close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

178 179 1. 178 ))

код для вставкиСкачать
1
Проект 1
ОБЗОР
практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского
кодекса Российской Федерации
1.
Сделка может быть признана недействительной как совершенная
под влиянием заблуждения (статья 178 Гражданского кодекса Российской
Федерации (далее - ГК РФ)) в случае, если истцом будет доказано, что при
заключении договора им была допущена техническая ошибка. В таком
случае заблуждавшаяся сторона обязана возместить другой стороне,
причиненный ей реальный ущерб, если только не будет доказано, что она
знала или должна была знать о наличии заблуждения.
Городская администрация разместила извещение о проведении торгов
в форме открытого аукциона на право заключения муниципального
контракта на поставку препаратов крови с начальной (максимальной) ценой
контракта 270 600 рублей.
Победителем
торгов
признано
общество,
предложившее
цену
контракта, равную одному рублю. Обращаясь в арбитражный суд с иском о
признании контракта недействительным как заключенного под влиянием
заблуждения, истец ссылался на техническую ошибку при указании цены
контракта.
В своем отзыве ответчик возражал против удовлетворения исковых
требований, мотивируя это тем, что, поскольку договор заключался на
торгах, заблуждение истца не могло возникнуть в результате технической
ошибки, а ответчик был лишен возможности проверить действительность
намерений истца заключить договор на условиях, изложенных в заявке.
Кроме того, признание судами недействительным такого договора сделает
1
Проект подготовлен Управлением частного права.
2
невозможным поставку требуемых медикаментов, а также потребует
организации проведения нового аукциона, чем нанесет ущерб хозяйственной
деятельности ответчика.
Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении
исковых
требований
полностью,
поскольку,
как
усматривалось
из
материалов дела, допущенная истцом техническая ошибка хотя и могла
ввести в заблуждение относительно цены контракта его контрагента, но не
повлекла существенного заблуждения его самого, поскольку из конкурсной
документации подобное заблуждение не могло возникнуть.
Не согласившись с выводами судов первой и апелляционной
инстанции, суд кассационной инстанции указал, что сделка может быть
признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения
(статья 178 ГК РФ в редакции до 1 сентября 2013 года), если истцом будет
доказано, что при заключении договора им была допущена техническая
ошибка, а именно это и имело место в данном случае. Вместе с тем, отменяя
судебные акты нижестоящих инстанций, суд кассационной инстанции
направил дело на новое рассмотрение, указав, что судам, наряду с
требованием
о
признании
сделки
недействительной, следует
также
рассмотреть по существу встречное требование ответчика о взыскании
причиненного ему реального ущерба в связи с оспариванием сделки истцом.
При этом суд кассационной инстанции отметил, что такое требование
подлежит удовлетворению, если только заблуждавшаяся сторона не докажет,
что другая сторона сделки знала или должна была знать о наличии
заблуждения.
2. В случае, когда заблуждение относительно личности другой
стороны имеет существенное значение, оно может являться основанием для
признания сделки недействительной как совершенной под влиянием
заблуждения.
3
Индивидуальный предприниматель - собственник земельного участка
обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной
ответственностью
о
признании
недействительным
договора
аренды
земельного участка. В качестве третьего лица к участию в деле привлечено
другое общество с таким же наименованием, но имеющее ОГРН,
отличающийся от ОГРН первого общества.
Исковые требования мотивированы тем, что договор заключен с
ответчиком, а не с третьим лицом вследствие ошибки.
Решением суда первой инстанции оспариваемый договор признан
недействительным, заблуждение относительно личности стороны сделки
признано существенным, поскольку материалами дела подтверждено
намерение истца заключить договор аренды с третьим лицом, а не с
ответчиком. Так, в аренду предполагалось передать два смежных земельных
участка для строительства комплекса нежилых зданий, которые должны
были поступить в собственность истца и эксплуатироваться арендатором в
течение срока действия договора аренды. Однако в результате допущенной
ошибки земельные участки оказались в аренде у двух разных юридических
лиц, в связи с чем строительство комплекса и использование участков по
целевому назначению стало невозможным.
Суд апелляционной инстанции решение отменил, в удовлетворении
исковых требований отказал, указав, что статья 178 ГК РФ (в редакции до 1
сентября 2013 года) не относит заблуждение относительно личности
стороны сделки к основаниям для признания сделки недействительной.
Суд кассационной инстанции постановление апелляционного суда
отменил, оставив в силе решение суда первой инстанции. При этом суд
указал, что статья 178 ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня
обстоятельств, заблуждение относительно которых имеет существенное
значение и является основанием для признания сделки недействительной.
Указанная норма перечисляет обстоятельства, заблуждение относительно
которых в любом случае имеет существенное значение, вместе с тем
4
существенное значение может иметь и заблуждение относительно иных
обстоятельств. Так как в данном случае заблуждение относительно личности
стороны сделки имело существенное значение, суд первой инстанции
обоснованно удовлетворил заявленные требования.
3. Перечень обстоятельств, заблуждение в отношении которых имеет
существенное значение и может являться основанием для признания сделки
недействительной, носит примерный характер. В частности, заблуждение
относительно платежеспособности другой стороны также может являться
основанием для признания сделки недействительной по статье 178 ГК РФ.
Общество
с
ограниченной
ответственностью
обратилось
в
арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о
признании недействительным договора займа на основании статьи 178 ГК
РФ,
как
заключенного
под
влиянием
заблуждения
и
применении
последствий недействительности сделки.
Истцом было указано, что он при заключении сделки займа со сроком
возврата пять лет, по условиям которого сумма займа подлежала возврату по
окончании срока договора, а проценты должны были уплачиваться
ежемесячно
по
истечении
года
после
выдачи
займа,
заблуждался
относительно платежеспособности индивидуального предпринимателя. Так,
при заключении спорной сделки заемщик (ответчик) представил сведения о
том, что принадлежащий ему магазин автозапчастей приносит стабильный и
высокий доход. Из представленных сведений следовало также, что здание
упомянутого магазина принадлежит ему на праве собственности. Однако
после выдачи займа истцу стало известно, что права ответчика на здание
магазина были оспорены третьим лицом, за которым по решению суда было
зарегистрировано право собственности на это здание. Кроме того,
выяснилось, что на момент совершения спорной сделки у индивидуального
предпринимателя существовала крупная задолженность перед кредиторами,
на погашение которой и пошли заемные средства.
5
Суд
первой
инстанции
указал,
что
статья
178
ГК
РФ
не
предусматривает такого основания для признания сделки недействительной
как заблуждение стороны по сделке в отношении платежеспособности
другой стороны, в связи с чем не подлежит применению в настоящем деле.
Отменяя решение суда, апелляционный суд указал, что перечень
обстоятельств, заблуждение в отношении которых имеет существенное
значение
и
может
являться
основанием
для
признания
сделки
недействительной, носит примерный характер и не исключает возможности
признания недействительной на основании статьи 178 ГК РФ сделки,
совершенной под влиянием заблуждения относительно платежеспособности
контрагента.
Установив, что договор займа был заключен истцом под влиянием
заблуждения истца относительно платежеспособности заемщика, суд
признал спорный договор займа недействительным, как совершенным под
влиянием заблуждения относительно таких качеств стороны по сделке,
имевших существенное значение при ее заключении (статья 178 ГК РФ).
4.
Заблуждение
относительно
финансово-экономического
состояния эмитента акций может являться основанием для признания сделки
по приобретению акций недействительной по статье 178 ГК РФ, поскольку
сторона заблуждалась в отношении такого качества этих акций, которое в
обороте рассматривается как существенное.
Общество
с
ограниченной
ответственностью
обратилось
в
арбитражный суд с иском к министерству имущественных отношений
субъекта Российской Федерации о признании недействительным договора
купли-продажи акций на основании статьи 178 ГК РФ (в редакции до 1
сентября 2013 года) и применении последствий его недействительности.
Истец указал, что при заключении сделки он заблуждался относительно
финансового состояния акционерного общества, акции которого он
приобрел. Так, после заключения сделки выяснилось, что общество на
6
момент совершения спорной сделки имело значительную задолженность
перед бюджетом.
Ответчик против иска возражал, отметив, что наличие задолженности
акционерного общества перед бюджетом не свидетельствует о заблуждении
истца относительно качеств предмета договора, а также что такое
заблуждение является заблуждением относительно мотивов сделки, в связи с
чем существенного заблуждения на стороне покупателя не возникло,
следовательно, оснований для признания договора недействительным не
имеется. Кроме того, ответчик полагал, что покупатель, приобретая акции,
должен
проявлять
экономического
максимальную
положения
осмотрительность
эмитента
акций.
Поэтому
в
оценке
наличие
у
акционерного общества даже такой задолженности, о которой сам продавец
акций не знал и не мог знать в момент продажи акций, является риском
покупателя, так как договором купли-продажи акций перенесение этого
риска на продавца предусмотрено не было.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой
инстанции исходил из того, что в силу пункта 1 статьи 469 ГК РФ продавец
по договору купли-продажи обязан передать покупателю товар, качество
которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре
купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать
покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода
обычно используется. Из приложений к договору купли-продажи акций
следует,
что
стороны
согласовали
состояние
активов
и
пассивов
акционерного общества, акции которого отчуждались по договору, причем
впоследствии выявившаяся налоговая задолженность в этих приложениях не
фигурировала. В связи с этим суд счел, что надлежащим способом защиты
прав истца являются основанные на договоре требования, предусмотренные
статьей 475 ГК РФ в качестве последствий передачи товара ненадлежащего
качества, а не иск о признании договора недействительным как сделки,
совершенной под влиянием заблуждения (статья 178 ГК РФ).
7
Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые
требования, суд апелляционной инстанции указал, что в подобных
обстоятельствах истец вправе по своему выбору воспользоваться любым из
указанных
способов защиты
требований,
связанных
с
своих прав: путем
качеством
предъявления
приобретенного
как
товара,
предусмотренных законом (статья 475 ГК РФ) или договором, так и
требования о признании сделки недействительной на основании статьи 178
ГК РФ. Поскольку заблуждение в отношении финансового состояния
акционерного общества, акции которого приобретались по договору,
является заблуждением относительно таких качеств предмета сделки,
которые
рассматриваются
в
обороте
как
существенные,
так
как
потенциально значительно снижают возможности его использования по
назначению, в данном случае имеются основания для удовлетворения
требования истца о признании договора недействительным на основании
статьи 178 ГК РФ.
В другом деле в удовлетворении иска о признании договора куплипродажи акций недействительным в связи с выявившейся значительной
задолженностью акционерного общества перед третьими лицами было
отказано, так как договором купли-продажи было предусмотрено, что
продавец не отвечает за любые обстоятельства, уменьшающие стоимость
акций, которые хотя и существовали на момент заключения договора, но не
были известны сторонам на тот момент.
5. Суд отказал в иске о признании сделки недействительной на
основании статьи 178 ГК РФ, указав, что заблуждение относительно ее
правовых последствий не является основанием для признания сделки
недействительной.
Гражданин обратился в арбитражный суд с иском о признании сделки
по передаче принадлежащей ему сельскохозяйственной техники в качестве
вклада
в
общее
имущество
крестьянского
(фермерского)
хозяйства
8
недействительной как совершенной под влиянием заблуждения и о
применении последствий ее недействительности.
Истец утверждал, что заблуждался относительно природы данной
сделки, мотивируя это непониманием того, что тем самым принадлежащая
ему на праве собственности сельскохозяйственная техника становится
общей собственностью членов фермерского хозяйства, следовательно, он
утрачивает возможность единоличного распоряжения ей. Кроме того, в
случае выхода истца из фермерского хозяйства, принадлежащая ему
сельскохозяйственная техника может быть признана не подлежащей разделу
в качестве средства производства фермерского хозяйства, в связи с чем
истец фактически утратит право собственности на нее.
В удовлетворении заявленных требований истцу было отказано ввиду
следующего. Заблуждение относительно природы сделки (статья 178 ГК РФ)
выражается в том, что лицо совершает не ту сделку, которую пыталось
совершить (например, думая, что заключает договор ссуды, дарит вещь).
Истец не доказал, что при совершении сделки по передаче имущества в
качестве вклада в общее имущество фермерского хозяйства, его воля была
направлена на совершение какой-либо другой сделки. Более того, из
представленных истцом доводов усматривается, что он желал совершить
именно оспариваемую сделку. Поскольку заблуждение истца относилось
только к правовым последствиям сделки, не может быть признано
существенным заблуждением неправильное представление стороны в сделке
о правах и обязанностях по ней.
6. Суд отказывает в иске о признании сделки недействительной по
статье 178 ГК РФ, если будет установлено, что при заключении сделки истец
не заблуждался относительно обстоятельства, на которое он ссылается в
обоснование своих исковых требований.
Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с
иском к обществу с ограниченной ответственностью о признании
9
недействительным краткосрочного договора аренды торговых площадей как
заключенного под влиянием заблуждения (статья 178 ГК РФ), ссылаясь на
то, что в действительности размер используемых торговых площадей
составляет не 10 кв.м., как указано в договоре, а 5 кв.м, и данное
обстоятельство является заблуждением относительно предмета сделки,
имеющим существенное значение.
Суд в удовлетворении исковых требований отказал, поскольку из
материалов дела усматривалось, что истец до заключения спорного договора
арендовал то же самое торговое место и знал, о какой площади шла речь.
Неверное отражение качеств предмета сделки в тексте договора не повлекло
заблуждения относительно действительных качеств предмета сделки, так как
оспаривающая сторона при заключении сделки была о них осведомлена.
7. Отказывая продавцу в признании недействительным договора
аренды как совершенного под влиянием заблуждения относительно качеств
его предмета суд указал, что истец не проявил должной осмотрительности
при совершении спорной сделки.
По результатам аукциона по определению ставки арендной платы на
нежилое
помещение
между
истцом
и
ответчиком
был
заключен
долгосрочный договор аренды названного помещения для использования
под медицинские и косметологические нужды. Как следовало из конкурсной
документации, а также выписки из технического паспорта на здание,
помещение располагалось в цокольном этаже здания, на основании чего
арендатор начал подготовку технологического проекта и иной документации
для
получения
санитарно-эпидемиологического
заключения
территориального управления Роспотребнадзора на использование данного
помещения для оказания медицинских и косметологических услуг. Также в
соответствии с конкурсной документацией передача помещения во владение
арендатора должна быть осуществлена после государственной регистрации
договора аренды.
10
При получении выписки из Единого государственного реестра прав на
недвижимое имущество и сделок с ним арендатор обнаружил, что согласно
реестру
по
своим
характеристикам
указанное
помещение
является
подвальным, что не позволяет использовать его в соответствии с указанным
в договоре аренды назначением. В связи с этим он обратился с иском об
оспаривании
названного
договора
как
заключенного
под
влиянием
заблуждения относительно качеств его предмета на основании статьи 178 ГК
РФ и о применении последствий недействительности сделки.
Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал,
указав, что истец не был лишен возможности узнать о состоянии,
расположении и иных особенностях названного помещения, в том числе и
потому, что продавцом проводился показ объектов, выставляемых на
аукцион. Таким образом, при заключении спорного договора истец не
проявил требовавшуюся в данных обстоятельствах осмотрительность,
обычную для деловой практики совершения подобных сделок.
8. Сделка, совершенная под влиянием намеренного умолчания
ответчика об обстоятельствах, о которых он должен был сообщить п ри той
добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота, может
быть признана судом недействительной на основании статьи 179 ГК РФ.
Единственный участник общества, занимающегося международными и
междугородними автобусными перевозками - гражданин А. - в целях
преобразования
принадлежащего
ему
общества
в
коммерческую
организацию с иностранными инвестициями для последующего получения
льгот по уплате таможенных пошлин за ввоз на территорию Российской
Федерации автобусов (необходимых для осуществления деятельности
общества) совершил ряд сделок по включению в состав общества нового
участника - Н., представившегося гражданином иностранного государства.
Согласно
договоренностям
сторон,
Н.
были
переданы
три
принадлежащих ему автобуса в качестве вклада в уставный капитал
11
общества. При совершении указанных сделок в доказательство наличия
иностранного гражданства гражданином Н., в частности, предъявлялся
паспорт иностранного государства.
Впоследствии А. стало известно о том, что Н. имеет также и
российское гражданство, что явилось обстоятельством для обращения в
арбитражный
суд
с
иском
о
признании
совершенных
сделок
недействительными, как совершенными под влиянием обмана.
Судом было установлено, что целью А. являлось создание предприятия
с участием иностранного инвестора в целях получения таможенных льгот
при приобретении
и ввозе на территорию Российской
Федерации
собственных транспортных средств общества.
Зная о намерениях А. создать предприятие с участием иностранного
инвестора, Н. намеренно умолчал о том, что он наряду с иностранным
гражданством имеет гражданство Российской Федерации. Кроме того,
информированность Н. относительно цели А. принять в состав общества
иностранного
инвестора
и
создать
предприятие
с
иностранными
инвестициями подтверждается материалами дела.
В связи с этим, поскольку информирование ответчиком истца о
наличии российского гражданства могло повлиять на принятие истцом
решения о включении ответчика в состав участников общества и подписании
учредительного договора, суд признал указанные сделки недействительными
на основании статьи 179 ГК РФ, как совершенными под влиянием
злонамеренного умолчания ответчика.
9. Наличие каких-либо иных возможностей защиты нарушенного
права истца не исключает признание сделки недействительной, в частности,
как совершенной под влиянием обмана (статья 179 ГК РФ).
Общество с ограниченной ответственностью (продавец) обратилось в
арбитражный суд с иском к акционерному обществу (покупателю) о
признании недействительным заключенного между сторонами договора
12
купли-продажи недвижимости как совершенного под влиянием обмана
(статья 179 ГК РФ) и о применении последствий недействительности сделки.
Истец обосновывал свои требования ставшим ему впоследствии известным
существенным занижением стоимости объекта договора оценщиком,
привлеченным ответчиком.
В отзыве на иск ответчик ссылался на невозможность удовлетворения
исковых требований в отношении него, поскольку, по его мнению, истцом
был выбран ненадлежащий способ защиты нарушенного права (статья 12 ГК
РФ).
Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал, отметив, что
наличие иных возможностей защиты своих нарушенных прав и законных
интересов,
помимо
признания
спорной
сделки
недействительной
и
применения последствий ее недействительности, исключает возможность
признания этой сделки недействительной по заявленному основанию,
отметив, что истец не лишен возможности заявить требования о взыскании
убытков с оценщика на основании статьи 24.6 Федерального закона «Об
оценочной деятельности» путем подачи соответствующего иска.
Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции
отменил, указав, что из закона не следует, что наличие каких-либо иных
возможностей защиты нарушенного права истца исключает признание
сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана. Более
того, из статьи 166 ГК РФ, напротив, следует, что квалификация
недействительности сделки не зависит от наличия иных способов защиты
нарушенных прав и законных интересов заинтересованного лица.
При
таких
обстоятельствах
позиция
суда
первой
инстанции
необоснованно ограничивает лицо, права и охраняемые законом интересы
которого нарушены, в выборе способов их защиты.
13
10.
Применение насилия, являющегося одним из оснований для
признания сделки недействительной по статье 179 ГК РФ, может
подтверждаться не только фактом наличия уголовного производства по
соответствующему делу.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось с иском к
акционерному обществу с иском о признании недействительной сделки
купли-продажи недвижимого имущества и о применении последствий ее
недействительности.
В обоснование своего требования истец сослался на статью 179 ГК РФ
и указал, что при совершении сделки единоличный исполнительный орган
истца действовал под влиянием угрозы применения насилия, сослался на
свидетельские показания.
Ответчик против иска возражал, указав, что по своей природе данная
сделка является соглашением об отступном, заключена в связи с
невозможностью для истца исполнить обязательства по возврату суммы
займа по договору, кроме того, истец в силу положений статьи 421 ГК РФ
мог и не подписывать оспоренное соглашение.
Ответчиком также было представлено постановление следователя об
отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное по итогам проверки,
производимой по инициативе истца. Таким образом, сделка не может быть
признана недействительной по статье 179 ГК РФ.
Суд с доводами ответчика согласился, указав, что анализ статьи 179 ГК
РФ
позволяет
предположить,
что
сделка
может
быть
признана
недействительной по указанным в ней основаниям (например, как
совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы) только в случае
наличия в действиях стороны по сделке состава соответствующего
преступления. Отказ в возбуждении уголовного дела или его прекращение
исключает возможность признания сделки недействительной на основании
статьи 179 ГК РФ.
14
Суд кассационной инстанции решение суда отменил, дело направил на
новое рассмотрение, указав, что из статьи 179 ГК РФ не следует, что отказ в
возбуждении уголовного дела или его прекращение исключает признание ее
недействительной. Суд также признал несостоятельной ссылку ответчика на
положения статьи 421 ГК РФ о свободе договора, поскольку закрепленное в
них общее правило о недопустимости принуждения к заключению договора
может быть противоправно нарушено, в том числе совершением сделки под
угрозой применения насилия.
11. Сделка, совершенная органом от имени юридического лица, может
быть
признана
недействительной
как
совершенная
под
влиянием
злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой
стороной.
Общество
с
ограниченной
ответственностью
обратилось
в
арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу о признании
недействительным договора купли-продажи как совершенного в результате
злонамеренного соглашения между директором общества с ограниченной
ответственностью и закрытым акционерным обществом, а также о
применении последствий недействительности сделки.
Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал, указав, что
оспариваемая сделка от имени общества с ограниченной ответственностью
заключена его директором, являющимся органом, а не представителем
юридического лица (статья 53 ГК РФ),
Суд кассационной инстанции решение отменил, исковые требования
удовлетворил, отметив, что по смыслу статей 179 (в редакции до 1 сентября
2013 года) и 182 ГК РФ положение лица, которое в силу закона или
учредительных документов юридического лица выступает от его имени, и
положение представителя во многом аналогичны. И орган юридического
лица, и представитель действуют от имени соответствующего лица, создавая
для него права и обязанности. Более того, при решении вопроса об
15
ответственности органа за недобросовестные действия в отношении
представляемого юридического лица законодатель рассматривает его как
самостоятельного субъекта, отвечающего за убытки, причиненные им
юридическому лицу (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).
Поэтому в случае, когда руководитель (орган юридического лица)
вступает с другой стороной в злонамеренное соглашение, приведшее к
убыточной для этого юридического лица сделке, нет оснований лишать
последнего такого средства защиты нарушенных прав, как оспаривание
сделки на основании статьи 179 ГК РФ. В противном случае юридические
лица будут поставлены в неравное положение с другими участниками
гражданского оборота, что приведет к нарушению основополагающего
принципа равенства участников гражданских правоотношений (пункт 1
статьи 1 ГК РФ).
12. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана
недействительной, только если обстоятельства, относительно которых
потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о
заключении сделки.
Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с
иском к обществу с ограниченной ответственностью о признании сделки
недействительной как совершенной под влиянием обмана. Свое требование
истец мотивировал тем, что при заключении сделки ответчик его обманул,
сообщив ему ложные данные о своем адресе и телефоне.
Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил. При этом
суд исходил из того, что материалами дела было подтверждено, что при
заключении сделки ответчик обманул истца, сообщив ему ложные данные о
своем адресе и номере телефона.
Суд апелляционной инстанции решение отменил, в удовлетворении
исковых требований отказал, указав, что по смыслу статей 179, 432, 451 ГК
РФ обман при заключении сделки является основанием для признания ее
16
недействительной только тогда, когда обман возникает в отношении
обстоятельства, являющегося существенным для стороны при принятии
решения о совершении соответствующей сделки, и при отсутствии обмана
заинтересованное лицо оспариваемую сделку не заключило бы.
Истом не доказано, что адрес и номер телефона ответчика,
относительно которых истец был обманут, имели существенное значение
для принятия им решения о заключении спорного договора. Кроме того,
судом апелляционной инстанции был учтен тот факт, что соответствующие
сведения могли быть получены истцом в виде выписки из единого
государственного реестра юридических лиц.
13. В соответствии со статьей 179 ГК РФ заключение сделки на
крайне невыгодных условиях представляет собой самостоятельный состав
недействительности
и
наличие
этого
обстоятельства
не
является
обязательным для признания недействительной сделки, совершенной под
влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения
представителя одной стороны с другой. О невыгодности условий договора
может свидетельствовать, в частности, двукратное или иное чрезмерное
превышение цены договора относительно иных договоров такого вида.
Индивидуальный предприниматель, осуществляющий деятельность по
перевозке грузов на принадлежащем ему грузовом автомобиле, обратился в
арбитражный суд с иском о признании заключенного им договора займа
недействительным на основании статьи 179 ГК РФ.
Как следовало из материалов дела, истец заключил с обществом производителем мебели договор займа с целью покупки нового грузового
автомобиля взамен утраченного им в результате дорожно-транспортного
происшествия. Ответчик не оспаривал, что при заключении договора истец
сообщил ему о данном обстоятельстве, как и о том, что для того, чтобы
иметь возможность продолжать предпринимательскую деятельность, истец
хотел заключить договор в максимально короткий срок. В результате между
17
сторонами был заключен договор займа сроком на 1 год, процентная ставка
по которому составляла 0,2 процента в день (свыше 70% годовых).
В отзыве на исковое заявление ответчик просил отказать в
удовлетворении
исковых
требований
в связи с тем, что
крайняя
невыгодность условий (кабальность) данной сделки, а также стечение у
истца тяжелых обстоятельств, которые позволили бы признать сделку
недействительной по заявленному основанию, не было доказано. В связи с
чем, по мнению ответчика, подавая настоящий иск, индивидуальный
предприниматель злоупотребляет своим правом и нарушает заключенного
между сторонами договор, поскольку истец не был ничем ограничен в
возможности
заключения
договора
на
иных
условиях
с
другими
контрагентами.
Удовлетворяя исковые требования, суд отметил, что исходя из
представленных истцом доказательств факт стечения тяжелых обстоятельств
на стороне истца является установленным, при этом в совокупности размер
процентов и срок спорного договора свидетельствуют об установлении
крайне невыгодных условий данного договора для заемщика, которые более
чем в два раза превышали среднюю процентную ставку, сложившуюся на
рынке кредитования для кредитов с аналогичными условиями. Названные
обстоятельства свидетельствуют о кабальности спорного договора, и в
отсутствие со стороны ответчика доказательства того, что условие о
экстраординарно
высокой
процентной
ставке
было
предопределено
особенностями конкретной сделки, в частности, отсутствием обеспечения по
займу, такой договор признается недействительным на основании статьи 179
ГК РФ.
В другом деле закрытое акционерное общество обратилось в
арбитражный суд с иском к союзу потребительских обществ о признании
недействительным договора мены как заключенного под влиянием обмана.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований,
указав на то, что истцом не представлено доказательств возникновения
18
неблагоприятных последствий в результате заключения оспариваемого
договора.
Суд кассационной инстанции решение отменил, дело направил на
новое рассмотрение по следующим основаниям. Статьей 179 ГК РФ
предусмотрено несколько различных самостоятельных оснований для
признания сделки недействительной. По смыслу данной статьи, заключение
сделки на крайне невыгодных для потерпевшего условиях относится к
элементам состава, установленного для признания сделки недействительной
как кабальной. Для других оснований оспаривания сделок, содержащихся в
статье 179 ГК РФ, в том числе и для оспаривания сделки, заключенной под
влиянием обмана, требования доказать крайнюю невыгодность сделки закон
не содержит.
14. В случае признания судом заявления участника общества с
ограниченной ответственностью о выходе из общества недействительным
как односторонней сделки на основании статьи 179 ГК РФ, участник
считается не вышедшим из состава общества. При этом он вправе как
потерпевший требовать возмещения причиненных ему убытков.
Бывший
участник
общества
с
ограниченной
ответственностью
обратился в арбитражный суд с иском к обществу о признании
недействительным его заявления о выходе из состава общества и о
применении последствий недействительности сделки, предусмотренных
статьей 179 ГК РФ.
В обоснование заявленного требования истец сослался на то, что
сделка совершена им под влиянием неоднократных угроз со стороны третьих
по отношению к данной сделке лиц - других участников общества,
выражающихся в неблагоприятных последствиях для истца в случае, если
им не будет подано заявление о выходе из состава участников общества.
Данные обстоятельства подтверждены истцом письмами участников в его
адрес и свидетельскими показаниями.
19
Суд первой инстанции иск удовлетворил, и, рассматривая содержание
угроз, содержащихся в указанных письмах, а также оценив свидетельские
показания об угрозах в адрес истца как заслуживающие серьезного доверия,
счел, что у истца действительно были основания опасаться неблагоприятных
последствий в случае неподачи заявления о выходе из состава участников
общества. При этом подложность данных писем ответчиком доказана не
была,
иных
заслуживающих
доверия
доказательств,
опровергающих
свидетельские показания, ответчик в дело не представил.
Рассматривая вопрос о применении последствий недействительности
сделки, суд исходил из того, что признание недействительным как
односторонней сделки заявления истца о выходе из общества должно
означать, что данная сделка не привела к тем правовым последствиям, на
которые была направлена, т.е. к выходу истца из общества.
Кроме того, в соответствии со статьей 179 ГК РФ потерпевший вправе
также требовать возмещения причиненных ему убытков по правилам статьи
1064 ГК РФ. Поскольку истцом было доказано наличие и размер таких
убытков (в частности, в доказательство причиненного ему реального ущерба
истец предоставил оплаченные им счета на оказанные ему услуги частного
охранного предприятия за соответствующий период), суд удовлетворил
соответствующие требования.
15. Суд удовлетворил иск о признании сделки недействительной на
основании статьи 179 ГК РФ, поскольку угроза хотя и выражалась в
возможности правомерного осуществления принадлежащего одной стороне
по сделке права в отношении другой стороны, но повлекла не связанные с
указанным правом и нежелаемые потерпевшей стороной последствия.
Общество
с
ограниченной
ответственностью
обратилось
в
арбитражный суд с иском к акционерному обществу с иском о признании
недействительным договора купли-продажи нежилого помещения на
20
основании
статьи
179
ГК
РФ
и
о
применении
последствий
недействительности сделки.
В обоснование своих требований истец сослался на то, что сделка
совершена им под влиянием угрозы со стороны ответчика, который, как
усматривалось из переписки между сторонами, в случае незаключения
указанной сделки угрожал подать в арбитражный суд заявление о признании
истца банкротом.
Ответчик против иска возражал, указывая, что сделка может быть
признана недействительной на основании статьи 179 ГК РФ как
совершенная под влиянием угрозы только в том случае, если угроза
содержит в себе намерение при определенных обстоятельствах совершить
неправомерное действие. Обращение в суд с заявлением о признании истца
банкротом
не
является
неправомерным
действием.
Более
того,
законодательством не установлена обязанность кредитора обращаться в суд
с подобным заявлением, следовательно, кредитор вправе самостоятельно
решать, обращаться ли ему с таким заявлением и при каких условиях.
Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал,
отметив, что исходя из принципа свободного и беспрепятственного
осуществления гражданских прав (пункт 1 статьи 1 ГК РФ), угроза по
смыслу статьи 179 ГК РФ не может выражаться в намерении стороны по
сделке по своему усмотрению правомерно осуществить принадлежащее ему
право в отношении другой стороны.
Кроме того судом было указано, что в данном случае истец не мог не
понимать, что заключение оспариваемой им сделки не могло лишить
возможности ответчика предъявить в суд указанное требование.
Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной
инстанции указал, что, несмотря на то, что угроза ответчика заключалась
лишь в возможности совершения правомерных действий, воля истца при
заключении оспариваемой сделки, тем не менее, была в значительной
степени деформирована этой угрозой. Это в свою очередь, является
21
достаточным обстоятельством для признания сделки недействительной по
заявленному основанию. Поскольку нежелательные для потерпевшей
стороны правовые последствия совершения оспариваемой сделки наступили
в результате угрозы, требования истца о признании такой сделки
недействительной и применении последствий ее недействительности
подлежат удовлетворению. Кроме того суд апелляционной инстанции
отметил, что действие, совершением которого угрожал ответчик (обращение
в арбитражный суд с заявлением о банкротстве), не связано напрямую с
существом, содержанием или последствиями того договора, который был в
результате этой угрозы заключен между истцом и ответчиком.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
25
Размер файла
226 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа