close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

sudebnaya praktika_03

код для вставкиСкачать
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
В ПОМОЩЬ АДВОКАТАМ ПРИ ПОДГОТОВКЕ К ВЕДЕНИЮ
УГОЛОВНЫХ И ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ
Статьи, опубликованные в Вестнике Верховного Суда Украины, разъясняющие
применение судами положений действующего законодательства.
К вопросу о защите персональных данных в Украине.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 6 (130),с.28)
Значение судебной практики для правоприменения в гражданском судопроизводстве
Украины.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 6 (130),с.34)
Трудовые споры граждан, работающих за границами своих государств: особенности
доступа правосудия в Украине.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 6 (130),с.39)
Теоретические аспекты осуществления судейского мнения при назначении наказания.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 6 (130),с.44)
Гражданско-правовые последствия договоров, заключенных с одним из супругов.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 7 (131),с.42)
Судебная практика рассмотрения гражданских дел, возникающих из договоров
страхования.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 8 (132),с.12)
Дело «А.М. Захаркин против Украины» (решение от 24.06.2010 г.)
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 8 (132),с.29)
Гражданско-правовые договоры, в которых обязательства выражены в иностранной
валюте, и проблемы, связанные с их исполнением.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 8 (132),с.31)
Особенности создания новой вещи в процессе осуществления, как неотъемлемых
улучшений арендованного имущества.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 8 (132),с.38)
Установление лица, нарушающего требования законодательства об охране труда.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 8 (132),с.44)
Практика Верховного Суда Украины
по гражданским и уголовным делам
Решения по гражданским делам
Если условия проживания семьи ответчика в арендованной квартире были обусловлены его
работой по трудовому договору с истцом на протяжении определенного, в договоре аренды
срока, который нарушил ответчик, то у судьи были основания для выселения его семьи из
спорной квартиры.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 6 (130),с.4)
В случае, если профсоюзный комитет отказывает в даче согласия на увольнение работника,
то в этом отказе должны быть ссылки на нарушение администрацией норм трудового
законодательства.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 6 (130), с.5)
Независимо от вины физического лица, возмещается причиненный им материальный и
моральный вред, в том числе, если вред причинен повреждением здоровья вследствие действия
источника повышенной опасности.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 6 (130), с.7)
Разрешая спор о разделе имущества супругов, необходимо установить объем совместного
нажитого имущества и выяснить время и источники его приобретения.
Разрешая вопрос об установлении факта проживания одной семьей без регистрации брака,
суд должен установить факты совместного проживания одной семьей, ведение совместного
хозяйства, взаимные права и обязанности.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 7 (131), с.25)
Если продавцом является участник хозяйственного общества, а покупателем – само
хозяйственное общество, то такого рода договор не имеет правового значения, так как в
соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 12 ХПК Украины в порядке хозяйственного судопроизводства
рассматриваются споры, возникающие из корпоративных отношений между хозяйственным
обществом и его участником.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 7 (131), с.27)
В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 12 ХПК Украины, дела о банкротстве подведомственны
хозяйственным судам.
В соответствии со ст. 14 Закона Украины «О возобновлении платежеспособности
должника или признании его банкротом», конкурсные кредиторы в течение 30 дней со дня
опубликования в официальном печатном органе объявления о возбуждении производства в деле
о банкротстве, должны подать в хозяйственный суд письменное заявление с требованиями к
должнику, а также документы, подтверждающие такие требования.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 8 (132), с.3)
Решения по уголовным делам
Прекращение уголовного дела по примирению виновного с потерпевшим по основаниям
ст. 46 УК Украины, возможно по делу о преступлении, предусмотренным ч. 1 ст. 296 УК
Украины.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 6 (130), с.15)
Осуждение виновного к наказанию, с применением ст. 75 УК Украины, за совершение
преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 286 УК Украины, признано необоснованным, так как
виновный совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения, в результате его
действий погиб человек, а сам он с места происшествия скрылся.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 6 (130), с.16)
В случае, если лицо ранее дважды привлекалось к уголовной ответственности и оба раза
было освобождено от нее, то очередное освобождение лица от уголовной ответственности по
основаниям ст. 48 УК Украины, признано необоснованными преждевременным.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 7 (131), с.34)
Признак повторности совершения преступления исключается, если предыдущая судимость
снята или погашена, в установленном законом порядке.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 7 (131), с.35)
В случае, если судья постановил решение о привлечении лица к административной
ответственности и назначил административное наказание, то его последующее участие в
рассмотрении уголовного дела является незаконным, так как эти обстоятельства дают
возможность сомневаться в объективности судьи, что предусмотрено п.4 ч. 1 ст. 54 УПК
Украины.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 7 (131), с.36)
В соответствии с ч. 2 ст. 59 УК Украины, конфискация имущества устанавливается за
совершение тяжких и особо тяжких корыстных преступлений.
Указанное дополнительное наказание за некорыстное преступление не применяется, даже,
если санкции статьи, предусматривает такое наказание.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 8 (132), с.9)
В случае, если виновный совершил два преступления небольшой тяжести, что создает
преступлений, то его освобождение от уголовной ответственности по основаниям ст. 46 УК
Украины, в связи с примирением с потерпевшим, признано необоснованным.
(Вестник Верховного Суда Украины, 2011 г., № 8 (132), с.11)
*
*
*
*
*
*
Личман Леонид Григорьевич,
кандидат юридических наук, доцент,
заслуженный юрист Украины,
председатель Малиновского районного суда г. Одессы
Признание утратившим право пользования жилым помещением: теория, законодательство, судебная
практика.
Продолжение.
Начало в предыдущем номере.
С регистрацией места проживания связана иная ошибка, которая допускается на практике. Так, в деле №21526/11 (22ц-3195/11) по иску Д.Т. к Д.О. о признании утратившим право пользования жилым помещением и отмене
регистрации места проживания, третьи лица – Малиновский РО ОГУ УМВД Украины в Одесской области, Служба
по делам детей Одесского городского совета, Одесский учебно-воспитательный комплекс «Д», Малиновская
районная администрация Одесского городского совета в лице органа опеки и попечительства истцу решением
Малиновського районного суда г. Одессы было отказано в удовлетворении исковых требований в полном объеме.
Судом было установлено, что истица является сособственником кв.№1 в доме № 6 по ул.К. в г. Одессе, другим
сособственником квартиры является внучка истицы - ответчица Д.О. Последняя была усыновлена иностранными
гражданами и вместе с родителями проживает в иностранном государстве. Апелляционный суд Одесской области
оставил решение без изменений и согласился с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для
признания ответчицы утратившей право пользования жилым помещением. Также Апелляционный суд Одесской
области указал, что тот факт, что ответчица не принимает участия в расходах на содержание квартиры и уплате
коммунальных услуг не является основанием для признания ее утратившей право пользования жилым помещением,
а истица имеет право обратиться в суд с иском о взыскании задолженности (компенсации фактически понесенных
затрат – прим. Л.Л.).
В приведенном примере, на наш взгляд, налицо ошибка, допущенная адвокатом при составлении искового
заявления. При установленных обстоятельствах дела, формально правовых оснований для сохранения регистрации
места жительства несовершеннолетней нет. Однако, отмена ее регистрации в приведенном примере не могла быть
следствием признания судом ее утратившей право пользования, поскольку ответчица является сособственником
спорного жилого помещения, а поэтому ее право пользования базируется на титуле собственности, а не на факте
регистрации места проживания. Таким образом, при наличии права собственности на спорное жилье у одного из
участников производства, такой способ защиты прав как признание утратившим право пользования жилым
помещением не может быть применен.
Не меньше проблем в судебной практике связано с рассмотрением дел о признании утратившим право
пользования в частном жилом фонде. Тут до сих пор „ощущается” практика наработанная судами до принятия ГК
Украины и Закона Украины «О свободе передвижения и свободном выборе места проживания в Украине».
Проблема в том, что в первые годы независимости, „правовой вакуум” при разрешении вопроса о признании
утратившим право пользования в частном жилом фонде и снятии с регистрационного учета начал заполняться при
помощи Закона Украины «О собственности», статья 48 которого позволяла собственнику требовать устранения
любого нарушения своего права собственности, в том числе не связанного с лишением права владения1. В
результате вплоть до сегодняшнего дня встречаются иски и соответствующие им решения, в которых «устраняется
препятствование в пользовании» собственнику жилого помещения путем снятия с регистрационного учета
ответчика2.
Так, в Малиновский районный суд г. Одессы с иском к Д. о признании утратившим право пользования
жилым помещением обратились В. и С., третьим лицом истцы указали Малиновский РО ОГУ УМВД Украины в
Одесской области. Обосновывая заявленные требования они ссылались на то, что им на основании определения
Малиновского районного суда г. Одессы от 14.04.2004 г. об утверждении мирового соглашения принадлежит
домовладение № 2 по переулку Е. в г. Одессе. С 1987 года в качестве члена семьи в домовладении зарегистрирована
ответчица Д.Н.О., длительное время не проживавшая в доме, что нарушает права истцов (Дело № 2-4292/06).
Нормативным обоснованием заявленного иска была указана ст. 72 ЖК УССР (без применения аналогии). Такая
ошибка в квалификации существующих правоотношений встречалась достаточно часто3, хотя ГК Украины, прямо
регламентирующую процедуру утраты права пользования жилым помещением членом семьи собственника (ст. 405),
вступил в силу с 1 января 2004 года.
Иногда, не зная каким образом добиться снятия с регистрации ответчика, представители истцов идут уже
«наработанным путем», опираясь на практику применения ст.ст. 71, 107 ЖК УССР, не учитывая, что эти нормы
регулируют процедуру признания лица утратившим право пользования жильем в домах государственного и
общественного жилищного фонда. Следует также отметить, что в ЖК УССР были внесены изменения в 1993 году, а
ст. 156 ЖК УССР предусмотрела гарантии для членов семьи собственника - последние не могли быть выселены,
кроме случаев предусмотренных ст. 116 ЖК УССР. Такие изменения не отвечали на главный вопрос практики, что
делать, если член семьи собственника выбыл с жилой площади, не снявшись с регистрации (тогда еще не отменив
свою прописку по спорному адресу).
В приведенном примере истцы в судебном заседании уточнили исковые требования и просили постановить
решение, которым обязать ответчицу Д. устранить препятствия в осуществлении права собственности на
домовладение № 3 по переулку Е. в г. Одессе и обязать Малиновский РО ОГУ УМВД Украины в Одесской области
отменить ее регистрацию по указанному адресу.
Кроме того, практика снятия с регистрационного учета физических лиц на основании Закона Украины „О
свободе передвижения и свободном выборе места проживания в Украине” (далее – Закон) до настоящего
времени не является одинаковой.
Следует обратить внимание на то, что с принятием Закона Украины «Про свободу передвижения и
свободный выбор места жительства в Украине», который вступил в силу 15.01.2004 года, т.е. на 15 дней позже, чем
ГК Украины, вопрос о соотношении регистрационных процедур и права на проживание (в рассматриваемой
проблематике - пользования жильем – прим. Л.Л.) был решен однозначно. Действует схема – физическое лицо
вправе свободно избрать свое место жительства (изменять местонахождение), но после его выбора обязано
зарегистрироваться по избранному адресу (ст.ст. 1, 3, 6, 7 Закона). В отношении временного проживания (места
нахождения), законом предусмотрена аналогичная обязанность. Более того, КпАП Украины предусмотрена
ответственность за нарушение режима регистрации места проживания (ст. ст. 197, 199). Вместе с тем, реализация
указанных положений КпАП Украины не осуществляется в надлежащем объеме. Как следствие теперь сами органы
внутренних дел достаточно часто не владеют какой-либо информацией о регистрации, месте проживания
физических лиц. Этот аспект проблематики выходит далеко за пределы данной публикации, однако отметим, что
внесение изменений в ГПК Украины и КАС Украины в связи с принятием Закона Украины «О судоустройстве и
статусе судей», в части информирования участников процесса по месту их регистрации, были востребованы
практикой. Жаль только что суд, будучи лишенным действенного механизма воздействия на нарушителей
регистрационного режима, остался единственным органом, который в силу своей каждодневной работы вынужден
вести правовую пропаганду в части необходимости соблюдения гражданами регистрационного режима.
Среди оснований для снятия с регистрационного учета (ст. 7 Закона) указано окончательное решение суда
(о лишении права собственности на жилое помещение или права пользования жилым помещением, признание лица
безвестно отсутствующим или умершим). Исходя из конституционного принципа (ст. 19), что все органы
государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица действуют лишь на основании
закона и в пределах полномочий и способом предусмотренным Конституцией и законами, с учетом правой природы
регистрационных процедур ( регистрирующий орган вправе проверить соблюдение процедурных требований, но не
осуществлять проверку по сути, в том числе решения суда), представление решения суда о признании утратившим
право пользования для соответствующего подразделения внутренних дел само по себе является достаточным для
аннулирования регистрации места жительства ответчика.
1
Например, дело № 2-496/11; № 2-587/11 Печерского районного суда г. Киева; дело № 2-3955/11; 2-4141/11
Голосиевского районного суда г. Киева; дело № 2-223/09; № 2-608/11 Голопристаньского суда Херсонской области и
др. // по данным Единого государственного реестра судебных решений // http://reyestr.court.gov.ua
2
Как уже отмечалось, с учетом специфики спорных отношения более правильным было бы применение по аналогии
ст.ст. 71, 107 ЖК УССР, однако такой вариант являлся правильным до 1 января 2004 года.
3
См. дела №№ 2-3383/06, 2-4491/06, 2-4292/06, 2-4323/06 и др.
Следует отметить, что даже наличие двух вышеуказанных нормативных актов, согласованных между собой,
в материально-правовом аспекте практически не повлияло на практику рассмотрения судами дел о признание
утратившим право пользования в частном жилом фонде. Вместо ст. 48 Закона Украины «О собственности» адвокаты
стали указывать ст. 391 ГК Украины, а про существование Закона и вовсе забывали, и все шло бы своим чередом,
пока суд не столкнулся с процессуальным аспектом проблематики. «Получив» от КАС Украины статус субъекта
властных полномочий процессуальная позиция органов внутренних дел стала меняться от пассивной к более
активной. Все чаще в зале суда стали ставиться вопросы, а в связи с чем, собственно, надо обязывать органы
внутренних дел снимать с регистрационного учета ответчика, если отказа в совершении действия не было, т.к. истец
к ним не обращался. Кроме того, стал возникать вопрос – в каком виде производства можно обязывать субъекта
властных полномочий к совершению действий по снятию с регистрационного учета. Понимая, что за современной
практикой „массового” привлечения третьих лиц и соответчиков стоит накопленная годами порочная практика
обжалования, в том числе со стороны регистрирующих органов, и последующая «формальная» отмена решений
судов, следует отметить, что практику привлечения в качестве третьих лиц регистрирующих органов или
должностных лиц, следует пересмотреть. Вполне логичным является то, что если регистрационным органом
нарушается соответствующая процедура, в том числе отказано в регистрации избранного места жительства, то
такие действия могут сами по себе быть предметом обжалования в суде в рамках административной процедуры. Мы
не будем останавливаться на искусственной, на наш взгляд, концепции „незаконное решения суда, затрагивает
права и обязанности субъекта властных полномочий”, который «надзирает» за законностью в своей сфере
деятельности - эта огромная самостоятельная тема для исследования, выходящая далеко за пределы избранной нами
для статьи проблематики. Заметим только, что выход за пределы регистрационной процедуры, в том числе оценка
по сути предоставленного на исполнения решения суда, не входят в компетенцию субъекта властных полномочий,
т.е. такой субъект не может и не должен оспаривать право физического лица в силу своего правого статуса.
Таким образом, на сегодняшний момент о каком-либо «обязании» совершить соответствующую
регистрационную процедуру» не может быть и речи – нет противоправного бездействия со стороны
регистрационного органа. Максимум, что может сделать суд это при вынесении решения о признании утратившим
права пользования установить порядок исполнения решения суда в порядке ст. 217 ГПК Украины, с «цитированием»
вышеуказанных положений закона, и указанием конкретного адреса по которому необходимо
отменить
регистрацию ответчика.
С введением в действие законодательства, регулирующего право частной собственности, приватизацию
жилья, а затем его обновления в ходе кодификационных работ в Украине, жилищные отношения существенным
образом изменились. Например, предметом права собственности граждан в соответствии со ст. 379 ГК Украины
выступают не только жилой дом, квартира, но и другие помещения, предназначенные и пригодные для постоянного
проживания в них, например, усадьба (ст. 381 ГК Украины).
В соответствии со ст. 319 ГК Украины, собственник имеет право совершать в отношении своего имущества
любые действия, не противоречащие закону. Соответственно вселение своих членов семьи является результатом
реализации права собственности и у них возникает право пользования чужим имуществом (сервитутное право)4. И
тут нет, какой-либо «революционной модели», «законодательной новеллы». Скоре наоборот – естественный
процесс развития законодательства с учетом доктрины, судебной практики и уровня развития общественных
отношений5.
Дело все в том, что в судебной практике все эти годы имели место споры между собственником жилого
помещения и бывшими членами семьи собственника или что еще более квалифицирует ситуацию – бывшими
членами семьи бывшего собственника, которые не только формально оставались зарегистрированными, но и
проживали на спорной жилой площади6. Эту проблему в судебной практике, в том числе в «обход» ст. 156 ЖК
УССР, разрешали путем перепродажи квартиры третьему лицу, с тем, чтобы новый собственник, на которого
положения данной статьи не распространяются, мог смело «устранять препятствия в пользовании» и выселять на
основании норм о защите права собственности.
Вместе с тем сервитутный характер права пользования члена семьи собственника жилым помещением
существенно влияет на упомянутый «упрощенческий подход», не нарушая при этом концепцию права собственности
как абсолютного права, и что самое ценное, позволяет разрешать споры, возникающие в судебной практике не
только формально, но и с учетом конкретных жизненных обстоятельств, в т.ч. с учетом основных принципов
гражданского законодательства – справедливости, разумности, добросовестности.
В связи с вышеизложенным следует остановиться на соотношении права собственника на распоряжение
4
Автор исходит из того, что права на чужие вещи, в системе имущественных прав выделяются такими признаками 1) ограничение права
собственности; 2) пользование вещью в определенном объеме, т.е. не как собственник, а в определенных пределах, зависящих от вида права на
чужую вещь. – См.: Розвиток цивільного і трудового законодавства в Україні / Я.М. Шевченко, О.М. Малявко, А.Л. Салатко та ін. – Х.: Консум,
1999. – С. 104.
5
При толковании ст. 405 ГК Украины необходимо принимать во внимание структуру ГК, раздел, главу в котором находится эта статья, ее
соотношение с иными статьями регулирующие эти же отношения, в том числе связанных с возникновением и прекращением прав на чужие вещи,
название статьи, и ее структуру.
6
В литературе было предложено членов семьи собственника жилого помещения разделить на четыре группы: 1) члены семьи собственника
жилого помещения (в узком смысле), то есть лица, приживающие с собственником и ведущие с ним совместное хозяйство; 2) бывшие члены
семьи собственника, то есть лица, проживающие, но с определенного времени уже не являющиеся членами семьи; 3) члены семьи бывшего
собственника, то есть лица, приживающие в жилье, право собственности на которое перешло к иному лицу от гражданина, сохранившего
семейные отношения с пользователями жилого помещения, осуществившего отчуждение имущества; 4) бывшие члены семьи собственника
жилого помещения. – См.: Крашенинников П.В. Жилищное право. – .М.: Статут, 2004. – С. 186-187. Такая классификация заслуживает поддержки
и имеет определенное практическое значение, поскольку охватывает фактические состояния, возникающие между субъектами жилищных
правоотношений относительно пользования жилым помещением.
жилым помещением и жилищных прав членов его семьи. Так специфика сервитута заключается в том, что объем
прав его владельца никогда не может совпадать с правомочиями самого собственника. Более того, если для прав
сервитутного типа характерно ограниченное пользование имуществом, то тем более должны быть ограничены
возможности реализации этих прав. И это не случайно, потому что „право распоряжения – это как бы венец права
собственности”, а чем больше у несобственника прав, тем меньше прав у собственника, и наоборот. Безусловно, есть
и достаточно широкие иные вещные права, обусловливающие принадлежность субъекту права распоряжения,
близкого к праву распоряжения собственника. Например, это имеет место, когда собственник непосредственно
своими действиями не реализует принадлежащие ему права. Там же, где он самостоятельно реализует
предоставленные ему законом права, ограничение его распорядительных возможностей должно быть минимальным,
а субъекту другого вещного права это правомочие может быть предоставлено в узком объеме в четкой связи с целью
установления его права или полным его лишением7. Последней позиции и придерживается законодатель,
умалчивающий о правах вышеупомянутых субъектов (имеются в виду члены семьи собственника – прим. Л.Л.)8. В
этой связи стоит проанализировать вопрос о возможных ограничениях распорядительных возможностях
собственника и жилищных прав и обязанностей члена его семьи. Необходимо определить и особенности правового
положения бывшего члена семьи собственника, являющегося, как уже отмечалось, субъектом иного вещного права
на данный объект9.
Вещно-правовой характер прав членов семьи собственника объективно определяет необходимость
законодательного ограничения распорядительных правомочностей собственника. Исследование этого вопроса
заслуживает особенного внимания, поскольку проблема “границ” распоряжения собственником квартирой (домом),
которые бы определялись исходя из интересов субъектов других вещевых прав и, в первую очередь, членов семьи
собственника жилого помещения, не только не получила своего полного законодательного решения и научной
разработки, но даже и не была выделена как проблема, не считая отдельных высказываний ученых на этот счет.
Вместе с тем, ее разработка будет способствовать охране жилищных прав граждан, имеющих статус члена семьи
собственника квартиры (дома).
Решение указанной проблемы должно иметь целью стабильность жилищного правоотношения, основная
цель которого обеспечение пользования жильем. Много в этом вопросе зависит от статуса члена семьи. Если
таковым является участник общей совместной собственности, то право распоряжения недвижимым имуществом
исключительно с согласия другого сособственника значительно ограничивает возможность изменения лиц в
правоотношении. Совсем иная ситуация возникает в случае, когда квартира (жилой дом) становятся объектом
общей долевой собственности. В соответствии со ст. 361 ГК Украины, сособственник имеет право самостоятельно
распорядиться своей частью в праве общей долевой собственности. Впрочем, ст. 362 ГК Украины предоставляет
сособственнику право преимущественной покупки и соответственно создает некоторые предпосылки для
сохранения субъектного состава10. Такая ситуация является неслучайной, поскольку закрепляя это право,
законодатель исходил не из учета жилищных интересов членов семьи, а из интересов субъекта общей долевой
собственности, свободное распоряжение своим имуществом, которого традиционно ограничивалось существованием
права преимущественной покупки. Предоставление же сособственнику преимущества в приобретении жилья по
иным сделкам невозможно, потому что там, где собственник заинтересован в личности контрагента, никаких
преимуществ против сособственников не должно быть11.
По мнению Кобзевой Ю. С., осуществление собственником действий, как связанных с отчуждением жилого
помещения, так и возможной передачей его во временное пользование, не может зависеть от волеизъявления членов
его семьи, потому что в ином случае собственника стоит признать лишенным свободы своей волей осуществлять
важнейшее право – право собственности, что именно и будет означать трансформацию его права в другое вещное
право12. Именно поэтому она поддерживает точку зрения ученых, обосновывающих свободу отчуждения
собственником своего имущества (кроме случаев отчуждения имущества участников общей совместной
собственности) независимо от волеизъявления всех третьих лиц, в том числе и членов семьи, и не соглашается с
авторами отстаивающими прямо противоположную позицию13.
По нашему мнению, механизм защиты жилищных интересов членов семьи собственника может содержаться
в нормах, ограничивающих правомочие распоряжения собственника. Действительно, сущность права собственности
7
Леонова Г.Б. Категория вещных прав в советском праве // Вестник Московского университета. – Серия 11. –Право. – 1991. – №5. – С. 5.
Гетман Е.С. О жилищных правах и обязанностях: Пособие для слушателей народных университетов. – М., 1992. – С. 92; Дятлов П.Н.
Индивидуальное жилищное строительство. – С.227.
9
Несомненно, бывший член семьи может иметь статус собственника, но об этом уже шла речь, в том числе приводился пример из судебной
практики.
10
В научной литературе высказывалась мысль о том, что данное право отягощает участников общей собственности, является декларативною и
лишней нормой. – См.: Зимелева M.B. Общая собственность в советском гражданском праве // Ученые записки ВИКЖ. Вып.2. – М., 1941. – С.64.
Другие авторы, опираясь на широкую практику осуществления этого права, указывали на его важность. – См.: Братусь С, Утевский Б. Рецензия
на „Ученые записки Всесоюзного института юридических наук НКЮ СССР”. Вып.2 // Социалистическая законность. – 1941. – №3-2. – С.23-26;
Маслов В.Ф. Осуществление и защита права личной собственности в СССР. – М.: Госюриздат, 1961. – С. 140-141; Иоффе О.С. Гражданское
право. – М., 1959. – С.341-342. Целый ряд исследователей значение права преимущественной покупки усматривали не сколько в предупреждении
нежелательных соседей, сколько в удовлетворении материальных ип духовных потребностей сособственников, в т.ч. облегчение приобретения
имущества в рамках этого же правовідношення. – См.:: Халфина P.O. Право личной собственности. – М., 1953. – С. 68; Маркова М.Г. Право
личной собственности в СССР. – С.167; Хаскельберг Б.Л. Право общей собственности граждан. - Труды Томск. ун-та, 1957. – Т.1. – С. 68-69.
11
Мананкова Р.П. Правоотношение общей собственности граждан по советскому законодательству. – С. 117,119; Маслов Вопросы общей
собственности в судебной практике. – С.60-61; Маслов В.Ф. Основные проблемы права личности в период строительства коммунизма в СССР. –
С.250-251; Халфина P.O. Право личной собственности. – М., 1964. – С.69-70.
12
Кобзева Ю.С. Гражданско-правовая охрана прав и законных интересов членов семьи собственника и нанимателя жилого помещения. Дисс.
канд.юрид.наук.:12.00.03. – СПб, 2003. – С. 70.
13
Богданов Е.В. Право на жилище. – С. 137; Как нам «обустроить» Жилищный кодекс // Экономика и жизнь. – 1994. – №52. – С.111.
8
заключается в определенном объеме возможностей, предоставленных законом собственнику, в т.ч. по
распоряжению, в связи с чем необходимо чрезвычайно осторожно подходить к их ограничению. В литературе было
высказано мнение, что способы, обеспечивающие охрану интересов членов семьи собственника, не могут быть
связаны с ограничением волеизъявления последнего, а должны представлять собой ограничение другого рода:
например, законодательно признанная возможность удовлетворения иска члена семьи собственника квартиры (дома)
о признании за ним права на часть в квартире (доме) и должно касаться лишь членов семьи собственника квартиры,
проживавших одной с ним семьей. К числу преимуществ такой схемы относят то, что у члена семьи, признанного
участником общей долевой собственности на квартиру, появится право преимущественной покупки доли, что
предоставит ему дополнительную гарантию охраны его жилищных прав, а с другой стороны – такой гражданин
будет иметь право на часть дохода в случае отчуждения квартиры (дома) в целом14.
С такой точкой зрения нельзя согласиться, по целому ряду причин. Следует обратить внимание, что внеся
изменения в ст. 61 СК Украины, украинский законодатель уже учел часть практических ситуаций, возникавших в
судебной практике, обеспечил жилищные интересы второго из супругов.
Прекращение семейных отношений с собственником жилого помещения с членами его семьи, например, в
связи с расторжением брака, не прекращает права пользования бывшего члена семьи указанным жильем. Еще к
принятию ЖК СССР, эти отношения между собственником жилого дома и членами его семьи регулировались ст. 288
ГК УССР, а судебная практика Верховного Суда УССР исходила из того, что бывшие члены семьи собственника
дома в своих правах на пользование жилой площадью приравниваются к нанимателям жилых помещений15.
Вывод о том что, прекращение семейных отношений не прекращает право пользования жилым помещением
бывшего члена семьи собственника можно проиллюстрировать таким примером из судебной практики. Решениям
Малиновского районного суда г. Одесса от 30.06.2003 г. удовлетворено иск Д. к Г. об устранении препятствий в
пользовании и выселение. В решении суд отметил, что Д. на праве частной собственности принадлежит квартира 7 в
доме по ул. Б в г. Одесса, и что после развода с Г. она не желает проживать с ним. Иск удовлетворен на основании
ст. 48 Закона Украины “О собственности”, ст.ст. 109, 150 ЖК УССР. Отменяя это решение, коллегия судей судебной
палаты по гражданским делам Апелляционного суда Одесской области в определении от 18.11.2004 г. указала на
невозможность выселения ответчика по этим основаниям16.
Есть опыт позитивной регуляции жилищных отношений с сохранением права пользования бывшим членом
семьи собственника в других странах. Например, ст.ст. 21-22 Закона Республики Казахстан „О жилищных
отношениях” от 16.04.1997 г. определяет особенности правового статуса члена семьи собственника жилого
помещения, в частности бывшего. А, кроме того, ст. 22 указанного закона предусматривает, что в случае
прекращения семейных отношений с собственником бывшие члены семьи могут пользоваться жильем на правах
пользователя без указания срока найма, если иное не предусмотрено письменным соглашением с собственником
жилья17.
Вместе с тем, в отличие от ст. 292 ГК РФ, в соответствии с которой члены семьи сохраняют право
пользования жилым помещением даже в случае, когда собственник отчуждает жилое помещение, ГК Украины
прямо не регламентирует этот вопрос. Однако анализ ч. 6 ст. 403 ГК Украины, в соответствии с которой сервитут
сохраняет действие в случае перехода к другим лицам права собственности на имущество, относительно которого
он установлен, позволяет прийти к выводу о сохранении за членами семьи бывшего собственника жилого
помещения права пользования этим жильем.
Судебная практика по этому вопросу на протяжении многих лет не является единообразной. Так, решением
Малиновского районного суда г. Одессы от 11.10.2001 г. иск М.Н. к М.П. и М.О. об устранении препятствий в
пользовании жилым помещением был удовлетворен, в удовлетворении встречного иска М.О. к М.Н. об устранении
препятствий в пользовании, выселении было отказано. Судом установлено, что в 1995 р. М.Н. вселилась как жена в
квартиру, принадлежащую на праве частной собственности М.П. (т.е. приобрела право пользования – прим. Л.Л.).
После расторжения брака М.П. и его совершеннолетний сын М.О. стали препятствовать в пользовании М.Н.
жильем. В иске о выселении М.Н. истец отмечал, что он является собственником квартиры, но в связи с
проживанием в ней ответчицы, он лишен в полной мере возможности реализовывать свое право собственности.
Правовым основанием иска была указана ст. 48 Закона Украины “О собственности”. Отказывая в удовлетворении
иска, районный суд отметил, что М.Н не может быть выселена на основании ст. 48 Закона Украины “О
собственности” и что, не смотря на прекращение семейных отношений, она сохраняет право пользования этим
жильем. Отменяя решение, судебная коллегия судебной палаты по гражданским делам Апелляционного суда
Одесской области в определении от 29.10.2002 г. указала, что такое суждение суда является ошибочным и
противоречит ст. 48 Закона Украины “О собственности”, которой предусмотрено, что собственник вправе требовать
устранения любых препятствий в осуществлении своего права. Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил,
что поскольку закон не предусматривает способов защиты права собственности, то собственник сам вправе избрать
такой способ. В данном случае таким способом является выселение, что не запрещено законом. Вместе с тем, в
решении Апелляционного суда так и не было указано, какими действиями М.Н. нарушается право собственности
М.П.18.
Впрочем необходимо иметь в виду, что это не единственный вариант решения вопроса относительно
14
Кобзева Ю.С. Гражданско-правовая охрана прав и законных интересов членов семьи собственника и нанимателя жилого помещения.
Дисс.канд.юрид.наук.:12.00.03. – СПб, 2003. – С. 72.
15
Радянське право. – 1979. – № 7. – С. 86.
16
Дело № 2-2053/2004 // Архив Малиновского районного суда г. Одессы. Аналогичное дело № 2-1835/98 также было рассмотрено Малиновским
районным судом г. Одессы в 1998 г. // Архив Малиновского районного суда г. Одессы.
17
Информационная сеть Интернет // stracker.hos.ru/codes.
18
Справа № 2-1039 /2001. [59] Аналогічні справи №№ 2-382/2003, 2-2120/2001 // Архів Малиновскього суду м. Одеси.
соотношения прав собственника (в т.ч. нового) с членами семьи собственника (в частности бывшего).
Подтверждением нашей позиции о сохранении за членом семьи бывшего собственника жилого помещения права
пользования этим помещением в случае изменения собственника и невозможности выселения только в силу того,
что право собственности на жилое помещение перешло к другому лицу, нашло поддержку в правовых позициях
Верховного Суда Украины, опубликованных как в его официальном органе, так и в других изданиях19.
Как указывается в постановлении судебной коллегии Верховного Суда Украины от 08.11.2000 г. при
рассмотрении иска о выселении из жилого дома ответчика по мотивам защиты права собственности истца суд
должен выяснить, есть ли право собственности у последнего или соответственно его часть, правовые основания
проживания ответчиков в доме и наличие предусмотренных жилищным законодательством оснований для
выселения. Отменяя решение Октябрьского суда г. Днепропетровск от 13.08.1999 г. и постановление Президиума
Днепропетровского суда от 09.02.2000 г., которыми был удовлетворен иск Д.М. к Д.А. и С.Ю. об устранении
препятствий в пользовании и выселение из жилого дома, судебная коллегия отметила, что режим проживания в
доме, принадлежащему лицу на праве частной собственности регулируется нормами ЖК и поэтому соответственно
лица могут быть выселены из спорного жилого помещения на основаниях и в порядке, предусмотренном
законодательством. Таким образом судебная коллегия Верховного Суда пришла к выводу, что лицо может быть
выселено только по основаниям, предусмотренными ЖК УССР20. В ином деле Верховный суд при разрешении иска
С.Н. к Е.Н. и У.С. про выселение однозначно указал, что с учетом требований части 3 ст. 9 ЖК УССР члены семьи
собственника дома (квартиры), в том числе бывшие, могут быть выселены лишь на основании ч. 1 ст. 116 ЖК
УССР21. Обращает на себя внимание то, что при этом Верховный суд не согласился с решением районного суда,
постановлением Президиума Одесского областного суда, которые при принятии решений исходили из возможности
выселения на основании статьи 48 Закона Украины „О собственности” как бывшего собственника, так и членов его
семьи.
В последующем судебная практика по этой категорией дел была изменена Верховным Судом Украины и
другими судами Украины. Например, в определении палаты по гражданским делам Верховного Суда Украины от
06.11.2002 г. указано, что лицо, которое в установленном законом порядке приобрело квартиру, имеет в
соответствии со ст. 48 Закона Украины “О собственности” право требовать выселения из этой квартиры бывших
членов семьи ее продавца. В этом постановлении отмечено, что к этим правоотношениям не применяются ст.ст. 150,
170 ЖК УССР, поскольку в соответствии с постановлением Верховной Рады УССР от 26.03.1991 г. “О введении в
действие Закона Украинской ССР “О собственности” действующие акты законодательства УССР применяются,
если они не противоречат этому закону22.
Решением Малиновского районного суда г. Одессы от 13.07.2004 г. по делу № 2-339/04 по иску М.А. к М.Н.
об устранении препятствий в пользовании и выселении суд выселил М.Н., которая была бывшим членом семьи
собственника квартиры, по иску нового собственника. Иск, удовлетворен на основании ст. 48 Закона Украины “О
собственности”. В решении суд указал, что право собственности на жилье является производным от права
предыдущего собственника, и с прекращением права собственности право пользования ответчицы прекратилось.
Одновременно суд сослался на постановление Верховной Рады УССР от 26.03.1991 г. “О введении в действие
Закону Украины „О собственности”, в котором указывается, что действующие акты законодательства не
применяются, если они противоречат Закону Украины “О собственности”. С такими выводами согласилась судебная
коллегия судебной палаты по гражданским делам апелляционного суда Одесской области.
По нашему мнению, такие суждения суда являются противоречивыми и неубедительными, однако как уже
отмечалось, доминируют в практике, несмотря на отмену Закона Украины «О собственности». Жилищный кодекс
является специальным законом, который в частности регулирует вопрос выселения бывших членов семьи
собственника жилья. Этот закон не противоречил ст. 48 Закона Украины “О собственности”, не противоречит ст. 391
ГК Украины, а только ограничивает случаи их применения. В данном случае законодатель предоставляет
преимущество жилищным правам членов семьи собственника жилья, в т.ч. и бывших, над правами нового
собственника. Такая позиция законодателя вполне правомерна и справедлива. По нашему мнению новый
собственник жилья, при его приобретении понимает, что жилье обременено правом пользования других лиц. Если
это обстоятельство было скрыто, от него при заключении договора, то новый собственник может заявить иск о
признании этого договора недействительным, на основании ст.ст. 229, 230 ГК Украины, или в соответствии со ст.
659 ГК Украины новый собственник может требовать снижения покупной цены, или расторжения договора куплипродажи, если он не знал и не мог знать о правах третьих лиц на пользование жильем.
Кроме того, необходимо учитывать, что, во-первых, после принятия указанного закона и постановления о
его введении в действие, Верховный Суд Украины в своих постановлениях неоднократно отмечал, что в связи
переходом права собственности бывшие члены семьи не утрачивают право пользования жильем. Во-вторых, из
содержания ст. 48 Закона Украины “О собственности”, ст. 391 ГК Украины и ст.ст. 155, 170 ЖК УССР невозможно
сделать однозначный вывод об их противоречивости, напротив, вполне естественно, что право собственности может
быть ограничено законом (ч. 7 ст. 319 ГК Украины), на что обращалось внимание в литературе23. В данном случае
19
Див.: Рішення Верховного Суду України. Щорічник. – 1998. – С. 33-34; [] Рішення Верховного Суду України. Щорічник. – 2000. – С. 34-35;
Пункти 93 окремих правових позицій Верховного суду України // Застосування судами цивільного і цивільного процесуального законодавства / За
ред.. П.І. Шевчука. – К., 2002. – С. 103. Інша аналогічна судова практика. – Там само. – С. 339-340.
20
Вісник Верховного Суду України. – 2001. –№ 3 . – С. 7-8
21
Рішення Верховного Суду України. Щорічник. – 1998. – С. 25-26.
22
Рішення Верховного Суду України. Щорічник. – 2003. – С. 16-17.
23
Михайленко О.О. Речемо-правові обмеження права приватної власності за стародавнім римським та сучасним цивільним правом України. –
Автореф. дис. канд..юрид. наук: 12.00.03. – Харків, 2003; Мічурін Є.О. Обмеження майнових прав фізичних осіб. Загальні положення.
Монографія. – Харків: Юрсвіт, 2007. – 220 с.
речь идет именно о таком ограничении права собственности, и в ГК Украины такое ограничение относится к
сервитутному праву, которое, по нашему мнению, прежде всего, связано с жильем и имеет личный характер
(членство в семье собственника – прим. Л.Л.).
В таких случаях в соответствии с ч. 2 ст. 406 ГК Украины сервитут может быть прекращен по решению суда
по требованию собственника имущества при наличии обстоятельств, имеющих существенное значение. Нами уже
вносилось предложение о необходимости дополнить часть 2 ст. 406 ГК Украины предложением такого содержания:
“К обстоятельствам, имеющим существенное значение относятся потребность собственника и новых членов его
семьи в жилье, наличие у бывших членов его семьи другого жилья, достаточный жизненный уровень бывших членов
семьи собственника жилья, свидетельствующий о возможности приобретения или получения в пользование жилья и
тому подобное. Право пользования чужим жильем (сервитут) прекращается по решению суда, который определяет
для ответчика срок, необходимый для свободного выбора места проживания”24
С целью обеспечения баланса между интересами нового собственника и членами семьи бывшего
собственника необходимо на законодательном уровне закрепить сохранение права пользования жилым помещением за
бывшими членами семьи собственника при переходе права собственности (если при вселении не было предусмотрено
иное) к иному лицу путем заключения с ними договоров найма сроком не менее трех лет, а в отношении
несовершеннолетних из числа бывших членов семьи собственника – до достижения ими совершеннолетия. Вообще, если
взять российский опыт правовой регуляции, то и там норма о том, что переход права собственности не является
основанием для прекращения права членов семьи на это жилье, также вызывает дискуссию25.
Также, представляется, что по своему правовому статусу бывшие члены семьи собственника могут быть
приравнены к членам семьи.
Следовательно, мы считаем, что право пользования членом семьи собственника жилого помещения не во
всех случаях имеет производный характер от права собственности предыдущего собственника. По нашему мнению,
члены семьи не утрачивают право пользования жилым помещением в случае изменения собственника по
гражданско-правовыми основаниями. Вместе с тем, это правило не распространяется на случаи признания сделок, на
основании которых возникло право собственности на жилье, недействительными. Этот случай прекращения права
собственности охватывается, по нашему мнению, ч. 2 ст. 346 ГК Украины, где под другими случаями прекращения
права собственности, необходимо понимать, в частности правовые последствия недействительности сделок,
предусмотренные ст. 216 ГК Украины (реституция). В этих случаях право собственности прекращается, и
собственник должен возвратить жилье. Право пользования члена семьи прекращается, не потому, что оно имеет
производный характер, а потому что признана недействительною сделка (правовой титул, договор), которая была
юридическим основанием для приобретения права собственности, и соответственно, права пользования для членов
семьи собственника.
В связи с трудностями в реализации решений о возврате сторон в первоначальное положение, если речь идет
о сделках с жильем, суды не только признают сделку недействительной, возвращая стороны в первоначальное
положение, но и удовлетворяют иск о выселении, который как правило предъявляется. Например, при рассмотрении
гражданского дела по иску ООО „С” к М. и Д. о признании договора купли-продажи недействительным
Малиновским районным судом г. Одессы договор купли-продажи был признан недействительным и ответчица М. с
несовершеннолетним сыном выселена из занимаемого ими жилого помещения. Как отметил суд, основанием для
выселения было признание указанного соглашения недействительным26. Решение было обжаловано и определением
судебной палаты по гражданским делам апелляционного суда Одесской области от 23.01.2003 г. решения суда
оставлено в силе 27.
Другим примером, подтверждающим нашу позицию может быть судебная практика применения ст. 171 ЖК
УССР, в соответствии с которой в случае сноса жилых домов, находящихся в частной собственности граждан, в
связи с изъятием земельных участков для государственных или общественных нужд, указанным гражданам, членам
их семей, а также иным гражданам, постоянно проживающим в этих домах, предоставляются по установленной
норме квартиры в государственном или общественном жилом фонде28.
На вещный и более самостоятельный характер прав членов семьи собственника жилья, их защиту против
нарушений со стороны иных лиц, в том числе против собственника, указывалось в российской литературе29. Как
правильно отмечал, В. П. Камышанский семья представляет собой основанное на браке сообщество лиц, совместно
пользующихся жилой площадью по разным правовыми основаниям. Право пользования помещением, которое они
занимают, возникает у членов семьи не из договора с собственником, а базируется на исключительно доверительных
отношениях с собственником (сособственниками) жилого помещения30. По мнению В.Н. Литовкина, “это
совершенно самостоятельное, хотя и производное основание возникновения именно вещных, а не
24
Личман Л.Г. Судовий захист прав і інтересів членів сім’ї власника жилого приміщення Дис. канд.. юрид. наук: 12.00.03. – О., 2005. – С.
Крашенинников П.В. Жилищное право. – М.: Статут, 2004. – С. 185-189.
Справа № 2 – 342 /2002 // Архів Малиновського районного суду.
27
Такого рода дела достаточно распространены в судебной практике, о чем свидетельствуют аналогичные по сути дела, которые были
рассмотрены Малиновским районным судом г. Одессы. – Дело № 2-800/2000; № 2-194 / 2000; № 2-111/2001; № 2-261/2001; № 2-21-99 / 2001; №
2-2220 /2001, № 2-502/02; № 2-946-2000; № 2-162/03; № 2-2154/03; № 2-2457/03; № 2-389/03; № 2-8403/03; № 2-880/2003; № 2-239/03; № 2-51
/2004; № 2-3214/04; № 2-443/2004; № 2-62/04; № 2-51/04; № 2-1178/2004, № 2-303/04. У провадженні інших судів також знаходяться аналогічні
справи, наприклад, Київським районним судом м. Одеса розглянута справа № 2-1649/2004 про визнання договору купівлі-продажу недійсним та
виселення із спірного жилого приміщення.
28
Вісник Верховного Суду України. – 2000. – № 5. – С. 4-7.
29
См.: Щенникова Л. В. Вещные права в гражданском праве России. – М., 1996. – С. 104-105; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской
Федерации (постатейный). Ч.1. – М., 1997. – С. 530.
30
Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. – С. 269.
25
26
обязательственных прав, отношений связанных с объектом права собственности”31. Мы присоединяемся к такой
позиции. Именно личный характер отношений обусловливает вселение в качестве члена семьи собственника жилья,
и это один из признаков, отличающих члена семьи собственника от временного жильца.
В случае изменения одного из собственников жилья, находящегося в общей долевой или общей совместной
собственности, право пользования этим жильем членами семьи иного сособственника не прекращается. Этот вывод
подтвержден судебной практикой, в частности решением Малиновского районного суда г. Одесса от 06.02.2003,
которое оставлено в силе постановлением судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Одесской
области от 05.06.2003 г.32
При формировании судебной практики необходимо учитывать, что поскольку член семьи собственника, в
частности бывший не утрачивает права пользования жильем в случае перехода права собственности, то необходимо
установить на уровне ГК право преимущественной покупки жилья членами семьи в т.ч. бывшими, в случае
продажи его собственником, в частности предусмотрев ее таким образом: члены семьи собственника, производящего
отчуждение, бывшие члены семьи собственника, сособственники; члены семьи сособственника; бывшие члены
семьи сособственника; наниматели части дома (квартиры), которые отчуждаются. Кроме того, в случае отчуждения
жилья в целом, можно предложить аналогичный порядок его отчуждения, и это не будет нарушать требования ст.ст.
361-362 ГК Украины из приведенных выше соображений, а также с учетом общих начал гражданского права и
законодательства, пределов осуществления гражданских прав (ст. 13 ЦК Украины), а также того, что и право
собственности имеет определенные границы. Естественно, что соответствующие изменения необходимо внести в ст.
362 ГК Украины.
По нашему мнению, необходимо закрепить в украинском законодательстве положения, что переход права
собственности на жилое помещение к другому лицу не является основанием для прекращения права пользования
жилым помещением членами семьи предыдущего собственника, если другое не установлено соглашением между
собственником и членами его семьи.
В судебной практике возникал вопрос о возможности выселения бывших членов семьи собственника жилого
помещения в иное жилое помещение, приобретенное собственником жилья и предлагается им для постоянного
проживания бывшего члена семьи в качестве нанимателя (или предлагается передать в безплатное бессрочное
пользование), или предлагается подарить это жилье ответчику, который от заключения такого соглашения
отказывается.
По нашему мнению, выселение бывшего члена семьи из жилого помещения с обязательством заключить
договор дарения невозможно, потому что только при согласии физического лица оно может приобрести право
собственности на какой-нибудь объект, в частности жилье.
Именно на это обстоятельство обратила внимание судебная коллегия в гражданских делах Верховного Суда
Украины в постановлении 07.02.1996 г., рассматривая протест заместителя генерального прокурора на решение
Октябрьского районного суда г. Луганск от 26.06.1995 г., постановление судебной коллегии по гражданским делам
Луганского областного суда от 17.07.1995 г. и Президиума Луганского областного суда 02.11.1995 г.33.
Вместе с тем, иски о выселении бывших членов семьи с предоставлением другого жилого помещения в
безвозмездное бессрочное пользование могут удовлетворяться, при этом жилищные права бывших членов семьи не
могут ухудшаться кроме выселения лиц, которые систематически разрушают или портят жилое помещение или
используют не по назначению или систематическим нарушением правил общежития делают невозможным для
собственника жилья и других членов его семьи проживания с ними в одной квартире или одном доме. Такое правило
должно быть закреплено в новом ЖК Украины.
Рассматривая такие иски, суд должен учитывать интересы и обращать внимание на доводы бывших членов
семьи, в частности возраст, состояние здоровья и другие особенные обстоятельства, которые препятствуют
пользованию жилым помещением, которое предоставляется в связи с выселением.
С позиции вышеизложенного, ключевым моментом, при определении характера пользования жилым
помещением, является порядок (обстоятельства) вселения лица, и соответственно наличие /отсутствие специальной
договоренности между собственником и вселяющимся лицом.
По нашему мнению, с точки зрения юридических фактов, с которыми связывается возникновение права
пользования жилым помещением, принадлежащие на основании права собственности, здесь можно проводить
определенную параллель относительно осуществления права на вселение между собственником и нанимателем34.
Так, в п. 9 Постановления Пленума Верховного суда „О некоторых вопросах, возникших в практике
применения судами Жилищного кодекса Украины», указано, что решая споры о праве пользования жилым
помещением лиц, вселившихся к нанимателю, суд должен выяснить, соблюдался ли установленный порядок при их
вселении, в частности: было ли письменное согласие на это всех членов семьи нанимателя, или прописаны они в
данном жилом помещении, было ли это помещение постоянным местом их проживания, или вели ли они с
нанимателем общее хозяйство, длительность времени их проживания, не обусловливалось ли соглашением между
этими лицами, нанимателем и членами семьи, проживавших с ним, определенный порядок пользования жилым
помещением. При этом, как разъяснил Пленум Верховного Суда Украины в п.15 постановления от 1 ноября 1996 г.
N 9 "О применении Конституции Украины при осуществлении правосудия", наличие или отсутствие прописки сама
31
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков – М.: Инфра-М- Норма,
1998. – С. 517.
Дело 2-75/2003 // Архив Малиновского районного суда г. Одессы.
33
Вісник Верховного Суду України. – 1997. – №2. – С. 15.
32
34
См.: Лічман Л.Г. Судовий захист конституційного права на житло при розгляді справ про визнання права користування жилим приміщенням //
Актуальні проблеми держави і права: Зб. наук. праць. – Вип. 4. – Одеса, 1997. – С. 173 – 178.
по себе не может быть основанием для признания права пользования жилым помещением за лицом, которое там
проживало или вселилось туда как член семьи нанимателя (собственника) помещения, или же для отказа ей в этом.
Однако отсутствие письменного согласия членов семьи нанимателя на вселение само по себе не
свидетельствует о том, что лица, которые вселились, не приобрели права пользования жилым помещением, если по
обстоятельствам дела бесспорно установлено, что они выразили такое согласие.
Что дает указанный механизм, а точнее о чем говорит? Если ранее речь шла о неприватизированном жилье
(до принятия Закона УССР «О собственности», Закона Украины «О приватизации жилого фонда»), то установления
«правильности порядка вселения» означало приобретения статуса члена семьи нанимателя, а следовательно утрата с
ним связи не приводила к утрате права пользования жилым помещением (ч. 3 ст. 64 ЖК УРСР), прекращение
которого могло осуществляться только в порядке предусмотренном ст. 116 ЖК УССР, а также на общих основаниях
(ст.ст. 71, 107 ЖК УССР).
Сегодня же эффективность данного механизма можно продемонстрировать таким примером из судебной
практики. Так, разрешая спор в рамках гражданского дела № 2-1885/10 Малиновский районный суд г. Одессы
указал, что ответчика А. вселилась в спорный жилой дом, будучи членом семьи собственника
жилого дома –
В.С.Ф., после смерти которого в порядке наследования собственником дома стала Г.Л.П., которая после оформления
права собственности не инициировала вопрос о выселении ответчика А. Ссылаясь на п. 9 Постановления Пленума
Верховного суда Украины „О некоторых вопросах, возникших в практике применения судами Жилищного кодекса
УССР” от 12.04.1985 г. суд установил в судебном заседании, что при вселении, то есть при жизни собственника
дома В.С.Ф. ответчица А. вселилась и пользовалась комнатой. Поскольку право пользования члена семьи
собственника имеет вещный характер, то есть связано с вещью, а не с лицом, то оно не прекращается с изменением
собственника (ст. 156 ЖК УССР). В соответствии с п. 5 Постановления Пленума Верховного суда Украины „О
некоторых вопросах, которые возникли в практике применения судами Жилищного кодекса Украины” от 12.04.1985
г. при рассмотрении споров, которые не урегулированы жилищным законодательством, суд применяет нормы
гражданского законодательства. Последующее изменение гражданского законодательства не привело к изменению
квалификации между сторонами правоотношений (ст. 405 ГК Украины).
Судом также установлено, что на момент вселения истицы, ответчица А. заняла другие помещения с
самостоятельным выходом (2-1, 2-2) и продолжила в них жить. Поскольку истица обратилась в суд 1.09.2009 года, а
вселилась и зарегистрировалась 27.01.2006 году, то суд считает, что между сторонами сложился фактический
порядок пользования спорным домовладением, а спор возник относительно прекращения права пользования
ответчицы. Вместе с тем, по заявленным правовыми основаниям (устранение препятствий в пользовании
собственностью) первичный иск не может быть удовлетворен, поскольку не учитывает, что право собственности в
соответствии со ст. 316 ГК Украины обязывает, а собственник не может реализовывать право собственности во вред
правам, свободам и достоинству граждан, интересам общества. Деятельность собственника может быть ограничена
или прекращена или собственник может быть обязан допустить к пользованию его имуществом других лиц лишь в
случаях и в порядке, установленных законом. В соответствии со ст. 402 ГК Украины вещным правом на чужое
имущество является право пользования (сервитут), который устанавливается договором, законом, завещанием или
решением суда. Первичное право пользования жилой площадью установлено договором между бывшим
собственником В.С.Ф. и ответчицей. Поскольку после его смерти возник определенный порядок пользования, в
частности между сторонами производства, который через определенное время оспорен новым собственником приобретателем по договору пожизненного содержания – истцом, то суд решает спор в соответствии с ч. 3 ст. 402
ГК Украины и ст. 47 Конституции Украины.
Кроме того, суд учитывает, что в соответствии со ст. 157 ЖК УССР член семьи собственника жилого дома
(квартиры) может быть выселен в случаях, предусмотренных частью первой статьи 116 этого Кодекса. Выселение
осуществляется в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения. При установленных
обстоятельствах первичный иск удовлетворению не подлежит, а встречный подлежит удовлетворению исходя из ст.
396 ГК Украины, поскольку ответчица имеет сервитутное право, и имеет право требовать его установления в другом
объеме с учетом изменения персонального состава пользователей-жильцов в домовладении по спорному адресу35.
Суд разъяснил сторонами, что принятое судом решение разрешает заявленные исковые требования по
заявленным правовым основаниям, а поэтому не исключает предъявления истцом иска в порядке ст. 406 ГК
Украины (о прекращении права пользования – прим. Л.Л.).
Решение было оставлено в силе определением Аппеляционного суда Одесской области от 15.10.2010 г.
Кроме того, в судебной практике уже нарабатывается применение ст. 405 ГК Украины с учетом конкретных
обстоятельств дела. Так, удовлетворяя иск о признании утратившим право Т.А. Малиновский районный суд г.
Одессы в деле № 2-1519/2-1971/11 указал, что ответчик по делу Т.А. с 12.04.2006 г. действительно был
зарегистрирован по адресу: г. Одесса, ул. О, 6, кв. 3, о чем свидетельствует справка о составе семьи. Суду был
представлен акт о непроживании, подписанный свидетелями. В судебном заседании ответчик не отрицал того
обстоятельства, что создал другую семью, и живет с ней по иному адресу. Как указал суд, такие обстоятельства
являются основанием для утраты права пользования жилой площадью в соответствии со ст. 107 ЖК УССР, которая
35
Речь идет о том, что на момент рассмотрения дела судом приобретатель по договору пожизненного содержания
вселил членов своей семьи в спорное домостроение, что существенно усложнило правовую и социальную ситуацию
вокруг жилого дома, хотя являлось действием в пределах предусмотренных законом и было действием
направленным на реальное удовлетворения потребности в проживании, поскольку приобретатель не являлся
жителем г. Одессы и прибыл с семьей из другого региона Украины.
может быть по аналогии применено к спорным отношениям в части не охваченной ст. 405 ГК Украины. Решение
суда не обжаловалось в апелляционном порядке.
Подводя определенный итог избранного аспекта проблематики, следует отметить, что концепция
«препятствования в осуществления права собственности» в отношение членов семьи собственника, а также бывших
членов семьи собственника свое уже отслужила. Тяжело себе представить «препятствование», когда собственник
владеет, пользуется, и может распорядиться своим имуществом (невозможность отчуждения возникнет только если
на спорной жилой площади зарегистрировано несовершеннолетнее, малолетнее лицо), а расходы на коммунальные
платежи понесенные в «повышенном» размере, можно взыскать предъявив отдельный иск. С принятием ГК
Украины ситуация с правом пользования членов семьи собственника нашла прямое решение. Часть 2 ст. 405 ГК
Украины, предусматривающая, что член семьи собственника утрачивает право на пользование жильем в случае
отсутствия без уважительных причин свыше одного года, если иное не установлено соглашением между ним и
собственником жилого помещения, прямо урегулировала спорную на практике ситуацию, а вышеуказанные
положения Закона, разрешили вопрос о регистрационной процедуре, являющейся следствием приобретения/утраты
от права пользования жилым помещением. Прекращение права пользования также может осуществляться в порядке
предусмотренном ст. 406 ГК Украины, применение которой зависит от установленных судом обстоятельств дела.
Продолжение следует.
Вместо послесловия (От редакции)
В связи со значительным объемом предоставленной Л.Г. Личманом статьи, редакция с учетом избранной
автором структуры изложения материала (вид жилого фонда, в отношении которого ставится вопрос о признании
утратившим право) и по согласованию с автором, завершит ее публикацию в следующем номере.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
37
Размер файла
248 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа