, но в своих интересах, исходя из отношений найма.
20. (Павел). Как и купля, наем может быть совершен под условием.
22 (Павел) Если я даю заказ на постройку дома, с тем чтобы подрядчик сделал все на свои
средства, то он переносит на меня собственность на сделанное, и, однако, это является
наймом ... ибо мастер сдает внаем свою работу, т. е. обязанность делания.
25. (Гай). § 1. Если кто-либо сдал другому внаем имение для извлечения плодов или сдал
жилище, а затем по какой-либо причине продает имение или здание, то он должен
позаботиться, чтобы в силу этого договора (продажи) покупатель дозволил колону извлекать
плоды, а жильцу — жить в этом доме; иначе тот, кому это будет воспрещено, предъявляет
иск (к наймодателю) из договора найма.
38. (Павел). Кто нанялся на работу, тот должен получить плату за все время, если не
зависящие от него обстоятельства привели к тому, что он не выполняет работы. § 1. И
адвокаты не обязаны возвращать гонорар, если по обстоятельствам, от них не зависящим, они
не вели дело...
44. (Ульпиан). Никто не может сдать внаем сервитут...
46. (Ульпиан). Если кто-либо взял внаем вещь за одну монету, то наем ничтожен, так как это
приравнивается к дарению...
55. (Павел). Собственник вкладов не отвечает (за помещенные в склад товары), если склады
были взломлены и разграблены, разве что он взял на себя охрану складов; но рабы,
принадлежащие лицу, с которыми заключен договор, могут быть подвергнуты допросу под
пыткой по причине знания ими строения. § 1. Если наниматель строения своим трудом
произвел необходимые и полезные работы — улучшил имение или возвел строения либо
сооружения — и об этом не было соглашения (с наймодателем), то наниматель может
предъявить к собственнику имения вытекающий из найма иск о возвращении ему расходов.
§ 2. Кто вопреки договору найма покинул имение до наступления срока (договора) без
основательной и доказанной причины, тот может быть на основании иска из найма
присужден к внесению наемной платы за все время (в таком объеме, чтобы наймодателю
было предоставлено возмещение его убытков).
Титул III. Об иске, вытекающем
из предоставления вещей по оценке для продажи (De aestimatoria)
1. (Ульпиан). В силу оценки риск возлагается на того, кто принял (вещь): он должен или
вернуть самую вещь в целости, или уплатить по оценке, о которой имеется соглашение.
Титул IV. 0 мене вещей (De rerum permutations)
1. (Павел). Как одно дело — продать, другое дело — купить, один — покупатель, другой —
продавец, так и одно дело — цена, другое дело — товар; а при мене нельзя различить, кто
покупатель, а кто — продавец, и представления сильно различаются. § 2. Контракт куплипродажи заключается простым выражением воли договаривающихся сторон, а мена
порождает обязательство с передачей вещи.
Книга 20-я
Титул I. О залогах и ипотеках, и как они устанавливаются, и о договорах о них (De pignoribus et
hipothecis et gualiter ea contrahantur et de pactis eorum)
1. (Папиниан). Общее соглашение о предоставлении имущества в залог впоследствии их
приобретения допускается.
(Гай). Ипотека заключается путем договора, когда кто-либо вступает в соглашение о том,
чтобы его вещи вследствие какого-либо обязательства являлись обремененными ипотекой; не
относится к делу, какими словами совершена (ипотека), так же как это не имеется в тех
обязательствах, которые заключаются путем соглашения. Таким образом, вещь, о которой
имеется соглашение, становится обязанной и без письменного документа, если стороны
согласились, что установилась ипотека (и если это может быть доказано).
(Марциан). Следует знать, что вещи могут быть даны в ипотеку при каком угодно
обязательстве: даются ли деньги взаймы или дается приданое, или заключается купляпродажа либо наем, либо поручение, и безразлично, является ли обязательство чистым или
оно заключено с известного срока или под условием, и совершена ли ипотека при наличии
контракта или контракт предшествует; но ипотека может быть установлена и в связи с
будущим обязательством... §1. Между залогом (pignus) и ипотекой (hipotheca) разница только
в звучании названий. § 2. Можно установить ипотеку или для своего обязательства или для
чужого.
11. (Марциан). § 1. Если установлен антихрезис и кто-либо введен во владение именем или
зданием, кто он удерживает владение как залог до тех пор, пока ему уплачены деньги; до
того же времени он извлекает вместо получения процентов плоды, проживая в имении...
13. (Марциан). § 2. Установлено, что можно принять в залог заложенную вещь...
14. (Ульпиан). И то, что еще не существует, но будет существовать, может быть дано в
ипотеку...
16. (Марциан)... § 7. Чужая вещь может быть действительным образом дана в залог под
условием (что залог вступает в силу), тогда когда вещь сделается принадлежащей должнику...
35. (Лабеон). Если дом, который тебе разрешено продать на основании договора, сгорел, а
затем должник его восстановил, то на новый дом ты имеешь такое же право.
Титул II. В каких случаях залог или ипотека устанавливаются молчаливо (In quibus causis
pignus vel hipotheca tacite contrahitur)
Титул IV. Кто считается имеющим преимущество в отношении залога или ипотеки и о тех, кто
вступает на место предыдущих кредиторов (Qui potiores in pignore vel hipotheca habeantur et de his
qui in priorum creditorum locum succedunt)
11. (Гай). В отношении залога пользуется преимуществом тот, кто раньше дал денег взаймы
(и получил ипотеку), хотя бы ранее с другим лицом был заключен договор о том, что если
от него будут получены деньги, то вещь будет дана в залог.
Титул V. 0б отчуждении залогов и ипотек
(De distractione pignorum et hipothecarum)
13. (Павел). Кредитор, который в силу своего права отчуждает залог, должен уступить свое
право и, если он владеет залогом, во всяком случае, должен передать владение.
Титул VI. Какими способами прекращаются обязательства, вытекающие из залога или из
ипотеки (Quibus modis pignus vel hipotheca solvitur)
(Ульпиан). Залоговое право прекращается, если долг уплачен или в этом отношении дано
удовлетворение. То же мы должны сказать, если залоговое отношение кончилось в силу
истечения времени или если по какому-либо основанию прекратилось обязательство, в связи
с которым установлен залог.
(Марциан). Как с уничтожением телесной вещи, так и с прекращением узуфрукта залог или
ипотека исчезают.
Приложение 2
ЗАДАЧИ-СИТУАЦИИ
Обязательства по Институциям Гая
Для решения задач-ситуаций рекомендуется использовать Институции Гая, которые вы
можете найти в учебниках Хрестоматия по истории государства и права зарубежных
стран1.
1
Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран // Под ред. З. М. Черниловского. –
М., 1994. – 137 с.
Может ли быть заключен договор купли-продажи между отцом и сыном? Какая сфера
имущественных отношений может составить предмет договора купли-продажи?
Будет ли считаться законной сделка, при которой предметом купли-продажи являются
будущие рабы и будущие дети рабов? Каково возможное юридическое действие
покупателя в том случае, если купленный ребенок не родился или плоды не появились?
Флавий, купивший в лавке Марцеллана вино, утверждает, что вместо вина ему был
продан уксус. Продавец клянется, что продавал вино, которое попросту скисло, отчего
действительной продажу вина?
Некто в целях дарения продал вещь за меньшую цену. Действительна ли продажа?
Продавец продает раба на рыночной площади. Раб присутствует при акте куплипродажи. Какие из ниже перечисленных действий продавца могут стать предметом
обязательства после совершения сделки:
а) продавец говорит, что раб красив;
б) продавец говорит, что раб является образованным человеком;
в) продавец говорит, что раб является искусным мастером;
г) продавец ссылается на то, что раб находится тут же и покупатель может его
осмотреть.
Маний, большой любитель рыбной ловли, хотел купить усадьбу близ Неаполя. Главным
образом его привлекал пруд, и он хотел удостовериться, водится ли в нем рыба. Продавец
нанял несколько окрестных крестьян, которые взялись разъезжать на лодках по пруду,
закидывая удочки и сети. Обрадованный покупатель уплатил деньги за усадьбу, а назавтра
выяснилось, что рыбная ловля оказалась ловко разыгранной сценой. Маний обратился в суд.
Каково будет решение суда?
Кораблем на правах аренды владеет четверо лиц. Их обязанности распределены следующим
образом: первый — капитан отвечает за навигацию и действия команды; второй занимается
поддержанием судна в исправности и ремонтом; третий – заключением договоров о
перевозке грузов; четвертый отвечает за транспортировку, погрузку и доставку товаров. Во
время шторма на море судно дало течь и часть груза пришлось выбросить за борт. Какова
будет ответственность владельцев корабля – солидарная или долевая?
Аврелий предоставил в пользование Нимерия повозку с ослабленной рессорой, о чем
последний не знал. Чтобы возвратить повозку, Нимерий вынужден был потратиться на ее
ремонт. С целью компенсации расходов он снял с повозки несколько ремней. Аврелий это
обнаружил и предъявил иск. В свою очередь Нимерий подал встречный иск о передаче в
аренду некачественной вещи. Каковы могли быть действия судьи?
Трое граждан Рима продали жителю из города Болоньи поддельное ожерелье. Один из них,
опасаясь разоблачения, съездил в Болонью, раскрыл незадачливому покупателю обман и
выплатил всю сумму, полученную за проданную подделку. Может ли обманутый покупатель
предъявить иск против двух остальных злоумышленников?
10. Отрывок из Дигеста Юстиниана: «С моей крыши ветром снесло черепицу, и она нанесла
ущерб соседу. Сила ветра есть сила божественная». Освобождается ли в данном случае от
ответственности хозяин дома, с крыши которого упала черепица?
Есть ли стипуляция, если должник кивнет утвердительно головой, не произнеся ни
слова?
Есть ли стипуляция, если вопрос кредитора был сформулирован на латинском языке, а
ответ дан на греческом?
Если на вопрос кредитора: «Обещаешь ли 10 сестерций?» должник обещает 5,
возникает ли обязательство?
Кредитор заключил договор в форме составления долговой расписки с заемщиком о
предоставлении зерна в мешках, которое хранится на складе кредитора. С какого
момента начинается действие договора займа:
а) с момента вывоза заемщиком мешков со склада;
б) с момента вручения кредитором должнику ключа от склада;
в) с момента заключения договора, составленного в форме долговой расписки?
15. Сын семейства, отец которого был сослан и отсутствует в течение долгого времени,
обещал приданое для своей сестры и дал в залог вещь отца. Применимо ли здесь
положение Мацедонианова сенатус-консульта?
Ссудодатель предоставил лошадь крестьянину в ссуду с тем, чтобы крестьянин
совершил поездку на ней до определенного весьма далекого места. Лошадь истощилась
без всякой вины со стороны крестьянина. Является ли он ответственным по иску из
договора ссуды?
Банкир объявлен несостоятельным. Он принимал на хранение деньги и принимал
деньги на депозит с возвращением под проценты. Имущество банкира продается. Кому
из двух групп контрагентов банкира следует осуществить возмещение в первую
очередь: поклажедателям (депонентам) или предоставившим деньги под проценты?
Продавец продал бревна с недостатками. И здание, построенное из этих гнилых бревен,
разрушилось. Какую меру ответственности он несет, если:
а) он сделал это по неведению;
б) он, зная о недостатках, умолчал и ввел покупателя в обман.
Между покупателем имения и продавцом состоялось соглашение, что при неуплате
покупателем цены в срок продавцу должна быть предоставлена цена в двойном
размере. Что, на ваш взгляд, в этом соглашении незаконно?
Арендодатель продал дом и землю, сданную им в аренду. Какое юридическое действие
он должен предпринять, чтобы арендаторы (колон и жилец) не предъявили ему иска?
Каков размер цены утраченной вещи при выбрасывании ее за борт корабля – за сколько
она была куплена или за сколько она могла быть продана?
Приложение 3
ТЕСТ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ ЗНАНИЙ
Тема 1. Обязательственное право
Римское право определяло обязательство как:
право владения, право пользования, право распоряжения;
отношение между двумя лицами, в силу которого одно из них имеет право требовать
от другого лица исполнения чего-либо в свою пользу;
полное, абсолютное и исключительное господство лица над вещью;
соглашение между двумя лицами о чем-либо.
Обязательства, не пользовавшиеся правом исковой защитой назывались:
натуральные;
литтеральные;
цивильные;
деликтные.
В каком из перечисленных случаев не происходит замена лица в обязательстве:
при прощение долга;
при переходе обязательства по наследству;
при цессии;
при переводе долга.
Невозможность исполнения как способ прекращения обязательств это:
погашение встречных однородных требований;
прекращение обязательства в случае гибели индивидуальной вещи, которая являлась
предметом обязательства;
замена одного обязательства другим;
односторонне действие кредитора, которым он освобождал должника от долга.
Что из ниже перечисленного относится к способу обеспечения исполнения
прекращения обязательства:
неустойка;
поручительство;
новация;
залог.
Что из ниже перечисленного относится к способу прекращения обязательства:
неустойка;
невозможность исполнения;
поручительство;
залог.
Новация как способ прекращения обязательств это:
погашение встречных однородных требований;
замена одного обязательства другим;
односторонне действие кредитора, которым он освобождал должника от долга;
прекращение обязательства в случае гибели индивидуальной вещи, которая являлась
предметом обязательства.
Зачет как способ прекращения обязательств это:
прекращение обязательства в случае гибели индивидуальной вещи, которая являлась
предметом обязательства;
погашение встречных однородных требований;
замена одного обязательства другим;
односторонне действие кредитора, которым он освобождал должника от долга.
Прощение долга как способ прекращения обязательств это:
односторонне действие кредитора, которым он освобождал должника от долга;
погашение встречных однородных требований;
замена одного обязательства другим;
прекращение обязательства в случае гибели индивидуальной вещи, которая являлась
предметом обязательства.
Обязательства с несколькими кредиторами или с несколькими должниками
делились:
на делимые и неделимые;
на альтернативные и факультативные.
на договорные и деликтные;
на солидарные и долевые.
В
обязательственном праве
обязательстве называлась:
пигнусом;
новацией;
фидуцией;
цессией.
уступка
требований
или
перевод
долга
в
Самая совершенная форма залога, заимствованная у греков, именовалась:
фидуция;
хирограф;
ипотека;
пигнус;
Укажите все средства обеспечения обязательств:
поручительство, задаток, неустойка, залог;
поручительство, задаток неустойка;
поручительство, задаток, неустойка, эмфитевзис;
суперфиций и эмфитевзис.
Как в римском праве назывался вид залога, при котором заложенная вещь
оставалась во владении и в собственности должника:
ипотека;
задаток;
пигнус;
фидуция.
Реституция - это:
изъятие имущества из чужого владения;
восстановление в первоначальное положение;
незаконное изъятие вещи;
передача вещи по наследству.
Тема 2. Отдельные виды договоров и обязательств
Предметом договора римские юристы считали:
существенные условия договора;
действие или обязанность что-либо дать, что-нибудь
предоставить;
соглашение двух или более лиц;
сделать,
что-нибудь
условия, включаемые в договор по соглашению сторон.
Существенные условия в договоре – это:
дополнения и изменения к договору;
условия, включаемые в договор по желанию сторон;
условия, которые являются необычными для данного договора;
те, без которых договор не может существовать и признается незаключенным.
Вербальными контрактами в римском праве называли договоры:
порождавшие обязательство с момента соглашения сторон;
получающие юридическую силу с момента произнесения определенных слов;
которые заключались путем записи в приходно-расходную книгу кредитора долга
должника на основании соглашения сторон;
порождавшие обязательство с момента передачи вещи.
Литтеральными контрактами в римском праве именовались договоры:
порождавшие обязательство с момента передачи вещи;
порождавшие обязательство с момента соглашения сторон;
получающие юридическую силу с момента произнесения определенных слов;
которые заключались путем записи в приходно-расходную книгу кредитора долга
должника на основании соглашения сторон.
Реальные контракты – это договоры:
порождавшие обязательство с момента соглашения сторон;
которые заключались путем записи в приходно-расходную книгу кредитора долга
должника на основании соглашения сторон;
получающие юридическую силу с момента произнесения определенных слов;
порождавшие обязательство с момента передачи вещи.
Под консенсуальными контрактами понималось договоры:
получающие юридическую силу с момента произнесения определенных слов;
порождавшие обязательство с момента соглашения сторон;
которые заключались путем записи в приходно-расходную книгу кредитора долга
должника на основании соглашения сторон;
порождавшие обязательство с момента передачи вещи.
К обязательствам как бы из договора относится:
ведение чужих дел без поручения;
неформальное соглашение между лицом, вступающим в брак, и лицом, обещающим
передать ему приданое;
неформальное соглашение о дарении;
соглашение об уплате за клиента долга третьему лицу.
Безымянными контрактами в римском праве назывались:
неформальные соглашения, не пользовавшиеся исковой защитой;
соглашения двух или более лиц об установлении какого-либо обязательства;
соглашения между должником и кредитором, когда должник передавал кредитору в залог
вещь;
соглашения двух или более сторон о совершении в пользу друг друга определенных
действий, которое выходило за рамки сложившейся системы контрактов.
Под пактами в римском праве понимались:
неформальные соглашения, не пользовавшиеся исковой защитой;
соглашения двух или более лиц об установлении какого-либо обязательства;
соглашения между должником и кредитором, когда должник передавал кредитору в
собственность какую-либо вещь;
соглашения двух или более сторон о совершении в пользу друг друга определенных
действий, которое выходило за рамки сложившейся системы контрактов.
Договор заклада является видом договоров:
вербальный;
консенсуальный;
реальный;
литтеральный.
11. К консенсуальным контрактам не относится:
договор найма;
договор поручения;
договор займа;
договор товарищества.
12. Обязательства из деликтов – это обязательства, возникающие:
вследствие совершения правонарушения;
вследствие неосновательного обогащения;
из ведения чужих дел без поручения;
с момента передачи вещи.
13. К квазиделиктным обязательствам не относится:
ответственность судьи за ненадлежащее осуществление судопроизводства;
ответственность за вылитое и выброшенное;
ответственность за поставленное и подвешенное;
ответственность должника перед кредитором.
14. К деликтным обязательствам не относится:
личная обида, угроза;
кража, грабеж, мошенничество;
уничтожение или повреждение чужого имущества;
утрата вещи, взятой на хранение.
15. «Личная обида» как вид частных деликтов. Посягательство на телесную
неприкосновенность римлянина называлось:
0) 1) rapina;
2) iniupia;
3) furtum;
4) nexum.
Приложения 4
СПИСОК ЛАТИНСКИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
cotractus (контрактус) — договор, означающий согласованное волеизъявление сторон о
заключении обязательства.
cotractus innominati (контрактус инноминати) — безымянные контракты.
culpa (кульпа) — вина.
culpa lata (кульпа лата) — грубая небрежность.
culpa levis (кульпа левис) — легкая небрежность.
delicta privata (деликта привата) — правонарушение частное, затрагивающее интересы
частных лиц, рассматривалось лишь по жалобе потерпевшего и регулировалось гражданским правом, а не публичным.
digesta (дигеста) — избранное; так называлась составная часть к Кодификации
Юстиниана, содержащая фрагменты из сочинений римских юристов.
dolus (долюс) — умышленная вина.
emtio-venditio (эмцио-вендицио) — купля-продажа.
error (эррор) — заблуждение.
hypotheca (ипотека) — ипотека, форма залога, при которой заложенная вещь остается в
собственности должника, но в случае неисполнения обязательства переходит в собственность кредитора.
institutiones (институционес) — институции — учебники римского права И. Гая,
римского юриста II в.; вошли как составная часть в кодификацию Юстиниана.
injuria (инъюриа) — личная обида.
jus (юс) — право.
legitimus (легитимус) — законный
lex (лекс) — закон, источник права, обладающий высшей юридической властью.
lucrum cessans (лукрум кессанс) — упущенная выгода.
manus (манус) — власть.
metus (метус) — угроза.
mоrа (мора) — просрочка.
negocium (негоциум) — сделка, договор.
nоха (нокса) — вред.
obligatio (облигацио) — обязательство, правовая связь двух лиц — кредитора и должника, в
силу которой кредитор имеет право требовать, а должник (дебитор) должен что-либо
дать, сделать или представить кредитору.
obligationex ex delicto (облигационес экс деликто) — обязательство из деликта.
obligationex ex contractu (облигационес экс контракту) — обязательство из контракта.
obligationex quasi ex delicto (облигационес квази экс деликто) — обязательство как бы из
деликта.
obligationex quasi ex contractu (облигационес квази экс контракту) — обязательство как
бы из контракта.
pacta (пакта) — пакт, неформальное соглашение.
peculiy (пекулий) - собственность, предоставляемая рабовладельцами на определенных
условиях в пользование сыновьям и другим зависимым от них лицам.
solutio (солюцио) — исполнение обязательства.
vis major (вис майор) — непреодолимая сила.
Учебное издание
Махарадзе Наталья Сергеевна
ОБЩИЕ ПРАВИЛА ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ И ДОГОВОРАХ
В РИМСКОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
Учебное пособие
Главный редактор Л. А. Суевалова
Редактор Н. Г. Петряева
Дизайнер обложки Л. В. Задвернюг
Подписано в печать 13.02.08. Формат 60х84 1/16.
Бумага писчая. Гарнитура «Таймс». Печать цифровая.
Усл. печ. л. 1,2. Тираж 400 экз. Заказ
Издательство Тихоокеанского государственного университета.
680035, Хабаровск, ул. Тихоокеанская, 136.
Отдел оперативной полиграфии издательства
Тихоокеанского государственного университета.
680035, Хабаровск, ул. Тихоокеанская, 136.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
336
Размер файла
1 250 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа