close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ СУРРОГАТНОГО

код для вставкиСкачать
УДК 347.6
ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА В РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ
Проф. Цогоев Т.И., студ. Калоева М.М.
Кафедра гражданского права и процесса.
Северо-Кавказский горно-металлургический институт
(государственный технологический университет)
В статье рассматриваются правовые основы регулирования суррогатного материнства в РФ,
недостатки действующего законодательства, а также способы его совершенствования.
По статистике Министерства здравоохранения и социального развития РФ более 20 %
всех супружеских пар не обладают естественной способностью к рождению детей;
родительский инстинкт берет свое и 70 % бесплодных браков распадаются. Может показаться,
что единственный выход этих людей – усыновление ребенка, однако, бездетные пары могут
обрести свое счастье иметь собственного, генетически своего, пусть хотя бы на половину,
ребенка благодаря программе суррогатного материнства. Врачи предполагают, что за 10 лет
при помощи этого метода в России появились на свет 800 младенцев, а в мире– порядка 2500.
С каждым годом суррогатное материнство приобретает все большее распространение в нашей
стране, и в связи с этим возникает множество вопросов, вызванных пробелами в
законодательном регулировании отношений между супругами и суррогатной матерью.
На сегодняшний день правоотношения в рассматриваемой сфере регулируются лишь
разделом 7 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от
22.07.1993, приказом Минздрава РФ от 26.02.2003 № 67 "О применении вспомогательных
репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» статьями 51,52
Семейного кодекса РФ и статьей 16 ФЗ «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997
г. Названные нормативные акты носят разрозненный и нескоординированный характер, в чем
мы в дальнейшем убедимся. На законодательном уровне отсутствует определение
«суррогатного материнства», что является недопустимым, так как данное определение
является ключевым в рассматриваемых отношениях.
Представляется, что легальное определение суррогатного материнства должно
акцентировать внимание на договор, заключаемый сторонами, для того, чтобы обозначить
именно договорный характер возникающих отношений. Таким образом, суррогатное
материнство – соглашение между лицами (лицом), желающими стать родителями, и
женщиной, согласной на искусственное оплодотворение, вынашивание и рождение ребенка
(суррогатной матерью), с последующей его передачей другой стороне по договору, за
вознаграждение либо без такового.
Вопрос о правовой природе договора суррогатного материнства является дискуссионным.
Многие авторы (В. Заева, Г. В. Богданова), исходя из определения, данного в ст. 420 ГК РФ,
не рассматривают договор суррогатного материнства как гражданско-правовой. В научной
литературе встречается и следующая позиция(О. Ю. Косова), что соглашения с суррогатной
матерью ближе к гражданско-правовым сделкам, которые согласно ст. 169 ГК РФ можно
отнести к разряду ничтожных, как сделки, противные основам нравственности и
правопорядка. Однако ряд ученых (Л.К. Авар, А.А. Пестрикова) склоны предполагать, что
договор супругов с суррогатной матерью является смешанным, так как включает нормы
семейного и гражданского права.. Мы разделяем данную точку зрения, поскольку договор
предусматривает два самостоятельных вида отношений: неимущественные (имплантации,
вынашиванием и рождением ребенка, регистрации его нареченными родителями) и связанные
с ними имущественные отношения (вознаграждения, которое получит суррогатная мать,
оплата медицинского обслуживания).
Мы предполагаем, что договор о суррогатном материнстве целесообразно выделить как
отдельный договор в Семейном Кодексе, подробно его регламентировав. Данный договор
должен быть заключен в письменной форме и нотариально удостоверен; считаться
заключенным с момента подписания. Настоящее законодательство неоднозначно решает
вопрос относительно субъектов договора суррогатного материнства. Во-первых, существует
противоречие между позицией, закрепленной в приказе Минздрава РФ № 67 от 26.02.2003, и
положениями статьи 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан по поводу
того, могут прибегать к помощи суррогатных матерей только бесплодные пары или же
наличие медицинских показаний в данном случае не обязательно. На наш взгляд, важно
внести ясность по данному вопросу и в предполагаемом договоре закрепить право обращаться
к услугам суррогатных матерей не только бесплодных женщин или тех, которым опасно
рожать, но и женщин, желающих избежать трудностей, связанных с беременностью и родами.
Во-вторых, на основании статьи 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан
право на имплантацию эмбриона предоставлено не только лицам, состоящим в браке, но и
одиноким совершеннолетним женщинам, в то время как в статьях 51,52 СК РФ, в
Федеральном законе «Об актах гражданского состояния» (статьи 16), в приказе Минздрава №
67 (пункт 7) упомянуты лишь супружеские пары, находящаяся в зарегистрированном браке.
Учитывая тот факт, что согласно последней переписи в нашей стране проживает более 14
миллионов не состоящих в браке женщин в возрасте от 18 до 44 лет, с учетом коэффициента
бесплодия (20%) получается как минимум 2 миллиона женщин хотели бы, но не могут иметь
ребенка по состоянию здоровья. Мы склоны считать, что на законодательном уровне
целесообразно закрепить право обращаться к «услугам» суррогатных матерей одиноких
женщин, для того чтобы не обрекать их на одинокую старость. По данному вопросу уже
существует несколько судебных разбирательств. Так, в августе 2009 г. Калининский суд
Петербурга признал незаконным отказ ЗАГСа в регистрации никогда не состоявшую в браке
35-летнюю петербурженку матерью ее "суррогатного" сына.
Часто на практике возникают случаи, когда в качестве генетических родителей желают
выступить лица предпенсионного возраста или с заметными психическим отклонениями.
Было бы разумно на лиц, желающих прибегнуть к услугам суррогатной матери,
распространить ограничения, определяемые статьей 127 СК для усыновителей детей, а также
возрастные требования. Что же касается кандидатур в суррогатные матери, то в Приказе
Минздрава № 67 от 26.02.2003 указан перечень критерий, предъявляемых к ним: возраст от 20
до 35 лет; наличие собственного здорового ребенка; психическое и соматическое здоровье.
Совершенно очевидно, что ребенок как таковой не может выступать объектом договора.
Предметом договора выступают действия суррогатной матери по вынашиванию и рождению
ребенка, дачи согласия на регистрацию ребенка нареченными родителями. Следующее
условие договора регламентирует период беременности суррогатной матери (генетические
анализы в процессе беременности, последствия невынашивания плода, отказ от курения,
алкоголя, неразглашении информации) и оплату услуг суррогатной матери. Существующее
законодательство решает вопрос установления происхождения детей при суррогатном
материнстве. Так, статья 51 (п. 4) СК РФ гласит: «Лица, состоящие в браке между собой и
давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в
целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия
суррогатной матери ребенка». В 2005 г. московский суд принял иск суррогатной матери,
которая оспаривала запись о материнстве в книге записи рождения после ее совершения,
мотивируя тем, что думала, что «будет жить с отцом ребенка». Так как согласно ст. 52 СК РФ
суррогатная мать не имеет права на оспаривание записи о материнстве после её совершения,
суд не удовлетворил иск. В настоящее время регулирование последствий в случае, если
женщина стала суррогатной матерью без согласия супруга, законодательством не
предусмотрено. Если суррогатная мать, состоящая в браке, воспользуется своим правом
оставить ребенка себе, то отцом совершенно чужого ему ребенка будет зарегистрирован муж
вынашивающей матери, хотя он мог возражать против того, чтобы его жена выступала в роли
суррогатной матери, либо вообще об этом не знать. Является целесообразным закрепление на
законодательном уровне необходимости получать в обязательном порядке письменное
согласие мужчины.
Если супруги не приобрели родительских прав из-за отказа суррогатной матери передать
ребенка, то последняя должна быть лишена права требовать признания отцовства в
отношении мужчины, предоставившего свой генетический материал. В связи с
неисполнением условий договора суррогатная мать должна будет возместить родителям все
понесенные расходы на ее содержание и медицинское обследование.
На практике встречаются случаи, когда супруги, заключившие договор, не хотят забирать
ребенка. Тогда должны быть взысканы не только фактически понесенные суррогатной
матерью расходы, но и расходы которые она будет вынуждена нести в будущем на
содержание ребенка до наступления им совершеннолетия.
Мы предлагаем дополнить ст. 1142 ГК РФ пунктом «ребенок, рожденный суррогатной
матерью, является законным наследником генетических родителей и обладает равными
наследственными правами с их биологическими детьми (если они имеются)». Сложная
ситуация возникает, если генетические родители умирают до рождения ребенка суррогатной
матерью, а она не хочет оставить ребенка себе, и в таком случае ребенок будет признан
сиротой в соответствии с действующим российским законодательством. Хотя более
благоприятным на наш взгляд представляется признание его ребенком умерших нареченных
родителей на основании договора суррогатного материнства и возникновение наследственных
прав. В данной ситуации, возможно, что интересы ребенка будут представлять органы опеки и
попечительства (согласно ст. 1167 ГК РФ).
Считаем также обоснованным включение в статью 3 ФЗ от 29 декабря 2006 года № 256ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей»
дополнений о том, что генетические (биологические) родители, воспользовавшиеся услугами
суррогатной матери, имеют права на материнский (семейный) капитал со дня рождения
второго,
третьего
(детей) или последующих детей. Суррогатная мать, родившая
14 Труды молодых
ученых № 3 – 4ребенка
2011
ребенка и отдавшая его биологическим (генетическим) родителям, материнский капитал не
имеет право получать. Институт суррогатного материнства также связан с трудовыми
правоотношениями, поэтому в статье 255 Трудового Кодекса нужно указать, что суррогатной
матери (если она работает) положен стандартный дородовой больничный лист. Послеродовой
декретный отпуск (отпуск по уходу за ребенком) суррогатная мама получить не может. Прав
на пособия от государства суррогатная мать также не имеет.
Еще одно условие, которое не встречается в российской практике, но которое можно
позаимствовать – это условие о проведении генетического анализа после рождения ребенка,
служащее защитой прав супругов. Если после проведения такой экспертизы, окажется, что
генетический материал ребенка отличен от супругов, то суррогатная мать обязана возместить
все предусмотренные договором расходы. Связано это прежде всего с судебными
разбирательствами, которые имели общественный резонанс в США. После рождения ребенка
с врожденными аномалиями супруги настояли на проведении генетического анализа, было
выявлено, что ребенок является ребенком супруга суррогатной матери.
При всей сложности морально-этических, медицинских аспектов суррогатного
материнства, если данный институт будет доступен и повсеместен в РФ, будет
поддерживаться и всячески поощряться государством, то поможет исправить
демографическое положение. И второе, тема суррогатного материнства должна приобрести
четкое законодательное регулирование и освещаться в СМИ и в юридической литературе.
ЛИТЕРАТУРА
1. Семейный кодекс от 29 .12.1995 г.
2. Приказ Минздрава РФ от 26.02.2003 № 67 "О применении вспомогательных репродуктивных
технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».
3. Романовский Г.Б. Человеческий эмбрион: субъект или предмет правоотношений? // Юрист. 2001. №
11. С.49.
4. Чернега К.А. Некоторые правовые аспекты суррогатной беременности // Гражданин и право. 2002. №
9. С.15.
5. Афанасьева А.И. Суррогатное материнство//Семейное право 2009. №8. С 23.
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
111
Размер файла
255 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа