close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Введение

код для вставкиСкачать
Содержание.
1.Введение………………………………………………….2
2.Особенности психологических взглядов в средневековой
Руси…………………………………………………………3
3. Историческая рефлексия………………………………..6
4. Эволюция Российской психологической мысли в эпохи
нового времени и просвещения…………………………...8
5. Этапы развития психологической мысли в XIX в……12
6. Русская психологическая мысль в предреволюционный
период………………………………………………………17
6.1. Ленинская оценка ситуации в психологии……….19
6.2. Проблемы теории и психологии познания в трудах
И.М.Сеченова………………………………………21
6.3. Сеченовские традиции в лабораториях
экспериментальной психологии ………………….22
6.4. Зарождение категории поведения………………...24
6.5. Учение И.П.Павлова о высшей нервной
деятельности………………………………………..25
7. Заключение………………………………………………28
8. Список используемой литературы……………………..29
1
Введение.
Возникновение элементов психологического знания следует,
по-видимому, отнести к тем далёким временам, когда человек впервые осознал, что он, человек, существенно отличается от всего другого в окружающем мире. В научном знании формирование психологической идеи всегда шло в процессе развития главенствующей концепции миропонимания.
Однако вместе с развитием психологического комплекса
знаний в философии, в области естественно – научного знания, прежде всего в медицине, шло накопление сведений об
организме человека, его анатомии, физиологии и биохимии.
При этом всё более выявлялось противоречие философского
психологического знания о душе и естественно – научного
знания о человеке. В то же время ни философская психология, ни науки об организме человека оказались не в состоянии ответить на вопрос, как снять это противоречие.
Эта объективно сложившаяся кризисная ситуация в науке
требовала своего разрешения. Требование стимулировалось
потребностями практики в сферах производственной и социальной жизни. Разрешение кризисной ситуации было важнейшим следствием выделения психологии в отдельную
науку со своим арсеналом методов и средств.
2
Особенности психологических взглядов в средневековой
Руси.
Психологическая мысль древней и средневековой Руси формировалась под воздействием византийской культуры и в
сильной зависимости от христианского верования. Данные
факторы отложили существенный отпечаток на многовековые культурные традиции русского народа, его представления, на душу человека.
Уже в ‘‘Повести временных лет’’(1037-1039) сделаны первые описания психических состояний людей, с религиозных
позиций решаются вопросы происхождения человека и бессмертия его души: ‘‘И сотворил дьявол человека, а бог душу
в него вложил. Потому-то, когда умирает человек, в землю
идёт его тело, а душа к богу’’. В ‘‘Поучениях Владимира
Мономаха’’, ставятся проблемы познания человеком окружающего мира и человеческой деятельности. В ‘‘Послании’’
Киевского митрополита Никифора(1104-1121) рассуждается
о трёх частях души: словесной (ум), яростной (чувства), желанной (воля). Здесь же на основе взглядов Платона и жизненного опыта излагается довольно развитая система психологических представлений о двойственной человеческой
природы и её единстве, неразрывности души и тела, описывается характеристика чувств и органов познания.
Интересным культурным памятником представляется ‘‘Диоптра’’ (‘‘Зерцало’’) Филиппа Пустынника (вторая пол. XI
в.). В трактате описывается диалог между душой и плотью.
Тем самым делается одна из ранних попыток научного объяснения психической жизни человека, излагается и интерпретируется широкая проблематика средневековых психологических взглядов.
3
С конца XII в. на Руси регулярно издаётся ‘‘Пчела''- сборник
изречений из ‘‘священного писания’’, отцов церкви и учёных античности. В её составе - целый ряд статей, раскрывающих содержание психологического знания русских мыслителей: ‘‘Слово об уме’’, ‘‘Слово о душе’’, ‘‘Слово о мудрости’’, ‘‘Слово о памяти’’, ‘‘Слово о сне’’, ‘‘Слово о ярости и
о гневе’’ и т.д. В данных работах по прежнему утверждается
бессмертие человеческой души, в которой борются два начала: телесное и духовное. Рассматриваются частные вопросы
психической жизни, например памяти как сохранения и воспроизведения впечатлений (‘‘видимых’’ и ‘‘слышимых’’),
даётся её характеристика и зависимость от ума и возраста. О
разуме утверждается: ‘‘Мудрость надо всеми добродетелями
царствует’’. Разум есть светлое, а страсти – тёмное начало в
человеке. Согласия между умом и чувством, утверждается в
‘‘Пчеле’’, быть не может. Отсюда задача – охранять свой ум
от порабощения страстью. Источник и различные состояния
ума видятся в физическом созревании и старческой деградации организма. Особое внимание обращается на зависимость
умственного развития от знания и учений: ‘‘Ум ученьем красим’’. Таким образом, совершенство ума зависит от двух
условий: природных и деятельных.
‘‘Толковая Палея’’(1406) представляет рассказы о Ветхом
завете. В них аккумулировались взгляды на природу человека. Особое место отведено решению проблем соотношению
души и тела, развития человеческого организма. В изучении
природных явлений основная роль отводится сбору фактов и
их эмпирическому исследованию. Примечательно, что многие процессы описываются авторами, зачастую не прибегая
к понятиям ‘‘душа’’ и ‘‘бог’’.
4
В сочинении ‘‘О главных знамениях’’- одном из сборников
библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря XV в., даётся
конспективное изложение анатомо-физиологических и психологических представлений на Руси. Обращается внимание
на единообразие процессов природы, единство закономерностей физических и психических процессов, необходимость
обращения к опыту и наблюдению как средствам познания.
К этому же периоду относится статья из русских сборников
XV в. ‘‘Галиново на Ипократа’’- о взглядах Гиппократа и
Галена.
Среди других научных и религиозных сочинений, литературных трудов средневековой Руси, иллюстрирующих процесс зарождения отечественного психологического знания,
наряду с переводами византийских и арабских оригиналов,
следует также выделить ‘‘Изборник Святослава’’.
(1037-1050), ‘‘Слово о полку Игореве’’ (XII в.), поучения
Кирилла Туровского (XIII в.), ‘‘Предания…’’Нила Сорского(1433-1508), ‘‘Просветитель’’ Иосифа Волоцкого(ок.14391515), литературное наследие новгородско-псковских ‘‘еретиков-стригольников’’(XIV-XV вв.), сохранившиеся источники XVI в. и многие другие бесценные памятники отечественной культуры. Все они отразили сложный путь эволюции русской психологической мысли в эпоху средневековья,
определили в дальнейшем её оригинальность в процессе
становления мировой психологической науки.
5
Историческая рефлексия.
К.Маркс характеризовал науку как всеобщий труд, предполагающий кооперацию усилий занятого им человека не
только с современниками, но и с предшественниками. А кооперация с предшественниками и означает не что иное, как
общение с прошлым, с теми, кто прежде вкладывал энергию
в познание данного объекта. Социальность научного творчества и его историческая природа сопряжены. Поэтому предметное мышление учёного всегда включает момент ориентированного на прошлое мышления ‘‘второго порядка’’, т.е.
историческую рефлексию.
Советский учёный Б.М.Теплов, уделявший большое внимание проблемам истории науки, в своё время порицал игнорирование психологами того, что уже достигнуто. Если, писал он, сравнить развитие науки со штурмом многоэтажного
здания, то можно сказать, ‘‘что психологи не стремятся с
уже взятого этажа подниматься выше, а каждый раз начинают снова с земли, предпринимать штурм здания лишь с разных сторон’’.
Описанная Тепловым ситуация – это отклонение от нормы,
но, как всякое отклонение, она проливает свет на норму.
Просчёты при игнорировании истории науки говорят о том,
зачем она нужна. На поведении учёного лежит ‘‘табу на повтор’’, ибо его социальная миссия – быть генератором новых
истин. Но чтобы выполнить её, он должен знать о предшествующих достижениях науки. В противном случае он
начнёт открывать давно известное, принимать старые факты
и идеи за новые. В науке нельзя стать генератором идей, не
будучи эрудитом, т.е. хранителем информации о прошлом.
6
В советской психологии важнейшей исторической задачей
явилась радикальная переориентация научного анализа сознания исходя из принципов марксизма. Эту задачу первым
принял К.Н.Корнилов. Будучи воспитан на субъективной
психологии сознания и видя вокруг успехи материалистически ориентированной рефлексологии, согласно которой сознание не подлежит объективному изучению, Корнилов, полагая, что он следует законам диалектики, трактовал новую,
марксистскую психологию как синтез тезы и антитезы –
двух противостоящих друг другу направлений. Но шедшая
за ним молодёжь вскоре рассудила иначе. Она искала иные,
более продуктивные решения.
В поиске, который вела группа Л.С.Выгодского, важную
роль сыграло изучение общей картины развития психологии,
её исторического пути. Вот что вспоминал об этом один из
членов группы, А.Р.Лурия. ‘‘Вместе с Л.С.Выгодским в качестве нашего признанного лидера мы предприняли критический обзор истории и современного состояния психологии. Наша грандиозная идея заключалась в создании нового
научного подхода к человеческим психологическим процессам’’. Вскоре Выгодский на основе ‘‘критического обзора
истории’’ написал замечательный труд ‘‘Исторический
смысл психологического кризиса’’. Этот труд подготовил
культурно – историческую концепцию, которая наметила
иное, чем корниловское, понимание отношений между марксизмом и психологией как конкретной наукой и дала импульс новаторским экспериментальным исследованиям детской психики.
7
Эволюция Российской психологической мысли в эпохи нового времени и просвещения.
Следует отметить особую роль в становлении отечественной
психологии Петра Васильевича Постникова (род.1676). После обучения в Московской славяно-греко-латинской академии, в 1692г., он по указу Петра на 5 лет отправляется в Падуанский университет в Италию(где учился Уильям Гарвей)
и 2 мая 1695г. Получает степень доктора философии и медицины. Впоследствии в качестве дипломата работает в посольстве в Неаполе. Один из членов посольства пишет ему:
‘‘Поехал ты в Неаполь для безделья, как в твоём письме
написано: ‘‘живых собак мертвить, а мёртвых живить’’,- и
сие дело не гораздо нам нужно…’’
В 1697-1701гг. Постниковым осуществляется поездка в Амстердам по поручению Петра. Вопросы физиологии интересовали российского императора. Знакомство Петра I (по рекомендации Постникова) с голландским анатомом Рьюишем
послужило к развитию в России анатомо-физиологического
направления в медицине (создание Кунсткамеры, коллекции
препаратов Рьюиша, образование медицинских школ, подбор талантливых учеников и т.д.). При посещении в 1698г.
Амстердама российский монарх знакомиться с исследователями - анатомами, присутствует на лекциях, анатомических
занятиях, узнаёт секреты бальзамирования, делает закупки
препаратов и экземпляров для коллекции, совершает обходы
больных. В 1717г. Во время второй поездки в Амстердам
Пётр закупает коллекцию Рьюиша (собранную за 40 лет), а
через 8 лет (1725) –она переходит в созданную Академию
наук, где среди первых научных подразделений были кафедры анатомии и физиологии.
8
Первый начальник кафедры - Даниил Бернулли (1700-1782)был одним из представителей швейцарской семьи выдающихся математиков. Его первые лекции были посвящены
применению математических начал к физиологии. Он явился
автором первой физиологической работы в России ‘‘О движении мышц’’ (на лат. – 1726, на рус. – 1758), исследований:
‘‘О гидрофобии, т.е. болезни от воды по угрызении бешеной
собаки’’ (1729), ‘‘О годах степенных’’, ‘‘О симпатии и антипатии’’, а также по вопросам о возможности оживления
‘‘утопших птиц’’ под влиянием электричества и др.
В последствии кафедру возглавляли гениальный швейцарский математик, физик, механик и астроном, профессор физиологии Леонард Эйлер (1707-1783), переехавший по приглашению в 1727г. в Россию, и И.Вейтбрехт (1702-1747),
чьими трудами продолжаются анатомо-физиологические исследования.
Огромное значение для развития физиологии сыграло творчество Михаила Васильевича Ломоносова, особенно его
‘‘Размышления о причине тепла’’(1756), в которых произведено химическое обоснование окисления как основы дыхания организмов и закона сохранения материи. Проблемам
психологии в его ‘‘Риторике’’(1748) посвящена глава ‘‘О
возбуждении, утолении и изображении страстей’’. Результатом научной деятельности целой плеяды исследователей
стал тот факт, что к концу XVIII-началу XIX вв. осуществляются контакты Российской академии со всеми научными
центрами мира, формируются кадры, развивающие физиологические изыскания. Одним из учёных этой плеяды был
Яков Павлович Козельский (1728-1794). В ‘‘Философских
предположениях’’ (1768) в теоретическую философию он
9
включает теорию познания, логику и психологию, в практическую - политику. Впервые в русской литературе развивает
взгляд, согласно которому человек раскрывается в общественной деятельности и познать его можно лишь ‘‘через
отправление им своих общественных обязанностей’’. Учёным разработана практически вся проблематика XVIII в.
Следует в этой связи упомянуть князя Дмитрия Алексеевича
Голицына (1734-1803) – учёного и дипломата, посла во
Франции и Нидерландах. Друг Вольтера и других энциклопедистов, почётный академик, натуралист издал книгу Гельвеция ‘‘О человеке’’, сыгравшую огромную роль в формировании научного мировоззрения в психологии.
Другой просветитель – Николай Иванович Новиков (17441818) – издал более 1000 трудов и произведений по всем отраслям знания, в том числе работы А.Н.Радищева. Теоретические вопросы психологии отражены в издаваемом им журнале ‘‘Утренний свет’’ в статьях: ‘‘О душе’’, ‘‘О страстях’’,
‘‘О воображении’’, ‘‘О достоинстве человека в отношении к
богу и миру’’, а также в серии статей в журнале ‘‘Покоящийся трудолюбец’’: ‘‘Философическом рассуждении о душе’’(1782) ‘‘…о рассудке’’, ‘‘…о человеческой воле вообще’’, ‘‘Рассуждении о познании себя самого’’, ‘‘Увещании к
детям’’, ‘‘Опыте краткого для детей учения о душе’’ и т.д.
Проблематика психологических изысканий Н.И.Новикова
очень обширна: психологические явления и процессы, педагогическая психология, вопросы врождённости психических
качеств, субстанциональности психического и т.д. В 1785г.
он издал первый в России журнал для детей ‘‘Детские чтения для сердца и разума’’ с поучительными статьями о
10
науке, в том числе по нравственно – психологической проблематики.
Знаменательна для российской психологической науки деятельность Матвея Пеккена. Будучи военным врачом, он вместе с Е.А.Мухиным организовал работу первой терапевтической клиники. Им подготовлен труд ‘‘Физиология, или наука
о естестве человеческом’’(1788), который интересен рассуждениями о методе. К последним он относил наблюдения над
здоровыми и больными людьми (сравнительные методики),
а также ‘‘повторительные опыты’’ над животными и по аналогии с человеком. Учёный описал все известные психические процессы.
Огромную роль в формировании научного взгляда на психику человека сыграл Александр Николаевич Радищев (17491802). За его знаменитое антикрепостническое сочинение
‘‘Путешествие из Петербурга в Москву’’(1790) он был приговорён к смертной казни, заменённой ссылкой в Сибирь. В
ссылке он написал трактат ‘‘О человеке, его смертности и
бессмертии’’(1792). Само название трактата соотносило его
с приобретшим в ту эпоху популярность произведением
Гельвеция ‘‘О человеке’’. Если Гельвеций выдвигал на передний план культ чувственности и интересы индивида, но
Радищев же подчёркивал, что в ряде вопросов его мысль
‘‘разнствует от гельвециевой’’: а) французский энциклопедист не показал, что ‘‘человек паче всех есть существо соучаствующее’’, то есть социальное; б) Радищев искал ключ к
психологии людей в условиях их общественной жизни: ‘‘Человек рождён для общежития’’. В письме графу Воронцову
российский учёный-мыслитель пишет: ‘‘Чем старше я становлюсь, тем сильнее я чувствую, что человек существо об11
щественное и созданное, чтобы жить в обществе себе подобных’’.
В 1796 г. выхолит в свет первая русская книга по психологии
‘‘Наука о душе’’. Её автор Иван Михайлов, имея духовный
сан, стоял на позициях английского эмпиризма (Локка): душа - то ‘‘что познают и ощущают обстоящие нас вещи’’.
Михайлов определяет четыре ‘‘закона душевной жизни’’: 1)
если внешний раздражитель оказывает воздействие на не повреждённые органы чувств, то ‘‘тогда мы чувствуем, хотя б
того мы не хотели’’; 2) определяет интенсивность ощущений
относительно к силе последовательно действовавших раздражителей; 3) душа определяется воздействиями внешнего
мира; 4) если нет воздействия на органы, то нет и чувства.
Этапы развития психологической мысли в XIX в.
Первая половина XIX в. характеризуется активным применением достижений естественной науки к познанию психических процессов. Содержание этапа заключается в выходе
множества трудов по психологии, разработке её мировоззренческих и научных основ и принципов. Издаётся ряд систематических руководств по различным направлениям психологии.
Так Д.М.Велланский издаёт ‘‘Биологическое исследование
природы’’(1812), ‘‘Физиологическую программу о внешних
чувствах’’(1819). П. Любовский, магистр Харьковского университета, подготовил ‘‘Краткое руководство к опытному
душесловию’’(1815) – вторую после И. Михайлова систематизацию психологического знания. Это была по сути ‘‘экспериментальная психология’’. Работа состоит из трёх частей:
1) чувствительность; 2) познание; 3) стремление, влечение и
12
воля. Им описываются как ‘‘главное влечение’’- ‘‘любовь к
отечеству’’, ‘‘любовь к труду’’ и т. д.
В своих трудах психолог, философ-идеалист А.И.Галич
(1783-1848) доказывал подчинённость мышления законам
объективного мира. Его основная работа ‘‘Картина человека’’(1834) включала следующие компоненты: 1-я часть ‘‘телесная дидактика’’ (отправления, система и части тела),
‘‘телесная феноменология’’ (здоровье, патология, сон, уродство) и ‘‘семиотика’’ (учение о темпераментах); 2-я часть –
‘‘дух’’ (психологическая система), 3-я часть - ‘‘соотношение
между телесной и душевной жизнью’’.
В сочинении на основе естествознания Галич описывает
психологические явления, использует материал физиологии,
следует Локку. Им высказывается идея объективации психической жизни человека средствами его деятельности, выдвигаются гуманистические идеи – ‘‘исторического быта’’. Он
первым попытался создать свод отечественных психологических знаний, подчёркивая их оригинальность. Немецкую
психологию он оценивает как ‘‘самую бездушную литературу именно о душе’’.
Среди работ первой половины XIX в. следует также выделить ‘‘Общую антропологию’’ (1835) К.В.Лебедева, в которой он также подчёркивает оригинальность русской школы,
отечественной материалистической физиологии.
О.М.Новицкий подготовил ‘‘Руководство к опытной психологии’’ (1840), которое содержит научные обоснования и
описание фактических данных по психологии.
Ряд трудов подготовил выдающийся российский мыслитель
Александр Иванович Герцен. К ним следует отнести: ‘‘Дилетантизм в науке’’(1842), ‘‘Письма об изучении приро13
ды’’(1844-1845). Его сын Александр Александрович Герцен
(1839-1906) – физиолог, написал сочинения: ‘‘Общая физиология души’’; ‘‘Физиологическая деятельность нерва и электрические явления, сопровождающие её’’.
Одоевский Владимир Федорович (1803-1869), представитель
княжеского рода, написал ‘‘Психологические заметки’’, в
которых отразил вопросы о соотношении языка и чувства,
языка и мысли. Среди трудов первой половины XIX в. следует также выделить работу Н.Зубовского - ‘‘Психология’’.
Серию статей по проблемам психологии подготовил Белинский Виссарион Григорьевич. Например, в годичном обзоре
русской литературы за 1846 г. он пишет: ‘‘Вы, конечно, уважаете в человеке ум? – Прекрасно! – так не останавливайтесь же в благоговейном изумлении и перед этой массою
мозга, где происходят все умственные отправления. Иначе,
вы будете удивляться в человеке следствию мимо причины и
удовлетворитесь ими. Психология, не опирающаяся на физиологию, так же не самостоятельна, как и физиология, не
знающая о существовании анатомии’’.
50-е гг. XIX в. отмечены выходом в свет общих работ по
утверждению научных принципов психологии:
Н.Г.Чернышевского - ‘‘Эстетическое отношение искусства к
действительности’’; М.С.Волкова ‘‘Френология’’. В трудах
Н.А.Добролюбова утверждается первичность материи и вторичность психического: ‘‘Что же составляет материал мысли
как не познание внешних предметов? Возможна ли мысль
без предмета; не будет ли она тогда чем-то непостижимым,
лишённым всякой формы и содержания? Ведь защищать
возможность такой беспредметной и бесформенной мысли
14
решительно значит утверждать, что можно сделать чтонибудь из ничего!’’
60-е гг. называют ‘‘великим десятилетием’’ утверждения
принципа психофизического монизма в психологии и физиологии, научного опровержения идеалистических теорий в
этих науках. Н.Г.Чернышевский издаёт сочинение ‘‘Антропологический принцип в философии’’ о природной принадлежности человека, возможности объяснения психических
его процессов физическими, химическими и медицинскими
принципами. В 1863 г. выходят в свет ‘‘Рефлексы головного
мозга’’ И.М.Сеченова. К.Д.Ушинский пишет труд ‘‘Человек,
как предмет воспитания’’. Основная идея работ: развитие
психических качеств человека совершается с развитием их
нейрофизиологической основы. Продолжателем психологического обоснования педагогики выступил П.Ф.Каптерев.
Приоритету русской психологии и психофизиологии в мировой науке посвящена работа М.М.Троицкого ‘‘Немецкая
психология в текущем столетии’’. Активную научную деятельность в Киевском и в Петербургском университетах
начинает И.А.Сикорский – профессор душевных и нервных
болезней. С 1896 г. он является редактором журнала ‘‘Вопросы нервнопсихической медицины’’. К его печатным трудам относятся: 1867г. - ‘‘О душевном состоянии при аффектах’’; 1879г. - ‘‘О явлениях утомления при умственной работе’’; 1889г. - ‘‘О заикании’’. Им также написаны труды по
детской психологии и психопатологии, а в 1905г. - ‘‘Всеобщая психология’’.
В 70-е гг. прошлого столетия происходит установление более тесной связи психологии и нервной физиологии, реализующей принцип психофизического монизма. Так,
15
И.Р.Тарханов (1846-1908) – соратник И.М.Сеченова (в течении двадцати лет - начальник кафедры физиологии Медикохирургической академии), в 1871г. пишет работу ‘‘О гальваническом явлении в коже человека при раздражении органов
чувств и различных формах психической деятельности’’, в
1879г. - ‘‘О психомоторных центрах и развитии их у животных’’.
В 1872г. К.К.Кавелин издаёт ‘‘Задачи психологии’’. В 1873г.
И.М.Сеченов печатает ‘‘Кому и как разрабатывать психологию’’; ‘‘Об элементах зрительного мышления’’ (1877);
‘‘Элементы мысли’’(1878). Следует также упомянуть работу
И.А.Сикорского ‘‘О явлениях утомляемости при умственной
работе’’.
80-е гг. XIX в. выделяются огромным количеством работ,
увеличением интереса к психологической проблематике.
Н.Я.Грот пишет ‘‘Психологию чувствования’’;
В.Х.Кандинский - русский психиатр, в своей работе даёт
классическое определение псевдогаллюцинации, а в 1881 г.
написал ‘‘Общепонятные психологические этюды’’.
М.И.Владиславлев – профессор и ректор Петербургского
университета, выступил против материалистического и гегелевского методов психологии. Он возглавил в Петербургском университете пореформенную психологическую и философскую науки.
Среди других трудов по психологии восьмидесятых следует
выделить работы М.М.Троицкого - ‘‘Наука о духе’’;
П.Ф.Лесгафта ‘‘Школьные типы’’. К этому же периоду следует отнести работу П.И.Ковалевского ‘‘Основы механизма
душевной деятельности’’. Профессор Харьковского университета Ковалевский основал первый русский психиатриче16
ский журнал ‘‘Архив психиатрии, нейрологии и судебной
психопатологии’’, в котором печатались результаты экспериментально - психологических исследований и обзоры западной психологической литературы. Проводилась мысль о
том, что научная психология может быть создана как экспериментальная наука лишь в системе естествознания. Интересен его взгляд, согласно которому психическая деятельность
развивается посредством противоречий между мышлением и
самочувствием, снимающихся воспитанием воли. Путь образования индивидуальности человека он показывает на психофизиологии ребёнка.
Русская психологическая мысль в предреволюционный
период.
В России на рубеже XIX и XX столетий общественно политическая ситуация была иной, чем на Западе. В стране,
жившей предчувствием великих перемен, обсуждение вопросов психологии сразу же включалось в контекст острых
споров на актуальные общественные темы: нравственные,
педагогические, религиозные, юридические. Психология тем
самым оказалась одной из горячих точек конфронтации
естественнонаучного и богословско-идеалистического воззрений.
Со времён полемики И.М.Сеченова с К.Д.Кавелиным, когда,
по признанию одного из главных противников материализма
в России – Г.И.Челпанова, общественное мнение стало на
сторону Сеченова, в сознании передовой части русского общества утвердилось убеждение, что решающее слово в психологии принадлежит естествоиспытателям. Русские же иде-
17
алисты настаивали на том, что в основе душевных явлений
лежит самостоятельное начало, неведомое наукам о природе.
Столкновение этих подходов пронизывает, как мы видели,
весь исторический путь психологии. В России в рассматриваемый период оно приобрело крайнюю остроту, обнажив
социальный смысл их противостояния. Приверженцы идеалистических воззрений утверждали, что внедрение в психологию приёмов и выводов естественных наук влечёт за собой социальные бедствия. ‘‘Если миру суждено быть обновлённым, то это может совершится изнутри нас’’. Только перестройка души, а не социальных условий может сделать
более совершенным и общество и человека.
Сторонники антропологического материализма не только не
устраняли из человеческой жизни нравственные ценности и
высшие стремления, но, напротив, руководствовались идеей,
что точный детерминистский анализ выявит условия, при
которых личность будет следовать этим ценностям с такой
же неотвратимостью, с какой действуют законы природы.
Такова была позиция И.М.Сеченова.
Успехи естествознания показали, что область психического
открыта для эмпирического изучения посредством методов,
родственных физиологическим. У естествознания, как мы
знаем, новая психология заимствовала и форму организации
исследовательского труда – лабораторию. Эксперимент
предполагал воздействие физическими средствами на человека и фиксацию с помощью этих же средств его ответных
реакций - двигательных и речевых. С возникновением лабораторий в академическую психологию ворвалась материалистическая струя.

Кавелин К. Задачи психологии. СПб., 1872, стр.237.
18
В России наиболее энергично стремился ‘‘избавить’’ экспериментальный метод от его естественнонаучной интерпретации Георгий Иванович Челпанов (1862-1936). Он ссылался
на те западноевропейские лаборатории, где этот метод применялся с целью реконструкции элементов ‘‘непосредственного опыта’’ субъекта.
Челпанов признавал, что в русском обществе представление
о физиологической, или опытной, психологии было неотделимо от её сеченовского истолкования. Он утверждал, что
истинным психологам такое понимание чуждо. Однако он не
правильно оценивал реальное положение дел. В 1912 г. он
создал в Москве на деньги известного мецената С.И.Щукина
Институт экспериментальной психологии. Открытие института произошло в 1914 г.
Ленинская оценка ситуации в психологии.
О сложившейся в ту пору обстановке можно судить, в частности, по нелегально отпечатанной в 1894 г. на гектографе
брошюре В.И.Ленина ‘‘Что такое ‘‘друзья народа’’ и как они
воюют против социал – демократов?’’. На её страницах запечатлены споры, захватившие тогда русскую интеллигенцию, в том числе и споры о душе, о новой психологии, о её
опытном, физиологическом методе.
В литературе шли споры о физиологической, экспериментальной психологии, возникавшей в те годы. В различных
странах, как отмечалось, создавались специальные лаборатории с целью исследования психических процессов. В России первая такая лаборатория была организована в 1885 г.
при Казанском университете молодым психиатром
В.М.Бехтеревым (1857-1927). В период, когда В.И.Ленин ра19
ботал над книгой ‘‘Что такое ‘‘друзья народа’’…’’, в России,
кроме Бехтерева, не было другого исследователя, который
бы столь определённо представлял описанный в ней тип
научного психолога. ‘‘Он, этот научный психолог, - писал
В.И.Ленин, - отбросил философские теории о душе и прямо
взялся за изучение материального субстрата психических
явлений – нервных процессов, и дал, скажем, анализ и объяснение такого-то или таких-то психических процессов’’.
В.М.Бехтерев, несомненно, находился под влиянием идей
И.М.Сеченова, его критики субъективного метода, которому
противопоставлялся метод изучения психики объективными
средствами, принятыми в нейрофизиологии. Поэтому безотносительно к достоверности нашего предположения о конкретных лицах, которых имел в виду В.И.Ленин, научный
психолог в России выступал как исследователь сеченовской
ориентации.
Согласно В.И.Ленину, этого психолога отличает не только
отказ от умозрения и апелляций к душе, но также объяснение психологических фактов на основе данных об их материальном субстрате, ведь этот психолог ‘‘прямо взялся за
изучение…нервных процессов’’, т.е. за дело, которое считалось компетенцией физиолога. Подобный подход утверждался в русской науке и был чужд методологии, принятой в
немецких лабораториях экспериментальной психологии, по
образцу которых создавались научные центры в других
странах.
Бехтерев, возвратившись после работы у Шарко, Флексига и
Вундта на родину, прямо взялся за исследование нервной
системы, сосредоточившись на органе психики – головном
мозге. Поэтому его анализ психологических фактов приоб20
ретал именно ту направленность, которая, согласно
В.И.Ленину, была присуща психологу нового типа.
В.И.Ленин отделял материалистический эмпиризм от идеалистического. Как следовало из его характеристики, научная
психология строилась на эмпирическом изучении не психических феноменов самих по себе, а целостных психонервных
актов.
В конце XIX в. нейрофизиология и экспериментальная психология развивались в атмосфере сгущавшейся философской
реакции. Неокантианство и необерклианство (махизм) становятся популярными не только на философских кафедрах,
но и среди части естествоиспытателей. Спиритуализм, агностицизм, интуитивизм пронизывали большинство публикаций начавшего выходить в 1885 г. журнала ‘‘Вопросы философии и психологии’’.
Проблемы теории и психологии познания в трудах
И.М.Сеченова.
За исходную точку Сеченов принимал жизненные встречи
организма со средой, а не феномены сознания. Эти встречи
не ограничиваются восприятием внешних раздражителей.
Они предполагают ответную деятельность мышечной системы, её реальную предметную активность, благодаря которой
строятся особые психические образы. Сеченов признал за
мышцей выдающуюся роль в познании внешнего мира. Различные органы чувств оповещают человека об отдельных
свойствах этого мира в виде зрительных, слуховых и других
ощущений.
И.М.Сеченов извлёк уроки из коллизий, обострённых дискуссиями 90-х годов, и приступил к переработке своего
21
главного философско-психологического труда ‘‘Элементы
мысли’’. Первое издание, вышедшее в 1878 г., содержало
ряд положений, сложившихся под влиянием позитивизма
Спенсера.
Сеченов впервые в 1903 г. предположил, что психическую
реальность ни в одном из её проявлений не следует отождествлять с рефлексией о ней субъекта. От простого переживания до представления о том, что акты сознания есть ‘‘явления, происходящие внутри нас’’, - огромная дистанция.
В работах Сеченова содержались идеи, являвшиеся в рассматриваемый период самым крупным теоретическим достижением русской психологии. Среди них – положение о
мышце как органе построения психического образа и наиболее достоверного познания действительности, новая трактовка внечувственного (абстрактного) мышления, идея о
том, что ни один акт сознания в качестве психической реальности не дан человеческому уму непосредственно.
Сеченовские традиции в лабораториях экспериментальной психологии.
Если сам Сеченов как экспериментатор занимался в тот период физиологией, то его психологические идеи оплодотворили работу первых русских лабораторий по экспериментальной психологии. Они создавались прежде всего при психиатрических клиниках и кафедрах в Казанском, Харьковском, Московском, Юрьевском университетах. В Новороссийском университете вёл экспериментальную работу
Н.Н.Ланге.
Наиболее близки были к теоретическому подходу исследования Н.Н.Ланге. Правда, он нигде не подчёркивал свою
22
приверженность рефлекторной концепции. Между тем
Н.Н.Ланге, несомненно, исходил из рефлекторного понимания психики, которое он мог почерпнуть только из сеченовских трудов.
Н.Н.Ланге доказывал, что ‘‘волевое внимание…всегда есть
процесс вторичного происхождения, обусловленный предварительным опытом’’. Он отстаивал положение, согласно
которому ‘‘все психические волевые акты суть идеальные (в
мыслях) повторения реальных действий…’’.Её важнейшим
положением являлась экспериментально реализованная Ланге идея Сеченова о реальном мышечном движении как
непременном компоненте психических процессов.
Если Ланге, изучая фактор двигательной активности, оставался в пределах экспериментальной психологии, то Бехтерев обратился к этому фактору, идя от неврологии, от изучения субстрата. ‘‘Подведение всех высших проявлений человеческой личности под понятие рефлексов головного мозга,
сводящихся к движению, - это такой гигантский полёт человеческой мысли по сравнению с пережёвыванием субъективных переживаний на все лады, что нельзя не отдать
должное этому русскому учёному, положившему первый
камень в научном изучении человеческой личности…’’ писал Бехтерев о И.М.Сеченове.
Будучи выдающимся неврологом, Бехтерев сделал ряд важных открытий в изучении корковой иннервации не только
внутренних органов, но и внешнемышечных реакций. Один

Ланге Н.Н. Психологические исследования. Одесса, 1893, стр.227.


Ланге Н.Н. Вопросы философии и психологии, 1894, кн.4, стр.610.
Выготский Л.С. Психология искусства. М., 1968, стр.328-329.
23
из его опытов показал, что, если вслед за обучением животного какому – либо движению разрушить соответствующую
область коры головного мозга, движение исчезает и не восстанавливается.
Зарождение категории поведения.
Изучение действий организма, ориентированных на адаптацию к внешним объектам, привело к зарождению новой категории – поведения. Стимулировали её разработку социальные обстоятельства.
Категория поведения зарождалась в ответ на потребность
объяснить не только адаптивную гибкость реакций организма на изменчивую среду, но и приобретение этим организмом в качестве устойчивых таких форм реакций, которых
нет в его генетическом фонде. Поэтому основным понятием
в исследованиях поведения и становиться особый тип рефлекса, названный Бехтеревым сочетательным, а Павловым
– условным.
Решающий шаг, сделанный Павловым и Бехтеревым, состоял в том, что они объясняли модификацию поведенческих
реакций организма, исходя из объективной системы отношений между этими реакциями и внешними раздражителями. В
отличие от бихевиаристов они не отрицали ни роли сознания, ни роли субстрата. Однако и сознание и нейросубстрат
выступали у них не только как детерминирующие (у психологов – сознание, у физиологов – субстрат), но и как детерминируемые величины.
24
Учение И.П.Павлова о высшей нервной деятельности.
И.П.Павлов и В.М.Бехтерев работали независимо друг от
друга и продвигались к учению о поведении с разных позиций. Бехтерев занимался преимущественно высшими нервными центрами и их связью с внутренними органами и скелетной мускулатурной, Павлов – деятельностью главных
пищеварительных желез.
Условный рефлекс стал великим открытием благодаря интеграции эмпирии и теории в работе исследовательского ума.
Опытный материал, на котором было построено первое сообщение о новом направлении, действительно огромен. В
нём излагалось 12 вариантов опытов по изучению условнорефлекторной регуляции поведения.
Во введении новой категории – категории поведения и заключается историческое значение дела Павлова, подобно
тому как вклад Бернала в преобразование общего строя биологического мышления определяется введением понятия о
саморегуляции внутренней среды, а Дарвина – учением об
эволюции видов.
Павлов, с одной стороны, оставался на почве физиологии с
её объективными методами и нейросубстратными представлениями, с другой – разрабатывал учение об особом способе
общения организма со средой, отличном от внутрителесных
регуляций. Особенность этой формы состоит в том, что её
образуют детерминанты, родственные психическим, но не
тождественные им. Понятия, вводимые Павловым, преодолевали традиционное членение психики и её субстрата на
два разряда, о каждом из которых следовало говорить на
своём языке. Ни одна предшествующая попытка прямого перевода с физиологического языка на психологический и
25
наоборот успехом не увенчалась. Павлов разработал язык,
который позволил изучить особый уровень организации
жизнедеятельности - поведенческий, реализуемый физиологическими нейромеханизмами и в тоже время имеющий особое ‘‘измерение’’, не идентичное ни интроцеребральным отношениям, ни связям в сфере психики.
Особенно значительными были успехи павловских лабораторий. Здесь проводились всё новые и новые варианты опытов, результаты которых существенно расширяли границы и
проблемные зоны учения об условных рефлексах. Эксперименты ставились только на собаках, но выявлялись механизмы, соотносимые с некоторыми особенностями человеческой психики. Так, опытами М.Н.Ефремовой было установлено , что электрический ток, прикладываемый к коже животного, можно сделать раздражителем, вызывающим пищевую реакцию. Эти опыты были продемонстрированы посетившему павловскую лабораторию в 1913 г. Шеррингтону,
который сказал, что ‘‘теперь для него сделалась понятной
стойкость христианских мучеников’’.
Другой опыт, ставший колыбелью целого направления, был
поставлен Н.Р.Шенгер-Крестовноковой. Перед животным
ставилась задача отдифференцировать круг от эллипса (так,
чтобы только первый вызывал условную реакцию). Приближая эллипсис к кругу, удавалось до определённой степени их
близости получить дифференцировку. Но при минимальном
различии раздражителей собака приходила в возбуждённое
состояние. Исчезли вообще все дифференцировки. Павлов
объяснял наблюдаемый эффект ‘‘сшибкой’’ раздражительного и тормозного процессов. Впоследствии этот опыт стал
моделью для изучения экспериментальных неврозов.
26
Фрейд предположил, что Павлов точными экспериментами
доказал правоту его концепции неврозов. Неизвестно, при
каких обстоятельствах Павлов обратил внимание на работы
Фрейда. В России в 1912-1913 гг. сразу же появилось большое количество переводов сочинений Фрейда и его последователей.
Тем временем учение И.П.Павлова оказывало всевозрастающее влияние на мировую психологию.
В докладе известного психоневролога М. Прайнса проводилась мысль о том, что опыты Павлова доказывают рефлекторный характер любого психического акта. Потребность в
объективных методах непрерывно нарастала, также как и
стремление к каузальному способу анализа. Работы Павлова
и Бехтерева были созвучны этим запросам и тем самым привлекали к себе внимание.
27
Заключение.
За период становления психологии в России до 1917г. произошло много изменений. Среди стран, в которых занимались развитием психологической мысли, Россия была далеко
не на последнем месте.
Отечественная психология осуществляла поиск методологической основы для развития науки, возникли различные
направления: рефлексология В.М.Бехтерева, реактология
К.Н.Корнилова, культурно – историческая теория
Л.С.Выготского, теория установки Д.Н.Узнадзе. Издавалось
множество книг и статей по психологии.
Состояние психологии, характеризующееся многообразием
взглядов на ключевые вопросы развития науки, сохраняется
и в настоящее время. Однако расхождения между отдельными научными школами перестали восприниматься как
непреодолимые и разрушающие целостность психологии,
наоборот, предмет психологии трактуется настолько широко, что конкурировавшие ранее направления выступают как
взаимодополняющие друг друга.
28
Список используемой литературы:
1.) Ярошевский М.Г. История психологии. – М.: Мысль,
1985.
2.) Фролова С.В., Карелин А.А. История психологии: конспект лекций. – М.: Высшее образование, 2007.
3.) Петровский А.В. История советской психологии. –
М.,1967.
4.) Ланге Н.Н. Психологические исследования. – Одесса,
1893.
5.) Выгодский Л.С. Психология искусства. – М., 1968.
29
Документ
Категория
Философия
Просмотров
28
Размер файла
130 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа