close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

код для вставкиСкачать
06.12.2013 – 12.12.2013, № 69
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Баланс прав и интересов сторон при возврате выкупной цены предмета лизинга:
тенденции и перспективы судебной практики
Динамика судебной практики свидетельствует, что на современном этапе
правоприменения договор финансового лизинга является одним из наиболее сложных и
спорных правовых институтов современности. Несмотря на то, что договор лизинга
регулируется соответствующими нормами Гражданского и Хозяйственного кодексов,
специальным Законом «О финансовом лизинге» споры о его правовой природе ведутся все
чаще и острее. Не чужды эти споры и судам.
Не так давно, 1 октября 2013 года, Верховным Судом Украины по результатам пересмотра
хозяйственного дела № 3-28гс13 на основании неодинакового применения судом
кассационной инстанции одних и тех же норм материального права, повлекших принятие
разных по содержанию судебных решений, было принято постановление, определившее
дальнейший вектор развития судебной практики по взысканию лизинговых платежей в
случае расторжения договора финансового лизинга, в котором предусматривался переход
права собственности на предмет лизинга от лизингодателя к лизингополучателю.
Согласно правовой позиции Верховного Суда по вышеуказанному делу, договор
финансового лизинга сочетает в себе элементы договоров аренды и купли-продажи. В
связи с этим, лизинговые платежи включают как плату за предоставление имущества в
пользование, так и часть выкупной цены за предоставление имущества в собственность
лизингополучателя по окончании действия договора. На правоотношения, сложившиеся
между сторонами относительно получения лизингодателем лизинговых платежей в части
выкупной цены за предоставление имущества в будущем в собственность
лизингополучателя, распространяются общие положения о купле-продаже. Следовательно,
следствием расторжения договора является отсутствие у лизингодателя обязанности
предоставить предмет лизинга в будущем в собственность лизингополучателю и,
соответственно, отсутствие права требовать его оплаты.
Напомним, что согласно ч. 1 ст. 111 28 ХПК решение Верховного Суда, принятое по
результатам пересмотра конкретного дела, носит обязательный характер для всех
субъектов властных полномочий и суды обязаны привести свою судебную практику в
соответствие с решениями Верховного Суда Украины. Как и следовало ожидать,
изложенную по делу № 3-28гс13 практику Верховного Суда повсеместно начали
применять нижестоящие суды, которые при разрешении спора о взыскании задолженности
по оплате лизинговых платежей по сути, с учетом того, что договор был расторгнут,
начали обязывать лизингодателей возвращать лизингополучателям ту часть лизинговых
платежей, которая уплачивалась в счет выкупной цены предмета лизинга.
Согласно правовой позиции Верховного Суда следствием
расторжения договора является отсутствие у лизингодателя
обязанности предоставить предмет лизинга в будущем в
собственность лизингополучателю и, соответственно, отсутствие
права требовать его оплаты
Следует полагать, что принимая постановление от 01.10.2013 года по делу № 3-28гс13,
Верховный Суд Украины, учитывая вес его решений для судебной практики в целом,
стремился защитить права более слабой стороны – лизингополучателя в тех случаях, когда
из-за допущенных им же нарушений условий договора по своевременному и полному
внесению периодических лизинговых платежей возможность перехода к нему права
собственности на предмет лизинга прекращалась. Отметим, что мы поддерживаем и
приветствуем стремление Верховного Суда найти справедливый баланс в защите прав и
интересов сторон лизингового обязательства, но при этом считаем, что предложенный в
постановлении от 01.10.2013 года по делу № 3-28гс13 способ этому не способствует. И вот
почему.
Как известно, договорные обязательства всегда связаны с риском их невыполнения одной
из сторон. Этот риск учтен законодателем, который всячески ориентирует стороны на
надлежащее исполнение заключенных договоров и предусматривает санкции за их
нарушение. При этом основной гарантией обеспечения стабильности имущественного
оборота является принцип, по которому нарушение обязательства не должно приносить
большей выгоды, чем его исполнение.
В основу же правовой позиции Верховного Суда по делу № 3-28гс13 положено ошибочное
мнение о том, что если лизингодатель на основании части 2 статьи 7 Закона «О
финансовом лизинге» расторг договор и вернул себе предмет лизинга, то он покрыл все
свои затраты и получил сверх того, на что рассчитывал при его заключении.
На практике все иначе. Судом не был учтен тот факт, что в подавляющем большинстве в
лизинг берется дорогостоящее и крайне специфическое оборудование, ликвидность
которого крайне мала. Вместе с тем, изъяв предмет лизинга, лизингодатель несет все
имущественные расходы и риски, связанные со страхованием, содержанием и
последующей реализацией имущества, что порой может занять несколько лет.
Следует полагать, что принимая постановление по делу № 328гс13, Верховный Суд стремился защитить права более слабой
стороны – лизингополучателя. При этом в основу правовой
позиции Верховного Суда положено ошибочное мнение о том, что
если лизингодатель на основании части 2 статьи 7 Закона «О
финансовом лизинге» расторг договор и вернул себе предмет
лизинга, то он покрыл все свои затраты и получил сверх того, на
что рассчитывал при его заключении
Ввиду указанных факторов, решение Верховного Суда по делу №3-28гс13 способствует
возможным злоупотреблениям со стороны лизингополучателей в части невыполнения
своих обязательств по внесению периодических лизинговых платежей, гарантировав тем
самым, что в случае судебного спора по взысканию возникшей задолженности по договору
финансового лизинга, та часть лизинговых платежей, которая должна была быть уплачена
в счет выкупной цены предмета лизинга, с лизингополучателя взыскиваться не будет.
Учитывая то, что конкурентоспособность лизинга среди иных финансовых инструментов
поставлена под угрозу, в ближайшее время можно ожидать массовые обращения
лизингодателей к лизингополучателям с исковыми требованиями о возмещении доходов,
которые лизингодатели могли бы реально получить при обычных обстоятельствах, если бы
их права не были нарушены. В этом случае речь идет об упущенной выгоде, компенсация
которой прямо предусмотрена п. 2 ч. 2 ст. 22 ГК.
Иным преобразующим фактором лизинговых компаний к сложившейся судебной практике
может быть изменение условий договора финансового лизинга в сторону повышения
ответственности лизингополучателя в случае нарушения его обязанностей по
своевременному и полному внесению лизинговых платежей. Речь идет о возможности
установления штрафа, сумма которого будет эквивалентна сумме части лизинговых
платежей выкупной цены предмета лизинга, оплаченных на момент расторжения договора.
Также не исключается возможность применения ч. 2 ст. 546 ГК посредством установления
в договоре иных мер обеспечения выполнения лизингового обязательства, что в полной
мере согласуется со свободой договора, установленной в ст. 627 ГК.
ВЫВОД:
Из всего вышеизложенного можно прийти к выводу, что
предложенный Верховным Судом Украины в постановлении от
01.10.2013 года по делу № 3-28гс13 баланс прав и интересов сторон
по договору финансового лизинга своей цели не достиг, в свою
очередь, это только увеличивает интерес к дальнейшей судебной
практике по данному вопросу.
Алексей Фелди,
юрисконсульт ООО «КПД Консалтинг»
© ООО "Информационно-аналитический центр "ЛИГА", 2013
© ООО "ЛИГА ЗАКОН", 2013
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
34
Размер файла
164 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа