close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Статья опубликована в журнале

код для вставкиСкачать
Статья опубликована в журнале Кодекс-info,
2003, № 1-2
Блага “жизнь” и “здоровье”: конституционно-правовое
значение и элементы правовой охраны.
М. А. Ковалевский,
кандидат физико-математических наук,
ст. преподаватель кафедры коммерческого
права СПб ГУ
Способы осуществления власти в сфере охраны жизни и
здоровья. Хотя понятие “охрана блага” широко используется в
праве ( в том числе, и по отношению к таким благам, как право или
свобода), данное понятие не имеет легального определения.
Доктринальные же его определения достаточно разнообразны.
Вместе с тем, все они во многом близки к понятию “гарантия блага”
- то есть, мера, обеспечивающая наличие блага, его действие и (или)
пользование им ( например, наличие здоровья, действие права и
(или) пользование свободой) 1.
В соответствии с этим под охраной блага будем далее
понимать систему мер, обеспечивающих наличие блага, его
действие и (или) пользование им.
Данные меры могут быть приняты как публичными, так и
частными субъектами.
Меры, принимаемые субъектами, наделенными публичными
полномочиями ( в первую очередь, такими субъектами как
государство и муниципальные образования), для обеспечения
наличия блага, его действия и (или) пользования им, будем далее
назвать публичной охраной блага, а соответствующие меры,
принимаемые в этих же целях частными субъектами, будем
называть частной охраной блага. Могут быть и некоторые
“переходные формы” между публичной и частной охраной блага
(например, меры по охране жизни и здоровья военнослужащих,
принимаемые
коммерческими
страховыми
организациями,
1
См., в частности: Гражданско-правовая охрана интересов личности. М.,
1969. С. 3, 36; Гражданское право. Часть 1. Под ред. Ю. К. Толстого и А. П.
Сергеева. М., 1996. С. 240 – 251; Ковалевский М.А.. Конституционные
принципы обязательного медицинского страхования. М., 2000. С. 48 и др.; М.
А. Ковалевский. Конституционная охрана права частной собственности: анализ
федерального и регионального законодательства, обеспечивающего охрану
права частной собственности / Конституционное право: восточноевропейское
обозрение, 2002, № 3. С. 138 и др.
2
застраховавшими жизнь и здоровье данных граждан по
обязательному медицинскому страхованию2).
Отметим , что иногда в качестве определенного синонима
понятия “охрана” используется понятие “защита” 3 . Однако,
достаточно часто понятие “защита” наделяется собственным
содержанием, более узким, чем содержание понятия “охрана”. А
именно, под защитой блага понимается его охрана в особых случаях
– в случаях умаления или угрозы умаления блага4.
Блага “жизнь” и “здоровье” являются благами, имеющими
конституционное значение. Более того, Конституция Российской
Федерации фактически признает данные блага высшими благами в
иерархии конституционных благ 5 . Именно поэтому Конституция
Российской Федерации и текущее законодательство закрепляют
целую систему субъективных прав граждан в сфере охраны жизни и
здоровья, представляющую правовой институт, имеющий целью не
допустимость умаления данных конституционно значимых благ.
Благо “жизнь человека” (далее “жизнь”) является центром
всей системы человеческих благ, как личных, так и имущественных,
что позволяет признать право на жизнь ядром всей системы прав и
свобод человека и гражданина.
Благо “здоровье” неразрывно связано с благом “жизнь” и
служит одной из его важнейших характеристик. Тесная связь между
данными благами закреплена в конституционных нормах о России ,
2
Пункт 1 статьи 1 и статья 3 Федерального закона “Об обязательном
государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих , граждан,
призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава
органов
внутренних дел
Российской Федерации,
Государственной
противопожарной
службы,
сотрудников
учреждений
и
органов
уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов
налоговой полиции”, а также абзац 3 пункта 3 постановления
Конституционного Суда Российской Федерации по делу “О проверке
конституционности положения абзаца второго пункта 4 статьи 11 Федерального
закона “Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья
военнослужащих , граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и
начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации,
Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и
органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных
органов налоговой полиции” в связи с жалобой гражданина М.А.Будынина” от
26 декабря 2002 г. № 17 - П (Российская газета № 2, 09.01.2003) .
3
См., например: статью 2 Закона Российской Федерации “Об
организации страхового дела в Российской Федерации”, предусматривающую
защиту имущественных интересов физических и юридических лиц на основе
механизма страхования.
4
Примером тому является норма пункта 1 статьи 46 Конституции
Российской Федерации о судебной защите прав и свобод.
5
См, , например, пункты 1 и 2 статьи 7, а также пункт 3 статьи 55
Конституции Российской Федерации.
3
как социальном государстве. В соответствии с ними охрана здоровья
является элементом системы конституционных гарантий для одной
из основ социальной государственности – для конституционного
права на достойную жизнь6. Это свидетельствует как о социальной
значимости благ “жизнь” и “здоровье”, так и о необходимости
осуществления властно - организующей деятельности государства и
органов местного самоуправления по охране данных благ.
Направления такой деятельности формируются с учетом:
1) конституционно-значимых способов осуществления власти
в России,
2) того содержания, которое вкладывается в понятия “жизнь” и
“здоровье”.
Рассмотрим сначала конституционно- значимые способы
осуществления власти в России.
Носителем верховной власти (суверенитета) и единственным
источником власти в России, в соответствии с закрепленной в ее
Конституции нормой 7, является ее многонациональный народ.
Свою власть народ осуществляет тремя основными
способами8:
1) непосредственно,
2) через органы местного самоуправления,
3) через органы государственной власти.
При этом, само наименование первого способа содержит
указание на критерий данной классификации. Этот критерий –
степень непосредственности осуществления власти. Чем более
непосредственно осуществляется власть народом, тем меньшая
необходимость для осуществления власти в формальных
организационных механизмах.
Рассмотрим
сначала
особенности
непосредственного
осуществления власти народом.
Это способ осуществления власти наименее формализован. В
нем существуют как те институты, в рамках которых власть
осуществляется народом в целом, так и те институты, в рамках
которых власть осуществляется не народом, как некоторой безликой
массой, а непосредственно человеком ( объединением лиц), как
составной частью народа.
К непосредственному осуществлению власти относятся такие
правовые институты, как, например:
1) глобальные публичные институты (высшие институты
непосредственного выражения власти народа), реализуемые
способами:
6
7
8
Статья 7 и статья 41 Конституции Российской Федерации.
Пункт 1 статьи 3 Конституции Российской Федерации.
Пункт 2 статьи 3 Конституции Российской Федерации.
4
а) закрепленными в Конституции Российской Федерации,
такими, например, как 9:
- референдум,
- свободные выборы,
б) чрезвычайными, такими, например, как:
- революция10,
- движение протеста11,
2) локально - публичные конституционные институты,
служащие для защиты интересов социальных групп12:
- общественное объединение,
- религиозное объединение,
- политическая партия,
3) частные институты, закрепленные в конституционных
нормах и в текущем законодательстве, такие, например, как:
а) институт семьи (в аспекте родительской власти) 13,
б) институт самоохраны прав и свобод , в том числе:
- самостоятельное осуществление (реализация) своих прав и
обязанностей14,
- самозащита прав и свобод15,
- заключение и исполнение гражданско-правового договора с
целью реализации соответствующих прав и свобод16.
9
Пункт 3 статьи 3 Конституции Российской Федерации.
Основными составляющими классического (чистого) революционного
способа непосредственного осуществления власти народа являются следующие
: насилие, новизна и всеобщность перемен ( Ш. Эйзенштада. Революция и
преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций – М., 1999. С.
44, 46 и др.) О правовом значении революционного волеизъявления народа см.,
например: Л. Эннекцерус. Курс германского гражданского права. Том 1.
Полутом 1 – М., 1949. С. 145.
11
Движение протеста характеризуются следующим: “ ... Контроль над
насилием, образующий фундамент любой системы авторитета ,
воспринимается участниками движения протеста как воплощение голого
насилия и как искажение двойника – общества…” (Ш. Эйзенштада. Революция
и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций – М., 1999. С.
90.)
12
Пункты 3 и 4 статьи 13, а также пункт 2 статьи 14 Конституции
Российской Федерации. Об особенностях осуществления власти этими
институтами см.: например, правовую конструкцию “автономии” данных
институтов ( Л. Эннекцерус. Курс германского гражданского права. Том 1.
Полутом 1 – М., 1949. С. 154-154.)
13
Пункты 1 и 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации.
14
Статья 60 Конституции Российской Федерации.
15
Пункт 2 статьи 45, Конституции Российской Федерации, статья 12
Гражданского Кодекса Российской Федерации.
16
Статья 420 Гражданского Кодекса Российской Федерации. Договор,
как правовое явление, фактически служит целям закрепления власти кредитора
над неисправным должником. Не зря в римском праве -в Институциях
Юстиниана (I. 3, 13 pr) , обязательство, в том числе и то, что вытекало из
10
5
Отметим, что с уменьшением степени глобальности
непосредственного выражения власти народом уменьшается и
возможность реализации соответствующих властных решений
народа без непосредственного участия государственных институтов.
По этому поводу Эннекцерус отмечал следующее: “… Объективное
право …в широкой мере призывает отдельное лицо к активности,
давая ему возможность самому строить свои правоотношения
путем юридических сделок, предоставляя ему так называемую
частную автономию … Эта творческая сила может покоиться
только на объективном праве; ибо правовые последствия, которые
человек пытался бы создать единственно в силу своего
полновластия …, нуждались бы еще в признании их общей волей, т.
е. не были бы правовыми последствиями…”17
В сфере охраны здоровья прямо предусмотрена федеральным
законом
деятельность
профессиональных
медицинских
и
18
фармацевтические ассоциаций . В настоящее время законодатель
прямо характеризует их как общественные объединения
медицинских и фармацевтических работников, формируемые на
добровольной основе для защиты их прав , развития медицинской и
фармацевтической практики, содействия научным исследованиям,
решения иных вопросов, связанных с профессиональной
деятельностью медицинских и фармацевтических работников.
Кроме этого, и иные лица вправе свободно создавать
общественные объединения для защиты своих прав в сфере охраны
здоровья. Примером тому является создание обществ по защите прав
пациентов, обществ лиц, имеющих какое-то одно заболевание (
например, обществ диабетиков), и так далее.
Общественная организация является одним из достаточно
эффективных инструментов непосредственного осуществления
договора, рассматривалось как “.. путы , сила которых принуждает нас…” (см.
перевод в работе: Д. В. Дождев. Римское частное право – М., 1996. С. 427).
Путы же всегда были определенным символом власти и средством ее
осуществления.
Гуго Гроций в качестве основания власти, относящейся к институту
договора, рассматривал “обязанность соблюдения обещаний”. Договор
представлял , по его мнению, определенный источник права ( Г. Гроций. О
праве войны и мира – М., 1994. С. 46. ).
Отметим, что гражданско-правовой договор, обязательность заключения
которого предусмотрено законом (например , публичный договор – статья 426
гражданского Кодекса Российской Федерации), является некоторой переходной
формой между непосредственным осуществление власти народом путем
самоохраны прав и свобод и осуществлением власти народом через органы
государственной власти.
17
Л. Эннекцерус. Курс германского гражданского права. Том 1. Полутом
1 – М., 1949. С. 169.
18
Статья 62 Федерального закона “Основы законодательства Российской
Федерации об охране здоровья граждан”.
6
власти народа. Она представляет собой институт, закрепленный в
нормах Конституции Российской Федерации в рамках института
“общественное объединение”19.
Как следует из места норм об общественных объединениях в
системе конституционных норм, Конституция Российской
Федерации включает, в частности, в содержание понятия
“общественное объединение” следующие формы объединения
граждан:
1) профессиональные союзы20,
2) политические партии21,
3) религиозные объединения22.
Эти же формы объединения граждан включаются в
содержание понятия “общественное объединение” и текущим
законодательством 23 . Отметим, что хотя Федеральный закон “Об
общественных объединениях” и не распространяет свое действие на
религиозные организации, также на коммерческие организации и
создаваемые ими некоммерческие союзы (ассоциации), из
содержания статьи 2 данного закона следует, что указанный закон
считает также и данные организации и союзы общественными
объединениями ( в широком смысле).
Многие из общественных объединений, созданных в
перечисленные выше организационно-правовых формах, ставят
перед собой определенные задачи, связанные с охраной здоровья
населения.
Из норм действующего законодательства и существующей
судебной практики можно убедиться, что в ряде случаев на
объединения граждан законом могут быть возложены определенные
властные полномочия в сфере охраны здоровья.
Например,
на
профессиональные
медицинские
и
фармацевтические ассоциации возложены следующие публичные
полномочия:
1) в составе лицензионных комиссий принимать участие в
издании индивидуального государственно-властного акта - решения
о выдаче лицензии на определенные виды медицинской и
фармацевтической деятельности24,
19
Пункт 1 статьи 30 Конституции Российской Федерации.
Пункт 1 статьи 30 Конституции Российской Федерации.
21
Пункты 3 и 4 статьи 13 Конституции Российской Федерации.
22
Пункты 2 и 4 статьи 13, а также статья 14 Конституции Российской
Федерации.
23
Статьи 2, 4 и 7 Федерального закона “Об общественных
объединениях”.
24
Часть 2 статьи 55 Федерального закона “Основы законодательства
Российской Федерации об охране здоровья граждан”.
20
7
2) на основании проводимого ими проверочного испытания
допускать к практической медицинской или фармацевтической
деятельности врачей или провизоров, не работавших по своей
специальности более пяти лет25,
3) осуществлять контроль за качеством оказания медицинской
помощи
лицами,
занимающимися
частной
медицинской
26
практикой .
Присущая данным объединениям негосударственная власть,
обладающая природой профессиональной власти 27.
Следует отметить, что это – не единственный вид
негосударственной власти.
Наличие
у
политических
партий
такого
вида
негосударственной власти как политическая власть, также
признается государством28.
Государство
признает
наличие
и
иных
видов
негосударственной власти. Например, такие общественные
объединения ( в широком смысле), как коммерческие организации,
обладают следующим видом негосударственной власти –
рыночной(экономической) властью 29 . В виду этого к
непосредственному осуществлению власти народом вполне можно
отнести ряд институтов рынка, несмотря на некоторую специфику
присущей им власти. Ограничению же “рыночной власти” служит
такой
конституционный
институт
как
недопустимость
30
недобросовестной конкуренции и монополизации .
К институтам, обладающим рыночной властью, несомненно,
относится организация (фирма).
С точки зрения экономико-технологического подхода
организация (фирма) – это синергия (взаимодействие) отдельных
подразделений, целью которой является использование экономии от
25
Часть 5 статьи 54 Федерального закона “Основы законодательства
Российской Федерации об охране здоровья граждан”.
26
Часть 5 статьи 56 Федерального закона “Основы законодательства
Российской Федерации об охране здоровья граждан”.
27
Не смотря на негосударственную природу данной власти ее акты, как
следует из приведенных выше примеров, санкционированы государством.
28
См., например, пункт 16 Конституции ( Основного закона ) РСФСР от
10 июля 1918 года, а также указ Президента Российской Федерации “О
деятельности КПСС и КП РСФСР” от 6 ноября 1991 года № 169.
29
См., например, пункт 16 Конституции ( Основного закона ) РСФСР от
10 июля 1918 года, а также 1- ое направление осуществления мер по развитию
конкуренции и реализации антимонопольной политики, закрепленное в пункте
5. 7 программы Правительства Российской Федерации “Структурная
перестройка и экономический рост в 1997-2000 годах”, утвержденной
постановлением Правительства Российской Федерации от 31 марта 1997 года №
360.
30
Пункт 2 статьи 34 Конституции Российской Федерации.
8
масштаба или сферы деятельности31. С правовой же точки зрения,
организацию (фирму), используя конституционные понятия, можно
охарактеризовать как объединение имущества и способностей для
осуществления предпринимательской и иной не запрещенной
законом деятельности 32 . Определенным свидетельством того, что
организация (фирма) является институтом рыночной власти, служит
общепризнанная доктринальная характеристика фирмы как
некоторой “лазейки для применения монопольной власти” 33.
В сфере охраны здоровья негосударственная власть, в
частности, рыночная, оказавшись на стороне пациента, зачастую
может послужить защите его прав на получение необходимой
медицинской помощи.
Примером тому служит механизм обязательного и
добровольного медицинского страхования, в котором на стороне
пациента находятся коммерческие страховые организации ,
организующие и финансирующие предоставление в медицинских
организациях медицинской помощи застрахованным34. Нахождение
на стороне пациента субъекта, обладающего большей, чем сам
пациент рыночной властью, является обстоятельством, которое
фактически служит стабильности исполнения обязательств,
принятых на себя медицинской организацией в отношении пациента.
Надлежащее же исполнение обязательств является важнейшим
принципом исполнения обязательства35.
В то же время , страховой рынок, а также рынок медицинских
услуг, в силу самой своей природы являются рынками с
несовершенной конкуренций 36 . Такие рынки “не склонны
максимизировать общественное благосостояние” 37.
Это обстоятельство свидетельствует о необходимости
ограничения рыночной власти иной властью - той, что является в
31
Ж. Тироль. Рынки и рыночная власть: теория организации
промышленности. Том 1 – М., 2000. С. 24.
32
Пункт 1 статьи 34 и пункт 2 статьи 35 Конституции Российской
Федерации.
33
Ж. Тироль. Рынки и рыночная власть: теория организации
промышленности. Том 1 – М., 2000. С. 26.
34
Статья 4 и другие нормы Закона Российской Федерации “ О
медицинском страховании граждан в Российской Федерации”.
35
В. Ф. Яковлева. Исполнение обязательств / Кодекс - INFO, 1995, № 50.
36
Н. С. Ковалевская. Антимонопольное регулирование страховой
деятельности: теория и практика / Страховое право,№ 2, 2001. С. 9; М. А.
Ковалевский. Правовое регулирование цен (тарифов) в договоре на
предоставление лечебно-профилактической помощи ( медицинских услуг) по
обязательному медицинскому страхованию / Экономика здравоохранения, 2001,
№ 3. С. 33.
37
Ж. Тироль. Рынки и рыночная власть: теория организации
промышленности. Том 1 – М., 2000. С. 4.
9
большей степени “общественно ориентированной”. Такой властью,
например, является власть государства и ( или) власть
общественных
объединений,
религиозных
объединений,
политических партий и так далее. Реализуется эта власть, в
частности, в лицензионном контроле государства за страховыми
медицинскими организациями и медицинскими организациями, в
контроле обществ защиты прав потребителей за надлежащим
оказанием медицинских услуг, в участии представителей
профессиональных союзов в органах управления Федерального и
территориальных фондов обязательного медицинского страхования
и так далее.
Если же, при оказании бесплатной медицинской помощи,
участие на стороне пациента носителей публичной власти – органов
государства и органов местного самоуправления, а также
предусмотренных законом носителей рыночной власти – страховых
медицинских организаций, оказывается неэффективным, то в данной
сфере образуется дефицит власти. Этот дефицит зачастую
восполняет сам пациент посредством использования своего
индивидуального “рычага” рыночной власти – оплаты из
собственных средств лицам медицинской профессии так называемой
“бесплатной медицинской помощи”. При этом, при несомненной
неправомерности действий лиц медицинской профессии по
неоказанию в таком случае медицинской помощи без наличия
подобного дополнительного “рычага власти”, действия пациента
признать неправомерными нельзя ( в тех случаях, когда
осуществлением подобной оплаты фактически обуславливается
оказание ему “бесплатной медицинской помощи”).
Существенной особенностью негосударственной власти
является ее большая неформальность , позволяющая достаточно
гибко приспосабливаться как к несовершенствам общества, так и к
изменяющимся условия его жизни.
В то же время, для непосредственного осуществления власти
должны существовать и определенные границы, препятствующие
нарушению при таком осуществлении основополагающих интересов
государства и общества.
Уже в нормах Конституции закреплены такие ограничения это правила о том, что38:
1) никто не может присваивать власть в Российской
Федерации,
2) захват власти или присвоение властных полномочий
преследуются по федеральному закону.
Наличие подобных ограничений предполагает правомерность
непосредственного осуществления власти социальными и иными
38
Пункт 4 статьи 3 Конституции Российской Федерации.
10
группами, а также отдельными субъектами ( в отличии от общества
в целом), только в тех случаях и в тех формах, которые установлены
законом.
Объективная сложность, глобальность во времени и
пространстве, а также и большая социальная значимость проблем,
возникающих в связи с охраной здоровья, затрудняет их решение
исключительно на основе частного интереса и негосударственных
видов власти. В настоящее время решение данных проблем
предполагает участие в этом государственной власти.
В виду этого, рассмотрим далее более подробно
осуществлению власти народом через органы государственной
власти.
Этому способу осуществления власти народом присуща
наибольшая формализация.
Свидетельством тому, в частности, являются следующие
конституционные нормы:
1) нормы о действии в отношении государственной власти
принципа разделения властей ( необходимость обязательного
наличия в ней трех ветвей власти),
2) нормы о достаточно жесткой и четкой системе и структуре
органов государственной власти ( Президент Российской
Федерации, Правительство Российской Федерации, Федеральной
Собрание Российской Федерации, Конституционный Суд
Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации,
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и так далее),
3) нормы о специальных формах закрепления актов власти (
федеральные законы, указы Президента Российской Федерации и
прочее).
Что же касается осуществления народом власти через
органы местного самоуправления, то по степени своей
формализованности этот способ занимает некоторое среднее
положение между непосредственным осуществлением власти
народом и осуществлением народом власти через органы
государственной власти.
О такой промежуточном положении свидетельствует сам
конституционный законодатель, когда характеризует органы
местного самоуправления как самостоятельные в пределах своих
полномочий и не входящие в систему органов государственной
власти 39.
Закрепление в конституционных нормах трех основных
способов осуществления народом своей власти свидетельствует о
необходимости
разграничения полномочий между органами,
организациями и лицами, осуществляющими данную власть.
39
Статья 12 Конституции Российской Федерации.
11
Подобное разграничение осуществляется частично в нормах
Конституции Российской Федерации, а частично в нормах текущего
законодательства.
Однако, разграничение полномочий – не единственная
проблема в организации власти.
В Конституции Российской Федерации закреплено положение
о том, что многонациональный народ Российской Федерации
соединен общей судьбой на своей земле и одними из его целей
являются утверждение гражданского мира и согласия, а также
сохранение
исторически
сложившегося
государственного
40
единства .
Реализация данных конституционных положений требует
кроме разграничения полномочий между органами, организациями и
лицами, осуществляющими власть, еще и координации действий
данных органов, организаций и лиц для достижения ими единых
целей.
Одними из таких целей, причем целей конституционно
значимых, является охрана жизни и здоровья.
Действительно, право на достойную жизнь и право на охрану
здоровья являются конституционными правами. В виду этого, а
также в силу прямого указания конституционного законодателя, у
государства существует обязанность по совершение положительных
действий, связанных с охраной благ “жизнь” и “здоровье”. Данная
обязанность находит свое отражение в соответствующих элементах
властной
компетенции
органов
государственной
власти,
государственных организаций и должностных лиц. Однако, эта
компетенция должна быть как разграничена, так и скоординирована
с полномочиями иных органов, организаций и лиц, через которые
народ другими способами осуществляет свою власть в сфере охраны
жизни и здоровья человека.
В частности, разграничение и координация подобных
полномочий позволяет, как будет показано далее, не только
осуществлять защиту благ “жизнь” и “здоровье” в рамках
гражданско-правового механизма возмещения вреда, причиненного
жизни и здоровью – механизма, начинающего действовать, когда
данные блага уже нарушены ненадлежащим врачеванием.
Охрана благ “жизнь” и “здоровье”, принадлежащих
застрахованным, может быть осуществлена и иными, во многих
случаях более эффективными способами, позволяющими:
1) обеспечивать наличие экономических, организационных и
правовых мер, которые препятствуют возникновению условий,
способствующих нарушению данных благ,
40
Преамбула Конституции Российской Федерации.
12
2) путем осуществления ряда мер обеспечивать наличие
достаточных средств, позволяющих возместить вред, причиненный
жизни и здоровью застрахованного.
Отсутствие возможности надлежащим образом реализовать
права в сфере охраны жизни здоровья, либо нарушение этих прав
при неоказании или ненадлежащем оказании медицинской помощи,
зачастую приводит к ухудшению характеристик жизни и (или) к
повреждению здоровья человека. Охрану же жизни и здоровья
только тогда можно признать эффективной, когда результатом ее,
как минимум, является отсутствие отрицательной динамики в благах
“жизнь” и “здоровье”.
Укажем еще на одну проблему, связанную с властной
деятельностью по охране жизни и здоровья.
Личность является частью народа и воля народа основывается
на воле личности. Однако, в виду наличия у личности имеющего
конституционное значение суверенитета – того суверенитета,
который в современном демократическим обществе является
основой суверенитета народа в целом41 , возможен конфликт между
волей народа в целом и суверенитетом личности42.
В виду вышесказанного можно утверждать, что любые
положительные действия органов, организаций и лиц, через которые
народ осуществляет свою власть в сфере охраны таких
неотъемлемых от личности благ как жизнь и здоровье, всегда в той
или иной степени затрагивают суверенитет личности. При этом
возможность возникновения конфликта увеличивается при
уменьшении степени непосредственности в осуществлении народом
своей власти. Конфликт между волей народа и суверенитетом
личности наиболее вероятен при осуществлении власти народа через
органы государственной власти.
Для того, чтобы уменьшить возможность конфликта между
властью и личностью при охране жизни и здоровья , необходимо
использовать не только те институты власти, которые связаны с
государственной властью, но также и институты, на основе которых
власть народа реализуется более непосредственно – институты,
связанные с муниципальной властью, и институты, связанные с
непосредственным осуществлением власти народом.
Вместе с тем, наиболее эффективно последние институты
функционируют только в том числе, когда они составляют
41
Б. С. Эбзеев. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека
и гражданина – обязанность государства. Вступительная статья / В кн.:
Комментарий к постановлениям Конституционного Суда Российской
Федерации . Отв. ред. Б. С. Эбзеев. Том 2 – М., 2000. С. 8.
42
Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общей ред.
В. Д. Карповича. 2-ое изд. переаб. и доп. – М., 2002. С. 23 (автор – В. А.
Кикоть).
13
некоторое организованное единстве – систему институтов, на основе
которых власть народа реализуется непосредственно.
Одним из вариантов такой системы является гражданское
общество, которое в настоящее время является не только
доктринальным (теоретическим) понятием, но и правовым
институтом, так как признается:
1) федеральным законом43,
2) правовыми актами Президента Российской Федерации44,
3) правовыми актами законодательной ветви государственной
власти45,
4) правовыми актами исполнительной ветви государственной
власти46,
5) правовыми актами судебной ветви государственной
власти47.
43
См. пункт 1 статьи 3 Федерального закона “Об адвокатской
деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”.
44
В своем послании Федеральному Собранию Российской Федерации от
8 июля 2000 года Президент Российской Федерации значительное внимание
уделил проблеме развития гражданского общества в России. Через два года, в
послании Федеральному Собранию Российской Федерации “России надо быть
сильной и конкурентоспособной” от 19 апреля 2002 года, Президент Российской
Федерации снова обратился к данной проблеме, указав : “ …Следует
определиться с четким перечнем информации, которую госорганы обязаны
делать публично доступной. И этот перечень должен быть утвержден
законом. Это нужно и для развития гражданского общества, и для
формирования цивилизованной предпринимательской среды…”.
45
В постановлении Совета Федерации Федерального Собрания
Российской Федерации от 29 мая 2002 года N 249-СФ указано на следующее:
“… в целях укрепления общественного доверия к органам прокуратуры
Российской Федерации добиваться большей открытости ее для общества,
прозрачности стратегии и практических действий по борьбе с преступностью
и нарушениями законности. В этих целях необходимо выработать
долговременную информационную политику, предусматривающую расширение
связи всех звеньев прокуратуры Российской Федерации с институтами
гражданского общества и средствами массовой информации….”
46
Пункт 18 Перечня первоочередных мер по реализации
государственной поддержки развития муниципальных образований на
2002-2004 годы, утвержденного распоряжением Правительства Российской
Федерации от 19 июля 2002 года N 996-р , в котором предусмотрено “
…Совершенствование и распространение в субъектах Российской Федерации и
муниципальных образованиях рекомендаций по: … формированию в
муниципальных
образованиях
структур
гражданского
общества,
способствующих
участию
населения
в
осуществлении
местного
самоуправления…”
47
Абзац 4 пункта 2 постановления Конституционного Суда Российской
Федерации по делу “О проверке конституционности части третьей статьи 5
Федерального закона “О государственной поддержке средств массовой
информации и книгоиздания Российской Федерации” от 22 ноября 2000 года №
14-П.
14
Далее отметим следующее.
Ни разграничение, ни координация полномочий в сфере
охраны жизни и здоровья невозможны без определения содержания
охраняемых благ – благ “жизнь” и “здоровье”.
Несмотря на фундаментальную значимость данных благ,
нельзя сказать, чтобы вопрос об их правовом содержании был к
настоящему времени достаточно подробно изучен. Только совсем
недавно (за редким исключением), стали появляться исследования,
специально посвященные подобным проблемам48. Вместе с тем, и в
данных работах отсутствует ясно очерченное правовое содержание
благ “жизнь” и “здоровье”, что требует осуществления
дополнительных исследований.
Конституционно значимое благо “жизнь” как объект
правовой охраны. Благо “жизнь” является центром всей системы
человеческих благ – как личных, так и имущественных.
Легальное определение жизни в российском праве отсутствует.
В то же время, существуют доктринально – правовые
определения данного блага.
Одним из лучших определений жизни с позиции права
является определение, данное М. Н. Малеиной. Она определяет
жизнь как высшее нематериальное благо, возникающее с момента
отделения жизнеспособного ребенка от организма матери и
продолжающееся в течение функционирования всего головного
мозга49.
В то же время, данное определение, как и полагается правовым
определениям, является формальным, оставляющим в стороне
содержательные биолого-медицинские стороны понятия “жизнь”. В
нем понятие “жизнь” фактически определяется через два близких к
нему других понятия: понятие “жизнеспособность” и понятие
“функционирование всего головного мозга”. Если же давать менее
формальные, более биолого-медицинские определения последним
двум понятиям, то они мало чем будут отличаться от определения
понятия “жизнь” как некоторого явления природы.
Определения понятия “жизнь” создаются и исследуются,
прежде всего, в рамках специальных наук – биологии и медицины,
основным предметом которых является именно изучение жизни.
Право, как представляется, не может игнорировать и, на практике, не
игнорирует подходов данных наук к определению содержания
понятия “жизнь”. Право, где неявно , а где и явно, использует эти
48
См., например: Г. Б. Романовский. Право на неприкосновенность
частной жизни – М., 2001; Б. Тобес. Право на здоровье: теория и практика – М.,
2001.
49
М. Н. Малеина. Личные неимущественные права граждан: понятие,
осуществление, защита. Изд. 2-ое, испр. и доп. – М., 2001. С. 61.
15
неформальные, содержательные определения, но не закрепляет их в
качестве легальных определений в виду присущей им значительной
широты и неоднозначности. Подобные определения используются
как непосредственно - для установления в ходе законотворчества тех
основных направлений, где должна осуществляться охрана жизни,
так и опосредованно - путем привлечения при рассмотрении в судах
дел, связанных с охраной жизни, экспертов в области медицины и
биологии.
На наличие проблем, связанных с прямым закреплением
подобных общих определений жизни в нормативных правовых актах
или в судебных решениях, указывает следующий пример.
Решая в одном из дел о правомерности аборта вопрос о
моменте начала жизни ( то есть, фактически, вопрос о том, что такое
“человеческая жизнь”), Верховный Суд США отметил следующее: “
… Если эксперты в области медицины, философии и теологии не
могут прийти к единому мнению об этом, от судебных инстанции
на данном этапе развития человеческих знаний нельзя ожидать
ответа на данный вопрос…”50
В то же время, в подобном утверждении суда есть
определенная доля лукавства. Действительно, никакой суд, вынося
свое решение по спору о праве, обычно не сетует по поводу того, что
до сих пор ни юристы, ни политологи, ни социологи не могут придти
к единому мнению по поводу содержания понятия “право”. Более
того, в ряде случаев суды уверенно дают определения таких понятий
как субъективное права, или объективное право (норма права).
Минимальный уровень требований к содержанию понятия “
жизни” можно почерпнуть из следующего известного общего
определения понятия “жизнь”.
Жизнь – это такое состояние материи, которое в комплексе
или индивидуально характеризуется способностью осуществлять
определенную функциональную деятельность , включающую в себя
метаболизм, рост, воспроизводство, а также некоторую форму
реагирования и адаптации51.
Если в качестве примера жизни рассматривать жизнь человека,
то наличие у жизни таких свойств как метаболизм – обмен веществ52,
и рост свидетельствует об обмене веществ с внешней средой, что
50
Р. Тейлор . Дебаты об абортах / Америка. 1993, № 439. С. 19 - 23) . См.
по этому поводу также : Г. Б. Романовский. Право на неприкосновенность
частной жизни – М., 2001, С. 97 – 98.
51
Статья “life” в Британской Энциклопедии ( электронное издание 1994
– 2002 г. г.)
См. так же работу: К. Вилли, В. Детье. Биология – М., 1975. С. 10, 29-35
и др.
52
К. Вилли, В. Детье. Биология – М., 1975. С. 25.
16
предполагает необходимость существования у человеческой жизни
такой предпосылки, как внешние имущественные блага.
Далее, реагирование – еще один необходимый признак жизни,
предполагает наличие у жизни предпосылок, отличающих носитель
жизни
от
внешней
среды,
то
есть,
предпосылок,
индивидуализирующих жизнь, обеспечивающих ее автономию. Если
обратиться к человеческой жизни, то подобные предпосылки, прежде
всего, связаны с личными неимущественными благами53.
Способность к адаптации и воспроизводству позволяет
включить в состав необходимых предпосылок человеческой жизни и
общественные блага – например, семью, материнство, отцовство,
возможность объединения людей для реализации общей цели.
На реагирование и адаптацию конкретного человека
существенным образом влияет комфортное или некомфортное
психическое восприятие им обстановки, создаваемой его
окружением, например, семьей. Это позволяет говорить о
психической компоненте жизни человека.
Таким образом, необходимыми предпосылками человеческой
жизни является некоторая система личных и имущественных благ.
Если же жизнь рассматривать в широком, конституционном смысле,
то практически все из защищаемых Конституцией благ являются той
или иной стороной жизни человека.
Подобный подход позволяет исследовать жизнь как некоторое
комплексное лично- имущественное высшее благо, характеризуемое
системой благ более низкого иерархического уровня. То есть, жизнь
будет фактически являться некоторой функцией ( отражением)
системы последних благ – предпосылок жизни.
Если же сузить содержание предпосылок блага “жизнь” до
совокупности исключительно личных благ, то жизнь приобретет
характер комплексного личного, а не лично-имущественного блага.
Однако, подобный подход к определению содержания понятия
“жизнь” не соответствует современным подходам и, в виду этого,
является чрезвычайно ограничительным для практики.
Действительно, если выйти из рамок такого ограничительного
подхода
и
рассматривать
жизнь
как
комплексное
лично-имущественное благо – благо, предпосылкой которого
является некоторый единый комплекс личных и имущественных
благ, а также некоторых отрицательных факторов жизни (например,
вдовства, сиротства, травм, болезней, вредных примесей в
атмосферном воздухе, радиации и так далее), то это во многих
случаях позволяет компенсировать умаление одного блага,
53
См. по этому поводу работу: М. Н. Малеина. Личные
неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. Изд. 2-ое,
испр. и доп. – М., 2001. С. 18 – 19 и др.
17
входящего в данный комплекс, увеличением другого блага из этого
комплекса, либо за счет увеличения некоторого блага,
компенсировать присутствие некоторого отрицательного фактора
жизни.
В соответствии с результатами исследований, осуществленных
в США, сокращение ожидаемой продолжительности жизни в 70 лет
- LLE (loss of life expectancy) от следующих факторов риска
составляет54:
при жизни ниже черты бедности - 3500 дней,
при сердечно-сосудистой болезни – 2100 дней,
при отсутствии семьи (быть неженатым или незамужем) – 2000
дней,
при работе шахтером (на добыче) угля – 1100,
при избыточном весе (15 кг) – 900 дней,
при недостаточном образовании – 800 дней,
при недостаточном медицинском обслуживании – 550 дней,
при работе с химикалиями – 30 дней55,
при постоянной работе с излучением – 25 дней56.
Отсюда можно заключить, что вред, причиненный жизни лица,
имеющего недостаточный доход или недостаточный доступ к
медицинскому обслуживанию, работой с химикалиями или
постоянной работой с излучением, можно компенсировать, в
частности, увеличением имущественных благ - дохода или доступа к
медицинскому обслуживанию57.
54
Cohen B. L. The Nuclear Energy options. Alternative for 90s – New York,
1990. P. 430 ( Цит. по работе: П. А. Ваганов. Риск смерти и цена жизни /
Правоведение, 1999, № 3. С. 73 – 74.)
55
Такое малое уменьшение средней продолжительности жизни,
вероятнее всего, обусловлено следующим обстоятельством: расчет
осуществляется при предположении, что работник использует эффективные
средства защиты и что уровень “химизации” рабочего места не превосходит
определенных пределов.
56
Незначительность уменьшения средней продолжительности жизни в
данном случае, как и в случае работы с химикалиями, вероятнее всего,
обусловлено осуществлением расчетов при предположении, что работник
использует эффективные средства защиты от излучения и что уровень
излучения не превосходит определенных пределов. Действительно, как известно
из истории Чернобыльской аварии, ряд лиц, занимавшихся без специальных
средств защиты ликвидацией последствий данной аварии в ее первые дни,
получили значительные дозы облучения и умерли буквально в течении
нескольких месяцев с момента облучения.
57
Для лица с достаточными доходами и с достаточным доступом к
медицинскому обслуживанию возместить вред предложенным образом
невозможно (см. по этому поводу примеры с возмещением вреда Ротшильду и
извозчику , приведенные Г. Ф. Шерешеневичем в кн.: Г. Ф. Шершеневич.
Учебник русского гражданского права. 6 – ое изд. – СПб, 1907. С. 570) . В этом
случае возмещение вреда с помощью имущественных благ будет носить ,
18
Именно такой принцип лежит в основе имущественной
компенсации
вреда,
причиненного
комплексному
58
лично-имущественному благу “жизнь” .
Подобный подход к понятию “жизнь” позволяет обеспечить
действие принципа равенства лиц в отношении такого важнейшего
конституционного блага как жизнь и такого важнейшего
конституционного права как право на жизнь, сохраняя равную
продолжительность жизни для лиц, которые в силу объективных
причин имеют различающиеся по своим характеристикам комплексы
личных и имущественных благ , а также некоторых отрицательных
факторов жизни.
Отметим теперь, понятие “жизнь” можно определять и как
некоторое статическое состояние, соответствующее фиксированному
моменту времени, и в более широком смысле - рассматривать жизнь
как некоторую непрерывную последовательность подобных
состояний, как некоторый процесс во времени.
Для эффективного анализа жизненного процесса медицина,
социология и рад иных наук выбирают некоторые числовые
величины, отождествляемые в каждый момент времени с данным
процессом ( с жизнью). В современной науке и практике такими
величинами обычно служат либо риск смерти человека, либо
остающаяся продолжительность его жизни, исчисляемые для
преимущественно, не компенсационный, а карательный характер – характер
санкции за правонарушение.
58
См. статьи 1084 - 1094 Гражданского Кодекса Российской Федерации.
Зачатки подобного подхода (подхода, основанного на создании
некоторого комплексного блага), к проблеме компенсации вреда, причиненного
благу, обладающего абсолютной (бесконечной) ценностью, за счет благ,
обладающих относительной (ограниченной) ценностью , можно обнаружить в
христианстве ( проблема искупления первородного греха), Им пользовался уже
святой Ансельм Кентерберийский, объясняя природу искупительной жертвы
Христа ( см.: Ансельм Кентерберийский. Почему Бог стал человеком / В кн.:
Искупление (Материалы международного симпозиума) - СПб, 1999. С. 124 –
125, 168 и др.) В соответствии с доктриной св. Ансельма равноценное
возмещение вреда абсолютному (божественному) благу - божественной
справедливости, который был причинен первородным грехом Адама , могло
быть осуществлено правопреемником правонарушителя – человечеством,
обладающим только относительными ценностями, лишь на основе блага
комплексной природы – Богочеловека (Христа, обладающего божественной
(абсолютной) и человеческой (ограниченной) сущностью).
Пример рассмотрения в качестве комплексного блага такого тесно
связанного общим благом “жизнь” специального блага “частная жизнь” можно
найти в работе: В. П. Капалов. Частная жизнь как правовая категория / Право
граждан на информацию и защита неприкосновенности частной жизни: Сб.
научных трудов. Часть I – Н. Новгород, 1999. С. 198.
19
конкретного момента времени 59 . В результате подобного подхода
моделью жизни становится некоторая числовая функция от
предпосылок (параметров, характеристик) жизни, а также от
времени.
Далее отметим, что для описания свойств жизни как процесса,
требуются дополнительные характеристики (параметры) жизни, Это
динамические характеристики жизни, то есть те характеристики
(параметры), что существенным образом связаны с развитием жизни
во времени60.
Рассмотрим основные из этих дополнительных характеристик.
Так как жизнь как процесс (жизненный процесс) развивается во
времени непрерывно - с его начала до его окончания , то самыми
важными из динамических характеристик жизни являются моменты
начала и конца жизни как процесса61.
Динамический характер рождения и смерти заключается в том,
что рождение – это переход от небытия к жизни, а смерть – это
обратный переход, переход от жизни к небытию.
Определенным
подтверждением
важности
данных
характеристики жизни как процесса служит то, что право не
оставляет без внимания эти характеристики.
Во-первых, рождение и смерть являются конституционными
институтами62. Во-вторых, момент начала жизни представляет собой
юридический факт, рождающий целую систему правоотношений по
59
См., например: П. А. Ваганов. Риск смерти и цена жизни /
Правоведение, 1999, № 3. С. 67 - 82; П. А. Ваганов, М.-С. Им. Экологические
риски – СПб, 2001. С. 52 –62 и др.
60
Как уже говорилось ранее, в принципе все конституционные блага
являются предпосылками (параметрами) человеческой жизни, рассматриваемой
как некоторый динамический процесс (“жизнь как динамика”). Однако, при
анализе понятия “жизнь” в более узком смысле – в смысле некоторого
статического состояния в фиксированный момент времени ( “жизнь как
статика”), ряд конституционных благ, существенным образом связанных с
динамикой (изменяемостью) жизни – такие, например, как рождение, труд и
здоровье, а также такой конституционный институт как смерть, нельзя
эффективно исследовать в рамках статической модели жизни. Данные блага и
институты будут сторонами жизни как динамики, но не будут улавливаться
статической моделью жизни, в силу самой ее природы, и поэтому не будут
предпосылками (параметрами) статической модели жизни. Обо всем этом более
подробно будет сказано далее.
61
Привлекая математические конструкции можно утверждать
следующее. На шкале времени жизненный процесс отображается как некоторый
полуоткрытый промежуток. Слева он замкнут, так как левая граница этого
промежутка – момент рождения, включается в образ жизненного процесса на
шкале времени, а правая граница – момент смерти, не входит в данный
промежуток.
62
Пункт 2 статьи 17 и пункт 2 статьи 20 Конституции Российской
Федерации.
20
охране конституционно значимой ценности – жизни, и являющийся
моментов возникновения правоспособности, а момент окончания
жизни – это юридический факт, который прекращает
правоспособность, а вместе с ней, по общему правилу, и
существующие правоотношения.
Для блага “жизнь” существует как публичная, так и частная его
охрана , связанная с моментами жизненного процесса, как
“рождение” и “смерть”.
К государственной охране относится, в частности, издание
специальных
нормативных
актов,
достаточно
детально
регулирующих отношения по установлению фактов рождения и
смерти человека. Все эти нормативные акты представляют собой
определенные средства охраны жизни.
Государственной
охраной
жизни
является
также
предусмотренная федеральным законом и осуществляемая органами
государственной исполнительной власти субъектов Российской
Федерации государственная регистрация данных фактов, как
важнейших актов гражданского состояния 63 . Правоотношения по
подобной охране жизни возникают в ходе некоторого учетного
процесса и имеют процедурно-правовой характер.
Однако, охрана жизни, связанная с моментами рождения и
смерти, может осуществляться и в рамках материально-правовых
отношений. При этом подобная охрана может быть не публичной, а
частной.
Так во многих случаях возникновению упомянутых выше
процедурных отношений предшествует совершение лицами
медицинских или иных профессий некоторых действий, имеющих не
процедурный, а материально-правовой характер.
Примером тому являются правоотношения, возникающие в
сфере оказания медицинской помощи при родовспоможении.
Оказанием такой помощи охраняется жизнь и здоровье как матери,
так и ребенка в момент рождения ребенка.
Если обязанность лиц медицинской профессии по совершению
определенных действий по родовспоможению ( действий,
осуществляемых сверх тех, что оказываются бесплатно),
предусмотрена договором на оказание платных медицинских услуг,
или такие действия совершаются по мотиву благотворительности,
то подобная охрана будет частной охраной жизни.
Примером
публичной
охраны
жизни
в
рамках
материально-правовых
отношений
являются
отношения,
возникающие в ходе деятельности органов внутренних дел,
63
Статья 4, а также главы II и VIII Федерального закона “Об актах
гражданского состояния”.
21
связанной с предупреждением и пресечением правонарушений,
создающих угрозу жизни человека.
Примером публичной охраны жизни является также
следующий.
При установлении факта смерти человека, по общему правилу,
необходимо медицинское заключение от лиц, имеющих на это
специальные государственные полномочия. Это также подтверждает
наличие не только процедурно-правовых, но материально-правовых
отношений, связанных с охраной жизни в момент смерти.
Еще один пример охраны жизни, связанной с моментами
рождения и смерти, которая осуществляется в рамках
материально-правовых отношений - это ряд видов личного
страхования из тех, что именуются страхованием жизни. При этом в
подобном страховании существуют элементы как публичной, так и
частной охраны жизни.
В страхование жизни, в соответствии с доктриной страхования
и его нормативно-правовым регулированием, входят, в частности,
два следующих вида64:
1) страхование на дожитие,
2) страхование на случай смерти.
Отметим далее, что жизнь может охраняться и в рамках
страхования ответственности за причинение вреда жизни и
здоровью65.
Правовое регулирование отношений по таким видам
страхования, а также государственный страховой надзор за ними
можно отнести к государственной охране жизни, а заключаемый его
сторонами соответствующий договор страхования – к частной
охране жизни.
Точно таким же образом, элементом правовой охраны жизни
человека и членов его семьи является гражданско-правовой
механизм возмещения вреда, причиненного смертью человека его
близким 66 . Соответствующие ему меры являются мерами
государственной охраны жизни.
Следующие виды страхования также служат мерами
(способами) охраны жизни лица:
64
См. раздел 1 Приложения 2 “Классификация по видам страховой
деятельности” к Условиям лицензирования страховой деятельности на
территории Российской Федерации, утвержденным приказом Федеральной
службы России по надзору за страховой деятельностью от 19 мая 1994 года №
02-02/08.
65
Статья 931 Гражданского Кодекса Российской Федерации.
66
Статьи 1084 - 1094 Гражданского Кодекса Российской Федерации.
22
1) обязательное социальное страхование на случай
материнства67,
2) обязательное социальное страхование на случай смерти68,
3) обязательное страхование гражданской ответственности
владельцев транспортных средств69.
Этими видами страхования, а также гражданско-правовым
механизмом возмещения вреда (деликтным механизмом), охраняется
такая предпосылка (параметр) жизненного процесса как имущество,
а вместе с ней и сама жизнь как процесс. При этом данная охрана
направлена на то, чтобы процесс “жизнь” приобрел черты достойной
жизни.
Отметим, что здесь деликтным механизмом и упомянутым
страхованием охраняются зачастую не одна, а две жизни: жизнь
предполагаемого потерпевшего, застрахованного, и (или) жизнь
некоторого третьего лица (выгодоприобретателя) .
Действительно, при обязательном социальном страховании на
случай материнства страхуется имущественная компонента жизни и
матери, и ее ребенка.
Деликтным механизмом, а также обязательным социальным
страхованием на случай смерти и обязательным страхованием
гражданской ответственности владельцев транспортных средств,
охраняются как жизнь предполагаемого потерпевшего, так и
достойная жизнь членов его семьи (иждивенцев).
Действительно, все эти механизмы обеспечивает охрану такой
личной
компоненты
жизни
человека,
как
стабильность
70
конституционного блага “семья” . Наличие данных механизмов
является юридической и ( или) материальной гарантией этого блага.
Подобные
механизмы
стабилизирует
семью
человека
(
предполагаемого потерпевшего, застрахованного), так как ослабляют
психическое напряжение в его семейной жизни. Это напряжение
может возникать вследствие многих причин – в частности,
вследствие
высокой
рисковости
работы
,
наличия
67
Подпункт 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона “Об основах
обязательного социального страхования”.
68
См.: подпункт 9 пункта 1 статьи 7 Федерального закона “Об основах
обязательного социального страхования”, а также статья 4 Федерального закона
“Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья
военнослужащих , граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и
начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации,
Государственной противопожарной службы, сотрудников учреждений и
органов уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных
органов налоговой полиции”.
69
Федеральный закон “ Об обязательном страховании гражданской
ответственности владельцев транспортных средств”.
70
Статья 36 Конституции Российской Федерации.
23
несовершеннолетних детей и ожидания семьей тех отрицательных
последствий, которые возможны в результате смерти человека.
При этом, кроме личной компоненты жизни человека – блага
“семья”, деликтным механизмом и упомянутыми видами
страхования охраняются как имущественная, так и личная
компоненты жизни членов семьи человека ( выгодоприобретателей),
связанные с наличием у них семьи. В ряде видов страхования на
случай смерти охраняемой имущественной компонентой жизни
членов семьи человека является доход умершего лица , а охраняемая
страхованием личная компонента их жизни представляет собой такое
личное благо как полная семья71.
Осуществление в случае смерти человека выплат,
пропорциональных его месячной оплате труда, компенсирует в
имущественной сфере семьи отсутствие умершего. Этим в данной
сфере фактически имитируется наличие умершего, что , в некотором
смысле, “продлевает” его жизнь, позволяя ему на некоторое время
“пережить” свою смерть.
Если же размер выплаты превышает размер месячной
заработной платой умершего , то, в ввиду комплексности блага
“жизнь” ( а, вместе с ним, и блага “семья”), это может в
определенной степени рассматриваться как компенсация (за счет
имущественной предпосылки жизни), членам семьи умершего их
вдовства и сиротства, то есть, отсутствия в их жизни такой личной
компоненты блага “семья” как полнота семьи.
Здесь интересно вспомнить, что подобным же образом, на
основе имущественных благ, “продолжал” свою жизнь после смерти
и римский наследодатель. В соответствии с указанием ряда
источников римского права “ … личность наследодателя с
юридической точки зрения продолжает существовать в наследстве
…”72 , то есть, в имущественных благах, оставшихся после смерти
наследодателя. Таким образом, эти источники фактически
рассматривали наследство как продолжающего свою жизнь
наследодателя.
Данная аналогия приводит к предположению, что выплаты,
осуществляемые на случай смерти, являются как в экономическом ,
так и, по общему правилу, в юридическом смысле некоторым
71
См., например, статьи 4 и 5 Федерального закона “Об обязательном
государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих , граждан,
призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава
органов
внутренних дел
Российской Федерации,
Государственной
противопожарной
службы,
сотрудников
учреждений
и
органов
уголовно-исполнительной системы и сотрудников федеральных органов
налоговой полиции”.
72
Ю. Барон. Система римского гражданского права. Выпуск 4 – СПб,
1908. С. 90.
24
наследством умершего застрахованного ( в широком смысле). Таким
образом, деликтный механизм и упомянутые виды страхования
можно, в определенном отношении, квалифицировать как гарантию
получения наследства после смерти человека даже в том случае,
когда при жизни он не имел никакого имущества. То есть, подобные
механизмы обеспечивают реализацию конституционной нормы,
закрепляющей правило о том, что право наследования
гарантируется73.
Так как наследование является одним из способов охраны
права частной собственности, то и установленные законом гарантии
права наследования – деликтный механизм, обязательное
страхование на случай смерти ( если оно предусмотрено законом) и
обязательное страхование гражданской ответственности владельцев
транспортных, также можно в конституционном (общем) смысле
рассматривать как некоторые способы охраны права частной
собственности законом74.
При обязательном страховании гражданской ответственности
владельцев транспортных средств охраняется, в первую очередь,
имущественная компонента жизни того лица, которому причинен
вред - потерпевшего. На случай же смерти потерпевшего, данным
страхованием ответственности охраняются, подобно тому, как это
осуществляется в страховании на случай смерти, и имущественная, и
личная компоненты жизни членов семьи потерпевшего , связанные с
наличием у них семьи.
Конституционно значимое благо “здоровье” как объект
правовой охраны и его связь с благом “жизнь”. Не смотря на
значительную важность начала и конца жизни для динамической
характеристики жизни как процесса, наличия и развития только этих
институтов совершенно недостаточно для организации надлежащей
охраны жизни. В ряде случаев необходимо прогнозировать развитие
динамического процесса “жизнь” не только вблизи моментов
“начало жизни” или “смерть”, но и в окрестности некоторых иных
моментов (временных срезов данного процесса).
Например, намереваясь отправить космонавта для работы в
течение года на орбитальную станцию, лица, управляющие полетом,
должны быть уверены в стабильности его основных жизненных
характеристик в течение года – тех, что определены ими в момент
отправления космонавта на орбиту.
73
Пункт 4 статьи 35 Конституции Российской Федерации.
Пункт 1 статьи 35 Конституции Российской Федерации. См. по этому
поводу: М. А. Ковалевский. Конституционная охрана права частной
собственности: анализ федерального и регионального законодательства,
обеспечивающего охрану права частной собственности / Конституционное
право: восточно-европейское обозрение, 2002, № 3.
74
25
Реагирование и адаптация являются признаками жизни.
Однако, не любой уровень реагирования и адаптации к внешней
среде позволяет сохранять в течение некоторого периода времени
жизнь в стабильном состоянии. Только определенный уровень
реагирования и адаптации обеспечивают “гашение” отрицательных
воздействий внешней среды на организм. Этот уровень является
основным содержанием такого блага как здоровье .
Таким образом, здоровье – это характеристика жизненного
процесса, определяющая тот уровень реагирования и адаптации,
который обеспечивает “гашение” отрицательных воздействий
внешней среды на организм.
Отсюда следует, что здоровье можно рассматривать как
некоторую динамическую характеристику жизненного процесса,
описывающую стабильность (устойчивость) данного процесса в
окрестности определенного момента времени.
Если ряд отмеченных ранее важных материальных
(имущественных), социальных и психологических характеристик
жизни, а также ее характеристик, связанных с болезнями и
телесными повреждениями (статических характеристик жизни),
сохраняется достаточно стабильными в окрестности некоторого
момента времени, то такому жизненному процессу присуща
характеристика “здоровье” (динамическая характеристика жизни).
Стабильную
во
времени
совокупность
статических
характеристик жизни будем называть “уровнем здоровой жизни”,
присущим определенному отрезку жизненного процесса – процесса ,
развивающегося во времени в “квазистатическом” режиме.
В окрестности некоторых моментов времени жизненный
процесс характеризуется значительной динамикой, результатом
которой, по большей части, может быть переход к другому
квазистатическому состоянию – к иному “уровню здоровой жизни”.
Этому уровню также присуще здоровье – характеристика,
описывающая успешность гашения отрицательных воздействий на
организм. При этом стабильность данного уровня, в том числе, при
ухудшении статических характеристик жизни ( например, появлении
новых хронических болезней), может быть не меньшей, а, в
некоторых случаях даже большей, чем на прежнем “уровне здоровой
жизни”.
Эти обстоятельства признаются как медициной, так и правом,
которые, например, предусматривают одни требования к
минимальному уровню статических характеристик жизни для лиц,
проходящих военную и приравненную к ней службу, а другие – для
военных пенсионеров . При этом, в значительной степени врачей и
военных интересует не столько уровень данных характеристик для
конкретного обследуемого ( главное – он должен быть не ниже
минимального), сколько стабильность установленных ими в
26
конкретный момент времени характеристик жизни. Поэтому на
практике и различаются, например, понятие “здоровье” для
космонавтов, и понятие “здоровье” для обычных людей.
Подход к содержанию понятия “здоровье”, подобный
предложенному, фактически закреплен в известном доктринальном
определении здоровья, данном А. Кэмпбеллом, в соответствии с
которым здоровье - это “… автономность, достаточная для
адаптации человека к меняющимся условиям человеческой жизни и
обучения тому, как справляться с реальностью страдания и смерти
…”75
Близким к данному подходу является и следующее известное
общее определение, в соответствии с которым здоровье, в
человеческом бытие – это та степень физической, эмоциональной,
психической и социальной способности индивидуума, которая
позволяет ему постоянно справляться с воздействием на него
окружающей среды76.
Возникает вопрос: насколько следует данным подходам к
определению понятия “здоровье” право?
Легальное и наиболее часто используемое в правовой теории,
законотворческой деятельности и правоприменительной практике
определении
здоровья
содержится
в
общепринятом
международно-правовом акте – Уставе Всемирной Организации
Здравоохранения, в его преамбуле.
В соответствии с ним здоровье – это состояние полного
физического, душевного и социального благополучия, а не только
отсутствие болезней и физических дефектов77.
Данное определение, подобно многим иным правовым
определениям (что уже отмечалось ранее), является достаточно
формальным, оставляющим в стороне многие содержательные
стороны понятия “здоровье”. В нем понятие “здоровье” фактически
определяется через другое, не менее сложное понятие - понятие
“полное благополучие”. Если содержательно определить последнее
понятие, то оно будут лишь самым несущественным образом
отличаться от определения понятия “здоровье” как некоторого
явления человеческого бытия.
75
A. V. Campbell. Defining Core Health Services. The New Zealand
Experience / Bioethics, 1995, Vol. 9, No. 3 / 4. P. 252 – 258 (русский перевод дан
по кн.: Б. Тобес. Право на здоровье: теория и практика – М., 2001. С. 257 ).
76
Статья “health” в Британской Энциклопедии ( электронное издание
1994 – 2002 г. г.)
См. так же работу: К. Вилли, В. Детье. Биология – М., 1975. С. 10, 29-35
и др.
77
Constitution of the World Health Organization
( текст этого
нормативного акта содержится, в частности, на сайте Всемирной Организации
Здравоохранения (далее – ВОЗ) : www.who.int).
27
То есть, значение определения понятия “здоровье”, данного в
Уставе Всемирной Организации Здравоохранения состоит,
фактически, только в том, что, в соответствии с данным
определением:
1) здоровье – это благо, притом благо комплексное,
2) компоненты здоровья лежат в следующих сферах:
- в сфере отсутствия болезней и физических дефектов,
- в физической сфере,
- в душевной сфере,
- в социальной сфере.
Содержательные
определения
понятия
“здоровье”,
раскрывающие конструкцию понятия “здоровье”, предложенную
Всемирной Организацией Здравоохранения, как определения
понятия “жизнь” ( о чем уже говорилось ранее), создаются и
исследуются в рамках специальных наук. Первой из них является
медицина, основным предметом которых служит изучение такой
характеристики жизни человека, как здоровье.
Ряд из определений понятия “здоровья”, имеющих свои
источником медицинскую науку и практику, был приведен выше.
Право, также как и при исследовании понятия “жизнь” , не
может игнорировать и, на практике, не игнорирует подходов
медицинской науки к определению содержания понятия “здоровье”,
используя их как непосредственно - для установления в ходе
законотворчества тех общих направлений, в которых должна
осуществляться охрана здоровья, так и опосредованно - путем
привлечения при рассмотрении дел в судах экспертов в области
медицины, которые, прежде всего, ориентируются не на формальные
, а на содержательные определения понятия “здоровья”.
Отметим теперь, что место здоровья в системе тех благ,
которыми обладает человек, закреплено в следующей правовой
позиции
Конституционного
Суда
Российской
Федерации:
“…Здоровье человека - высшее неотчуждаемое благо, без которого
утрачивают свое значение многие другие блага и ценности…” 78 .
Конституционный Суд Российской Федерации, фактически цитируя
нормы действующего законодательства 79 , также говорит и о
78
Абзац 2 пункта 2 определения Конституционного Суда РФ “Об отказе
в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении
Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и
пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации” от 6 июня
2002 года № 115-О.
79
См. преамбулу Закона Российской Федерации “Основы
законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан”.
28
признании “ … основополагающей роли охраны здоровья граждан
как неотъемлемого условия жизни общества…”80
Здоровье является благом, наделенным конституционной
охраной81. Одним из следствий данного обстоятельства является то,
что , по общему правилу, вред, причиненный здоровью должен быть
возмещен.
Содержание и порядок действий по возмещению вреда,
причиненного имущественному и неимущественному благу,
обладают определенными различиями.
Несмотря на то, что в настоящее время в доктрине права
общепринятой точкой зрения является точка зрения, в соответствии с
которой здоровье представляет собой личное благо, современные
жизненные реалии, а также опосредующее их правовое
регулирование, позволяют утверждать, что благо “здоровье”, как и
благо “жизнь”, являются комплексными лично-имущественными
благами.
Как было указано ранее, здоровье можно рассматривать как
некоторую динамическую характеристику жизненного процесса,
описывающую стабильность (устойчивость) данного процесса.
Жизненный процесс зависит от некоторого комплекса
основных ( конституционных) имущественных и личных
неимущественных благ. Здоровье, как производная от жизни
характеристика – характеристика ее некоторого “квазистатического”
состояния ( “уровня здоровой жизни”), зависит от того же, что и
жизнь, комплекса имущественных и личных основных благ, а также
некоторых отрицательных факторов, то есть, является комплексным
лично - имущественным благом.
Для эффективного анализа “уровня здоровой жизни”
медицина, социология и рад иных наук выбирают (подобно тому, как
это осуществляется ими для исследования блага “жизнь”), некоторые
числовые величины, отождествляемые в каждый момент времени с
данным уровнем. Такой подход позволяет сравнивать и
упорядочивать “квазистатические” состояния жизни различных
людей - те, что характеризуются разными комплексами
имущественных и личных основных благ, а также некоторых
отрицательных факторов (например, вдовства, сиротства, травм,
болезней , вредных примесей в атмосферном воздухе, радиации и так
далее). Отметим, что подобные факторы (характеристики) являются
статическими факторами (характеристиками) жизни.
80
Абзац 3 пункта 2 определения Конституционного Суда РФ “Об отказе
в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении
Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и
пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации” от 6 июня
2002 года № 115-О.
81
См., в частности, статьи 7 и 41 Конституции Российской Федерации.
29
Подобное
же
упорядочивание,
как
представляется,
целесообразно осуществлять и для динамической характеристики
жизни – здоровья, которая также зависит от данных статических
факторов (характеристик) жизни. Однако, это выполнить
существенно сложнее.
Умаление здоровья ( степени стабильности жизни), также как и
умаление жизни, происшедшее вследствие причинения вреда
(ущерба) некоторым благам или роста некоторых отрицательных
факторов, формирующих здоровье, можно компенсировать за счет
увеличения размера других благ, входящих в данный комплекс, либо
за счет уменьшения других отрицательных факторов, формирующих
здоровье. Именно такой принцип лежит в основе закрепленного в
законодательстве
содержания
и
порядка
имущественной
компенсации вреда , причиненного комплексному благу – здоровью.
Представление о комплексном, лично- имущественном
характере таких благ, как “жизнь” и “здоровье” , используется, пусть
иногда не явно , а лишь косвенно , как в правовой доктрине
возмещения вреда , причиненного жизни и здоровью человека , так и
в правовой практике .
Существуют различные механизмы охраны блага “здоровье”.
Например, наиболее известным экономико - правовым
механизмом охраны здоровья является гражданско - правовой
механизм возмещения вреда , причиненного здоровью, в рамках
деликтных отношений ( деликтный механизм ) 82 . На основании
данного механизма, в частности, возмещается вред, причиненный
здоровью пациента неоказанием или ненадлежащим оказанием
медицинской помощи.
Однако, подобный способ возмещения вредя , причиненного
здоровью, представляется в определенной степени архаичным,
особенно по сравнению с возмещением причиненного вреда в
рамках механизма страхования.
Все расширяющееся в различных странах использование
страхование гражданской ответственности лиц медицинской
профессии перед пациентом в качестве формы защиты здоровья
является причиной того , что “… деликтное право как инструмент,
регулирующий возмещение ущерба из несчастных случаев,
постепенно теряет свое значение…”83. В отличие от деликтного
механизма, механизм страхования гражданской ответственности
позволяет “… максимально уменьшить для отрицательные
последствия для гражданина рисков несчастных случаев, освободив
его прежде всего от бремени доказывания в соответствии с
82
Статьи 1084 – 1094 Гражданского Кодекса Российской Федерации.
К. Цвайгерт, Х. Кетц. В ведение в сравнительное правоведение в сфере
частного права. Том II – М., 1998. С. 479.
83
30
традиционными критериями деликтного права существование
достаточно тесной связи между несчастным случаем и
“подлежащим ответственности” причинителем вреда …”84.
Еще один страховой механизм охраны блага “здоровье” - это
медицинское страхование.
Медицинское страхование существует в двух формах:
1) обязательное медицинское страхование,
2) добровольное медицинское страхование.
Обе эти формы имеют конституционное значение.
Действительно, хотя в Конституции Российской Федерации
законодатель прямо и не упоминает обязательное медицинское
страхование, но содержание конституционных норм 85 позволяет
считать обязательное медицинское страхование конституционным
институтом.
В соответствии с этими нормами одной из установленных
Конституцией гарантий бесплатной для граждан медицинской
помощи является финансирование ее из такого источника, как
страховые взносы. При этом, так как право на бесплатную
медицинскую помощь является конституционным правом второго
поколения, предполагающим наличие у государства положительных
обязанностей86, то государство должно обеспечить наличие данного
источника.
Это возможно только при установлении государством
обязанности по уплате страховых взносов на финансирование
бесплатной медицинской помощи, то есть, при введении
обязательного медицинского страхования.
Таким образом, можно утверждать, что в Конституции в
качестве одной из форм охраны интересов граждан в получении
бесплатной медицинской помощи предусмотрено обязательное
медицинское страхование87.
84
К. Цвайгерт, Х. Кетц. В ведение в сравнительное правоведение в сфере
частного права. Том II – М., 1998. С. 473.
85
Статья 2 Конституции Российской Федерации.
86
Статьи 2, 7 и 18 Конституции Российской Федерации.
87
См. об этом подробнее в работе: М. А. Ковалевский. Конституционные
основы обязательного медицинского страхования / Страховое право, 1998, № 1.
С. 18- 21; а также в расширенном варианте этой работы: М. А. Ковалевский.
Конституционные основы обязательного медицинского страхования и правовые
проблемы выступления страховых медицинских организаций в качестве агентов
государства / В кн.: Материалы по обобщению арбитражной практики по делам
с участием территориальных фондов обязательного медицинского страхования.
Том 2 – М., 1998. С. 348-355; и в кн.: М. А. Ковалевский. Конституционные
принципы обязательного медицинского страхования – М., 2000. С. 65 – 73.
31
Отсюда сразу следует, что обязательное медицинское
страхование
является
конституционной
гарантией
конституционного права на бесплатную медицинскую помощь88.
Таким образом:
1) без внесения изменений в Конституцию Российской
Федерации обязательное медицинское страхование нельзя
упразднить даже федеральным законом,
2) право на обязательное медицинское страхование имеет
конституционное значение,
3) в силу действия принципа верховенства норм Конституции
Российской Федерации, государство, в лице его органов, обязано
принимать меры для того, чтобы те категории граждан, в отношении
которых закон предусматривает реализацию их права на бесплатную
медицинскую помощь в рамках обязательного медицинского
страхования, имели реальную возможность воспользоваться данным
правом.
Право
же
на
бесплатную
медицинскую
помощь,
гарантируемое обязательным медицинским страхованием, в свою
очередь,
служит
конституционной
гарантией
иного
89
конституционного права - права на охрану здоровья , которое
является конституционным правом из второго поколения прав и
свобод человека. Правом же на охрану здоровья гарантируются оба
88
На то обстоятельство, что обязательное медицинское страхование –
это конституционная гарантия ( то есть, конституционный институт), было
впервые указано в работе: М. А. Ковалевский. Конституционные основы
обязательного медицинского страхования / Страховое право, 1998, № 1. С. 1821.
В дальнейшем данная точка зрения на обязательное медицинское
страхование была воспринята Конституционным Судом Российской Федерации
и закреплена в его правовой позиции (см. : абзац 1 пункта 10 постановления
Конституционного Суда Российской Федерации по делу “ О проверке
конституционности отдельных положений статей 1, 2, 4 и 6 Федерального
закона от 4 января 1999 года “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд
Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации
, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды
обязательного медицинского страхования на 1999 год” и статьи 1 Федерального
закона от 30 марта 1999 года “О внесении изменений и дополнений в
Федеральный закон “О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд
Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации,
Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды
обязательного медицинского страхования на 1998 год” в связи с жалобами
граждан, общественных организаций инвалидов и запросами судов” от 23
декабря 1999 года № 18-П).
89
Пункт 2 статьи 7 и пункт 1 статьи 41 Конституции Российской
Федерации.
32
конституциирующих российское социальное государство права –
право на достойную жизнь и право на свободное развитие90.
Обязательным медицинском страхованием гарантируется
право на достойную жизнь, а добровольным медицинским
страхованием – право на свободное развитие91.
Добровольное
медицинское
страхование
косвенно
присутствует в Конституции Российской Федерации.
Действительно, это страхование является составной частью
добровольного социального страхования, которое, в соответствии с
прямым указанием конституционного законодателя92, поощряется в
России.
В
соответствии
с
закрепленной
в
действующем
законодательстве моделью медицинского страхования 93 , в данном
страховании страховая выплата осуществляется не в денежной, а в
натуральной форме – в форме медицинской услуги. В то же время,
медицинская услуга предоставляется застрахованному на основании
некоторой разновидности договора возмездного оказания услуг, то
есть, данная услуга имеет гражданско-правовой имущественный
характер. Если бы здоровье застрахованного лица не охранялось
медицинским страхованием, то услугу подобной правовой и
экономической природы это лицо могло бы получить, по общему
правилу, только за счет собственных имущественных средств.
Таким образом, медицинским страхованием охраняется не
только личная неимущественная компонента блага “здоровье” отсутствие болезней у застрахованного , но и такая компонента
данного блага, как имущество застрахованного, опосредуемая
конституционным правом собственности.
Кроме того, медицинское страхование охраняет еще одну
личную компоненту здоровья - психику человека. Наличие
медицинского страхования стабилизирует жизнь застрахованного в
условиях рынка , ослабляя то психическое напряжение, которое
может возникать у застрахованного вследствие высокой рисковости
рыночных отношений 94 и ожидания им отрицательных личных
неимущественных и имущественных последствий реализации этого
риска в сфере его здоровья.
90
Пункт 1 статьи 7 Конституции Российской Федерации.
Подробнее о соотношении данных прав см. в работе: Н. Б. Найговзина,
М. А. Ковалевский. Система здравоохранения в Российской Федерации:
организационно-правовые аспекты – М., 1999.
92
Пункт 3 статьи 39 Конституции Российской Федерации.
93
Закон Российской Федерации “О медицинском страховании граждан в
Российской Федерации”.
94
По меньшей мере со времен Адами Смита известно, что источником
прибыли – цели основных субъектов рынка ( предпринимателей), является
именно риск. В виду этого рыночная экономика культивирует риск, и риск
становится в ней определяющим фактором жизни.
91
33
В заключении отметим, что, как показывает содержание
соответствующего правового регулирования и правоприменительная
практика, современное право еще недостаточно четко различает
случаи умаления блага “ жизнь ” и случаи умаления блага “здоровье”
( за исключением случая причинения смерти). Не зря в правовых
нормах ( особенно в нормах гражданского права), эти оба блага
упоминаются одновременно. Как представляется, законодателю и
правоприменителям еще предстоит большая работа в данном
направлении.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
40
Размер файла
329 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа