close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Традиции и обычаи народов Кавказа в романе М.Ю.Лермонтова

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Муниципальное общеобразовательное учреждение
Омутинская средняя общеобразовательная школа №2
РЕФЕРАТ
по литературе
«Традиции и обычаи народов Кавказа
в романе М.Ю.Лермонтова
«Герой нашего времени»
Выполнила: выпускница
11«а» класса Беккер О.А.
Проверил учитель литературы
Яковлева Е.Н.
с.Омутинское 2007г.
СОДЕРЖАНИЕ
I. Вступление.
стр.2
2
II. Кавказ в изображении русских классиков и в творчестве
М.Ю.Лермонтова.
III. Образ Кавказа в творчестве М.Ю.Лермонтова
2.1. Тема кавказской природы в его стихах и поэмах.
2.2. Легенды Кавказа в творчестве М.Ю.Лермонтова.
IV. Отличительные черты Кавказского народа.
V. Изображение Кавказа в живописи поэта.
5.1. Ожившая картина.
5.2. Особенности изображения природы Кавказа
и быта горцев.
5.3. Казбич и Азамат.
5.4. Бэла.
5.5. Печорин и горцы.
5.6. Максим Максимыч.
IV. Заключение.
V. Список использованной литературы.
VI. Приложения.
I. ВСТУПЛЕНИЕ
3
стр.3
стр.6
стр.9
стр.13
стр.14
стр.16
стр.18
стр.20
стр.22
стр.24
стр.25
стр.26
стр.29
стр.30
стр.31
Кавказ оставил неизгладимый след в жизни и творчестве Лермонтова.
С ним связаны дни изгнаний и странствий поэта, интересные встречи и
новые знакомства, богатейший материал жизненных наблюдений и
впечатлений, творческие замыслы и вдохновение. Все это органически
слилось и нашло яркое выражение в романе «Герой нашего времени».
За свою короткую жизнь М.Лермонтов неоднократно приезжал на
Кавказ. Когда великий поэт был еще маленьким Мишелем, Елизавета
Арсеньевна (его бабушка) несколько раз из Тархан (теперь город
Лермонтов) Пензенской губернии приезжала в гости в имение к сестре –
Екатерине Арсеньевне Столыпиной. И каждый раз для укрепления
здоровья (а эти места тогда славились минеральными источниками) она
брала с собой маленького Мишу, которого воспитывала сама после смерти
матери. Первый раз будущий поэт побывал в этих местах, когда ему
исполнилось 4 года в 1818г., второй раз – в 1820г., третий – в 1825г.
Неудивительно, что именно экзотической, броской природой Кавказа
были порождены самые яркие впечатления детства поэта. С пребыванием
на Кавказе летом 1825 года связано первое сильное детское увлечение
Лермонтова. Когда мальчику было 10 лет, он здесь встретил девочку лет
9-ти и в первый раз узнал чувство любви, оставившее память на всю его
жизнь.
Знакомство с романом и историей его создания представляет интерес,
так как перечитывая страницы романа мы как бы вновь вместе с
Лермонтовым сможем побывать на Кавказе, встретиться с прототипами
действующих лиц, познакомиться с традициями и обычаями этого
удивительного народа.
Кавказ оставил неизгладимый след в жизни и творчестве Лермонтова.
С ним связаны дни изгнаний и странствований поэта, интересные встречи
и новые знакомства, богатейший материал жизненных наблюдений и
впечатлений, творческие замыслы и вдохновение.
Знакомство с романом и историей его создания представляет интерес,
так как перечитывая страницы романа мы как бы вновь вместе с
Лермонтовым сможем побывать на Кавказе, встретиться с прототипами
действующих лиц, познакомиться с традициями и обычаями этого
удивительного интересного народа.
II. КАВКАЗ В ИЗОБРАЖЕНИИ РУССКИХ КЛАССИКОВ
4
Кавказ.
Многих русских писателей манил Кавказ, таинственный край, «где
люди вольны, как орлы»: Кавказ называли «Теплой Сибирью»; туда в
действующую армию ссылали неугодных. На Кавказ ехали и молодые
люди в жажде побывать в «настоящем деле», туда стремились и как в
экзотическую страну чудес. С 1817 года Россия вела борьбу с
разрозненными горскими племенами, объединившимися в борьбе за
свободу под знаменами Шамиля. Участвовали в этой войне и иные
офицеры, М.Лермонтов и Л.Толстой, , но не войну воспели они в своих
кавказских творениях, а прекрасную, суровую, дикую красоту гор,
колоритную жизнь горцев, чарующую красоту горянок, легенды и
сказания аулов.
В свое время Белинский отмечал, что Кавказ сделался для русских
«заветной страной воли и неисчерпаемой поэзии»1 с легкой руки
А.С.Пушкина. В его стихотворении «Обвал» с необычной силой и
поэтичностью изображена могучая и дикая природа:
Дробясь о мрачные скалы,
Шумят и пенятся валы,
И надо мной шумят орлы
И ропщет бор…
И блещут средь волнистой мглы
Вершины гор.
Своему другу Н.Раевскому Пушкин посвятил поэму «Кавказский
пленник». Восторгаясь красотой Кавказа, он писал:
«Забуду ли его кремнистые вершины,
Гремучие ключи, увядшие равнины…
В этой романтической поэме противопоставлены разочарованное «дитя
цивилизации» - русский, «европеец» и ………….., дитя природы, «дева
гор», живущая естественной жизнью, воплощение любви и
самопожертвования. Поэма Пушкина открывает тему трагического
противостояния России и Кавказа, тему, которая, видимо никогда не будет
исчерпана.
1
Белинский В.Г. «Герой нашего времени». Соч. М.Лермонтова, л.393.
Мотив любви к Кавказу проходит и через все творчество
М.Ю.Лермонтова, которого в свое время поразила поэма «Кавказский
5
пленник». Неудивительно, что некоторые черты (гордое одиночество,
таинственность, пылкая страсть) объединяют героев пушкинской поэмы и
героев Лермонтова:
И хладен блеск его очей…
…Чувства, страсти,
В очах навеки догорев,
Таятся, как в пещере лев,
Глубоко в сердце…
«Кавказ для Лермонтова связан с воспоминаниями его детства,
романтическим мироощущением, тоской по необычному, потребностью в
величественном. С юношеских лет он грезил Кавказом, бывая там, он
слушал рассказы про страну, записывал народные пе6сни. Поэма
«Беглец», например, выросла из черкесской народной песни. Поэму эту
следовало бы читать всем, кто в разные годы принимал решения об
усмирении непокорных горских народов.»1
Нет для черкеса большего позора, чем трусость на поле боя и неумение
отомстить. С презрением отвернулся от беглеца и умирающий друг, и
возлюбленная, и даже мать. И когда на утро «удар кинжала пресек
несчастного позор», мать его лишь «хладно отвернула взор».
Лермонтов славит Кавказ и устами своего героя Мцыри,
предпочитающего жизни в неволе три дня жизни на свободе.
Сияньем голубого дня
Упьются я в последний раз.
Оттуда виден и Кавказ!
Быть может он с своих высот
Привет прощальный мне пришлет…
Блуждавший в пустыне мира печальный Демон находит край,
достойный его судьбы и страсти:
Прекрасен ты, суровый край свободы!
И вы, престолы вечные природы.
Наконец, сам поэт в стихотворении «Кавказ» восклицает:
1
Виноградов Б.С. «Кавказ в русской литературе 30-х годов». Издательство «Просвещение».
Как сладкую песню отчизны моей
Люблю я Кавказ!
6
Тема Кавказа нашла отражение и в творчестве Л.Н.Толстого. В его
произведениях мы найдем и описание гор Кавказа, их «громадности» и
«воздушности», их бесконечной красоты, перед которой такими мелкими
кажутся жизненные прежние впечатления. Мы найдем описание
чеченских аулов и казацких станиц, расположенных в трехстах саженях
друг от друга. Мы узнаем, что издавна эти народы живут вместе, и обычаи
их переплелись, и любовь к свободе, праздности, грабежу и войне
составляют главные черты их характера.
Как бы предвидя современную трагедию русско-кавказских отношений
А.С.Пушкин писал:
Кавказа гордые сыны,
Сражались, гибли вы ужасно,
Но не спасла нас ваша кровь…
III. ОБРАЗ КАВКАЗА В ТВОРЧЕСТВЕ
МИХАИЛА ЮРЬЕВИЧА ЛЕРМОНТОВА
7
Кавказ в жизни поэта.
Невозможно до конца понять роль Кавказа в творчестве Михаила
Юрьевича Лермонтова, не зная, какую роль Восток играл в его жизни.
Поэтому хотелось бы сначала обратиться к биографии поэта.
Кавказский край занимает исключительное место в жизни Лермонтова.
«Юный поэт заплатил полную дань волшебной стране, поразившей
лучшими, благороднейшими впечатлениями его поэтическую душу.
Кавказ был колыбелью его поэзии так же, как он был колыбелью поэзии
Пушкина, и после Пушкина никто так поэтически не отблагодарил Кавказ
за дивные впечатления его девственно-величавой породы, как Лермонтов»
- писал критик Белинский.
Пробуждение первого чувства («О! Сия минута первого беспокойства
страстей до могилы будет терзать мой ум!») соединялось с острым
восприятием тонкой душой поэта красот южной природы. Как пишет
Лермонтов: «Сияние горы Кавказа… вы взлелеяли детство мое, вы к небу
меня приучили, и с той поры все мечтаю об вас, да о небе…». В
посвящении к поэме «Аул Бастунжи» поэт называет себя «сыном
Кавказа»:
От ранних лет кипит в моей крови
Твой жар и бурь твоих порыв мятежный;
На севере, в стране тебе чужой я сердцем твой, Всегда и всюду твой!
Знакомство с Кавказом не ограничилось детством Лермонтова. За
стихотворение «На смерть Пушкина» 25 февраля 1837 года, по
Высочайшему повелению, Лермонтов был отправлен прапорщиком в
нижегородский драгунский полк, действовавший на Кавказе. Любимый
поэтом край возродил Лермонтова, дав ему успокоиться, на время обрести
равновесие в душе.
Именно в этот период в сознании поэта Кавказ ассоциируется с
«жилищем вольности простой»,1 которое противопоставляется «стране
рабов», стране господ», «голубых мундиров» и «неволе душных городов».
1
Попов А.В. «М.Ю.Лермонтов и Кавказ». Ставрополь, кн.изд-во, 1978г.
Заболев по дороге в полк, Лермонтов отправляется в Пятигорск, и до
осени лечится на водах. В Пятигорске и Ставрополе он встречается со
8
многими выдающимися, или просто интересными людьми: доктором
Н.В.Майером (прототип доктора Вернера в «Княжне Мери»); знакомится
со ссыльными декабристами (С.И.Кривцовым, В.М.Голицыным,
В.Н.Лихаревым, М.А.Назимовым) и близко сходится с А.И.Одоевским.
После лечения, командированный, Лермонтов едет в Тамань и в
октябре отправляется по Военно-Грузинской дороге в Грузию, где в
Карагаче стоит его полк.
Во время своей первой кавказской ссылки Лермонтов сдружился с
двоюродным братом – Акимом Акимовичем Хвастовым поручиком лейбгвардии Семеновского полка. Аким Акимович часто брал поэта с собой на
веселые кумыкские пирушки, свадьбы. Лермонтов мог наблюдать
искрометные пляски, слышать чарующие душу песни, легенды, рассказы
об абреках и казаках. Юноша упивался живописной природой
предкавказья. Девственные пейзажи и дружеские встречи, рассказы об
удали джигитов запечатлевались в его памяти. Впоследствии все это
отпечаталось в творениях поэта:
Приветствую тебя, Кавказ
седой!
Твоим горам я путник
не чужой.
Они меня в младенчестве
носили
И к небесам пустыни
приручили…
В конце 1837г. Лермонтова хлопотами бабушки переводят
в
Гродненский гусарский полк, в Новгород. Он возвращается в Россию,
исполненный удивительных творческих замыслов: «Герой нашего
времени», кавказская редакция «Демона», «Мцыри», «Бегле», «АшикКериб», «Дары Терека», «Казачья колыбельная песня», «Тамара»,
«Свиданье», «Кинжал», «Прощание», «Хаджи Абрек», - все это стало
результатом его скитаний по Северному Кавказу и Закавказью в 1837
году. Известный грузинский поэт Илья Чвавчадзе пишет, что «В своих
мощных стихах, преисполненных поэзии, Лермонтов изобразил вест
Кавказ и, в частности, Грузию».
9
Во время второй ссылки (1840г.) Лермонтов попадает в Малую Чечню
после дуэли с сыном французского посла Эрнестом де Барантом.
Наказанием был перевод тем же чином (поручик) в Тенгинский пехотный
полк, воевавший на Кавказе. Это соответствовало желанию и самого
поэта. «Если, говорит, переведут в армию, будет проситься на Кавказ», так передавал тогдашнее настроение Михаила Юрьевича Белинский.
Именно тогда поэт участвовал в боевых действиях и не раз рисковал
жизнью в боях с чеченцами.
Находясь на военной службе на Кавказе, М.Ю.Лермонтов не
расставался с записными книжками, заносил в них услышанные из уст
повидавших на своем веку кавказцев отдельные сюжеты будущих своих
произведений. Его интересует духовная жизнь Востока, с которой он
соприкоснулся на Кавказе; в нескольких своих произведениях он касается
проблем «восточного миросозерцания» («Тамара», «Спор»).
14 апреля 1841г., не получив отсрочки после двухмесячного отпуска в
Петербурге, Лермонтов возвращается на Кавказ. В мае того же года он
прибывает в Пятигорск и получает разрешение задержаться для лечения
на минеральных водах. Здесь он пишет целый ряд стихотворений: «он»,
«Утес», «Они любили друг друга…», «Тамара», «Свиданье», «Листок»,
«Выхожу один я на дорогу…», «Морская царевна», «Пророк».
«Кавказскому городу Пятигорску было суждено сыграть роковую роль
в жизни поэта: здесь, кроме прочих старых знакомых, Лермонтов находит
своего товарища по Школе юнкеров Мартынова. На одном из вечеров в
пятигорском семействе Верзилиных шутки Лермонтова задели
Мартынова. Ссора повлекла за собой вызов; не придавая значения
размолвке, Лермонтов принял его, не намериваясь стрелять в товарища, и
был убит».1
1
«Герой нашего времени» Сочинение М.Лермонтова, ч.1-2.
10
КАВКАЗ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ И ЖИВОПИСИ
МИХАИЛА ЮРЬЕВИЧА ЛЕРМОНТОВА
1. Тема кавказской природы в стихах и поэмах М.Ю.Лермонтова.
Иннокентий Анненский в своей статье «Об эстетическом отношении
Лермонтова к природе» пишет о том, что много причин способствовало
развитию в Лермонтове чувства природы. Природа Кавказа подействовала
на него в годы самого раннего детства, когда духовный мир его еще
складывался; над ней выучился он мечтать и думать, так что позже, в
следующие свои поездки на Кавказ, он останавливался не на новом, а как
бы углублял свои ранние впечатления. Изображения же кавказской
природы в произведениях Лермонтова необыкновенно точны. Иннокентий
Анненский пишет об этом: «Один живописец Кавказа мне говорил, что
нередко поэзия Лермонтова служила ему ключом в кавказской природе».
По словам Анненского, в природе Лермонтов особенно любит движение:
вспомним чудных его лошадей у Измаил-Бея, у Казбича или Печорина,
вспомним его горные реки:
Терек воет, дик и злобен,
Меж утесистых громад,
Буре плач его подобен,
Слезы брызгами летят.
облака, змеи, пляску, локон, отделившийся от братьев в вихре вальса.
Лермонтов в своих описаниях не был ботаником, как Гете (у него нет
этой детальности описаний), ни охотником, как Тургенев и Сергей
Аксаков (у него нет в описаниях ни выжидания, ни выслеживания, скорее что-то открытое, беззаветное).
Из поэтических изображений Кавказской природы видно, что
Лермонтов любил день больше ночи, любил синее небо, золотое солнце,
солнечный воздух. «Если из 43 описаний в его поэмах дневных меньше,
чем ночных и вечерних – 18 и 25, то это лишь дань романтическому
содержанию»1 - пишет Анненский. Голубой цвет неба заставляет того
самого Печорина, который понимал чувства вампира, забывать все на
свете. Если же говорить о Лермонтовских описаниях утра – достаточно
вспомнить утро перед дуэлью, голубое и свежее («Княжна Мэри»): Я не
1
Семенов Л.П. «Лермонтов и фольклор Кавказа». Изд-во, 1997г.
11
помню утра более голубого и свежего! Солнце едва выказалось из-за
зеленых вершин, и слияние первой теплоты его лучей с умирающей
прохладой ночи наводило на все чувства какое-то сладкое томление; в
ущелье не проникал еще радостный луч молодого дня; он золотил только
верхи утесов, висящих с обеих сторон над нами; густолиственные кусты,
растущие в их глубоких трещинах, при малейшем дыхании ветра осыпали
нас серебристым дождем. Я помню – в этот раз, больше, чем когда-нибудь
прежде, я любил природу.
Но тут было и не только непосредственное наслаждение: синий цвет
неба уносил мысль Лермонтова и его героя в мир высший. К чему тут
страсти, желания, сомнения… Небо рождало в поэте и райские видения
(Мцыри видит ангела в глубоком синем небе), и мучительные вопросы: в
«Валерике» поэт говорит:
«...Небо ясно…
Под небом много места всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он… зачем?»
Чудные сады в «Мцыри» и «Демоне», будто все пропитанные райским
сиянием, радуются поэту под солнцем и синим небом. Во всех волшебных
снах (а Лермонтов любит этот мотив) над поэтом непременно день:
Надо мной чтоб вечно зеленея (зелень дуба видна только днем)
Темный дуб склонялся и шумел.
Таков и волшебный сон при плеске фонтана в поэтичнейшем «Мцыри»
на речном дне, где:
Солнце сквозь хрусталь волны
Сияло сладостней луны.
Как певец гор, Лермонтов любил краски. Поэт любит розовый закат,
белое облако, синее небо, лиловые степи, голубые глаза и золотистые
волосы. «Цветов» в его поэзии почти нет. Розы и лилии у него – это
поэтические прикрасы, а не художественные ощущения: «бела, как лилия,
прекрасна, как роза» - все это только мелкая монета поэзии. Конь поэта
топчет цветы, пока сам поэт смотрит на облака ип звезды. Цветы являются
у него разве в виде серебряного дождя. Но главная прелесть
лермонтовских красок в их сочетаниях. Кроме того, поэту доставляло
особенное эстетическое наслаждение соединение блеска с движением – в
тучах, в молнии, в глазах; поэзия его «полна змей»; чтоб полюбоваться
12
грациозной и блестящей змейкой, как часто прерывает он рассказ. У него
змейка то клинок, донизу покрытый золотой надписью:
…лишь змея,
Сухим бурьяном шелестя,
Сверкая желтою спиной,
Как будто надписью златой
Покрытый донизу клинок,
Браздя рассыпчатый песок,
Скользила бережно….
(Мцыри)
… то сталь кольчуги иль копья, в кустах найденная луною». Он видит
змей в молнии, в дыме, на горных вершинах, в реках и в черных косах, в
тонкой талии, в тоске, в измене, в воспоминании, в раскаянии.
Как пишет М.Логиновская, «из-за изобилия картин экзотической
природы Кавказа в наиболее знаменитых лермонтовских поэмах, поэта
часто обвиняли в чрезмерном подражании романтическим течениям того
времени. Между тем, кавказский материал в «Мцыри» и «Демоне» - не
экзотическое обрамление в стиле традиционных «восточных повестей»
романтиков (хотя у Лермонтова «Демон» и назван «восточной повестью»),
а органическое претворение непосредственных переживаний и
наблюдений, благодаря которым прежние сюжеты приобрели новое
качество. Кавказские пейзажи как сами по себе, так и в качестве
«декораций» к поэмам Лермонтова занимают немалую часть его
творчества».1
Рассмотрим чуть ближе, как необыкновенно выразительно Михаил
Юрьевич рисует нам кавказскую природу в поэме «Демон». Известно, что
изначально действие поэмы должно было происходить в Испании, но,
вернувшись из первой кавказской ссылки, поэт переделывает свое
творение, перенеся действие на Кавказ. В этой «кавказской» редакции,
созданной в 1838 году, «Демон» становится одним из самых
замечательных произведений русской поэзии. Лермонтов не мог бы
создать новую, окончательную редакцию «Демона», столь разительно
отличающуюся от первоначальной редакции поэмы, если бы не нашел
нового, еще не открытого поэзией материала, который помог ему
1 Максимов Д.Е. «Поэзия Лермонтова, ж-л «Наука» 1964г.
13
воплотить отвлеченную философскую мысль в конкретных поэтических
образах.
Как пишет Ираклий Андроников «горы Кавказа, Казбек, который
кажется пролетающим над ним демоном «гранью алмаза», «излучистый
Дарьял, Кайшаурская долина, зеленые берега светлой Арагвы, угрюмая
Гуд-гора оказываются самой подходящей обстановкой для лермонтовской
поэмы». Мир же увиденный Демоном и есть те самые вершины Кавказа,
увиденный издали Казбек, чернеющий «глубоко внизу» Дарьял и Терек,
это скалы, облака и башни замков – как бы неотделимые от мира
фантастической дикой природы, одушевленной лишь присутствием
горного зверя или кружащей в «лазурной вышине» птицы.
Использованные здесь сравнения взяты исключительно из царства
животных и минералов:
Под ним Казбек, как грань алмаза,
Снегами вечными сиял,
И, глубоко внизу чернея,
Как трещина, жилище змея,
Вился излучистый Дарьял.
14
2. Легенды Кавказа в творчестве Лермонтова.
В
книге Ираклия Андроникова рассказано о том, что мотивы
фольклора народов Кавказа можно легко найти в творчестве поэта.
Возьмем, к примеру, поэму «Демон», рассказывающую о духе,
полюбившем земную девушку.
В верховьях Арагвы в XIX веке живет еще легенда о горном духе Гуда,
полюбившем красавицу грузинку. Впервые эта легенда была записана в
50-х годах прошлого века со слов проводника-осетина.
«Давным-давно – так начинается эта легенда – на берегу Арагвы, на
дне глубокого ущелья, образуемого отвесными горами при спуске с Гудгоры в Чертову долину, в бедной сакле убого аула росла, как молодая
чинара, красавица Нино. Когда она поднималась на дорогу, купцы
останавливали караваны, чтобы полюбоваться красотой девушки.
От самого дня рождения Нино ее полюбил Гуда – древний дух
окрестных гор. Хотела ли девушка подняться на гору – тропинка
незаметно выравнивалась под ее ножкой, и камни покорно складывались в
пологую лестницу. Искала ли цветы – Гуда приберегал для нее самые
лучшие. Ни один из пяти баранов, принадлежавших отцу Нино, не упал с
кручи и не стал добычей злых волков. Нино была царицей гор, над
которыми властвовал древний Гуда. Но вот, когда Арагва в пятнадцатый
раз со дня рождения девушки превратилась в бешеный мутный поток,
Нино стала такой необыкновенной красавицей, что влюбленный Гуда
захотел сделаться ради нее смертным. Но девушка полюбила не его, а
юного своего соседа Сосико, сына старого Дохтуро. Этот юноша во всем
ауле славился силой и ловкостью, неутомимо плясал горский танец и
метко стрелял из ружья. Когда Сосико гонялся с ружьем за быстроногою
арчви серной, - ревнивый Гуда осыпал его метелью и застилал пропасти
густым туманом. Наконец, не в силах терпеть долее муки ревности, Гуда
накануне свадьбы засыпал саклю влюбленных огромной снежной лавиной
и, подвергнув их любовь жестокому испытанию, навсегда разлучил их».
А в «Герое нашего времени» Лермонтов пишет: «Итак мы спускались с
Гуд-горы в Чертову долину. Вот романтическое название! Вы уже видите
гнездо злого духа между неприступными утесами».1
1
«Герой нашего времени». Сочинение М.Лермонтова, ч.1-2.
15
IV.ЧЕРТЫ КАВКАЗСКОГО ХАРАКТЕРА
В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ЛЕРМОНТОВА
Мироощущение поэтом темперамента и менталитета южных народов
отразилось во многих его произведениях: «Герой нашего времени», «Дары
Терека», «Беглец» и другие. Черкесский строгий взгляд на доблесть,
бесспорная для черкеса истина – идея защиты родины ценою жизни
вдохновили Лермонтова, и он создал поэму «Беглец», вложив в нее
особенно его самого в то время волновавшую идею патриотического
подвига. Поэма написана после пребывания на Кавказе в 1837 году.
«На Кавказе, где умели сражаться за родину и свободу, и знали
трудную цену подвигу, и презирали измену, Лермонтов услышал песню о
том, как молодой горец вернулся из боя, не отомстив за смерть павших в
сражении. По содержанию и духу песня очень близка созданному поэтом
произведению».1 Таким образом, «Беглец» тесно связан с народной
поэзией черкесов, произведение как нельзя более близко кавказскому
пониманию о подвиге и кровном родстве. Беглеца отвергли все, отвергла и
мать. Узнав, что он, не отомстив за смерть отца и братьев, бежал с поля
битвы, мать не позволяет ему войти в родной дом.
Проклятья, стоны и моленья
Звучали долго за окном;
И наконец удар кинжала
Пресек несчастного позор…
И мать поутру увидала…
И хладно отвернула взор.
Когда фашистские войска подступили к Кабардино-Балкарии, редакция
нальчикской газеты «Социалистическая Кабардино-Балкария» печатала
«Беглеца» и распространяла его широко по горским селениям.
В поэме «Мцыри» автор касается той же темы, что и в «Беглеце». Темы
родины, темы предков. Если беглец преступился почитанием семьи и
понятиями о чести поколений, живших столетиями до него, то Мцыри,
напротив, стремится к своим корням. Стремится настолько, что совершает
безумный поступок – бегство из монастыря. Юноша много говорит о
желании иметь судьбу предков:
1
Максимов Д.Е. Поэзия Лермонтова, ж-л «Наука» 1964г.
16
Я мало жил, и жил в плену.
Таких две жизни за одну,
Но только полную тревог,
Я променял бы, если б мог.
В какой-то мере, эти два представителя одного этноса беглец и Мцыри
противопоставлены друг другу. Сам же Лермонтов не от имени
Лирических героев, а от своего имени пишет так о людях Кавказа:
«Как вольные птицы, живут беззаботно; война их стихия; и в смуглых
чертах их душа говорит».
Восточные женщины Лермонтова не лишены изящества, они, наоборот,
прекрасны: Тамара из «Демона» и Бэла – яркие тому примеры.
Белинский пишет так про одну из сцен в «Беле»:
«Он взял ее руку и стал ее уговаривать, чтобы она его поцеловала, она
слабо защищалась, только повторяла «поджалуста, поджалуста, не нада,
не нада!».
Какая грациозная, и, в то же время какая верная натуре черта
характера! Природа нигде не противоречит себе, и глубокость чувства,
достоинства и грациозность непосредственности так же иногда поражает
и в дикой черкешенке, как и в образованной женщине высшего тона.
Слыша «поджалуста, поджалуста» вы видите перед собой эту
очаровательную, черноокую Бэлу, полудикую дочь вольных ущелий, и вас
так же поражает в ней эта особенность женственности, которая составляет
все очарование женщин».
17
V. ИЗОБРАЖЕНИЕ КАВКАЗА В ЖИВОПИСИ ЛЕРМОНТОВА
Лермонтову-писателю всегда помогал Лермонтов-художник. Наиболее
интересны пейзажи, выполненные маслом, - «Вид Пятигорска»,
«Кавказский вид с саклей» («Военно-Грузинская дорога близ Мцхеты»,
«Вид горы Крестовой», «Вид Тифлиса», «Окрестности селения Карагач»
(«Кавказский вид с верблюдами») и другие (все 1837 – 1828).
Любая кавказская панорам Лермонтова – это как бы малый фрагмент
вселенной, тем не менее, выразивший всю бесконечность мироздания.
Руины, монастыри, храмы, лепящиеся на склонах гор, представляются
зрителю естественными вкраплениями в природный ландшафт.
Вписанные в каждый пейзаж фигурки людей – всадники, погонщики и
верблюды, грузинки набирающие в Куре воду, - подчинены изначально
заданному ритму; их малый масштаб подчеркивает космическую
безмерность целого. Но несмотря на романтическую интонацию,
лермонтовские панорамы, как показал исследователь его творчества
Ираклий Андроников, во многом совпадают с реальной топографией
изображаемых мест, а кроме того, с описанием этих мест в произведениях.
В этом убеждаешься, знакомясь с обнаруженной в наше время
лермонтовской картиной «Вид Крестовой горы». На небольшом картоне
масляными красками поэт нарисовал один из чудесных горных пейзажей,
так живо напоминающий нам зарисовки из «Бэлы». Перед нами в
обрамлении суровых скал высится покрытая снегом гора, вершину
которой венчает каменный крест. Огибая ее, по склону проходит ждорога,
внизу, вырываясь их глубоких расселин, сливаются вместе два бурных
горных потока. А выше на фоне голубого неба блеет гряда далеких гор,
как бы растворяясь в прозрачном воздухе, которым напоена вся картина.
Невольно на память вместе с текстом романа приходят строки из письма
поэта к Святославу Раевскому, где он делится впечатлениями от ВоенноГрузинской дороги: «Лазил на снеговую (Крестовую) гору, на самый верх,
что не совсем легко – оттуда видна половина Грузии как на блюдечке, и,
право, Я не берусь объединить или описать этого удивительного чувства:
для меня горный воздух – бальзам, хандра к черту, сердце бьется, грудь
высоко дышит – ничего не надо в эту минуту; так сидел бы да смотрел
целую жизнь». Но при всем правдоподобии картины мы, к сожалению, не
сможем отыскать на натуре ее подлинный прообраз, да и в описании
18
Крестового перевала по роману имеются расхождения с рисунком.
Некоторые лермонтоведы пытались объяснить это собирательным
характером картины и элементами художественной фантазии автора. Но
это не соответствует истине. Дело в том, что лермонтовский пейзаж, как
это подметил один из исследований А.Симченко, представлен в
перевернутом виде, в так называемом зерокальном отображении, и
предельно сжат по горизонтали. Эти особенности картины легко
объяснимы. По возвращении с Кавказа, Лермонтов некоторые свои
рисунки автолитографировал, чтобы иметь возможность подарить их
друзьям.
«До нашего времени дошли четыре оттиска одного из таких рисунков,
причем два из них раскрашены акварелью. Очевидно, и свою картину
«Вид Крестовой Горы» Лермонтов писал с литографированного рисунка.
Искажение же подлинных масштабов было связано с желанием вместить в
ограниченный формат живописную панораму гор, которой поэт всегда
восхищался».1
Перевернем пейзаж на картине в подлинном его развороте, и все станет
на свои места. Перед нами изображение реального вида со склона Гудгоры на Чертову долину и гору Крестовую. И если обратимся к тексту
«Белы», то увидим, что изображение картины полностью совпадает с
описанием этого места в романе. Даже время суток на картине, о котором
можно судить по характеру освещения и направленности теней, точно
соответствует описанию переезда через перевал в «Беле».
1
История русской литературы, т.2. Изд-во АИ СССР.
19
5.1. Ожившая картина
Роман «Герой нашего времени» начинается с описания путешествия по
Военно-Грузинской дороге из Тифлиса во Владикавказ. Взору нашему
представляется медленно поднимающаяся в гору тележка, запряженная
быками, и следом идущий пожилой штабс-капитан в черкесской мохнатой
шапке, покуривающий маленькую кабардинскую трубочку. Смуглый от
загара цвет лица, давно знакомого с кавказским солнцем, преждевременно
поседевшие усы – штрихи, дополняющие портрет штабс-капитана. К нему
обращается молодой офицер-попутчик, от лица которого ведется
повествование, и мы знакомимся со старым кавказским служакою,
милейшим Максимом Максимычем.
«Я подошел к нему и поклонился; он молча отвечал мне на поклон и
пустил огромный клуб дыма.
- Мы с вами попутчики, кажется? Он молча опять поклонился.
- Вы, верно, едете в Ставрополь?
- Так-с точно… с казенными вещами».1
Из дальнейшего разговора мы узнаем, что Максим Максимыч служил
на Кавказе еще при Ермолове, бывал он и в Чечне, где лет десять стоял в
крепости с ротой у Каменного Брода. Там и произошла история с Бэлой,
которую мы услышим от него в дороге. Простой язык, знание обычаев
горцев и нравов военной службы – все придает рассказу штабс-капитана
особую жизненность и правдивость. Впечатление усиливается
подлинностью картины переезда через Крестовый перевал, увиденной,
несомненно, глазами очевидца, ведь Лермонтову самому пришлось
проезжать эти места поздней осенью и зимой 1837 года. Вместе с автором
мы любуемся панорамой Койшаурской долины, «пересекаемой Арагвой и
другой речкой, как двумя серебряными нитями», видим «направо и налево
гребни гор, один выше другого, вдали те же горы, но хоть бы две скалы,
похожие одна на другую», восхищаемся румяным блеском снега на их
вершинах, вдыхаем живительный высокогорный воздух. Нет сомнения,
что Лермонтову-писателю помогал Лермонтов-художник. В этом
убеждаешься, знакомясь с обнаруженной в наше время лермонтовской
картиной «Вид Крестовой горы». На небольшом картоне масляными
красками поэт запечатлел один из чудесных горных пейзажей, так живо
1
«Герой нашего времени», сочинение Лермонтова, ч.1-2.
20
напоминающий нам зарисовки из «Бэлы». Перед нами в обрамлении
суровых скал высится покрытая снегом гора, вершину которой венчает
каменный крест. Огибая ее, по склону проходит дорога, внизу, вырываясь
из глубоких расселин. Сливаются вместе два бурных горных потока. А
выше на фоне голубого неба белеет гряда далеких гор, как бы растворяясь
в прозрачном воздухе, которым напоена вся картина.
Невольно на память вместе с текстом романа приходят строки из
письма поэта к Святославу Раевскому, где он делится впечатлениями от
поездки по Военно-Грузинской дороге: «… лазил на снеговую гору
(Крестовую) на самый верх, что не совсем легко; оттуда видна половина
Грузии как на блюдечке, и, право, я не берусь объяснить или описать
этого удивительного чувства: для меня горный воздух – бальзам; хандра к
черту, сердце бьется, грудь высоко дышит – ничего не надо в эту минуту;
так сидел бы да смотрел целую жизнь».
Надо сказать, что отдельные эпизоды романа возникли в творческом
воображении Лермонтова летом и осенью 1837 года на Кавказе и в
Закавказье.
По свидетельству Н.М.Сатина, в Пятигорске Лермонтов «был знаком
со всем водяным обществом (тогда очень многочисленным), участвовал
во всех обедах, пикниках и праздниках). Такая, по-видимому, пустая
жизнь не пропадала впрочем для него даром: он: … зорко наблюдал за
встречающимися ему личностями».
Основная работа над «Героем нашего времени» относится к
требованию Лермонтова в Петербурге.
Написанию Предисловия к роману предшествовал очерк «Кавказец»,
где Лермонтов дал характеристику типа кавказца. Позднее тип кавказца
был воплощен в образе Максима Максимыча. Кавказ был дорог
Лермонтову. Он интересовался культурой и народным творчеством
кавказских и закавказских народов. О чем было сказано ранее.
Лермонтов в «Герое нашего времени», в пяти повестях: «Бэла»,
«Максим Максимыч», «Тамань», «Княжна Мэри» и «Фаталист» сумел
ярко и ненавязчиво отразить традиции и обычаи народов Кавказа. Через
раскрытие образа Печорина, героя времени, Бэлы, Максима Максимыча и
др. «Вся великая река русского романа растекается из этого прозрачного
источника, зачатого на снежных вершинах Кавказа»,1- писал А.Н.Толстой.
1
Лев Толстой «Об искусстве и литературе», том 2М., сов. Писатель .
21
5.2. Особенности изображения природы Кавказа и быта горцев
В повести «Бэла» Печорин показан среди горцев, людей со
своеобразным психологическим складом характера и образом жизни. Тема
Кавказа постоянно привлекала внимание Лермонтова. В стихотворениях и
поэмах он воспел природу Кавказа и свободолюбивых горцев. То были
романтические зарисовки, поражавшие читателя необычными красками и
могучими, неукротимыми характерами героев. В «Герое нашего времени»
и природа Кавказа, и быт, и характеры горцев изображены реалистически.
Сравним два пейзажа:
Я осмотрелся; не таю:
Мне стало страшно; на краю
Грозящей бездны я лежал…
«Мцыри».
И вот описание пропасти в повести «Бэла»: «… направо был утес,
налево пропасть такая, что целая деревушка осетин, живущих на дне ее,
казалась гнездом ласточки; я содрогнулся, подумав, что часто здесь, в
глухую ночь, по этой дороге, где две повозки не могут разъехаться, какойнибудь курьер раз десять в год проезжает, не вылезая из своего тряского
экипажа».
В поэме «Мцыри» горный пейзаж дан для того, чтобы оттенить
переживания героя и показать его мужество. Грозная и величественная
природа противопоставлена человеку. Пропасть так глубока и недоступна,
что лишь «злой дух» может спуститься на дно ее. В «Герое нашего
времени» природа Кавказа приближена к человеку. На дне пропасти не
«злой дух» обитает, а живут осетины, деревушка которых с высоты утеса
кажется «гнездом ласточки».1 Проезжий офицер, глядя на опасную
дорогу, думает о людях, которым приходится ездить здесь в ночную пору.
Так же просто описан быт горцев: «Тут открылась картина довольно
занимательная: широкая сакля, которой крыша опиралась на два
закопченные столба, была полна народа… у огня сидели две старухи,
множество детей и один худощавый грузин, все в лохмотьях». Здесь нет
описаний горделивой осанки жителей гор, оружия, не слышно звона
кольчуг (как, например, в романтической поэме «Мцыри»). Скупо и точно
автор рисует картину повседневного быта, полную суровой правды.
1
История русской литературы, том 2, изд-во АИ СССР.
22
Реальная действительность, изображение живых человеческих
характеров – основа образов горцев: Казбича, Азамата и Бэлы.
23
5.3. Казбич и Азамат
Рисуя характер Казбича, автор сознательно избегает преувеличений,
внешних эффектов. Портрет, привычки и поступки героя – все дано в
строго реалистическом стиле Сравним два портрета из различных
произведений Лермонтова.
Внешность Вадима («Вадим»): «В толпе нищих был один – он не
вмешивался в разговор их и неподвижно смотрел на расписанные святые
врата; он был горбат и кривоног… лицо его было длинно, смугло… в
глазах блистала целая будущность… этот взор был остановившаяся
молния…». А вот портрет Казбича. По словам Максима Максимыча,
«рожа у него была самая разбойничья: маленький, сухой, широкоплечий.
А уж ловок-то, ловок-то был, как бес! Бешмет всегда изорванный, в
заплатах, а оружие в серебре…».
Казбич продает баранов, но чуждается торгашества. Он больше воин,
чем купец; продает дешево, значит, не гонится за наживой. Историк
кавказской войны Н.Дубровин сообщал: «Чеченцы торговлей занимались
мало и считали это занятие постыдным. Если чеченцу и случалось чтонибудь продавать, то он продавал без уступки».
Рассказывая о коне Казбича, Максим Максимыч сравнивает скакуна с
Бэлой. Так в повести появляется традиционный восточный мотив:
сопоставление лошади и женщины. Конь в жизни кавказского джигита
играл огромную роль. Без коня не было джигита. Не было ничего
обидного для красавицы гор, если красоту лошади сравнивали с красото
девушки.
Портрет
романтического
героя
Вадима
поражает
своей
исключительностью, резкими, сильными чертами (взор его –
«остановившаяся молния»). Во внешности Казбича крупным планом
выделены самые обыденные черты. Но и за этой обыденной внешностью
чувствуется сила (маленький, сухой, широкоплечий»), воинственность
(«бешмет… в заплатах, а оружие в серебре), угадывается незаурядный
характер. Казбич – цельная натура. Гордый, настойчивый и упрямый, он
не знает компромиссов. Равнодушный к деньгам, он больше всего ценит
свободу, мужество, удальство, бранные подвиги. Отсюда его
привязанность к коню Карагезу, любовь к оружию. Казбич – человек
решительных и молниеносных действий, неспособный забывать
24
причиненное ему зло. Он жестоко мстит за украденного коня. Но Казбич
не романтический злодей. В его поступках отражается уклад жизни
горцев, обычай которых властно требовал отмщения за оскорбления и
обиды. Максим Максимыч, хорошо изучивший обычаи людей Кавказа,
замечает по поводу разбойничьих поступков Казбича; «Конечно, поихнему он был совершенно прав».
Условия жизни, заветы предков определяют и поведение Азамата. Этот
бесшабашный удалец, головорез-мальчишка, которому не терпится стать
взрослым, легко усваивает мораль своих отцов. Можно сказать, что
Азамат – это будущий Казбич.
М.Врубель создал рисунок «Казбич и Азамат» в двух вариантах. В
обоих вариантах центром рисунка являются не люди, а конь Карагез.
Своей красотой конь подавляет людей… и это так и нужно по
Лермонтову: они оба влюблены в коня, их мысли, чувства и страсти
прикованы к нему, более того – их жизни связаны с этим конем.
Возьмем другого горца Азамата. Он «головорез», разбойник от
рождения, готовый обокрасть своего собственного отца и продать родную
сестру, поражает, однако, нас силою, цельностью и искренностью своего
чувства. Он, как Мцыри, живет одной, но пламенной страстью – хочет
обладать копьем Казбича, и для этого все ставит на карту. За эту
страстность, за непреклонную волю, за беззаветную удаль мы готовы
простить Азамату многое.
Оба горца – Азамат и Казбич- правдиво воссозданы Лермонтовым, в
них нет уже фальши неистового романтизма, о чем при появлении Бэлы в
«Отечественных записках» со всей определенностью заявил Белинский.
25
5.4. Бэла
Лермонтов мастерски рисует портрет горянки Бэлы: «И точно, она
была хороша: высокая, тоненькая, глаза черные, как у горной серны, так и
заглядывали к вам в душу».1
Выразительность, выпуклость образа достигается повторением одной и
той же существенной детали. В портрете Бэлы автор обращает особое
внимание на ее глаза, в которых отражается глубина и сила чувства. Бела
способна любить страстно и самозабвенно. Ее любовь не является
инстинктивным влечением порывы ее сердца глубоко человечны и
разумны. Бэла молчаливо, с чувством собственного достоинства отвергает
Печорина, равнодушно относится к его дорогим подаркам. Она хочет,
чтобы за ней признали право свободного выбора. «Я не раба его», - гордо
бросает Бэла. «Да, - писал Белинский о ней, - она была одна из тех
глубоких женских натур, которые полюбят мужчину тотчас, как увидят
его, но признаются ему в любви не тотчас, отдадутся нескоро, а
отдавшись, уже не могут больше принадлежать ни другому, ни самим
себе…».
Раскрывая силу чувства, глубину переживаний Бэлы, Лермонтов не
заставляет героиню произносить пространные монологи и высказывать
сокровенные мысли. Лирические излияния более свойственны
романтическим героям. О борьбе противоречивых чувств, о смене
настроений Бэлы читатель догадывается, наблюдая за ее поступками и
вслушиваясь в ее скупые реплики. Когда Печорин охладел «к этой бедной
девочке», она заметно начала «сохнуть, личико ее вытянулось, большие
глаза потускнели. Бывало спросишь ее: «О чем ты вздохнула, Бэла? Ты
печальна?» - «У меня нет родных». Случалось по целым дням, кроме «да»
да «нет», от нее ничего больше не добьешься», - рассказывает Максим
Максимыч. Потускневшие глаза, осунувшееся личико, весь облик
страдающей Бэлы, кроткой и трогательно печальной, вызывает
сочувствие.
«Полудикая дочь вольных ущелий», как назвал ее Белинский, Бэла
отличается цельностью, гармоничностью натуры. Этимология имени Бэлы
не установлена. Среди традиционных женских имен такого имени нет. В
настоящее время это имя на Северном Кавказе встречается довольно часто
1
«Герой нашего времени». Сочинение М.Лермонтова, ч1-2.
26
и, возможно, подсказано романом Лермонтова. Печорин и Максим
Максимыч говорят о семье Бэлы, как о семье черкесской, а Бэлу называют
черкешенкой. Существует мнение, что Бэла кабардинка, дочь
кабардинского князя. Именно поэтому Максим Максимыч и Печорин
называют ее черкешенкой.
Увлечение русского офицера девушкой-горянкой в условиях
кавказской войны было довольно частым явлением. История Бэлы и
Печорина, составляя одно из звеньев разработки литературной темы
любви культурного европейца к дикарке, в то же время реалистически
красиво
отражает
явление,
порожденное
русско-кавказской
действительностью 1820-1830 годов.
В повести «Бела» даны зарисовки двух горцев – Азамата и Казбича. В
них есть общие черты, непосредственность и цельность натуры, упорство
в достижении постоянной цели, смелость и ловкость, любовь к жизни,
полной риска и опасности, буйная вольность. Далекие от цивилизации,
они руководствуются в своем поведении владеющими ими чувствами и
теми понятиями, которые живут в их среде. Белинский писал: «Характеры
Азамата и Казбича – это такие типы, которые будут равно понятны и
англичанину, и немцу, и французу, как понятны они русскому. Вот что
называется рисовать фигуры во весь рост, с национальною физиономией и
в национальном костюме!».
27
5.5. Печорин и горцы
Горцы в изображении Лермонтова – сильные, смелые люди. В этих
образах в какой-то степени отразилась мечта автора о человеке, личные
интересы которого не противоречат общественному укладу жизни.
В столкновениях с горцами раскрываются «странности» характера
главного героя. Печорин во многом сродни людям Кавказа. Как горцы, он
решителен и храбр. Его сильная воля не знает преград. Поставленная им
цель достигается любыми средствами, во что бы то ни стало. «Таков уж
был человек, бог его знает!» - говорит о нем Максим Максимыч. Но целито Печорина мелки, часто бессмысленны и всегда эгоистичны. В среду
простых людей, живущих по обычаям предков, он несет зло; толкает на
путь преступлений Казбича и Азамата, безжалостно губит горянку Бэлу
только потому, что она имела несчастье понравиться ему.
28
5.6. Образ Максима Максимыча в романе М.Ю.Лермонтова
«Герой нашего времени»
«История души человеческой… едва ли любопытнее и не полезнее
истории целого народа», - писал М.Ю.Лермонтов. Одним из
интереснейших героев романа М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени»
является Максим Максимыч.
Это чуткая натура, надолго сохраняющая свои привязанности
(достаточно вспомнить, как Максим Максимыч встретил Печорина). Он
любил его, как родного, и был очень обижен холодной и натянутой
встречей, но остался ему верен до конца. Он очень любил Бэлу, любил,
как дочь. Он очень сожалел о том, что она умерла, и все-таки понимал, что
Печорин бросил бы ее в конце концов, а для бедной горянки это было бы
гораздо хуже смерти. Любовь Максима Максимыча к Бэле – именно
отцовская любовь с оттенком суровой жалости. «И то, что он был
способен на такие чувства, доказывает широту его души. Он мог понять,
казалось бы, совсем чуждые его представлениям поступки, порядки и
обычаи горцев. Он говорил про убийство отца Бэлы Казбичем: «Конечно,
по-ихнему, он был совершенно прав».1 Это был человек, способный
горячо любить и прощать. Редкие качества! Как и другие герои, он
позволяет нам глубже понять образ главного героя романа – Печорина.
Максим Максимыч – рядовой армейский офицер. Служба и жизнь на
Кавказе повлияли на его душу и восприятие жизни. Он многое повидал, за
спиной у него большой опыт. Много времени Максим Максимыч провел в
далеких неприступных крепостях. Жизнь среди солдат, несомненно,
сказалась на его характере. Мы видим, что у него довольно узкий
кругозор. Но это не следствие его натуры, а следствие того, что многие
годы весь круг его общения состоял из черкесов и солдат.
Стоит упомянуть об отношении Максима Максимыча к своим врагам –
черкесам. Несмотря на то, что он говорит о них с явным пренебрежением,
он все же изучил их язык, хорошо знает их обычаи и порядки. Его глазами
мы смотрим на черкесов, их традиции и быт.
Вся жизнь Максима Максимыча прошла среди простых людей. «…У
меня нет семейства,» - так говорит Максим Максимыч о себе. Слова
Максима Максимыча напоминают лермонтовское «Завещание»
1
Белинский В.Г. «Герой нашего времени». Соч. М..Лермонтова, изд.3.
29
умирающего старого кавказца товарищу. Кавказские служаки чаще всего
ывали до конца своих дней холостяками. Об этом писал Лермонтов в
очерке «Кавказец»: «Он женится редко, а если судьба обременит его
супругой, то он старается перейти в гарнизон и кончает дни свои в какойнибудь крепости, где жена предохраняет его от гибельной для русского
человека привычки». Максим Максимыч не испытал настоящей любви.
Ему некого было даже полюбить. Все свое нерастраченное чувство любви
он отдает Бэле. Будучи очень преданным Печорину, он все же не может
простить ему гибель девушки. Забывая о себе, он служит людям, не
требуя в ответ благодарности. Максим Максимыч – один из тех армейских
офицеров, которые вынесли на себе всю тяжесть длительной кавказской
войны. По определению Белинского, это тип «старого кавказского
служаки, закаленного в опасностях, трудах и битвах, лицо которого так же
загорело и сурово, как манеры – простоваты и грубы, но у которого
чудесная душа, золотое сердце. Это тип чисто русский…».
Служение людям – смысл его жизни. Даже маленькие проявления
привязанности к себе он очень ценит. Тем более нам становится понятно
его огорчение тем, что перед смертью Бэла не вспомнила о нем. Хотя тут
же оговаривается, что не такой уж он человек, чтобы думать о нем перед
смертью. Армейская жизнь приучила его к дисциплине. Служебный долг
для него превыше всего. Ожидая Печорина на станции, он «в первый раз
от роду, может быть, бросил дела службы для собственной
надобности…». Максим Максимыч типичный лучший представитель
своей среды. Несмотря на тяготы жизни, он сохранил прекрасную душу.
Он добр, отзывчив, у него «золотое сердце». Максим Максимыч позволяет
нам понять Печорина, так и Печорин высвечивает лучшие качества
«человека из народа».
30
VI. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
«Герой нашего времени» М.Ю.Лермонтова, как и «Евгений Онегин»
Пушкина, «Мертвые души» Гоголя и «Кто виноват?» Герцена начало
русского реалистического романа.
В.Г.Белинский так писал о романе «Герой нашего времени»: « Вот
книга, которой суждено никогда не стареть… Перечитывая вновь «Героя
нашего времени», невольно удивляешься, как в нем просто, легко,
обыкновенно и в то же время так проникнуто жизнью, мысленно, так
широко, глубоко возвышенно…». Действительно, с этим высказыванием
не поспоришь.
Хорошо знал и глубоко понимал историческую сущность окружающей
его действительности, двадцатипятилетний Лермонтов создал образ героя
своего времени, в котором обобщил большой жизненный материал.
Одновременно с Белинским, вскоре после смерти Лермонтова, Гоголь
оценил «Героя нашего времени» даже выше, чем его поэзию: «Никто еще
не писал у нас такою правильною, прекрасною и благоуханною прозою».1
Нам близок и бесконечно дорог образ Лермонтова. Его произведения
волнуют и всегда будут волновать нас, читателей, чистейшим
благородством чувств, мужественной искренностью.
1
Белинский В.Г. «Герой нашего времени». Соч.Лермонтова, изд.3.
31
ЛИТЕРАТУРА
«Герой нашего времени». Сочинение М.Лермонтова, ч.1 – 2.
Белинский В.Г. «Герой нашего времени». Соч. М.Лермонтова, изд.3.
Лев Толстой «Об искусстве и литературе». Т.2 М. «Сов. писатель».
Максимов Д.Е. Поэзия Лермонтова. М.-Л., «Наука» 1964г.
Семенов Л.П. «Лермонтов и фольклор Кавказа». Изд-во, 1997г.
История русской литературы. Т.2. Изд-во АИ СССР.
Виноградов Б.С. Кавказ в русской литературе 30-х годов.
Изд-во «Просвещение»
8. Попов А.В. «М.Ю.Лермонтов и Кавказ».
Ставрополь, книжное изд-во, 1978г.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
32
33
Документ
Категория
Литература, Лингвистика
Просмотров
296
Размер файла
170 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа