close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Вильгельм Карл Хереус

код для вставкиСкачать
Карл Хереус
1827 – 1904
Потомок древнего рода аптекарей Хереус изучал химию у профессора Велера в
Геттингене и в 1851 году основал свое аффинажное предприятие Platinschmelze W.C. в
Ханау, которое оставалось под его контролем и после его ухода на пенсию в 1889 году.
• 17 Развитие отрасли платины на Европейском
континенте
“Я занимаюсь аффинажем и обработкой
платины уже более шестнадцати лет, и
всегда применяю метод, который
прославленный Волластон довел до
совершенства”
Пьер Августин Квок, 1833
Создание эффективной отрасли платины во Франции началось с приобретения,
вскоре
после
падения
Наполеона
и
восстановления
накопленного запаса самородной платины, для которой
испанской
монархии,
без Шабани и Пруста,
испанцы не могли найти применения, неким Пьером Августином Квоком (1778-1851).
Квок родился в деревне Тенсе к югу от Сан –Этьена, и служил во Французской
революционной армии на Рейне, а затем принимал участие в итальянской кампании
Наполеона. После восстановления мира после Кампо Формио, он вернулся к
гражданской жизни, работая
в местном правлении, и затем в 1801 году
был
адвокатом в Лионе, где познакомился со своим будущим партнером Кутурье, с
которым они совместными усилиями создали торговое дело в 1807 году. Квок много
путешествовал в ходе
Ближний
Восток,
своей коммерческой деятельности, посетив Германию,
Италию,
и,
прежде
всего,
исколесив всю
Испанию,
где
периодически жил какое-то время.
В одно из последних посещений Испании он вел переговоры о покупке примерно
1000 килограммов самородной платины, которая была вывезена из Новой Гранады
Испанскими властями и для которой уже на протяжении какого-то времени у них не
было ни метода аффинажа, ни перспектив применения.
Есть доказательство, что Квок был знаком с Вукленом в период времени, связанный
с Монетным двором в Париже, и что он предоставил им несколько образцов этого
самородного материала. Также ясно, что фирма Квока и Кутурье переехала в Париж;
оба партнера стали членами Sociéte d’Encouragement в 1817 году, упоминаясь в
списках как купцы, имеющие один адрес на Ру де Менард. Их договор на аффинаж
огромного количества платины с Жаном Роббером Бреаном (1775-1850), еще одним
пробирером Монетного двора, хорошего знакомого Вуклена, который дал ему
рекомендацию, был описан в главе 10. Результатом стало получение больших
слитков и изготовление во Франции первых котлов для производства серной кислоты,
а спустя короткое время и завоевание доминирующего положения ведущих
производителей платины во всем мире и во Франции, которое они, как и их
последователи, удерживали почти целый век.
Бреан не только с успехом применял аффинаж, но и также разработал технику
кузнечной сварки, чтобы избежать своей прежней процедуры - пайки с золотом, и к
февралю 1817 года он и Квок с Кутурье смогли предъявить Sociéte d’Encouragement
котел для серной кислоты емкостью 162 литра, и обе стороны получили
рекомендательный отзыв от Общества за свои успехи, а также за то, что уменьшили
цену на платину.
Однако эта ассоциация просуществовала недолго. В 1819 году Бреан основал свой
собственный заводик и линию прокатки на Монмартре, продолжая выпускать там
котлы, и более крупное аффинажное предприятие на Пляс ду Коммерс в пригороде
Греннеля рядом с производством М.Н. Десмотиса, который вскоре после этого стал
партнером Бреана. Квок и Кутурье продолжали работать на улице Ришелье, а затем
переехали на улицу Лулли. В 1820 году Волластон сделал запись в одной из своих
тетрадей, указывая цену на платину от “Квока, Кутурье и Ко.” и упомянул
изготовленный ими сосуд емкостью 300 литров и весом 776 унций (2).
В 1833 году в письме в журнале Journal fur Technische Сhemie (3) Квок и Кутурье
опровергали утверждение, что их платина содержит мышьяк, и включили фразу,
приведенную в начале главы. Это утверждение, тем не менее, не могло быть
правдой, поскольку процесс Волластона стал известным публично лишь в 1929 году,
и
без сомнения в первые годы своей работы они основывали свои методы
производства на методах Томаса Кока и Ричарда Найта.
В 1837 году имя Бреана больше не упоминается, поскольку, несомненно, он был
очень занят на Монетном дворе, где, в конце концов, он стал Директором в 1846
году, и на его место пришел некий Монреле, а Квок в предыдущем году основал свое
собственный торговое предприятие в Марселе и стал также депутатом в своем
родном департаменте де ла Хаут Лур. В 1845 году фирма стала называться
«Десмотис, Морин и Шапуи», которые стали последователями Бреана, Монреле,
Квока и Кутурьер, продолжая направление работы периода перед 1854 годом.
Их последующая история несколько запутана и трудно поддается хронологии,
поскольку фирма несколько раз пережила смену названия и партнеров. Ничего не
известно о Морине; было два брата - Проспер и Андре Шапуи, второй из них был
также производителем платины и продолжал дело до 1860-х, выставляя изделия из
платины на Лондонской выставке в 1862 году.
3.1 Два Квеннессена
Примерно в 1856 году в компании Десмотиса появился Франсуа Адриен Квеннессен
(1813-1889), которому суждено было достичь больших успехов в качестве партнера,
а позднее его сменил сын, управляя делами компании многие годы. Квеннессен
ранее изготавливал платину за свой собственный счет на улице Булои, а в
шестнадцатой главе упоминалось, что именно он поразил Джорджа Матти,
продемонстрировав химическую установку на Выставке 1851 года. В отчете Жюри по
этому случаю было написано: (4)
Квенессен (Франция, номер 1683). Это экспонент находится в первых рядах на
выставке химической аппаратуры, демонстрируя платиновый перегонный куб для
серной кислоты емкостью 250 пинт, изготовленный из цельного куска, без шва или
припоя, также длинные платиновые трубы, изготовленные бесшовным образом, а
также тигли, капсулы и так далее, все выполненные с величайшей аккуратностью и
выглядят изделиями самого законченного и утонченного свойства. Среди изделий,
представленных на выставке Квенессененом, есть аппаратура для дистилляции
фтористоводородной кислоты, имеющая совершенно законченный и идеальный вид.
Медаль Совета присуждена мосье Квенессену.”
В том же году Квенессен получил французский патент за изготовление платинового
сифона автогенной сваркой, (5) гораздо дешевле, чем сифоны, изготовленные
пайкой, для декантирования серной и других кислот. По его возвращению домой за
медалью Лондонской выставки последовала еще одна награда – крест от Ордена
почетного легиона, и стало очевидно, что он завоевал себе репутацию ведущего
производителя платины. В 1855 году он выставил платиновый котел на Парижской
выставке под именем “And. Quennessen et Cie” (6), но примерно в это время он стал
служащим компании Десмотиса, а позже эта фирма стала называться “Десмотис,
Шапуи и Квенессен”, располагаясь по-прежнему на Монмартре.
В более ранних статьях
Девилля и Дебрея, посвященных плавке платины они
выразили свою благодарность Десмотису и Шапуи и отдельно Квенессену за то, что
те щедро снабжали их платиной, а в 1859 году они зарегистрировали лицензионное
соглашение на свои патенты с Десмотисом, Шапуи и Квенессеном как с единой
организацией. В 1862 году под этим же названием они предъявили на Лондонской
международной
выставке
впечатляющий
расплавленной, прошедшей кузнечную
выставочный
образец
платины
обработку и ковку и в химическом
соединении” (7).
В 1870-х годах это название сменилось снова на “Десмотис, Квенессени Ле Бран” и
под этим новым названием они изготавливали котлы для
производства серной
кислоты, внеся некоторые усовершенствования в конструкцию, которую уже
представил Джордж Матти и группа его инженеров-химиков, выставив их в Париже в
1878 и 1879 годах. Французская компания вела активную деятельность в
производстве
платины
для
применения
во
всех
развивающихся
сферах
производства: зажигательные трубки для первых автомобилей, токовых вводов для
ламп накаливания и платиновые соединения для фотографии, а также, естественно,
удовлетворяя обычные потребности в лабораторной аппаратуре, в то же время
производя палладий в различных формах и родий, иридий, осмий и рутений для
научно-исследовательского применения.
В то время как французская компания конкурировала с Джонсон Матти только в
ограниченных пределах, в частности, в области производства котлов для получения
серной кислоты, они вели прямую и острую конкурентную борьбу за удовлетворение
своих потребностей в природной платине. Помимо нерегулярных поставок из
Колумбии единственным источником платины была Россия, где, как вы помните, в
1846 году прекратилась чеканка монет, а остатки запасов были переданы в
Государственный банк. Когда в 1851 году Джордж Матти заключил соглашение с
графом Демидовым, то было оговорено условие, что аналогичное соглашение
должно быть заключено и с французской аффинажной компанией, и Джонсон и
Матти приложили все усилия, чтобы привлечь к этому внимание Десмотиса, Морина
и Шапуи, предлагая, чтобы они сделали заявку. После некоторых колебаний они
решили сделать это, и заключили аналогичное соглашение с Демидовым, которое
продолжалось удовлетворительным образом до начала Крымской войны в 1854 году.
Когда был восстановлен мир в 1856 году, бизнес в России по-прежнему было
чрезвычайно трудно вести из Англии, и граф Демидов заключил ряд двухлетних
контрактов на поставку платины Парижской компании. Лишь в 1872 году, как было
написано в предыдущей главе, Джон Селлон смог закрыть весьма выгодную сделку
с Российским государственным банком, по которой Джонсон Матти забирали весь
оставшийся запас платины в различных формах, включая монеты и отходы. Адриен
Квеннессен искал возможности заключения аналогичного соглашения, но напрасно,
и его фирма испытывала проблемы с поставкой платины. Приехав в Лондон на
переговоры, он получил предложение (и принял его) о поставке половины огромного
количества металла, которое было приобретено, таким образом завязалась
длительная дружба между двумя фирмами, которые теперь имели достаточно
металла в своем распоряжении.
Французская компания, первоначально учрежденная Бреаном на Монмартре в 1819
году, за многие годы претерпела много изменений с точки зрения партнерства; в конце
концов во главе ее встал Адриен Квеннессен. После смерти последнего его сын Луи,
который уже к этому времени вел исследование по платиновым металлам в École
Normale, вошел в фирму, и затем она приняла вид, который вы здесь можете видеть.
У Адриена Квеннессена был сын Луи, который изучал химию у профессора Эмиля
Леди (1855-1904) в École Normale, оставшись затем в аспирантуре, и в этом ему
повезло, поскольку он стал частью почти апостолической преемственности в химии
и металлургии платиновых металлов. Квеннессен-старший периодически посещал
лабораторию Девилля в ходе разработки процесса плавки платины и сплавов с ней,
и был хорошо знаком с ним и Дебреем. Один из студентов Девилля Альфонс Жоли
(1845-1897) стал директором химической лаборатории École Normale, перейдя в
подчинение Дебрея после смерти Девилля, и представил ряд научных статей в
Академию наук за следующие несколько лет. Первая из них, написанная в 1888 году,
совместно с Дебреем, была посвящена рутению и его соединениям, а его
самостоятельные статьи были также посвящены тому же предмету и атомному весу
рутения,
соединениям иридия и атомному весу этого металла, и
соединениям
осмия (8). Леди, получив докторскую степень после защиты в 1889 году диссертации
о химических соединениях родия (9), начал сотрудничать с Жоли в области
некоторых исследований, сначала по отделению платиновых металлов, по атомному
весу палладия, и затем по комплексным соединениям платиновых металлов (10).
После смерти Жоли в возрасте всего пятидесяти двух лет Леди продолжал его
исследования по химии платиновых металлов и их отделению (11), и с ним вместе в
1901 году проводил исследования младший Квеннессен, и
результатом такого
сотрудничества стало три статьи по экстракционной металлургии и аналитическим
методам (12). К сожалению, Леди также умер преждевременно, но Луи Квеннессен
продолжал самостоятельно работать в том же направлении исследований,
представив несколько работ в Société Chimique de Paris по абсорбции водорода
палладием, по отделению иридия от платины и по соединениям иридия (13).
Таким образом, он уже был хорошо вооружен знаниями и опытом перед тем, как
начать работать в семейном бизнесе, который снова сменил название, поскольку
старший Квеннессен умер в 1880-х годах, - теперь он назывался «Десмотис Лемар» ,
последнее имя в названии представляло вдовую дочь Адриена Квеннессена. В 1907
году фирма была реорганизована в «Десмотис, де Бельмонд, Лежендр и Ко.,
преемники де Десмотис и Ко.». Имя де Бельмонд в названии принадлежало зятю
Десмотиса, человека богатого, но не имеющего технических знаний, а Лежендр был
секретарем компании, мадам Лемар осталась крупным акционером.
3.1.1 Комптор Лион-Алеманд
К сожалению, начало войны 1914 года стало жестоким ударом для компании.
Аффинаж и обработка платины были их единственным видом деятельности, а
Россия – их единственным поставщиком сырьевого материала. На какое-то время
небольшие количества были обеспечены, но революция в России положила этому
конец, и в 1917 году они пошли на добровольную ликвидацию. Последним вкладом
Луи Квеннессена в научную литературу стала его большая статья, в которой
подводились итоги истории платиновых металлов, их появления, минералогии и
методов анализа, опубликованная в том же году (14).
В 1919 году акции, принадлежащие Квеннессену и Лежендру, за исключением акций
мадам Лемар, перешли в компанию Комптор Лион-Алеманд. Она была основана в
Париже в 1800 году Джозефом Алемандом, затем в компанию вошла его дочь;
бывшая замужем за неким Лионом, она стала преемником своего отца в 1813 году,
продолжая вести дела вместе со своими тремя сыновьями до 1826 года, затем
фирма имела название
Комптор Вюв Лион-Алеменд до 1880 года, когда она
получила современное название. В 1925 году после смерти мадам Лемар ее пакет
акций в компании Квеннессена был также приобретен, и в том же году фирма
Комптор Лион-Алеманд также приобрела компанию по производству слитков и
платины Маре Боннин Лебель и Ко., которая была основана в 1810 году, став таким
образом единственной французской компанией по аффинажу платиновых металлов.
Расположившись на Ру де Монморенси в Париже, они продолжают работать и
сейчас и остаются одной из ведущих компаний платины в мире.
3.2 Фирма Хереус
1851
стал замечательным годом в истории платины. Образовалось
не только
партнерство Джорджа Матти и Джонсона, которое стало вести еще более активную
деятельность после демонстрации Большой выставке в Лондоне экспонатов,
созданных его французским конкурентом Квеннессеном.
Кроме того, появился
новый участник, на этот раз в Германии, в лице Вильгельма Карла Хереуса.
С 1660 его предок Исаак Хереус был уже известным фармацевтом в Ханау, ведя
торговлю под вывеской “Белый единорог” на Нойштэдте Макрт и служа Двору Графа
Ханау. Молодой Вильгельм Карл первым получил образование фармацевта и отец
затем отправил его изучать химию у профессора Фридриха Вëлера в Геттинбурге.
Вернувшись для того, чтобы взять в свои руки управление семейным бизнесом, он
понял, что его мысли недостаточно заняты фармацевтической практикой, и сначала
занялся химическими препаратами, построив себе лабораторию, затем принялся за
аффинаж скрапа и отходов драгоценных металлов, полученных от многочисленных
золотых и серебряных дел мастеров, проживающих в городе, возвращая им чистый
металл, в том числе и платину в небольших количествах.
Его интерес к этому металлу вылился в создание аффинажной компании W. C.
Heraeus Platinum Refinery в 1851 году, когда ему было всего лишь двадцать четыре
года, а через шесть лет он узнал о новой технологии плавки, предложенной
Девиллем, благодаря другу Девилля и своему старому учителя Вëлеру. В том же
году появилось скромная реклама на последней странице Annalen, издаваемого
Поггендорффом;
W. C. Heraeus в Ханау
Владельцы компании аффинажа платины, палладия, золота и серебра; занимаются
поставками обработанной платины на 20 процентов дешевле, чем было обычной
практикой в Германии, а именно: 4662/3, гульденов за килограмм, со скидкой 3
процента при заказе целого килограмма и 5 процентов за три килограмма. Тарифы за
изготовления низкие (15)
В своем процессе аффинажа Хереус применял растворение самородной платины в
царской водке в закрытом сосуде под давлением. Этим методом растворение шло
более полно и быстро; раствор затем выпаривали до сухого состояния и остаток
нагревали до 125оС, восстанавливая хлориды палладия и иридия до более низкой
валентности и предотвращая их испарение при обработке вновь растворенного
материала хлоридом аммония. Затем осадок подвергали прессованию, разбивали
на части и затем плавили в известковой печи (16).
Еще в 1862 году Девилль и Дебрей сообщали:
“Теперь применяется новый процесс литья платины, изобретенный Хереусом,
производителем из Ханау, который, по совету своего прославленного учителя и
мастера мосье Вëлера, уже несколько лет применяет процессы, уже описанные
нами в литературе, по обработке платины, но которые, в руках талантливого
производителя и просвещенного химика уже были упрощены и усовершенствованы,
как мы и предполагали. Мосье Хереус выливает платину в железные изложницы, от
которых мы отказались, но он устраняет все неудобства, связанные с плавкостью
железа, поместив на дно изложницы лист платины в 1 миллиметр толщиной,
который принимает на себя первую часть расплавленного металла”.
Платиновые слитки весом 2 килограмма каждый
проковывал местный кузнец на
наковальне, затем в своей лаборатории Хереус и его люди выполняли прокат этой
платины – “очень тяжелую часть работы”, а изготовление тиглей и другого вида
оборудования выполняли городские мастера медных и золотых дел. (18). В 1857
году Хереус впервые отправил на экспорт 30 килограммов прутков, листового
проката и проволоки в некую фирму в Нью-Йорк, а его общий объем продаж за 1859
год составил 59 килограммов, увеличившись до 400 к 1879 году, а еще через 10 лет
составил более1000.
Старая аптека
“Белый единорог”, в которой семья Хереус вела торгово-
промышленную деятельность с семнадцатого века, стала первым помещением,
в котором проводился аффинаж платины, в 1851 году. Позже в Ханау были
построены более современные производственные помещения.
Хереус не был удовлетворен чистотой платины и занимался изучением методов
получения более чистого продукта и подготовкой других металлов платиновой
группы отдельно и в больших количествах. В своей работе, он, по-видимому,
придерживался тех же направлений, что и Девилль и Дебрей, а также Джордж Матти,
описываемых в двух последних главах этой книги, но его прогресс шел довольно
медленно, и лишь в 1891 году он смог сообщить об успехе, но, к сожалению, он не
предоставил никакого анализов для сравнения с анализами Девилля и Матти. Эта
работа была выполнена при сотрудничестве Physikalisch-Technischen Reichsanstalt,
который перед этим был учрежден в Карлоттенбурге Вернером Сименсом, и
которым руководил Германн Гельмгольц (19). В ходе этого исследования он также
изучал сплавы платины с иридием и родием и ему удалось протяжкой получить
проволоку из металла с содержанием 40 и даже 50 процентов легирующих
элементов.
Одним важным видом продукции, введенным компанией Хереус примерно в
1900 году, стала электропечь с платиновой намоткой, в которой можно было
получить в лабораторных условиях чрезвычайно высокие температуры. Здесь
вы видите одну из первых конструкций, предназначенных для определений
точек
плавления, а за ней вскоре последовала горизонтальные трубчатые
формы, способные получить температуру до 1500оС.
Конкуренция со стороны Хереуса стала значительной
вскоре после того, как он
приступил к своим производственным операциям и присоединился к британским и
французским компаниям по производству платиновых котлов для концентрации
серной кислоты, однако, полагая, что можно достичь лучших результатов, нанеся на
платину слой золота. Он сумел сделать это, наливая расплавленной золото на
поверхность платиновых болванок нагретых до температуры выше точки плавления
золота, и прокатывая в листы (20).
У Вильгельма Карла Хереуса было два сына – Вильгельм (1860-1948) и Генрих
(1861-1910), которые, после того, как их отец отошел от активной работы, взяли
бизнес в свои руки в 1889 году и продолжали укреплять и наращивать фундамент,
который он заложил, Оба имели профессию фармацевтов; Вильгельм также изучал
химию, а Генрих – металлургию, и оба уже были увлечены аффинажем и обработкой
платины на предприятии своего отца. В 1890 году в компании появился доктор
Ричард Кюх (1860-1915), физик, которому суждено было внести важный научный
вклад в процветание компании, в том числе производство платины высокой чистоты.
Очень долгий период работа с платиной велась в старом здании аптеки, которую вы
видите на иллюстрации, и в которой Исаак Хереус сумел утвердиться как фармацевт
в 1860 году, но, естественно, это здание быстро стало тесным, и с 1891 по1896 было
построено новое здание в окрестностях Ханау. Здесь они смогли расширить
механическое производство платины и
ее сплавов и удовлетворить новые
потребности, которые возникли в связи с появлением телеграфа, электрического
света и системы зажигания на первых двигателях Дамлера. Немного позже, в 1891
году, они первыми создали конструкцию и изготовили платиновые нагревательные
элементы в электропечах для лабораторного применения при температурах вплоть
до 1500оС (21). Подробный отчет об этой разработке представил доктор Р. С.
Макензи в Platinum Review (22).
1919году этот бизнес превратился в компанию с ограниченной ответственность, с
двумя братьями, став вместе с Ричардом Кюхом и шурином Вильгельма Чарльзом
Энгельгардом, их американским агентом, директорами.
В 1951 году Компания Хереус отметила
своей столетний юбилей публикацией
небольшой книги (18) и более значительной технической работой, состоящей из
статей ученых-исследователей, который открывала юбилейная статья профессора
Вальтера Герлаха, ректора Менхенского университета. Компания продолжает
оставаться лидером аффинеаженого производства платины, а в числе ее
директоров по-прежнему есть члены семьи.
3.2.1.1
Семейное предприятие Ройслеров
Еще одним крупным германским конценром, учрежденным на несколько лет позже
компании хереус, но корнями уходившее в далекую историю, начинаясь с Фридриха
Эрнста Ройслера, смотрителем на Монетнолм дворе, которпый в то время внось
открылся в городе Франкфурте-на Майне, в связи с учреждением государтсвенного
аффинажного предприятия. Он был назначен на эту должность в 1841 году после
консультацитй с его отцом Иоганном Гектором Ройстером (1779-1862), который
возглавлял Монетный двор Великого герцога в Дармштадт, на который
свободный Императорский город Франкфурт был вынужден был размещать свои
заказы на чеканку монет, поскольку их собственный монетный двор был слишком
старый.
Младший Ройстре изучал етсетсвенные науки и технику в Мюнхене и также имел
возможность воспользоваться опытом своего шурина ФЯранца Ксавьера Гендля,
главного аффинера Баварского королевского монетного двора. Он также работал на
монетном дворе Дармштадта и провел некоторое время на монетных дворах Вены
и Парижа. Следовательно, он имел высокую квалификацию для назначения на свою
новую должность и всего через два года Городской совет решил дать ему в аренду
звавод и здания их аффинажного предприятия золота и серебра, все это должно
было работать за его собственный счет, но он должен был по-прежнему отвечать
перед ними за выпуск монет. Протокол с записью этого необычного разделения от
ветственности описывает Ройслера как «человека, репутация которого и степень
довенрия к нему не оставляла желать лучшего”, а само аффинажное предприятие
далее описывалось как
“такая деятельность, которая всегда работае более активно и с большим
энтузиазмом за счет частных лиц, а не как национализированное предприятие».
Аффинажный бизнес вскоре вырос до такой стикепени, что Ройслер вынужден был
искать новую площадку для расширения производства, и он построил химический
завод на клочке земли, который он приобрел для этой цели – это место до сих пор
можно увидеть в самом центре современной территории компании во Франкфурте.
Новый аффинажный завод перерабатывал большмие количества изъятых из
обращения монет, а ткже сырое серебро с содержание золота из месторождений
свинца на Рейне. Восстановление небольших количество платины, содержащейся в
золотых и серебряных монетах началось во время 1850-х, а через несколько лет
выбо восстановлено несколшько килограммов из шлака, полученного после плавки
золота с селитрой, хотя некторые платиновые ме6таллы были потеряны, когда
золото растворяли в царской водке и снова осаждали с сернокислым железом.
Кроме
того,
платину
восстанавливали
из
отработанного
лабораторного
оборудования.
Успешная компания 1866 года, предпринятая Бисмарком, для объединения
Германии под правлением Хоэнцоллернской династии, принесла изменения в дела
Ройсслера. Франкфурт потерял свой статус свободного города, монетный двор
перешел под контроль Прусских властей, и какое-то время казалось, что
аффинажное предприятие пре4ктатит свое существование, но ввиду его важности,
для экономического благосостояния Франкфурта, наконец было восстановлено, но
управление им было отделено от управления монетным двором. Ройсслер
соответственно приобрел аффинажное предприятие и немедленно перевел его
двоим старшим сыновьям, сохранив свою должность на Монетном дворе до своего
ухода на пенсию в возрасте шестидесяти лет в 1873 году. Через шесть лет после
этого монетный двор окончательно был закрыт
Фридрих Эрнст Ройсслер
1813-1883
Хозяин монетного двора, который в то время работал в вольном городе
Франкфурте. Ройслеру Городской совет предложил принять на собственный
счет связанный с монетным двором аффинажный завод, оставаясь в то же
время ответственным за выпуск монет. Аффинажное предприятие процветало и
позднее стало ядром, из которого вырос названием ”Deutsche Gold-und SilberScheideanstalt vormals Roessler”, основанное в 1873 году и которое теперь
известно как DEGUSSA.
.
Аффинажное предприятие снова учреждено под названием “Фридрих Ройсслер и
СыновьяЭ, а двумя его
сыновьями были Иоганн Гектор Ройсслер (1842-1915) и
Генрих (1845-1924). Гектор, выпускник Академии горного дела в Фрайберге, и затем
изучал химию у Велера в Геттинберге, получив степень доктора в 1866 году, а его
диссертацияосвящена двойным цианидам платины и палладия. Были внесены
некторые технические изменения, объем производства возрастал, и к 1873 году
было решено преобразовать бизнес с компанию с огранияченной ответственностью,
которая стала извкестна под названием ”Deutsche Gold-und Silber-Scheideanstalt
vormals Roessler”.
Прогресс в восстановлении плаьтиновых металлов был основан на предложении,
выдвинутом
профессором
Максом
Петтенкофером
(1818-1901)
Мюнхенского
университета, который раньше служил на монетном дворе там и стал другом
Фридриха
Ройсслера.
Заменив
хлористое
железо
сернокислым
железом,
платиновые металлы отделяли более легко и в большем количестве из остатокв
аффинажа золота. Описание всего сложного процесса было дано Людвигом
Опифициусом (1849-1910), который начал работать мальчиком под руководством
Фридриха Ройсслера в 1865 году, став управляющим авффианжного производства
через десять лет (23). К концу 1880-х каждый год получали около двадцати
килограммов платины и примерно один килограмм палладия.
Внедрение электролитического процесса Волвилля в аффинаж золота в 1896 году
ознаменовал еще одлин шаг вперед в восстановлении платиновых металлов. Их
собирали на анодные шламы, которые затем обогащали и отдельные металлы
отделяли и аффинировали до состояния высокой чистоты. Тем временем, уделяли
внимание изготовлению платины и ее растущему применению в промышленности и
исследовании. Одним рынков сбыта, к которому проявил интерес Генрих Ройсслер,
стало подготовка растворов с содержанием платиновых металлов для украшения
посуды и стекла, и в 1885 году он описал свои формулировки в статье,
представленной в журнал по керамике «Sprechsaal” (24).
В 1901 году братья Генрих и Гектор вышли из состава совета директоров, хотя
первый остался в комиссии по надзору, до его смерти в 1924 году, но семья
Ройсслер по-прежнему многие была представлена сыновьями или племянниками.
Cnh 327
Герних Ройслер
1845-1924
Второй сын Фридриха Генрих Ройслер сначала изучал металлургию в Горной
академии Фрайберга и затем химию у Велера в Геттингене. Со своим
старшим братом Гектором оба стали директорами ограниченной компании,
основанной в 1901 году.
В 1928 году тогдашним диревторам показалось, что довольно длимнное и
сложное название вполне можно упростить, и именно тогда появилось
сегодняшнее название DEGUSSA. Дальнейшие успехи этого международного
предприятия стали предметом нескольких публикаций по случаю их
столетнего юбилея в 1973 году (25).
Аффинажное предприятие Siebert Platinum
Другим предприятием, которое начало работать для обслуживания
ювелирной отрасли в Ханау но затем перешло на аффинаж платины в 1881
году, было основано Вильгельмом Зиберотом (1862-1927). Он был сыном
производителя коробок для сигар Георга Зиберта (18356-1909), который
начал перерабатывать скрап от местного золотых дел мастера чв 1864 году.
Вильгельм познакомился с методами анализа в период, проведенный в
компании из Пфорцхайма «Доккото Рихтер и Ко.» и по возвращению домой
начал экспериментировать с обработкой платины, сначала из остатков
золотых дел мастеров, затем используя часть российских монет и другой
мат ериал, который приобретела компания Джонсон Мати.
Новое аффинажное предприятие оказалось успешным и процветающим еще
долго после 1884 года, когда Вильгельм Зиберт посетил Россию и заручился
обещанием поставок платинового концентрата с Урала на долгосрочной
основе.
Позже он записал, что:
“Мы занялись аффинажем самородной платины и производством платины
самой высокой чистоты, которую можно было достичь, и в максимальных
количествах. Это доставило нам много работы и волнений по поводу
бесчисленных неудач, которые пришлось преодолевать».
В 1889 году младший брат Вильгельма Жан Зиберт (1870-1925)
присоединился к бизнесу, и уме удалось расширить рынок платиновых
продуктов, естественно, включая и проволоку для токовводов для
электрических ламп, контактов телеграфа и телефона, трубки зажигания как
внутри тсраны, так и за рубежом. Изготовление котлов для производства
серной кислоты также было предприянто, и в 1893 году появилась статья,
описывающая улучшенную коснтуркцию каскаденого аппарата (27)
Связи между компанией Зиберта и ”Deutsche Gold-und Silber-Scheideanstalt”
были тесными с начала производства в первой компании, и в 1906 году
последняя стала акционером. Это дало возможность Зибертам расшириться,
одновременно обеспечив Ройсслерам больший доступ на рынок
аффинированной платины. В 1921 году эта доля увеличилась до 50
процентов и фирма зарегистрировалась как окмпания с ограниченной
ответственностью – G.Siebert G.m.b.H., в Ханау, которая была полностью
куплена DEGUSSA в 1930 году. Год спустя, в ознаменование
пятидесятилетней годовщины, компания опубликовала ценный труд
«Festschrift», в который были включены многие научные статьи, написанные
как сотрудниками компании, так и видными академикам, такими как Оствальд
и Тамман (26).
Завод в Ханау стал штаб-квартирой металлургического производства
Defussa, выпуская широкий ассортимент продукции, изготовленной из
платины и ее металлов-спутников. Затем в 1975 году в Вольфганге вблитзи
Ханау был построен совершенно новый завод, и пирометаллургическое и
химическое производство было переведено туда, вместе с современным
научным отделом, предоставляя самую крупную базу такого рода в
континентальной Европе.
Стр 329
Вильгельм Зиберт
1862-1927
Имея сначала практику пробирера в Пфорцхайме, Зиберт начал работать с
платиной в 1881 году и после визита в Россию в 1884 году для того,, чтобы
обеспечить поставки самородной платины Урала, он успешно расширял
деятельность по ее аффинажу и применению. Фирма Зиберта позже была
поглощена DEGUSSA.
Изменения в Нидерландах
Многие годы потребности в платине в других европейских странах
удовлетворядись из хорошо установленных источников, которые цуже были
описаны, но позднее в отрасли возникло два новых предприятия – в
Голландии и Бельгии соответственно, оба из которых первоначально были
аффинажными предприятиями золота и серебра.
В 1827 году Ханс Хальбс Дрифхаут основал небольшой заводик по
аффинажу золота в деревне Бальк во Фрисланде, затем его дело
унасдледовал его сын Виллем, который переехал в Амстердам в 1886 году,
затем битзнес стал известен как H. Drijfhout and Zoon, включая в себя
мощности по прокатке и волочению. Позже он начал браться за аффинадж
платины в относительно малом масштабе, но в 1927 году компанию
поглотала парижская компания Комптор Лион-Алеманд и они стали их
филиалом в Амстердаме.
Брюссель был также центром ювелирной отрасли в девятнадцатом веке, и в
1864 году Антуан Повелс, предвидя необходимость оказания услуг по
восстановлению скрапа золота, серебра и платигны, учредил такой бизнес в
1864 году, поставляя ювелирам аффинированные металлы. Антуан умер в
1906 году, и его сыновья Фердинад и Франсуа унаследовали его дело,
развили и расшириди бизнес, который теперь известен как Pauwels Freres,
куда вошло производство платины и ее сплавов и соединений во всех
формах, требуемых в промышленности. В 1961 годц компания стала частью
организации Джонсон Мати.
Международный научно-исследовательский институт
В 1921 году по совметсной инициативе трех заинтересованных групп – города
Швебиша Гмюнда, департамента Вюрттемберга и промышленных компаний,
занимающихся аффинажем и изготовлении ем благородных металлов
Германии, была основана научная организация, исключительно связанная с
этими металлами и единственная такого рода в мире – Forschungsinsinstitut
für Edelmetalle.
Город Швебиш Гмюнд, расположенный в пятидесяти километрах от
Штутгарта, был выбран местонахождением Института, главным образом по
той причине, что был одним из трех немецких центров отрасли благородных
металлов, а двумя другими были Ханай и Пфорцхайм, а во-вторых потому,
что в городе уже была учебное заведение для подготовки мастеров –
Staatliche Höhere Fachschule für die Edelmetallindustrie, в котором можно было
разместить внось образованный институт и в котором члены его штата могли
бы прнинять участие в обучении.
Первыми тремя диреторами Института в первые годы стали доктор Рудольф
Фогель из Универститеа Геттингена, затем доктор Ганс Мозер, директор
государственного монетного двора в Штутгарте, и позднее доктор Дж. А.А.
Лерокс.
В 1928 году молодой металлург, только сто полцчивший чсткепень доктора
фимлософии в Университете Мюнстера, стал работать в Институте членомкорреспондентом ; шесть лет спустя он был назначен его дИректором, и его
связь с Интситутом продолжается и по сей день. Конечно, этим человеком
является доктор Эрнст Рауб, который имеет исключительно широкое
международное признание в этой области.
Под руководством доктора Рауба началмяя огромный вклад в физическую
металлургию платины и других благородных металлов, и в 1935 году была
опубликована первая статья из длинного ряда иссдедолвательских работ по
диаграммам равновесия платиновых сплавов. С того времени в Институте
появилось еще огромное количество работ как по системам сплавов, так и по
электроосаждению платиновых металлов. Институт продолжает выполнять
как базовую работу, финансируемую правительственными министерствами,
так и специальную работу по контрактам, финансируемую наицональными и
международными компаниями, например, исследования по разработкам
новых электроконтактных материалов и их эффективность в применении.
Сотрудничество с промышленностью идеь весьма успешно, и теперь имеется
много коммерчески успешных продуктов, в разработках которых Институт
сыграл решающую роль. Его уникальный характер также привел к
образованию ценных связей с отраслью и академическими кругами во всем
мире.
Библиография
Документ
Категория
Типовые договоры
Просмотров
34
Размер файла
872 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа