close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

лауреатов литературной премии «Русский Букер

код для вставкиСкачать
ОБЛАСТНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМ. М. ГОРЬКОГО
ИНФОРМАЦИОННО-БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОЛИМП
ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЕЙ –
ЛАУРЕАТОВ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ «РУССКИЙ БУКЕР»
В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Биобиблиографический указатель
БРЕСТ 2006
От составителя
Настоящий указатель составлен с целью популяризации лучших произведений
литературы писателей России в рамках проводимой в библиотеке работы, носящей общее
название «Русский проект». Материал в указателе систематизирован в хронологическом
порядке присуждения премии. Библиографические материалы о писателе-лауреате
предваряет «короткий список» претендентов на премию в году ее присуждения. В разделах
приводятся краткие биографические сведения об авторе и аннотация на роман-победитель.
Читателю рекомендуются и другие произведения писателя, имеющиеся в фонде библиотеки,
а также литература о нем. Внутри разделов соблюдается алфавитное расположение записей.
Библиографические записи сгруппированы в подрубрики: Издания (отдельной книгой) и
публикации (в журналах или сборниках). Записи сопровождаются описаниями имеющихся в
фонде рецензий на произведения писателя. Знаком «*» отмечены записи, не провереные de
visu. Для указателя отобраны наиболее полные и новые издания, наиболее значительные и
интересные, на взгляд составителя, публикации из фонда библиотеки. При создании
указателя использованы ресурсы Интернет.
Примечание: Электронный вариант указателя ежегодно дополняется по результатам
очередного награждения без редактирования предыдущих материалов.
Составитель М.Н. Путилина
Редакторы: С.И. Лепешко, И.В. Шпакова
Компьютерный набор М.Н. Путилина
2
О премии
Премия Русский Букер была учреждена основателем Букеровской Премии в
Великобритании компанией Booker Plc в 1991 г. как первая негосударственная премия в
России после 1917 г., присуждаемая ежегодно за лучший роман года. Она завоевала и
заслуженно сохраняет репутацию самой престижной литературной премии. Первое вручение
премии произошло в 1992 г. Основателем и первым спонсором Русского Букера выступила
британская торговая компания Booker Plc, которая и создала премию своего имени сначала
для английского, а потом для русского романа.
Торговая компания Букер, чье имя носят теперь и Британская и русская премии, была
основана в Ливерпуле двести лет назад братьями Букер (так что название премии никак не
связано с книгой - book). Основной капитал компания сделала на торговле колониальными
товарами. В Англии она сейчас очень хорошо знакома тем, кто покупает продукты в
магазине, поскольку основное дело компании - мелкий опт продовольственных товаров.
Приход компании Букер в литературу был почти делом случая. Главой компании в
1950-60-х годах был личный друг знаменитого Яна Флеминга. Когда он узнал, что писатель
смертельно болен, то дал ему советы, как лучше распорядиться литературным наследством, а
потом его осенило: почему бы не приобрести авторские права? Вслед за Флемингом свои
права компании Букер продали Агата Кристи, Роберт Болт (автор знаменитой пьесы
«Человек на все времена»), Гарольд Пинтер. Книжный бизнес оказался очень выгодным
делом, и, заработав на литературе, компания решила поделиться с литературой своими
доходами. Так в 1969 году появилась Букеровская премия.
В начале 90-х возникло ощущение, что русская литература в опасности, даже больше
– перед угрозой исчезновения. Тогда одна национальная культура, прославленная в жанре
романа, – английская, пришла на помощь другой культуре, прославленной в этом же жанре,
– русской, и помогла учредить премию за лучший роман года, написанный на русском языке.
Инициатором создания премии в России был сэр Майкл Кейн (Michael Caine),
возглавлявший компанию Booker plc и учрежденную ею в 1969 году для Англии, стран
Содружества и Ирландии Букеровскую премию.
С 1997 г. премия изменила свое название на Smirnoff-Букер, а ее спонсором стала
международная компания UDV (United Distillers and Vintners), частью которой является фонд
имени Петра Смирнова.
Структура Русского Букера в своих основных чертах повторяет структуру британской
премии и рассчитана на то, чтобы сделать выбор победителя максимально объективным.
Законодательным органом премии, осуществляющим непосредственное руководство всей ее
деятельностью выступает Букеровский Комитет. Первоначально Комитет Русского Букера
был создан Комитетом британской премии и во главе его стал глава компании Букер,
инициатор создания аналогичной премии в России – сэр Майкл Кейн. Как и английская
Букеровская премия, Русский Букер – это нечто большее, чем просто литературный конкурс,
ежегодно вознаграждающий достойного автора известной денежной суммой. Русский Букер
стремится способствовать коммерческому успеху хорошей литературы и оказывать
реальную помощь всем тем, кто участвует в современном литературном процессе:
библиотекам, книгоиздательским и книготорговым структурам, литературным критикам. Все
они представлены в Комитете премии. Цель премии - привлечь внимание читающей публики
к серьезной прозе, обеспечить коммерческий успех книг, утверждающих традиционную для
3
отечественной литературы гуманистическую систему ценностей. По словам писателя
Василия Аксенова – это ещё и «возвращение серьезному роману главенствующего
положения в отечественной культуре».
С 2002 спонсором премии выступала Региональная Общественная Организация
«Открытая Россия», учрежденная акционерами Нефтяной Компании ЮКОС и группой
частных лиц для управления и развития ряда крупных проектов в области просвещения,
культуры и благотворительности. С появлением нового спонсора премия стала называться
«БУКЕР – ОТКРЫТАЯ РОССИЯ». Лауреат премии получал 15 000 долларов США;
остальные финалисты – по 1 000 долларов США. Новый спонсор «Русского Букера» (с 2006
года) – международная нефтегазовая компания «Бритиш Петролеум». Размер премии
увеличен до 20 000 долларов.
С 2005 года спонсором премии «Русский Букер» была международная нефтегазовая
компания British Petroleum (ВР). В 2011 году истек срок пятилетнего договора Фонда
«Русский Букер» с ВР. Новым спонсором стала телекоммуникационная компания
«Российская корпорация средств связи» (РКСС). Призовой фонд премии составил 600 000
рублей.
С 2012 года и на следующие пять лет шестым за время существования Русского
Букера, Попечителем премии «Русский Букер» стал Банк «ГЛОБЭКС» – один из
крупнейших финансовых институтов России.
С приходом нового Попечителя размер призового фонда увеличен до 1 500 000 руб.
лауреату; финалисты премии получат по 150 000 руб.
Произведения на соискание премии выдвигаются российскими и зарубежными
номинаторами. С 1998 года в процессе выдвижения произведений на Букеровскую премию
принимают участие издательства. Выдвинутые произведения составляют «длинный список»,
принятый к рассмотрению жюри премии, состоящим из профессиональных литераторов и
деятелей культуры. На первом этапе премии жюри определяет шесть финалистов («короткий
список»), а на заключительном этапе – победителя премии.
В 2013 году участвовать в выдвижении на конкурс премии «Русский Букер»
приглашаются все издатели (издательства и редакции литературных журналов), а также
крупнейшие библиотеки и университеты, которые помогут составить наиболее точное
представление о взглядах и предпочтениях профессионалов, связанных с современной
литературой.
За годы своего существования букеровская премия была вручена многим известным
литераторам и стала наиболее авторитетной литературной премией Росии.
4
1992
•
Победитель – Марк Харитонов «Линия Судьбы, или Сундучок Милашевича»
•
Фридрих Горинштейн «Место»
•
Александр Иванченко «Монограмма»
•
Владимир Маканин «Лаз»
•
Людмила Петрушевская «Время ночь»
•
Владимир Сорокин «Сердца четырех»
Марк Харитонов
Марк Сергеевич Харитонов родился 31 августа 1937. Писатель, переводчик.
После окончания историко-филологического факультета Московского
педагогического института работал в школе, затем был ответственным
секретарем многотиражки, редактором в издательстве. С 1969 года –
профессиональный литератор, переводил произведения Г. Форстера, С. Цвейга,
Ф. Кафки, Г. Гессе, Э. Канетти. С начала 1970-х годов Харитонов начал писать
собственную прозу, а впервые напечатался в 1976 году – в «Новом мире»
вышла повесть «День в феврале». Следующаяпубликация последовала лишь
через 12 лет. Перу писателя принадлежат книги «Прохор Меньшутин»,
«Провинциальная философия», «Этюд в масках», «Два Ивана», «Сторож».
«Голоса», «Возвращение ниоткуда». В 1992 году в журнале «Дружба народов»
был напечатан первый роман «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича». В
2003 году впервые вышел к читателю со своими стихами. Живет в Москве.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Линии судьбы, или Сундучок Милашевича : роман // Дружба народов. – 1992. – № 1
– 2.
На следующий день после получения Марком Харитоновым Букеровской премии за
роман «Линии судьбы, или Сундучок Милашевича» газета «Коммерсант» вышла с крупным
заголовком: «Неизвестный писатель становится знаменитым». Харитонов победил, не имея ни
громкого имени, ни репутации диссиндента, ни массового читателя, ни громких скандалов в
доперестроечной прессе, ни своей литературной «тусовки», создающей шум вокруг имени. Не было
недостатка и в высоких оценках романа. Критик Карэн Степанян отметил, что, по-видимому, роман
станет библией постмодернизма. «Линии судьбы…» – первый роман Марка Харитонова, написанный
еще в начале 80-х годов. Его сюжетная канва – история провинциального литературоведа Антона
Лизавина, собирающего сведения о забытом земляке – писателе 10–20-х годов Симеоне Милашевиче.
Лизавин нашел в запаснике провинциального архива сундучок со странными, не до конца и не сразу
понимаемыми записями-набросками Милашевича на конфетных обертках. Судьбы Милашевича и
Лизавина перекликаются друг с другом («жизнь складывается на пересечениях» – запись
Милашевича на конфетной обертке). В этих перекличках-пересечениях обнаруживается – порой
трагическая, но счастливая – сопричастность другому. Отношения провинциального философа,
прожившего бедственную, странную, трагическую жизнь – словно назло его собственной философии
счастья и покоя, – и исследующего его судьбу кандидата наук и составляют нерв романа.
Любопытной особенностью романа М. Харитонова является то, что автору удается пробудить весьма
своеобразный интерес к своему произведению: желание тут же прочитать его еще раз.
Рец. : Архангельский А. «Роза мира» // Новый мир. – 1993. – № 1. – С. 233-236.
Нефагина Г.Л. // Нефагина Г.Л. Русская проза второй половины 80-х – нач. 90х
гг. ХХ в. – Мн., 1998. – С. 180-185.
4 аб, 4 чз, 1кх27262-263
5
Латынина А. Творец и комментатор / Алла Латынина // Лит. обозрение. –
1994. – № 5/6. – С. 34-35.
Ранчин А. «Зыбкий воздух повествования» / Андрей Ранчин // Новый мир. –
1992. – № 12. – С. 270-272.
Семенова Е. Певец незамысловатой гармонии / Елена Семенова // Лит.
обозрение. – 1994. – № 5/6. – С. 32-34.
Суриков В. «Сундучок» и «Стол» – спасение и гибель индивидуальности :
заметки о двух первых российских «Букерах» / Валерий Суриков // Лит. обозрение. –
1995. –№ 2. – С. 32-35.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Издания
День в феврале : повести / худож.: В.Валериус, М.Ким. – М. : Сов. писатель, 1988. – 510 с. :
ил. – Содерж. : День в феврале; О Н.В. Гоголе; Прохор Меньшутин; Этюд в масках; Два
Ивана; Музей в Нечайске.
1028549 кх
Рец. : Клименко В. // Лит. обозрение. – 1977. – № 1. – С. 41-42.
Померанц Г. Человек без маски на маскараде истории // Новый мир. – 1989. –
№ 5. – С. 259-262.
Ранчин А. Двойники мысли // Лит. обозрение. – 1990. – № 4. – С. 60-62.
Турбин В. Карнавал, а дальше-то что?.. / Владимир Турбин // Аврора. – 1977. –
№ 6. – С. 73-76.
Публикации
Возвращение ниоткуда : роман // Знамя. – 1995. – № 1 – 2.
Времена жизни // Знамя. – 1996. – № 9. – С. 56-92.
То же : из книги // Дружба народов. – 1998. – № 10. – С. 77-94.
Игра с собой : рассказ; крат. биогр. справка // Знамя. – 2004. – № 5. – С. 126-132.
Конвейер : повесть // Дружба народов. – 2000. – № 11. – С. 7-48.
Очевидцы не подтверждают. Из цикла «Тетрадь провинциального стихотворца»: стихи //
Знамя. – 2004. – № 12. – С. 65-67.
Очередь : рассказ из цикла «Голоса» // Знамя. – 1992. – № 3 – 4. – С. 184-188.
Рец. // Лит. газ. – 1992. – 20 мая (№ 21). – С. 4. – Подпись: Т.И.
Приближение : из книги «Времена жизни» // Дружба народов. – 1998. – № 4. – С. 6-76.
Провинциальная философия : повесть // Новый мир. – 1993. – № 11. С. 7-86.
Родившиеся в тридцать седьмом : из воспоминаний о детстве // Знамя. – 1993. – № 1. – С.
179-185.
Способ существования : эссе // Дружба народов. – 1996. – № 2. – С. 53-84.
Стенография начала века : странички из дневника // Знамя. – 2004. – № 1. – С. 197-205.
Amores novi : рассказы // Знамя. – 1999. – № 12. – С. 13-42. – Содерж. : Вспышки ночной
грозы; Бунт; Песчинки между страниц.
6
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Кудрявцева Н. Впереди времени : [о кн. «Учитель вранья»] / Ника Кудрявцева // Кн.
обозрение. – 2003. – 25 февр. (№ 7). – С. 7.
7
1993
•
Победитель – Владимир Маканин «Стол, покрытый сукном и с графином
посередине»
•
Виктор Астафьев «Прокляты и убиты»
•
Олег Ермаков «Знак зверя»
•
Семен Липкин «Записки жильца»
•
Людмила Улицкая «Сонечка»
Владимир Маканин
Маканин Владимир Семенович, прозаик. Родился 13 марта 1937 в Орске. После окончания школы
поступил в 1954 на механико-математический факультет МГУ, почти 10 лет
«проплутал» в лабиринтах высшей математики: работал в лаборатории
Военной академии им. Дзержинского. Литературным дебютом Маканина был
роман «Прямая линия», появившийся в журнале «Москва» в 1965. После
окончания Высших курсов сценаристов и режиссеров при ВГИКе работал
редактором в издательстве «Советский писатель». Вел семинар прозы в
Литературном институте им. М. Горького. Стал профессиональным
писателем, много писал и печатался. В 1970-е публикуются его произведения:
«Безотцовщина», «Солдат и солдатка», «Простая линия», «Отдушина»,
«Ключарев и Алимушкин» и др. В 1980-е появляются повести «Голубое и
красное», «Предтеча», «Отставший», «Где сходилось небо с холмами»,
«Утрата» и др.В 1988 выходит книга повестей и рассказов «Человек свиты».В
1991 опубликованы его повети и рассказы под общим названием «Лаз» в «Новом мире», а также
книга романов «Портрет и вокруг» и «Один и одна». Для творчества Маканина характерно
«социальное человековедение» (И. Роднянская), позволяющее прозаику создавать выразительные
современные типажи. Его произведения переведены на десятки языков, широко издаются за
рубежом, он лауреат Пушкинской премии (ФРГ), Государственной премии России и др.
«Прирожденный реалист», – сказал о Маканине Л. Аннинский. В.Маканин живет и работает в
Москве.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Стол, покрытый сукном и с графином посередине // Знамя. – 1993. – № 1. – С. 953.
В повести «Стол, покрытый сукном и с графином посередине», за создание которой прозаик
получил Букеровскую премию исследование социальных типов, свойственное для творчества
Маканина, особенно ярко выражено. Действующие лица этого произведения – «социально
яростный», «секретарствующий», «молодой волк» и другие – ведут судилище над главным героем,
ставят его в полную зависимость от чуждых ему обстоятельств. Маканин рассматривает эту
ситуацию как архетипическую для людей, которые в нескольких поколениях испытывали
«метафизическое давление коллективного ума», последствия вырождения общечеловеческой
нравственности в групповую мораль, под влиянием которой оказывается пораженной, расщепленной
совесть человека. Герой стоит перед выбором: «…Либо грандиозный микельанджеловский Суд и
спрос за грехи в конце жизни, либо сотня-две маленьких судилищ в течение жизни за столлом,
покрытым сукном, возле графина с водой».
Рец.: Нефагина Г.Л. [О повести] // Нефагина Г.Л. Русская проза второй половины
80-х – начала 90-х годов ХХ века. – Мн., 1998. – С. 64-69.
4 аб, 4 чз, 1кх27262-263
Суриков В. «Сундучок» и «Стол» – спасение и гибель индивидуальности :
заметки о двух первых российских «Букерах» / Валерий Суриков // Лит. обозрение. –
1995. – № 2. – С. 32-37.
8
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Издания
Безотцовщина; Солдат и солдатка : повести / ил.: В. Красновский, В. Песков. – М. : Сов.
писатель, 1971. – 208 с. : ил.
574563 кх
В большом городе : повести. – М. : Современник, 1980. – 335 с. – (Новинки
«Современника»). – Содерж.: Старые книги; Погоня; Голоса.
817955 кх
Рец.: Танфильев М. Испытание совестью // Звезда. – 1982. – № 2. – С. 197-200.
Где сходилось небо с холмами : повести / худож. В. Алексеев. – М. : Современник, 1984. –
207 с. : ил. – (Новинки «Современника»). – Содерж.: Голоса; Где сходилось небо с холмами;
Гражданин убегающий.
2 аб, 947189 кх
Рец.: Рябчук М. Синдром Башилова / Микола Рябчук // Лит. обозрение. – 1984. – №
11. – С. 43-45.
Голоса : повести, рассказы. – М. : Сов. Россия, 1982. – 382 с. – Содерж.: Ключарев и
Алимушкин; Простая истина; Пустынное место; Отдушина; В дождливые дни; Река с
быстрым течением; На первом дыхании; Солдат и солдатка; Голоса.
1 аб
Избранное : для ст. шк. возраста / Владимир Маканин. Колымские рассказы / Варлам
Шаламов. – Мн. : Беларусь, 1999. – 366 с. – (Школьная библиотека). – Содерж.: Из ранних
рассказов; Барабан; Уральские старики; Дух дышит, где хочет : повести.
1кх41357
Избранное : рассказы и повесть / предисл. Л. Аннинского. – М. : Сов. писатель, 1987. – 541
с. – Предисл.: с. 3-18. – Содерж.: Предтеча : повесть; Гражданин убегающий; Антилидер;
Отдушина; Пустынное место; Рассказ о рассказе; Человек свиты; Ключарев и Алимушкин;
Голубое и красное; Где сходилось небо с холмами; Река с быстрым течением : рассказы.
1 аб, 1 чз, 1006491 кх
Рец.: Агеев А. Истина и свобода. Владимир Маканин: взгляд из 90-х // Лит. обозрение.
– 1990. – № 9. – С. 25-33; Лит. газ. – 1992. – 10 июня (№ 24). –С. 4.
Липовецкий М. Парадокс о горе и туннеле : Владимир Маканин и его сюжет /
Марк Липовецкий // Лит. газ. – 1992. – 10 июня (№ 24). –С. 4.
Ключарев и Алимушкин : роман, рассказы / худож. С. Соколов. – М. : Мол. гвардия, 1979.
– 286 с. : ил. – Содерж.: Прямая линия : роман; Ключарев и Алимушкин; Отдушина; Рассказ
о рассказе; Полоса обменов; Река с быстрым течением : рассказы.
2 аб, 795916 кх
Рец.: Мордвинова В. О душе человеческой / Вера Мордвинова // Октябрь. – 1980. – №
6. – С. 220-221.
Невзглядова Е. Быстрое течение // Аврора. – 1980. – № 3. – С. 117-123.
Саморига В. // Лит. обозрение. – 1980. – № 8. – С. 74-75.
Танфильев М. Портрет современника // Нева. – 1980. – № 2. – С. 193-194.
Цыганова Н. В большом городе // Звезда. – 1980. – № 1. – С. 205-208.
Место под солнцем : рассказы / предисл. А. Жукова; худож. С. Гета. – М. : Мол. гвардия,
1984. – 316 с. : ил. – Содерж.: Человек свиты; Ключарев и Алимушкин; Голубое и красное;
Антилидер; Где сходилось небо с холмами; Река с быстрым течением.
938703 кх
На зимней дороге : повести, рассказы, роман / худож. Э.А. Широв. – М. : Сов. писатель,
1980. – 639 с. : ил. – Содерж.: Портрет и вокруг : роман; Безотцовщина; На первом дыхании;
Отдушина : повести; На зимней дороге; Пойте им тихо; Рассказ о рассказе : рассказы.
2 аб, 830114 кх
Рец.:Танфильев М. Испытание совестью // Звезда. – 1982. – № 2. – С. 197-200.
Один и одна : повести. – М. : Современник, 1988. – 315 с. – Содерж.: Один и одна; Повесть о
Старом Поселке.
2 аб, 1013810 кх
9
Рец.: Агеев А. Истина и свобода. Владимир Маканин: взгляд из 90-х / Александр Агеев
// Лит. обозрение. – 1990. – № 9. – С. 25-33.
Два взгляда на повести Владимира Маканина // Лит. газ. – 1987. – 1 апр. (№
14). – С. 4. – Содерж.: Обретение через утрату / Р. Киреев. Иллюзия обретения / Н.
Иванова.
Егоренкова Г. Мы пришли в этот храм…/Галина Егоренкова // Москва. – 1988.
– № 1. – С. 190-203.
Кузичева А. Неужели «один и одна» // Кн. обозрение. – 1989. – 29 сент. (№ 39).
– С. 10.
Латынина А. Аутсайдеры: спор вокруг лишних людей современности //
Октябрь. – 1987. – № 7. – С. 178-184.
Соловьева И. Натюрморт с книгой и зеркалом // Лит. обозрение. – 1988. – № 4.
– С. 46-49.
Урбан А. Правда – свет разума / Адольф Урбан // Звезда. – 1988. – № 4. – С.
184-200.
Цурикова Г. Иллюзии одиночества / Г Цурикова, И. Кузьмичев // Нева. – 1989. –
№ 7. – С. 180-188.
Отдушина : повести, роман / послесл. И. Соловьевой; худож. А. Яцкевич. – М. : Известия,
1990. – 558 с. : ил. – (Библиотека «Дружбы народов»). – Прил. к журн. «Дружба народов». –
Содерж.: Один и одна : роман; Отдушина; Голоса; Отставший; Утрата : повести. 1075582 кх
Отставший : повести и рассказы / послесл. А. Марченко. – М. : Худож. лит., 1988. – 430 с. –
Содерж.: Голоса; Отдушина; Голубое и красное; Отставший : повести; Простая истина;
Ключарев и Алимушкин; Гражданин убегающий; Антилидер : рассказы. 1 аб, 1019573 кх
Рец.: Соловьева И. Натюрморт с книгой и зеркалом / Инна Соловьева // Лит.
обозрение. – 1988. – № 4. – С. 46-49.
Повести / послесл. И. Соловьевой; худож. А.Б. Шелманов. – М. : Кн. палата, 1988. – 334 с. :
ил. – (Популярная библиотека). – Содерж.: Предтеча; Утрата; Один и одна.
1 чз, 1 аб, 1021541 кх
Повесть о Старом Поселке : повести и рассказы. – М. : Сов. писатель, 1974. – 352 с., 1 л.
портр. – Содерж.: Повесть о Старом Поселке (Провинциал); Валечка Чекина
(Провинциалка); Приемные экзамены : повести; Звук трубы; Милый романтик; Классика; На
зимней дороге; Про одного старика; В дождливые дни; Такой большой и такой неловкий;
Страж; Пойте им тихо; Белые бабочки Уссури : рассказы.
2 аб
Рец. : Штокман И. История одной прямой; К вопросу о прямой, или Апология Валечки
Чекиной / И. Денисова; От редакции // Лит. обозрение. – 1975. – № 9. – С. 33-39.
Портрет и вокруг : роман / худож. Э.А. Широв. – М. : Сов. писатель, 1978. – 279 с. : ил.
764832кх
Рец.: Амусин М. Вопросы, поиски, обретения // Звезда. – 1982. – № 11. – С. 182-191.
Аннинский Л. Ил-лю-зи-он!.. Нет, реальность сложности / Н. Иванова // Лит.
газ. – 1978. – 22 нояб. (№ 47). – С. 5.
Подзорова Н. Микроклимат личности // Лит. Россия. – 1979. – 5 окт. – С. 15.
Портрет и вокруг; Один и одна: романы. – М. : Сов. писатель, 1991. – 413 с. : ил.
1 аб, 1092864 кх
Предтеча : повести / худож.А. Антонов. – М. : Сов. писатель, 1983. – 224 с. : ил. – Содерж.:
Предтеча; Голубое и красное.
908308, 912101 кх
Рец.: Обсуждаем книгу Владимира Маканина «Предтеча» : [статьи] // Лит.
обозрение. – 1983. – № 10. – С. 29-36. – Содерж.: Игра на понижение / А. Казинцев;
Форма парадоксального / А. Латынина.
Река с быстрым течением : повести и рассказы. – М. : Моск. рабочий, 1983. – 368 с. –
Содерж.: Валечка Чекина; Старые книги; Погоня : повести; Река с быстрым течением;
Простая истина; Полоса обменов; Дашенька : рассказы.
914678 кх
10
Старые книги : повести, рассказы / худож. Э.А. Широв. – М. : Сов. писатель, 1976. – 399 с. :
ил. – Содерж.: Старые книги (Портрет молодой жещины); На первом дыхании (Портрет
молодого человека) : повести; Полоса обменов; Простая истина; Пустынное место;
Дашенька; Колышев Анатолий Анатольевич; Якушкин; Лебедянин; В последний раз; Рассказ
о рассказе; Наша старушка хорошо декламирует : рассказы.
1 аб, 711600 кх
Рец.: Добровольский О. Тревоги обыденной жизни / Олег Добровольский // Москва. –
1978. – № 3. – С. 218-219.
Курчаткин А. Остановиться, оглянуться... / Анатолий Курчаткин // Наш
современник. – 1977. – № 8. – С. 187-190.
Танфильев,Михаил // Звезда. – 1978. – № 1. – С. 214-215.
Утрата: повести и рассказы / худож. А. Антонов. – М. : Мол. гвардия, 1989. – 398 с. : ил. –
Содерж.: Отставший; Утрата; Валечка Чекина; На первом дыхании : повести; Полоса
обменов; Пустынное место; Дашенька; Рассказ о рассказе : рассказы:.
2 аб, 1039702 кх
Рец.: Два взгляда на повести Владимира Маканина // Лит. газ. – 1987. – 1 апр. (№ 14).
– С. 4. – Содерж.: Обретение через утрату / Р. Киреев. Иллюзия обретения / Н.
Иванова.
Соловьева И. Натюрморт с книгой и зеркалом / Инна Соловьева // Лит.
обозрение. – 1988. – № 4. – С. 46-49.
Публикации
Андеграунд, или Герой нашего времени : роман // Знамя. – 1998. – № 1 – 4; Всемир. лит. –
1998. – № 1 – 2.
Рец.: Архангельский А. Где сходились концы с концами : Над страницами романа
Владимира Маканина «Андеграунд, или Герой ншего времени» // Дружба народов. –
1998. – № 7. – С. 180-185.
Бибихин В. Писатель и литература // Независимая газ. – 1999. – 13 мая. –С. 11.
– (Ex libris НГ; № 18).
Ермолин Е. Человек без адреса: роман В. Маканина «Андеграунд, или Герой
ншего времени», как книга последних слов / Евгений Ермолин // Континент. – 1998. –
№ 4 (98). – С. 322-350.
Латынина А. Легко ли убить человека? Литература как великий вирус // Лит.
газ. – 1998. – 29 апр. (№ 17). – С. 12.
Без политики : повесть : из кн. «Высокая-высокая луна» // Новый мир. – 2003. – № 8. – С.
12-61.
Боржоми : рассказ : из кн. «Высокая-высокая луна» // Новый мир. – 2003. – № 11. – С. 1127.
Буква «А» : повесть // Новый мир. – 2000. – № 4. – С. 7-35.
Рец.: Крылов Д. Алгебра без гармонии // Независимая газ. – 2000. – 6 мая. – С. 7.
Латынина А. «Жить на деревьях. Как бабуины» // Лит. газ. – 2000. –24-30 мая.
(№ 21). – С. 10.
Долгожители : рассказ : из кн. «Высокая-высокая луна» // Новый мир. – 2003. – № 9. – С.
10-19.
Долог наш путь : повесть // Знамя. – 1991. – № 4. – С. 3-47.
Рец.: Лукьянина Г. Момент истины? / Галина Лукьянина // Лит. обощзрение. – 1992. –
№ 3/4. – С. 58-61.
Квази. Почти религия // Новый мир. – 1993. – № 7. – С. 124-147.
Коса – пока роса : повесть : из кн. «Высокая-высокая луна» // Новый мир. – 2004. – № 11. –
С. 7-53.
11
Лаз : повесть // Новый мир. – 1991. – № 5. – С. 92-133.
Рец.: Барташевич Л. // Октябрь. – 1992. – № 2. – С. 199-200; Лит. обозрение. – 1992.
– № 3/4. – С. 58-61; Лит. газ. – 1991. – 28 авг. (№34). – С. 10.
Могли ли демократы написть гимн…: рассказ : из кн. «Высокая-высокая луна» // Новый
мир. – 2003. – № 10. – С. 12-25.
Неадекватен. За кого проголосует маленький человек : из кн. «Высокая-высокая луна» //
Новый мир. – 2002. – № 5. – С. 13-51.
Однодневная война : рассказ : из кн. «Высокая-высокая луна» // Новый мир. – 2003. – № 8.
– С. 12-61.
Сюр в пролетарском районе : рассказы // Новый мир. – 1991. – № 9. – С. 111-128.
Рец.: Егорунин А. Без надежды // Лит. Россия. – 1992. – 17 янв. (№ 3). – С. 9.
Удавшийся рассказ о любви : повесть // Знамя. – 2000. – № 5. – С. 17-47.
Рец.: Латынина А. «Жить на деревьях. Как бабуины» // Лит. газ. – 2000. – 24-30 мая
(№ 21). – С. 10.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Агеев А. Истина и свобода. Владимир Маканин : взгляд из 1990 г. : [о творчестве писателя] //
Лит. обозрение. – 1990. – № 9. – С. 25-33.
Аннинский Л. Структура лабиринта : Владимир Маканин и литература «серединного»
человека // Знамя. – 1986. – № 12. – С. 218-226.
Бондаренко В. Время надежд : [о творчестве писателя] / Владимир Бондаренко // Звезда. –
1986. – № 8. – С. 184-194.
Генис А. Беседа третья. Прикосновение Мидаса : Владимир Маканин / Александр Генис //
Звезда. – 1997. – № 4. – С. 228-230. – (Беседы о новой словесности).
Иванова Н. Очень предварительные итоги : [заметки о прозе В. Маканина] / Наталья
Иванова // Лит. учеба. – 1981. – № 1. – С. 118-125.
Маканин В.С. Против стиля. Владимир Маканин: «Гладко написанные вещи – это тупик» :
[беседа с писателем] / записала Е. Варкан // Независимая газ. – 2002. – 14 мар.(№ 48). – С. 9.
Невзглядова Е. Быстрое течение : [о прозе писателя] / Елена Невзглядова // Аврора. – 1980.
– № 3. – С. 117-123.
Обсуждаем прозу Владимира Маканина : [статьи] // Вопр. лит. – 1988. – № 2. – С. 38-105. –
Содерж.: Все прочее – литература / С. Пискунова, В. Пискунов; «Голос, летящий в купол…»
/ Т. Толстая, К. Степанян.
Роднянская И. Незнакомые знакомцы : к спорам о героях Владимира Маканина // Новый
мир. – 1986. – № 8. – С. 230-247.
Роднянская И. Сюжеты тревоги : Маканин под знаком «новой жестокости» / Ирина
роднянская // Всемир. лит. – 2002. – № 1. – С. 178-189.
12
1994
•
Победитель – Булат Окуджава «Упраздненный театр»
•
Петр Алешковский «Жизнеописание Хорька»
•
Юрий Буйда «Дон Домино»
•
Игорь Долиняк «Мир третий»
•
Михаил Левитин «Сплошное неприличие»
•
Алексей Слаповский «Первое второе пришествие»
Булат Окуджава
Була́т Ша́лвович Окуджа́ва (9 мая1924 —12 июня 1997) —поэт,
композитор, прозаик. Автор около двухсот песен, написанных на
собственные стихи, один из основоположников и наиболее ярких
представителей жанра авторской песни. Булат Окуджава родился в Москве,
в семье коммунистов, приехавших из Тбилиси для партийной учебы.
Отец —грузин, мать —армянка. Вскоре после рождения Булата отец был
отправлен на Кавказ работать комиссаром грузинской дивизии. На учёбу
Булат был отправлен в Тбилиси, учился в русском классе. Из-за конфликта
с Берией отец его был отправлен на Урал парторгом на вагоностроительный
завод и выписал семью к себе. После ареста родителей (отец был
расстрелян по ложному обвинению в 1937 г., мать сослана в
карагандинский лагерь) Булат с бабушкой вернулся в Москву.В 1940 г.
переехал к родственникам в Тбилиси. Учился, потом работал на заводе
учеником токаря. В апреле 1942 г. пошел на фронт добровольцем. Был минометчиком, потом
радистом тяжелой артиллерии.В военных действиях участия практически не принимал. Был случайно
ранен под г. Моздок. К этому времени односится его первая песня «Нам в холодных теплушках не
спа́лось»(1943), текст которой не сохранился. После войны окончилТбилисский государственный
университет, работал учителем. В1956 г. Окуджава вернулся вМоскву. В том же году начинает
выступать как автор стихов и музыки песен и их исполнитель, быстро завоёвывая популярность.
Работал редактором в издательстве «Молодая гвардия», затем — заведующим отделом поэзии в
«Литературной газете». Участвовал в работе литературного объединения «Магистраль». В 1961
уходит со службы и больше никогда нигде не работает, занимаясь исключительно творческой
деятельностью. С1962— Член Союза писателей СССР. Первый диск вышел в Париже в 1968 г. С
середины семидесятых годов диски Окуджавы выходили и в СССР. В 1961 дебютировал как прозаик:
в альманахе «Тарусские страницы» опубликована его автобиографическая повесть «Будь здоров,
школяр» (отдельным изданием вышла в 1987). Песни Окуджавы, распространяясь в магнитофонных
записях, быстро завоевывали популярность (в первую очередь среди интеллигенции) сначала в
СССР, затем и среди русскоговорящих за рубежом. Известность приобрели повести «Бедный
Авросимов» («Глоток свободы») (1969) о трагических страницах в истории декабристского
движения, «Похождения Шипова, или Старинный водевиль» (1971) и написанные на историческом
материале начала XIX века романы «Путешествие дилетантов» (Ч. 1.1976; Ч. 2.1978) и «Свидание с
Бонапартом» (1983). Лауреат Государственной премии СССР 1991 г. Известен своими либеральными
убеждениями. Был женат. Жена — Ольга Владимировна Арцимович, физик по образованию. Сын —
Булат (Антон) Булатович Окуджава, музыкант, композитор. Окуджава скончался в Париже, в
военном госпитале.Похоронен на московском Ваганьковском кладбище. У дома 43 на Арбате, в
котором жил Окуджава, ему поставлен памятник.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Упраздненный театр. Кн. 1. : роман // Знамя. – 1993. – № 9 – 10.
«Спи, картошина…» : из кн. «Упраздненный театр» : рассказ // Столица. – 1991. – №
1. – С. 56-61.
13
Мемуарная проза, а именно в этом жанре написан роман Б. Окуджавы, – не личная
причуда того или иного мамуариста, а зов времени, или, как говорили прежде, социальный
заказ. Очень точно определил его Окуджава в своем автобиографическом романе: «Целая
жизнь, нуждающаяся в объяснении. И весь этот наполовину пожухлый, потускневший ворох
полон еще, оказывается , тем загадочным веществом, которое неистовствует и нынче и
требует к себе внимания, и теребит твои заурядные способности, и умоляет все осознать,
понять, разложить по полочкам». Целую жизнь Окуджава, конечно же, не объяснил и по
полочкам не разложил – не хватило возможностей жанра: жанра маленького, ограниченного
детством и отрочеством романа-романса. Зато уж «ворох» свидетельств о жизни и
собственной и людей своего очага сумел донести до нас, не потревожив того загадочного
вещества», которое называют, кто духом времени, кто цветом времени, а кто брожением
времени в крови.
Рец.:Марченко, Алла // Лит. газ. – 1993. – 29 дек. (№ 51-52). – С. 4. – (Ориентир).
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Издания
Арбат, мой Арбат : стихи и песни. – М. : Сов. писатель, 1976. – 126 с.
1 чз, 1 аб, 728458 кх
Рец. : Королев В. Вначале была мелодия…; Мелодия и есть поэзия / С. Лесневский //
Лит. газ. – 1977. – 28 дек. (№ 52). – С. 4-5.
Бедный Авросимов : роман / худож. Г. Ваншенкина. – М. : ПАН, 1999. – 443 с. : ил.
1аб
Рец.: Бушин В. «Удобности производить революцию»; История принадлежит поэту
/ Г. Шторм // Лит. газ. – 1969. – 8 окт. (№ 41). – С. 6.
Бушин В.С. Недосужно... // Рус. речь. – 1970. – № 4. – С. 28-31.
Ваше благородие, госпожа удача : альбом для друзей : стихи, проза / сост. В. Куллэ. – М. :
ЭКСМО-Пресс, 2002. – 415 с. : ил.
1 ис, 1 чз
Глоток свободы : повесть о Павле Пестеле / предисл. С. Волка; ил. К. Соколова. – М. :
Политиздат, 1971. – 359 с. : ил. – (Пламенные революционеры).
576963 кх
Рец.: Перцовский В. Нравственный поиск исторической прозы // Сиб. огни. – 1975. –
№ 1. – С. 152-165.
Избранная проза / послесл. Б. Хотимского; худож. Л. Ламм. – М. : Известия, 1979. – 507 с. :
ил. – (Библиотека «Дружбы народов»). – Содерж.: Бедный Авросимов : роман; Похождения
Шипова, или Старинный водевиль : повесть.
800907 кх
Март великодушный : стихи / ил. А.Б. Коноплева. – М. : Сов. писатель, 1967. – 143 с. : ил.
2 чз
Песни Булата Окуджавы : мелодии и тексты / сост. Л. Шилов; худож. : В. Лебедев, С.
Авакян. – М. : Музыка, 1989. – 224 с. : ил., фот.
1 ои
Посвящается вам : стихи. – М. : Сов. писатель, 1988. – 143 с.
1 чз, 1 аб, 1 дс, 1028499 кх
Похождения Шипова, или Старинный водевиль: Истинное происшествие. – М. : Сов.
писатель, 1975. – 262 с., 1 л. портр.
1 аб
Клепикова Е. Доказательство от обратного / Елена Клепикова // Лит. обозрение. –
1976. – № 4. – С. 35-37.
Путешествие дилетантов: Из записок отставного поручика Амирана Амилахвари :
роман. – М. : Современник, 1990. – 494 с.
1066969 кх
Рец.: Бойко М. Этот близкий неразгаданный век / Мариэтта Бойко // Лит. обозрение.
– 1979. – № 10. – С. 42-45.
Бушин В. «Кушайте, друзья мои. Все ваше» // Москва. – 1979. – № 7. – С 188203.
14
Два мнения о романе Булата Окуджавы...// Лит. газ. – 1979. – 1 янв. (№ 1). – С.
4-5. – Содерж.: Любовь и драма Мятлева / Я. Гордин; Анатоль Курагин, возведенный
в Печорины? / С. Плеханов; Коммент. отдела критики.
Курбатов В. Даль свободного романа / валентин Курбатов // Лит. обозрение. –
1978. – № 3. – С. 19-23.
Латынина А. «Частный человек» в истории // Лит. обозрение. – 1978. – № 5. –
С. 10-15.
Свидание с Бонапартом : роман. – М. : Известия, 1988. – 284 с. – (Библиотека советской
прозы). – Прил. к журн. «Дружба народов».
2 аб
Рец.: Лобанов М. История и ее литературный вариант // Молодая гвардия. – 1988. –
№ 3. – С. 253-271.
Стихотворения / худож. В. Муравьев. – М. : Сов. писатель, 1985. – 225 с. : ил.
1 дс
То же. – М. : Сов. писатель, 1984. – 271 с. : ил.
1 чз, 941004
Публикации
Выписка из минувшего дела // Знамя. – 1992. – № 7. – С. 72-92.
Искусство кройки и житья : рассказ // Знамя. – 1987. – № 3. – С. 158-170; Последний этаж.
1055052 кх
– М., 1989. – С. 77-94.
Частная жизнь Александра Пушкина, или Именительный падеж в творчестве
Лермонтова : рассказ // Нар. образование. – 2004. – № 9. – С. 215-219.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Акуджава Булат Шалвавіч (1924-1997), паэт // Знамянальныя і памятныя даты сусветнага
календара, 2004. –Мн., 2003. – С. 38-42.
1сб
Окуджава Булат Шалвович (1924-1997) // Современная русская литература : анализ
произведений шк. программы : справ. пособие. – Мн., 2003. – С. 175-189. – Библиогр.: 5 назв.
1 чз
Окуджава Булат Шалвович (1924-1997) // Вся русская литература. – Мн., 2002. – С. 839844.
1 чз
Окуджава Булат Шалвович : [биография, о творчестве, песни] // От костра к микрофону.
Из истории самодеятельной песни в Ленинграде. – СПб., 1996. – С. 73-81.
1 ои
Алешка Т.В. Поэзия Булата Окуджавы // Нар. асвета. – 2001. – № 7. – С. 48-53. – Библиогр.:
9 назв.
Ахмадулина Б. Лицо посвящено Булату : монолог поэтессы Беллы Ахмадулиной / записал
В. Куллэ // Лит. обозрение. – 1998. – № 3. – С. 18-20.
Бельская Л.Л. Ностальгия по весне: Перечитывая раннего Булата Окуджаву // Рус. речь. –
1988. – № 3. – С. 24-30.
Бойко С.С. Доминанта творчества : опыт монографического описания лирики Булата
Окуджавы // Филол. науки. – 1998. – № 3. – С. 52-59.
Бойко С.С. За каплями датского короля: Пути исканий Булата Окуджавы / Светлана Бойко //
Вопр. лит. – 1998. – № 5. – С. 3-31.
15
Гладилин А. Окуджава в Париже : хроника последних дней // Лит. газ. – 1997. – 25 июня (№
25-26). – С. 12.
Жигалова М.П. Философия жизни в творчестве Булата Окуджавы // Жигалова М.П. Русская
литература ХХ века в старших классах. – Мн., 2003. – С. 125-138.
Зархи С.Б. «Давайте друг-другом восхищаться» : литературно-музыкальная композиция по
творчеству Булата Окуджаыв // Библиотека. – 2004. – № 4. – С. 78-82 : ил.
Карабчиевский Ю.Товарищ надежда : песни Б. Окуджавы / Юрий Карабчиевский /
Искусство кино. – 1990. – № 1. – С. 35-45.
Клещикова В.Н. «Умереть – тоже надо уметь…» : штрихи к лингвистическому портрету
Булата Окуджавы // Рус. речь. – 1999. – № 2. – С. 21-29.
Кнабе Г.С. Конец мифа : [о поэзии писателя] // Лит. обозрение. – 1998. – № 3. – С. 24-27.
Копелиович М. Групповой портрет с Окуджавой : ко 2-ой годовщине со дня смерти поэтабарда / Михаил Копелиович // Континент. – 1999. – № 1 (99). – С. 273-292.
Макарова Б. “Я обнимаю всех живых...” : вечер, посвященный творчеству Булата Окуджавы
// Воспитание школьников. – 2005. – № 4. – С. 72-77.
Некрасов В. Окуджава : [памяти поэта (1924-1997)] / Всеволод Некрасов // Лит. обозрение. –
1998. – № 3. – С. 40-49.
Окуджава Б. Упраздненный театр… : [беседа с поэтом] / записал И. Мильштейн // Огонек. –
1991. – № 19. – С. 4-7.
Паперный З. «За столом семи морей» : [о поэзии] // Паперный З. Единое слово. – М., 1983. –
С. 220-243; Вопр. лит. – 1983. – № 6. – С. 31-52.
Рогинский Б.А. Песни не про нас : Булат Окуджава / Борис Рогинский // Звезда. – 1998. – №
1. – С. 222-227.
«Свой поэтический материк…» : науч. чтения, посвященные 75-летию со дня рождения
Булата Окуджавы / Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова; отв. ред. Б.С. Бугров, В.А. Зайцев.
– М. : АРКТИ, 1999. – 75 с.
1 ои
Скоропанова И.С. Энергия свободного слова: Булат Окуджава // Скоропанова И.С. Поэзия в
годы гласности. – М., 1993. – С. 143-147.
2 чз, 1 аб, М20991 кх
Смирнов А. Песенка о нечаянной радости : [о поэзии] / Алексей Смирнов // Лит. обозрение.
– 1998. – № 3. – С. 49-52.
Чайковский Р.Р. «Будьте высокими!» : [о воен. лирике] // Рус. речь. – 1984. – № 3. – С. 3538.
Чуланов А.М. Булат Окуджава : [крат. сообщ. о нем, лучшие песни] // Чуланов А.М. В пути
и на привале : сб. авторской песни. – Мн., 1989. – С. 10-20.
16
Шапран С. Наш Окуджава : [интервью с поэтом] // Знамя юности. – 1994. – 22 янв. – С.1,3.
Шеваров Д. Очень личное письмо о Булате // Сов. Белоруссия. –2000. – 14 нояб. – С. 6.
17
1995
•
Победитель – Георгий Владимов «Генерал и его армия»
•
Олег Павлов «Казенная сказка»
•
Евгений Федоров «Одиссея Жени Васяева»
Георгий Владимов
Владимов, Георгий Николаевич (1931–2003) ( наст. фамилия Волосевич)
родился 19 февраля 1931 в Харькове в учительской семье. Учился в
ленинградском Суворовском училище, которое оставил в связи с арестом
матери. В 1953 окончил юридический факультет Ленинградского
университета. Печатался как литературный критик с 1954 (статьи в
журнале «Новый мир», где начал работать: «К спору о Ведерникове»,
«Деревня Огнищанка и большой мир», «Три дня из жизни Холдена» и др.).
В 1960 под впечатлением командировки на Курскую магнитную аномалию
написал повесть «Большая руда» (опубл. 1961), вызвавшую дискуссии.
Несмотря на внешнее сходство с типичным и официально поощряемым
«производственным» романом, повесть стала одним из программных
произведений «шестидесятников» – наследников хрущевской «оттепели»
и предшественников перестройки, сконцентрировавших внимание на
внутренней жизни человека как самоценной индивидуальности, противостоящей любым формам
тоталитарного давления, в т.ч. и давления «коллектива». Опубликованный в 1969 роман «Три минуты
молчания», повествующий в жанре исповедальной прозы о буднях рыболовного лайнера, выдвигает
«титульный» лейтмотив о праве каждого на посылку своего сигнала «SOS» и узаконенных морскими
(переносно – житейскими) законами трех минутах молчания, когда каждый такой сигнал должен
быть услышан. Метафора и достоверность, проникновенно-элегический лиризм и скрытая
обличительная мощь определяют ту манеру письма Владимова, которая в наибольшей мере
проявится в его повести о караульной собаке «Верный Руслан» (опубл. в 1975 в ФРГ; в 1989 в СССР),
где в рассказе о бескорыстном и преданном охраннике сталинских лагерей возникает постоянная для
писателя тема трансформации лучших человеческих (в т.ч. воплощенных, в духе традиций А.Чехова
и Л.Толстого, в образе сторожевого пса) качеств в трагическое «аутсайдерство», бесприютность,
ощущение собственной ущербности или ненужности в этом изощренном и лживом мире, в
неестественном и антигуманном общественном устройстве.
В 1977 Владимов, выйдя из Союза писателей СССР, становится руководителем московской
секции запрещенной в СССР организации «Международная амнистия». В 1982 публикует на Западе
рассказ «Не обращайте внимания, маэстро». В 1983 эмигрировал в ФРГ, в 1984–1986 – главный
редактор эмигрантского журнала «Грани». С конца 1980-х годов активно выступал как публицист и в
отечественных изданиях. В 1994 на родине публикует роман «Генерал и его армия». Умер 19 октября
2003 в Германии, похоронен в подмосковном Переделкине.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Генерал и его армия:роман // Знамя. – 1994. – № 4 – 5.
Роман «Генерал и его армия» (Букеровская премия; московская литературная премия
«Триумф», 1995; премия имени А.Д.Сахарова, 2000), посвященный истории войска генерала
А.А.Власова, перешедшего в годы Великой Отечественной войны на сторону гитлеровских войск,
ставящий на этом сложном, «взрывоопасном» материале проблему любви к родине, ответственности
перед народом, влияния идеологических стереотипов и сохранения нравственного достоинства в
драматических обстоятельствах. сразу же после публикации вызвал бурные споры критиков и
живейший интерес российского читателя. Автор сорвал покров молчания с тем, которые
официальная военная историография обходила стороной. Достаточно назвать имена двух главных
героев книги, это - немецкий генерал Гудериан, которого зовут «железный Гейнц» и Андрей Власов,
генерал, навеки внесенный в списки предателей.
Рец.: Кардин В. Страсти и пристрастия : к спорам о романе Г. Владимова
«Генерал и его армия» // Знамя. –1995. – № 9. – С. 199-210.
18
Коган А. Поражение и победа генерала Кобрисова / Александр Коган // Лит.
обозрение. – 1995. – № 3. – С. 98-101.
Кураев М. Испытание правдой : [война в произведениях писателей 90-х. ,в т.ч.
о романе Г. Владимова «Генерал и его армия»] / Михаил Кураев // Вопр. лит. – 1996. –
№ 1. – С. 22-26.
Немзер А. Одолевая туман : [о романе] / Андрей Немзер // Звезда. – 1995. – №
5. – С. 184-188.
Сухих И. Баллада о добром генерале (1996. «Генерал и его армия» Г.
Владимова) / Игорь Сухих // Звезда. – 2003. – № 6. – С. 220-230.
Владимов Г. «Когда я массировал компетенцию…»: Ответ В. Богомолову [по
поводу романа «Генерал и его армия»] // Кн. обозрение. – 1996. – 19 мар. (№ 12). – С.
11-12.
Солженицын А. Георгий Владимов – «Генерал и его армия» : из литературной
коллекции // Новый мир. – 2004. – № 2. – С. 144-151.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Издания
Верный Руслан / Г. Владимов. Белый Клык / Дж. Лондон. Ко мне, Мухтар! / И. Меттер. –
Красноярск : Гротеск, 1994. – 340 с. – На обл. загл. : Верный Руслан : три повести о собаках.
2 аб, 2 до, М36197 кх
Рец.: Аннинский Л. Собачье сердце?: Из заметок о прозе Г. Владимова // Лит.
обозрение. – 1989. – № 8. – С. 20-25.
Аннинский Л. Та, что в погончиках // Лит. газ. – 1992. – 29 апр. (№ 18). – С. 4.
Владимов.Г. О «Верном Руслане» : [публ. письма авт. одноимен. повести к
критику Л. Аннинскому в связи с его ст. «Собачье сердце?»] // Лит. обозрение. –
1990. – № 3. – С. 84-85.
Латынина А.Л. Глазами Руслана : о повести Г. Владимова «Верный Руслан» //
Латынина А.Н. За открытым шлагбаумом. – М., 1991. – С. 240-247.
1086256 кх
Немзер А. В поисках утраченной человечности // Октябрь. – 1989. – № 8. – С.
184-193.
Синявский А. Люди и звери: По книге Г. Владимова «Верный Руслан (история
караульной собаки)» / Абрам Терц (Синявский) // Вопр. лит. – 1990. – № 1. – С. 61-86.
Публикации
В Правление Союза писателей СССР : [письмо] // Погружение в трясину. (Анатомия
застоя). – М., 1991. – С. 629-632.
1084274 кх
Долог путь до Типперэри : роман. Ч.1 / Георгий Владимов, Е. Сабельникова; публ. Е.
Сабельниковой // Знамя. – 2004. – № 4. – С. 121-157.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Аннинский Л. Рубежи и упоры Георгия Владимова / Лев Аннинский // Дружба народов. –
1998. – № 10. – С. 219-223; № 11. – С. 217-223.
Аннинский Л. Удары шпагой: О Георгии Владимове : воспоминания, переписка // Знамя. –
2004. – № 2. – С. 134-177; № 3. – С. 153-185.
Владимов Г. Возвращение к реализму : [беседа с писателем] / записала Е. Константинова //
Вопр. лит. – 2001. – № 5. – С. 222-248.
19
Владимов Г. Георгий Владимов: “Проза – жанр тяжелый” : [к 70-летию авт. : беседа с
писателем] / записала М. Галина // Лит. газ. – 2001. – 21-27 февр. (№ 8). – С. 10-11.
Иванова Н. Умер Георгий Владимов // Знамя. – 2003. – № 12. – С. 125-126.
Коц.А. Встречи с Владимовым : [из воспоминаний] // Урал. – 1990. – № 4. – С. 167-182.
Ланин Б. Георгий Владимов // Ланин Б. Проза русской эмиграции. – М., 1997. – С. 39-53.
1кх29342
Пугач А. Действующие лица, организации и исполнители : [по материалам беседы с
писателем] / Анна Пугач // Юность. – 1991. – № 2. – С. 57-61.
20
1996
•
Победитель – Андрей Сергеев «Альбом для марок»
•
Петр Алешковский «Владимир Чигринцев»
•
Виктор Астафьев «Так хочется жить»
•
Андрей Дмитриев «Поворот реки»
•
Дмитрий Добродеев «Возвращение в Союз»
•
Нина Горланова и Вячеслав Букур «Роман воспитания»
Андрей Сергеев
Андрей Яковлевич Сергеев (3 июня 1933, Москва—27 ноября 1998, там же)
— поэт, прозаик, переводчик. Окончил Московский педагогический
институт иностранных яэыков (1958). Как переводчик поэзии с английского
языка публиковался с 1959 г., снискав репутацию одного из крупнейших
мастеров стихотворного перевода, ведущего специалиста по англоязычной
поэзииХХ в. Классическими являются переводы Сергеева из Роберта Фроста,
Карла Сэндберга, Джеймса Джойса, Уильяма Батлера Йейтса, Томаса
Элиота, Дилана Томаса. Как поэт входил в первую поэтическую группу
неподцензурных московских авторов 1950-х — «группу Черткова». В
поэтическом наследии Сергеева выделяются небольшие поэмы «Шварц» и
«Розы», предвосхищающие плодотворную работу в этом жанре Елены
Шварц (совпадение фамилий случайно). Первая публикация стихов Сергеева
состоялась в 1993 в журналах «Новый мир», «Новое литературное
обозрение», «Родник». Проза Сергеева (первая публикация в 1990) распадается на две основные
части: прозаические миниатюры иронически-абсурдистского плана (сам Сергеев называл эти тексты
«рассказиками») и мемуарная проза, частично посвященная крупным литераторам, с которыми
Сергеев тесно общался (Николаю Заболоцкому, Анне Ахматовой, Иосифу Бродскому, посвятившему
Сергееву несколько значительных стихотворений, и др.), но главным образом рассказывающая о
быте и нравах 1930-50-х гг. Из мемуарных глав, отличающихся большой наблюдательностью и
скрупулезной точностью, Сергеев составил мозаичный по композиции текст «Альбом для марок»
(1995), отмеченный Букеровской премией несмотря на то, что от романного жанра он достаточно
далек. Погиб, переходя улицу по дороге домой с литературного вечера, — был сбит джипом.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Альбом для марок: Коллекция вещей, людей и отношений первых 20 сознательных лет
моей жизни (1937-1957) : [фрагм. из кн.] / предисл. А. Мокроусова // Огонек. – 1993. – № 2. –
С. 16-18.
Альбом для марок: Коллекция людей, отношений, слов, вещей (1936-1956) :
[воспоминания] // Дружба народов. – 1995. – № 7 – 8.
Книга «Альбом для марок» писалась более 20 лет. Каков жанр этой книги? Семейная
история? Автобиография? Биография века? Сам автор дал совершенно замечательный и
точный подзаголовок: «Коллекция вещей…». Несмотря на , казалось бы чисто московский
характер воспоминаний, книга производит впечатление на всех, кто с нею соприкасается, –
недаром, в первый раз она печаталась в Латвии. «Альбом для марок» – это альбом для
времени, запечатленного в разных мелочах и безделушках, которые спустя годы
оказываются едва ли не самыми главными в жизни. По крайней мере наиболее важными для
Мнемозины. Сюжет плавно разворачивается из военного времени в послевоенное, очень
медленно переходя в настоящее. Читательский успех «Альбома для марок» определяется и
языком, которым он написан. Здесь много слов уже забытых или – как животные в Красной
книге» – находящихся на грани исчезновения. Память автора сохранила их не случайно.
21
Профессиональный переводчик, Андрей Сергеев, обращаясь в прошлое, находит там вещи,
уже недоступные большинству современников.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
Антология : стихи // Лит. обозрение. – 1998. – № 3. – С. 64-66.
Архивны юноши : стихи // Знамя. – 1995. – № 8. – С. 128.
Из довоенного детства : поэзия // Новый мир. – 1993. – № 8. – С. 128-129.
Изгнание бесов : рассказики // Новый мир. – 1994. – № 6. – С. 100-112.
Некто, отлученный от уроков : стихи // Новый мир. – 1995. – № 8. – С. 93-95.
О Бродском // Знамя. – 1997. – № 4. – С. 139-158.
О Заболоцком // Воспоминания о Н. Заболоцком. – Изд. 2-е, доп. – М., 1984. – С. 403-409.
1 аб, 951209 кх
Портреты // Знамя. – 1996. – № 10. – С. 79-90; Новый мир. – 1993. – № 7. – С. 148-163.
Стихи // Новый мир. – 1993. – № 4. – С. 78-88.
Стихи // Новый мир. – 1993. – № 8. – С. 128-129. – Содерж.: Россия для приезжего – орех;
Шварц; Зимние строфы; Из довоенного детства: разговоры на даче.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Андрей Яковлевич Сергеев : [поэт и прозаик (1933–1998) : некрологи] // Новое лит.
обозрение. – 1998. – № 6. – С. 231-237, фот. – Содерж.: А. Пятигорский; Эпитафия Андрею
Сергееву / А. Эппель; Г. Балл.
Сергеев А.Я. Дефектный ген коллекционирования : [беседа с писателем / записал А. Левин]
// Новое лит. обозрение. – 1998. – № 6. – С. 238-247.
Сергеев А.Я. Врать неинтересно, а правду не любят : [беседа с писателем / записали О.
Николаева, А. Николаев] // Лит. газ. – 1998. – 11 мар. (№ 10). – С. 10.
22
1997
•
Победитель – Анатолий Азольский «Клетка»
•
Дмитрий Липскеров «Сорок лет Чанджоэ»
•
Юрий Малецкий «Любью»
•
Ольга Славникова «Стрекоза, увеличенная до размеров собаки»
•
Людмила Улицкая «Медея и ее дети»
•
Антон Уткин «Хоровод»
Анатолий Азольский
Анатолий Алексеевич Азольский родился 27 июля 1930 г. в Вязьме
Смоленской обл., в семье военнослужащего. С 1944 живет в Москве. В
1948, окончив среднюю школу, уехал в Ленинград и поступил в Высшее
военно-морское училище им. М. Фрунзе. После училища, получив
специальность корабельного артиллериста, два года служил на
Черноморском флоте. В 1954 уволен в запас. Вернувшись в Москву,
работал в Кунцевском морском клубе, был командиром тральщика,
пришвартованного к пирсу спасательной станции на Москве-реке. По
линии ДОСААФ занимался обучением молодежи, желающей служить на
флоте. С 1956 работает инженером на различных предприятиях столицы. С
1965, начав писать, уходит на должность дежурного электрика,
оставляющую больше свободного времени. В 1967 завершил роман «Степан
Сергеевич», который был принят ж. «Новый мир» и анонсирован на 1968. Однако цензура, несмотря
на все усилия редакции, категорически воспрепятствовала публикации. И после ухода А.
Твардовского из журнала новая редколлегия предпринимала тщетные усилия напечатать роман.
Главные возражения выдвигал отд. культуры ЦК КПСС, но автор отказался вносить изменения в
текст. Лишь в 1987 «Степан Сергеевич» появился на страницах «Нового мира», затем дважды вышел
отд. изданием. По роману был снят двухсерийный т/ф. Судьба второго романа «Затяжной выстрел»
(первоначальное назв. «Море Манцевых») тоже сложилась негладко. После долгих проволочек он
был опубл. в ж. «Знамя» в 1987. Роман подвергся резкой критике со стороны руководства ВМФ
СССР и со страниц ведомственного ж. «Морской сборник». При всем различии исходного
жизненного материала оба произв. свидетельствовали о приходе в литературу писателя со своим
взглядом на мир и на человека. Этот взгляд отличался от традиционного советского, но и не совпадал
с диссидентским. Детально нарисованные картины действительности подкупали своей
узнаваемостью, правдивостью. ВМФ предстает в этих книгах в непривычном свете. Задолго до того,
как внутренние кризисы в вооруженных силах стали всеобщим достоянием, Азольский, не претендуя
на сенсационность, с убеждающей выразительностью раскрыл многие опасные конфликты. Такова
реальность, доказывает он. Все происходящее обычно и вместе с тем неординарно. Писатель
пристально всматривается в человека, показывает его самобытность там, где, на первый взгляд,
можно было предположить всего лишь заурядность. А. необходим положительный герой, созидатель.
Даже если он слывет чудаком, как Вадим Травкин (пов. «Легенда о Травкине»), занимающийся
созданием и наладкой радиолокационной техники. Фанатично преданный этому делу, он вынужден
преодолевать бесконечные препятствия, доказывая свою правоту. Этот абсурдный в своей основе
конфликт умелого, сведущего, честного работника с системой, которой он не очень-то нужен, годами
привлекает внимание Азольского, написавшего оба свои романа и повесть в «застойные времена».
Однако человеческие проблемы, поднятые в них, выходят за хронологические рамки действия.
В последнее время А. все чаще обращается к теме Великой Отеч. войны — о ней его пов.
«Лишний» (1988; по мотивам снят к/ф «Неизвестные страницы из жизни разведчика»), «Пароход»
(1989) и «Окурки» (1992).
Интерес автора к прошлому и настоящему многопланов. Он пишет о разведке времен войны
(рассказ «Берлин — Москва — Берлин»), о судьбе интеллигента, становящегося уголовником (нов.
«Нора»), выдвигает свою версию покушения на С. Кирова (эссе «Кто убил Кирова»).
23
Обширен проблемный и тематический диапазон Азольского. Вопросы, которые он ставит в
своих последних повестях и рассказах, разнообразны: что есть проблема поисков правых и
виноватых? (рассказ «Розыски абсолюта», 1995); каковы пределы мщения (рассказ «Крысоловка»,
1996); новый взгляд на войну (повесть «Война на море», 1996); любовная история в обстоятельствах,
создающих ненависть (повесть «Женитьба по-балтийски», 1997); открытия в сфере обыденного
(повесть «Гейнц Гудериан, Николай Гребенкин и другие», 1997) и в сфере психологии (рассказы
«Свобода и равенство», «Большой террор» — оба 1998).
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Клетка // Новый мир. – 1996. – № 5 –
6.
Повесть «Клетка» (1996), экспериментальная в стилевом
отношении, получила особое признание в критике. Азольский пишет
длиннющими, на много страниц, абзацами, что сначала отпугивает, но
потом завораживает: они насыщены разнообразными действиями,
подробностями и желаниями. «Подружки с седьмого или восьмого класса
приступили к наблюдениям за своими набухающими телами и
округляющимися бедрами, по утрам рассматривали себя перед зеркалом,
обнажаясь в последовательности, в какой мужчина начнет оголять их
перед величественной процедурой дефлорации (нужных словечек они уже
нахватались),
глаза
их
приобрели
зоркость
необычайную,
инструментальную, они млели, разглядывая странные конфигурации еще ни разу не бритых мышек,
отмечали кривизну линии таза, талии, ног, подруги пальпировали соски и пространно рассуждали о
древней тяге великовозрастных младенцев именно к этим вздутостям, хотя и считали охоту за
грудями второстепенным для мужчин делом, главное же, к чему те стремились, было изучено с не
меньшим тщанием, другое зеркало использовано было для этих надобностей», – это из "Клетки",
текста на тему «судьба генетики в СССР».
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
Белая ночь : повесть // Дружба народов. – 2002. – № 10. – С. 12-39.
ВМБ : повесть // Новый мир. – 2001. – № 6. – С. 44-91.
Война на море : повесть // Знамя. – 1996. – № 9. – С. 12-45.
Гейнц Гудериан, Николай Гребенкин и другие: Житейская история // Дружба народов. –
1997. – № 11. – С. 74-78.
Глаша : повесть // Новый мир. – 2003. – № 4. – С. 12-72.
Рец.: Цивунин В. Тихие герои // Знамя. – 2003. – № 12. – С. 200-204.
Два рассказа из цикла «Казусы» // Континент. – 1998. – № 3 (97). – С. 103-126. – Содерж.:
Атомная болезнь; Полет к солнцу.
Диверсант : Назидательный роман для юношей и девушек // Новый мир. – 2002. – № 3–4.
Рец.: Никитин В. Меня зовут Хокинс, Джим Хокинс…/ Виктор Никитин // Москва. –
2002. – № 11. – С. 201-206.
Еврейская песня; Бизнес : рассказы // Дружба народов. – 2005. – № 11. – С. 71-83.
Женитьба по-балтийски: Морская лирическая повесть // Дружба народов. – 1997. – № 2. –
С. 7-50.
Рец.: Кравченко Т. Грех имени 8 Марта // Лит. газ. – 1997. – 19 мар. (№ 11). – С. 11.
Затяжной выстрел : роман // Знамя. – 1987. – № 10 – 11.
24
Рец.: Лазарев Л. Освобождаясь от ведомственности // Октябрь. – 1988. – № 6. – С.
190-194.
Кандидат : повесть // Новый мир. – 2004. – № 3. – С. 11-69.
Кровь : роман // Дружба народов. – 1999. – № 3. – С. 8-61.
Рец.: Ремизова М. Игры с кровью // Независимая газ. – 1999. – 14 апр. (№ 67). – С. 7.
Костырко, Сергей. // Новый мир. – 1999. – № 8. – С. 218-219.
Лопушок : роман // Новый мир. – 1998. – № 8. – С. 8-107.
Могила на Введенском кладбище: Наброски биографии // Дружба народов. – 1999. – № 12.
– С. 110-114.
Монахи : роман // Новый мир. – 2000. – № 6. – С. 7-91.
Рец.: Кузнецова А. Песнь о моем Иване // Знамя. – 2000. – № 10. – С. 215-216.
Басинский П. Монахи и резиденты, или Плохой хороший романист // Лит. газ.
– 2000. – 2-8 авг. (№ 31). – С. 10.
Облдрамтеатр : повесть // Новый мир. – 1997. – № 11. – С. 3-56.
Патрикеев : повесть // Континент. – 1999. – № 3 (101). – С. 15-75.
Полковник Ростов : роман // Дружба народов. – 2006. – № 1 – 2.
Рассказы // Дружба народов. – 2006. – № 1. – С. – Содерж :
Розыски абсолюта : рассказ // Дружба народов. – 1995. – № 11. – С. 13-44.
Связник Рокоссовского : пассаж // Дружба народов. – 2004. – № 5. – С. 134-148.
Севастополь и далее : Рассказы о военно-морских людях // Дружба народов. – 2003. – № 6.
– С. 7-36.
Рец.: Цивунин В. Тихие герои // Знамя. – 2003. – № 12. – С. 200-204.
Смерть Кирова : комментарий к выстрелу // Дружба народов. – 2004. – № 12. – С. 34-68.
Степан Сергеич : роман // Новый мир. – 1987. – № 7 – 9.
Рец.: Латынина А. Запоздавшие // Лит. газ. – 1987. – 14 окт. (№ 42). – С. 4.
Труба : повесть // Континент. – 1997. – № 4 (94). – С. 15-85.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Елисеев Н. Азольский и его герои / Никита Елисеев // Новый мир. – 1997. – № 8. – С. 205215.
Ермолин Е. Люди бездны : о прозе Анатолия Азольского / Евгений Ермолин // Дружба
народов. – 2001. – № 4. – С. 188-198.
Лазарев Л. Освобождаясь от ведомственности : [заметки о романах А. Азольского] //
Октябрь. – 1988. – № 6. – С. 190-194.
25
1998
•
Победитель – Александр Морозов «Чужие письма»
•
Ирина Полянская «Прохождение тени»
•
Михаил Пророков «Бга»
•
Алексей Слаповский «Анкета»
•
Виктор Соснора «Дом дней»
•
Александра Чистякова «Не много ли для одной»
Александр Морозов
Александр Морозов родился в Москве в 1944 г. Окончил филологический факультет
МГУ в 1968г.; участвовал в литературной группе СМОГ; работал в газетах («Московский
комсомолец», «Литературная газета»), в издательстве «Молодая гвардия», в «Журнале
Московской Патриархии»,ответственным секретарем правления Международного Фонда
славянской письменности и культуры. Автор многих статей по истории русской культуры
XVIII – XIX вв. и истории российского природопользования. «Чужие письма» – первая
публикация прозы.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Чужие письма : этопея // Знамя. – 1997. – № 11. – С. 5-65.
В ноябре 1997 года журнал «Знамя» опубликовал странное сочинение никому тогда не
известного Александра Морозова «Чужие письма». Странности начинались с подзаголовка –
«этопея», продолжались в болезненно напряженном тексте, имитирующем эпистолярий «бедных
людей» середины ХХ века («Чужие письма» ждали издателя тридцать лет), и достигли апогея в
последующей судьбе морозовского труда: в 1998 году «Чужие письма» удостоились Букеровской
премии. (Возглавлял тогдашнее жюри один из главных законодателей интеллектуальных мод Андрей
Зорин, в число судей входил и другой арбитр умственной элегантности – Борис Дубин. Кроме
прочего, на решении сказалась привычная неприязнь культурного сообщества 90-х к современной
словесности.) Триумф, настигший «потаенного» автора через три десятилетия после завершения его
первой (и, кажется, лучшей) работы, побудил Морозова открыть ящики письменного стола.
Поддерживая своего автора-лауреата, «Знамя» в мае 1999 года напечатало следующий морозовский
опус – «Общая тетрадь : солилоквиум». При этом автор сообщил, что «Чужие письма» и «Общая
тетрадь» – суть первая и вторая части тетралогии «Прежние слова». Затем все в том же «Знамени»
напечатана третья часть, соименная тетралогии в целом и снабженная более понятным, чем
предшествующие, подзаголовком – «элегия». Кажется, Сумароков определил сей жанр лучше всех –
«песнь грустного содержания». Морозов жанру соответствует, хотя, как следует из авторского
примечания, примеривался и к другим вариантам – «ламентации, тристии, иеремиады». Вновь
«чужие письма» (датируются 1909 - 1914 годами), вновь «бедные люди», вновь «прежние слова».
Филолог Александр Морозов предпосылает своему роману, написанному в далеком 1968
эпиграф из «Бедных людей». Подобно роману Федора Достоевского, «Чужие письма» вырастают на
пересечении социоанализа и метафизики. Идеологическим фоном книги Морозова становится
превозносимый официальной пропагандой образ «простого советского человека». Не отягощенный
образованием, живущий в коммуналке, вынесший войну, во всем согласный с решениями партии и
правительства, добросовестный читатель «Правды» и слушатель «Пионерской зорьки», «простой
советский человек» с эмблемной фамилией Первомайский пишет бесконечные письма своей жене, с
которой никак не может съехаться. От письма к письму становится все очевиднее, что советский
Макар Девушкин жаден, мелочен, агрессивен; к любви решительно не способен, лишен способности
сострадать и, в свою очередь, начисто обделен состраданием авторским. Зощенковская интонация
вытесняет достоевскую — но постепенно социальная сатира с острым политическим подтекстом
26
уступает место роману о самой природе человека, сквозь сугубо советскую фактуру начинают
проступать «вечные вопросы» и проблематика русской классики.
Книга открывает «читателю писателя замечательного, умеющего не только подмечать и
обобщать, понимать значение детали и лепить характеры, гротеск и абсурд приживлять к древу
отменнейшего реализма, пламя иронии и печали удерживать собственными незащищенными
ладонями от чрезмерных выплесков, брать всегда верный тон, иметь такт и вкус, знать вовсем меру,
но и – сострадать».
Рец.: Абашева М. Новые прежние слова / Марина Абашева // Дружба народов. – 1999.
– № 8. – С. 208-210.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
Общая тетрадь : солилоквиум // Знамя. – 1999. – № 5. – С. 4-61.
Прежние слова : элегия // Знамя. – 2002. – № 4. – С. 8-65.
Обе книги являются продолжением этопеи «Чужие письма».
27
1999
•
Победитель – Михаил Бутов «Свобода»
•
Юрий Буйда «Прусская невеста»
•
Александра Васильева «Моя Марусечка»
•
Леонид Гиршович «Прайс»
•
Владимир Маканин «Андеграунд, или Герой нашего времени»
•
Виктория Платова «Берег»
Михаил Бутов
Михаил
Владимирович
Бутов,
выпускник
Московского
электротехнического института связи, ответственный секретарь журнала
«Новый мир», прозаик, автор и ведущий программы «Джазовый лексикон»
на Христианском общественном радиоканале с 1992 года печатает свои
рассказы, повести, критические статьи и рецензии в русских литературных
журналах. И некоторые из них были переведены, например, на немецкий
язык повесть «Идентификация» в 1997 году. В 1994 году в издательстве
«Книжный сад» вышла в свет пока единственная книга писателя «К
изваянию пана». А «Свобода» – первый опыт Михаила Бутова в жанре
романа. Критик Владимир Новиков говорит, что, когда два года назад он
входил в состав жюри премии Букер, ему очень хотелось, чтобы был отмечен
молодой писатель, который может воспользоваться своим успехом для того,
чтобы еще что-то новое сделать в литературе. Поэтому критик надеется, что
энергию, полученную от своего успеха, Бутов сумеет применить в созидательных творческих целях.
В России многие сейчас связывают надежды с новым поколением писателей. Особенно с теми, кто
может заполнить вакуум между элитарной и низкопробной литературой и создавать добротную,
интересную для широкого круга читателей беллетристику.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Свобода : роман // Новый мир. – 1999. – № 1 – 2.
«Роман Михаила Бутова «Свобода» – произведение интересное и очень показательное для
ситуации конца века. Мне нравится, – отмечает литературный критик Владимир Новиков , – что
премирован молодой писатель, которому еще предстоит участвовать в строительстве литературы
XXI. века. Михаил Бутов – писатель искренний, живой, владеющий хорошим слогом. Его роман в
значительной мере автобиографический, но от множества других повествований этого жанра,
созданных в последнее время, он отличается, я бы сказал, чистотой, деликатностью. Автор не
преувеличивает своего места в жизни и рассказывает о себе как о человеке, мысли и эмоции которого
могут совпасть с мыслями и эмоциями читателей».
Рец.: Антоненко С. Поколение, застигнутое сумерками / Сергей Антоненко // Новый
мир. – 1999. – № 4. – С. 176-185.
Иваницкая Е. Скучная свобода // Знамя. – 1999. – № 6. – С. 220-221.
Кокшенева К. Перемены умов / Капитолина Кокшенева // Москва. – 1999. – №5.
– С. 128-134.
Кузнецов И. Глазами постороннего / Игорь Кузнецов // Дружба народов. –
1999. – № 4. – С. 201-202.
Славникова О. Проигравшие время / Ольга Славникова // Дружба народов. –
2000. – № 1. – С. 213-218.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
28
Известь : рассказ // Новый мир. – 1994. – № 1. – С. 132-155.
К изваянию пана, играющего на свирели : сонет // Новый мир. – 1992. – № .8 – С. 49-66.
Музыка для посвященных : повесть // Знамя. – 1995. – № 3. – С. 80-101.
Реликт : рассказ // Октябрь. – 1992. – № 12. – С. 24-27.
Цена : рассказ // Знамя. – 2005. – № 7. – С. 46-52.
29
2000
•
Победитель - Михаил Шишкин «Взятие Измаила»
•
Валерий Залотуха «Последний коммунист»
•
Николай Кононов «Похороны кузнечика»
•
Мария Палей «Ланч»
•
Алексей Слаповский «День денег»
•
Светлана Шенбрунн «Розы и хризантемы»
Михаил Шишкин
Михаил Павлович Шишкин родился 18 января 1961 г. в Москве.
Окончил романо-германский факультет Московского государственного
педагогического института. Работал журналистом, школьным учителем.
С 1995 г. живет в Швейцарии, в Цюрихе. Публикуется с 1993 г. (рассказ
«Урок каллиграфии» в журнале «Знамя»). Автор романов «Всех
ожидает одна ночь» (1993), «Взятие Измаила» (2000, Букеровская
премия; лит. премия «Глобус»), «Венерин волос» (2005, премия
«Национальный бестселлер»), литературно-исторического путеводителя
«Русская Швейцария» (1999, премия кантона Цюрих). Букеровская
премия 2005: в категории «Эссе» - Михаил Шишкин, автор работы «По
следам Байрона и Толстого». Премии фонда «Знамя» (1993, 1999),
Букер-Smirnoff (1999). Проза Шишкина сочетает в себе лучшие черты
русской и европейской литературных традиций, беря от Чехова, Бунина, Набокова богатство словаря,
музыкальность и пластичность фразы, тонкий психологизм и естественный, недекларативный
гражданский пафос, а от западных авторов в лице, прежде всего, Джойса и мастеров «нового романа»
— принцип смены стилей и повествовательных инстанций внутри одного произведения,
фрагментарность композиции, перенос центра тяжести текста с сообщения на язык.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Взятие Измаила : роман // Знамя. – 1999. – № 10 – 12.
В романе Михаила Шишкина царствует язык. Именно русский язык и есть мера вещей
и времени в романе. Река, которую то вдоль, то поперек бороздят сюжетные линии романа. В
романе представлена широчайшая палитра человеческих чувств, отношений, прозрений и
страданий. Заключительная линия романа посвящена герою, потерявшему сына. У Шишкина
ничего не бывает случайно. Все едино и цельно. В эпилоге романа единство мира и времени
воплотилось в этом ребенке, через которого прошла связь стран и эпох. Возможно, этому
мальчику суждено возрождить всех к новой жизни. У другого героя романа, юриста,
живущего почти на сто лет раньше этого, тоже рождается ребенок – дочь с синдромом
Дауна. В бесконечной любви к своей девочке он преодолевает не только общественное
мнение, но и собственные представления о масштабах человеческого существования. Дети
рождаются, живут и умирают на страницах романа. Это роман ужасов, но и роман надежды.
«Взятие Измаила» – это книга преодоления смерти, прежде всего через рождение детей.
Роман Воскресения.
Рец.: Ремизова М. Вниз по лестнице, ведущей вниз / Мария Ремизова // Новый мир. –
2000. – № 5. – С. 190-193.
Марголис К. Особенно слова : [ответ на рец. М. Ремизовой] // Знамя. – 2000. –
№ 12. – С. 209-213.
Ленчук Е. // У кн. полки. Журн. для б-к. – 2006. – № 1. – С. 43-45.
30
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
Венерин волос : роман // Знамя. – 2005. – № 4 – 6.
Рец.: Березин В. Песчинка в водовороте // Кн. обозрение. – 2005. – № 31-32 (20412042). – С. 5.
Гедройц С. // Звезда. – 2005. – № 8. – С. 233.
Елисеев Н. Тертуллан и грешники / Никита Елисеев // Новый мир. –2005. – № 9.
– С. 168-172.
Каспэ И. Кому таторы, а кому ляторы : критики о романе Михаила Шишкина
«Венерин волос» // Кн. обозрение. – 2005. – № 36-37 (2046-2047). – С. 13.
Всех ожидает одна ночь : роман // Знамя. – 1993. – № 7 – 8.
Русская Швейцария : фрагмент [лит.-ист. путеводителя] // Дружба народов. – 2001. – № 4. –
С. 207-217.
Слепой музыкант : повесть // Знамя. – 1994. – № 1. –С. 62-79.
Урок каллиграфии : рассказ // Знамя. – 1993. – № 1. –С. 124-133.
Урок швейцарского : [эссе] // Иностр. лит. – 1998. – № 9. – С. 242-251.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Шишкин М. Михаил Шишкин: “ Человек кроит религии под себя, а Богу в них тесно” :
[беседа с писателем] / беседовал В. Березин // Кн. обозрение. – 2005. – № 36-37 (2039-2040). –
С. 3. – Фот. авт.
Шохина В. Привет из прошлого века. «Литературное приношение» Михаила Шишкина /
Виктория Шохина // Лит. газ. – 1993. – 13 окт. (№ 41). – С. 4.
31
2001
•
Победитель – Людмила Улицкая «Казус Кукоцкого»
•
Анатолий Найман «Сэр»
•
Сергей Носов «Хозяйка истории»
•
Татьяна Толстая «Кысь»
•
Алан Черчесов «Венок на могилу ветра»
•
Александр Чудаков «Ложится мгла на старые ступени»
Людмила Улицкая
Прозаик, сценарист кино и телевидения, Людмила Евгеньевна Улицкая
родилась в 1943 году в городе Давлеканово Башкирской АССР. Окончила
биологический факультет МГУ и достаточно долго работала по
специальности: занималась генетикой и биохимией. Три года работала
завлитом в Еврейском театре. Первые рассказы Людмилы Улицкой
появились в журналах в конце 1980-х годов. Тогда же, на рубеже 80-х и 90х годов, вышли два фильма, снятые по ее сценариям: «Сестрички Либерти»
Владимира Грамматикова и «Женщина для всех». Первая книга –
«Сонечка» – вошла в список финалистов премии Букер за 1993 год и была
отмечена престижной французской премией Медичи и итальянской
премией Джузеппе Ацерби. Затем появились романы «Медея и ее дети» и
«Казус Кукоцкого», повесть «Веселые похороны» и рассказы: «Бедные
родственники», «Лялин дом», «Чужие дети», «Народ избранный» и др. Книги Людмилы Улицкой
переведены на 17 языков. Роман «Медея и ее дети» был номинирован на Букеровскую премию и
вошел в «короткий список» 1997 года. Председатель жюри Ю.В.Давыдов так прокомментировал
сделанный выбор: «После тяжёлой и продолжительной борьбы, жесткой дискуссии, временами
переходящей почти в рукопашную, жюри пришлось прибегнуть к голосованию. Победила книга,
которую читают в России, и автор которой хорошо известен за её пределами».
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Казус Кукоцкого : роман. – М. : ЭКСМО-Пресс, 2000. – 447 с.
1Иц, 1кх46640
«Большой кусок моей жизни был связан с биологией, но по прихоти судьбы
меня вынесло на другой берег. Те годы оставили значительный след в моей
жизни. Это тогда мне открылось родство профессии врача с деятельностью
жреца или священника, это оттуда и множество сложнейших вопросов: где
границы человеческой свободы, и гае пролегают границы между здоровьем и
болезнью, между жизнью и смертью... В романе «Казус Кукоцкого» нет
ответов на эти вопросы, но есть размышления на эту тему, внутреннее
движение в ту сторону, откуда ответы могут прийти. Рано или поздно в жизни
каждого человека наступает момент, когда эти размышления становятся
неизбежными.»
Герои романа – столичные медики и биологи, чья биография формировалась
биографией страны на протяжении почти всего ХХ века. Война, эвакуация, дело врачей, гонения на
генетику, похороны Сталина. Эти события служат фоном для экзистенциального исследования
переплетающихся судеб героев – процветающего гинеколога и хирурга Павла Кукоцкого, его друга –
вольнодмца-генетика Гольдберга и их семей. точно, сочно и увлекательно написанная семейная сага.
Роман экранизирован Юрием Грымовым.
Рец.: Галина М. Жизнь, свернувшаяся в кольцо // Лит. газ. – 2000. – 1-7 нояб. (№ 44). –
Книжный развал. – С. 2.
32
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Издания
Бедные, злые, любимые : повести, рассказы. – М. : ЭКСМО, 2002. – 383 с. – Из содерж.:
Сонечка; Веселые похороны : повести; Счастливые; Бронька; Генеле-сумочница; Дочь
Бухары; Лялин дом; Гуля; Народ избранный [и др. рассказы].
1 До, 1кх61580
Бедные родственники : рассказы. – М. : ЭКСМО, 2002. – 221 с. – Из содерж.: Счастливые;
Бронька; Генеле-сумочница; Дочь Бухары; Лялин дом; Гуля; Народ избранный. 1 аб, 1 Иц
Веселые похороны : повесть. – М. : ЭКСМО, 2005. – 287 с.
2 аб
Рец.: Гаврилов А. Тот новый свет // Независимая газ. – 1999. – 11 февр. – (Ex libris
НГ; № 5).
Юзбашев В. Параллельная литература // Знамя. – 1998. – № 11. – С. 221-222.
Вторая повесть : повесть, рассказ. – М. : ЭКСМО, 2002. – 223 с. – Из содерж.: Сквозная
линия : повесть.
1 аб
Девочки : рассказы. – М. : ЭКСМО-Пресс, 2002. – 239 с.
1 Иц
Искренне ваш Шурик : роман. – М. : ЭКСМО, 2004. – 447 с.
2 аб, 1 Иц
Рец.: Горелик М. Утешитель // Кн. обозрение. – 2004. – 15 июня (№ 24). – С. 6.
Елистратов В. Про Шурика, который «делал это» // Знамя. – 2004. – № 8. – С.
212-214.
Ермошина Г. Биологический эксперимент / Галина Ермошина // Дружба
народов. – 2004. – № 4. – С. 209-212.
История про кота Игнасия, трубочиста Федю и Одинокую Мышь / ил. С. Филипповой. –
М. : ЭКСМО, 2004. – 63 с. : ил.
1 аб
Медея и ее дети : повести. – М. : ВАГРИУС, 1996. – 335 с.
1 аб, 1кх3219
Рец.: Морозова Т. Режь да ешь // Лит. газ. – 1996. – 19 июня. – С. 4.
Первые и последние : рассказы. – М. : ЭКСМО, 2005. – 255 с.
1 аб, 1кх90424
Сквозная линия. – М. : ЭКСМО, 2005. – 319 с.
1 аб
Сонечка : повесть. – М. : ЭКСМО, 2005. – 159 с.
1 аб, 1 До, 1 Иц
Рец.: Золотоносов М. Чувствительность с приставкой «нео» // Моск. новости. –
1993. – 7 февр. (№ 6). – С. 58.
Пруссакова И. // Нева. – 1993. – № 1. – С. 236.
Цю-Юрихъ : роман, рассказы. – М. : ЭКСМО-Пресс, 2002. – 365 с. – Из содерж.: Медея и ее
дети : роман; рассказы.
1 аб, 1 Иц
Публикации
Веселые похороны (Москва – Калуга – Лос-Анжелос) : роман // Новый мир. – 1998. – № 7. –
С. 8-73.
Искренне ваш Шурик : роман. Кн. 1 // Новый мир. – 2004. – № 1 – 2.
Медея и ее дети : cемейная хроника // Новый мир. – 1996. – № 3 – 4.
Путешествие в седьмую сторону света : роман // Новый мир. – 2000.. – № 8 – C.
33
Рец.: Ермошина Г. Форма борьбы со временем – печальная попытка его уничтожения
// Знамя. – 2000. – № 12. – С. 201-203.
Сонечка : повесть // Новый мир. – 1992. – № 7. – С. 61-88.
О ПИСАТЕЛЬНИЦЕ И ЕЕ ТВОРЧЕСТВЕ
Рыжова О. Коитус Кукоцкого, или Самая интеллигентная домохозяйка : [о творчестве] /
Ольга Рыжова // Лит. газ. – 2004. – 22-28 сент. (№ 37). – С. 11.
Современные российские писатели : Людмила Улицкая : [из цикла интервью] // Кн.
обозрение. – 2003. – 6 окт. (№ 41). – С. 28. – Фот.
Улицкая Л. Людмила Улицкая: “Для меня самое интересное – человек” : [беседа с
писательницей о романе «Искренне ваш Шурик»] / беседовал А. Мирошкин // Кн. обозрение.
– 2004. – 31 мая. (№ 22/23). – С. 3. – Фот.
Улицкая Л. Людмила Улицкая: ”Никаких химических воздействий” : [беседа] / записал
Илья Кукулин // Независимая газ. – 2001. – 20 дек. – С. 9.
Улицкая Л. Людмила Улицкая: “Принимаю все, что дается” : [беседа] / записала А. Гостева
// Вопр. лит. – 2000. – № 1. – С. 215-237.
Улицкая Л. Людмила Улицкая: ”Я пишу в шкаф” : [беседа] / записала Е. Гущина //
Столиица. – 1991. – № 46/47. – С. 118-119.
34
2002
•
Победитель – Олег Павлов «Карагандинские девятины, или Повесть последних
дней»
•
Дмитрий Бортников «Синдром Фрица»
•
Сергей Гандлевский «<НРЗБ>»
•
Александр Мелихов «Любовь к отеческим гробам»
•
Вадим Месяц «Лечение элктричеством. Роман из 84 фрагментов Востока 74
фрагментов Запада»
•
Владимир Сорокин «Лёд»
Олег Павлов
Павлов Олег Олегович родился 16 марта 1970 года в Москве. После
окончания школы работал грузчиком и разнорабочим, был призван в армию и
служил конвойным в карагандинских лагерях. Первые рассказы писателя были
опубликованы в 1990 году. Окончил заочное отделение Литературного
Института. С 1996 года член Союза писателей. С 1997 года член
общественного совета и литературный консультант журнала "Октябрь".
Публицистические работы и критические заметки Олега Павлова широко
известны по публикациям на страницах "Московских новостей",
"Независимой газеты", "Учительской газеты", "Литературной газеты",
"Книжного обозрения" и других периодических изданий. Официальный сайт
автора: http://pavlov.nm.ru
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Карагандинские девятины, или Повесть последних дней // Октябрь. –2001. – №
С. 3-7.
8. –
Роман Олега Павлова «Карагандинские девятины, или Повесть последних
дней» является завершающей частью трилогии «Повести последних
дней». Первые два романа - «Казённая сказка» и «Дело Матюшина» были встречены критикой неравнодушно и принесли писателю
заслуженный литературный успех. Новый роман, как и вся проза Олега
Павлова, имеет отчетливое социальное звучание, поднимает многие из,
казалось бы, уже забытых отечественной литературой проблем. Автор
обращен не столько к самой социальной реальности бытия солдата
срочной службы, охраняющего места заключения, сколько к его мыслям и
переживаниям, исследует его внутренний мир.
Рец.: Ращупкина Д. Опять “чрезмерный писатель”? / Дарья Ращупкина // Октябрь. –
2003. – № 3. – С. 182-185.
Ремизова М. Опытное поле : [анализ романа] / Мария Ремизова // Дружба
народов. – 2002. – №
– С. 192-194.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Издания
Казённая сказка : романы и рассказы. – М. : ВАГРИУС, 1999. – 397 с. – Содерж.: Конец
века; Митина каша : рассказы; Казённая сказка; Дело Матюшина : романы.
1кх46636
35
Рец.: Басинский П. Капитанам посвящается. (О пользе тройного чтения) // Лит. газ.
– 1999. – 29 сент.-5 окт (№ 39). – С. 10.
Ремизова М. Пшеница мучима // Независимая газ. – 1999. – 9 дек. – (Ex libris
НГ; № 48).
Публикации
Беглый Иван : Степная книга : из цикла “Правда Карагандинского полка” // Дружба
народов. – 1998. – № 10. – С. 70-74.
В безбожных переулках : повесть // Октябрь. – 2001. – № 1. – С. 3-54.
Великая степь : рассказы из “Степной книги” // Октябрь. – 1998. – № 9. – С. 54-63. –
Содерж.: Облака; На сопках Маньчжурии; Великая степь.
Вниз по лестнице в небеса : рассказ // Новый мир. – 2003. – № 1. – С. 121-134.
Дело Матюшина : роман // Октябрь. – 1997. – № 1 – 2. – Беседа с авт.: № 2. – С. 75-76.
Рец.: Басинский П. Дрянь, рвань и пьянь Олега Павлова // Лит. газ. – 1997. – 12 мар.
(№ 10). – С. 11.
Борисова И. Схлест. Роман О. Павлова “Дело Матюшина” : попытка
прочтения // Дружба народов. – 1998. – № 2. – С. 160-173.
Записки из-под сапога : из “Степной книги” : рассказы // Москва. – 1998. – № 6. – С. 24-33.
– Содерж.: Лепота; Задушевная песня.
Записки из-под сапога : рассказы из “Степной книги” // Октябрь. – 1998. – № 2. – С. 88120. – Содерж.: Петушок; Жилец; Гнушин и Мария; Мертвый сон; Часики; Воскресенье.
Рец.: Курбатов В. Призванные из пустоты. (Дорога в объезд) / Валентин Курбатов //
Дружба народов. – 1999. – № 9. – С. 156-164.
Федякин С. Быть самим собой / Сергей Федякин // Октябрь. – 1999. – № 3. – С.
161-162.
Запой, или Сказка о последнем казаке : рассказ // Октябрь. – 1999. – № 5. – С. 78-82. – Авт.
о себе.: с. 78.
Из нелитературной коллекции : дневник писателя // Октябрь. – 1997. – № 6. – С. 136-142. –
Содерж.: Каменный дом; Бывшие люди.
Из нелитературной коллекции : дневник писателя // Октябрь. – 1997. – № 10. – С. 107-113.
– Содерж.: Рабы в солдатских шинелях; Русская Атлантида.
Караульная элегия : рассказы / предисл. Н. Логиновой // Лит. обозрение. – 1990. – № 8. – С.
43-50. – Содерж.: Тайная вечеря; Понарошку; Живой; Короткая повесть; Пепел; Между
небом и землей; Облака; Солдатская история.
Конец века : соборный рассказ // Октябрь. – 1996. – № 3. – С.3-8.
Рассказы // Крещение : повести и рассказы молодых писателей о современной армии. – М.,
1991. – С. 191-213. – Содерж.: Тайная вечеря; Понарошку; Живой; Короткая повесть; Пепел;
Между небом и землей; Облака; Солдатская история.
1 аб, М4155 кх
Школьники : повесть // Октябрь. – 1999. – № 10. – С.95-120.
То же // Всемир. лит. – 2005. – № 5. – С. 9-38.
36
Эпилогия : вольный рассказ // Октябрь. – 1999. – № 1. – С.74-86.
Рец.: Абашева М. Эпилог и он // Октябрь. – 1999. – № 11. – С.180-182.
Яблочки от Толстого : вольный рассказ // Дружба народов. – 1997. – № 10. – С.3-14.
Рец.: Абашева М. Эпилог и он // Октябрь. – 1999. – № 11. – С.180-182.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Агеев А. Самородок, или Один день Олега Олеговича : [критич. заметки о творчестве] //
Знамя. – 1999. – № 5. – С. 173-180.
Армейская трилогия Олега Павлова // Новый мир. – 2002. – № 5. – С. 166-176. – Содерж.:
Манихейский вариант / Кирилл Анкудинов. Инстанция взгляда / Евгений Ермолин.
Киляков В. Время Олега Павлова : [о творчестве] // Лит.Россия. – 1999. – 9 апр. (№ 14). – С.
10.
Кокшенева К. Больно жить : О прозе Олега Павлова / Капитолина Кокшенева // Москва. –
2000. – № 5. – С. 174-184.
Малашенок С. В поисках русского человека : О кн. Олега Павлова “Русский человек в
двадцатом веке” / Сергей Малашенок // Октябрь. – 2003. – № 11. – С. 177-181.
Павлов О. Исповедь или только буквы : беседа с прозаиком / записала Р. Ляшева //
Библиотека. – 1999. – № 11. – С. 92-94.
Павлов О. Олег Павлов: “Началась трансляция Апокалипсиса” : [беседа] / беседовал П.
Алешковский // Кн. обозрение. – 2003. – № 3 (янв.). – С. 5.
Ремизова М. Неизменное существо любви : [о прозе писателя] // Независимая газ. – 1998. –
30 июля. – С. 7.
37
2003
•
Победитель – Рубен Давид Гонсалес Гальего «Белое на черном»
•
Наталья Галкина «Вилла Рено»
•
Леонид Зорин «Юпитер»
•
Афанасий Мамедов «Фрау Шрам»
•
Елена Чижова «Лавра»
•
Ленид Юзефович «Казароза»
Рубен Давид Гонсалес (Гонзалес) Гальего
Рубен Давид Гонзалес Гальего. Имя, необычное для человека,
пишущего по-русски, впервые появилось в газете «Аргументы и факты»,
а на волнах Радио Свобода прозвучало весной 2001 года. Передача
называлась «Записки из детского дома».
Рубен Давид Гонзалес Гальего: Веселые, добрые, умные, мы
хотели жить, очень хотели. Среди нас были будущие физики, химики,
биологи, математики и, может быть, поэты. Убили нас не всех. Меня
убили не до конца.
Писательская судьба Рубена Давида Гонзалеса Гальего –
невероятней хрестоматийно-героической судьбы автора романа «Как
закалялась сталь». Он родился 20 сентября 1968 года в Кремлевской
больнице с диагнозом детский церебральный паралич, был отобран у
матери, объявлен умершим и тайно отправлен в забытье – в систему
специальных детских домов. Причиной был дед несчастного ребенка. Испытанный друг КПСС,
которого благословил сам Сталин. Откроем «Советский Энциклопедический словарь» : «ГАЛЬЕГО
Игнасио (р. 1915), генеральный секретарь Коммунистической партии народов Испании с 1984 года. С
1948 года – в руководящих органах КП Испании». Трех с половиной строчек достаточно, чтобы
понять: не разрушилась бы вся эта система, так бы до конца своих дней и остался Рубен Давид
Гонзалес Гальего тайным узником международного коммунизма, «Железной маской» – с заткнутым
ртом.
Рубен Давид Гонсалес Гальего – сын венесуэльца и испанки. Мать училась в Московском
университете. Его будущее было светлым и безоблачным. Но жизнь оказалась больше похожей на
сюжет страшной сказки, которой надо на ночь пугать непослушного ребенка – столько в жизни
Гальего почти невероятных, невозможных, невыносимых для одного человека перипетий и коллизий:
смерть брата-близнеца, его собственный приговор – ДЦП, разлучение в полтора года с матерью (ей
было объявлено, что он умер), ставшей пешкой в политических играх коммунистических партий
разных стран, жизнь в детском доме, выбор между жизнью и смертью, причем смерть, как всегда, а в
его случае особенно, казалась самым простым выходом, два брака, две дочери, встреча с матерью
через тридцать лет, возвращение в Испанию, роман.
«Я – герой. Быть героем легко. Если у тебя нет рук или ног – ты герой или покойник. Если у
тебя нет родителей – надейся на свои руки и ноги. И будь героем. Если у тебя нет ни рук, ни ног, а ты
к тому же ухитрился появиться на свет сиротой – все. Ты обречен быть героем до конца своих дней.
Или сдохнуть. Я герой. У меня просто нет другого выхода».
Московский поэт Михаил Поздняев пишет: «Записки из детского дома» Рубена Давида
Гонзалеса Гальего и вся его судьба переворачивают с ног на голову наше представление о счастье и
несчастье. Потому что имеющий все может быть несчастным, а лишенный всего – счастливейшим из
людей. Рубен счастливейший. В его «Записках из детского дома», при всей их беспощадной
правдивости, нет ни капли чернухи – сплошная любовь. Но вот о чем я думаю, – завершал Михаил
Поздняев, – может, Рубену еще только предстоит жить в полную силу той любви, которая в нем
скрыта?»
Во всяком случае, писательская жизнь Рубена только начинается. В Мадриде, куда он
прилетел осенью 2001 года – в свой день рождения. Ему было 37.
38
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ЛАУРЕАТ
*Гонсалес Гальего Р.Д. Белое на черном / Рубен Давид
Гонсалес Гальего. – СПб.-М. : Лимбус-Пресс, 2002.
Роман «Белое на черном» – это та самая история, которая вкратце
изложена в предыдущих строках, но развернутая в деталях. Обычно
подробности убивают впечатление. Но не в этом случае. Белое на черном»
написано так жестко, так интенсивно, ярко, емко, с такой беспощадной даже
не честностью, а скорее с безразличием к ужасу благополучного читателя. И
безразличие это – не от жестокости. Просто жизнь такая. Когда этот роман
оказался в списке финалистов, то многие литературные критики заговорили о
том, было ли это правильным: автобиография не есть литература. Смотря как
написать. Роман «Белое на черном» при всем его соответствии правде жизни
еще и настоящее произведение искусства. Здесь нет места слезам,
сантиментам и вздохам, так же как и особому публицистическому накалу. Да,
это просто запись жизни, данная спокойно, почти отстраненно и в то же время
завораживающе. Но написанная по всем правилам и по-настоящему талантливо: энергетика текста,
его ритм, стиль безупречны. Даже если его автор никогда больше не напишет ни одной строчки, он
навсегда останется в истории литературы, так же как и просто в истории. Достаточно, наверное,
одного такого абзаца, чтобы не понадобилось больше никаких определений: «Сухощавая старушка
лезла через забор. Забор был двухметровый, но бабушку это не остановило. Она быстро спрыгнула с
него, огляделась по сторонам и подошла ко мне. Деловито оглядев мои руки и ноги, она недоверчиво
спросила: "Сирота небось?" Я кивнул. Такого везения она не ожидала, скрюченные ноги и руки, да к
тому же и сирота. Она поставила на землю свою корзинку, откинула полотенце, прикрывавшее
содержимое, достала оттуда блин, дала мне и скомандовала: "Ешь". Я стал быстро есть блины, она
торопила меня и все повторяла: "Тетку Варвару поминай, тетку Варвару". Но все хорошее быстро
кончается. Из-за угла уже шла воспитательница. Что вы тут делаете? И уже мне: Что ты делаешь? Что
я делал? Я жевал третий блин. Жевал быстро, потому что в руке у меня было еще полблина и я хотел
успеть доесть все. Шустрая бабушка уже подхватила свою корзинку и сиганула через забор. Я быстро
доел блин. Воспитательница постояла, улыбнулась чему-то и ушла. Это были первые блины в моей
жизни».
Книга Гонсалеса «Белое на черном» была издана в Санкт-Петербурге издательством «Лимбус
Пресс» в 2002 году. Кроме того, это произведение было опубликовано во Франции и Испании. В
настоящее время готовится издание романа в Германии, Италии и на Тайване.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
Черным по белому : [автобиогр. повесть] / вступ. С. Юрьенена // Иностр. лит. – 2002. – № 1.
– С. 166-232.
Я – герой : дакумэнтальная проза / Рубэн Гальега // Наша ніва. – 2003. – 26 снеж. – С. 24-25.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Гонсалес Гальего Р.Д. Могу копать, могу не копать : [беседа] / записал Александр
Вознесенский // Независимая газ. – 2003. – 18 дек. – ( НГ-Ex libris; № 46)/
Гонсалес Гальего Р.Д. Всё, что смог, делал от страха: Избранные места из переписки с
Рубеном Гальего, Букеровским лауреатом 2003 года [ в т.ч. о его кн. «Белое на черном»] /
записал Наум Ним // Сов. Белоруссия. – 2004. – 6 февр. – С. 10. – (Собеседник).
39
2004
•
Победитель – Василий Аксенов «Вольтерьянцы и вольтерьянки»
•
Олег Зайончковский «Сергеев и городок»
•
Анатолий Курчаткин «Солнце сияло»
•
Марта Петрова «Валторна Шилклопера»
•
Людмила Петрушевская «Номер один, или В садах других возможностей»
•
Алексей Слаповский «Качество жизни»
Василий Аксёнов
Аксёнов Василий Павлович родился 20 августа 1932 в Казани в семье
партийного работника, родители были репрессированы. Жил в доме у
тёти, позже в Магадане (в ссылке у матери, Евгении Гинзбург). В 1956
окончил Ленинградский медицинский институт. 4 года работал врачом. С
1960 года - профессиональный литератор. Повесть «Коллеги» (1960;
одноимённая пьеса совместно с Ю. Стабовым, 1961; одноимённый фильм,
1963), романы «Звёздный билет» (1961), «Пора, мой друг, пора» (1964),
повесть «Апельсины из Марокко» (1963), сборники «Катапульта» (1964),
«На полпути к Луне» (1966), пьеса «Всегда в продаже» (постановка театра
«Современник», 1965); в 1968 опубликована сатирико-фантастическая
повесть «Затоваренная бочкотара».Экспериментальный роман «Поиски
жанра» (1972).1972 — совместно с О.Горчаковым и Г.Поженяном написал
роман-пародию на шпионский боевик «Джин Грин — неприкасаемый»
под псевдонимом Гривадий Горпожакс (анаграмма имён и фамилий реальных авторов). 1976 —
перевёл с английского роман Э. Л. Доктороу «Рэгтайм». Романы «Ожог»(1975) и «Остров
Крым»(1979) были запрещены к публикации советской цензурой. В.Аксёнов становится одним из
организаторов и авторов бесцензурного альманаха «Метрополь». В декабре 1979 года заявил о
выходе из Союза писателей СССР. С 1980 г., выехав по приглашению в США, был вместе с женой
лишен советского гражданства. Жил в США до 2004 г., преподавая русккую литературу в
университете Дж.Мейсона, Вашингтон. С США написаны романы «Желток яйца» (1989 г.), повести,
книга «В поисках грустного бэби» (1987). Трилогия «Московская сага» (1992 г.) экранизирована в
России в 2004 г. А.Барщевским в провалившемся многосерийном телевизионном сериале. В 1996
году выходит роман «Новый сладостный стиль», посвященный жизни советской эмиграции в
Соединенных Штатах. В 2004 г. публикует в журнале «Октябрь» роман «Вольтерьянцы и
вольтерьянки». Книга воспоминаний «Зеница ока» (2005 г.) носит характер личного дневника, роман
«Кесарево сечение" (2005 г.) во многом биографичен. Живет с семьей в Биаррице.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ЛАУРЕАТ
Вольтерьянцы и вольтерьянки : старинный роман. – М. :
Изографус : ЭКСМО, 2004. – 555 с.
1кх83116
Исторический роман в ироническом тоне с гомосексуальными
сценами, да еще о философах и по мотивам, мягко говоря, не очень веселой
российской истории мог написать только Василий Аксенов. Аксеновдиссидент и эмигрант, который знает цену подлинной свободе, точнее, ее
отсутствию и попытке ее обретения… «Вольтерьянки и вольтерьянцы» -–это
воображаемая история Российской империи, какой она могла бы быть, если
бы Вольтер и Екатерина встретились. Столь смелая историческая
мистификация не выглядит искусственным созданием мысли автора (хотя и
любое Древо Познания рано или поздно, по его убеждению, превращается в
Древо Воображения).Встреча Вольтера и маскулинного образа Екатерины II в
облике Фон-Фигина – событие более чем реальное для андрогинного века,
который до сих пор остается едва ли не единственным (за исключением зачатков вечевой демократии
40
в Древней Руси) историческим периодом в развитии России, в котором мы можем разглядеть зримые
черты либерализма.Аксенов – либерал, для него свобода начинается с личной жизни, с таких
интимностей, о которых независимый от религиозных, идеологических и прочих… величин человек
способен рассуждать, словно о хорошем кофе и дрянной погоде. Как, например, тот же Вольтер.И
при этом Аксенов создает очень русский роман… – с переживаниями и душевными метаниями его
героев. «Маскулинный фантом» Екатерины, в который влюбляется стареющий Вольтер, сбегает в
свою богопомазанную империю на следующий день после его признаний в любви и рассуждений о
гомосексуальности. Позже, продолжая философствовать о моногамии, Боге и сексе… уже на том
свете, Вольтер сравнит Россию со скирдой, только что собранного урожая (а Екатерина назовет себя
этой «простой душистой скирдой»). Под занавес романа эта «скирда Екатерины рассыплется в
колосящееся поле». …И даже если новый урожай уже никому не удастся собрать, сорняки
либерализма, благодаря «бесполым вольтерьянцам» никогда и никому не удастся выкорчевать на
российской ниве.
Когда лауреатом премии стал В. Аксенов с романом «Вольтерьянцы и вольтерьянки»,
решение жюри никого не удивило. Есть книги и не менее достойные, но вот более достойного
кандидата на Букеровскую премию сыскать нелегко. И все же – насколько этот роман вписывается в
современный литературный процесс, применимы ли его идеи к современности? Отвечая на этот
вопрос, сам Василий Аксенов сказал: « Эта книга располагается в XVIII веке, но если читать ее
внимательно, то обнаружится очень много связей с современностью». Как бы то ни было, но выбор
букеровского жюри знаменовал триумфальное возвращение Василия Аксенова в современный
литературный процесс. Его книги снова бестселлеры, его голос свеж и современен.
Рец.: Аксенов В. Облискурация Аксенова : [О романе «Вольтерьнцы и вольтерьянки»
: беседа с авт. романа В. Аксеновым / записала И. Барметова] // Октябрь. – 2004. –
№ 2. – С. 125-134. – Об авт.: с. 124.
Мильчин К. Философы и хулиганы / Костантин Мильчин // Кн. обозрение. – 2004. – 30
авг. (№ 35/36). – С. 9.
Найман А. Переписка пейзажного масла / Анатолий Найман // Независимая газ. –
2004. – 4 мар. – (НГ-Ex libris ; № 8).
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Издания
Апельсины из Марокко : сборник. – М. : Изограф : ЭКСМО, 2005 – 477 с., 1л. портр. – Из
содерж.: Коллеги; Звездный билет : повести.
1аб, 1кх55381
*В поисках грустного бэби ; Бумажный пейзаж : повести. – М. : Изографус : ЭКСМО-Пресс,
2002. – 557 с.
1 аб, 1Иц
В поисках грустного бэби: Книга об Америке. – М. : МАИ, 1991. – 320 с.1 аб, 1чз, М6992 кх
*Гибель Помпеи : повести и рассказы. – М. : ЭКСМО : Изографъ, 2005. – 574 с. – Из
содерж.: Завтраки 43-го года; Папа, сложи!; Жаль, что вас не было с нами; Товарищ
Красивый Фуражкин.
1 аб
Десятилетие клеветы : радиодневник писателя. – М. : Изографус : ЭКСМО, 2004. – 411 с. :
портр.
1 аб, 1кх83119
Затоваренная бочкотара. – М. : Изограф : ЭКСМО-Пресс, 2001. – 415 с. – Содерж.: В
поисках жанра; Пора, мой друг, пора; Рандеву; Свияжск.
1аб, 1кх55382
*Московская сага : трилогия. – М. : Изографус : ЭКСМО, 2004.
Кн. 1 : Поколение зимы. – 448 с.
1 аб, 1 Иц
Кн. 2 : Война и тюрьма. – 480 с.
1 аб, 1 Иц
Кн. 3 : Тюрьма и мир. – 560 с.
1 аб, 1 Иц
41
Московская сага : трилогия. – М. : Изограф : ЭКСМО-Пресс, 2001. – 702 с. : ил. 1кх55383
Негатив положительного героя : рассказы. – М. : ВАГРИУС : ИЗОГРАФ, 1996. – 302 с.
1 аб, 1 чз, 1кх3055
Новый сладостный стиль : роман. – М. : Изографус : ЭКСМО, 2002. – 653 с.
1 Иц,
1кх55380
Рец.: Синдерюшкин И.О. О жизни, о товарищах и о себе // Кн. обозрение. – 2003. – 14
июля (№ 27/28). – С. 8.
*Ожог : роман в трех книгах. – М. : ЭКСМО-Пресс : Изограф, 1999. – 492 с.
1кх46999
*Остров Крым : роман. – М. : Изограф : ЭКСМО-Пресс, 2001. – 319 с., 1л. портр.
Рец.: Малухин В. русская версия : [заметки о романе] // Известия. – 1990. – 4 авг.
Рандеву : повести и рассказы. – М. : Текст, 1991. – 352 с. – (Альфа фантастика). – Из
содерж.: Золотая наша железка; Стальная птица; Победа.
4 аб, 1 До, М7972 кх
*Скажи изюм : роман / послесл. Е. Попова. – М. : Изограф : ЭКСМО-Пресс, 2001. – 414 с., 1
л. портр.
1 Иц, 1кх55379
Публикации
Вольтерьянцы и вольтерьянки : Старинный роман // Октябрь. – 2004. – № 1 – 2. – С. 3123.
Капитальное перемещение : выступление в Спасо-Хаус, нояб. 1989 : [о положении рус.
писателя в Америке] // Вопр. лит. – 1990. – № 8. – С. 66-80.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Аксенов Василий Павлович (род 1932) // Современная русская литература : Анализ
школьной программы : справ. пособие / сост.: Д.И. Довнор, А.И. Запольский. – Мн., 2003. –
С. 306-309.
1 чз
Аксенов В.П. “Американским писателем я не стал” : [беседа / записала С. Силакова] //
Иностр. лит. – 2003. – № 1. – С. 278-283.
Аксенов В.П. Обвенчанный с удачей : [беседа / записала В. Цветкова] // Независимая газ. –
2004. – 17-18 дек. – С. 13-14. – (НГ-антракт ; № 38).
Газарян К. Российская безнадега и западный лоск : [о творчестве писателя] // Лит. газ. –
1999. – 17-23 нояб (№ 46). – С. 10.
Дементьева М. Жизнь без преград : [по материалам беседы с писателем] / Мария
Дементьева // Театр. жизнь. – 1990. – № 8. – С. 22-24.
*Ланин Б Василий Аксенов // Ланин Б. Проза русской эмиграции. – М., 1997. – С. 11-29.
1кх29342
Люсый А. Поиски кратера : В. Аксенов стал лауреатом премии “Букер – Открытая Россия”
за 2004 г. / Алексей Люсый // Новое время. – 2004. – № 50. – С. 42.
42
Меркулова А. Василий Аксенов – стиляга и космополит : [к биографии писателя] // Свобод.
новости. – 2001. – № 49 (дек.). – С. 16.
Мулярчик А. В поисках грустного бэби : Америка глазами русского писателя-эмигранта : [о
творчестве писателя] // Новое время. – 1988. – № 48. – С. 46-47.
Пономарев Е.Р. Соцреализм карнавальный: Василий Аксенов как зеркало советской
идеологии / Евгений Пономарев // Звезда. – 2001. – № 4. – С. 213-219.
Рассадин Ст. Шестеро в кузове, не считая бочкотары : [о прзе В. Аксенова] / Вопр. лит. –
1968. – № 10. – С. 93-115.
43
2005
•
Победитель – Денис Гуцко «Без пути-следа»
•
Борис Евсеев «Романчик»
•
Олег Ермаков «Холст»
•
Анатолий Найман «Каблуков»
•
Роман Солнцев «Золотое дно» и «Минус Лавриков»
•
Елена Чижова «Преступница»
Денис Гуцко
Родился в 1969 году в Тбилиси. Там же окончил среднюю
школу. В 1987 году переехал в Ростов-на-Дону. Окончил
геолого-географический факультет Ростовского университета по
специальности «Экология и прикладная геохимия». Служил в
Советской армии. В период службы попадал в «горячие точки».
В настоящее время живет в Ростове-на-Дону. Работает
охранником в коммерческой фирме. Центральной темой его
произведений стала тема межнациональных конфликтов.
Постоянный автор журналов «Октябрь», «Знамя» и «Дружба
народов», номинант на премию Юрия Казакова. Лауреат премии
Михаила Шолохова.
В 2005 году получил премию Бориса Соколова за роман «Русскоговорящий», а также премию «Букер
- Открытая Россия» за роман «Без пути-следа».
«В то, что я «буду писателем» (именно так, категорически - писателем), я верил с детства. Эта
уверенность появилась у меня, как только я начал глотать книги одну за одной: Толстого вслед за
Пушкиным, Хемингуэя вслед за О'Генри... Читал все, что тогда можно было достать в библиотеках и
на талоны (помните, их выдавали за макулатуру?). Почему-то я нисколько не сомневался, что буду
писать. Ни тогда, когда поступил на геолого-географический в РГУ, начитавшись Джека Лондона, ни
тогда, когда работал охранником целую вечность, лет десять. Но все откладывал, слишком был занят
жизнью. Пробовал, конечно, но получалось не очень. А потом неожиданно начал писать понастоящему.»
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ЛАУРЕАТ
Без пути-следа : роман // Дружба народов. – 2004. – № 11 – 12.
Названием романа послужила строчка из стихотворения Николоза Бараташвили в
переводе Пастернака “Мерани”. Мерани – звучное имя коня. “Мчит-несет меня без путиследа мой Мерани. Вслед доносится злое карканье, окрик враний. Мчи, Мерани мой!
Несдержим твой скач и упрям. Размечи мою думу черную всем ветрам!” Оно как нельзя
более точно отражает судьбы тех русских людей, героев романа, которые выросли в другой
культуре и после распада СССР приехали в Россию – на Родину, как они считали. У
большинства из них жизнь складывается именно так – идут куда-то без пути, следа не
оставляя.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
Апсны абукет (Букет Абхазии). Вкус войны // Знамя. – 2002. – № 8. – С. 132-167.
Орлы над трупами : рассказ // Дружба народов. – 2005. – № 10. – С. 119-139.
44
Осенний человек : рассказ // Октябрь. – 2004. – № 5. – С. 138-152.
Там, при реках Вавилона : повесть. – 2004. – № 2. – С. 8-86.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Гуцко Д. “Я всегда знал, что буду писать...” : беседа с лауреатом премии Букер – 2005
Денисом Николаевичем Гуцко // У кн. полки. Журн. для б-к. – 2006. – № 1. – С. 3-5 : фот.
45
2006
•
Победитель – Ольга Славникова «2017»
•
Петр Алешковский «Рыба»
•
Захар Прилепин «Санькя»
•
Дина Рубина «На солнечной стороне улицы»
•
Денис Соболев «Иерусалим»
•
Алан Черчесов «Вилла Белль-Летра»
Ольга Славникова
Ольга Александровна Славникова родилась 23 октября 1957
года в городе Свердловске, в семье инженеров-оборонщиков. В
1981 году окончила факультет журналистики Уральского
университета. Работала инженером отдела научно-технической
информации
НИИТяжмаш
(с
1981),
организатором
выступлений в Бюро пропаганды художественной литературы,
литературным сотрудником журнала «Урал» (с 1987),
одновременно (с 1998) главным редактором газеты «Книжный
клуб». Писательский дебют Славниковой состоялся в 1988
году – в журнале «Урал» была опубликована повесть
«Первокурсница». Первый роман Славниковой, «Стрекоза,
увеличенная до размеров собаки» в 1997 году вошел в финал
Букеровской премии. С тех пор Ольгу Славникову называют самым ярким открытием
Русского Букера. В 1999 году ею был опубликован роман «Один в зеркале», а в 2001-м –
«Бессмертный. Повесть о настоящем человеке». Оба произведения также стали номинантами
многочисленных литературных премий. Роман «Бессмертный» переведен на французский
(издательство Gallimard) и итальянский (издательство Einaudi) языки. Эссеистика Ольги
Славниковой публиковалась в Германии. Печатается также как критик в журналах «Урал»,
«Новый мир», «Знамя», «Дружба народов», «Октябрь» (авторская рубрика «Терпение
бумаги» в 2000), «Новое литературное обозрение» и др. Среди псевдонимов Славниковой –
Катя Куликова, Вера Петрова, Валентина Чикунова, Максим Шерстюгов. Член Союза
российских писателей (1997). Премии журналов «Урал» (1996), «Дружба народов» (2000),
«Новый мир» (2001), «Октябрь» (2001), Губернаторская (1997), им. П. Бажова (1999). Кроме
того, Славникова известна не только как писатель, но и как координатор литературной
премии «Дебют» (с 2001). В 2006 году удостоена премии Русский Букер за роман «2017».
Замужем за писателем В.А. Мясниковым. Теперь живет в Екатеринбурге.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ЛАУРЕАТ
* 2017: роман. – М. : Вагриус, 2006. – 541 с.
«Писатель — это, прежде всего стиль». Утверждение спорное, но по
отношению к Ольге Славниковой оно справедливо на все сто процентов.
По витиеватости и изысканности стиля роман «2017» уже поставили в
один ряд произведениями Владимира Набокова. Сильное сравнение, но
что-то в этом, пожалуй, есть. Такое ощущение, будто Ольга Славникова
сознательно избегает простых однозначных фраз. Никаких вам «Иван
46
Иванович сел на стул» — каждый абзац, каждое предложение передает целый комплекс
осязательных, обонятельных, звуковых ощущений.
Чтобы так писать, нужен совершенно особый взгляд на литературу и особое отношение к
жизни. Эту манеру можно принимать или не принимать, но одно безусловно: работа автором
проделана колоссальная. Все остальное — тяжелое детство прирожденного камнереза Ивана
Крылова, его роман с загадочной женщиной по имени Татьяна, горные духи, то и дело во
плоти являющиеся героям романа, беспорядки, вспыхивающие с приближением
сакраментальной даты 2017 на улицах Свердловска/Екатеринбурга (не названного прямо, но
угадываемого) — все это, по большому счету, второстепенно.
Книга, впрочем, вовсе не лишена внутренней динамики, нужно только как следует вчитаться.
Если бы не уникальный авторский стиль, сюжет этого романа вполне мог бы лечь в основу
средних размеров фантастического триллера, с погонями и перестрелками, жестокими
чудесами и опасными диковинами. Есть тут и детективная интрига (тайна клада,
неправдоподобно богатой рубиновой жилы, найденной хитниками, старателями-нелегалами),
и мистическая составляющая, и социальная, только выбирай.
Автор не бродит по лабиринту сюжетной литературы вслепую, он прекрасно осознает, что
делает. До того, как перебраться со своих «Рифейских гор» в Москву, Ольга Славникова
несколько лет проработала главным редактором екатеринбургской газеты «Книжный клуб».
В ту пору ею было опубликовано немало рецензий на фантастические книги, так что с
«жанровой» прозой автор «2017» знаком не понаслышке. Это выгодно отличает
писательницу от многих представителей «мэйнстрима», решивших вдруг сочинить «чтонибудь эдакое, фантастическое». Ольга Славникова использует приемы из арсенала
философской и социальной научной фантастики продуманно и аккуратно. Коллегам есть
чему поучиться у букеровской финалистки.
Итог: безусловно, читать прозу Ольги Славниковой — нелегкий труд, требующий полной
самоотдачи. Но, по-моему, затраченные усилия окупаются сторицей: самобытность и
яркость этой книги стоят много большего.
Цитата: «Бывает, что горный дух по внешности мало отличим от человека. Каменная
Девка, она же Хозяйка Горы, вовсе не похожа на красивую артистку в синих накладных
ресницах и в зеленом кокошнике, что представляет Хозяйку в утренних спектаклях
драмтеатра. Каменная Девка может явиться хитнику в виде самом обыкновенном:
показаться, например, немолодой интеллигентной дачницей, испачканной ягодами и
раздавленными комарами, с ведром огурцов; или буфетчицей на маленькой станции, с
накрахмаленной башней обесцвеченных волос и тоскующими глазами в припухлых
мешочках; или девчонкой лет пятнадцати, у которой в горловину свободной майки залетает
ветерок, когда она, пригнувшись, жмет на педали бряцающего велосипеда. Каменная Девка
вовсе не старается держаться поближе к лесной и горной глухомани, она не зверек. Она
совершенно свободно появляется и в городе с четырьмя миллионами жителей, стоящем и не
чующем под собой ни могучих, как подземные капустные поля, наростов малахита, ни
толстого золота в рубчатом кварце».
Писательница о своем романе: «У книги, тем более у толстого романа, должен быть
опорно-двигательный аппарат — сюжет и загадка. В литературе трэша это есть. Золушка,
работающая секретарем в какой-то заштатной купи-продайке, вдруг встречает принца — вот
схема женского детектива, и это будут читать. Романы Устиновой, например, все
одинаковые, но все читаются и выходят большими тиражами. Механизм прост, но
безотказен. Если говорить вообще — романный герой должен двигаться из точки А в точку Б
и проходить некие этапы, этапы судьбы. Герой, вперившийся в одну точку и погруженный в
47
себя — разве что Прусту под силу. Такие «стоячие» романы — тоже проза, и в первую
очередь проза. Я уже написала «трудные» книги: «Стрекоза, увеличенная до размеров
собаки», «Один в зеркале». Теперь мне интересно работать над сюжетными, даже
остросюжетными вещами. Таков роман «2017». Хочу вернуть прозе территорию,
захваченную трэшем, помня, что это исконная территория Мелвила и Шекспира. На
Рождество я начала новую вещь. Попробую поставить детективную фабулу на службу
литературе. Без всяких скидок на «низкий» жанр».
Рец.: Беляков, С. Натюрморт с камнем // Знамя. – 2006. – № 12. – С. 187-194.
Гриценко, А. Зачем песню портить? / Александр Гриценко // Лит. Россия. –
2006. – 21 апр. (№ 16). – С. 2.
Мирошкин, А. Вниз по корундовой речке / Андрей Мирошкин // Кн. обозрение. –
2006. – 14 мая (№ 18). – С. 4.
Мирошкин, А. Мифология русского бунта / Андрей Мирошкин // Кн. обозрение.
– 2006. – 25-31 дек.(№ 52). – С. 4.
Рахаева, Ю. Рифейские самоцветы / Юлия Рахаева // Библиоглобус. – 2006. –
№ 7. – С. 6 : ил.
Шишкова-Шипунова, С. Гора, уменьшенная до размеров мыши // Знамя. – 2006.
– № 12. – С. 181-186.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
Бабка Анна, бабка Серафима : рассказ // Урал. –1989. – № 12. – С. 14-31.
Бессмертный. Повесть о настоящем человеке // Октябрь. – 2001. – № 6. – С. 3-104.
Рец.: Голограмма времени. Два прочтения нового романа О. Славниковой // Дружба
народов. – 2001. – № 10. – С. 163-169. – Содерж.: Жизнь в петле/ О.
Иваницкая; Долгое прощание, или «О, Славникова!» / В. Липневич.
Лукас, Л. Good bye, Брежнев? / Ольга Лукас // Кн. обозрение. – 2005. – 24 янв.
(№ 3). – С. 4.
Кучерская, М. Повесть о настоящем и ненастоящем / Майя Кучерская //
Новый мир. – 2005. – № 8. – С. 155-158.
Один в зеркале : роман // Новый мир. – 1999. – № 12. – С. 11-110.
Рец.: Лукьянин, В. Непрочитанная Славникова // Дружба народов. – 2000. – № 12. – С.
196-199.
Марченко, А. Пройдет ли обморок духовный // Лит. газ. – 2000. – 26 апр.-2 мая
(№ 17). – С. 10.
Ремизова, М. Деталь, увеличенная до размеров романа // Независимая газ. –
1999. – 29 дек.
Сенчин, Р. Давление глубины / Роман Сенчин // Лит. Россия. – 2005. – 9 сент.
(№ 36). – С. 10.
*Стрекоза, увеличенная до размеров собаки : роман // Урал. – 1996. – № 8 – 12.
Рец.: Марченко, А. Летают и пляшут стрекозы, стремясь в никуда // Кн.
обозрение. – 2000. – 3 янв. (№ 1). – С. 8.
Рычкова, О. // У кн. полки. – 2007. – № 1. – С. 53.
О ПИСАТЕЛЬНИЦЕ И ЕЕ ТВОРЧЕСТВЕ
Легенда Уральских гор // Кн. обозрение. – 2006. – 11-17 дек. (№ 50). – С. 1-2.
Славникова, О. Ольга Славникова: “Всё меньше униженных и оскорблённых” : [беседа с
писательницей] // Кн. обозрение. – 2005. – .22-26 авг. (№ 34). – С. 3 : фото авт.
48
Она же. О камнях и уральских мифах, о премии «Дебют» и книгах…: [беседа с
писательницей] // У кн. полки. – 2006. – № 3. – С. 3-6 : фото авт.
Она же. Ольга Славникова: “Писателю всё идёт на пользу”[беседа с писательницей] // Кн.
обозрение. – 2006. – .18-24 дек. (№ 51). – С. 3 : фото авт.
49
2007
•
Победитель – Александр Иличевский «Матисс»
•
Дмитрий Андреев «Бухта Радости»
•
Юрий Малецкий «Конец иглы»
•
Игорь Сахновский «Человек, который знал всё»
•
Алекс Тарн «Бог не играет в кости»
•
Людмила Улицкая «Даниэль Штайн, переводчик»
Александр Иличевский
Александр Викторович Иличевский родился
родился 25 ноября 1970в г. Сумгаит (Азербайджан) —
поэт, прозаик.
В 1985—1987 учился в Физико-математической школе
имени Колмогорова при МГУ. В 1993 году окончил
факультет общей и прикладной физики Московского
физико-технического института по специальности
теоретическая физика. В 1991—1998 занимался
научной работой в Израиле и Калифорнии. С 1998 г.
снова в Москве. Женат, имеет сына.
Иличевский публиковался в «Новом Мире»,
«Октябре», «Новой Юности», «Комментариях»,
сетевом журнале литературных эссе «В моей жизни»,
на сайте «Сетевая словесность». Автор идеи научнопопулярного портала «Технология-ZOO».
Автор книг стихов: «Случай» (1996), «Не-зрение» (1999), «Волга меда и стекла»
(2004); романов «Нефть» (1998), «Самсон на солнце» (1999), «Ай-Петри» (2005), «Матисс»
(2006), книги прозы «Бутылка Клейна» (2005), книги эссе «Гуш-мулла» (2005), книги
рассказов «Пение известняка» (2007).
По словам самого писателя, 1991 год стал для него знаменательным обретением
нового жизненного опыта. «Впервые серьезно отнесся к литературе (прочитал ненаучную
книгу) и сам попробовал что-то нацарапать в 21 год. Тогда же потрясенность
интеллектуальной красотой мироздания сменилась катастрофически более глубокой –
словесной», - говорит он. Почувствовав неудержимую склонность к литературному
творчеству, Иличевский за короткое время написал два романа - «Нефть» (1998) и «Дом в
Мещере» (1999) - и три сборника стихов: «Случай», «Не-зрение», «Волга меда и стекла».
Обилие поэтических книг Иличевский объясняет просто: «имею дурную привычку планчерновик для прозы записывать в виде стишка. Благодаря чему со временем накопился
довесок: три сборника».
Критики говорят, что Иличевский близок в своем творчестве к стилистике
европейской литературы начала ХХ века, отмечают фактурность и философскую
насыщенность его текстов.
«Ай-Петри» - маленький роман, названный автором «нагорным рассказом», написан
на одном дыхании. Это притчевое, параболическое повествование о любви, проявляющей
себя в разных местах и временах, в разные моменты жизни рассказчика. Постепенно
читатель понимает, что один и тот же круг лейтмотивов повторяется в различных ситуациях,
50
обозначая один и тот же «инвариантный» сюжет: встречу человека с эмоцией, чувством,
дающим о себе знать вопреки его воле, захватывающим его целиком. Роман «Ай-Петри»
попал в финал российской Национальной литературной премии «Большая книга».
Премии и награды:
Первое место в номинации «Поэзия» литературного конкурса «Дварим» (2005).
Шорт-лист премии «Мивзак».
Лауреат премии «Нового Мира» (2005).
Премия имени Юрия Казакова за лучший рассказ 2005 г.
Финалист Национальной литературной премии «Большая Книга» — сборник «Ай-Петри»
(2005).
Лауреат IV Международного литературного Волошинского конкурса за рассказ «Белый
домик».
Финалист Бунинской премии 2006 г. — Серебряная медаль за книгу «Бутылка Клейна».
Финалист Национальной литературной премии «Большая Книга» 2007 года — роман
«Матисс».
Роман «Матисс» — лауреат премии «Русский Букер» сезона 2007 года.
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Матисс : роман // Новый мир. – 2007. № 2-3.
Рецензии на роман на сайтах Интернета
К знаменитому французскому художнику роман
имеет более чем косвенное отношение. Картины Анри
Матисса грезятся главному герою романа, 35-летнему
москвичу Леониду Королеву, когда он странствует по
мрачным закоулкам московской подземки. В один
прекрасный момент Королев понимает, что не может
больше жить в математически просчитанном пространстве,
и совершает свой героический дауншифтинг — уходит в
подполье. Ночует в подвалах, спускается в туннели
секретного метро, заводит дружбу с бомжами. Он
постигает реальность с отвратительной, дурно пахнущей
изнанки — и тем самым приобщается к метафизическим
тайнам, без которых так скучно русскому интеллигенту.
Судьба Королева по определению не может быть
счастливой, как не может быть динамичным и легким
психологический роман. «Матисс» Иличевского — именно из таких. Это одновременно
эстетски-цветистая и социально заостренная книга, с мучительным самокопанием и яркой
развязкой. Книга доказывает: бегство от опостылевшей рутины тоже может быть сродни
произведению искусства — в жанре урбанистической трагедии.
Илья Правдин
"Матисс" — роман, написанный на материале современной жизни (развороченный
быт перестроечной и постперестроечной Москвы, подмосковных городов и поселков, а
также — Кавказ, Каспий, Средняя Полоса России и т. д.) с широким охватом человеческих
типов и жизненных ситуаций (бомжи, аспиранты, бизнесмены, ученые, проститутки; жители
дагестанского села и слепые, работающие в сборочном цехе на телевизионном заводе города
Александров; интеллектуалы и впадающие в "кретинизм" бродяги), ну а в качестве главных
героев, образы которых выстраивают повествование, — два бомжа и ученый-математик.
Образ бомжа, которым начинается роман, очень быстро теряет в тексте значимость
51
социального типа, и становится почти метафорой существования соотечественника в новой
российской действительности, потерявшей прежнюю насильственную стройность и
иерархичность; и — шире — становится метафорой жизни человека в современном мире. В
авторской интонации — странное сочетание экзистенциального ужаса перед
непредсказуемостью и бесчисленность вариантов жизни с доверием к этой жизни;
"художественный дискурс", определяющий внутренний сюжет романа, способен вызвать
ассоциации с прозой Андрея Платонова (при всей разности художественных языков).
Сергей Костырко, “Новый мир”
Я с неодобрением отношусь к тому факту, что премиальный процесс занял у нас
место литературного. Литература – это не прыжки в высоту, где кто взял планку выше, тот и
чемпион. Победитель премий и конкурсов часто вовсе не лучший, а просто так выпала
фишка, так сошлись карты. Но, признаюсь, сама я на Иличевского обратила внимание
именно после того, как рассказ «Воробей», и в самом деле замечательный, получил сначала
премию «Нового мира», а затем и Юрия Казакова. С тех пор если мне попадались в «Новом
мире», «Октябре» или «Топосе» проза ли, эссеистика или изредка критика, то я старалась ее
не пропускать. Но вот роман «Матисс», журнальный вариант которого печатался в
февральском – мартовском номере «Нового мира», читать было начала, да неотложные
заботы накатили. Бомжи Вадя и Надя, московские чердаки и подвалы, выселенные дома,
ставшие пристанищем хиппующих художников, бродяг, алкоголиков и наркоманов, штурм
Верховного совета сквозь призму восприятия бродяг, облюбовавших теплый чердак возле
Белого дома, – все это было схвачено жестким, цепким взглядом писателя, погруженного в
пространство самобытного языка. Но, расставшись с придурковатой бомжихой и
алкоголиком-скитальцем, я не испытывала того читательского зуда, который требует
немедленно вернуться к роману, чтобы узнать продолжение истории героев. Лишь когда
вышла книга, я начала читать ее заново – и удивилась тому, как много упустила при первом
знакомстве с начальными главами, насколько виртуозней ожидаемого оказался сюжетный
вираж, насколько глубже этот роман всего ранее написанного Иличевским, хотя к нему и
тянутся нити от более ранних вещей. Взять хотя бы «иррациональную тягу к путешествиям»,
которой одержим герой «Ай-Петри», с каким-то остервенением в одиночку мотающийся по
стране, от Кавказа до Памира, чудом избегая гибели на порогах безлюдной сибирской реки,
мучаясь галлюцинациями от южной малярийной лихорадки, бережно лелея свое одиночество
и отдельность даже в людном, засиженном отдыхающими Крыму. Этот персонаж, от лица
которого ведется повествование, невротически упиваясь отрывом от постылой жизни,
одержим стремлением победить обыденность через путешествия, найти вход в иной мир в
некоем «отдаленном пространстве». Но, даже находясь в каком-то сомнамбулическом
состоянии, на грани «одичалого помешательства», он не собирается навсегда закрыть за
собой чаемый вход – он хочет вернуться. Герой же «Матисса», физик Королев, делает
следующий совершенно невероятный шаг. В начале романа он с брезгливым отвращением и
любопытством присматривается к бомжам, ночующим в его подъезде, то сочувственно
привечая их, то отваживая, когда вонь от последствий бомжевой ночевки становится уж
слишком невыносимой. А где-то в середине повествования сам уходит в бродяжничество.
Нет, русская пословица насчет тюрьмы и сумы тут ни при чем. И квартира была у Королева,
и работа – хоть и безрадостная, и машина – хоть и не новая, и какие-то деньги на счету. А он
зайцем садится на поезд Москва – Симферополь (почему бы не купить билет?), откуда его
снимают в Орле, и, пошатавшись по городу, швыряет ключ от квартиры в мутные воды
Орлика. Символический такой жест. Путь в нормальную жизнь добровольно отрезан.
Извлекать из романа Иличевского социальный контекст – занятие неблагодарное, хотя это
первое, что приходит на ум и в связи с темой бомжей, и в связи с впечатляющей картиной
разгрома науки, с ужасающей достоверностью деталей нарисованной автором. Есть два
основных взгляда на проблему бродяжничества. Согласно одному бродяги и бездомные – это
такая социальная язва на теле бедного и равнодушного общества, допускающего, чтобы
52
отдельные его несчастные члены лишались своего жилья и опускались на дно, пили,
слонялись и нищенствовали. Отсюда следует, что несчастных надо пригреть, накормить,
вылечить, дать им жилье и работу. Согласно другому проблема лежит не в социальной
сфере, а в психике индивида. Он становится бомжем не оттого, что лишается квартиры,
работы, документов, социального статуса и с горя начинает пьянствовать. Он лишается всего
этого оттого, что избирает бродяжничество как образ жизни. Синдром бродяжничества – это
диагноз. Бомжи Иличевского служат подтверждением второй теории. Бывшему физику
Королеву, готовящемуся к переходу из статуса не слишком удачливого менеджера,
живущего в скромной квартире, в статус бомжа, психиатр наверняка может поставить
медицинский диагноз. Чего стоит только привязанность его к прогулкам по кладбищам, на
одном из которых он находит себе мраморную подругу: очарованный статуей девушки,
установленной в старом склепе-часовне, Королев заказывает гипсовую копию, приносит в
свою квартиру, часами смотрит на нее, покупает платья, бижутерию и, наконец, кольцо и
фату. «Некрофилия», – констатирует психиатр. Литературовед же вспомнит многообразные
мифы о мертвой невесте и обручении со статуей: колечко, надетое на мраморный ли,
бронзовый ли пальчик, истукан никогда не отдаст, утащит за собой, – но не стремится ли,
пока еще подсознательно, и сам Королев слиться с миром неживой материи? А карточки, на
которых Королев, стараясь отдалить «черный огонь тоски», с маниакальной тщательностью
и достоверностью делает чертежи то Курского вокзала, то кладбища, то велосипеда
«Украина», то собственного автомобиля? Поведение шизофреника. Некогда один психиатр
написал работу о Достоевском как о психопатологе, поставив персонажам писателя
медицинский диагноз, а их поведение интерпретировав с точки зрения истории развития
болезни. Очень любопытная работа. Однако какой бы диагноз ни ставили психиатры
Раскольникову, роман Достоевского решает не медицинскую, а нравственную и
философскую проблему. То же самое можно сказать о романе Иличевского. Бегство героя из
цивилизации убедительно мотивируется теми изменениями, которые происходят в его
психике (иначе бы мы просто не поверили автору). Но странничество Королева – это путь,
которым шли мудрецы и бродячие проповедники, основатели религий и сект, святые и
юродивые. Освобожденный от бессмыслицы отупляющего никчемного труда, упиваясь
обретенной свободой, Королев погружается в мир собственных чувств, мыслей и видений.
Это самое трудное – описать мыслительный процесс так, чтобы за ним интересно было
следить, сплести рассуждения героя с психологией интеллектуального бродяги, постепенно
утрачивающего связь с реальностью. И самое трудное для читателя. Удивительно ли, что не
всем понравилось? Андрей Немзер, например, с раздражением сообщает, что роман вызвал у
него «неудержимую зевоту». Понимаю. Не понимаю другого: зачем же, заскучав над
романом, искать объяснение этому факту в том, что «текст Иличевского принципиально
произволен», что «здесь нет и не может быть каких-либо внутренних (психологических или
символических) мотивировок»? Композиционно роман как раз прекрасно выстроен, а с
мотивировками, как психологическими, так и символическими, – все в порядке. Почему,
например, автор заставляет своего героя месяцами блуждать по подземным московским
лабиринтам, тревожа диггерские мифы и посмеиваясь над ними? Не оттого же, что он «имел
доступ к крайне закрытой информации», как наивно думает критик «Литературной газеты»
(25.07.2007). На мой взгляд, самая главная информация, к которой имел доступ Иличевский,
– это мифология лабиринта и подземелья в мировой культуре. Место обиталища Минотавра,
подземелья готических романов, парижская клоака, по которой блуждал Жан Вальжан, нора,
которую рыл герой рассказа Кафки, – вот первый приблизительный круг ассоциаций,
который возникает у комментатора романа, следящего за блужданиями Королева по
московским подземельям (а то, что роман Иличевского станет предметом
культурологических комментариев и аспирантских штудий, в этом я не сомневаюсь).
Подземелье – ближайший аналог преисподней. Королев еще не умер, но уже причастен
потустороннему миру, он находится в каком-то обмороке, «в зримом полусне», его
настойчиво преследует мысль об «оживленности неорганики» (идея, кстати, высказываемая
53
Иличевским еще в романе «Нефть», никакого отношения к добыче нефти не имеющем). И
вполне мотивированно то, что в подземельных потемках герою являются видения Матисса,
его любимого художника, «в пронзительно ярком кубическом пространстве, залитом белым
подземным солнцем». Матисс, кстати, изобретатель термина «кубизм» (хотя кубистом не
был). Зато был он признанным мастером света. И, быть может, свет, струящийся с его
полотен, и влечет Королева, когда, поднявшись на поверхность, он грезит о великом Юге,
залитом светом, о белом глазе солнца и в конце концов устремляется за «солнцем,
впряженным в будущее»? Солнце меж тем клонится к горизонту… Да, конечно, «Матисс»
Иличевского – это упражнение не для ленивого ума. Мне не раз случалось иронизировать
над потугами современных авторов выдать за философский текст бессюжетное
нагромождение собственных переживаний и общих мест. Такой прозе я всегда предпочту
честную беллетристику с ладным сюжетом. Хороший интеллектуальный роман от поделки
можно отличить и так: стоит ли он напряжения, затраченных умственных усилий? Роман
Иличевского того стоит.
Алла Латынина
Уже второй год Александр Иличевский попадает в финалисты представительной
литературной премии "Большая книга". И уже второй раз он там — белая ворона. Дело в том,
что тексты 36-летнего Александра Иличевского, получившего блестящее физикоматематическое образование, написаны с очень необычной для нашей словесности
мировоззренческой позиции. Его поэтичная проза знает и помнит о точных науках. Именно
эта память подпитывает и новый роман "Матисс" — отсюда и напряжение построений, и
головокружительность словесных конструкций. Пускай сам Иличевский отошел от научных
дел, литераторствует, служит на радио "Свобода",- его тексты помнят прошлое лучше него
самого.
Впрочем, это столкновение точного знания и художественного воображения в
"Матиссе" более, чем драматично. Главный герой — физик с говорящей фамилией Королев
создан для того, чтобы жить и царить в прекрасном мире умственных построений. Но вот его
научный руководитель уехал за границу, огромная территория его института поросла
ковылем (реалистично: прототип этого института как раз сейчас готовят к сносу).
Предоставленный сам себе герой переходит на "подножный корм" собственных фантазий, по
яркости сравнимых со знаменитыми матиссовскими аппликациями. Можно сказать и так:
ученый, которому по недотяпству или по злому умыслу вовремя не перевели стрелки,
съезжает с положенных рельсов на дорогу художественного творчества. Дальнейшая фабула
вкратце такова: Королев пробует заниматься коммерцией, но в конце концов его азартные и
прекрасно выписанные путешествия по Москве превращаются в бомжевание. Его партнер по
бизнесу отбирает у него квартиру — и духовные искания героя становятся еще интенсивнее.
Не будем торопиться и утверждать, что автор "Матисса" пришел как герой-освободитель и
сейчас же перестроит художественное зрение всем, кто уже давно заперт в уютной тесноте
гуманитарного знания. Сам "Матисс" вовсе не столь совершенен и во многом
экспериментален. Скорее всего, больше пользы от него будет все той же литературе.
Лиза Новикова, "Коммерсант"
Рец.: Казначеев С. Алфавита и Матисс / Сергей Казначеев // Лит. газ. – 2007. – 31
июля (№ 30). – С. 7.
Корсаков А. Другая Москва / Артур Корсаков // Кн. обозрение. – 2007. – 3-16
сент. (№ 36/37). – С. 6.
Яранцев В. На стыке / Владимир Яранцев // Лит. газ. – 2007. – 30 мая – 5 июня
(№ 22/23). – С. 7.
Букер для «Матисса»:[о присуждении премии] // Кн. обозрение. – 2007. – 10-16
дек. (№ 50). – С. 1-2.
54
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
Ай-Петри. Нагорный рассказ // Октябрь. – 2006. – № 8. – С. 101-144.
Воробей : рассказ // Новый мир. – 2005. – № 7. – 103-108.
Гладь : рассказ // Новый мир. – 2006. – № 3. – С. 106-111.
Горло Ушулука : рассказ // Октябрь. – 2007. – № 4. – С. 75-89.
Два рассказа // Новый мир. – 2007. – № 12. – С. 80-104. – Содерж.: Штурм; Улыбнись!
Известняк : рассказ // Новый мир. – 2006. – № 9. – С. 91-98.
По краям света: нечаянные страницы // // Октябрь. – 2005. – № 9. – С. 156-161.
55
2008
•
Победитель – Михаил Елизаров «Библиотекарь»
•
Илья Бояшов "Армада"
•
Елена Некрасова "Щукинск и города"
•
Герман Садулаев "Таблетка"
•
Галина Щекина "Графоманка"
•
Владимир Шаров "Будьте как дети"
Михаил Елизаров
Михаил Юрьевич Елизаров родился 28 января 1973 года
в Ивано-Франковске — русский писатель. Окончил
филологический факультет университета в Харькове и
музыкальную школу по классу оперного вокала. На
Украине писал стихи. С 2001 года жил в Ганновере, где
учился в киношколе на телережиссёра. С 2003-го по 2007-й
жил и работал в Берлине. В настоящее время живёт в
Москве.
В 2001 году в издательстве Ad Marginem вышел сборник
«Ногти», привлекший внимание к писателю. В сборник
вошли 24 рассказа одноименная повесть, главными героями
которой являются два воспитанника интерната для
слабоумных детей. По словам автора, рассказы из сборника он писал с девятнадцати до
двадцати семи лет. Повесть попала в шорт-лист литературной премии Андрея Белого, критик
Лев Данилкин в журнале «Афиша» отнёс сборник к лучшему дебюту года. Неоднозначные
оценки получил роман Елизарова «Pasternak» (2003), где поэт Борис Пастернак представлен
в образе демона, «отравляющего» сознание интеллигенции своими произведениями. Часть
критиков назвала книгу «трэшем», «тошнотворным романом». Журнал «Континент» в
обзоре литературной критики писал, что «когда коричневый цвет входит в моду, появляются
его поклонники и в литературных кругах», называя автора НГ Ex libris Льва Пирогова,
положительно отозвавшегося о романе, «идеологом нацистского толка». При этом, отмечал
журнал, лейтмотивом критики сезона были «кризис либеральных ценностей, выход на арену
врагов свободы».
С другой стороны, писатель Владимир Бондаренко в газете «Завтра» высоко оценил
роман: «Вот уж где явил себя в полном блеске необузданный русский реванш, как ответ на
все унижения и оскорбления русской нации, русского характера, русской веры и русской
мечты… Сквозь весь набор авангардных литературных приёмов, сквозь филологичность
текста и густую эрудицию молодого писателя, не уступающую ни Умберто Эко, ни
Милораду Павичу, идёт яростная защита незыблемых вековых духовных ценностей русского
народа». Лев Данилкин назвал роман «православным философским боевиком». Как сказал
сам Елизаров, Пастернак ему никогда не нравился: «Человек талантливый, но какие-то
отвратительные поэтические принципы плюс такие же человеческие качества. Смотрю
дальше — а там целый айсберг, за которым стоит поганая либеральная гнусь».
В 2007 году был опубликован роман Елизарова «Библиотекарь», включённый в лонглист премии «Русский Букер». Главный герой романа узнаёт, что несколько книг забытого
советского писателя обладают мистическими свойствами, и различные группы читателей
ведут за них ожесточённую борьбу. Как отмечалось в журнале «Знамя», «проза Михаила
Елизарова, похоже, эволюционирует подобно прозе В. Сорокина: от скандальной
56
эпатажности к интеллектуально насыщенной беллетристике». В декабре 2008 года роман
стал лауреатом «Русского Букера».
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Библиотекарь : роман. – М. : Ad Marginem, 2007. – 444 с.
1 аб
Библиотекарь» – четвертая и самая большая по объему книга
блестящего дебютанта 1990-х. Это, по сути, первый большой
постсоветский роман, реакция поколения 30-летних на тот мир,
в котором они оказались. За фантастическим сюжетом
скрывается притча, южнорусская сказка о потерянном времени,
ложной ностальгии и варварском настоящем. Главный герой,
вечный лузер-студент, «лишний» человек, не вписавшийся в
капитализм, оказывается втянут в гущу кровавой войны,
которую ведут между собой так называемые «библиотеки» за
наследие советского писателя Д.А.Громова.
Громов – обыкновенный писатель второго или третьего
ряда, чьи романы о трудовых буднях колхозников и подвиге
нарвской заставы, казалось, давно канули в Лету, вместе со
страной их породившей. Но, как выяснилось, не навсегда. Для
тех, кто смог соблюсти при чтении правила Тщания и
Непрерывности, открылось, что это не просто макулатура, но
книги Памяти, Власти, Терпения, Ярости, Силы и - самая редкая
– Смысла… Вокруг книг разворачивается целая реальность,
иногда напоминающая остросюжетный триллер, иногда боевик, иногда конспирологический
роман, но главное – в размытых контурах этой умело придуманной реальности, как в
зеркале, узнают себя и свою историю многие читатели, чье детство началось раньше
перестройки. Для других – этот мир, наполовину собранный из реальных фактов недалекого,
но безвозвратно ушедшего времени, наполовину придуманный, покажется не менее
фантастическим, чем умирающая профессия библиотекаря.
Михаил Елизаров, эмигрант, некогда принимаемый за эпигона Сорокина и Мамлеева,
бывший писатель про уродов и пастернакоборец, создал настоящий эпический роман,
переходящий в патриотическое высказывание. Среди предшественников этого выдающегося
произведения – последние романы Пелевина, сорокинская ледяная трилогия и книга Жозефа
Рони-старшего «Борьба за огонь». С первой страницы Елизаров разворачивает мысль,
которая посещала всякого, кто проходил между стеллажами районных библиотек или
вычищал антресоли в старых квартирах. Многие помнят и книжные магазины советских
времен: все полки забиты литературой, но нет ничего, что может заинтересовать. Десятки
тысяч членов Союза писателей, стотысячные тиражи – какой был у этого смысл? А такой,
отвечает автор, что среди сонма пишущих хлам оказался один, сподобившийся стать
ретранслятором Откровения. В текст убогих производственных романов снизошел код,
действующий прямиком на душу. Разные коды: радости, терпения, ярости, силы...
Никакой мистики, чисто научная фантастика. «Книги в сути представляют собой
сложные сигнально-знаковые структуры дистанционного воздействия с широким
психосоматическим спектром. Их можно назвать препаратами или, лучше сказать,
программами... Резидент не поддается обнаружению на внешнем художественном уровне...
Он присутствует не только в акустическом, нейролингвистическом и семантическом
диапазонах Книги, но также в визуальном диапазоне – то есть в полиграфии: шрифте,
бумаге, верстке, формате – и, что немаловажно, в хронологическом. Стопка ксерокопий
никогда не станет книгой семьдесят седьмого года выпуска. Подделать Книгу невозможно и
потому, что она еще несет заряд своего времени...».
57
Случайное открытие суггестивных свойств Книг разными людьми привело к
образованию независимых друг от друга кружков, бросившихся разыскивать книги забытого
писателя Громова по всей стране. К тому времени их уцелело немного, и за обладание
сокровищами развернулась невидимая миру, жесточайшая, кровавая война. Дикари Ронистаршего мутузили друг друга палицами ради корзинки с углями. Герои Елизарова, простые
российские мужики и тетки, делают доспехи из автомобильных покрышек, надевают
мотоциклетные шлемы, вооружаются молотками, лопатами, косами, топорами (огнестрел
запрещен негласной конвенцией) и сходятся где-нибудь в овраге в смертельной битве за
обладание Книгой, изменяющей сознание. Страницы, повествующие о том, как воевали
первые Библиотеки, как вырабатывались понятия и складывалось в шатком равновесии
между миром и войной тайное сообщество читателей Громова, действительно напоминают
Сорокина. Дикую, казалось бы, ересь Елизаров рассказывает совершенно серьезно, строгим
слогом советской прозы. Но, в отличие от Сорокина, он не обманет и не сведет текст в
абсурд и безумие. Это честное, прямое повествование о внутренне непротиворечивой
реальности.
После большого исторического вступления, рассказывающего о мире громовских
книг и читателей, идет повествование от первого лица – оно начинается с истории жизни
главного героя. Обыкновенная, унылая судьба, состоящая из несбывшихся надежд.
Никчемный дважды студент на исходе третьего десятка узнает о смерти дяди, врача и
завязавшего пьяницы, которого не видел уже много лет. Чтобы оформить на себя и продать
оставшуюся после родственника квартиру, герой едет из Украины в Россию, в захолустный
городок, где сталкивается с совсем другой жизнью и находит другую судьбу, страшную и
великую.
Если бы перед этим мы не прочли шестидесятистраничное введение, история вечного
студента Алексея Вязинцева показалась бы безумным конспирологическим триллером. Но,
зная уже подоплеку, мы забываем про фантастичность сюжета и видим напряженную драму.
Переживание, поднимающееся временами до чистого восторга, построено вот на чем. Почти
во всяком человеке скрывается воин. В обывателе он спит, и чтобы разбудить его, нужен
очень сильный стимул. Но когда внутренний боец выйдет наружу, он будет способен сделать
больше, чем профессиональный наемник. Читатели духоподъемных Книг Громова – это
люди, которым не на что опереться: пожилые одинокие пролетарии, безработные инженеры
и лаборантки, полунищие, потерянные в жизни люди. Книги дают им переживания,
несопоставимые с тусклой обыденностью, это безвредный наркотик, не уводящий из
реальности, – не дурман, а духовная ценность, пробуждающая идеальные состояния души и
тела. Этой ценностью нельзя пользоваться одному, поэтому читатели находят своих, они
больше не одиноки. И эту обретенную ценность и общность приходится защищать в
реальных боях, убивать и умирать за нее.
Пожалуй, до Елизарова такого «Библиотекаря» мог бы написать только Андрей
Платонов. Сцены войны кажутся гротесковыми только сначала, потом понимаешь, что какой
уж тут стеб, автор не просто реалист, он через душу свою эти страх и боль пропускает.
Первой Книгой, прочтенной Алексеем Вязинцевым оказывается Книга Памяти,
дарящая яркое и счастливое детство с массой трогательных, вещных деталей, с музыкальной
подкладкой: «Там угадывались «Прекрасное далеко» и «Крылатые качели», белая медведица
пела колыбельную Умке, бархатным баритоном Трубадур воспевал «луч солнца золотого»,
трогательный девичий голос просил оленя умчать в волшебную оленью страну: «Где сосны
рвутся в небо, где быль живет и небыль». Вместе с Книгой Радости эта Книга дает то, за что
можно сражаться. Но перед самими сражениями используют другие Книги – Силы, Ярости,
Терпения. В их отсутствие изобретается эрзац, специальная «технология отваги». Перед
строем выкатывается походный репродуктор с раструбом и начинается: «Музыка
Пахмутовой! Слова Добронравова!». «Неба утреннего стяг. В жизни важен первый шаг.
Слышишь, реют над страною ветры яростных атак!» – ведет бойцов напевный клич
советского скальда.
58
«Хор взмыл и пролился сотней юных хрустальных голосов: «Звени, отваги колокол! В
дороге все, кто молоды!..». <...> Наступавшие не выдержали и в панике побежали, без строя,
вразброд, подгоняемые звенящим хором».
В итоге своего трудного, страшного пути герой прочитывает единственную
уцелевшую книгу Смысла и становится Хранителем Отчизны.
«Который нынче год на дворе? Если свободна Россия, неприкосновенны ее рубежи,
значит, библиотекарь Алексей Вязинцев стойко несет свою вахту в подземном бункере,
неустанно прядет нить защитного Покрова, простертого над страной. От врагов видимых и
невидимых».
Заступает он на эту бессрочную вахту в марте 2000 года...
Валерий Иванченко
Еще в рукописи роман вошел в лонг-листы премий «Национальный бестселлер» и
«Большая книга».
Рец. : Беляев О. / Олег Беляев // У книжной полки. – 2007. – № 4. – С. 52.
Мирошкин А. Смерть читающему / Андрей Мирошкин // Книжное обозрение. –
2007. – 23 июля-5 авг. (№ 29/30). – С. 5.
Рычкова О. Экстази для Мити Карамазова / Ольга Рычкова // Труд. – 2008. –
16 янв. – С. 6.
Урицкий А. Сумерки смысла / Андрей Урицкий // Новое литературное
обозрение. – 2008. – № 2. – С. 300-304.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ
Произведения, выпущенные издательством Ad Marginem
•
Ногти : [рассказы, повесть] — М. : Ad Marginem, 2001. – 316 с.
Рец. : Шульпяков Г. Ваши ногти пахнут ладаном / Глеб Шульпяков //
Независимая газета. – 2001. – 8 мая. – Прил.: с. 2. – (НГ Ex libris ; № 16).
Рагозина К. Пара слов о стареющих юношах / Ксения Рагозина // Знамя.
– 2001. – № 11. – С. 219-220.
•
* «Pasternak» (роман) — 2003, 2008;
Рец. : Пирогов Л. Архипелаг Pasternak / Лев Пирогов // Независимая газета. –
2003. – 2 окт. – Прил.: с. 6. – (НГ Ex libris ; № 35).
Мирошкин А. Вальс с чертовщиной / Андрей Мирошкин // Книжное
обозрение. – 2003. – 22 сент. (№ 39). – С. 6.
•
* «Красная плёнка» (сборник рассказов) — 2005;
•
* «Кубики» (рассказы) — 2008.
59
2009
•
Победитель – Елена Чижова «Время женщин»
•
Елена Катишонок «Жили-были старик со старухой»
•
Роман Сенчин «Елтышевы»
•
Александр Терехов «Каменный мост»
•
Борис Хазанов «Вчерашняя вечность»
•
Леонид Юзефович «Журавли и карлики»
Елена Чижова
Чижова Елена Семеновна (род. в 1957 г.) – прозаик,
поэт, переводчик, эссеист. Главный редактор
международного журнала «Всемирное слово»
(Санкт-Петербург), директор Санкт-Петербургского
русского ПЕН–Клуба. Мать двух дочерей. Живет в
Санкт-Петербурге.
За свою жизнь сделала много карьер. По словам
Елены Чижовой она «и в институте преподавала, и в
бизнесе
работала,
была
даже
женой
священнослужителя, а в последние годы сидит за письменным столом». Елена Чижова
начала писать в двадцать лет, в основном сочиняла стихи и никогда не думала о том, что
спустя несколько лет она станет лауреатом одной из престижных русских литературных
премий. И действительно, ее жизнь до определенного момента протекала по другому руслу:
учеба в Санкт-Петербургском финансово-экономическом институте, защита диссертации,
предпринимательская деятельность. Но случай перевернул ее жизнь. В 1998 году, когда
Елена отправилась на корабле «Память Меркурия» из Крыма в Константинополь, судно
загорелось.
«Никто не приходил к нам на помощь. Турецкие власти сказали, что мы – в
нейтральных водах, украинские власти сказали, что нет керосина. Мы горели шесть часов. И
за эти шесть часов я поняла, мне очень жалко уходить на тот свет, потому что я не сделала
ничего, что обязана была сделать. И когда эти шесть часов прошли и удалось потушить
корабль, я сошла на берег и решила – сейчас я не буду думать ни о деньгах, ни о карьере, а
буду делать то, что должна. Ровно через два года этот корабль сгорел на том же самом месте,
все люди погибли. С тех пор я считаю, что сделала правильный выбор», – вспоминает
писательница. С 1998 года Елена Чижова написала несколько произведений, три из которых
вошли в шорт-лист «Букеровской премии».
Елена Чижова – участник ряда коллективных сборников молодых писателей, автор
романов «Крошки Цахес» (2000), «Лавра» (2002), «Преступница» (2004), «Орест и сын»
(2007), «Время женщин» (2009), публиковавшихся в журнале «Звезда». В 2009 году у нее
вышел сборник «Крошки Цахес. Лавра».
Романы «Лавра» – книга, где писательница не побоялась показать неприглядные
стороны церковного закулисья, и «Преступница» – об антисемитизме и ответной реакции на
него – финалисты премии «Русский Буккер» в 2003 и 2005 годах.
Елена Чижова лауреат премии журнала «Звезда» (2000) за лучший дебют и СанктПетербургской премии «Северная Пальмира» (2001) по разделу «Проза».
3 декабря 2009 года Елена Чижова стала лауреатом премии «Русский Буккер» за
роман «Время женщин».
Все книги объединяет глубокий интерес автора к истории России, к «судьбоносным»,
по мнению Елены Чижовой, темам истории нашей страны
60
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Время женщин // Звезда. – 2009. – № 3. – С. 7–102.
Премия "Русский Букер" досталась Елене Чижовой за роман "Время женщин".
Зал московской гостиницы «Золотое кольцо» в буквальном смысле онемел, когда
председатель жюри произнес: Елена Чижова, роман «Время женщин». Роман «Время
женщин», искренняя история о блокаде Ленинграда, «святых» бабушках и немой девочке,
был признан жюри лучшей книгой года.
На это произведение, напечатанное в петербургском журнале «Звезда», серьезного
внимания никто из критиков, пожалуй, не обращал. Среди фаворитов числились Александр
Терехов с романом «Каменный мост», Леонид Юзефович – недавний триумфатор премии
«Большая книга», присужденной за роман «Журавли и карлики». В шестерке финалистов
«Русского Букера» Елена Чижова воспринималась как аутсайдер. Даже несмотря на то, что
ее фамилия уже третий раз попала в шорт-лист этой престижной премии.
Разные факторы повлияли на столь неожиданный выбор жюри «Русского Букера2009». Председатель жюри, известный поэт Сергей Гандлевский сказал, например, что он человек не сентиментальный, читая роман, периодически ощущал спазм в горле от
нахлынувших чувств. Игоря Шайтанова, литературного секретаря премии, восхитили другие
качества прозы Елены Чижовой:
«Этому автору удалось совершенно изменить свою манеру, что является знаком
мастерства», – утверждает эксперт. – «Чижова всегда писала из глубины собственного
опыта, собственной жизни. Но полагала, что собственный опыт должен быть передан
тяжелой, как ворот, фразой. И вдруг писательница пошла навстречу читателю, написала
вещь, которая вся наполнена голосами, звуками. На мой взгляд, это поразительный роман,
поскольку русская литература в последнее время стала словом, которое приклеивается к
странице и не поднимается от нее в звуке. Вот здесь этот звук есть».
Роман посвящен людям, которые пережили страшное событие – 900-дневную
фашистскую блокаду Ленинграда во время Второй мировой войны. Хотя действие в романе
происходит уже в послевоенные годы, но его героини – три старые женщины, живущие в
коммунальной квартире, – именно те, которых до сих пор называют блокадниками. В
квартире поселяется еще одна женщина – молодая, с ребенком – главная героиня романа –
лимитчица Антонина Беспалова, которая приезжает в Петербург и работает на заводе. Ее
соблазняет питерский стиляга, от которого она рожает дочь. Вскоре героиня узнает о том,
что неизлечимо больна и хочет определить маленькую дочку в приют, но три соседки по
коммунальной квартире – одинокие «дореволюционные» старушки – не дают ей это сделать.
Чтобы ребенка после ее смерти не взяли в интернат и не отобрали у нее комнату, Антонина
решается на фиктивный брак.
Мать девочки умирает, и эти одинокие старухи не отдают ребенка в приют, оставляют
у себя. Девочка до 7 лет не говорит, она молча слушает старушек, впитывает их опыт, их
отношение к жизни и друг другу. Они воспитывают ребенка, рассказывая ей то, что и сами не
решаются вспомнить из времен Великой Отечественной.
«Картошек набрала, подстелила газетку, руки за день устали, нож не держат. Ох,
думаю, нехорошо мне последнее время. В воскресенье, не забудьте, в контору нам, опять за
мукой стоять. Говорили, в одни руки по два кило. Гвозди еще накалить. Прошлый год
поленилась, погнила мука. Тру, тру, мыло склизкое, так и норовит выпрыгнуть. Белое
вскипятить. Тянешь бак на плиту, остынет, снова прополоскать, потом уж в синьку. В
подвале во дворе общая прачечная. Которые хозяйки сюда ходят. Сначала тоже ходила,
потом зареклась – жар, духота, котлы эти огромные. Пусть уж те, у кого коммуналки. Мне-то
хорошо - старухи рано ложатся, почитай до ночи себе хозяйка».
Это был отрывок из романа «Время женщин». Вот так и пахнуло на меня всем этим
мылом, жаром, смрадом, теснотой, тем специфическим запахом бедности и скорби, который,
61
к моему появлению на свет, уже почти растворился в сером воздухе вокруг меня, но все же
нет, нет, краем ноздрей… Но откуда, откуда все знает автор в таких дотошных
подробностях, да еще эта речь трех бабок в коммуналке, взявшихся растить немую дочку
одинокой, навек испуганной Антонины?
В эпилоге говорится: в мире всеобщего страха малышка-сирота выросла и стала
художницей... Вот такая история – простая, сентиментальная... Но именно простые
человеческие чувства, естественные основы и ценности жизни важны были для автора, как
призналась сама Елена Чижова, чтобы обратиться к сегодняшнему читателю:
«Почему мы стали такими, какими мы сейчас оказались? Что такого произошло в
нашей истории, что заставило нас стать такими? Видимо, система ценностей, которая
формировалась на Западе в течение столетий, для нас оказалась прерванной. Представления
о добре и зле передаются не через учебники, не через романы, они передаются только из уст
в уста: от прабабушки к бабушке, от бабушки к матери, от матери к дочери. Я абсолютно
уверена в том, – продолжает Елена Чижова, – что XX век был временем женщин. Так
получилось, что все лучшие мужчины были выбиты войной, репрессиями. А женщины,
носительницы традиций, остались. Есть какие-то времена, когда женщины играют важную
роль, судьбоносную. И в XX веке женщины взяли на себя все тяготы, потому что им ничего
не оставалось делать. Так было в моей семье, так было во многих семьях. Поэтому я так
назвала роман – «Время женщин».
Иерархия духовных ценностей – то, что составляет, с точки зрения автора, фундамент
мировоззрения каждого человека, находится в центре романа «Время женщин». По мнению
писательницы, сформировать ясные представления о добре и зле могут только носители этой
не житейской мудрости. Именно поэтому она считала своим долгом написать о том, о чем
говорили каждое утро ее бабушка и мама за утренним чаем: «Между разговорами о том, что
надо постирать и купить, говорили о войне, лишениях, что было до нее, и это был главный
лейтмотив моего детства, это всегда меня мучило».
Говоря однажды о романе «Время женщин», писательница сказала, что ее занимает
вопрос: «Почему в России нет исторической памяти?». Она приходит к выводу, что «вот так
как-то получалось, что у нас в 20-м веке носительницами исторической памяти могли быть
только женщины».
«Мы заблудились в трех соснах, потому что мы не понимаем, что такое добро и зло. А
вот эти старухи, которые живут в моем романе, они при всем том, что приспосабливались к
своему времени, абсолютно точно понимали, что такое добро и зло. Я считаю, это то, к чему
нам нужно стремиться».
Во время работы над романом, старушки, главные героини произведения, являлись во
сне автору и разговаривали друг с другом. Писательница, будучи человеком
«неромантическим», решила, что написание книги о них, о женщинах той эпохи – это особое
«задание», которое она обязана выполнить.
Понятие «историческая память» тесно связано с темой сохранения этических
представлений. Преемственность поколений, приобщение к опыту старших возможно только
в том случае, если дети готовы услышать отцов. В советской России была прервана эта связь,
поэтому сейчас нет «исторической памяти»:
«Историческая память... это как добродетель – или есть, или нет. Когда у нас в СанктПетербурге пытаются возвести чудовищную башню, то, глядя в глаза тех, кто это делает, я
понимаю, что у них нет исторической памяти. В голове нет этого чипа, этих бабушек,
которые говорили с ними в детстве. У них есть приоритеты, которые мне кажутся абсолютно
непостижимыми. Я уверена, что до тех пор, пока у нас не появится этой органической,
идущей из семьи исторической памяти, мы обречены идти кругами, по которым уже ходим
последние девяносто лет».
По словам Елены Чижовой, в романе в каком-то смысле она пишет и о своем детстве,
говорит не от себя, а от лица своей прабабушки, своей умершей в блокаду бабушки и своих
родных, которые погибли в Ленинграде в 1937–1938 годах.
62
«Если мне удалось передать их душевную боль, их интонацию, то я счастлива и,
возможно, именно то, что я говорю не от себя, и подкупило членов жюри», – предположила
лауреат «Русского Букера – 2009».
Однако роман и его награждение вызвали неоднозначную реакцию, о чем
свидетельствует статья в блоге литературного критика Бориса Кузьминского:
«Русский Букер» отличился далеко не в лучшую сторону, проигнорировав как обоих
триумфаторов «Большой книги», так и Романа Сенчина с его «Елтышевыми» – (по нашему и
едва ли не по всеобщему убеждению) и провозгласив победительницей Елену Чижову с
опубликованным в журнале «Звезда» романом «Время женщин».
В связи с недавним бесславным поражением российской сборной по футболу в
Мариборе получила определенное хождение конспирологическая версия этого фиаско: наши,
де, футболисты сыграли сами против себя на тотализаторе – и озолотились... Вздор,
разумеется; а вот в истории с «Русским Букером» и впрямь произошло нечто схожее (хотя,
надеюсь, и на безвозмездной основе): желание соригинальничать, удивив публику заведомо
непредсказуемым решением, сыграло с жюри дурную шутку; правда, победа Чижовой и
впрямь оказалась совершенно непредсказуемой, но только в силу очевидной абсурдности
этого факта. Развивая футбольную аналогию, отмечу, что букеровский триумф Чижовой
похож даже не на выигрыш Словении у России, а на гипотетическую победу Андорры в
предыдущем отборочном цикле. Могла тогда победить Андорра? Ну, если бы одна команда
соперников разбилась в авиакатастрофе, другая отравилась бы накануне обоих матчей,
третья поддалась, а четвертую дисквалифицировали бы, то путевку на чемпионат и впрямь
завоевала бы Андорра. С Чижовой всё произошло именно так.
Давным-давно попал мне в руки американский триллер, на обложке которого в
рекламных целях было написано: «Вот книга, настолько страшная, что ни один критик не
осмелился написать о ней ни слова!». И это опять-таки случай Чижовой: за десять лет ее
виртуального присутствия в отечественной словесности (пять романов – и все на страницах
«Звезды») творчество ее удостоилось одного-единственного критического разбора – и это
был мой же собственный фельетон «Золотые люди» в петербургском журнале «На Невском»,
впоследствии перепечатанный в авторском сборнике «Жесткая ротация» (сайт журнала
сломан, и в Сети «Золотых людей» сейчас нет).
Творческую манеру и мировоззрение писательницы я бы назвал этническим
детерминизмом. Все персонажи ее романов делятся на хороших людей, плохих и золотых.
Хорошие люди, на взгляд писательницы, это иностранцы (французы, американцы и так
далее) плюс новые иностранцы (литовцы, грузины, узбеки). Золотые люди (отсюда и
название моего фельетона) – евреи. Плохие люди – русские; зато все без исключения.
Ненавидит писательница также «совок». По ее прихотливой логике, непростительное
преступление русского народа заключается в том, что он, злокозненно совершив
Октябрьскую революцию, тем самым обрек на семьдесят лет неизбывных страданий
литовцев с грузинами и узбеками, а главное, евреев. В букероносном романе «Время
женщин» всегдашний этнический детерминизм Чижовой несколько завуалирован, но никак
не более того: всецело, казалось бы, «русскую» историю (три старухи, живущие в
коммуналке, хотят взять под опеку глухонемую дочку умирающей соседки-алкоголички)
героически разруливает мудрый старый еврей. Написано всё это, кстати, сказовосюсюкающим слогом, который у нас, в Питере, носит сленговое название «Ножки и ручки
моей рыбки».
Елена Чижова начинала со службы в эфемерном журнале «Всемирное слово»,
представлявшем собой маленькую распилочную западных грантов. Доросла там до главного
редактора. Перешла затем в распилочную посерьезнее – на должность директора
петербургского отделения ПЕН-клуба. С этой позиции и ворвалась в тоже подсевшую на
халяву «Звезду», где ее полюбили точно так же и точно потому же, как и почему Фокс из
63
«Места встречи изменить нельзя» полюбил директрису вагона-ресторана: здесь, говорит,
помните, Глеб Жеглов, он кормится, здесь у него лежбище. Романы Чижовой печатаются в
«Звезде» с колес. Здесь один из них даже выпустили в книжной форме – правда, тиражом в
600 экземпляров.
У «Русского Букера» давний «толстожурнальный» вкус и столь же давние связи
конкретно со «Звездой»: там до сих пор регулярно печатается супруга первого английского
куратора русской премии. Кто-нибудь от «Звезды» ежегодно попадает в жюри (на сей раз это
был поэт, прозаик, актер и культуртрегер Владимир Рецептер). Соответственно, каждый из
объективно неудобочитаемых романов Чижовой оказывается в «длинном» (а трижды и в
«коротком») списке премии. Оказывается как мебель – и, разумеется, именно как мебель и
воспринимается.
Что же произошло на сей раз? Захотели соригинальничать. Терехов с Юзефовичем
свое получили, им не дадим; победы Сенчина все ждут, ему не дадим; Борис Хазанов и
Елена Катишонок вроде бы всем хороши (один живет в Германии, другая – в США), но
эмигранты они «несистемные», невлиятельные, за них никто не просит. А за Чижову просят!
Да еще как просят! Вот и дадим премию Чижовой – благо, ее никто не читал (роман даже не
был выложен в Журнальном зале) и, будем надеяться, не прочтет!
Позорное решение, конечно. Совершенно позорное.
На торжественном обеде Елена Чижова объявила, что потратит премиальные деньги
на издание собственных романов отдельными книгами. Букеровский лауреат, которому
приходится издаваться за свой счет, потому что его романы – и он сам это знает – не
интересны и никогда не станут интересны никому».
Примечание: вступительная статья составлена по материалам Интернета.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Публикации
Крошки Цахес : роман : журнальный вариант // Звезда – 2000. – № 4. – С. 100–169.
Лавра : роман // Звезда. – 2002. – № 7. – С. 4–67 ; № 8. – С. 10–76 ; № 9. – С. 28–100.
Рец.: Померанц Г. Перед неподвижным ликом / Григорий Померанц // Звезда. – 2003.
– № 11. – С. 220–226.
Рец. // Новый мир. – 2003. – № 5. – С. 167–176. – Содерж.: О жертве и
милости / К. Азадовский ; Оглашенная в лавре / И. Роднянская.
Нюточкин дом : рассказ // Звезда. – 2008. – № 1. – С. 14–39.
Орест и сын : роман // Звезда. – 2007. – № 1. – С. 11–79 ; № 2. – С. 44–119.
Преступница : роман // Звезда. – 2005. – № 1. – С. 7–96 ; № 2. – С. 29–118.
Рец: Анненкова А. Преступление без наказания / Анна Анненкова // Новый мир. –
2005. – № 11. – С. 172–176.
Казначеев С. Преступница наказана / Сергей Казначеев // Литературная
газета. – 2005. – 14–20 дек. (№ 52). – С. 13.
Тебе отпущено любить… : стихи // Аврора. – 1989. – № 12. – С. 108–109. – Содерж.:
Александр Данилович Меншиков ; Дворцовая площадь ; «Предпринимая долгий путь…».
64
2010
•
Победитель – Елена Колядина «Цветочный крест»
•
Олег Зайончковский «Счастье возможно»
•
Андрей Иванов «Путешествие Ханумана на Лолланд»
•
Мариам Петросян «Дом, в котором…»
•
Герман Садулаев «Шалинский рейд»
•
Маргарита Хемлин «Клоцвог»
Елена Колядина
Колядина Елена Владимировна (род. в 1960 г.) – российская
писательница, журналист. Родилась в г. Череповце в семье
металлургов. Отец, Чесноков Владимир Анатольевич, писал
охотничьи рассказы. По образованию — инженер-электрик, в 1983
году
окончила
Ленинградский
институт
инженеров
железнодорожного транспорта. По профессии — журналист,
колумнист газеты «Метро». С 1995 по 2001 годы сотрудничала с
журналом «Cosmopolitan», в течение 10 лет являлась собкором, а
затем редактором отдела писем «Комсомольской правды». Автор
11 книг в основном в жанре «любовного романа» (Краденое
счастье, Мелодия моей любви, Сто осколков счастья и др.). В 2007
году номинировалась на получение национальной литературной
премии
«Большая
книга».
Роман
«Цветочный
крест»,
первоначально называвшийся «Весёлая галиматья», за который
получила премию, начала писать в 2008 году. Роман впервые был опубликован в журнале
«Вологодская литература» № 7, 2009.
Колядина отмечает влияние на свои произведения творчества Набокова, Гоголя,
Сорокина, Пелевина, Лимонова, Славниковой. Разделяет идеи феминизма. Замужем. Двое
сыновей. Внастоящее время живет в Вологде и работает специальным корреспондентом в
«Голосе Череповца».
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
*Цветочный крест : роман-небылица. – М. : АСТ : Астрель, 2011. – 380 с.
Роман стал сенсацией литературного года и вызвал шквал
полярных откликов. Одни увидели в нем только эротику и
«богохульство»,
другие
—
настоящую
прозу:
живую,
провокативную, яркую. Это роман о любви как плотской, так и
духовной, о грехе и святости, о красоте земной и небесной. История
молодой женщины, сожженной в Тотьме в 1672 году «за
ведьмовство» — исторический факт, он-то и лег в основу романа,
все остальное «небылица-небывальщина», лихо закрученная вокруг
главных персонажей романа: девицы Феодосии, она же
впоследствии блаженная, «дурака», молодого священника Логгина
и скомороха Истомы…
Действие романа происходит в городе Тотьма в эпоху
правления Алексея Михайловича. В центре конфликта оказывается
юная жительница города Феодосия. Молодой священнослужитель
65
Логгин, ставящий своей целью перевоспитание невежественной паствы, после не совсем
успешных попыток сделать Феодосию «праведной» отправляет ее на костер за колдовство.
С момента оглашения шорт-листа премии «Русский Букер» роман «Цветочный
крест», считавшийся до того аутсайдером, и лично Е Колядина становятся объектом как
ожесточённой критики, так и восхищения. В частности, появились насмешливые записи в
блогах и отрицательные рецензии в СМИ. Критиками отмечается слабое знание автором
лексики соответствующего периода (17 век), смешение ее с современными словами,
стилистическая неграмотность, незнание быта, комичность в описании эротических актов.
Те, кому книга понравилась, отмечают дерзость лексического эксперимента, смелость в
раскрытии темы богоискательства, которая в современной российской литературе не
приветствуется (по принципу «о православии или хорошо, или ничего»), сильную
мелодраматическую пружину, яркие образы главных героев. Главный редактор журнала
«Вологодская литература», выдвинувший роман на соискание «Русского Букера» после
объявления Колядиной лауреатом, заявил: «Елену считали «темной лошадкой», а она стала
«троянским конем». Сама Е. В. Колядина характеризует произведение как «веселую
тотемскую галиматью об огненной елде и золотых лядвиях» и считает, что роман проверяет
не «образованность» читателя, а его сердце.
Из 600 тыс. рублей, составляющих денежную премию, она собирается потратить
пятую часть «на благотворительность», 50 тыс. отдать журналу «Вологодская литература»,
напечатавшему ее роман, «что-то купить для физкультурного зала в одной из школ
Вологодской области, что-то отдать в церковь».
Прозаик Михаил Бутов – заместитель главного редактора журнала «Новый мир»
сказал после торжественного обеда: «Жюри, которое приняло это решение, очень сильно
подставилось. Я один из немногих людей, которые читали роман. Не исключаю того, что
профессиональное беглое чтение не выявило в нем достоинств, которые в нем есть. В
букеровском жюри— достойные люди. Они, присудив премию «Цветочному кресту»,
должны были точно знать, что эти достоинства в нем существуют. Хотелось бы, чтобы жюри
объяснило, что в этой книге есть такого, чего не увидел я».
Писатель Владимир Маканин лишь сказал: «Не знаю, что сказать, буду думать».
ИЗ ОТЗЫВОВ О РОМАНЕ НА САЙТАХ ИНТЕРНЕТА
Ольга Романцова
Вручение премии «Русский Букер – 2010» обернулось скандалом. Приз вручили
писательнице Елене Колядиной за роман с сильным эротическим подтекстом «Цветочный
крест», который в литературном сообществе талантливым не считают. Автор статей в
женском журнале и дамских любовных романов очаровала жюри историей о слабой девушке
и ее истязателе, а также заменой грубых современных сексуальных терминов на старинные
«елда», «манда» и иже с ними.
Источник: bukvoid.com.ua
Секс в средневековье
Импульсом для создания романа стали, по словам Колядиной, прочитанные ею строки
о том, что в 1672 году в городе Тотьма была сожжена в срубе по обвинению в колдовстве
женщина по имени Федосья. Она прочла их «в книжке западных авторов о ведьмах» в то
время, когда занималась исследованиями феминизма, и затем «стала собирать все о роли
женщин в истории и их вкладе в цивилизацию».
Поразившую ее фразу Колядина записала в записную книжку, лет пять обдумывала,
роман написала за полтора года, работая по ночам, из-за чего роман, по ее словам, посвящен
66
«плотским утехам». Жанр романа Колядина определила как «озорной», сказав, что это книга
«о любви и о сексе в Вологодском крае в позднем средневековье».
Занимаясь материалом, писательница пришла к неожиданному открытию. В XVIII
веке «секс был всегда, и в гораздо больших количествах, чем мы сейчас об этом говорим».
Понять это ей помог старинный сборник вопросов для исповедующих священников, который
«кого угодно может вогнать в краску», и материалы медицинских обследований солдат,
доказавшие, что «детородные органы в те времена были гораздо больше, чем сейчас».
Особенно вдохновил писательницу, которая с 1995 года сочиняет рассказы для
журнала Cosmopolitan и регулярно издает любовные романы, тот факт, что в языке
допетровской Руси для всех любовных отношений есть слова, которые «никого не
оскорбят»,— к примеру, «елда».
Источник: br00.narod.ru
Роман о гламурной девушке
Роман начинается прямо со сцены исповеди, фразой, которую задает один из главных
героев романа священник отец Логгин: «В афедрон давала ли?» Словом этим, как сказано в
романе, «лепотой своего звучания напоминавшем ему виды греческой горы Афон»,
писательница обозначает задницу.
Исповедует священник главную героиню Феодосью, которую Колядина называет
«гламурной девушкой». «Моя героиня— всегда гламурная девушка, в какое время бы она ни
жила»,— говорит она. Феодосья согрешила со скоморохом Истомом (сам он предпочитает
называть себя актером) и Логгин пытается ее перевоспитать. Под влиянием его наставлений
Феодосья отрезает клитор, юродствует, творит чудеса, после чего ее сжигают как ведьму.
Как говорит Колядина, за счет девушки отец Логгин хочет сделать себе карьеру и попасть в
«патриарший пул».
Писала книгу Колядина «свободно», считала своими «стилистическими отцами»
Набокова, Гоголя, Сорокина и Пелевина и «просто молилась книге Лимонова „Я, Эдичка“».
Самое странное в «Цветочном кресте» даже не сюжет, а язык. Автор смешивает в нем
слова разных эпох, создавая некий стилистический винегрет. Она подчеркивает, что «писала
без всякого внутреннего цензора» и ей «не важно, понравится это читателям или нет».
Лучше всего эту стилистическую мешанину с эротическим подтекстом можно
проиллюстрировать цитатой: «С таких пирогов али елда пополам, али манда вдребезги!»
Сочетания получаются причудливые и порой диковатые. «Вспамятуй, любимый мой,
как дрочились нежно с тобой всю ночь в моей горнице»,— говорит Феодосья Истому.
«Ретивым» называет не сердце, как полагается, если следовать словарю Ожегова и сказкам
Пушкина, а мужской половой орган. Таких «ляпов» немало.
Источник: http://genefis-gbr.ru
С небесами на дружеской ноге
На вопрос, не боится ли она негативной реакции со стороны представителей церкви,
Колядина ответила, что хотя она «не фанат веры», но в своей книге «ее пропагандирует».
Она уверена, что написала книгу «с Божьего благословения». И добавила: «Бог разговаривал
со мной, он был достаточно веселый, добродушный, он откликался на юмор, смеялся и
говорил— „Пиши, что хочешь“, и сидел, положив нога на ногу. Правда, смотрел на меня
немножко сверху».
Исторические погрешности в романе, вроде «картофельных рогулек», которых в те
времена на Руси просто быть не могло, Колядину не смущают. По ее словам, она во всех
своих романах «намеренно разбрасывает какие-то для себя заветные вещи». Она привела
пример— героиня другого ее романа, «Краденное счастье», встречается с Путиным в день
рождения писательницы.
67
Что касается ее победы на «Русском Букере», Колядина сказала: «Я спокойно шла
сюда. Не то чтобы я была уверена в призе, просто для меня эта книга— самая лучшая из всех
моих 11 романов. Я за нее спокойна: даже если бы ее сожгли или, как книгу Сорокина,
опустили в унитаз, для меня она была бы самая лучшая».
Источник: http://i-r-p.ru
Взгляд со стороны
Председатель жюри, писатель Руслан Киреев, члены жюри кинорежиссер Вадим
Абдрашитов и литературный критик Мария Ремизова так и не смогли внятно объяснить в
разговоре с GZT.RU, что заставило их выбрать «Цветочный крест» лауреатом.
Колядина обошла сильных соперников: Германа Садулаева, описавшего в
«Шалинском рейде» глазами своего героя новейшую историю Чечни; Олега Зайончковского
с романом «Счастье возможно», в котором писатель-неудачник, сочиняя добрые сказки,
меняет к лучшему собственную жизнь; фантастические «Дом в котором» Мариам Петросян,
где дети-инвалиды становятся участниками чудесных историй, и «Путешествие Ханумана на
Лолланд» Андрея Иванова, отправляющего в странствия двух эмигрантов-маргиналов—
русского и индуса; «Клоцвог» Маргариты Хемлин, пересказ семейной истории странноватой
учительницей математики.
Члены жюри называли 2010 год «очень плодотворным», говорили об «очень хорошем
списке финалистов вообще», Абдрашитов даже пожалел, что в короткий список вошли
только шесть произведений— «девять там точно могло бы быть». Абдрашитов и Киреев
признали, что книга Колядиной несовершенна. Но это все равно не помешало выбрать ее
лучшей.
На вопрос о неточностях в использовании терминов Абдрашитов ответил образно:
«Наверное, если подойти вплотную к какой-либо живописной картине, то увидишь какие-то
огрехи. Много будет непонятного, и претензии какие-то будут, безусловно. Но надо отойти
на несколько шагов, чтобы увидеть гораздо больше и гораздо более цельное, чем с таким
буквальным приближением, о котором говорите вы».
Киреев отметил, что «руководствовались все эстетическими соображениями». Его
лично поразил сюжет («девочка доверчивая, любящая, тонкая, ее сгибает карьерист») и
«главное— язык, воссоздание атмосферы».
Это еще не все…
Колядина так полюбила свою героиню, что когда дело дошло до сцены сожжения в
срубе, ей казалось, будто она «убивает себя». Поэтому финал получился открытым:
Феодосья в пылающем срубе призывает смерть, та появляется (ясное дело, с косой) и
говорит стрельцу, стоящему у сруба на карауле: «Передай, чтоб отстала от меня, нет ее в
списках». Писательница рассказала журналистам, что Феодосья выжила, и уже готово
продолжение «Цветочного креста».
Примечание: Вступительная статья составлена по материалам Интернета
68
2011
В 2011 году старейшая в России независимая литературная премия присуждена в 20-й раз.
В этом году жюри прошлых лет выбирало лауреатов по рейтинговому голосованию из всех,
кто входил в число претендентов в прошлые годы. Номинантов выбрали из числа 60
произведений, входивших в шорт-листы Букеровской премии за 2001–2010 годы. При этом
из пяти претендентов лишь Олег Павлов является лауреатом премии, остальные –
финалисты. Впервые писатель получил премию посмертно. Проведенный как «РУССКИЙ
БУКЕР ДЕСЯТИЛЕТИЯ», конкурс дает возможность проверить перспективную
справедливость ежегодных оценок, выносимых Букеровским жюри, и предложить итоговый
рекомендательный список читателям современной литературы.
•
Победитель – Александр Чудаков «Ложится мгла на старые ступени…» (финалист
2001 года)
•
Олег Павлов «Карагандинские девятины, или Повесть последних дней» (лауреат 2002
года)
•
Захар Прилепин «Санькя» (финалист 2006 года)
•
Роман Сенчин «Елтышевы» (финалист 2009 года)
•
Людмила Улицкая «Даниэль Штайн, переводчик» (финалист 2007 года)
Александр Чудаков
Чудаков Александр Павлович (02.02.1938–
03.10.2005) – российский литературовед и
писатель, специалист по Чехову.
Родился в г. Щучинск Казахской ССР в семье
учителей. Окончил филологический факультет
МГУ (1960). Доктор филологических наук (1983),
профессор. Работал в Институте мировой
литературы (с 1964), преподавал в МГУ, МПГУ,
Литинституте, РГГУ, а с 1987 в качестве
визитинг-профессора еще и в Гамбургском,
Мичиганском, Мидлбери, Лос-Анджелесском,
Принстонском университетах, в Институте
иностранных языков в Сеуле. Член СП СССР
(1977), Международного Чеховского общества
(1989). Был членом редколлегии, затем (с 1993) редакционного совета журнала
“Литературное обозрение”, редколлегии журналов “Новое литературное обозрение”,
“Чеховский вестник”. Премия фонда “Знамя” (2000). Был женат на литературоведе и
общественном деятеле М. О. Чудаковой.
Печатается с 1959. Автор книг: Поэтика Чехова (1971, на английском языке – 1983); Мир
Чехова. Возникновение и утверждение (М. : Сов. писатель, 1986); Антон Павлович Чехов :
книга для учащихся (М. : Просвещение,1987); Чехов в Таганроге : литературная хроника (М.
: Правда, 1987); Слово – вещь – мир. От Пушкина до Толстого : Очерки поэтики русских
классиков (М. : Совр. писатель, 1992). Составил и комментировал сборники произведений
Ю. Н. Тынянова (М., 1977; совместно с Е. Тоддесом и М. Чудаковой), А. П. Чехова (М., 1980,
69
1984, 2001), В. Б. Шкловского (М., 1990; совместно с А. Галушкиным). Опубликовал
воспоминания «Спрашиваю Шкловского» (Литературное обозрение, 1990, № 6). Печатался
как историк русской литературы и русской филологии в журналах “Вопросы литературы”,
“Новый мир”, “Литературное обозрение”, “Новое литературное обозрение”. В 2000 в
журнале “Знамя” публикует роман-идиллию “Ложится мгла на старые ступени”, который
номинировался на Букеровскую премию в 2001 году.
Чтобы понять, что за человек был автор романа-победителя хочется привести отрывки из
статьи историка литературы Сергея Бочарова, опубликованной в “Новой газете”(06.10.2005)
после гибели А. Чудакова.
Александр Павлович ЧУДАКОВ (1938-2005)
Гибель Саши Чудакова потрясла читающую… не одну Москву и не одну Россию:
звонят из Петербурга, Новосибирска, Гамбурга. Потеряли не только большого филолога и
недавно явившегося нам писателя — это было явление современной русской жизни.
Александр Павлович чувствовал себя человеком академическим и хотел держать
традицию не только отцов — филологических дедов. Он на них равнялся в собственной
филологии, он разговаривал с ними годами и разговоры эти за ними записывал. Есть книга,
которую мало кто видел, — она отпечатана в Сеуле, когда А.П. там несколько лет
преподавал, в количестве 10 экземпляров — «Слушаю. Учусь. Спрашиваю. Три мемуара».
Разговоры с Бонди, В. В. Виноградовым и Виктором Шкловским, которые шли на
протяжении многих лет и записывались в тот же день. Разговоры, населенные людьми и
событиями за полвека — с 20-х до 70-х годов. Своей пытливой активностью А.П. связывал
эпохи.
Последнее дело, которое он не успел совершить-завершить, — мемуарная книга таких
разговоров. Сверх имен, уже названных, — с М. М. Бахтиным и Лидией Гинзбург. Не
успел…
Все мы «предполагаем жить» и легкомысленно не собираемся умирать — А.П. как
будто был таким в особенной степени. Какая-то бодрая, можно даже рискнуть сказать —
оптимистическая нота его отличала, с постоянной настроенностью на новое дело — и гибель
его в сознание не умещается. Именно гибель — не просто смерть. Столько было в нем
жизни, с каким же шумом она из него ушла.
Я видел, как Саша работает ломом — лед колет. Видел, как он строит дом своими
руками. Дом (дача) вышел трехэтажный, готический, как собор. Одна знакомая, увидев его,
сказала: «Автопортрет». Высокий, тяжелый, большой человек — этот образ входил и в
работу филолога. Мощь физическая, наверное, передавшаяся от деда-священника. Александр
Чудаков мог стать профессиональным пловцом — знаменитый послевоенный пловец и
тренер Леонид Мешков склонял его на эту карьеру. Не пошел — пошел в филологи. Три года
назад мы были в Михайловском и много плавали в приятно чистой Сороти. Он, конечно,
отрывался и великодушно дожидался. Выйдя же из воды, облачался в белый костюм и
галстук и делал доклад. Таков был стиль-человек.
70
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Ложится мгла на старые ступени : роман-идиллия // Знамя. – 2010. – № 10. – С. 7–
62 ; № 11. С. 26–97.
* То же. Москва : ОЛМА-Пресс, [2001?].–510, [1] с.
Автобиографический роман «Ложится мгла на старые
ступени» Александр Чудаков писал всю жизнь. По словам
историка литературы Мариэтты Чудаковой – вдовы
Александра Павловича, первую запись сделал в 18 лет.
Масштабный
историко-философский
роман
с
гипнотической точностью воссоздает навсегда канувшую в
прошлое культуру ссыльно-поселенцев середины XX века,
вынужденных жить и выживать на границе Сибири и
Северного Казахстана
В 2000 году произведение опубликовал журнал
«Знамя», посыпались восторженные отзывы критики. Не
прошло и года, как роман-воспоминание, названием которого
стала строчка из стихотворения Блока, вошел в короткий
список «Русского Букера». Об успехе писатель так и не узнал.
Рец. : * Новикова Л. // Коммерсантъ. – 2001. – 5 декабря. – С. 14.
ИЗ ОТЗЫВОВ О РОМАНЕ НА САЙТАХ ИНТЕРНЕТА
Ложится мгла на старые ступени
Одна из лучших русских книг последних десятилетий – "Ложится мгла на старые
ступени" Александра Чудакова. Не бестселлер, но кто надо - прочли и заметили. Это мемуар,
хотя подзаголовок - "роман-идиллия". По-честному - ни романа там нет, ни тем более
идиллии. Какая уж идиллия в повествовании о семье русских ссыльно-поселенцев в
Северном Казахстане. И почему-то Чудаков, видно, опасаясь, что не получится
увлекательное чтение, несколько романизировал книгу: наряду с нормальным авторским "я"
присутствует и некий "Антон" в третьем лице: тот же Александр Чудаков.
Беспокоиться ему не стоило: от книги оторваться нельзя, невозможно и забыть. И, что
важно, нельзя не извлечь пользы, самой что ни на есть практической, для жизни: о многих ли
книгах такое можно сказать.
В последнюю нашу встречу с Александром Павловичем я сказал ему о своих
восторгах. И, главное, о том, что "Ложится мгла на старые ступени" - это советский
"Робинзон Крузо". Школа выживания. Выживания всякого - умственного, нравственного,
физического, бытового. Сравнение ему понравилось.
Чудаков успел услышать похвалы и прочесть рецензии. Книга вышла в 2002 году, а в
2005-м Александр Павлович умер безвременно и нелепо. Он был высокий, сильный, стойко
воспитанный той беспощадной средой, которую описал в своей последней книге, но извивов
судьбы не предусмотреть.
2 февраля Чудакову исплнилось бы 70 лет.
Вдумчиво читающая публика знала его давно. Лучшие труды о Чехове - его пера:
"Поэтика Чехова", "Мир Чехова", образцовая чеховская биография для школьников: она
вышла в 87-м - уже при ослабленной цензуре, но еще при больших тиражах (200 тысяч). Что
до "Мира" и "Поэтики" - так о русской классике не писал никто. Дело не только в
доскональном знании и редкостном умении рассказывать просто о сложном, но еще и в
повествовательном даровании, точном чувстве композиции, мастерстве расстановки
смысловых и эмоциональных ударений. Можно было и тогда заподозрить в таком
71
литературоведе природного литератора. И все же книга "Ложится мгла на старые ступени"
стала радостным открытием нового большого писательского таланта, явившегося в возрасте
64 лет.
Робинзонада ссыльной семьи - из духовного сословия по одной линии и дворянского
по другой - излагается в мельчайших подробностях. Что самое захватывающее в истории
Робинзона Крузо? Перечень предметов, извлеченных из сундука с затонувшего корабля, и
рассказ о том, как Робинзон превращает их в инструменты жизни. В главе с примечательным
заглавием "Натуральное хозяйство ХХ века" Чудаков пишет: "В этой стране, чтобы выжить,
все должны были уметь делать всe".
"Всe" - это всe.
"Сахарную свеклу, нарезанную мелкими кусочками, положить в глиняную посуду,
плотно закрыть и поставить в русскую печь на два дня. Получится темная масса. Ее
процедить сквозь ткань (ежели у вас остались со старого времени ветхие простыни
голландского или биельфельдского полотна - лучше всего!) и хорошо отжать. Сок налить в
ту же посуду и поставить после затопа в печь. Когда он станет густой, как кисель, - патока
готова".
"При посадке картофеля во всякую лунку сыпали из трех разных ведер: древесную
золу, перегной и болтушку из куриного помета".
"Из картошки делали крахмал, на нем варили кисель из моркови, иногда овсяный, для
чего на жерновках мололи овес. Часть крахмала шла на отцовские манишку, воротнички и
манжеты, ослепительность которых поражала каждого нового эвакуированного
преподавателя".
"Я делал свечи. Вытапливал в большой жестяной миске стеарин из каких-то
спрессованных вместе с проволокою пластин и разливал его по сделанным из плотной
бумаги трубочкам разного диаметра вместе с натянутым внутри конопляным фитилем".
"Кожевенным производством как химик руководила мама... Нижний, защитный слой
всякой кожи - мездру, клетчатку стругали специальной приспособой наподобие рубанкашерхебеля, только с полукруглым жалом".
Господи, середина ХХ века!
А Чудаков все нанизывает: "Варить мыло считалось делом простым: щелочь да
бросовый животный жир... Когда родилась сестра, для ее мытья сварили из стакана
сливочного масла кусочек другого, туалетного мыла".
И снова - все в деталях, которые цитировать бы и цитировать. Все помнит. Вдруг,
рассказывая о домашнем изготовлении веревок, пишет: "Часть бечевок натирали сапожным
варом - зачем, я забыл, а спросить уж не у кого".
Вот оно - воспитательное значение литературы: не в дурацком школьном смысле, а в
самом прямом. Нам варить крахмал ни к чему, но хорошо бы осознать, как крахмалил себе
манжеты ссыльный в непроглядной казахстанской глуши. Вот только - "спросить уж не у
кого". Уже Чудакову было не у кого, а и он умер.
Как они там без устали стругали себя неведомым шерхебелем, не позволяя озвереть в
условиях, ничего, казалось бы, кроме озверения, не вырабатывающих.
Как хозяйственная автономия оборачивалась самостоянием личности.
Каким-то диковинным, но убедительным образом все виды выживания сопрягаются.
"Говорил еще дядя Коля о тех, кто выживал на фронте. Кто не ленился отрыть окоп в полный
профиль, сделать лишний накат на землянке. Кто не пил перед боем наркомовские сто грамм
- притупляется осторожность. Кто не шарил в Германии по домам".
Они шли поперек. Чудаков размышляет: "Такая странная эпоха, как советская,
выдвигала и создавала таланты, соответствующие только ей: Марр, Шолохов, Бурденко,
Пырьев, Жуков - или лишенные морали, или сама талантливость которых была особой, не
соответствующей общечеловеческим меркам". А эти, ссыльные в Северном Казахстане,
были именно что общечеловеческие - как Робинзон был на своем острове единственным
представителем отряда приматов. Казахстанские робинзоны погружались в хозяйственные
72
бездны, подсознательно понимая, что это верный, а в их обстоятельствах единственный путь
к сохранению душевного здоровья.
В чем суть и увлекательность товарно-бытового обихода героев Дефо и Чудакова? Да
в том, что за повседневными хлопотами слышен гул подлинной жизни: не во имя чего-то, а
жизни просто - для себя и близких и больше ни для кого. А в результате выходит - для
истории и для всех.
Ведь вышел же из того бытия и быта Александр Павлович Чудаков, умевший делать
свечи, сахар и крахмал, научившийся делать понятным Чехова. А того понимать надо чтобы лучше понять, как жить. Такой вот получается круг.
Задним числом теперь кажется ясным, почему Чудаков избрал делом жизни Чехова.
Ведь именно будничному Чехову - не Толстому, не Достоевскому, не Гоголю,
превосходящим его в размахе и яркости, удалось создать рабочую матрицу, пригодную уже
сто с лишним лет. Чеховское "творчество из ничего" - в основе прозы (Хемингуэй, Стейнбек,
Камю) и драматургии (Ионеско, Беккет, Уильямс) ХХ века. Литературный экзистенциализм.
Неброскость Чехова плодотворна - позволяя додумывать и дописывать по канве. И самое
важное - это чеховское мужество: и его самого, и его героев. "Надо жить, дядя Ваня". Не както по-особенному, а вообще - жить.
Хальдоур Лакснесс
Действительно идиллия. Автор рассказывает о своём детстве, юности, отрочестве и до самых
наших времён. Тем, кому сейчас за 50 лет и тем, кому ещё только 20 - этот роман
непременно надо прочитать. Рассказывается о том времени, когда свирепствовали
сталинские репрессии, когда всё было нельзя и всё делалось с оглядкой на власть. Автору в
то время не с чем было сравнивать свою жизнь, т.к. он искренне считал, что родился в самой
лучшей стране. Это и делает роман очень привлекательным для читателя. В нём нет
безысходности, нытья в том духе "ах, как нам было тяжело и невыносимо". Трудно было
жить, но благодаря находчивости и смекалки его ближайших родственников, жить было
интересно.
В романе описана необыкновенная любовь к своему деду. Который был ближе отца и
матери, был мудр и честен перед собой и перед людьми, не принимал и не доверял советской
власти, но не делал из этого трагедии.
В книге много юмора, иронии. Но много и трагических случаев.
Всё, о чём написано, взято из жизни. Ничего не придумано. Читается легко и с
удовольствием. Очень советую найти эту прекрасную книгу и прочитать. Она рассчитана на
семейное прочтение.
ЭВА
«И все они умерли» — заключительная глава романа-идиллии Александра Чудакова,
названного блоковской строкой. Герой романа, личный герой, в последней главе погружен в
мысль о смерти, и первоначальное название романа было — «Смерть деда». Не только для
меня роман стал открытием. Мемуариста Чудакова я знал, писателя не подозревал. А
филолога с его излюбленной темой предметного мира в литературе я стал узнавать, читая
роман. Сколько в нем предметного мира — не литературного, а вынесенного из детства,
биографического. Бесчисленные подробности быта ссыльного населения в городке на
границе России и Казахстана, где провел свое военное и послевоенное детство автор. А
вообще роман — исторический. Не только картина эпохи в обилии подробностей, но
свидетельство. Свидетельство о том, как русская жизнь сохранялась внутри советской в той
полуссыльной среде, о которой я не знаю другого такого литературного свидетельства.
Сергей Бочаров
73
ДРУГИЕ РАБОТЫ ЛИТЕРАТУРОВЕДА И ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Издания
Мир Чехова : Возникновение и утверждение. – М. : Советский писатель, 1986. – 379, [2] с.
: ил.
Антон Павлович Чехов : книга для учащихся. – Москва : Просвещение, 1987. – 174, [1] с. :
ил.
Публикации
«В России надо жить долго» // Новый мир. – 1990. – № 7. – С. 240–249. – Рец. на кн.:
Каверин В. Эпилог. Мемуары / Вениамин Каверин. – Москва : Московский рабочий, 1989. –
543 с.
Говорят лауреаты «Знамени» // Знамя. – 2001. – № 3. – С. 201–206. – Из содерж.:
[Выступление на торжественной церемонии вручения премии фонда «Знамя»] / Александр
Чудаков.
Литература non fiction: вымыслы и реальность : [размышления литературоведов] //
Знамя. – 2003. – № 1. – С. 190–203. – Из содерж.: Александр Чудаков.
«Между «есть Бог» и «нет Бога» лежит целое громадное поле…». Чехов и вера // Новый
мир. – 1996. – № 9. – С. 186–192.
Филология – кризис идей // Знамя. – 2005. – № 1. – С. 187–211. – Из содерж.: Огонь, вода,
гидры и медведи / Александр Чудаков.
74
2012
•
Победитель – Андрей Дмитриев «Крестьянин и тинейджер»
•
Марина Ахмедова «Дневник смертницы»
•
Евгений Попов «Арбайт, или Широкое полотно»
•
Ольга Славникова «Легкая голова»
•
Марина Степнова «Женщины Лазаря»
•
Александр Терехов «Немцы»
Андрей Дмитриев
Дмитриев, Андрей Викторович.
Советский, российский писатель,
сценарист. Родился 7 мая 1956
года в Ленинграде в семье
служащих. Детство провел в
Пскове.
Учился
на
филологическом факультете МГУ
им. М. В. Ломоносова (1973-77),
окончил сценарный факультет
ВГИКа
(1982).
Работал
редактором, членом коллегии
Центральной сценарной студии
Госкино СССР (1983-86).
В 1983 году дебютировал
рассказом «Штиль» в журнале
«Новый мир». Опубликовал ряд
рассказов и повестей в журналах
«Знамя» и «Дружба народов». В
1995 году повесть «Поворот реки»
была удостоена премии журнала
«Знамя»
как
произведение,
утверждающее
приоритет
художественности в литературе.
Автор четырех книг прозы.
Автор и соавтор сценариев фильмов: «Человек-невидимка» (1983), «Радости среднего
возраста» (1984), «Алиса и Букинист» (1989), «Черная вуаль», «Ревизор» (1996) и некоторых
короткометражных картин.
Произведения Дмитриева переведены на итальянский, немецкий, чешский языки.
Член Русского ПЕН-центра (1997). Член Союза кинематографистов России.
Ведет мастер-классы на ежегодном Форуме молодых писателей России.
Пушкинский стипендиат Фонда Альфреда Тепфера (1995). Лауреат премии фонда
журнала «Знамя» (1995, 1999), Большой премии им. Аполлона Григорьева (2001), премии
«Ясная Поляна-2012».
Последние 40 лет живет в Москве.
75
ПРОИЗВЕДЕНИЕ – ПОБЕДИТЕЛЬ
Крестьянин и тинейджер : роман // Октябрь. – 2012. – № 2 – С. – 47–121 ; № 3. – С.
3–64.
*То же. – М. : Время, 2012. – 320 с. – (Самое время).
В книге «Крестьянин и тинейджер» речь идет о
пересечении двух миров: в центре повествования
житель умирающей деревни, в которую приехал,
скрываясь от армии, городской подросток.
Деревня Сагачи, в отличие от аллегорической
свалки, – место обитания вполне правдоподобное, но
только и оно представительствует за глубинную Русь,
которую столичный герой послан пережить, как боевое
крещение.
Андрей
Дмитриев
отправляет
к
“крестьянину”
Панюкову
“тинейждера”
Геру,
скрывающегося от призыва.
Армия, сельпо, последняя корова в Сагачах,
пирамида сломавшихся телевизоров на комоде, пьющий
ветеринар – все это так же достоверно, как не
отправленные оставшейся в Москве возлюбленной
электронные письма, как наброски романа о Суворове,
которыми занят беглец из столицы. Было бы слишком
просто предположить во встрече намеренно контрастных героев – конфликт, обличение,
взаимную глухоту. Задав названием карнавальный, смеховой настрой, Дмитриев
выдерживает иронию повествования – но она не относится ни к остаткам советского
сельскохозяйственного быта, ни к причудам столичного, интеллектуального. С каждым
новым романом превосходный стилист, мудрец и психолог Андрей Дмитриев сокращает
дистанцию между своими придуманными героями и реальными современниками. В
«Крестьянине и тинейджере» он их столкнул, можно сказать, вплотную — впечатление
такое, что одного («тинейджера») только что повстречал на веселой Болотной площади, а
другого («крестьянина») — в хмурой толпе у курской электрички. Два лишних человека, два
одиночки из параллельных социальных миров должны зажечься чужим опытом и засиять
светом правды. Вот только с тем, что он осветит, им будет сжиться труднее, чем друг с
другом.
Роман Дмитриева уже был премирован: он получил «Ясную Поляну-2012» во впервые
введенной номинации «Детство. Отрочество. Юмор», а также входил в короткий список
«Большой книги».
Рец.: Аллегория без морали // Читаем вместе. – 2013. – № 1. – С. 12.
ИЗ ОТЗЫВОВ О РОМАНЕ НА САЙТАХ ИНТЕРНЕТА
Павел Басинский:
Андрей Дмитриев принадлежит к писателям, которые позволяют себе писать долго,
печататься редко и вообще никуда не спешить. При его огромном писательском таланте и
выдающемся мастерстве это делает каждую его новую книгу событием, которое нельзя
пропустить. К тому же он профессиональный сценарист, что делает его книги весьма и
весьма увлекательными. Андрей Дмитриев пишет так, словно классическая русская проза не
кончалась никогда. Он - наследник не только Чехова, но и Каверина. В новом романе поворот темы неожиданный. Сын богатенького коммерсанта "косит" от армии, скрываясь в
далекой и умирающей деревне. Общение, а затем и дружба с простым деревенским мужиком
76
полностью меняют его душевный состав. Лучше сказать, проявляют в этом составе главные
душевные качества.
Очень пронзительная история. Вот бы снять по ней фильм!
Самуил Лурье:
Задача прозы в значительной степени состоит в том, чтобы передать минующую нас летучую
реальность. Он умеет это сделать. И в этом смысле он – настоящий писатель. Он продолжает
традиции Тургенева, Чехова и Толстого. Какое бы не было ужасное положение русской
прозы сегодня, он делает то, что должен
Журнал PSYCOLOGIES:
3 причины прочитать "Крестьянин и тинейджер" Андрея Дмитриева
1. Узнать друг друга. 19-летнего москвича Геру родители отправили прятаться от армии в
глухую деревню к непьющему крестьянину Панюкову, и эти абсолютно разные люди отчегото оказываются не чужими друг другу. Но открывается это не им самим, а читателю –
исподволь, в деликатном пунктире точных сцен. Вот Гера делает Панюкову компрессы на
больные ноги, а тот заботливо устанавливает в доме розетку для компьютера. Вот Панюков
прячет любимую книгу "Детские годы Багрова-внука", потому что Гера "не дорос", а тот
находит ее и не может оторваться. И вот уже вместе они разыскивают в лесу пропавшую
корову и идут по проселочной дороге вдвоем, окутанные туманом и одиночеством… Оба
наделены даром чуткости и искренности, и оба – совершенно лишние в том мире, который
их окружает.
2. Найти свое место. Каждому кажется, что где-то есть другой мир и спасение – именно там.
Запертый в деревне Гера всем своим существом рвется в город – там девушка Татьяна, там
папа с мамой, там грохот и суета, там жизнь. Да и Панюков, отродясь не бывавший в городе,
вдруг уверует, что там он вылечит свои больные ноги, найдет врача для любимой женщины,
и жизнь наконец-то обретет смысл. Но суждено ли нам вырваться за пределы своего "Я",
своей судьбы? Для начала важно эту судьбу не проморгать.
3. Не опоздать на встречу. А ведь именно это и происходит, когда родные люди все же
позволяют жизни растащить себя в разные стороны. Так разминулись в конечном счете
крестьянин и тинейджер, и не успел Панюков к возлюбленной, которая напрасно прождала
его всю жизнь...
Андрей Дмитриев написал грустный роман о разобщенности близких друг другу
людей. Прочтя его, хочется спросить себя, не ждем ли мы свидания, которое уже наступило
или, наоборот, не наступит никогда.
Майя Кучерская ("Ведомости"):
Андрей Дмитриев написал поэму в прозе, полную движения, неба, ветра и просто русской
шири. В том же смысле это поэма, что и "Мертвые души". Хотя вообще-то "Крестьянин и
тинейджер" — проза, конечно же, роман. Здесь нет лирических отступлений, лирического
героя, нет ритмизации (с которой Дмитриев экспериментировал в предыдущем романе,
«Бухта Радости»), как и других внешних признаков принадлежности к лирике нет. Зато
поэтической стихии, веющей в каждой строке, повороте сюжета и глинистой дороги, сколько
угодно.
Потом, когда Дмитриева начнут проходить в школах, серьезные учительницы наверняка
будут объяснять ученикам, что в произведении Андрея Викторовича "Крестьянин и
тинейджер" сталкиваются два мира — мир русской деревни, не гибнущей, к сожалению, а
уже практически погибшей, и мир городского инфантильного юноши. Действительно, на
этом диалоге (впрочем, диалоге глухих) и держится конструкция романа, и все же не это в
нем самое ценное. Самое — широта дыхания, интонационная раскованность, литературная
свобода, с которой роман написан.
Время действия — 2007 год. Действующие лица — московский юноша Гера, заваливший в
университете сессию и теперь спрятавшийся в деревне, чтобы пересидеть призыв в армию.
77
Гера записывает мысленные разговоры с любимой девушкой, из-за которой и забросил
учебу, потихоньку сочиняет книжку про Суворова и слегка тяготится вечерними
посиделками с "крестьянином" за телевизором. В роли "крестьянина" — 42-летний Панюков,
последний житель деревни Сагачи, непьющий, одинокий владелец коровы и кур, который и
поселил Геру в соседней избе. Раньше в ней жил друг Панюкова, сбежавший в столицу.
Когда-то Панюков едва не женился на зоотехнике Санюшке. Он и до сих пор надеется, что
она вернется к нему, бросит ветеринара, алкоголика, который постепенно спаивает и ее. И
однажды судьба даже даст Панюкову шанс.
Все здесь постоянно перемещаются — из Сагачей в райцентр, из райцентра в городок
Пытавино, где только и ловит мобильная связь. Это размашистое движение — на рейсовых
автобусах, попутках и просто пешком, — смешанное с воспоминаниями о Татьяне в одном
случае, Санюшке — в другом, и составляет плоть романа. Событий происходит немного. Тем
не менее картина складывается вполне определенная: беспросветная. Единственное место в
райцентре, где можно оттянуться, — кафе под названием "Кафе". Единственный заработок
для мужиков — беззаконно валить лес ночью, а если поймают — идти в рабство к менту и
пахать у него на огороде, ухаживать за скотом. Единственное настоящее развлечение для
женщин — похороны, на них можно послушать профессиональную плакальщицу, "старушку
со счастливым лицом", а мылом после покойника исцелить любой недуг.
И об этом, об иссыхающей сельской и почти сельской жизни, рассказал не Борис Екимов, не
Валентин Распутин, не почвенник и не деревенщик, рассказал — совершенно без нажима и
дидактики — насквозь городской Андрей Дмитриев. Причем крестьянина выписал даже
точнее, чем горожанина-тинейджера (ну не ходят нынешние интеллигентные мальчики в
городскую баню! И школу прогуливают не так, как 30 лет назад, — сегодня бродя не по
улицам, скорее по виртуальному пространству в интернет-кафе). Естественно, Гера —
роднее, и Дмитриев сосредоточился на незнакомом. В итоге свидетельство о деревне
составил не инсайдер — чужак: тем ценнее.
В финале и Панюков, и Гера прозревают, понимают, что нужно исправить, как начать жить
правильно, бодро, мудро. И снова шагают. Один — в деревню, другой — в Москву. Но
возможна ли в русских романах счастливая развязка? Вопрос риторический. Однако светлая,
как выясняется, — да. Роман о взаимной глухоте людей, о смертной тоске русской жизни, о
тотальном провале государства по каким-то таинственным законам получился светлым.
Откуда струится этот свет? То ли "с серого неба над дорогой", куда то и дело ныряет
взглядом Панюков. То ли от лежащей на боку у избы коровы. То ли от самих героев, сплошь
хороших, и любви к ним писателя Андрея Дмитриева.
"Крестьянин и тинейджер" Андрея Дмитриева — оптимистический роман о безнадежной
русской жизни
Василий Костырко ("Русский журнал"):
Дмитриев предлагает нам оригинальный, захватывающий и жуткий сюжет. Держит читателя
в напряжении, мастерски создавая и обманывая ожидания. Угадать, "на чем сердце
успокоится", невозможно до самого конца. Даже критик-профессионал, взявшийся за эту
книгу с одной только целью учета и анализа явлений современной культуры, не в состоянии
читать ее "с холодной головой" — героям невозможно не сочувствовать.
«Крестьянин и тинейджер» — многоплановое, многоуровневое произведение с
несколькими сюжетными линиями, с ключевыми персонажами, отображающими тот или
иной социально-классовый слой нашего общества. Эти персонажи находятся на разном
удалении от читателя, в разных временных отрезках, некоторые из них представлены более
подробно, другие менее, третьи — эпизодически, но практически все они взяты из нашей
реальной жизни. На первом плане, естественно, два главных героя, представителя различных
социальных слоев и поколений. Панюков — из поколения сорокалетних, родившихся и
сформировавшихся при советской власти. Автор придает ему некоторые положительные
черты: не пьет, не курит. Есть в нем некоторая житейская мудрость (тем не менее, явно
78
недостаточная для истинного крестьянина). В остальном же — это мужик-тряпка, что
называется, ни рыба, ни мясо. Он не может как следует управляться со своим хозяйством;
покорно подчиняется председателю сельской администрации Игонину, когда тот просит о
нелегальной вырубке леса; готов послушно идти в рабство к начальнику милиции, когда тот
накрывает его с поличным при этой вырубке... Но самое неприглядное в характере Панюкова
проявляется в одной из основных сюжетных линий — истории его любви к Санюшке. Как
выясняется, оба любят друг друга, Санюшка согласна выйти замуж за Панюкова, уже
готовится свадьба. И тут проявляется эта нерешительность «крестьянина», начисто
перечеркивающая все счастливые мечтания. При чтении романа я никак не могла отделаться
от ощущения досады на этого героя: вот, к примеру, его возлюбленная остается совсем одна
в течение недели, пока ее ветеринар находится в запое и валяется в луже; Панюков это
видит, но вместо активных действий (вот она, твоя Санюшка, совсем одна, твоя, она может
сравнить тебя, почти святого, с алкоголиком, она позабыта-позаброшена) он только и делает,
что предается воспоминаниям и мечтаниям. Вот тут и напрашивается сравнение Санюшки с
Россией, а Панюкова — со всеми нами: Россия соблазнена и брошена — соблазнитель сам в
глубоком кризисе, а мы и палец о палец не ударим, чтобы спасти ее, деградирующую,
поднять ее с колен, все судачим, как было бы хорошо, если сделать так или этак, все ждем,
что все образуется само собой. А оно не образовывается. Время идет, а мы как оставались не
у дел, так и остаемся, предаваясь лишь мечтаниям. В романе показана трагическая развязка
этой сюжетной линии, героиня так и погибает, не дождавшись счастья от Панюкова. Вообще,
автор прав, заметив в одном из своих интервью, что сюжет в романе просто шекспировский.
Не разглядели его (либо не захотели разглядеть) ни критики (впрочем, есть подозрение, что
все они, без исключения, роман просмотрели, а не прочитали), ни председатель жюри
Самуил Лурье. Они даже не задумались о том, что Андрей Дмитриев, дипломированный
сценарист, просто не мог не построить четкую сюжетную линию. И, надо заметить, сделал
он это блестяще! Первым же предложением он «повесил ружье на стену», которое должно
было выстрелить в последнем акте: «Так мучил зуд в ногах, что Панюков почти не спал всю
ночь». Этот зуд в ногах, преследующий главного героя на протяжении всего повествования,
является отправной точкой для развития всех дальнейших событий. Тут же вскорости
появляется в устах медсестры районной поликлиники народное средство от этого самого
зуда — мыло после покойника. На этом и строится весь сюжет: в финале должно появиться
мыло после покойника. Автор потому и наделяет Панюкова таким нерешительным
характером, чтобы ситуация дошла до того, что, когда он, наконец, становится решительным,
судьба его отношений с Санюшкой непоправима – Санюшка умирает от цирроза печени, до
которого ее довела связь с нелюбимым ветеринаром-алкоголиком. От любимой женщины
Панюкову достается только мыло, с которым омывали ее уже остывшее тело.
ДРУГИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ В ФОНДЕ БИБЛИОТЕКИ
Издания
Закрытая книга : роман и повести. – М. : Вагриус, 2000. – 300 с. – Содерж.: Закрытая книга
: роман ; Поворот реки ; Воскобоев и Елизавета : повести.
1кх46637
Публикации
Произведения
Березовое поле : рассказ // Знамя. – 1989. – № 10. – С. 129–132.
Бухта радости : роман // Знамя. – 2007. – № 4. – С. 6–112.
Рец.: Мирошкин А. Шашлычная ода / Андрей Мирошкин // Книжное обозрение. – 2007.
– 22–28 октября (№ 43). – С. 5.
Соловьева Т. Тематические рубрики / Татьяна Соловьева // У книжной полки. –
2007. – № 4. – С. 49.
79
Яранцев В. На стыке / Владимир Яранцев // Лит. газ. – 2007. – 30 мая–5 июня (
№ 22/23). – С. 7.
Воскобоев и Елизавета : повесть // Дружба народов. – 1992. – № 7. – С. 3–41.
Рец.: Архангельский А. пРоза мира // Новый мир. – 1993. – № 1. – С. 233–241.
Немзер А. Все это Хнов… / Андрей Немзер // Независимая газ. – 1992. – 14 авг.
– С. 7.
Дорога обратно : повесть // Знамя. – 2001. – № 1. – С. 81–106.
Рец.: Булкина И. Андрей Дмитриев: Дорога обратно / Инна Булкина // Знамя. – 2006. –
№ 7. – С. 192–196.
Рогоцкая С. Пешком до Пскова / Светлана Рогоцкая // Книжное обозрение. –
2003. – 14 апр. (№ 15). – С. 19.
Закрытая книга : роман // Знамя. – 1999. – № 4. – С. 7–90.
Рец.: Ермолин Е. Закладка / Евгений Ермолин // Новый мир. – 1999. – № 9. – С. 206–
212.
Путеводитель по страницам газет и журналов России. 1. Художественная
проза // Континент. – 1999. – № 101. – С. 358–400. – Из содерж.: [Роман Андрея
Дмитриева «Закрытая книга»].
Повесть о потерянном // Дружба народов. – 1991. – № 1. – С. 140–158.
Поворот реки : повесть // Знамя. – 1995. – № 8. – С. 129–161.
Рец.: Зотов И. Искажение с последующим оживлением / Игорь Зотов // Независимая
газ. – 1998. – 23 июля. – С. 10. – (Ex libris НГ ; № 28).
Марченко А. От чего так легко зарыдать…/ Алла Марченко // Новый мир. –
1999. – № 1. – С. 194–198.
Призрак театра : повесть // Знамя. – 2003. – № 6. – С. 8–52.
Рец.: Рождественская К. Язык в катастрофе: терроризм и литературное письмо /
Ксения Рождественская // Новое лит. обозрение. – 2005. – № 2. – С. 303–306.
Руднев П. Новый театральный роман / Павел Руднев // Новый мир. – 2004. – №
2. – С. 164–167.
Пролетарий Елистратов : рассказ // Дружба народов. – 1991. – № 12. – С. 150–164.
Шаги : рассказ // Знамя. – 1987. – № 5. – С. 55–70.
Рец.: Панкеев И. «Счастливые», которым никто не завидует // Литературная
Россия. – 1987. – 10 июля (№ 28). – С. 8–9.
Штиль : рассказ // Новый мир. – 1983. – № 4. – С. 140–155.
Литературно-критические и публицистические статьи
АРС’С об итогах 2003 года // Знамя. – 2004. – № 3. – С. 186–195. – Из содерж.: [Выступление
на заседании Академии русской современной словесности] / Андрей Дмитриев.
Бенефис Леонида Зорина // Знамя. – 2009. – № 1. – С. 64–100. – Из содерж.: Post scriptum /
Андрей Дмитриев.
Возвращение в закрытый город // Октябрь. – 2009. – № 4. – С. 182–183. – (Чита–
Биробиджан–Хабаровск–Уссурийск–Владивосток).
Говорят лауреаты «Знамени» // Знамя. – 2000. – № 3. – С. 176–182. – Из содерж.:
[Выступление на церемонии награждения по итогам 1999 года] / Андрей Дмитриев.
Говорят лауреаты «Знамени» // Знамя. – 2008. – № 3. – С. 144–151. – Из содерж.:
[Выступление на церемонии награждения по итогам 2007 года] / Андрей Дмитриев.
80
Говорят финалисты премии Ивана Петровича Белкина // Знамя. – 2002. – № 6. – С. 196–203.
– Из содерж.: [Выступление на церемонии награждения по итогам 2001 года] / Андрей
Дмитриев.
Говорят финалисты премии Ивана Петровича Белкина] // Знамя. – 2004. – № 7. – С. 181–186.
– Из содерж.: Об Иване Петровиче, о Петре Петровиче и многих других : [выступление на
церемонии награждения] / Андрей Дмитриев.
«Иди, куда влечет тебя свободный ум…» // Знамя. – 1999. – № 6. – С. 172–178. –
(Конференц-зал). – Из содерж.: Андрей Дмитриев.
История – то, что не проходит : Юрий Давыдов и его проза // Знамя. – 2002. – № 7. – С. 196–
205. – (Конференц-зал). – Из содерж.: Андрей Дмитриев.
Неосновательные мысли не о любви // Знамя. – 2008. – № 11. – С. 130–136. – (Конференцзал). – Из содерж.: Андрей Дмитриев.
О прозе реальной и виртуальной : круглый стол / Андрей Дмитриев [и др.] подготовка к
публикации Н. Игруновой // Дружба народов. – 1999. – № 11. – С. 181–198.
По эту сторону телеэкрана // Знамя. – 2000. – № 4. – С. 188–210. – (Конференц-зал). – Из
содерж.: Андрей Дмитриев.
Россия 1991–2001. Победы и поражения : [размышления защитников Белого дома] // Знамя.
– 2001. – № 8. – С. 155–161. – Из содерж.: Андрей Дмитриев.
Русские в …12 году : публицистика и очерки // Октябрь. – 2012. – № 7. – С. 129–141. – Из
содерж.: Когда из мглы полународа… / Андрей Дмитриев.
Фестиваль книги и фильмов в Сен-Мало // Октябрь. – 2010. – № 11. – С. 27–64. – Из
содерж.: Явный интерес / Андрей Дмитриев.
Язык как главный герой : [выступления на «круглом столе» «Русский литературный»] //
Знамя. – 2007. – № 7. – С. 151–164. – Из содерж.: Андрей Дмитриев.
О ПИСАТЕЛЕ И ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ
Аросев Г. Разрыв шаблона. Андрей Дмитриев / Григорий Аросев // Вопросы литературы.–
2010. – № 4. – С. 84–95.
Дмитриев А. В. “Свободнее реализма нет ничего” : [беседа с писателем] / Андрей
Викторович Дмитриев ; беседу вела Е. Константинова // Вопросы литературы. – 2009. – № 3.
– С. 353–389. – (В творческой мастерской).
Немзер А. Чем откровеннее, тем загадочнее / Андрей Немзер // Дружба народов. – 1996. – №
10. – С. 157–170.
Новые герои : [Андрей Дмитриев – лауреат премии «Русский Букер»–2012] // Книжное
обозрение. – 2012. – 28 нояб.–10 дек. (№ 24). – С. 1.
81
ХОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
82
Марк Харитонов “Линии судьбы, или Сундучок Милашевича”
Владимир Маканин “Стол, покрытый сукном и с графином посередине”
Булат Окуджава “Упраздненный театр”
Георгий Владимов “Генерал и его армия”
Андрей Сергеев “Альбом для марок”
Анатолий Азольский “Клетка”
Александр Морозов “Чужие письма”
Михаил Бутов “Свобода”
Михаил Шишкин “Взятие Измаила”
Людмила Улицкая “Казус Кукоцкого”
Олег Павлов “Карагандинские девятины, или Повесть последних дней”
Рубен Давид Гонсалес Гальего “Белое на черном”
Василий Аксенов “Вольтерьянцы и вольтерьянки”
Денис Гуцко “Без пути-следа”
Ольга Славникова “2017”
Александр Иличевский “Матисс”
Михаил Елизаров “Библиотекарь”
Елена Чижова “Время женщин”
Елена Колядина “Цветочный крест”
Александр Чудаков “Ложится мгла на старые ступени…”
Андрей Дмитриев “Крестьянин и тинейджер”
Документ
Категория
Культура
Просмотров
151
Размер файла
1 302 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа